Краткая биография захер-мазох

Леопольд фон Захер-Мазох — биография, информация, личная жизнь

Леопольд Риттер фон Захер-Мазох (нем. Leopold Ritter von Sacher-Masoch). Родился 27 января 1836 года в Лемберге (ныне Львов) — умер 9 марта 1895 года в Франкфурте-на-Майне. Австрийский писатель.

В 1886 году психиатр и невролог Рихард фон Крафт-Эбинг ввёл новое понятие в психиатрии и сексопатологии, связанное с творчеством писателя, — мазохизм.

Леопольд фон Захер-Мазох родился 27 января 1836 года в Лемберге (тогдашнее название Львова) в римско-католической семье начальника полиции Королевства Галиции и Лодомерии Леопольда фон Захера. Предками его отца были испанцы, которые в XVI веке поселились в Праге, и богемские немцы.

Его мать, Шарлотта (Charlotte von Masoch), была дочерью профессора и тогдашнего ректора Львовского университета Франца фон Мазоха.

Обратите внимание

На месте дома, где родился будущий писатель, теперь стоит известный во Львове «Гранд-Отель».

Совет

Леопольд, старший сын в семье, родился на девятом году брака родителей и сначала был такой хилый, что надежды на его выздоровление почти не было.

Его здоровье начало улучшаться после того, как его отдали на выкармливание к украинской крестьянке в городок Винники подо Львовом. С её молоком он впитал и любовь к земле своего рождения, которая не покидала его до конца жизни.

Впоследствии, уже будучи писателем, Захер-Мазох многое из услышанного из уст кормилицы вплетал в канву своих немецкоязычных новелл.

Когда Леопольду было 12 лет, семья переехала в Прагу, где мальчик выучил немецкий язык, на котором потом и писал свои произведения.

В родительском доме Леопольд воспитывался в атмосфере просветительского либерализма, характерной для времени правления Франца Иосифа. Уже в детстве в нём начали проявляться склонности, которые потом и сделали его знаменитым.

Захер-Мазоха привлекали ситуации жестокости; ему нравилось смотреть на картины с изображением казней, а любимым чтением были жития мучеников. Важной личностью его детства стала родственница со стороны отца, графиня Ксенобия, которая была чрезвычайно красивой и в то же время жестокой женщиной.

Однажды, играя в тайник со своими сёстрами, он спрятался в спальне графини и стал свидетелем того, как сначала графиня привела туда любовника, а через несколько минут в спальню ворвался её муж с двумя друзьями.

Важно

Графиня побила и выгнала трех непрошеных гостей, любовник убежал, а Леопольд неосмотрительно выдал свое присутствие, после чего графиня побила и его. Однако от её ударов мальчик чувствовал непонятное удовольствие. Мужчина вскоре вернулся, а Леопольд, спрятавшись за дверью, слышал удары кнута и стоны графа.

Обиды, кнут и меха, которые любила носить графиня, стали постоянными мотивами в творчестве Захер-Мазоха, а женщин он с того времени воспринимал как существ, которых следует одновременно и любить, и ненавидеть.

Обратите внимание

Захер-Мазох был успешным учеником и студентом. В университетах Праги и Граца, куда он переезжает в 1854 году, Леопольд изучает юриспруденцию, математику и историю, и в возрасте 19 лет становится доктором права. Работал приват-доцентом в Грацском университете. В 1858 году анонимно опубликовал роман «Одна галицийская история. Год 1846».

С того времени Захер-Мазох ежегодно создавал по книге, а то и больше, экспериментируя с самыми разнообразными литературными жанрами. Он писал исторические исследования (напр., «Восстание в Генте во времена правления Карла V»), пьесы, фельетоны, литературно-критические произведения. Был основателем и редактором нескольких журналов, которые, однако, выходили недолго.

Сотрудничал в венском ежемесячнике «Международное ревю».

Как утверждают литературные энциклопедии Германии и Австрии, в 1860 году Леопольда фон Захер-Мазоха пригласили читать лекции по истории во Львовском университете. Однозначного мнения, принял ли он это приглашение, среди научных работников нет, но на такую возможность указывают имеющиеся в его творчестве впечатления от Галиции именно взрослого мужчины, а не мальчика.

Определённое время Захер-Мазох совмещал академическую карьеру с литературным творчеством, потому что литературная и издательская деятельность не приносила ему достаточной прибыли. После успеха у читателей романа «Дон Жуан из Коломыи» (1872) (написанного на французском языке и опубликованного в одном из парижских журналов) он решил полностью посвятить себя литературе.

В это время Леопольд фон Захер-Мазох вступил в брак со своей пылкой поклонницей Авророй Фон Рюмслин. Высокомерная, эгоистичная, жадная к деньгам, одежде и визитам в высший свет, Аврора также начала писать, взяв себе псевдоним «Ванда фон Дунаева» (имя героини «Венеры в мехах»).

Впоследствии они вместе подписывались под низкопробными новеллами фамилией Захер-Мазох (без указания имени). Непомерные требования жены привели писателя к бедности и вынудили заняться обычным заработком.

Совет

Он опустился до уровня порнографии и начал писать непритязательные новеллы, одевая своих героинь в колоритные гуцульские кацабайки и платки и сдабривая рассказ кнутами и канчуками, за что получил характеристику «отец одной перверсии».

Доведя Леопольда фон Захер-Мазоха до такого состояния, Аврора покинула его (впоследствии она написала популярные у читателей мемуары «Повесть моей жизни»). Писатель затем вступил в брак с гувернанткой своих детей, которая была младше его на 20 лет, и этот брак также не был удачен.

В 1881 году Захер-Мазох поселился в Лейпциге и остальную жизнь провел в Германии.

Творчество Захер-Мазоха принадлежит к эпохе, когда на фоне расцвета промышленности, пышности жизни новой буржуазии и упадку села, интеллигенция жила в мире, где совмещалась идеализация сельской жизни с материалистическими и эпикурейскими тенденциями, а чувственность и любовь стали центром и целью человеческой жизни.

Переживания личной жизни Захер-Мазоха, который получал патологическое сексуальное наслаждение от подчинения физическому и эмоциональному насилию со стороны женщин, нашли своё отображение в его произведениях.

Почти автобиографичный характер носят романы «Разведённая женщина» (1870) и «Венера в мехах» (1870) (в основу «Разведённой женщины» легло пережитое и выстраданное из романа с Анной фон Коттвиц, а на «Венеру в мехах» писателя вдохновила интрига с Фанни фон Пистор).

Тема издевательства деспотической женщины над слабым мужчиной постоянно возникает также в исторических произведениях Захер-Мазоха и с течением времени становится настолько выразительной, что в 1886 году венский психолог Рихард фон Крафт-Эбинг называет сексуальную патологию, которая характеризуется получением удовольствия от боли и подчинения, мазохизмом.

Произведения Захер-Мазоха переводились на многие европейские языки и издавались большими тиражами. Особенно популярен он был во Франции благодаря переводам и комментариям Терезы Бентсон. Его творчество высоко оценивали Эмиль Золя, Гюстав Флобер, Альфонс Доде, Александр Дюма-отец и Александр Дюма-сын. В 1886 году из рук президента Франции Захер-Мазох принял орден Почётного легиона.

