Сочинения об авторе андреев

Творчество л. андреева сочинение

ТВОРЧЕСТВО ЛЕОНИДА АНДРЕЕВА

Произведения Леонида Николаевича Андреева заворажи­вают. Они поражают глубиной знания писателем самых тем­ных, самых неожиданных закоулков человеческой души, убе­дительностью самых фантастических ситуаций, необычностью взгляда писателя на многие, давно известные вещи.

На мой взгляд, Леонид Андреев самый мрачный писатель русской литературы после Достоевского.

Он не просто рас­крывает во многих своих произведениях тщету человеческого стремления к счастью и свету, но иногда и призывает (как, например, в рассказе «Тьма»): «Погасим же огни и все поле­зем во тьму! Стыдно быть хорошим!».

Обратите внимание

Но этот призыв не зна­чит, что писатель был сторонником «мирового зла», просто само время, в котором жил и творил писатель, не оставляло места для светлых переживаний.

Полагаясь на свое и в самом деле богатое воображение, Андреев во многих произведениях стремился создавать обра­зы с помощью только своей интуиции и нервной впечатли­тельности, мысленно ставя себя в положение героя.

Этот же прием Андреев применил и при создании «Рассказа о семи повешенных». Это произведение, по моему мнению, является самым искренним из всех, прочитанных мною, наиболее пол­но отражающим все грани творчества писателя.

Сюжет «Рассказа о семи повешенных» предельно прост и поэтому так трагичен: охранка, по доносу провокатора, аресто­вала членов «боевой летучей группы», готовившей покушение на министра . Пятеро революционеров, двое из которых — жен­щины, брошены в тюрьму.

Создавая образы семи осужденных, Андреев показывал себя тонким мастером характеристики и психоанализа. Образы, нарисованные писателем, навсегда вре­заются в память.

Профессиональный революционер Вернер, жизнерадостный Сергей Головин, сосредоточенная Муся, за­ботливая Таня Ковальчук, несчастный Василий Каширин, ли­хой Цыганок, тупой Янсон — все они, как живые, предстают перед читателем. Всех их объединяет одно — близость смерти. Различно только отношение к ней.

Кто-то из них «умер» еще до казни, а для кого-то смерти вообще не стало, как, напри­мер, для Вернера и Муси. У Андреева явно не хватает слов, чтобы передать ощущение бессмертия. Особое место занимает в рассказе глава «Поцелуй — и молчи».

В ней с огромной силой показаны переживания Сергея Головина и его родителей на последнем свидании. Не хватает слов, захватывает дух от ощу­щения того неизбывного горя, той непередаваемой душевной муки, которую испытывают мать и сын на последнем^ свида­нии. Сюжет «Рассказа о семи повешенных», не очень сложен, его можно свести к трем этапам: суд, тюрьма, казнь.

Важно

И весь рассказ представляет собой картину непрерывно сме­няющих друг друга психологических переживаний, основная тема которых — взаимоотношения человека и смерти. По сти­лю «Рассказ о семи повешенных» полностью характерен для творчества Леонида Андреева.

Внутреннее напряжение при ровном темпе рассказа, драматизм повествования, сгущенность красок, сплетение реального и иррационального — все это при­сутствует в этом рассказе.

По-моему, он не только принадле­жит к лучшим созданиям писателя, но и навсегда вошел в историю русской литературы.

К сожалению, творчество Л. Андреева было предано забве­нию. Да и сейчас редкий читатель открывает страницы его книг. А жаль, потому что своими творениями Л. Андреев формиро­вал в человеке чуткость и внимание ко всем вопросам бытия. Я думаю, творческое наследие Л. Андреева еще будет оценено по достоинству.

И мои современники, и будущие поколения будут открывать для себя смелые мысли Андреева о жизни, о вечном разуме Вселенной, о судьбе человека, об окружающем мире. Произведения Л.

Андреева сложны для поверхностного вос­приятия, но тем они и прекрасны, потому что дают возмож­ность остановиться и подумать над вечными проблемами.

Источник: https://www.prepodka.net/tvorchestvo-l-andreeva-sochinenie/

Готовые школьные сочинения

июня
25 2011

“Кто знает меня из критиков? Кажется, никто. Любит? Тоже никто — Биография Андреева

В позднем дневнике Андреев, подытоживая свое творчество, несколько полемически, но весьма точно характеризует особенности собственного дара.

