Краткая биография лажечников

Иван Иванович Лажечников : краткая биография

Ива́н Ива́нович Лаже́чников (25 сентября 1792 — 8 июля 1869) — русский писатель, один из зачинателей русского исторического романа.

Отец его, коммерции советник и один из богатейших коломенских купцов, вырастил сына в усадьбе Кривякино. Он отличался любовью к образованию и по рекомендации Н. И. Новикова, пригласил к сыну француза-эмигранта Болье, человека гуманного и просвещенного.

При императоре Павле I Лажечников-отец, вследствие доноса, был заключен в Петропавловскую крепость. Он был скоро освобожден, но материальное благосостояние семьи было подорвано.

Находясь на службе в московском архиве иностранной коллегии (с 12 лет), потом в канцелярии московского генерал-губернатора, Иван Лажечников брал уроки у профессора П. В. Победоносцева и слушал приватные лекции А. Ф. Мерзлякова.

Обратите внимание

В 1812 году Лажечников, против воли родителей, поступил в ополчение; участвовал в деле под Бриенном и взятии Парижа; позже был адъютантом при графе А. И. Остермане-Толстом. В 1814 году получил орден Св. Анны 4-й степени.

В 1819 году Лажечников оставил военную службу и получил место директора училищ Пензенской губернии; в течение трёх лет возглавлял Пензенскую мужскую гимназию.

Его усилиями в Чембаре было открыто училище, откуда в 1823 году в Пензу приехал продолжать образование В. Г. Белинский. Затем, с 1823 года, И. И.

Лажечников был директором Казанской гимназии и директором казанских училищ, инспектором студентов Казанского университета.

Выйдя в отставку в 1826 году, Лажечников поселился в Москве и стал собирать материалы для своего первого исторического романа, для чего ездил в Лифляндию.

Некоторое время, в конце 1820-х годов, И. И. Лажечников был управляющим имением А. И. Остермана-Толстого Ильинское.

В 1831 году Лажечников вновь поступил на службу и был назначен директором училищ Тверской губернии; 7 марта 1833 года произведён в надворные советники. С 1837 по 1843 год жил в имении под Старицей, в собственной усадьбе Коноплино (ныне резиденция губернатора Тверской области).

В 1842 году он был утверждён почётным попечителем Тверской гимназии, затем переведён в министерство внутренних дел. В 1843—1854 годах был 10 лет вице-губернатором в Твери, затем в Витебске. 31 июля 1844 года И. И.

Важно

Лажечников был внесён в родословную книгу Тверской губернии. 8 апреля 1851 года получил чин статского советника. 31 октября 1846 года Лажечников получил орден Св.

Анны 2-й степени, в 1851 году — знак отличия беспорочной службы.

В 1856 году из-за материальных трудностей поступил на службу цензором в Санкт-Петербургский цензурный комитет.

Могила в Новодевичьем монастыре

Конец жизни провёл в Москве — жил в Троекурово, на Плющихе и на Поварской.

3 мая 1869 года в зале Московской думы стараниями Артистического кружка был торжественно отпразднован пятидесятилетний юбилей литературной деятельности Лажечникова (в чествовании сам писатель не участвовал), а 26 июня (8 июля) того же года он умер, написав в завещании: «состояния жене и детям моим не оставляю никакого, кроме честного имени, каковое завещаю и им самим блюсти и сохранять в своей чистоте».

Похоронен на территории Новодевичьего монастыря в Москве (слева за Смоленским собором).

Литературное творчество

Уже 15-ти лет Лажечников поместил в «Вестнике Европы» (ч. 36) «Мои мысли» (подражание Лабрюйеру). В 18-летнем возрасте он написал «Военную песнь» («Русский Вестник», 1808, № 3), ряд стихотворений в «Аглае» 1808 года и рассуждение «О беспечности» («Вестник Европы», 1808, ч. 60).

В 1817 году он издал «Первые опыты в прозе и стихах», которые впоследствии скупал и уничтожал.

В следующем труде Лажечникова — «Походные записки русского офицера» (СПб., 1820) — много интересных подробностей, свидетельствующих о наблюдательности автора. Он восхваляет заботливость прусского правительства о народном образовании и благосостоянии; местами есть прямые вылазки против крепостничества.

«Последний Новик» (Санкт-Петербург, 1831—1833) — апофеоз любви к родине.

Не только главные лица — Паткуль и Новик — отдали всю жизнь благу отчизны, но и второстепенные — капитан Вульф, взрывающий себя на воздух, чтобы не посрамить честь шведского знамени, князь Вадбольский, Карла Шереметева, Голиаф Самсоныч, изнывающий от тоски по родине швейцарец, отец Розы, галерея солдат-патриотов, наконец Пётр, Меньшиков — все постоянно думают об отечестве, отодвигая на задний план другие интересы. Новик служит родине даже шпионством, Роза, чтоб проникнуть к заключенному Паткулю, принимает ласки тюремщика.

Мемориальная доска в честь И. И. Лажечникова в Пензе. Скульптор А. С. Хачатурян.

«Последний Новик» имел крупный успех. Недостатки его, как и всех вообще романов Лажечникова, вполне объясняются вкусами эпохи. Теперь «Последний Новик» кажется произведением в значительной степени ходульным и мало реальным, но в те времена он поражал своим реализмом и стремлением к исторической достоверности. «Последний Новик» дает Лажечникову право на имя пионера русского исторического романа. Если М. Н. Загоскин и Н. А. Полевой выступили с историческими романами немного раньше, то не нужно забывать, что подготовительная работа Лажечникова началась в 1826 году. Так на него смотрел и В. Г. Белинский («Литературные мечтания»).

Свой самый знаменитый роман — «Ледяной дом» (Москва, 1835) — Лажечников написал в Твери, куда был назначен в 1831 году. Впоследствии историческая критика развенчала Волынского и его мнимый патриотизм; и тогда уже Пушкин находил, что Лажечников идеализирует своего героя.

Но характер Анны Иоанновны, шуты, ледяной дом — все это типично не только с художественной, но и со строго-исторической точки зрения. Отношения Волынского и Мариорицы — глубоко-правдивая и трогательная повесть о любви двух сердец, счастью которых мешают условия жизни.

В 1837 году Лажечников поселился в своём старицком имении Коноплино и написал там «Басурмана» (Москва, 1838). Главный герой — лекарь Антон — не имеет типичных для XV века черт, но Иоанн III обрисован с замечательной для тридцатых годов художественной смелостью.

Совет

Лажечников не скрыл его эгоизма, жестокости в обращении с пленниками и мстительности; Марфе-посаднице он сумел придать жизненные черты. В 1842—1854 годах Лажечников служил вице-губернатором в Твери и Витебске (1853—1854), в 1856—1858 годах цензором в Санкт-Петербургском цензурном комитете.

Последней деятельностью он очень тяготился, хотя она совпадала со временем смягчения цензуры.

Написанная им в 1842 году белыми стихами драма «Опричник» была запрещена (вероятно, за попытку вывести Ивана Грозного на сцену) и появилась только в 1859 году («Русское Слово», № 11; отд. М., 1867). По ней создана одноименная опера П. И. Чайковского.