Последние годы своей жизни Захер-Мазох провёл в немецком поселке Линдхайм в Гессене, где и умер 9 марта 1895 года. Необычайность его судьбы не закончилась и на этом — как утверждают, урну с его прахом уничтожил пожар 1929 года.

Источник: http://stuki-druki.com/authors/ZaherMazoh.php

Леопольд фон Захер-Мазох: почему мазохизм назвали его именем

Леопольд Захер-Мазох родился в немецкой аристократической семье во Львове, который в тот период принадлежал Австрии и носил название Лемберг. Этот город был настоящим перекрёстком культур, что сильно повлияло на формирование личности будущего писателя.

Кормилицей и няней маленького Леопольда была украинская крестьянка, она познакомила ребёнка с народными сказками: впоследствии они стали фоном многих литературных произведений Мазоха. Город был мозаичен в плане религии: здесь процветали иудаизм, католичество, православие, а также секта хлыстов.

Эта секта специализировалась на бичевании и подчёркнутом отказе от сексуальных отношений ради «чистоты».

Все эти источники не только послужили в будущем основой для литературных произведений, но и изрядно запутали его собственную жизнь.

Обратите внимание

Творчество фон Захер-Мазоха известно благодаря сюжетам, в которых эротика переплетена с жестокостью.

Герои книг – красивые, очень привлекательные люди; женщина доминирует над мужчиной и всячески над ним издевается вплоть до убийства. А мужчина получает от таких отношений сексуальное удовольствие.

Источники таких наклонностей

Идея таких отношений была заложена ещё в то время, когда Леопольд был впечатлительным ребёнком. Вместе с его семьёй проживала замужняя тётя Ксенобия — очень красивая и столь же неукротимая дама. Юный Леопольд любил затевать с сёстрами игру в прятки, чтобы иметь возможность затаиться в спальне красивой тётки, которая приводила туда любовников.

Таким образом мальчик однажды стал свидетелем семейного сражения, когда вслед за любовником ворвался тётин муж с двумя друзьями, но львовская Брунгильда отколотила и выгнала всех троих, после чего досталось и вылезшему из укрытия племяннику.

Не имея возможности иначе привлечь внимание столь блестящей красавицы, Леопольд провоцировал её на тумаки и потом смаковал их в тишине и одиночестве.

Эти детские фантазии впоследствии получили развитие после знакомства с сектой хлыстов, где способом божественного поклонения было бичевание. Мазох настолько проникся этой темой, что во время эпидемии холеры настоятельно рекомендовал избиение больных как способ излечения.

Леопольд фон Мазох успешно учился в университете, изучая юриспруденцию, историю и математику. В 19 лет он стал доктором права и получил работу в университете города Грац в Австрии. Однако пылкое воображение уводило молодого автора далеко от точных наук, которыми он занимался.

Мазох занялся писательской деятельностью, пробуя себя в разных жанрах, от исторических романов до пьес и фельетонов.

Знакомство с творчеством Тургенева и Гоголя оказалось близким к его собственным наклонностям, юноша принялся развивать их темы с уклоном в сексуальные отношения, где лидировала прекрасная и деспотичная женщина, одетая в дорогие меха. Эта тематика сильно приближена к идее русского сектантства.

Важно

Во главе секты хлыстов находится женщина – «богородица», чрезвычайно надменная, жестокая, красивая и «позволяющая» своим любовникам дарить ей дорогие вещи. Неизвестно, принадлежал ли Мазох к этой секте, но он хорошо знал её уклад.

При том, что секта позиционировалась как концентрация чистоты и невинности, а рядовых членов склоняли даже к кастрации с целью максимального приближения к безгрешности, в ней процветала распущенность. Но Мазоха эта нестыковка нимало не смущает – наоборот, возбуждает.

В результате гибридизации собственных сексуальных фантазий с хлыстовщиной его произведения приобрели характер психолого-эротического триллера. Героем его книги «Мардона» является красивый и даже образованный крестьянин Сабадил, ставший на время избранником «богородицы».

Эта женщина, Мардона, ведёт себя как развратная патрицианка Древнего Рима, ссылаясь в качестве оправдания на снизошедший на неё «божий дух». В результате Сабадил тоже начал ей изменять с двумя легкомысленными юными сектантками Софией и Нимфодорой, одна из которых является также любовницей Мардоны. Узнав об этом, жестокая женщина устраивает показательно-ритуальную казнь Сабадила, заставив Софию и Нимфодору прибить его к кресту. Сама Мардона приканчивает изменника, забив ему гвоздь в сердце. Предсмертные слова Сабадила венчают фантазии автора: «Сладко, ох как сладко».

Как реакция читателей отразилась на жизни автора

Неудивительно, что после выхода в свет подобных произведений их автором заинтересовались читатели с аналогичными наклонностями. Одной из его рьяных поклонниц стала Аврора фон Рюмслин. Она воплотила в себе версию хлыстовской «богородицы», обеспечив писателю эмоциональное и физическое насилие, которое его так возбуждало.

Как и полагалось героине его книг — помимо жестокости, она питала непомерную страсть к дорогим мехам и драгоценностям, была очень надменной и обожала блистать в свете. Имея завышенную самооценку, Аврора тоже захотела литературной славы и строчила низкопробные творения, подписываясь уже известной фамилией своего мужа.

Брак распался, когда Аврора вытянула из Леопольда все деньги.

Вторично фон Захер-Мазох женился на гувернантке своих детей, которая была на 20 лет моложе его. Этот брак тоже был неудачным.

Появление термина «мазохизм» и последователи в литературе

После ряда книг жанра «Мардоны» тема сексуального удовольствия, получаемого мужчиной от жестокого женского обращения, стала проявляться и в исторических трудах Захер-Мазоха, вызывая недоумение читателей. В 1886 году венский психолог Рихард фон Крафт-Эбинг выделил эту склонность в отдельную сексуальную патологию и назвал её именем Мазоха: мазохизм.

Последователями творчества фон Захер-Мазоха стали русские писатели Андрей Белый и Александр Блок. Роман Белого «Серебряный голубь» также опирается на сексуально-сектантские фантазии. Причём этот писатель состоял в секте хлыстов и знал, чем они там на самом деле занимаются, однако книга по тематике приближена к версии Мазоха: удовольствие от символического убийства и кастрации.

Андрей Белый находился в близких отношениях с Менделеевой-Блок. Александр Блок сам с ней не жил, храня «чистоту» их отношений и предпочитая проституток. Но этим писателям повезло меньше чем Мазоху, в том смысле что их именем никакое сексуальное отклонение не назвали.

Источник: https://suharewa.ru/leopold-fon-zaxer-mazox-pochemu-mazoxizm-nazvali-ego-imenem/

фон Захер-Мазох Леопольд

Леопо́льд фон За́хер-Мазо́х (нем. Leopold Ritter von Sacher-Masoch); 27 января 1836, Лемберг — 9 марта 1895, Франкфурт-на-Майне) — австрийский писатель, автор романов и новелл на эротические темы. Термин «мазохизм» напрямую связан с его именем.