Коренным качеством для него оказывается “нецельность”, принципиальная несводимость к однозначному ответу, к оформленности и застылости, так необходимым критикам — оценщикам литературного качества всех времен и народов.
“Кто знает меня из критиков? Кажется, никто. Любит? Тоже никто. Но некоторые читатели любят — если и не знают.

Кто они? Либо больные, либо самоубийцы, либо близкие к смерти, либо помешанные. Люди, в которых перемешалось гениальное и бездарное, жизнь и смерть, здоровье и болезнь, такая же помесь, как и я. В каком бы то ни было смысле цельный человек ненавидит меня-писателя или боится.

Совет

Может быть, и потому, что знает мою ненависть и страх перед его цельностью, хотя бы это была цельность Гете или Пушкина, или Брешко-Брешковского.
Имя Леонида Андреева и по сею пору (после всех и всяческих культурно исторических реабилитации) так и не обрело устойчивый статус в пантеоне русской культуры двадцатого века.

В самом деле, можно ли однозначно указать как на “андреевское” на одно из вакантных мест в ряду символистов Мережковский — Брюсов — Сологуб — Блок — Андрей Белый? Столь же сомнительным является присутствие писателя в колонне реалистов знаньевцев Горький-Куприн-Бунин-Вересаев.

Хотя именно по-этому ведомству, из самых лучших побуждений, числили Андреева многие советские благожелатели литературоведы, когда об Андрееве-реалисте (с обычными оговорками о темных пятнах модернизма) можно было писать, а многое из его наследия можно было печатать.

В андреевской судьбе много предчувствий, сбывшихся предощущений и пророчеств.

Одним из самых ранних его произведений (полностью до сих пор так и не опубликованных) была сказка о двух друзьях — светлом ангеле Лейо и безобразном и злобном демоне Оро Лейо. Лейо просит за своего друга перед Иеговой, Оро прощают, но дух гордости и свободолюбия побеждают в Оро, и независимость и одиночество, еще более горькие из-за окончательной потери Лейо, оказываются более ценным даром для непокорного демона, чем райские пределы.

Видимо, и сам Леонид Андреев по своей природе нестатичен, его беспокойный дух мается меж разными средами и стихиями, то сближаясь, то отдаляясь, все время колеблясь между ожиданием любви и братства и чаяниями свободы и одиночества.
Неупокоенный дух этот до сих пор ощутим в его рассказах и пьесах.

Леонид Николаевич Андреев родился 9 (21) августа 1871 г. в Орле. Вторая Пушкарная улица, до сих пор сохранившаяся вместе с домом, где он провел детство, полна своеобразного провинциального очарования, исконного российского тепла и скромного уюта.

Пушкарная слобода останется в рассказах Андреева полюсом детскости, непосредственности, человеческой теплоты.

Именно здесь могло произойти пасхальное единение двух огрубевших, но не потерявших искру Божию душ, о котором повествуется в знаменитом рассказе “Баргамот и Гараська”.

На Пушкарной мальчик — герой рассказа “Алеша-дурачок” испытывает первые потрясение и боль, при виде беззащитного и сирого ближнего своего. Именно здесь для Андреева-повествователя локализована истинно человеческая норма, в больших городах же природа людских отношений искажена.

Нельзя, однако, сказать, что детство писателя было безоблачным: отец его, служащий банка, разорился и умер, не оставив семье сколь-нибудь достаточного состояния. В поздние гимназические и студенческие годы Андреев, который был старшим братом, должен был сам добывать себе хлеб и помогать семье. В 1891 г. Андреев поступает на юридический факультет Петербургского университета, в 1893 г. он учится уже в Московском университете.

Обратите внимание

Молодой Андреев разделял многие верования своего поколения и одновременно очень рано стремился идти самостоятельным путем. Как и многие, он начинал круг своего “умственного” чтения с полузапретного нигилиста Писарева, зачитывался Шопенгауэром и Ницше.

Но если других “русских мальчиков” в те годы привлекал и практический радикализм, то Андреев-студент демонстративно отстраняется от участия и в кружках самообразования и в “идейных” кружках, из которых был прямой путь в революционное подполье.

“Метафизический бунт” в компании “орловских стариков” выражался исконным российским образом — через шумные и обильные возлияния (атмосферу этого времени очень ярко и сочно передает пьеса “Дни нашей жизни”).

После окончания университета в 1897 г. Андреев недолгое время служит присяжным поверенным, но вскоре возможность работать судебным репортером в газете “Курьер” окончательно определяет его жизненный выбор.