Кроме драм: «Христиан II и Густав Ваза» («Отечественные Записки», 1841, № 3), «Горбун» (Санкт-Петербург, 1858), водевиля «Окопировался» (представлен в 1854 году) и мелких рассказов и отрывков, Лажечникову принадлежат ещё интересные в автобиографическом отношении «Черненькие, Беленькие и Серенькие» («Русский Вестник», 1856, № 4).

Ценили его произведения мемуарного характера: «Заметки для биографии В. Г. Белинского» («Московский Вестник», 1859, № 17; сердечная апология знаменитого критика); «Ответ графу Надеждину по поводу его набега на мою статью о Белинском» (там же, № 82); «Материалы для биографии А. П. Ермолова» («Русский Вестник», 1864, № 6); «Как я знал Магницкого» (там же, 1866, № 1).

Тихо доживал Лажечников свой век в Москве с 1858 года. Он до самой смерти интересовался новыми течениями в литературе и с восторгом, доходящим до наивности, отнесся к новой эре в романе: «Немного лет назад» (Санкт-Петербург, 1862).

В другом романе «Внучка панцырного боярина» («Всемирный Труд», 1868, № 1—4 и отд. — СПб., 1868) он не свободен от узкой ненависти к полякам. Последним его произведением была драма «Матери-соперницы» («Всемирный Труд», 1868, № 10).

Романы Лажечникова выдержали много изданий. Сочинения изданы в 1858 и 1884 годах (последнее издание с монографией С. А. Венгерова о Лажечникове).

Семья

И. Лажечников, 1869 год.

И. И. Лажечников был женат дважды.

Первая жена — Авдотья (Евдокия) Алексеевна, урождённая Шурунова (1803—1852), воспитанница графа А. И. Остермана-Толстого. В этом браке детей не было.

Вторая жена — Мария Ивановна, урождённая Озерова (1830?—1906). О второй своей жене И. И. Лажечников писал Ф. А. Кони:

Вы удивитесь, если я Вам скажу, что я, 60-летний старик, женился на 22-летней девушке. Кажется, это последний мой роман. Каков будет его конец — Богу известно!

Во втором браке родились трое детей:

  • Иван (1860—1895), журналист, поэт.
  • Зинаида (род. 28 июля 1859).
  • Евдокия (род. 8 марта 1862).

Адреса в Санкт-Петербурге

1819 год — дом А. И. Остермана-Толстого — Галерная улица, 9.

Источник: https://worldofaphorism.ru/kratkie-biografii/ivan-ivanovich-lazhechnikov

Библиотека Поэта

Ива́н Ива́нович Лаже́чников (14 (25) сентября 1792 — 26 июня (7 июля) 1869) — русский писатель, один из зачинателей русского исторического романа.

Биография

Отец его, коммерции советник и один из богатейших коломенских купцов, отличался любовью к образованию. По рекомендации Н. И. Новикова, он пригласил к сыну француза-эмигранта Болье, человека гуманного и просвещенного. При императоре Павле I Лажечников-отец, вследствие доноса, был заключен в Петропавловскую крепость. Он был скоро освобожден, но материальное благосостояние семьи рушилось. Находясь на службе в московском архиве иностранной коллегии (с 12 лет), потом в канцелярии московского генерал-губернатора, он брал уроки у профессора П. В. Победоносцева и слушал приватные лекции А. Ф. Мерзлякова. В 1812 году Лажечников, против воли родителей, поступил в ополчение; участвовал в деле под Бриенном и взятии Парижа; позже был адъютантом при графе А. И. Остермане-Толстом. В 1814 году получил орден Св. Анны 4-й степени.
В 1819 году Лажечников оставил военную службу и получил место директора училищ Пензенской губернии; в течение трёх лет возглавлял Пензенскую мужскую гимназию. Его усилиями в Чембаре было открыто училище, откуда в 1823 году в Пензу приехал продолжать образование В. Г. Белинским. Затем, с 1823 года, И. И. Лажечников был директором Казанской гимназии и директором казанских училищ, инспектором студентов Казанского университета.Выйдя в отставку в 1826 году, Лажечников поселился в Москве и стал собирать материалы для своего первого исторического романа, для чего ездил в Лифляндию.Некоторое время, в конце 1820-х годов И. И. Лажечников был управляющим имением А. И. Остермана-Толстого ИльинскоеВ 1831 году Лажечников вновь поступил на службу и был назначен директором училищ Тверской губернии; 7 марта 1833 года произведён в надворные советники.С 1837 по 1843 год жил в имении под Старицей (усадьба Коноплино).

В 1842 году он был утверждён почётным попечителем Тверской гимназии, затем переведён в министерство внутренних дел. В 1843—1854 годах был 10 лет вице-губернатором в Твери, затем в Витебске. 31 июля 1844 года И. И.

Лажечников был внесён в родословную книгу Тверской губернии. 8 апреля 1851 года полчил чин статского советника. 31 октября 1846 года Лажечников получил орден Св.

Анны 2-й степени, в 1851 году — знак отличия беспорочной службы.

В 1856 году из-за материальных трудностей поступил на службу цензором в Санкт-Петербургский цензурный комитет.Конец жизни провёл в Москве — жил в Троекурово, на Плющихе и на Поварской.

3 мая 1869 года в зале Московской думы стараниями Артистического кружка был торжественно отпразднован пятидесятилетний юбилей литературной деятельности Лажечникова (в чествовании сам писатель не участвовал), а 26 июня (8 июля) того же года он умер, написав в завещании: «состояния жене и детям моим не оставляю никакого, кроме честного имени, каковое завещаю и им самим блюсти и сохранять в своей чистоте».

Обратите внимание

Похоронен на территории Новодевичьего монастыря в Москве (слева за Смоленским собором).

Литературное творчество

Уже 15-ти лет Лажечников поместил в «Вестнике Европы» (ч. 36) «Мои мысли» (подражание Лабрюйеру). В 18-летнем возрасте он написал «Военную песнь» («Русский Вестник», 1808, № 3), ряд стихотворений в «Аглае» 1808 года и рассуждение «О беспечности» («Вестник Европы», 1808, ч. 60).В 1817 году он издал «Первые опыты в прозе и стихах», которые впоследствии скупал и уничтожал.В следующем труде Лажечникова: «Походные записки русского офицера» (СПб., 1820) много интересных подробностей, свидетельствующих о наблюдательности автора. Он восхваляет заботливость прусского правительства о народном образовании и благосостоянии; местами есть прямые вылазки против крепостничества. и стал собирать материалы для своего «Последнего Новика».«Последний Новик» (Санкт-Петербург, 1831—1833) — апофеоз любви к родине. Не только главные лица — Паткуль и Новик — отдали всю жизнь благу отчизны, но и второстепенные — капитан Вульф, взрывающий себя на воздух, чтобы не посрамить честь шведского знамени, князь Вадбольский, Карла Шереметева, Голиаф Самсоныч, изнывающий от тоски по родине швейцарец, отец Розы, галерея солдат-патриотов, наконец Пётр, Меньшиков — все постоянно думают об отечестве, отодвигая на задний план другие интересы. Новик служит родине даже шпионством, Роза, чтоб проникнуть к заключенному Паткулю, принимает ласки тюремщика.«Последний Новик» имел крупный успех. Недостатки его, как и всех вообще романов Лажечникова, вполне объясняются вкусами эпохи. Теперь «Последний Новик» кажется произведением в значительной степени ходульным и мало реальным, но в те времена он поражал своим реализмом и стремлением к исторической достоверности. «Последний Новик» дает Лажечникову право на имя пионера русского исторического романа. Если М. Н. Загоскин и Н. А. Полевой выступили с историческими романами немного раньше, то не нужно забывать, что подготовительная работа Лажечникова началась с 1826 году. Так на него смотрел и В. Г. Белинский («Литературные мечтания»).

