Краткая биография межиров

Александр Межиров. Подробная биография

Александр Петрович Межиров родился 26 сентября 1923 года в Замоскворечье в еврейской семье, переселившейся в Москву из Чернигова незадолго до его рождения: отец — юрист по профессии Пинхус (Пётр) Израилевич Межиров (1888-1958) — работал в московском представительстве Черниговского крайсоюза, позже экономистом, мать — учительница немецкого языка Елизавета Семёновна Межирова (1888-1969).

Со школьной скамьи в 1941 Межиров ушел на фронт. В 1942-1943 воевал под Ленинградом в 1-м батальоне 864-го стрелкового полка 189-й стрелковой дивизии, которая в разное время входила в состав 42-й, 67-й и 55-й армий.

С 1942 — заместитель командира стрелковой роты по политчасти, в 1943 году был принят в ВКП(б). Участник боёв по прорыву блокады Ленинграда на синявинском и красноборском направлениях. В марте 1943 под Саблино был контужен.

В 1944 после лечения демобилизован в звании младшего лейтенанта.

В 1948 Межиров окончил Литературный институт им. А.М. Горького, а годом раньше вышла его первая книга стихов «Дорога далека» (1947), в которую было включено стихотворение «Человек живет на белом свете…

» (поэт не ставит под стихами дат их написания, считая, что время их создания должно быть ощутимо и без дат), оказавшееся программным для всего творчества Межирова. Здесь истоки контрастных и символических образов — «холода» войны и «тепла» мира, которые пройдут через все творчество поэта. Символический оттенок есть и у образа «человека… на белом свете».

Обратите внимание

Для поэта, лежащего в «ледяном кювете», это воображаемое обобщенно-идеальное лицо, являющееся одновременно и его собственным двойником («Мой далекий отсвет! Мой двойник!»), образ которого и помогает преодолеть «гробовую полосу» войны и смерти.

Поэзия Межирова чаще всего воспринимается в ее обыденном, реально-бытовом плане.

Любой житейский случай, как правило, описывается обстоятельно и вроде бы излишне подробно. Такое же пристрастие к нагнетанию деталей легко заметить в последующих стих, поэта: «Баллада о цирке», «Одиночество гонит меня…», «Календарь», «Музыка», «Эшелон», «Серпухов», «Ну а дальше что? Молчанье. Тайна», «На всякий случай…», «Черкешенка» и многие другие.

Пристрастие к реалистическим деталям свидетельствовало о стремлении поэта выявить в бытовом бытийное, увидеть в простом и обыденном нечто значительное, высокое, идеальное. Драматический, а порой и трагедийный путь к идеалу в поэзии Межиров несомненно носит романтический характер.

Первым послевоенным рубежом, на котором романтические идеалы Межирова столкнулись с суровой действительностью, было ужесточение сталинского режима после войны, пагубно сказавшееся на творчестве многих писателей.

Влияние официальной идеологии сказалось и на сборники стихов Межирова этих лет: «Новые встречи» (1949) и «Коммунисты, вперед!» (1950), в которых лирическая раскованность и открытость миру, проявившиеся в книге стихов «Дорога далека», уступили место балладным ритмам, внутренней сдержанности и волевым усилиям, направленным на преодоление трудных жизненных рубежей.

Преподавал на кафедре литературного мастерства Литературного института имени А.М. Горького с 1966. Многие годы вёл в этом институте поэтический семинар на Высших литературных курсах (ВЛК). Оказал влияние на молодых поэтов 1960-х годов — Е. А. Евтушенко, И.И. Шкляревского, О.Г. Чухонцева, А.К. Передреева.

Творческий взлет у Межирова, как и у многих поэтов разных поколений, приходится на конец 1950-х — начало 1960-х — на время «оттепели».

Вслед за сборником «Возвращение» (1955) последовали «Ветровое стекло» (1961), «Прощание со снегом» (1964) и «Подкова» (1967).

Важно

В них продолжает играть немалую роль волевое балладное начало, однако теперь уже осложненное лирическими монологами («Баллада о цирке» и др.). Нередко лирическое начало, обретая внутреннюю раскованность, становится песенным.

Мелодия народной песни «Лучинушка» помогает в стихотворении «Любимая песня» обострить нравственный слух и найти моральное очищение в сострадании и любви.

Духовно-нравственная чуткость позволяет Межирову одинаково глубоко воспринимать и «музыку» эпического, общенародного единства в годы великой войны, и «музыку» отдельных человеческих судеб, преимущественно женских.

Среди стихотворений Межирова, в которых определяющим является мотив женственности («Сон», «Календарь», «С войны», «Штраф», «Аттракцион», «Прощание с Кармен», «На всякий случай…», «Как же мог умолчать я об этом…», «Черкешенка», «Лестница» и др.

), особое место занимает лирико-драматическая баллада «Серпухов», в которой простая русская женщина — няня Дуня, воспитавшая поэта,— становится олицетворением России (как это было в известном стихотворении В. Ходасевича «Не матерью, но тульскою крестьянкой…»).