Достаточно быстро Андреев становится ведущим фельетонистом этой газеты а 5 апреля 1898 г.

появляется здесь и его рассказ — “Баргамот и Гараська” от которого сам писатель ведет отчет своего литературного творчества (более ранние опубликованные опыты он никогда не включал в свои сборники и собрания сочинений).

Литературный дебют в “Курьере” сблизил Андреева с М. Горьким, под человеческим и творческим обаянием которого Андреев находился многие годы и разрыв с которым в 1907 г. переживал крайне болезненно. Горький ввел Андреева в литературный кружок “Среда” и стал крестным отцом первого сборника андреевских рассказов, появившихся в 1901 г.
Этот сборник имел неслыханный успех. С 1901 г. по 1906 г. он выдержал двенадцать изданий. Пришли слава и богатство. Уже в 1902 г. в продаже появились почтовые открытки с фотографией молодого беллетриста. В феврале 1902 г. произошло другое, не менее знаменательное в жизни Андреева событие — женитьба на Александре Велигорской, которой предшествовало многолетнее ухаживание. От этого счастливейшего брака у Андреева появилось два сына — Вадим, в будущем талантливый журналист и писатель (большую часть своей жизни проведший за рубежом), и Даниил — один из самых своеобразных поэтов мистиков и философов XX века (он в сталинскую эпоху остался по эту сторону российской границы и потому значительную часть жизни провел в тюрьмах и лагерях).
Личное благополучие никак не отражалось на трагической направленности дара Андреева. Он становится тончайшим барометром тех тектонических сдвигов в социальном и духовном бытии России, которые он умел распознавать едва ли не раньше всех.

Он первым заговорил о болезненных проблемах пола, о ситуациях, в которых человек выступает одновременно в ангельской и звериной ипостасях (рассказы “Бездна” и “В тумане” — 1903 г.) В 1904 г.

вышла повесть “Жизнь Василия Фивейского”, в которой история библейского Иова проецировалась на тревожную российскую почву того времени. Русский Иов оказался бунтарем-богоборцем.

Произведение “Красный смех” отразило в невиданных доселе стилевых формах (субъективных, истерически-изломанных, кричащих) события русско-японской войны 1904 — 1905 г. г.

Важно

Андреев был первым и здесь — лишь через несколько лет эта манера стала называться “экспрессионизмом” и оказалась одним из характернейших явлений в духовной жизни первой трети нашего столетия. В 1906 — 1908 г. г. появляются пьесы “Жизнь Человека” и “Царь Голод”, справедливо считающиеся первыми экспрессионистскими опытами в мировой драматургии.

В своем раннем дневнике, 1 августа 1891 г. Андреев записывает:
“Итак, я хочу быть известным, хочу приобрести славу, хочу, чтобы мне удивлялись, чтобы преклонялись перед моим умом и талантом. Всего этого очень трудно добиться, но данные у меня есть. Я говорю про ум и про известные убеждения, благодаря которым я могу почитаться истинным сыном своего века. Я хочу написать такую вещь, которая собрала бы воедино и оформила те неясные стремления, те полусознательные мысли и чувства, которые составляют удел настоящего поколения. < ... > Я хочу показать, что вся жизнь человека с начала до конца есть сплошной бессмысленный самообман, нечто чудовищное, понять которое — значит убить себя. Я хочу показать, как несчастен человек, как до смешного глупо его устройство, как смешны и жалки его стремления к истине, к идеалу, к счастью. Я хочу показать несостоятельность тех фикций, которыми человечество до сих пор поддерживало себя: Бог, нравственность, загробная жизнь, бессмертие души, общечеловеческое счастье и т. д. Я хочу показать, что одна только смерть дает и счастье, и равенство, и свободу, что только в смерти истина и справедливость, что вечно одно только “не быть” и все в мире сводится к одному, и это одно вечное, неизбежное есть смерть. Я хочу быть апостолом самоуничтожения. Я хочу в своей книге подействовать на разум, на чувства, на нервы человека, на всю его животную природу. Я хотел бы, чтобы человек бледнел от ужаса, читая мою книгу, чтобы она действовала на него как дурман, как страшный сон, чтобы она сводила людей с ума, чтобы они ненавидели, проклинали меня, но все-таки читали…и убивали себя. Мне хочется потешиться над человечеством, хочется вволю посмеяться над его глупостью, эгоизмом, над его легковерием. И когда хоть один человек, прочитавший мою книгу, убьет себя — я сочту себя удовлетворенным и могу умереть сам спокойно. Я буду знать тогда, что не умрет семя, брошенное мною, потому что почвой его служит то, что никогда не умирает — человеческая глупость”.