Читайте также:  Краткая биография островский а. н.

Свой самый знаменитый роман — «Ледяной дом» (Москва, 1835) — Лажечников написал в Твери, куда был назначен в 1831 году. Теперь историческая критика развенчала Волынского и его мнимый патриотизм; и тогда уже Пушкин находил, что Лажечников идеализирует своего героя.

Но характер Анны Иоанновны, шуты, ледяной дом — все это типично не только с художественной, но и со строго-исторической точки зрения. Отношения Волынского и Мариорицы — глубоко-правдивая и трогательная повесть о любви двух сердец, счастью которых мешают условия жизни.

В 1837 году Лажечников поселился в своём старицком (имении Коноплино) и написал там «Басурмана» (Москва, 1838). Главный герой — лекарь Антон — не имеет типичных для XV века черт, но Иоанн III обрисован с замечательной для тридцатых годов художественной смелостью. Лажечников не скрыл его эгоизма, жестокости в обращении с пленниками и мстительности; Марфе-посаднице он сумел придать жизненные черты. В 1842—1854 гг. Лажечников служил вице-губернатором в Твери и Витебске (1853—1854), в 1856—1858 годах цензором в Санкт-Петербургском цензурном комитете. Последней деятельностью он очень тяготился, хотя она совпадала со временем смягчения цензуры.Написанная им в 1842 году белыми стихами драма «Опричник» была запрещена (вероятно, за попытку вывести Ивана Грозного на сцену) и появилась только в 1859 году («Русское Слово», № 11; отд. М., 1867). По ней создана одноименная опера П. И. Чайковского. Кроме драм: «Христиан II и Густав Ваза» («Отечественные Записки», 1841, № 3), «Горбун» (Санкт-Петербург, 1858), водевиля «Окопировался» (представлен в 1854 году) и мелких рассказов и отрывков, Лажечникову принадлежат ещё интересные в автобиографическом отношении «Черненькие, Беленькие и Серенькие» («Русский Вестник», 1856, № 4).Ценили его произведения мемуарного характера: «Заметки для биографии В. Г. Белинского» («Московский Вестник», 1859, № 17; сердечная апология знаменитого критика); «Ответ графу Надеждину по поводу его набега на мою статью о Белинском» (там же, № 82); «Материалы для биографии А. П. Ермолова» («Русский Вестник», 1864, № 6); «Как я знал Магницкого» (там же, 1866, № 1).

Тихо доживал Лажечников свой век в Москве с 1858 года.

Он до самой смерти интересовался новыми течениями в литературе и с восторгом, доходящим до наивности, отнесся к новой эре в романе: «Немного лет назад» (Санкт-Петербург, 1862).

В другом романе «Внучка панцырного боярина» («Всемирный Труд», 1868, № 1-4 и отд. СПб., 1868) он не свободен от узкой ненависти к полякам. Последним его произведением была драма «Матери-соперницы» («Всемирный Труд», 1868, № 10).

Романы Лажечникова выдержали много изданий. Сочинения изданы в 1858 и 1884 годах (последнее издание с монографией С. А. Венгерова о Лажечникове).

Семья

И. И. Лажечников был женат дважды.Первая жена — Авдотья Алексеевна, урождённая Шурупова, умерла в 1852 году. В этом браке детей не было.Вторая жена — Мария Ивановна, урождённая Озерова.

О второй своей жене И. И. Лажечников писал Ф. А. Кони:

Вы удивитесь, если я Вам скажу, что я, 60-летний старик, женился на 22-летней девушке. Кажется, это последний мой роман.

Каков будет его конец — Богу известно!

Во втором браке родились трое детей:ИванЗинаида (род. 28 июля 1859)Евдокия (род. 8 марта 1862)

Адреса в Санкт-Петербурге

1819 год — дом А. И. Остермана-Толстого — Галерная улица, 9.

Источник: http://biblioteka-poeta.ru/biografiya/lazhechnikov-i-i

Лажечников иван иванович

Лажечников иван иванович – русский пи­са­тель.

Из бо­га­той ку­пе­че­ской се­мьи. По­лу­чил до­маш­нее об­ра­зо­ва­ние. В сентябре1812 года, сбе­жав из до­ма, всту­пил в Московское опол­че­ние, уча­ст­во­вал в сра­же­ни­ях под селом Та­ру­ти­но, Ма­ло­яро­слав­цем и др., в за­гра­нич­ных по­хо­дах российской ар­мии 1813-1814 годов.

Уво­лив­шись с во­енной служ­бы (декабрь 1819 года), слу­жил в Министерстве про­све­ще­ния (1820-1837 годы, с пе­ре­ры­ва­ми). За­ни­мал долж­но­сти ди­рек­то­ра учи­лищ в Пен­зен­ской (1820-1823 годы), Ка­зан­ской (1823/1824-1825 годы) и Твер­ской (1831-1837 годы) гу­бер­ни­ях. В 1843-1852 годах ви­це-гу­бер­на­тор в Тве­ри, в 1853-1854 годах – в Ви­теб­ске.

С 1856 года слу­жил в Цен­зур­ном коми­те­те в Санкт-Пе­тер­бур­ге. С 1858 года в от­став­ке (стат­ский со­вет­ник).

Важно

Пуб­ли­ко­вал­ся с 1807 года; ран­ние со­чи­не­ния (сти­хи и по­вес­ти в ду­хе сен­ти­мен­та­лиз­ма) со­б­ра­ны в книге «Пер­вые опы­ты в про­зе и сти­хах» (1817 год). Во­енные впе­чат­ле­ния Лажечникова от­ра­зи­лись в «По­ход­ных за­пис­ках рус­ско­го офи­це­ра 1812, 1813, 1814 и 1815 го­дов» (1817-1818 годы; отдельное издание – 1820 год).

Литературную сла­ву Лажечникову при­нес­ли 3 ис­то­рических ро­ма­на, в ко­то­рых ор­га­нич­но со­че­та­лись тра­ди­ции «объ­ек­тив­но­го» по­ве­ст­во­ва­ния В. Скот­та и чер­ты «не­ис­то­во­го» французского ро­ман­тиз­ма (В. Гю­го и др.

): «По­след­ний Но­вик, или За­вое­ва­ние Лиф­лян­дии в цар­ст­во­ва­ние Пет­ра Ве­ли­ко­го» (1831-1833 годы) – один из пер­вых, на­ря­ду с ро­ма­на­ми М. Н. За­гос­ки­на и Ф.В.

 Бул­га­ри­на, русских опы­тов в этом жан­ре; «Ле­дя­ной дом» (1835 год) – из эпо­хи «би­ро­нов­щи­ны»; «Ба­сур­ман» (1838 год) – из вре­ме­ни кня­же­ния Ива­на III Ва­силь­е­ви­ча. Ис­то­рический ро­ман «Кол­дун на Су­ха­ре­вой баш­не» (1840 год) ос­тал­ся не­за­вер­шён­ным.