Третий период в творчестве Межирова, проходящий под знаком углубления духовного начала и трагедийного парадоксализма, отличается от предшествующих периодов суровым аскетизмом, сухостью и жесткостью в изображении предметного мира и человеческих взаимоотношений, стремлением отжать как можно больше «влаги» из «сырой» действительности, обострением антитезы между «прозой» и «поэзией» жизни, реальным и идеальным. Особенности этого периода нашли свое выражение в книгах стихов «Под старым небом» (1976), «Очертания вещей» (1977, здесь в полном виде представлена поэма «Alter ego»), «Проза в стихах» (1982) «Бормотуха» (1991).

В конце 1980-х начал также писать стихи для детей. На протяжении всего творческого пути Межирова успешно занимался переводами, в основном грузинских и литовских поэтов (И. Абашидзе, С. Чиковани, Ю. Марцинкявичус и др.).

С 1992 проживал в США, сначала в Портленде (штат Орегон, где ранее поселились его дочь и внучка), затем в Нью-Йорке. Продолжал писать стихи. Последней крупной работой поэта стала поэма «Позёмка» (1993).

Александр Межиров скончался 22 мая 2009 года в больнице Рузвельта в Нью-Йорке. 25 сентября 2009 года урна с прахом покойного, привезённая из США дочерью поэта, была захоронена на Переделкинском кладбище.

Биография

Произведения

  • Возраст
  • Рассвет этой осени
  • Тишайший снегопад

Критика

Ключевые слова: Александр Межиров, биография Александра Межирова, скачать подробную биографию, скачать бесплатно, русская литература 20 в., русские писатели 20 в., жизнь и творчество Александра Межирова

Источник: http://md-eksperiment.org/post/20170618-biografiya-aleksandra-mezhirova

Межиров Александр Петрович – краткая биография

Категория: Краткие биографии Actionteaser.ru – тизерная реклама

МЕЖИРОВ Александр Петрович (26.09.1923, Москва). Отец — юрист и врач. В 1941 — 1943 годах воевал на фронте, защищал Ленинград, сидел в Синявских болотах. Был политруком роты. Под Синявином в 1943 году получил тяжёлое ранение. В 1944 году по болезни из армии уволился.

Окончил в 1947 году Литинститут. В 1948 году учился на истфаке МГУ. Первый сборник стихов «Дорога далека» при помощи П.Антокольского выпустил в 1947 году. Как считал С.Наровчатов, «синявинские костры и шалаши стали отправной точкой ранней межировской поэзии.

За ними не встанут, как у других, стены и башни европейских столиц, неудержимый размах освободительного похода, война замкнётся на себе самой в его стихах. Трагедия найдёт свою первую и постоянную опору». Сам же Межиров считал: Две книги у меня. Одна «Дорога далека». Война. Подстрочники. Потеря друга Плюс полублоковская вьюга.

Совет

После войны, как полагают критики, Межиров, впитав в себя «звуки» поэзии Заболоцкого и Пастернака, пытался нащупать свою поэтическую тропу. В 1950 году написал в духе известных баллад Николая Тихонова ставшее хрестоматийным стихотворение «Коммунисты, вперёд!».

Как считал Вадим Кожинов, Межиров — одна из центральных поэтических фигур начала 1960-х годов, оказавших сильное воздействие на следующее поэтическое поколение, представленное в том числе именами Станислава Куняева, Анатолия Жигулина, Олега Чухонцева и Василия Казанцева. В ту пору поэт утверждал: …

русский плоть от плоти по жизни, по словам, когда стихи прочтёте — понятней станет вам.

Кстати, Межиров тогда поддерживал весьма хорошие отношения со многими поэтами, по духу почвенниками. Он, например, высоко ценил первые книги Ст.Куняева.

Куняев отвечал ему также восторженными одами, опубликовав, в частности, в 1965 году хвалебную статью о межировской поэзии «Она в другом участвует бою». Но потом дороги поэтов разошлись. Уже в начале 1980 года Куняев написал Межирову: «Мне жаль книг, подаренных Вам. Я ошибся, говоря о том, что Вы любите русскую поэзию. Это не любовь, скорее ревность или даже зависть.

Не набивайтесь ко мне в учителя. Вы всегда в лучшем случае были лишь посредником и маркитантом, предлагающим свои услуги». Но я не думаю, что Куняев полностью в своих оценках был прав. Вполне возможно, в нём говорила обида, ведь Межиров не разделил пафос выступления Куняева в 1979 году на знаменитой дискуссии «Классика и мы».

Надо знать, что в на чале 1980-х годов поэт пережил немало потрясений. Самое страшное случилось как раз в начале десятилетия: однажды глубокой ночью поэт сбил московского актёра Юрия Гребенщикова. Причём в момент аварии актёр ещё жил, но Межиров, испугавшись, вместо срочного вызова «Скорой помощи» оттащил актёра в кусты и попытался скрыться с места происшествия.

Гребенщиков после и месяца не протянул, умер. А милиция по настойчивой просьбе некоторых литфункционеров дело замяла. Конечно, эти потрясения повлияли на поэзию Межирова. С годами его лирика, как считают критики, стала более антологической, бытийной. Татьяна Бек, к примеру, считает, что вершинное стихотворение Межирова — «Баллада о цирке».