Читайте также:  Сочинения об авторе мережковский

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани — » “Кто знает меня из критиков? Кажется, никто. Любит? Тоже никто — Биография Андреева . Литературные сочинения!

Источник: http://www.testsoch.net/kto-znaet-menya-iz-kritikov-kazhetsya-nikto-lyubit-tozhe-nikto-biografiya-andreeva/

Леонид Андреев: анализ рассказов | Литерагуру

«Я настоящий в своих произведениях» Леонид Андреев

Биография, безусловно, влияет на внутренний мир, мировоззрение и нравственные принципы любого автора. Но куда важнее раскрыть идеи и взгляды писателя через его творчество.

Произведения расскажут больше, нежели любое, пусть и любопытное, скандальное пятно из жизни. Леонид Николаевич Андреев знал толк в человеческой психологии.

Даже в самом маленьком рассказе можно обнаружить хитро сплетенную паутину, где нити — человеческие страсти.

Все произведения Андреева обладают огромной очистительной силой. Редкий автор может довести читателя до катарсиса. В творческом арсенале Леонида Николаевича совершенно точно найдется что-то, что затронет именно вас.

Анализ рассказа Андреева «Баргамот и Гараська»

Главными героями в его произведениях, как правило, выступают обычные люди. Например, один из знаменитых рассказов «Баргамот и Гараська» посвящен идее высшего гуманизма. Рассказ о человечности и взаимовыручке. О том, как важно в каждом человеке видеть человека независимо от его пороков.

Мы являемся пленники стереотипов, для нас пьяница — не человек вовсе, а «прореха на теле человеческом». Мы редко проявляем интерес к проблемам другого, живем по общему принципу разумного эгоизма и беспокоимся только «о своей рубашке».

А Леонид Андреев с помощью этого текста пытается прокричать и донести одну из главных заповедей Бога: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя».

Совет

Герои рассказа «Баргамот и Гараська» имели реальных прототипов. Автор использует и прием «говорящих фамилий». Фамилия городового Баргамотов характеризует его внешний облик, как и прозвище (бергамот — один из наиболее распространенных сортов груш в России).

Генезис этого произведения возник из предложения секретаря редакции М. Д. Новикова написать пасхальный рассказ для газеты «Курьер». «Баргамот и Гараська» растрогал и восхитил М. Горького, который сразу же после прочтения рассказа, написал В. С. Миролюбову, издателю «журнала для всех»:

«…вот вы бы поимели в виду этого Леонида! Хорошая у него душа, у черта! Я его, к сожалению, не знаю, а то бы тоже к вам направил»

Благодаря будущим рекомендациям М. Горького заключительный эпизод утреннего чаепития и поступления Гараськи на службу к Баргамоту был вырезан. Получился открытый финал, что добавило рассказу недосказанности и таинственности.

Мастерски Андреев овладел приемом реалистов – детализацией.

«Маленькая, покосившаяся хибарка, в которой обитал Баргамот…и которая с трудом вмещала его грузное тело, трясясь от дряхлости и страха за свое существование, когда Баргамот ворочался»

Особое внимание Андреев в своих произведения уделяет портретам. Они чаще всего имеют вид коротких набросков, отличающихся колкостью и меткостью. Так, например, очень ярко, с особой точностью, обрисован Гараська: «физиономия хранила на себе вещественные знаки вещественных отношений к алкоголю и кулаку ближнего»; «невыносимо дрожат эти заскорузлые пальцы с большими грязными ногтями».

Поэтический язык Леонида Николаевича неподражаем и имеет свои уникальные отличительные черты.

Эпитет — нечастый гость в текстах автора, а вот сравнение является излюбленным приемом Андреева: «не человек, а язва»; «упал лицом на землю и завыл, как бабы воют по покойнике».

Встречается и метафора: «В голове Гараськи блеснула соблазнительная мысль – навострить от Баргамота лыжи, но хоть голова его и прояснела от необыкновенного положения, зато лыжи находились в самом дурном состоянии».

Леонид Андреев удивительно легко может описать, как психологию взрослого запутавшегося человека, так и маленького ребенка. Ему запросто удается поставить себя на место маленького человека и описать весь вихрь его уже «недетских переживаний». У писателя есть несколько рассказов, написанных от лица ребенка.