Стре­мясь к бы­то­вой и фак­тической до­сто­вер­но­сти, Лажечников ос­но­вы­вал­ся на изу­че­нии до­ступ­ных ис­точ­ни­ков и до­ку­мен­тов, что не ме­ша­ло ему из ху­дожественных со­об­ра­же­ний до­пус­кать яв­ные ана­хро­низ­мы (осо­бен­но ими изо­би­лу­ет «По­след­ний Но­вик»), воль­но трак­то­вать ха­рак­те­ры ис­то­рических лиц и т. п. (ро­ма­нист, по Лажечникову «дол­жен сле­до­вать бо­лее по­эзии ис­то­рии, не­же­ли хро­но­ло­гии её»). Нрав­ст­вен­ный па­фос про­из­ве­де­ний Лажечникова – в осу­ж­де­нии ти­ра­нического про­из­во­ла, на­си­лия и со­ци­аль­ной не­спра­вед­ли­во­сти, в про­по­ве­ди русского пат­рио­тиз­ма (кон­флик­ты в его ро­ма­нах час­то име­ют национальную по­до­п­лё­ку, как, например, борь­ба «рус­ской» и «не­мец­кой» пар­тий в «Ле­дя­ном до­ме»), са­мо­от­вер­жен­но­го слу­же­ния оте­че­ст­ву.

В позд­ние го­ды Лажечников со­чи­нил несколько пьес, в т. ч. сти­хотворную дра­му «Оп­рич­ник» (1842 год, опубликована в 1859 году; по её мо­ти­вам на­пи­са­на од­но­именная опе­ра П. И.

 Чай­ков­ско­го); ро­ма­ны из современной жиз­ни («Не­мно­го лет на­зад», 1862 год; «Внуч­ка пан­цир­но­го боя­ри­на», 1868 год), не вы­звав­шие ин­те­ре­са пуб­ли­ки; ме­му­ар­ные очер­ки («За­мет­ки для био­гра­фии Бе­лин­ско­го», 1859 год; «Как я знал М. Л. Маг­ниц­ко­го», 1866 год, и др.).

Сочинения:

Собр. соч.: В 6 т. М., 1994.

Литература

  • Альт­шул­лер М.Г. Эпо­ха В. Скот­та в Рос­сии. Ис­то­ри­че­ский ро­ман 1830-х гг. СПб., 1996
  • Опуль­ский А.И. И жизнь и пе­ро на бла­го оте­че­ст­ва. М., 1968
  • Не­чае­ва В.С. И. И. Ла­жеч­ни­ков. Пен­за, 1945

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/lazhiechnikov_ivan_ivanovich

Автор: Лажечников Иван Иванович

Отец его, коммерции советник и один из богатейших коломенских купцов, вырастил сына в усадьбе Кривякино. Он отличался любовью к образованию и по рекомендации Н. И. Новикова, пригласил к сыну француза-эмигранта Болье, человека гуманного и просвещенного.

При императоре Павле I Лажечников-отец, вследствие доноса, был заключен вПетропавловскую крепость. Он был скоро освобожден, но материальное благосостояние семьи было подорвано.

Находясь на службе в московском архиве иностранной коллегии (с 12 лет), потом в канцелярии московского генерал-губернатора, Иван Лажечников брал уроки у профессора П. В. Победоносцева и слушал приватные лекции А. Ф. Мерзлякова.

В 1812 году Лажечников, против воли родителей, поступил в ополчение; участвовал в деле под Бриенном ивзятии Парижа; позже был адъютантом при графе А. И. Остермане-Толстом. В 1814 году получил орден Св. Анны 4-й степени.

В 1819 году Лажечников оставил военную службу и получил место директора училищ Пензенской губернии; в течение трёх лет возглавлял Пензенскую мужскую гимназию.

Совет

Его усилиями в Чембаре было открыто училище, откуда в 1823 году в Пензу приехал продолжать образование В. Г. Белинский. Затем, с 1823 года, И. И.

Лажечников был директором Казанской гимназии и директором казанских училищ, инспектором студентов Казанского университета.

Выйдя в отставку в 1826 году, Лажечников поселился в Москве и стал собирать материалы для своего первого исторического романа, для чего ездил в Лифляндию.

Некоторое время, в конце 1820-х годов, И. И. Лажечников был управляющим имением А. И. Остермана-Толстого Ильинское. В 1831 году Лажечников вновь поступил на службу и был назначен директором училищ Тверской губернии; 7 марта 1833 года произведён в надворные советники. С 1837 по 1843 год жил в имении под Старицей, в собственной усадьбе Коноплино(ныне резиденция губернатора Тверской области).

В 1842 году он был утверждён почётным попечителем Тверской гимназии, затем переведён в министерство внутренних дел. В 1843—1854 годах был 10 лет вице-губернатором в Твери, затем в Витебске. 31 июля 1844 года И. И.

Лажечников был внесён в родословную книгу Тверской губернии. 8 апреля 1851 года получил чин статского советника. 31 октября 1846 года Лажечников получил орден Св.

Анны 2-й степени, в 1851 году — знак отличия беспорочной службы.

В 1856 году из-за материальных трудностей поступил на службу цензором в Санкт-Петербургский цензурный комитет.

3 мая 1869 года в зале Московской думы стараниями Артистического кружка был торжественно отпразднован пятидесятилетний юбилей литературной деятельности Лажечникова (в чествовании сам писатель не участвовал), а 26 июня (8 июля) того же года он умер, написав в завещании: «состояния жене и детям моим не оставляю никакого, кроме честного имени, каковое завещаю и им самим блюсти и сохранять в своей чистоте».Конец жизни провёл в Москве — жил в Троекурово, на Плющихе и на Поварской.

Похоронен на территории Новодевичьего монастыря в Москве (слева за Смоленским собором).

Источник: https://www.litmir.me/a/?id=7782

Иван Иванович Лажечников

Отец его, коммерции советник и один из богатейших коломенских купцов, отличался любовью к образованию. По рекомендации Н. И. Новикова, он пригласил к сыну француза-эмигранта Болье, человека гуманного и просвещенного. При императоре Павле I-ом Лажечников-отец, вследствие доноса, был заключен в Петропавловскую крепость.

Он был скоро освобожден, но материальное благосостояние семьи рушилось. Находясь на службе в московском архиве иностранной коллегии, потом в канцелярии московского генерал-губернатора, он брал уроки риторики у профессора П. В. Победоносцева и слушал приватные лекции А. Ф. Мерзлякова.

Обратите внимание

В 1812 году Лажечников, против воли родителей, поступил в ополчение; участвовал в деле под Бриенном и взятии Парижа; позже был адъютантом при графе А. И. Остермане-Толстом.

В 1819 году Лажечников оставил военную службу и стал директором училищ Пензенской губернии, затем визитатором саратовских училищ, директором казанской гимназии. К этому времени относится знакомство его с В. Г. Белинским, позже перешедшее в дружбу. Выйдя в отставку в 1826 году, Лажечников поселился в Москве.

Литературное творчество

Уже 15-ти лет Лажечников поместил в «Вестнике Европы» (ч. 36) «Мои мысли» (подражание Лабрюйеру). В 18-летнем возрасте он написал «Военную песнь» («Русский Вестник», 1808, № 3), ряд стихотворений в «Аглае» 1808 года и рассуждение «О беспечности» («Вестник Европы», 1808, ч. 60).

В 1817 году он издал «Первые опыты в прозе и стихах», которые впоследствии скупал и уничтожал.