Оно, по словам Бек, «о бессмыслице бытия и о сохранении человеческого «я» в не приспособленном для этого мире. Тоталитарной несвободе Межиров противопоставил не прямую семантику бунта, но внесмысловое и чуть высокомерное вольнолюбие стиховой музыки, воздуха, ветра, снега.

Обратите внимание

Вольнолюбие чуть заикающейся — как и реальная устная речь Межирова-собеседника — интонации» («Ex libris НГ», 2003, 25 сентября). Со временем Межиров даже охладел к давнему своему увлечению — к переводам грузинской поэзии. Под закат перестройки у Межирова созрело решение перебраться в Америку.

Читайте также:  Сочинения об авторе лабрюйер

Он потом объяснил своё решение страхом перед возможными погромами, хотя все прекрасно понимали, что никаких погромов никто в России не допустит. Лауреат Госпремии СССР (1986) — за книгу «Проза в стихах».



В основе сюжета рассказа Н.С. Лескова «Леди Макбет Мценского уезда» лежит незамысловатая, житейская, но, в то же время, полная трагизма история. Она рассказывает о любви купеческой жены Катерины Львовны к своему работнику Сергею. Эта слепая, разрушающая любовь-страсть толкает женщину на самое страшное – убийство.     Сначала героиня решается отравить своего свекра. Борис Тимофеич узнал про связь Катерины Львовны с Сергеем и грозился рассказать об этом ее мужу.     Одно преступление повлекло за с

Пьеса “Вишневый сад” занимает особое место в творчестве А. П. Чехова.

До нее мысль о необходимости изменения действительности он пробуждал, показывая враждебность человеку жизненных условий, выделяя те черты своих персонажей, которые обрекли их на положение жертвы.

В “Вишневом саде” действительность выражается в ее историческом развитии. Широко разрабатывается тема смены социальных укладов. Уходят в прошлое дворянские усадьбы с их парками и вишневыми садами. На смену дворянству идут люди деловые

Совсем недавно я познакомился с творчеством М.А. Булгакова. Это был очень образованный человек. Рос он в благополучной семье. В детстве Михаила Афанасьевича влекло к сцене, к театру. Окончив гимназию, он поступил в университет на мед факультет.

Стремление к искусству не слабело. Видно, свыше Булгакову суждено было быть не лекарем, а писателем. Он рано стал смотреть на вещи только свойственным ему взглядом, видя в чем-то драматизм, а в чем-то трагедийность.

Путь Булгакова в литературу был труден.

Вскоре после окончания “Бориса Годунова” Пушкин задумал создать ряд новых драматических произведений на сюжеты из самых разных исторических эпох и жизни разных народов.

Еще во время ссылки в Михайловском в его творческом сознании возникли замыслы нескольких пьес.

Важно

Три из них получили необычайно стремительное воплощение: за две недели Пушкиным были окончены “Скупой рыцарь”, “Моцарт и Сальери”, “Каменный гость” и еще через день четвертая из “маленьких трагедий” — Пир во время чумы”.     Если в “Бор

“Стращная месть”—- единственная в “Вечерах нэ хуторе” историческая повесть.

Писатель рисует в ней бурную эпоху борьбы украинского народа за свою независимость с польскими феодалами — борьбы, в которой украинский народ обратился к немощи и поддержке русского народа.

В этой повести Гоголь передает старинную народную легенду, рассказывающую о страшном преступлении изменника своей родине — отвратительного колдуна.     Несмотря на фантастический элемент, в повести отразились реальные исторические соб

В XVIII в.

Россия благодаря реформам Петра I открыла новую и чрезвычайно важную страницу своей истории — Российская империя стала мировой державой, Чтобы сохранить и упрочить это положение, России необходимо было приблизиться в своем развитии к уровню наиболее передовых стран Европы. Выполнить эту гигантскую задачу — развивать отечественную промышленность, просвещение, науку, культуру — мог только великий народ. Одним из таких гигантов из народа стал Михаил Васильевич Ломоносов, крестьянский сы

Повесть «Выстрел» открывает «Повести Белкина» А.С. Пушкина. Она повествует о, казалось бы, незначительном происшествии в жизни главного героя. Долгие годы он стремился отомстить одному человеку.

В итоге, когда такая возможность ему представилась, герой отказался от нее.     Этот главный герой – Сильвио. Мы встречаемся с ним уже в самом начале повести. Рассказчик представляет нам его как романтического героя.

    В романтической литературе существует определенный тип героя. Это человек, благородн

Роман Л. Н. Толстого “Война и мир” построен на антитезе. В этом произведении мы наблюдаем сосуществование противоположностей, их борьбу и их сочетание, называемое жизнью. Борьба и сочетание противоположностей берут начало в названии романа и наполняют его вплоть до последних строк эпилога. Толстой противопоставляет войну и мир, необходимость и свободу, смерть и жизнь.