Анализ рассказа Андреева «Валя»

Рассказ «Валя» (изначально заглавие было «Мать. Из мира детей») повествует о сложной детской психологии, о взрослении, о взаимопонимании. «Мать не та, что родила, а та, что вырастила» — глубокая мысль, которую доносит автор через характер маленького мальчика.

А также идея неотвратимости судьбы и необходимости смирения перед лицом безысходности. Особый интерес представляет образ ребенка. Любопытен тот факт, что когда Андреев создавал характер и описание Вали, использовал в качестве прообраза свои детские фотографии.

Автор охотно примерил на себя образ мальчика, сумел проникнуть в мысли, которые, возможно, таились в его собственной душе, когда он был ребенком.

Обратите внимание

Валя имел «общий вид строгой серьезности», рассудительный ребенок, не играющий с другими детьми, его лучший друг – книга. Он чутко реагирует на изменения атмосферы внутри семьи.

История, которую изобразил Л. Н. Андреев, до боли знакома многим. Обыденный сюжет, пропущенный через необычайно чувствительную психику автора, приобретает необычные черты, характерные детали.

Произведения Андреева «цепкие». Он хватает читателя за душу своей неординарностью, умением превратить простой сюжет в нечто глубокое, даже философское. Особое внимание стоит обратить на его язык и фигуры речи.

Сравнения преобладают в тексте: «женщина окинула его взглядом, который словно фотографирует человека»; «она тотчас ушла в себя и потемнела, как потайной фонарь, в котором внезапно задвинули крышку»; «острый, как нож, смех»; «лицо мальчика было такое же белое, как те подушки, на которых он спал».

Более того, мальчик на протяжении всего рассказа сравнивает маму с «бедной русалочкой» из сказок Х. К. Андерсена.

Невозможно не обратить внимание и на яркую цветопись в текстах Андреева: «багровая пляска при свете факелов»; «огненные языки в красных облаках дыма»; «человеческая кровь и мертвые белые головы с черными бородами», «розовая лысина».

Анализ рассказа Андреева «Цветок под ногой»

В другом рассказе «цветок под ногой» автор пишет от лица 6-его Юры. Произведение об ошибках и невнимательности взрослых. Юрочка не может не любить маму, для которой гости важнее сына, которая спешит на свидание с возлюбленным втайне от отца. Мальчик становится свидетелем ее безрассудств, но молчит.

Ребенок многого еще не понимает, но уже инстинктивно ощущает, как правильно и должно поступить. Дети всегда чувствуют напряжение между родителями. Юрочка, словно цветок, который никто на именинах не замечает. Он под ногою матери. А все, что под ногою, часто мешает.

  Он по детской внимательности обращает внимание на каждую пылинку этого огромного таинственного мира, в то время, как он сам едва заметен на фоне родительских проблем.

Важно

В данном произведении Андреев использует такой троп, как олицетворение: «страшно становилось за судьбу праздника»; «день бежал так быстро, как кошка от собаки» (оно же и сравнение); «всюду легла ночь, заползала в кусты».

Присутствует и звукопись:

«звуки все сразу били в него, рычали, гремели, ползали, как мурашки по ногам».

Анализ рассказа Андреева «Бездна»

Совершенно иного сорта рассказ Андреева «Бездна». Внутренний конфликт главного героя Немовецкого привел к внешнему конфликту среди писателей. Этот рассказ по праву считается самым скандальным и эпатажным во всем творчестве автора.

«Читают взасос,- писал Андреев М. Горькому – номер из рук в руки передают, но ругают! Ах, как ругают».

 Многие сравнивали Андреева с Мопассаном: «создал в погоне за оригинальностью «образцовую гнусность», произвел выстрел по человеческой природе».

Главной задачей автора было изображение подлецки-благородной человеческой природы.

Идею рассказа Леонид Николаевич объяснил так: «Можно быть идеалистом, верить в человека и конечное торжество добра, и с полным отрицанием относиться к тому современному духовному существу без перьев, которое овладело только внешними формами культуры, а по существу в значительной доле своих инстинктов и побуждений остался животным…пусть ваша любовь будет также чиста, как и ваши речи о ней, престаньте травить человека и немилосердно травите зверя».