В следующем труде Лажечникова: «Походные записки русского офицера» (СПб., 1820) много интересных подробностей, свидетельствующих о наблюдательности автора.

Он восхваляет заботливость прусского правительства о народном образовании и благосостоянии; местами есть прямые вылазки против крепостничества.

и стал собирать материалы для своего «Последнего Новика»; с этой же целью он ездил в Лифляндию.

«Последний Новик» (Санкт-Петербург, 1831—1833) — апофеоз любви к родине.

Не только главные лица — Паткуль и Новик — отдали всю жизнь благу отчизны, но и второстепенные — капитан Вульф, взрывающий себя на воздух, чтобы не посрамить честь шведского знамени, князь Вадбольский, Карла Шереметева, Голиаф Самсоныч, изнывающий от тоски по родине швейцарец, отец Розы, галерея солдат-патриотов, наконец Пётр, Меньшиков — все постоянно думают об отечестве, отодвигая на задний план другие интересы. Новик служит родине даже шпионством, Роза, чтоб проникнуть к заключенному Паткулю, принимает ласки тюремщика.

«Последний Новик» имел крупный успех. Недостатки его, как и всех вообще романов Лажечникова, вполне объясняются вкусами эпохи. Теперь «Последний Новик» кажется произведением в значительной степени ходульным и мало реальным, но в те времена он поражал своим реализмом и стремлением к исторической достоверности.

«Последний Новик» дает Лажечникову право на имя пионера русского исторического романа. Если М. Н. Загоскин и Н. А. Полевой выступили с историческими романами немного раньше, то не нужно забывать, что подготовительная работа Лажечникова началась с 1826 году. Так на него смотрел и В. Г.

Читайте также:  Краткая биография эмин

 Белинский («Литературные мечтания»).

В 1831 году Лажечников вновь поступил на службу и был назначен директором училищ Тверской губернии. В Твери он написал свой самый знаменитый роман  — «Ледяной дом» (Москва, 1835).

Важно

Теперь историческая критика развенчала Волынского и его мнимый патриотизм; и тогда уже Пушкин находил, что Лажечников идеализирует своего героя. Но характер Анны Иоанновны, шуты, ледяной дом — все это типично не только с художественной, но и со строго-исторической точки зрения.

Отношения Волынского и Мариорицы — глубоко-правдивая и трогательная повесть о любви двух сердец, счастью которых мешают условия жизни.

Выйдя в отставку в 1837 году, Лажечников поселился в деревне под Старицей (усадьба Коноплино) и написал там «Басурмана» (Москва, 1838). Главный герой — лекарь Антон — не имеет типичных для XV века черт, но Иоанн III обрисован с замечательной для тридцатых годов художественной смелостью.

Лажечников не скрыл его эгоизма, жестокости в обращении с пленниками и мстительности; Марфе-посаднице он сумел придать жизненные черты. В 1842—1854 гг. Лажечников служил вице-губернатором в Твери и Витебске (1853—1854), в 1856—1858 годах цензором в Санкт-Петербургском цензурном комитете.

Последней деятельностью он очень тяготился, хотя она совпадала со временем смягчения цензуры.

Написанная им в 1842 году белыми стихами драма «Опричник» была запрещена (вероятно, за попытку вывести Ивана Грозного на сцену) и появилась только в 1859 году («Русское Слово», № 11; отд. М., 1867). По ней создана одноименная опера П. И. Чайковского.

Кроме драм: «Христиан II и Густав Ваза» («Отечественные Записки», 1841, № 3), «Горбун» (Санкт-Петербург, 1858), водевиля «Окопировался» (представлен в 1854 году) и мелких рассказов и отрывков, Лажечникову принадлежат ещё интересные в автобиографическом отношении «Черненькие, Беленькие и Серенькие» («Русский Вестник», 1856, № 4).

Ценили его произведения мемуарного характера: «Заметки для биографии В. Г. Белинского» («Московский Вестник», 1859, № 17; сердечная апология знаменитого критика); «Ответ графу Надеждину по поводу его набега на мою статью о Белинском» (там же, № 82); «Материалы для биографии А. П. Ермолова» («Русский Вестник», 1864, № 6); «Как я знал Магницкого» (там же, 1866, № 1).

Совет

Тихо доживал Лажечников свой век в Москве, на Плющихе. Он до самой смерти интересовался новыми течениями в литературе и с восторгом, доходящим до наивности, отнесся к новой эре в романе: «Немного лет назад» (Санкт-Петербург, 1862).

В другом романе «Внучка панцырного боярина» («Всемирный Труд», 1868, № 1-4 и отд. СПб., 1868) он не свободен от узкой ненависти к полякам. Последним его произведением была драма «Матери-соперницы» («Всемирный Труд», 1868, № 10).

3 мая 1869 года в зале Московской думе стараниями Артистического кружка был торжественно отпразднован пятидесятилетний юбилей литературной деятельности Лажечникова (в чествовании сам писатель не участвовал), а 26 июня (8 июля) того же года он умер, написав в завещании: «состояния жене и детям моим не оставляю никакого, кроме честного имени, каковое завещаю и им самим блюсти и сохранять в своей чистоте».

Похоронен на территории Новодевичьего монастыря в Москве (слева за Смоленским собором).

Романы Лажечникова выдержали много изданий. Сочинения изданы в 1858 и 1884 годах (последнее издание с монографией С. А. Венгерова о Лажечникове).

Адреса в Санкт-Петербурге

1819 год — дом А. И. Остермана-Толстого — Галерная улица, 9.

Источник: http://people-archive.ru/character/ivan-ivanovich-lazhechnikov

Иван Лажечников – Заметки для биографии Белинского

Иван Иванович Лажечников

Заметки для биографии Белинского

Там одной незаметной могилы,[1] Где уснули великие силы,
Мне хотелось давно поискать.

Посвящая несколько страниц памяти одного из самых замечательных деятелей в нашей литературе, я должен оговориться, почему в длинном вступлении к моей статье я говорю о многом, что попадалось мне в цепи моих воспоминаний, и почти ничего о Белинском.

Причина этому следующая: статья эта извлечена из моих памятных записок и в каком виде в них находилась, в таком ее представляю, исключая дополнения, необходимо требовавшие себе места в ней, когда я ее переписывал, и неминуемые обрезки, которые по многим причинам не могут еще увидеть свет (например, описание состояния Казанского университета в 1820-25 годах[2]). Я пожалел исключить длинное вступление, потому что оно обрисовывает время, когда ум и сердце Белинского начало тревожить все, что он видел, слышал и читал. Это время было оселком для врожденного критического такта его, развившегося впоследствии так художественно.

В конце 1820 года был я определен директором училищ Пензенской губернии.

Обратите внимание

Я приехал в Пензу поздно вечером и остановился на постоялом дворе. Желая застать училище без приготовления, я никому не дал знать о своем приезде. Хозяин двора не понимал даже, что такое за лицо директор училищ.