Совет

    Но не существует абсолютного мира (без войны), абсолютной свободы (без необходимости), так же нет жизни без смерти (а смерть

Образ Софьи Павловны Фамусовой сложен. От природы она наделена хорошими качествами. Это девушка умная, гордая, с сильным и независимым характером, с горячим сердцем, мечтательная. Эти черты отчётливо проявляются и в её поведении, и в её языке.

(Данный материал поможет грамотно написать и по теме Образ и характер Софьи в комедии Горе от ума.

Краткое содержание не дает понять весь смысл произведения, поэтому этот материал будет полезен для глубокого осмысления творчества писателей и поэтов, а так

Весна… Дочь с женой отправились отдохнуть на школьные каникулы, оставив мне недавно заведенного рыжего пуделя Вика и попугая Дусю. Вик — прелесть. Он красив, холен, са­монадеян, ласков и безумно вороват.

Я его очень люблю, пото­му что он настоящий дружок и вносит какое-то умиротворение и равновесие в чреватую неожиданными взрывами семейную жизнь двух журналистов и их не менее эмоциональной доче­ри. Весна… У попугая Дуси — линька. Она, бедная, создана не для российского климата с его резким похол

Биографии:{module Биографии} Actionteaser.ru – тизерная реклама Actionteaser.ru – тизерная реклама

Источник: https://referat567.info/biografii/16964-mezhirov-aleksandr-petrovich-kratkaya-biografiya.html

Биография Межиров Александр Петрович

(26.09.1923)

МЕЖИРОВ Александр Петрович (26.09.1923, Москва). Отец – юрист и врач. В 1941 – 1943 годах воевал на фронте, защищал Ленинград, сидел в Синявских болотах. Был политруком роты. Под Синявином в 1943 году получил тяжелое ранение. В 1944 году по болезни из армии уволился. Окончил в 1947 году Литинститут. В 1948 году учился на истфаке МГУ.

Первый сборник стихов “Дорога далека” при помощи П. Антокольского выпустил в 1947 году. Как считал С. Наровчатов, “синявинские костры и шалаши стали отправной точкой ранней межировской поэзии. За ними не встанут, как у других, стены и башни европейских столиц, неудержимый размах освободительного похода, война замкнется на себе самой в его стихах.

Трагедия найдет свою первую и постоянную опору”. Сам же Межиров считал: Две книги у меня. Одна “Дорога далека”. Война. Подстрочники. Потеря друга Плюс полублоковская вьюга.

Обратите внимание

После войны, как полагают критики, Межиров, впитав в себя “звуки” поэзии Заболоцкого и Пастернака, пытался нащупать свою поэтическую тропу.

В 1950 году написал в духе известных баллад Николая Тихонова ставшее хрестоматийным стихотворение “Коммунисты, вперед!”.

Как считал Вадим Кожинов, Межиров – одна из центральных поэтических фигур начала 1960-х годов, оказавших сильное воздействие на следующее поэтическое поколение, представленное в том числе именами Станислава Куняева, Анатолия Жигулина, Олега Чухонцева и Василия Казанцева.

В ту пору поэт утверждал: …русский плоть от плоти По жизни, по словам, Когда стихи прочтете – Понятней станет вам.

Кстати, Межиров тогда поддерживал весьма хорошие отношения со многими поэтами, по духу почвенниками. Он, например, высоко ценил первые книги Ст. Куняева.

Куняев отвечал ему также восторженными одами, опубликовав, в частности, в 1965 году хвалебную статью о межировской поэзии “Она в другом участвует бою”. Но потом дороги поэтов разошлись. Уже в начале 1980 года Куняев написал Межирову: “Мне жаль книг, подаренных Вам. Я ошибся, говоря о том, что Вы любите русскую поэзию. Это не любовь, скорее ревность или даже зависть.

Не набивайтесь ко мне в учителя. Вы всегда в лучшем случае были лишь посредником и маркитантом, предлагающим свои услуги”. Но я не думаю, что Куняев полностью в своих оценках был прав. Вполне возможно, в нем говорила обида, ведь Межиров не разделил пафос выступления Куняева в 1979 году на знаменитой дискуссии “Классика и мы”.

Надо знать, что в на чале 1980-х годов поэт пережил немало потрясений. Самое страшное случилось как раз в начале десятилетия: однажды глубокой ночью поэт сбил московского актера Юрия Гребенщикова. Причем в момент аварии актер еще жил, но Межиров, испугавшись, вместо срочного вызова “Скорой помощи” оттащил актера в кусты и попытался скрыться с места происшествия.

Гребенщиков после и месяца не протянул, умер. А милиция по настойчивой просьбе некоторых литфункционеров дело замяла. Конечно, эти потрясения повлияли на поэзию Межирова. С годами его лирика, как считают критики, стала более антологической, бытийной. Татьяна Бек, к примеру, считает, что вершинное стихотворение Межирова – “Баллада о цирке”.