Читайте также:  Краткая биография сэй-сёнагон

Родился в римо-католической семье во Львове (тогда — Лемберге, австрийской провинции). Отец — высокопоставленный чиновник австро-венгерской монархии — глава полиции (нем. Polizeidirektor), мать — Шарлотта фон Мазох (Charlotte von Masoch) — дочь ректора Львовского университета Франца фон Мазоха. Предки писателя — испанцы и богемские немцы.

В Грацском университете писатель изучал юриспруденцию, историю и математику. Затем получил должность профессора истории в родном городе, которую он оставляет ради литературной деятельности.

В 1886 году психиатр и невролог Рихард фон Крафт-Эбинг обнародовал новое понятие в психиатрии и сексопатологии, связанное с творчеством писателя — мазохизм.

Леопольд фон Захер-Мазох родился 27 января 1836 года в г. Лемберг (тогдашнее название Львова) в семье начальника полиции Королевства Галичины и Володимирии Леопольда Захера. Предками его отца были испанцы, что в XVI веке поселились в Праге, и богемские немцы.

Его мать, Шарлотта, была дочерью профессора и тогдашнего ректора Львовского университета Франца фон Мазоха. Некоторые исследователи говорят о её русинском (украинском) происхождении.

Обратите внимание

На месте дома, где родился будущий писатель, теперь стоит известный во Львове «Гранд-Отель».

Леопольд, старший сын в семье, родился на 9-ом году брака родителей и сначала был такой хилый, что надежды на его выздоровление почти не было.

Совет

Его здоровье начало улучшаться после того, как его отдали на выкармливание к украинской крестьянке в подльвовский городок Винники. С её молоком он впитал и любовь к земле своего рождения, которая не покидала его до конца жизни.

Впоследствии, уже будучи писателем, Захер-Мазох много из услышанного из уст кормилицы вплетал в канву своих немецкоязычных новелл.

Когда Леопольду было 12 лет, семья переехала в Прагу, где мальчик выучил немецкий язык, на котором потом и писал свои произведения.

В родительском доме Леопольд воспитывался в атмосфере Просветительского либерализма, характерной для времени правления цесаря Франца-Иосифа. Уже в детстве в нём начали проявляться склонности, которые потом и сделали его знаменитым.

Захер-Мазоха привлекали ситуации жестокости; ему нравилось смотреть на картины с изображением казней, а любимым чтением были жития мучеников. Важной личностью его детства стала родственница со стороны отца, графиня Ксенобия, которая была чрезвычайно красивой и в то же время жестокой женщиной.

Однажды, играя в тайник со своими сестрами, он спрятался в спальне графини и стал свидетелем того, как сначала графиня привела туда любовника, а через несколько минут в спальню ворвался её муж с двумя друзьями.

Важно

Графиня побила и выгнала трех непрошеных гостей, любовник убежал, а Леопольд неосмотрительно выдал свое присутствие, после чего графиня побила и его. Однако от её ударов мальчик чувствовал непонятное удовольствие. Мужчина вскоре вернулся, а Леопольд, спрятавшись за дверью, слышал удары кнута и стоны графа.

Обиды, кнут и меха, которые любила носить графиня, стали постоянными мотивами в творчестве Захер-Мазоха, а женщин он с того времени воспринимал как существ, которых следует одновременно и любить, и ненавидеть.

Захер-Мазох был успешным учеником и студентом. В университетах Праги и Граца, куда он переезжает в 1854 году, Леопольд изучает юриспруденцию, математику и историю, и в возрасте 19 лет становится доктором права. Став приват-доцентом в Грацком университете, он в 1858 году анонимно опубликовывает роман «Одна галицийская история. Год 1846″.

Обратите внимание

С того времени Захер-Мазох ежегодно создавал по книге, а то и больше, экспериментируя с самыми разнообразными литературными жанрами. Он писал исторические исследования (напр., «Восстание в Генте во времена правления Карла V»), пьесы, фельетоны, литературно-критические произведения.

Был основателем и редактором нескольких журналов, которые, однако, выходили недолго.

Как утверждают литературные энциклопедии Германии и Австрии, в 1860 году Леопольда фон Захер-Мазоха пригласили читать лекции по истории во Львовском университете. Однозначного мнения, принял ли он это приглашение, среди научных работников нет, но на такую возможность указывают имеющиеся в его творчестве впечатления от Галичины именно взрослого мужчины, а не мальчика.

Определенное время Захер-Мазох совмещал академическую карьеру с литературным творчеством, потому что литературная и издательская деятельность не приносила ему достаточной прибыли. Но после успеха у читателей романа «Дон Жуан из Коломыи» (1872) (написанного французским языком и опубликованного в одном из парижских журналов) решил полностью посвятить себя литературе.

В это время Леопольд фон Захер-Мазох вступил в брак со своей пылкой поклонницей Авророй Фон Рюмслин. Высокомерная, эгоистичная, жадная к деньгам, одежде и визитам в высший свет, Аврора также начала писать, взяв себе псевдоним «Ванда фон Дунаева» (имя героини «Венеры в мехах»).

Впоследствии они уже вместе подписывались под низкопробными новеллами фамилией Захер-Мазох (без указания имени). Непомерные требования жены привели писателя к бедности и вынудили заняться обычным заработком.

Он опустился до уровня порнографии и начал писать непритязательные новеллы, одевая своих героинь в колоритные гуцульски кацабайки и платки и сдабривая рассказ кнутами и канчуками, за что получил характеристику «отец одной перверсии».

Доведя Леопольда фон Захер-Мазоха до такого состояния, Аврора покинула его (впоследствии она написала популярные у читателей мемуары «Повесть моей жизни»). А сам писатель вступил в брак с гувернанткой своих детей, которая была младше его на 20 лет и с которой он, однако, тоже не испытал счастья.

в 1881 году Захер-Мазох поселился в Лейпциге и остальную жизнь провел в Германии.

Важно

Творчество Захер-Мазоха принадлежит к эпохе, когда на фоне расцвета промышленности, пышности жизни новой буржуазии и упадку села, интеллигенция жила в мире, где совмещалась идеализация сельской жизни с материалистическими и эпикурейскими тенденциями, а чувственность и любовь стали центром и целью человеческой жизни. Переживания личной жизни Захер-Мазоха, который получал патологическое сексуальное наслаждение от подчинения физическому и эмоциональному насилию со стороны женщин, нашли свое отображение в его произведениях. Почти автобиографичный характер носят романы «Разведенная Женщина» (1870) и «Венера в мехах» (1870) (в основу «Разведенной женщины» легло пережитое и выстрадано под время роману из Анной фон Коттвиц, а на «Венеру в мехах» писателя вдохновила интрига из Фанни фон Пистор).

Тема издевательства деспотической женщины над слабым мужчиной постоянно возникает также в исторических произведениях Захер-Мазоха и с течением времени становится настолько выразительной, что в 1886 году венский психолог Рихард фон Крафт-Ебинг называет сексуальную патологию, которая характеризуется получением удовольствия от боли и подчинения, мазохизмом.

Произведения Захер-Мазоха переводились на многие европейские языки и издавались массовыми тиражами. Особенно популярным он был во Франции. Его творчество высоко оценивали Эмиль Золя, Густав Флобер, Альфонс Доде, Александр Дюма-отец и Александр Дюма-сын. в 1886 году из рук президента Франции Захер-Мазох принял орден Почетного Легиона.