Обыкновенно, как въезжает в заставу вновь определенная власть, управляющая или ревизующая, например, председатель какой-нибудь палаты, обер-форштмейстер (я разумею тогдашних, которые в два, три года наживали себе большие состояния, находя готовые клады, не охраняемые никакими духами, в лесах, преимущественно корабельных), чиновник особых поручений из Петербурга, не говорю уж о губернаторе, — когда въезжает в заставу такая власть, даже за несколько станций от города, уже в городе чутьем слышат персону. Все там, от мала до велика, приходит тогда в неописанное волнение, как бы в муравейник ткнули палкой. Не мудрено: с этими властями связаны жители видимыми и невидимыми нитями интереса. Но начальник училищ чужд этих интересов. В нем не имеют нужды ни полиция, ни откупщик, ни тяжущиеся за твое и мое, ни подсудимые, ни даже члены общества, играющие по большой. А в провинции и эта последняя несостоятельность шибко роняет человека! Кому до него дело, кроме бедных учителей, да разве двух, трех чадолюбивых родителей из числа сотен, отдающих свое детище на выучку в училище…{1}

Спустясь на более низшую ступень, расскажу еще один случай, приблизительно выражающий почет, каким пользовались тогда наставники юношества. Извините, и тут не миную отступлений.

В 1822 г. возвращался я в Пензу из Саратовской губернии, куда послан был визитатором тамошних училищ. В голове и сердце моем толпились еще свежие, отрадные воспоминания о Сарепте[3] и вообще о колониях тамошнего края, попадавшихся мне в пути.

Везде видел я поля, прекрасно обработанные, леса, не только сбереженные, но и выхоленные, опрятность в домах, храмы божии и училища в каждой колонии, грамотность, ремесленность, сильно развитую, трудолюбие, строгую нравственность в семействах. Едешь на почтовых, сейчас угадаешь, кто тебя везет, колонист или русский мужичок.

У первого лошади сыты и сбережены, сбруя на них кожаная, хорошо смазана; сам возчик в чистом, крепком кафтане, едет доброй, законной рысью, которую не прибавит ни за угрозы, ни за деньги.

У другого лошади сбиты, иногда в язвах, по которым он, для поощрения своего живота, а иногда для собственной потехи, метко бьет кнутом; сбруя в узлах; иногда он едет так тихо, как будто ждет русского словца с подзатыльником, или за водку готов уморить лошадей.

В колониях на праздник слышны духовные песни, стариков и молодых застаешь за чтением священных книг, на вечеринках соблюдается приличие; девушка зарделась бы от стыда, если бы повеса осмелился сказать при ней непристойное слово, да и отец и родственники явились бы перед судом пастора грозными обличителями в оскорблении ее стыдливости.

Важно

Что ж видел я в наших русских деревнях? Курные избы, в них свиньи и бараны сбивают вас с ног, нечистота, грязь, рядом с иконами безобразные картинки с Спасского моста, все это облепленное тараканами, загаженное мухами; перед избой тощая хворостина под именем березки, посаженная по приказанию.

Во время богослужения в церкви, бабы, сидя на паперти, гуторят про житейское, если еще не бранятся; что ни речь между мужиками, то сквернословие, которого не услышишь ни у какого народа; в избе валяются кое-как вместе: и женатая чета, и девки, и малолетки, — не думая ограждать чувство стыдливости хоть холщовым пологом.

Хороводы дико горланят до полуночи, парни с девками обнимаются при всех; приезжего на сельский праздник городского молодца девки, увидевшие его в первый раз, зазывают на тайное свидание, свекровь за деньги сама приведет свою невестку, племянник и вместе крестный сын проучивает кулаками по рылу своего дядю, бывшего восприемником его от святой купели…

Правда, ныне в богатых великорусских оброчных и казенных селениях, особенно в губерниях, близких к столицам, стали чище и даже богаче одеваться.

В праздники на улицах увидите много женщин в малиновых штофных обжимцах, с куньими под соболь воротниками, и корсетках, в кринолинах своего рода, в башмаках и серых тонких чулках с красными стрелками (а женская щеголеватая обувь есть уже признак цивилизации), мужчин в нанковых или суконных полушубках, обшитых котиками, в плисовых шароварах и козловых сапогах.

На окошках стоят самовары, песни в хороводах поются более нежными голосами. Но в избах та же нечистота, нравственность едва ли не на прежней ступени. Спросите у любого крестьянина или крестьянки, знают ли они заповеди божий, понимают ли они молитвы, если и выучили какую молитву; знает ли большая часть из них другой грех, кроме нарушения поста. Не говорю о белорусах{2}.

Перед ними великорус и малорус смотрят барином. Зато кем не загнан был белорусский мужичок? и войной, и арендаторами, и жидами, и всем, что его окружает. Он ест обыкновенно хлеб, который великорусский крестьянин, тем менее малорус, не станет ни за что есть, разве в величайший голод (кроме псковитян, на границе Витебской, перенявших эту скудную яству от своих соседей).

Это какая-то смесь из одной трети муки и двух третей мякины, род кирпича, которым в степи топят избы. Один помещик, говоря со мною об этом предмете, весьма наивно уверял меня, что, если дадут белорусу хлеб, вкушаемый другою породою людей, он будет болен. Это напомнило мне французов, взятых в плен в зиму 1812 г.

; привыкшие питаться палой кониною, они вскоре умирали, как только их насыщали здоровою пищею. В Белоруссии многие владельцы прямо с полей свозят крестьянский хлеб к себе на гумно, будто бы для того, чтобы он не был пропит в корчмах (между тем заботятся об устройстве в своих имениях таких увеселительных домов), а потом выдают в месячину вышереченную смесь. Поверите ли, что один чиновник, ездивший по делам службы в ближайший от Витебска уезд, среди 600 душ одного помещика, не нашел куска чистого русского хлеба, чтоб утолить свой голод. Бывши несколько раз по должности моей в рекрутском присутствии, я видел, с каким удовольствием поставляемый в рекруты слышал над собою отрадный возглас: «лоб!» Он чуял уже в солдатской артели запах чистого русского хлеба. Белорусские крестьяне не считают великим бедствием холеру в сравнении с другим, постоянно их сокрушающим голодом. Я замечал во время пути моего через Белоруссию, что даже собаки в деревнях не лают на проезжих, а, увидав экипаж или холщовую еврейскую фуру, бегут под заворотню. Аминь.

Источник: https://libking.ru/books/nonf-/nonf-biography/534816-ivan-lazhechnikov-zametki-dlya-biografii-belinskogo.html

Биография Лажечников И.И

Ива́н Ива́нович Лаже́чников (14 (25) сентября 1792 — 26 июня (8 июля) 1869) — русский писатель, один из зачинателей русского исторического романа.

Биография

Отец его, коммерции советник и один из богатейших коломенских купцов, вырастил сына в усадьбе Кривякино. Он отличался любовью к образованию и по рекомендации Н. И. Новикова, пригласил к сыну француза-эмигранта Болье, человека гуманного и просвещенного. При императоре Павле I Лажечников-отец, вследствие доноса, был заключен в Петропавловскую крепость.

Он был скоро освобожден, но материальное благосостояние семьи было подорвано.Находясь на службе в московском архиве иностранной коллегии (с 12 лет), потом в канцелярии московского генерал-губернатора, Иван Лажечников брал уроки у профессора П. В. Победоносцева и слушал приватные лекции А. Ф. Мерзлякова.

Обратите внимание

В 1812 году Лажечников, против воли родителей, поступил в ополчение; участвовал в деле под Бриенном и взятии Парижа; позже был адъютантом при графе А. И. Остермане-Толстом. В 1814 году получил орден Св. Анны 4-й степени.