Важно

Оно, по словам Бек, “о бессмыслице бытия и о сохранении человеческого “я” в не приспособленном для этого мире. Тоталитарной несвободе Межиров противопоставил не прямую семантику бунта, но внесмысловое и чуть высокомерное вольнолюбие стиховой музыки, воздуха, ветра, снега. Вольнолюбие чуть заикающейся – как и реальная устная речь Межирова-собеседника – интонации” (“Ex libris НГ”, 2003, 25 сентября). Со временем Межиров даже охладел к давнему своему увлечению – к переводам грузинской поэзии. Под закат перестройки у Межирова созрело решение перебраться в Америку. Он потом объяснил свое решение страхом перед возможными погромами, хотя все прекрасно понимали, что никаких погромов никто в России не допустит. Лауреат Госпремии СССР (1986) – за книгу “Проза в стихах”.

Читайте также:  Сочинения об авторе стругацкие и
Биография Межиров Александр Петрович

Источник: https://home-task.com/biografiya-mezhirov-aleksandr-petrovich/

МЕЖИРОВ, АЛЕКСАНДР ПЕТРОВИЧ

МЕЖИРОВ, АЛЕКСАНДР ПЕТРОВИЧ (1923–2009), русский советский поэт, переводчик.

Родился 6 сентября 1923 в Москве, в семье юриста.

Биографические сведения о поэте крайне скупы. Редкие самопризнания отчасти компенсируют неизбежные пробелы. «Дом, в котором я родился и рос, – вспоминал он в 1995, – и теперь стоит на берегу Москвы-реки, окнами на Кремлевскую набережную и Лебяжий переулок.

На другом берегу – Замоскворечье, Болотный рынок, Кадашевские бани, купеческие особняки в тихих переулках, особый, еще не разбавленный замоскворецкий говорок». Невдалеке находился Храм Христа Спасителя, куда водила в детстве няня, и свидетелем сноса которого был Межиров. Через реку – знаменитый «Дом на набережной» (ему посвящен роман Ю.В.

Трифонова), где жила партийная элита и в конце тридцатых годов происходили регулярные аресты.

Межиров относится к поколению, на плечи которого пришлись все тяготы войны: «В сорок первом году, через несколько недель после выпускного вечера, я ушел на фронт. Воевал солдатом и заместителем командира стрелковой роты на Западном и Ленинградском фронтах, в Синявинских болотах».

В 1943 вступил в коммунистическую партию. В том же году, тяжело раненый, контуженный, был демобилизован. Вернувшись в Москву, посещал исторический факультет МГУ, прослушав там полный курс в качестве вольнослушателя, и одновременно учился в Литературном институте им. А.М.

Горького, который окончил в 1948. Вся его дальнейшая жизнь связана с литературой. В газете «Комсомольская правда» от 23 марта 1945 появилась первая публикация – стихотворение В сорок первом.

Вскоре начинает печататься в таких изданиях, как «Комсомольская правда», «Литературная газета», журналы «Знамя» и «Новый мир».

Совет

В военных стихах Межирова картины войны чередовались с картинами мирной жизни, за военными событиями всегда присутствовало воспоминания о днях тишины.

Факты и события частной жизни автора преображены в художественные образы, перед читателем – биография лирического героя, а не автора. Поэзия Межирова, в широком смысле слова, это роман со сквозными лейтмотивами, разыгрываемый по законам искусства.

Это заявлено уже в названии первой книги Дорога далека (1947), перефразирующем четверостишие Н.И.Глазкова: Я сам себе корежил жизнь, / Валяя дурака. / От моря лжи до поля ржи / Дорога далека.

Стихи эти, опубликованные много позднее, были прекрасно известны в литературной среде, знал их и Межиров, великолепный знаток русской поэзии, «поэтический всезнайка», способный часами читать стихотворение за стихотворением.

Один из главных лейтмотивов в поэзии Межирова – «двойничество», возникший еще в 1944 (дату назвал сам автор, что отнюдь не типично, ведь даже в Избранном он принципиально не указывает, когда написано то или иное произведение) в стихотворении Человек живет на белом свете…, где сопоставляются две судьбы – неизвестного человека, который живет мирной жизнью, входит в теплый дом с мороза, поднимается по лестнице в свою квартиру, и лирического героя, от чьего лица написано стихотворение, человека, который лежит в холодном кювете, заметаемый снегом, ожидая приказа к атаке. Мотив этот развивается, варьируется. Впоследствии стихотворения, посвященные жизни таких «двойников», были объединены в поэме Alter ego, куда упомянутые стихи включены в качестве пролога. Опубликованная в сборнике Под старым небом (1976), поэма затем была вновь рассыпана на отдельные произведения.

«Раздвоенность» отнюдь не случайна. Межиров недаром утверждал в стихах, полемически заостряя ситуацию, что у него две книги: Дорога далека, оплаченная «страданьем плоти», и Ветровое стекло, которую он «выстрадал сполна духовно».

На самом деле за первым последовали сборники Новые встречи (1949), Коммунисты, вперед! (1955), Возвращение (1955), «Разные годы (1956).

Лишь затем появился сборник Ветровое стекло (1961) – по слову автора именно книга, то есть цельное художественное образование («…специально задумать и написать книгу стихов невозможно. Она может сложиться или не сложиться, как складывается или не складывается жизнь», – сказал он позднее).

Таким образом очерчены два круга тем.