Л. Н. Толстой негативно отзывался почти обо всей прозе Леонида Андреева, но читал каждое новое его произведение. Лев Николаевич и его жена пришли в ужас, когда прочитали «Бездну», в связи с чем и последовала очередная критическая волна. Вот что написал Андреев по этому поводу критику А. А. Измайлову:

«Читали, конечно, как обругал меня Толстой за «Бездну»? Напрасно это он – «Бездна» родная дочь его «Крейцеровой сонаты», хоть о побочная…Вообще попадает мне за «Бездну»,- а мне она нравится».

Ход за ходом, мысль за мыслью автор ведет нас к эпатирующему финалу.

Нагнетание обстановки идет на протяжении всего произведения через подробные описания природы (если автор описывает природу, значит он, скорее всего, стремится к проведению параллельной связи с человеческой душой).

А также благодаря четким характеристикам, например, описание глаз одного из насильников: «возле самого лица встретил страшные глаза. Они были так близко, точно он смотрел на них сквозь увеличительное стекло и ясно различал красные жилки на белке и желтоватый гной на ресницах».

В данном рассказе цветопись играет не последнюю роль: «красным раскаленным углем пылало солнце»; «красный закат выхватил высокий ствол сосны»; «багровым налетом покрылась впереди дорога»; «золотисто-красным ореолом светились волосы девушки»; «вспоминали чистых, как белые лилии, девушек» (еще с давних времен цветок лилии считается символом чистоты и невинности).

Совет

Корней Чуковский в своих публицистических работах, посвящённых творчеству Леонида Андреева, особое внимание обратил на кричащие образные заголовки и на цветопись. У Андреева преобладают черные, красные и белые оттенки.

Мы часто даже и не обращаем внимания на это в тексте, но подсознание работает за нас. Так, например, черный почти всегда ассоциируется с чем-то темным и даже траурным. Красный также вызывает, как правило, паническое настроение, ибо сразу возникает образ крови.

Белый, наоборот, вызывает положительные эмоции, поскольку ассоциируется с чем-то светлым и чистым. Цветопись помогает Леониду Андрееву нажимать на нужные струны читательской души, выдавливая тоску, скорбь и меланхолию.

А также благодаря игре с цветом автору удается полностью реализовать в тексте прием антитезы.

«И, главное, как удивительно! — в каждую данную минуту мир окрашен у него одной краской, только одной, и когда он пишет о молоке – весь мир у него молочный, а когда о шоколаде, — весь мир шоколадный, — и шоколадное солнце с шоколадного неба освещает шоколадных людей, — о, дайте ему любую тему, и она станет его воздухом, его стихией, его космосом»

Добрую часть своих произведений Леонид Николаевич написал ночью, за что его прозвали «певцом сумерек ночных». Многие критики из-за некоторой схожести тем и декадентского настроения сравнивают Андреева с Эдгаром По, с этой «планетой без орбит», но уже на сегодняшний день ясно видно, что это слишком поверхностное сравнение.

Тематика произведений Андреева очень разнообразна. Кажется, любая тема ему по плечу: война, голод, мысль, смерть, вера, добро, власть и свобода. «Такова психология афишного гения: он меняет свои темы, как Дон-Жуан – женщин, но всякой он отдается до конца».

Шекспир сказал: «весь мир театр…», Андреев напишет: «весь мир тюрьма» («Мои записки»), «весь мир сумасшедший дом» («Призраки»). У Леонида Николаевича каждое произведение – это отдельный мир.

Леонид Николаевич Андреев один из самых интересных и необычных авторов. Он хорошо разбирался в человеческой психологии и знал не понаслышке, что такое «диалектика души». К нему относились по-разному его современники: кто-то просто не понимал, другие недолюбливали. А. А. Блок 29 октября 1919 г. в «Памяти Леониду Андрееву» напишет:

«Знаю о нем хорошо одно, что главный Леонид Андреев, что жил в писателе Леониде Николаевиче, был бесконечно одинок, не признан и всегда обращен в провал черного окна, которое выходит в сторону островов и Финляндии, в сырую ночь, в осенний ливень, который мы с ним любили одной любовью. В такое окно и пришла к нему последняя гостья в черной маске — смерть».

Читайте также:  Краткая биография виланд

Троцкий же напишет:

«Андреев – реалист. Но его правда – не правда конкретного протоколизма, а правда психологическая. Андреев, употребляя выражение старой критики, «историограф души» и притом души преимущественно в моменты острых кризисов, когда обычное становится чудесным, а чудесное выступает, как обычное…».