Последние годы своей жизни Захер-Мазох провел в немецком поселке Линдгайм в Гессени, где и умер 9 марта 1895 года. Необычайность его судьбы не закончилась и на этом — как утверждают, урну с его прахом уничтожил пожар 1929 года.

Захер-Мазох вошёл в историю литературы не только как выразитель мазохизма. Для немецкой литературы он открыл народную жизнь Восточной Европы.

Захер-Мазох обстоятельно изучал язык, обычаи и переводы народов Галичины.

Наилучшие новеллы из народной жизни входят в сборник «Галицинские рассказы» (1876), «Еврейские рассказы» (1878), «Польские еврейские рассказы» (1886). Эти произведения полные симпатии к низшим слоям населения Галичины.

Известен тогдашний галицкий журналист и литератор Левко Сапогивский во львовском журнале «Заря» 1880 года так писал о писателе: «Захер-Мазох первый из чужестранцев возвеличил наш народ с такой любовью, которой тяжело даже между нашими авторами найти».

Произведения Захер-Мазоха много переводили и издавали в Галичине в XIX веке (по тогдашним библиографическим источникам, таких изданий было до 15).

Это роман «Новый Йов» («Родимий листок», 1879), отрывок повести «Бал русских питомцев» и рассказ (скорее исторический очерк) «Княгиня Любомирска» («Заря», 1880, 1882), рассказ и новеллы «Привидение», «Еврейский Рафаэль», «Дикари», «Славянские женщины», «Возрождения», «Мышь», «Господин и господа Рысь», «Заския», «Три свадьбы» и тому подобное, которые в 1882—1893 гг. появлялись в таких изданиях, как «Слово», «Червоная Русь», «Беседа», «Галичанин» и др.

В наше время первые переводы произведений Захер-Мазоха на украинский язык появились в 1994 году. Журнал «Вселенная» тогда опубликовал повесть «Дон Жуан из Коломии» (перевод с немецкого Наталии Иваничук) и «Женские образки из Галичины» (перевод с немецкого Ивана Герасима).

Совет

В 1999 году во Львове вышел отдельный том украинских переводов Л. Захер-Мазоха (Захер-Мазох Леопольд. Женские образки из Галичины. Избранные произведения. — Львов, 1999)

В 1991 году художники-львовяне Игорь Подольчак и Игорь Дюрич (при участии Романа Виктюка) создали Фонд Мазоха, который успешно действует доныне, прославившись рядом громких и скандальных акций (Последние гастроли в Украине. (2000), Бєзпрєдєл с/мазохізму.

(1998), Unlimited Humanism. (1997), С Днем Победы господин Мюллер — Zum Tag des Sieges von Herrn Muller. (1995), Последний эврейский погром. Галерея Гельмана, (1995), 1995 Свежие газеты для… (1995), Мавзолей для Президента. (1994), Искусство в космосе. (1993)).

.

В конце 1990-х годов на сцене Оперной студии Киевской консерватории поставили феерию спектакля «Сверчок» (балетмейстер Сергей Швидкий) — по мотивам романа Л. Захер-Мазоха «Венера в мехах».

Источник: http://fb2.net.ua/publ/f/fon_zakher_mazokh_leopold/20-1-0-330

Леопольд Захер-Мазох — Венера в мехах / Представление / Работы о мазохизме

Основные сведения о жизни Захер-Мазоха исходят от его секретаря Шлихтегролла («Захер-Мазох и мазохизм») и его первой жены, принявшей имя героини «Венеры», Ванды (Ванда фон Захер-Мазох, «Исповедь моей жизни»). Книга Ванды действительно очень хороша.

Позднейшие биографы подвергли ее суровой критике, что, однако, не мешало им зачастую попросту списывать с нее. Дело в том, что Ванда изображает себя слишком уж невинной. В ней хотели видеть садистку, раз уж Мазох был мазохистом. Но эта посылка, возможно, неверна.

Леопольд фон Захер-Мазох родился в 1835 году[1] в Лемберге, в Галиции. Среди его предков — славяне, испанцы и богемцы.[2] Его деды и прадеды — чиновники Австро-Венгерской Империи. Его отец — начальник полиции Лемберга.

Глубокий след в его душе оставили восстания и сцены из тюремной жизни, свидетелем которых он стал в детстве.

Глубокое влияние на весь его литературный труд оказали проблемы национальных меньшинств и революционных движений в Империи: истории галицийские, еврейские, венгерские, прусские… Он часто описывает организацию земледельческой общины и крестьянскую борьбу на два фронта — против австрийской администрации, но в первую очередь — против помещиков. Его увлекает панславизм. Кумирами Мазоха, наряду с Гете, были Пушкин и Лермонтов. Самого его называют «малороссийским Тургеневым».

Начинает он преподавателем истории в Граце; его литературная карьера открывается историческими романами. Успех приходит стремительно. «Разведенная» (1870), один из его первых жанровых романов, получил самый широкий отклик, вплоть до Америки. Во Франции Hachette, Calmann-Lévy и Flammarion опубликовали переводы его романов и повестей.

Одна из переводчиц Мазоха умудряется представить его как какого-то сурового моралиста, автора фольклорных и исторических романов — без малейшего намека на эротический характер его сочинений. Несомненно, его фантазмы проходили легче потому, что относились на счет его славянской души.

Обратите внимание

И следует также учитывать еще одну, более общую причину: «цензура» и терпимость в XIX веке сильно отличались от наших; тогда допускалось больше рассеянной сексуальности, при меньшей физиологической и психологической точности.

В языке, на котором говорит Мазох, тесно переплетается фольклорное, историческое, политическое, мистическое и эротическое, национальное и извращенное, образуя вместе некую туманность — подставленную под удары хлыста. Но никакого удовольствия от того, что Краффт-Эбинг пользуется его именем для обозначения известного извращения, он не испытывает.

Мазох был автором знаменитым и почитаемым; в 1886 он совершил триумфальную поездку в Париж и удостоился орденской ленточки и панегириков в Le Figaro и La Revue des Deux Mondes.

Эротические вкусы Мазоха хорошо известны: он любил играть в медведя или в разбойника; устраивать, чтобы за ним охотились, травили и связывали его, чтобы женщина с пышными формами, в мехах и с хлыстом наказывала, унижала его и даже причиняла ему какие-то подлинные физические страдания; любил переряжаться в прислугу, собирать фетиши и маскарадные наряды; давать некие газетные объявления [petites annonces], заключать с любимой женщиной «договор», при случае — заставлять ее отдаваться другому. Первая интрига с Анной фон Коттовиц навеяла сюжет «Разведенной»; другая, с Фанни фон Пистор, — сюжет «Венеры в мехах». Впоследствии с ним завязывает не лишенную двусмысленности переписку девушка по имени Аврора фон Рюмелин; она принимает псевдоним Ванды и в 1873 году выходит за Мазоха замуж. Она станет одновременно его покорной и требовательной спутницей, которая, однако, под конец будет им оставлена. Быть разочарованным — участь Мазоха, как если бы травестийная сила переряживания совпадала с силой недоразумения: он постоянно стремится ввести в свое супружество Третьего, которого называет «Греком». Но уже в пору его связи с Анной фон Коттовиц мнимый польский граф в действительности оказался всего лишь помощником аптекаря, разыскиваемым за воровство и опасно больным. Когда он уже был женат на Авроре-Ванде, с ним происходит одно любопытное приключение, героем которого, как кажется, был Людвиг II Баварский; рассказ о нем можно прочесть ниже. И здесь раздвоения личностей, маски, парирующие удары с той и другой стороны превращают это приключение в какой-то необычайный балет, который завершается, однако, разочарованием. Наконец, приключение с Арманом из «Фигаро», о котором Ванда рассказывает очень хорошо, хотя читателю нужно еще самому сделать кое-какие поправки: этот эпизод приводит к поездке Мазоха в Париж в 1886 году, и он же отмечает конец его союза с Вандой. В 1887 году он женится на гувернантке своих детей. Интересный портрет Мазоха в его последние годы дается в романе Мириам Харри «Сиона в Берлине»[3]. Он умирает в 1895 году, страдая от забвения, которому уже был предан его труд.