Стихи о войне, среди них ставшее впоследствии хрестоматийным стихотворение Музыка, где вновь разрабатывается тема если не «двойничества», то сопредельного, параллельного существования самых разных и незнакомых между собой людей: Стенали яростно, / навзрыд, / Одной-единой срасти ради / На полустанке – инвалид / И Шостакович в Ленинграде», и не менее известные Календарь, Утром, Воспоминание о пехоте, Коммунисты, вперед!. Герой их, «нежный отрок, еще не остывший от игр и мечтаний» (Л.Аннинский). В нем живет мальчишество, нерастраченная детскость. Он может вскрыть банку сгущенного молока, высунуть руку из окна поезда и смотреть, как длинная сладкая нить вьется вдоль идущего на фронт эшелона, не задумываясь, что потом он не раз вспомнит о своем ребячестве, грызя фронтовой сухарь (Проводы).

Обратите внимание

И тот же герой, уже возмужавший, ищет свое место в послевоенном мире. Для этого круга тем характерна Баллада о цирке, повествующая о жизненном пути героя от рождения в цирковом шарабане, через войну, к литературе.

Вертикальная стена, по которой он ездит на мотоцикле (популярный довоенный и послевоенный зрелищный номер) предстает новым кругом дантовского ада. «Но это все-таки работа…», – уговаривает он себя, признавая при том, что номер «ложный».

Цирковая тема присутствует и в других стихотворениях.

«Разорванность» (вариант «двойничества») существует и в неявном, однако напрашивающемся сопоставлении большого мира, родины с ее просторами, приметами которой стали для автора такие московские уголки, как Лебяжий переулок и Арбат до реконструкции, – и от сборника к сборнику приобретающего все более конкретные черты мира спорта, искусства, мира профессиональных игроков, кастового и потому для многих враждебного. Балетные студии, мастерские художников, ипподром, бильярдная, карточный стол – места, где случайность может разрушить то, чего добиваются упорным трудом, неделями и месяцами репетиций и тренировок, но где везение либо азарт и дерзость способны принести внезапный успех, становятся для лирического героя в каком-то смысле заменой большого мира.

В такой художественной системе, независимо от авторских намерений, некоторые произведения воспринимаются как аллегории.

Таковы стихи Мы под Колпином скопом стоим, / Артиллерия бьет по своим, стихотворение Закрытый поворот, где желание вписаться в этот закрытый поворот опять-таки аллегорично (здесь и смелость, и безрассудство, и вызов, брошенный опасности).

Для стихов этого периода характерно и стремление к афористичности, иногда в ущерб стилю: До тридцати – поэтом быть почетно / И срам кромешный – после тридцати (Всё то, что Гёте петь любовь заставило…).

В начале творческого пути Межиров создал несколько неудачных поэм (На рубежах, Годы Чкалова и др.), где сюжет ослаблен или подменен риторикой, но вскоре осознал, что единица его поэтического мышления – отдельное стихотворение. Отсутствие датировки дает возможность перетасовывать, выстраивать стихи, создавая сверхсюжет.

Произведения Межирова часто издаются, выходят многочисленные сборники: Стихи и переводы (1962), Стихотворения (1963), Прощание со снегом (1964), Ладожский лед (1965), Подкова (1967), Лебяжий переулок (1968), Стихотворения (1969), Невская Дубровка (1970), Поздние стихи (1971), Тишайший снегопад (1974), Недолгая встреча (1975), Времена (1976).

К концу 1970-х поэтика Межирова претерпевает заметные изменения. Тщательно сконструированный поэтический мир приобретает остросовременные черты, прошлое лирического героя подвергается переосмыслению, иногда получает отрицательную оценку.

Важно

Рефлексия становится постоянна, однако не очевидна. Данная не впрямую, она также может восприниматься читателем как автопризнание лирического героя, переплетенное с биографическими мотивами автора.

Драматична судьба персонажа одного из стихотворений – игрушечного мастера, выступающего в роли демиурга (разумеется, речь идет о любом творце, в частности, о литераторе): Он был умен, бездушен, пустотел, – / Слагая строки полые, тугие, / Чем занимался и чего хотел, – Сказать неправду лучше, чем другие (Мастер). Созданные им игрушки – Петрушки, Матрешки и Буратино – многое у него переняли и «простерли» над своим создателем «непререкаемую власть». Теперь мастер и его творения связаны навсегда, они цепляются друг за друга, чтобы не упасть, не потерять равновесия.

Цирковая тема, как бы завершив круг, возвращается к исходной точке: Быть может, номера у нас и ложные, – / Но все же мы работаем без лонжи, – / Упал – пропал, костей не соберешь. / Так размышляет он. И тем не менее – / Сомнительное самоутешение (Зима).

«Чужое», заимствованное слово встраивается в текст, столкновение разнородной лексики переходит в словесную какофонию: Позвоню на виллу Сименону, / Сименон ажанам позвонит – / Тары-бары, и тебя без шмону / Выпустят в объятья аонид (Alter ego).

С одной стороны, так выражается жесткая ирония, почти сарказм поэта по отношению к описываемым характерам и ситуациями – быту богемы, псевдоинтеллектуалов, нуворишей, сильных мира сего (в действительности – замкнутого мирка), с другой стороны какофония эта противопоставлена высокой музыкальности, наличие которой в стихах Межирова неоднократно отмечали критики.