Первая часть публикации Биография Леонида Андреева

Источник: https://LiteraGuru.ru/leonid-andreev-analiz-rasskazov/

Леонид Николаевич Андреев

Леонид Николаевич Андреев родился 21 августа 1871 года в г. Орле в семье орловского мещанина, частного землемера. На одной из городских окраин, густо населенной мелким служилым людом, прошли детские и юношеские годы писателя.

В 1882 году он был зачислен в Орловскую классическую гимназию, но учился плохо, а пробелы в прохождении гимназического курса активно восполнял самообразованием: сначала читал сочинения русских публицистов от Белинского, Добролюбова и Чернышевского до Писарева и Салтыкова-Щедрина, потом штудировал трактат Л. Толстого «В чем моя вера? «.

Толстовская критика официальной церкви оказала несомненное влияние на духовное развитие молодого Андреева, будущего автора повести «Жизнь Василия Фивейского», пьес «Савва» и «Анатэма».

Обратите внимание

У Андреева рано проявилась неуравновешенность психического склада, вызывавшая у него длительные приступы безотчетной тоски, болезненной меланхолии, даже отчаяния. Трагическое мироощущение писателя в значительной мере складывалось также под влиянием пессимистических идей популярных в то время немецких философов-идеалистов Э. Гартмана и А.

Шопенгауэра — их труды он основательно изучил еще в гимназические годы.

Окончив гимназию, Андреев в 1891 году поступил на юридический факультет Петербургского университета, однако через два года за неимением средств к «уплате за слушание лекций» был отчислен и продолжил образование на 2-м курсе юридического факультета Московского университета.

Успешно сдав государственные экзамены и получив долгожданный диплом, Андреев с энтузиазмом занялся юридической практикой в звании помощника присяжного поверенного, но быстро охладел к адвокатской деятельности. Непосредственному участию в проведении судебных дел он предпочитал живую репортерскую работу.

На страницах газеты «Московский вестник» регулярно появлялись его темпераментные, лаконично и увлекательно написанные отчеты под рубрикой «Из зала суда».

А в 1898 году началось сотрудничество Андреева в ежедневной общественно-политической и литературной газете «Курьер», где в отделе хроники он публиковал свои фельетоны, судебные очерки, театральные рецензии и другие материалы под псевдонимом Джемс Линч.

Именно в «Курьере» в апреле 1898 года состоялся дебют Андреева как прозаика — был опубликован и подписан подлинным именем и фамилией рассказ «Баргамот и Гараська».

Дебют этот не остался незамеченным — первый рассказ Андреева был одобрен М. Горьким, получил высокую оценку тогдашних влиятельных критиков. Окрыленный успехом, начинающий писатель ощутил в себе необыкновенный прилив творческой энергии.

 С 1898 по 1904 год он написал свыше пятидесяти рассказов, а в 1901 году издательство «Знание» выпустило одно за другим восемь изданий первого тома его сочинений.

Важно

Перед молодым писателем, быстро снискавшим у своего поколения репутацию «властителя дум», широко распахнулись двери редакций лучших журналов, его талант признали Толстой, Чехов, Короленко, не говоря уже о Горьком, с которым у него завязались тесные дружеские отношения (переросшие со временем в «дружбу-вражду» и завершившиеся разрывом).

На протяжении всего творческого пути Андреев, по его собственному признанию, «как был, так и остался вне партий», не приобщился ни к одному из политических течений, хотя всегда находился в непримиримой оппозиции к существующей власти: в его произведениях не переставали звучать бунтарские мотивы, выражалось активное неприятие социальной действительности, порабощающей волю человека. Радикализм общественных, философских, эстетических позиций Андреева проявлялся прежде всего в сфере его художественного мышления. На этой почве в конце 1900-х годов произошел разрыв между ним и Горьким, отразивший их принципиальные разногласия в понимании сущности и целей революции, в оценке путей развития литературы. Горькому, все более сближавшемуся с воинственной идеологией революционного марксизма, претили «непартийность» Андреева, его неприятие открытой тенденциозности художественного творчества, самые основы его глубоко трагического мироощущения.

 В свою очередь, Андреев считал горьковский социальный оптимизм односторонне-категоричным, уводящим литературу от постижения сложных, мучительных противоречий жизни, от трагического в искусстве.

Действительность, однако, не оправдывала надежд писателя на грядущее революционное обновление человеческого духа, что еще больше сгущало вокруг него атмосферу тоскливого одиночества.