Совет

В 1819 году Лажечников оставил военную службу и получил место директора училищ Пензенской губернии; в течение трёх лет возглавлял Пензенскую мужскую гимназию. Его усилиями в Чембаре было открыто училище, откуда в 1823 году в Пензу приехал продолжать образование В. Г. Белинский. Затем, с 1823 года, И. И.

Читайте также:  Сочинения об авторе стоппард

Лажечников был директором Казанской гимназии и директором казанских училищ, инспектором студентов Казанского университета.Выйдя в отставку в 1826 году, Лажечников поселился в Москве и стал собирать материалы для своего первого исторического романа, для чего ездил в Лифляндию.Некоторое время, в конце 1820-х годов, И. И. Лажечников был управляющим имением А. И.

Остермана-Толстого Ильинское. В 1831 году Лажечников вновь поступил на службу и был назначен директором училищ Тверской губернии; 7 марта 1833 года произведён в надворные советники. С 1837 по 1843 год жил в имении под Старицей, в собственной усадьбе Коноплино (ныне резиденция губернатора Тверской области).

В 1842 году он был утверждён почётным попечителем Тверской гимназии, затем переведён в министерство внутренних дел. В 1843—1854 годах был 10 лет вице-губернатором в Твери, затем в Витебске. 31 июля 1844 года И. И. Лажечников был внесён в родословную книгу Тверской губернии. 8 апреля 1851 года получил чин статского советника. 31 октября 1846 года Лажечников получил орден Св.

Анны 2-й степени[6], в 1851 году — знак отличия беспорочной службы.В 1856 году из-за материальных трудностей поступил на службу цензором в Санкт-Петербургский цензурный комитет.Конец жизни провёл в Москве — жил в Троекурово, на Плющихе и на Поварской.

3 мая 1869 года в зале Московской думы стараниями Артистического кружка был торжественно отпразднован пятидесятилетний юбилей литературной деятельности Лажечникова (в чествовании сам писатель не участвовал), а 26 июня (8 июля) того же года он умер, написав в завещании: «состояния жене и детям моим не оставляю никакого, кроме честного имени, каковое завещаю и им самим блюсти и сохранять в своей чистоте».Похоронен на территории Новодевичьего монастыря в Москве (слева за Смоленским собором).

Литературное творчество

Уже 15-ти лет Лажечников поместил в «Вестнике Европы» (ч. 36) «Мои мысли» (подражание Лабрюйеру). В 18-летнем возрасте он написал «Военную песнь» («Русский Вестник», 1808, № 3), ряд стихотворений в «Аглае» 1808 года и рассуждение «О беспечности» («Вестник Европы», 1808, ч. 60).В 1817 году он издал «Первые опыты в прозе и стихах», которые впоследствии скупал и уничтожал.

В следующем труде Лажечникова: «Походные записки русского офицера» (СПб., 1820) много интересных подробностей, свидетельствующих о наблюдательности автора. Он восхваляет заботливость прусского правительства о народном образовании и благосостоянии; местами есть прямые вылазки против крепостничества.«Последний Новик» (Санкт-Петербург, 1831—1833) — апофеоз любви к родине.

Обратите внимание

Не только главные лица — Паткуль и Новик — отдали всю жизнь благу отчизны, но и второстепенные — капитан Вульф, взрывающий себя на воздух, чтобы не посрамить честь шведского знамени, князь Вадбольский, Карла Шереметева, Голиаф Самсоныч, изнывающий от тоски по родине швейцарец, отец Розы, галерея солдат-патриотов, наконец Пётр, Меньшиков — все постоянно думают об отечестве, отодвигая на задний план другие интересы. Новик служит родине даже шпионством, Роза, чтоб проникнуть к заключенному Паткулю, принимает ласки тюремщика.«Последний Новик» имел крупный успех. Недостатки его, как и всех вообще романов Лажечникова, вполне объясняются вкусами эпохи. Теперь «Последний Новик» кажется произведением в значительной степени ходульным и мало реальным, но в те времена он поражал своим реализмом и стремлением к исторической достоверности. «Последний Новик» дает Лажечникову право на имя пионера русского исторического романа. Если М. Н. Загоскин и Н. А. Полевой выступили с историческими романами немного раньше, то не нужно забывать, что подготовительная работа Лажечникова началась в 1826 году. Так на него смотрел и В. Г. Белинский («Литературные мечтания»).Свой самый знаменитый роман — «Ледяной дом» (Москва, 1835) — Лажечников написал в Твери, куда был назначен в 1831 году. Впоследствии историческая критика развенчала Волынского и его мнимый патриотизм; и тогда уже Пушкин находил, что Лажечников идеализирует своего героя. Но характер Анны Иоанновны, шуты, ледяной дом — все это типично не только с художественной, но и со строго-исторической точки зрения. Отношения Волынского и Мариорицы — глубоко-правдивая и трогательная повесть о любви двух сердец, счастью которых мешают условия жизни.В 1837 году Лажечников поселился в своём старицком имении Коноплино и написал там «Басурмана» (Москва, 1838). Главный герой — лекарь Антон — не имеет типичных для XV века черт, но Иоанн III обрисован с замечательной для тридцатых годов художественной смелостью. Лажечников не скрыл его эгоизма, жестокости в обращении с пленниками и мстительности; Марфе-посаднице он сумел придать жизненные черты. В 1842—1854 гг. Лажечников служил вице-губернатором в Твери и Витебске (1853—1854), в 1856—1858 годах цензором в Санкт-Петербургском цензурном комитете. Последней деятельностью он очень тяготился, хотя она совпадала со временем смягчения цензуры.Написанная им в 1842 году белыми стихами драма «Опричник» была запрещена (вероятно, за попытку вывести Ивана Грозного на сцену) и появилась только в 1859 году («Русское Слово», № 11; отд. М., 1867). По ней создана одноименная опера П. И. Чайковского. Кроме драм: «Христиан II и Густав Ваза» («Отечественные Записки», 1841, № 3), «Горбун» (Санкт-Петербург, 1858), водевиля «Окопировался» (представлен в 1854 году) и мелких рассказов и отрывков, Лажечникову принадлежат ещё интересные в автобиографическом отношении «Черненькие, Беленькие и Серенькие» («Русский Вестник», 1856, № 4).Ценили его произведения мемуарного характера: «Заметки для биографии В. Г. Белинского» («Московский Вестник», 1859, № 17; сердечная апология знаменитого критика); «Ответ графу Надеждину по поводу его набега на мою статью о Белинском» (там же, № 82); «Материалы для биографии А. П. Ермолова» («Русский Вестник», 1864, № 6); «Как я знал Магницкого» (там же, 1866, № 1).Тихо доживал Лажечников свой век в Москве с 1858 года. Он до самой смерти интересовался новыми течениями в литературе и с восторгом, доходящим до наивности, отнесся к новой эре в романе: «Немного лет назад» (Санкт-Петербург, 1862). В другом романе «Внучка панцырного боярина» («Всемирный Труд», 1868, № 1-4 и отд. СПб., 1868) он не свободен от узкой ненависти к полякам. Последним его произведением была драма «Матери-соперницы» («Всемирный Труд», 1868, № 10).Романы Лажечникова выдержали много изданий. Сочинения изданы в 1858 и 1884 годах (последнее издание с монографией С. А. Венгерова о Лажечникове).