Читайте также:  Краткая биография робертс

В 1970-х книги Межирова выходят чуть реже, но регулярно. Это сборники Очертанья вещей (1977), Медальон (1979), Избранные произведения в двух томах (1981), Тысяча мелочей (1984), Теснина (1984), Закрытый поворот (1985).

За сборник Проза в стихах (1982, 1989), где новая поэтика полностью утвердилась, Межиров был награжден Государственной премией СССР (1986).

Религиозные мотивы, неявно присутствовавшие и прежде, здесь превращаются в мотивы эсхатологические. Ожидание Страшного суда все томительней, все напряженней.

Такая трактовка очевидна в свете событий, определивших судьбу Межирова. Привычный ход жизни был в одночасье сломлен, весь порядок жизни нарушен.

Совет

Работа над стихами и переводами – Межиров активно переводил литовских и особенно грузинских поэтов – ушла в прошлое.

В январе 1988 машина, за рулем которой находился Межиров, сбила человека. Межиров скрылся с места аварии, пешеход скончался.

Этот поступок, никак не вязавшийся с образом фронтовика, интеллигента, носителя высоких нравственных норм, и тайная неприязнь писательской публики к удачливому и преуспевающему собрату по перу стали причиной долгого разбирательства в Союзе писателей и резкого общественного осуждения.

Межиров, в конце концов, не выдержал остракизма. В 1994 он уехал в США. До отъезда увидели свет только книги Избранное (1989) и дважды изданная Бормотуха (1989, 1991).

Книга Межирова Поземка (1997), где наряду со старыми стихами напечатаны и новые, продемонстрировала изменения в строе стиха: «чужое» слово почти сходит на нет, но утрачена и музыкальность.

Привычная языковая стихия будто бы отчуждается, волею случая поэт обречен убыванию слова / Неродного-родного (Потому что непреодолима граница…). Тяжкое признание в устах литератора, для которого русская культура была почти всем.

И томит вопрос без ответа: За что? За то, что может быть однажды / Из вас случиться с каждым и любым… (Набросок).

Возвращение Межирова к российской аудитории началось с телепередачи, показанной по центральному телевидению осенью 2003 и приуроченной к восьмидесятилетию поэта. Умер Межиров 22 мая 2009 в Нью-Йорке.

Обратите внимание

Сочинения: Из книги «День благодарения». – «Новый мир», 1991, № 2; Сквозь вавилонские реки. – «Знамя», 1995, № 8; Изнутри и откуда-то со стороны. Стихи последних лет. – «Вопросы литературы», 1995, вып. 6

Береника Веснина

Источник: https://www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/literatura/MEZHIROV_ALEKSANDR_PETROVICH.html

Творчество Александра Межирова

Александр Межиров родился в 1924 году. Дом, в котором он родился и вырос, теперь стоит на берегу Москва-реки, окнами на кремлевскую набережную и Лебяжий переулок. Отец поэта — юрист по профессии, был всесторонне образованным человеком. Он знал математику, медицину, классические языки, философию и историю. Мать старалась научить юного Межирова чувствовать поэзию.

В школе, где учился Александр, литературу преподавал выдающийся педагог В.В. Литвинов. Литвинов внушил поэту пожизненную любовь к литературе, к достойным образцам поэзии. Александр Межиров ушел на войну из школы в 1941 году, когда ему было 17 лет. «Война потрясла меня до глубины души», — писал он. В первые послевоенные годы стихи Межирова выражали войну как нечто обособленное от жизни.

Но позже поэт стал думать о том, что явления войны как бы повторяются и в мирной жизни. Так были написаны «Просыпаюсь и курю…», «Календарь», «Десантники». Первая книга Межирова «Дорога далека» вышла в 1947 г., а вслед за ней целый ряд книг, из которых наиболее осмысленными являются «Ветровоестекло», «Стихотворения», «Прощание со снегом», «Подкова», «Лебяжийпереулок».

В год выхода первой книги судьба забросила поэта в Грузию. Там он нашел новых друзей, полюбил грузинскую поэзию, стал переводчиком. С тех пор он двадцать лет переводит стихи грузинских поэтов. В 1960 году Межиров познакомился с прекрасным литовским поэтом Ю Марцинкявичюсом и перевел две его поэмы — «Кровь и пепел» и «Стена». Александр Межиров говорил: «Поэзия — судьба.

Она приходит и покидает, и снова приходит.

Время создания того или иного стихотворения должно быть ощутимо без даты».

Основные книги поэта: «Дорога далекая», «Коммунисты, вперед», «Возвращение», «Стихи», «Ветровое стекло», «Прощание со снегом», «Ладожский лед», «Подкова», «Избранная лирика», «Времена», «Поздние стихи», «Тишайший снегопад», «Очертаньявещей», «Медальон», «Избранные произведения» (в двух томах).

Поэзия А. Межирова в лучших образцах становится вместилищем мно жества судеб, символом каждого — и многих, одного — и всех. Человек—личность— общество — вот самый чувствительный нерв в поэзии А. Межиро-ва.