Труд этот, однако, важен и необычен. Он был задуман как цикл или, скорее, серия циклов. Главный цикл озаглавлен «Завещание Каина», он должен был разработать шесть тем: любви, собственности, денег, государства, войны и смерти (лишь две первые части были завершены, но в них уже присутствуют и остальные темы).

Фольклорные или национальные истории образуют вторичные циклы. Здесь выделяются два «черных романа», из числа лучших романов Мазоха: «Душегубка» и «Богоматерь»; они рассказывают о неких мистических галицииских сектах и по своему воздействию достигают редкостного уровня страха и напряжения.

Читайте также:  Сочинения об авторе такубоку

Что означает выражение «завещание Каина»? Прежде всего, оно призвано охватить собой все наследие преступлений и страданий, отягчающее человечество. Но жестокость есть лишь видимость, наброшенная на некую сокровенную основу: холодность Природы, степь, ледяной образ Матери, в которых Каин открывает свою собственную судьбу.

И холод этой суровой матери есть, скорее, как бы трансмутация жестокости, из которой* изойдет новый человек, Таким образом, имеется некий «знак» Каина, указывающий, как надлежит пользоваться его «наследием».

Важно

Один и тот же знак, от Каина до Христа, приводит к Человеку на кресте, «без половой любви, без собственности, без отчизны, без воинственности, без труда, который добросовестно умирает и олицетворяет идею нового человечества»… Труд Мазоха вбирает в себя все потенции немецкого романтизма.

Я думаю, что никогда еще ни один писатель не использовал так полно, как он, возможности фантазма и подвешенности [suspens]. Он обладает очень своеобразной манерой одновременно «десексуализировать» любовь и сексуализировать всю историю человечества.

Источник: https://libking.ru/books/sci-/sci-philosophy/374110-leopold-zaher-mazoh-venera-v-mehah-predstavlenie-raboty-o-mazohizme.html

Что такое Захер-Мазох

Захер-Мазох в Энциклопедическом словаре:

Захер-Мазох — (Sacher-Masoch) Леопольд фон (1836-95) — австрийский прозаик.Автор любовно-психологических новелл и романов («Венера в мехах», 1869, идр.), разрабатывающих мотивы болезненной страсти героев, (особенно -мужчин) к самоуничижению в любви (ср. Мазохизм).

Значение слова Захер-Мазох по словарю Брокгауза и Ефрона:

Захер-Мазох (Леопольд фон Sacher Masoch) — известный австрийский беллетрист. Родился в 1836 г. во Львове, где отец его был начальником полиции. Был доцентом истории в Граце. К этому времени относится его историческое исследование «Der Aufstand in Gent unter Kaiser Karl V» (1855).

Первая повесть его, «Eine galizische Geschichte» (1858. 2 изд. п. з. «Graf Donski», 1864), изображает восстание в Галиции 1846 г. Поощренный успехом повести, З.-М. оставил ученное поприще и в сравнительно короткое время приобрел громкую известность не только в Австрии и Германии, но и в России и особенно во Франции (ср. Bentzon» «S. M.

, sa vie et ses oeuvres», в «Revue d. d. M.», 1875). Между тем талант З.-М. далеко не из крупных. Из историч. романов его внимания заслуживает только «Kaunitz» (2 изд. 1873), хорошо изображающий политическую и общественную жизнь Австрии XVIII в. Широкая известность романа З.-М.

с пышным заглавием «Die Ideale unserer Zeit» не соответствует ни литературным его достоинствам, ни легковесному его пессимизму. Несравненно выше стоят живо написанные и полные этнографического интереса рассказы и повести З.-М. из галицийской жизни: «Der Emiss&auml. r» (1863), «Das Verm&auml.chtniss Kains» (1870 и 1877). «Russ.

Hofgeschichten» (1873-1874). «Galizische Geschichten» (1876-81) и др. Автор хорошо умеет читать в душе галицийского крестьянина и относится к русинам с большим состраданием. Не меньшей теплотой проникнуты многочисленные его рассказы из еврейской жизни: «Judengeschichten» (1878), «Neue Judengeschichten» (1881). «Der Judenraphael», «J&uuml.d.

Leben» (1887 и 1890) и др. З.-М. выставляет на вид смешные стороны еврейских предрассудков, но в безобидной форме, из-за которой не трудно разглядеть гуманное чувство. Впечатлению вредит иногда идиллический тон, а часто и невероятность сюжетов. Романы и повести З.-М. не чужды фривольности и пикантных картинок. В лучших своих произведениях З.-М.

заметно подчиняется влиянию Гоголя (он хорошо знаком с русск. языком). Напис. еще: «Aus dem Tagebuc he eines Weltmannes» (1870). «Die geschiedene Frau». «Liebesgeschichten aus verschiedenen Jahrhunderten» (1874). «Falscher Hermelin»: «Die Messalinen Wiens» (1874). «Die Republik der Weiberfeinde» (1878). «Das Testament» (1881). «Die Seelenf&auml.

ngerin» (1881) и др. На русск. языке большая часть написанного З.-М. имеется как в отдельных изданиях, так и в разных журналах и газетах. На нападки нем. критики З.-М. ответил резко полемическою книгою «Ueber den Wert d. Kritik» (1873). Разведенная с ним жена его Аврора, урожденная ф. Рюмелин (род. в 1847 г.), под псевдонимом «Wanda v.

Dunajew» напечатала несколько романов и повестей, из которых более известны: «Roman einer tugendhaften Frau» (1873). «Echter Hermelin» (1878). «Damen in Pelz» (1881) и др.

Захер-Мазох (дополнение к статье) (Леопольд von Sacher-Masoch) — австрийский беллетрист. умер в 1895 г.

Определение слова «Захер-Мазох» по БСЭ:

Захер-Мазох (Sacher-Masoch)
Леопольд (27.1.1836, Львов, — 9.3.1895, Линдхейм, Гессен), австрийский писатель. Лучшие из произведений З. — романтически окрашенные новеллы, рисующие быт и нравы угнетённых народностей Австро-Венгерской монархии: сборники «Галицийские рассказы»
(1871, новое изд.