Семья

И. И. Лажечников был женат дважды.Первая жена — Авдотья (Евдокия) Алексеевна, урождённая Шурунова (1803—1852), воспитанница графа А. И. Остермана-Толстого. В этом браке детей не было.Вторая жена — Мария Ивановна, урождённая Озерова (1830?—1906). О второй своей жене И. И. Лажечников писал Ф. А.

Кони: Вы удивитесь, если я Вам скажу, что я, 60-летний старик, женился на 22-летней девушке. Кажется, это последний мой роман. Каков будет его конец — Богу известно!Во втором браке родились трое детей:- Иван (1860—1895), журналист, поэт.- Зинаида (род. 28 июля 1859).

– Евдокия (род. 8 марта 1862).

Источник: http://allknow.info/lazhechnikov/3517-biografiya-lazhechnikov-ii.html

Иван Лажечников

ЛАЖЕЧНИКОВ, ИВАН ИВАНОВИЧ (1790, по др. источникам 1792, 1794–1869), русский прозаик, драматург. Родился 14 (25) сентября 1790 (по др. источникам 1792, 1794) в Коломне Московской губ. Выходец из среды богатого и просвещенного купечества, получил разностороннее домашнее образование.

С 1806 служил в Московском архиве Коллегии иностранных дел, с 1810 – в канцелярии московского гражданского губернатора. Брал уроки риторики у профессора Московского университета П.В.Победоносцева.

В сентябре 1812 вступил в Московское ополчение, с декабря 1812 служил в Московском гренадерском полку, участвовал во многих сражениях и заграничных походах. В те же годы познакомился с С.Н. и Ф.Н.Глинками, Д.В.Давыдовым, А.Ф.Воейковым, В.А.Жуковским.

В 1819 уволен из армии по состоянию здоровья, тогда же избран членом «Вольного общества российской словесности» и «Общества любителей российской словесности» при Московском университете. Началом литературной деятельности Лажечникова стала подборка афоризмов в духе сентименталистской моралистики 18 в.

Мои мысли (1807), повесть Спасская лужайка (1812) и др., вошедшие в кн. Первые опыты в прозе и стихах (1817), где содержалось и первое обращение писателя к исторической теме – повесть Малиновка, или Лес под Тулою из времен Бориса Годунова, представленных как условная вневременная «старина».

В 1817–1820 вышли отрывками Походные записки русского офицера (отд. изд. 1920), написанные не без влияния Писем русского офицера Ф.Н.Глинки, но без свойственной тому французофобии.

В 1820–1823 Лажечников – директор Пензенской гимназии и народных училищ, содействовал открытию Чембарского уездного училища, где в 1823 отличил его юного ученика В.Г.Белинского. С конца 1823 директор Казанской гимназии, затем директор народных училищ Казанской губернии.

В 1826 переехал в Москву, усиленно занимался историей, в т.ч. в семейной библиотеке и архиве графа Остермана-Толстого.

Важно

Сочетание восторженной пылкости и детского простодушия в характере Лажечникова во многом определило тональность исторической романтистики писателя, одного из пионеров этого жанра в отечественной словесности: контрастное противопоставление «добра» и «зла», идеализация близких автору исторических героев, поэтизация любовных перипетий, разворачивающихся на фоне исторических событий, мотивы тайны, определяющей сюжетную интригу. При этом, несмотря на известный дилетантизм, Лажечников стремился в своем повествовании опираться как на исторические труды, так и на малоизученные и даже неизвестные документы, с достаточной долей достоверности передавая нравственную, социальную, бытовую и культурную атмосферу прошлых эпох, живо и убедительно воссоздавая образы исторических лиц. Первый же исторический роман Лажечникова Последний Новик, или Завоевание Лифляндии в царствование Петра Великого (ч. 1–4, 1831–1833) принес писателю славу русского Вальтера Скотта, выявив как патриотическую направленность творчества Лажечникова (образ Петра), так и излюбленный тип его героя – бескорыстного романтика, самоотверженно преданного отечеству.

В 1831–1837 Лажечников – директор народных училищ Тверской губ., в 1843, после небольшого периода отставки, вернулся на службу, став вице-губернатором в Твери и Витебске (1853–1854). В 1856–1858 служил цензором в Петербурге, неизменно проявляя терпимость в отношении радикальных воззрений (М.Е.

Салтыков-Щедрин позднее называл Лажечникова «самой сочувственной» молодому поколению личностью из старых литераторов). В 1835 отдельным изданием вышел лучший роман писателя Ледяной дом, посвященный царствованию Анны Иоанновны, произволу ее фаворита лифляндского герцога Э.И.Бирона и антибироновскому заговору 1740.

Исторически правдивые картины (атмосфера интриг, доносов и пыток, инспирируемых сыском «слова и дела», жестоких шутовских игр вроде потешной свадьбы князя-шута в ледяном дворце и т.п.) романтически заострены резким противопоставлением злодея-иностранца и его главного антагониста, кабинет-министра А.П.

Волынского, вне точного соответствия исторической правде представленного искренним и горячим человеком, патриотом и гражданином (что перекликалось, в частности, с «думой» К.Ф.Рылеева Волынский, 1822).

Белинский, высоко ценивший творчество Лажечникова, назвал Ледяной дом, даже при отмеченном критиком отсутствии «единой и общей идеи», одним из самых замечательных явлений в русской литературе.

В 1838 вышел роман Лажечникова Басурман (1-е полное изд. 1963), рисующий картину нравов и быта Древней Руси конца 15 – начала 16 вв., когда под эгидой Ивана III, дальновидного политика и подозрительного деспота, шел процесс объединения русских земель и первого сближения с Европой (прибытие в Россию «басурман» немцев, итальянцев, евреев в качестве строителей, врачей и т.п.).

Постоянный в исторической романистике Лажечникова мотив преодоления национальной розни через любовь звучит и здесь, поддерживаемый столь же характерной для творчества писателя идеей веротерпимости (драма Дочь еврея, 1849; др. назв. Вся беда от стыда, 1858). Остался незавершенным роман Колдун на Сухаревой башне (фрагмент опубл. в 1840) о фельдмаршале Я.В.Брюсе, слывшем чернокнижником.

Совет

Стихотворная трагедия из эпохи Ивана Грозного Опричник (1842), запрещенная цензурой, была опубликована отдельным изданием в 1867, с посвящением Белинскому. На ее сюжет создана одноименная опера П.И.Чайковского. Лажечникову принадлежат также водевиль Окопировался (пост. 1854; изд.

в 1855), драма Горбун (1858), стихотворная трагеди Матери-соперницы (1867; по мотивам пролога из Басурмана).

В 1856 Лажечников написал воспоминания Знакомство мое с Пушкиным, в 1859 – Заметки для биографии Белинского. В русле обличительной беллетристики были написаны не имевшие успеха повесть Беленькие, черненькие, серенькие (1856), романы Немного лет назад (1862) и Внучка панцирного боярина (1868), последний с антинигилистическим уклоном.

Многократно переиздававшиеся в России исторические романы Лажечникова, ставшие «фактом эстетического и нравственного образования русского общества» (Белинский), в середине 19 в. были переведены на основные европейские языки (в т.ч. Ледяной дом А.Дюма-отцом).

Умер Лажечников в Москве 26 июня (8 июля) 1869.

Энциклопедия Кругосвет

Источник: http://bookinistic.narod.ru/rus_biography/l/lazhechnikov.htm

Ссылка на основную публикацию