Лирическое «я» поэта охватило и вобрало в себя ту трагическую, грозную музыку войны, которая неумолчно звучит в памяти народной и по настоящий день. Так, от «Воспоминаний о пехоте» веет былинной силой. По этому стихотворению можно проследить, как креп его голос, как расширялись духовные горизонты поэта.

Важно

Он хочет сделать моментальный снимок всей войны — и только преувеличение увиденного и пережитого на фронте могут передать его чувства. Вот почему лирический герой этого стиха резко, без перехода превращается в обобщенный символ, в сосредоточение многих судеб, подобных судьбе самого поэта.

Стихотворение Межирова «Коммунисты, вперед!» — тут он отдельными смелыми штрихами воссоздает атмосферу той незабываемой эпохи. Поэт в этом стихотворении воссоздает те критические ситуации, когда только мужество и несокрушимая воля к победе коммунистов помогали преодолеть все: и сопротивление врагов, и разбушевавшуюся стихию.

Не только это стихотворение Межирова, но и многие другие стихи показывают, что лирический герой поэтов-фронтовиков был в полном смысле этого слова личностью, человеком идейно закаленным и твердым.

Как бы ни была тяжела военная обстановка, советский человек оставался человеком, и в его сердце всегда находилось место внутренним человеческим чувствам. В высоком драматическом ореоле предстают события военных лет в его стихах, написанных за многие годы. Лучшее из них — «Календарь».

Это лирическая повесть о войне, о том моральном уроне, который война наносила людям, беспощадно втягивая их в свою гигантскую орбиту , ломая их судьбы , и все же оказалось бессильной до конца сломать их. Но это очень светлое и трепетное стихотворение:

  • Мы на Верхней Охте квартируем.
  • Две сестры хозяйствуют в дому,
  • Самым первым в жизни поцелуем
  • Памятные сердцу моему.

Он беспощаден к самому себе и в этом признается. Наиболее драматична судьба Межирова, так как он мучительно переживал свою неспособность вырваться из плена воспоминаний.

Развернутой лирической повестью, посвященной именно этим противоречивым переживаниям, является «Подкова» (1967 г.), а также «Лебяжий переулок» (1968 г.). Предметом пристального внимания поэта стали поиски новых связей между прошлым, настоящим и будущим.

Эпиграфом к творчеству А.Межирова этих лет могут послужить следующие строки:

  • Две книги выстраданы мной.
  • Одна — физически.
  • Другая — тем, что живу из
  • немогая,
  • Не в силах разорвать с войной.

Эти реальные ощущения войны постепенно обогащались и вызывали к жизни восприятие действительности. Его воспоминания о войне пронизаны той же романтической увлеченностью быть «год за годом честней и чище». Его тяготит мещанское окружение, судьба праздных, пустых и никчемных людей.

От томительного чувства одиночества поэт ищет спасения только в работе, в своем высоком ремесле. Он счастлив, когда втягивается в «старинную игру», когда остается один на один с чистым листом бумаги. «Баллада о цирке» — высшая точка творческого кризиса, который определенно переживал Межиров. Пафос новых книг Межирова — вновь обретенное чувство времени.

О своем возрождении поэт написал блестящее стихотворение «Этот год».

  • …Этот год, он ни с чем не сравнится,
  • Не забудется он никогда.

В стихотворении «Как ни мудри и что ни говори» А.Межиров размышляет о произошедших событиях, пытаясь проникнуть в их сокровенный смысл. В полном слиянии с новым творческим подъемом, вновь обретенной жаждой мыслить и творить автор сборника «Прощание со снегом» отвергает многое из того, что написал в книгах конца 40-х годов.

Его волновали общественные страсти и боренья, ночи напролет проводил он с друзьями в спорах и размышлениях вслух. В своих новых стихах поэт начисто избавился от наивной суровости, с которой писал иные фронтовые стихи. При изображении современности ощущаем жизненный опыт, приобретенный поэтом в годы фронтовой юности.

Спустя многие годы он создает стихотворение «Серпухов».

Оно посвящено городку Серпухову, старой няне поэта, доживавшей свои дни в деревне, самой России. Судьба обыкновенного человека, человека из народных глубин, и тема России образуют в стихотворении сложный лирико-философский мотив. Поэт также в своей лирике указывает путь к нравственному возрождению. А не желающим меняться художник предсказывает моральную деградацию.

Совет

Александр Межиров в 1986 г. был удостоен Государственной премии СССР за книгу «Проза в стихах». Однако успех и творческое признание не избавляют поэта от внутреннего озноба, который вызывает чувство тревоги и даже вины.

Как ни странно, но именно эти чувства нередко вызывают к жизни самые сильные и впечатляющие строки у Межирова. Как справедливо подчеркивает поэт, это «собой святое недовольство» испытывают не только отдельные люди, но и целые социальные системы.

Значительность идеи поэта определяет значительность его творческого и эстетического потенциала.

Источник: http://www.slavkrug.org/tvorchestvo-aleksandra-mezhirova/

Ссылка на основную публикацию