1881), «Еврейские рассказы» (1878), «Новые еврейские рассказы» (1881). С патологическими мотивами эротических романов З.-М. («Венера в мехах» и др.) связано происхождение термина Мазохизм.
Соч. в рус. пер.: Галицийские повести, «Дело», 1876, № 10, с. 209-61.
Лит.: Hasper Е., Leopold von Sacher-Masoch, Greifswald, 1932 (Diss.

, Freiburg im Breisgau. 1933).

Расскажите вашим друзьям что такое — Захер-Мазох. Поделитесь этим на своей странице.

Источник: http://xn—-7sbbh7akdldfh0ai3n.xn--p1ai/zaher-mazoh.html

Список книг и других произведений Леопольд фон Захер-Мазох Сортировка по году написания

В 1886 году психиатр и невролог Рихард фон Крафт-Эбинг ввёл новое понятие в психиатрии и сексопатологии, связанное с творчеством писателя, — мазохизм.

Леопольд фон Захер-Мазох родился 27 января 1836 года в Лемберге (современное описываемым событиям название Львова) в римско-католической семье. Отец его был начальником полиции Королевства Галиции и Лодомерии Леопольд фон Захер. В его родословной — испанцы, в XVI веке поселившиеся в Праге, и богемские немцы.

Его мать, Шарлотта (нем. Charlotte von Masoch), была дочерью ректора Львовского университета Франца фон Мазоха.

Обратите внимание

На месте дома, где родился будущий писатель, теперь стоит известный во Львове «Гранд-Отель».

Совет

Леопольд, старший сын в семье, родился на девятом году брака родителей и сначала был такой хилый, что надежды на его выздоровление почти не было.

Его здоровье начало улучшаться после того, как его отдали на выкармливание к украинской крестьянке в городок Винники подо Львовом. С её молоком он впитал и любовь к земле своего рождения, которая не покидала его до конца жизни.

Впоследствии, уже будучи писателем, Захер-Мазох многое из услышанного из уст кормилицы вплетал в канву своих немецкоязычных новелл.

Когда Леопольду было 12 лет, семья переехала в Прагу, где мальчик выучил немецкий язык, на котором потом и писал свои произведения.

В родительском доме Леопольд воспитывался в атмосфере просветительского либерализма, характерной для времени правления Франца Иосифа. Уже в детстве в нём начали проявляться склонности, которые потом и сделали его знаменитым.

Захер-Мазоха привлекали ситуации жестокости; ему нравилось смотреть на картины с изображением казней, а любимым чтением были жития мучеников. Важной личностью его детства стала графиня Ксенобия, родственница со стороны отца, которая была чрезвычайно красивой и в то же время жестокой женщиной.

Однажды, играя в тайник со своими сёстрами, он спрятался в спальне графини и стал свидетелем того, как сначала графиня привела туда любовника, а через несколько минут в спальню ворвался её муж с двумя друзьями.

Графиня побила и выгнала трех непрошеных гостей, любовник убежал, а Леопольд неосмотрительно выдал своё присутствие, после чего графиня побила и его. Однако от её ударов мальчик чувствовал непонятное удовольствие. Мужчина вскоре вернулся, а Леопольд, спрятавшись за дверью, слышал удары кнута и стоны графа.

Обиды, кнут и меха, которые любила носить графиня, стали постоянными мотивами в творчестве Захер-Мазоха, а женщин он с того времени воспринимал как существ, которых следует одновременно и любить, и ненавидеть.

Обратите внимание

Захер-Мазох был успешным учеником и студентом. В университетах Праги и Граца, куда он переезжает в 1854 году, Леопольд изучает юриспруденцию, математику и историю, и в возрасте 19 лет становится доктором права. Работал приват-доцентом в Грацском университете. В 1858 году анонимно опубликовал роман «Одна галицийская история. Год 1846».

С того времени Захер-Мазох ежегодно создавал по книге, а то и больше, экспериментируя с самыми разнообразными литературными жанрами. Он писал исторические исследования (напр., «Восстание в Генте во времена правления Карла V»), пьесы, фельетоны, литературно-критические произведения. Был основателем и редактором нескольких журналов, которые, однако, выходили недолго.

Сотрудничал в венском ежемесячнике «Международное ревю».

Как утверждают литературные энциклопедии Германии и Австрии, в 1860 году Леопольда фон Захер-Мазоха пригласили читать лекции по истории во Львовском университете. Однозначного мнения, принял ли он это приглашение, среди научных работников нет, но на такую возможность указывают имеющиеся в его творчестве впечатления от Галиции именно взрослого мужчины, а не мальчика.

Какое-то время Захер-Мазох совмещал академическую карьеру с литературным творчеством, потому что литературная и издательская деятельность не приносила ему достаточной прибыли. После успеха у читателей романа «Дон Жуан из Коломыи» (1872) (написанного на французском языке и опубликованного в одном из парижских журналов) он решил полностью посвятить себя литературе.

В это время Леопольд фон Захер-Мазох вступил в брак со своей пылкой поклонницей Авророй фон Рюмслин. Высокомерная, эгоистичная, жадная до денег, и одежды, любящая блистать в высшем свете, Аврора тоже начала писать, взяв себе псевдоним «Ванда фон Дунаева» (имя героини «Венеры в мехах»).

Впоследствии они вместе подписывались под низкопробными новеллами фамилией Захер-Мазох (без указания имени). Непомерные требования жены привели писателя к бедности и вынудили заняться обычным заработком.

Совет

Он опустился до уровня порнографии и начал писать непритязательные новеллы, одевая своих героинь в колоритные гуцульские кацабайки и платки и сдабривая рассказ кнутами и канчуками, за что получил характеристику «отец одной перверсии».

Доведя Леопольда фон Захер-Мазоха до такого состояния, Аврора покинула его (впоследствии она написала популярные у читателей мемуары «Повесть моей жизни»). Писатель затем вступил в брак с гувернанткой своих детей, которая была младше его на 20 лет, и этот брак также не был удачен.

В 1881 году Захер-Мазох поселился в Лейпциге и остальную жизнь провел в Германии.

Важно

Творчество Захер-Мазоха принадлежит к эпохе, когда на фоне расцвета промышленности, пышности жизни новой буржуазии и упадка села, интеллигенция жила в мире, где совмещалась идеализация сельской жизни с материалистическими и эпикурейскими тенденциями, а чувственность и любовь стали центром и целью человеческой жизни.

Переживания личной жизни Захер-Мазоха, который получал патологическое сексуальное наслаждение от подчинения физическому и эмоциональному насилию со стороны женщин, нашли своё отображение в его произведениях.

Почти автобиографичный характер носят романы «Разведённая женщина» (1870) и «Венера в мехах» (1870) (в основу «Разведённой женщины» легло пережитое и выстраданное из романа с Анной фон Коттвиц, а на «Венеру в мехах» писателя вдохновила интрига с Фанни фон Пистор).

Тема издевательства деспотической женщины над слабым мужчиной постоянно возникает также в исторических произведениях Захер-Мазоха и с течением времени становится настолько выразительной, что в 1886 году венский психолог Рихард фон Крафт-Эбинг называет сексуальную патологию, которая характеризуется получением удовольствия от боли и подчинения, мазохизмом.

Произведения Захер-Мазоха переводились на многие европейские языки и издавались большими тиражами. Особенно популярен он был во Франции благодаря переводам и комментариям Терезы Бентсон. Его творчество высоко оценивали Эмиль Золя, Гюстав Флобер, Альфонс Доде, Александр Дюма-отец и Александр Дюма-сын. В 1886 году из рук президента Франции Захер-Мазох принял орден Почётного легиона.

Читайте также:  Сочинения об авторе багрицкий

Последние годы своей жизни Захер-Мазох провёл в немецком поселке Линдхайм в Гессене, где и умер 9 марта 1895 года. Необычайность его судьбы не закончилась и на этом — как утверждают, урну с его прахом уничтожил пожар 1929 года. Сын писателя, Роман, был мобилизован в 1914 г., в ноябре попал в русский плен и в марте 1915 г. умер в киевском военном госпитале от тифа.

Источник: http://librebook.me/list/person/leopold_fon_zaher_mazoh

Захер-Мазох и мазохизм | БЛОГ ПЕРЕМЕН. Peremeny.Ru

27 января 1836 года родился Леопольд фон Захер-Мазох, чье имя легло в основу термина «мазохизм»

Вторая фамилия досталась герою настоящих записок от матери, Каролины-Йозефы, дочери львовского доктора Франца фон Мазоха, которому приписывают изобретение революционного метода борьбы с холерой. Терапия заключалась во флагелляции, т.е. бичевании: пациента изо всех сил охаживали плетками, казалось бы ускоряя летальный исход.

Расчет был на то, что вместе с мученическим потом зараза уйдет из тела прежде, чем больной испустит дух. Считается, что именно таким способом удалось победить тяжелую эпидемию холеры в Галиции.

Продолжим.

Совет

Хитроумный доктор, не имея наследников мужского пола, настоял, чтобы потомки дочери от брака с начальником львовской полиции Леопольдом фон Захером носили двойную фамилию.

Фамилия Мазох – не вполне ясного происхождения (скорее всего, украинского), не слишком благозвучна и почти не отмечена в генеалогии, но дух доктора с плеткой может быть спокоен: теперь, чтобы стереть его имя из памяти человечества, понадобятся катаклизмы, соизмеримые с новым всемирным потопом.

Фамилия Захер по многим причинам для терминоконструкции подходила гораздо хуже. Во-первых, следует учесть весь шлейф тянущихся за ней аллюзий: от сладеньких австрийских (знаменитый шоколадный торт, апофеоз венских кофеен) до не вполне пристойных славянских (которые, разумеется, были очевидны на многоязыких окраинах Австро-Венгерской империи).

Во-вторых, уже само немецкое слово Sache (вещь, дело), от которого образована фамилия, слишком многозначно: оно и материально, и безматериально одновременно, означая и предмет, и процесс, и явление. В-третьих, первые слоги фамилий Sade и Sacher совпадают, не создавая нужного визуального, да и фонетического контраста. Как бы то ни было, по Жилю Делезу, инициалы нашего героя – SM – если и не предопределяют его судьбу, то абсолютно с ней гармонируют.

Психоаналитический аккорд в увертюре необходим, чтобы обозначить: статья, вообще говоря, о другом. Захер-Мазох – слишком крупное явление, чтобы упаковывать его в прокрустово ложе психоанализа, пусть даже сработанное по индивидуальной мерке.

Но квест психоанализа неизбежен: чтобы разрушить штампы, проще выставить их напоказ, в аккуратный ряд. При этом многим придется пожертвовать – например, стандартным изложением биографии, на которое попросту не останется ни времени, ни места.

Читатель предупрежден: мы имеем дело с непростым материалом и уникальным деятелем культуры, совершенно незаслуженно низведенным в низкий жанр.

Специфической славе Леопольд фон Захер-Мазох обязан своему родовитому соотечественнику. Барон Рихард фон Краффт-Эбинг, весьма ученый и активный вульгаризатор психиатрии, в труде, озаглавленном «Psychopathia Sexualis» вводит термины «садизм» и «мазохизм».

Обратите внимание

Судьбоносная дефиниция, существенно повернувшая психоаналитическую, а, значит, и все прочие истории человечества, была дана в 1886 году, через 72 года после смерти маркиза де Сада и вполне при жизни Леопольда фон Захер-Мазоха.

Краффт-Эбинг считает термин своим изобретением и поясняет, что создал его, следуя логике, по которой дефект зрения дальтонизм (цветовая слепота) назван по имени Джона Дальтона, впервые его описавшего.

Меж тем, существует мнение, что Краффт-Эбинг всего лишь канонизировал устные термины, некоторое время бродившие в научных кругах, не говоря уже о том, что слово «садизм» входит во французские словари с 1834 года.

Как бы то ни было, веха поставлена именно упомянутым трудом, и совершенно понятно, почему Захер-Мазох представляется Краффту-Эбингу преступником опаснее де Сада: под угрозу ставилось не только душевное здоровье нации, но сама идея фаллократии.

Де Сад, истязающий доверчивых инженю, всего лишь довел идею жесткого патриархата до ненужного абсурда. Захер-Мазох, обожествляющий своих грубых сожительниц и вручающий им плетки – посягает на самые основы мироустройства.

Тем временем, патриархальные устои и без того пошатнулись, причем по самым примитивным причинам.

Это была эпоха, когда Общество Прав Женщин уже было образовано Юбертиной Оклер и даже успело переименоваться в Суфражисткое Общество.

Увы, сексуальное раскрепощение суфражисток не волновало, дивинизаций и плеток они не требовали, им нужны были всего лишь избирательные права, да еще, быть может, право носить штаны.

Важно

Наивностей и глупостей хватало по обе стороны патри/матри баррикад. В начале XX века барон Альберт фон Шренк-Нотцинг, вообще говоря, специалист по паранормальным явлениям, соединил оба термина, садизм и мазохизм, в одном: алголагния (от греческих слов: — боль и — соитие). Единая двойственность терминов доведена, таким образом, до абсолюта.

Чтобы совсем уж закончить с психоанализом в венско-кушеточном духе, перечислим факторы, из-за которых славный пациент дошел до жизни такой, т.е. попросту детские травмы.

В список войдут и дедушкины методы борьбы с холерой, и не совсем патриархальные нравы, наблюдавшиеся в украинских деревнях, и жестокая сцена, подсмотренная юным Леопольдом, когда его тетка-графиня сначала, в присутствии мужа, развлекалась с любовником, а потом, в присутствии любовника, высекла мужа, а племянник наблюдал за всем из-за портьеры.

Но можно взглянуть на ситуацию и с другой стороны. В жизни каждого человека случаются ключевые моменты, позволяющие ему лучше понять свою позицию в мире.

Французские психоаналитические труды на тему и разнообразнее, и глубже не только потому, что написаны позже австрийских, но и потому еще, что не примитивизируют фигуру Захера-Мазоха, хотя первоначальный интерес к ней был вызван, скорее, национальными причинами: наконец, через сто лет после де Сада, у того появилось зеркало. Как ни странно, оказалось, что адекватное отражение получить невозможно.

Если следовать французской школе, садизм, действительно, есть психическое расстройство, а мазохизм – нет. Истоки садизма удается отследить. Мишель Фуко в «Истории безумия» соотносит появление садизма как сексуального извращения с окончанием пыточных практик в тюрьмах.

Мазохизм, если и не вечен, то имеет очень длинную историю. Саша Нашт (или Нахт), французский психоаналитик румынского происхождения, в фундаментальном труде «Мазохизм» (1938) приводит множество исторических примеров, которые можно трактовать как проявления мазохизма.

Сократ, допустим, со своей Ксантиппой, всячески его поносящей – типичный мазохист. Или еще: среди даров ex-voto римских куртизанок Венере были плетки.

Французами же понятия садизма и мазохизма выводятся на социальный уровень.

Совет

Современный французский писатель Жан Риста говорит: «Садизм универсален, мазохизм скрыт от глаз». Всякое выпячиваемое на публику страдание есть проявление социального садизма (как само насилие, так и его воспроизведение средствами масс-медиа), страдания, скрытые от глаз – мазохизма.

Таким образом, дуализм все-таки присутствует, но он гораздо более сложен, чем того хотят австрийские учебники психоанализа, и гораздо более универсален.

Самые важные наблюдения, с которыми мы совершенно соглашаемся (пусть даже в соглашательстве с легковесными по определению французскими теориями есть немало мазохизма), принадлежат уже упомянутому Жилю Делезу («Критика и клиника» и предисловие к французскому переводу «Венеры в мехах»).

По Делезу, садомазохизм есть плохо слепленный термин-химера, семиологический монстр. Садизм и мазохизм – не взаимодополняющие явления и не взаимные отрицания. Мазохизм не есть садизм, направленный на себя. У них принципиально разная сущность. Основа садизма – преступление, мазохизма – контракт, согласие.

Захер-Мазох заключал такие контракты и с первой женой Авророй фон Рюмелин (известной больше как Ванда фон Захер-Мазох), и с любовницей Фанни фон Пистор, отдавая себя в рабство на очень подробно оговоренных условиях.

Были ли подруги Захер-Мазоха жестоки? – они сердобольно старались честно сыграть роль, но у них это плохо получалось.

Садист и мазохист никогда не составят счастливую пару. Настоящий садист не удовольствуется мазохистской жертвой, находит Делез. Это же утверждает и одна из жертв монахов-мучителей в «Жюстине» де Сада: истязатели получают удовольствие только от настоящих слез жертвы. Садист импровизирует, в зависимости от поведения жертвы.

Мазохист требует сценариев, распределения ролей заранее, именно он распоряжается собственным унижением.

Обратите внимание

Самое же для нас важное состоит в том, что Делез выводит дискурс на достойный уровень – культуролого-мифологический, и именно здесь позволим себе начать не соглашаться с мэтром.

По Делезу, «медведь есть животное Артемиды, медведица в мехах – Мать, … меха принадлежат деспотической матери, восстанавливающей гинекократию». Таким образом, Делез оставляет мифологическую компоненту в рамках классической греческой мифологии. На самом деле, следовало бы разрабатывать более глубокие слои.

Артемида – повелительница животных, несомненно. Но на классических изображениях она одета в тунику, а не в меха. И, самое главное, пантеон не допускает вольностей: если бы Захер-Мазох хотел назвать роман «Артемида в мехах», он, скорее всего, так бы и сделал.

Но, как видно, богиня любви привлекала его гораздо больше, чем девственная богиня охоты, пусть даже обе они суть ипостаси одного и того же женского Божества.

Захер-Мазох эксплуатирует новую, варварскую версию мифа, достаточно обеспеченную варварством Австро-Венгерской империи и доведенную до совершенства варварством славянским.

Вот чему следует поучиться у Захер-Мазоха – благодарности к вскормившей, пусть даже не особенно родной по крови земле. Через чуткость инородцев народы постигают собственную душу. Кормилицей Захер-Мазоха была украинская крестьянка, имя которой немецко-язычные источники передают как Handscha, а габитус описывают как «белокурая Юнона».

Как же это перевести назад на украинский? Имя кажется вовсе не славянским, а абстрактно-диким. Мы не знаем собственных корней.

Вот в таких крупицах нам, славянам, нужно искать и постигать свою славянскую мифологию и душу, ибо ныне на территориях, духовно опустошенных понятно чем, от нее практически ничего не осталось.

Если и найдется где-нибудь в глухой деревне древняя бабка зловещего вида, то и она, скорее всего, окажется бывшей комсомолкой, а не настоящей колдуньей. Во времена Захер-Мазоха и славянская магия, и славянское сопротивление христианству в самой неприглядной, уравнительной его ипостаси, были вполне еще живы.

Важно

В конечном итоге, все сводится к абсолютной бинарности монотеистических религий: божественное/человеческое, небесное/земное, духовное/телесное, без всяких промежуточных иерархий. Уточним: иерархии имеются и небесные (Серафимы, Херувимы, Престолы и пр.

), и земные (разные ступени религиозности, вплоть до святости), но дистанция между небесным и земным преодолима разве что post mortem. Человек может совершенствоваться сам, приобретая все больше божественных черт, и может научиться видеть их в других – это настолько хорошо забытое старое, что Захер-Мазох практически становится его пророком, прекрасно отдавая себе в этом отчет.

Беда в том, что одновременно Захер-Мазох был современным человеком: боролся с антисемитизмом и – куда деться от духа времени? – поддерживал суфражисток. Но главная беда в том, что Захер-Мазох и стилистически тоже был современным человеком, т.е. писателем XIX века, в котором уже не оставалось игривой барочной порочности XVIII века и еще не было изящного декаданса XX.

Эти книги слишком хорошо написаны и поэтому в наше время могут показаться скучными.

Захер-Мазох – плодовитейший и многожанровый писатель, прекрасный стилист, которого привычно сравнивают с Тургеневым, но кто же сегодня читает Тургенева?

За столетие с лишним отношение к Захер-Мазоху в образованных кругах, может, и изменилось, но восприятие названного его именем явления стало еще более вульгарным. Мех облез, осталась одна шкура, да и та выродилась в резину.

Можно было бы предположить, что имеет место еще один уровневый перехлест: с Олимпа – в звериное варварство, а из него – в варварство новосветское, к гевеям, к вящей новизне, но почему-то так предполагать не хочется. Какое отношение имеет весьма скучный и однообразный БДСМ-процесс к многотомному и насыщенному собранию сочинений – спросить не у кого.

Какое отношение к роскошным дамам в мехах имеют плебейки в резине или, хуже того, обтягивающем черно-красном пластике – ответа тоже ждать не приходится. Если бы Захер-Мазох хотел одеть свою Венеру в каучук – у него были для этого, по крайней мере, теоретически, все возможности. Значит, не хотел. Никому не приходит в голову задуматься, понравились ли бы Захер-Мазоху процессы, связанные с его именем, но это не известно и в отношении более глобальных процессов и персонажей.

Общественное мнение усвоило: мазохизм – безобидное извращение, соответствующие салоны растут как грибы, хорошие домины очень ценятся и пишут, выйдя в тираж, мемуары.

Текст подготовлен для «Частного Корреспондента»

Источник: https://www.peremeny.ru/blog/6908

Ссылка на основную публикацию