Андреев приветствовал Февральскую революцию 1917 года, но, убедившись в том, что свержение самодержавия, крушение старого мира сопровождаются разгулом насилия и жестокости, он пережил едва ли не самое горькое разочарование в жизни, которое уже не смог преодолеть.

Все больше его страшила угроза со стороны большевиков — «безумцев, которые губят Россию». Октябрьский переворот он воспринял как начало великой исторической трагедии для своей любимой родины. Из Петрограда Андреев уехал в Финляндию, отрезанную после революционных событий от России.

Там он продолжил работу над своим последним произведением — романом-антиутопией «Дневник Сатаны», оставшимся незаконченным.

Книга эта стала подведением итогов жизненных и творческих поисков писателя, в нее вошли размышления автора о собственной жизни, о нереализованных возможностях, о судьбе целого поколения русской интеллигенции, а главное — об опасности грядущего тоталитарного режима. «Нет России. Нет и творчества…

Совет

Изгнанник трижды: из дома, из России и из творчества» — так сам писатель оценивал свое состояние душевной апатии, растерянности, отчаяния, достигшее апогея.

Он намеревался уехать из Финляндии, совершить путешествие по Европе и Америке, мечтал о своем духовном возрождении.

Но этим планам не суждено было сбыться: 12 сентября 1919 года писатель скончался от сердечного приступа в местечке Мустамяки на даче у одного из друзей.

Источник: «Русская литература XX века».

Источник: http://www.sochuroki.com/leonid-nikolaevich-andreev/

Сочинение рецензия пьесы Андреева «К звездам»

 Наиболее значительным произведением Андреева периода революции явилась пьеса «К звездам» (октябрь 1905 г.). Сильной ее стороной является прославление революционного подвига.

Характерно, что погибший в тюрьме революционер Николай Терновский на сцене не появляется ни разу, но в списке действующих лиц значится, и это логично: его судьба — двигатель сюжета.

Перенесение действия за границу помогло автору выдвинуть идею интернациональной солидарности борцов за свободу, подчеркнуть международное значение русской революции.

Серьезной удачей Андреева стал образ австрийского рабочего Трейча, человека активного, энергичного, жизнедеятельного. Невольно вспоминается горьковский Нил с его жаждой вмешаться в жизнь, когда мы слышим призывы Трейча к решительному действию.

  • «Надо идти вперед. Здесь говорили о поражениях. Я знаю только победы. Земля — это воск в руках  человека.   Надо  мять,  давить — творить  новые  формы…»

Вызывает симпатии мужественный воин революции Валентин Верховцев. Он сурово упрекает своего тестя — астронома Терновского, который пытается спрятаться от жизни, от ее «суетных забот».

Валентин с горьким упреком комментирует эту позицию «над схваткой»: «Что значит — заткнуть уши астрономической ватой! Хорошо, спокойно. Пусть весь мир взвоет, как собака». В конце пьесы профессор Терновский поднимается до возвеличения подвига во имя людей, хотя осмыслен он абстрактно — как подвиг «сына вечности».

Именно в патетических монологах старого астронома цензура усмотрела прославление революции и запретила пьесу к представлению.

Второй положительной чертой пьесы является обличение либеральной буржуазии в лице инженера Поллака — человека, совершенно равнодушного к жизни и борьбе народа.

Если профессора Терновского еще в какой-то мере может оправдать его фанатическая влюбленность в науку, самозабвенная любовь к героям и мученикам науки, что в конце концов помогло ему понять и героев революции, то Поллаку — этому внешне респектабельному господину — недоступна никакая увлеченность.

Он добросовестный ассистент профессора и только. Он может преуспевать в науке, но при всем этом на первом плане у него будет личный покой и благополучие.

Педантизм интеллигентов, подобных Поллаку, равнодушие их к общественным проблемам отметил В. И.

Ленин в статье «Руки прочь» (1906), в которой дал убийственную характеристику группы кадетов — авторов сборника «Москва в декабре 1905 г.

»: «Да поймите вы, жалкие люди, что быть 11-го декабря в Москве в революционной организации и не говорить о восставшем народе могли бы только черносотенцы или педанты с совершенно выхолощенной душой вроде Поллака в «К звездам» Леонида Андреева!».

Есть, однако, в пьесе характерные для Андреева абстрактность и анархистские мотивы. Узнав о гибели Николая, его невеста Маруся, проклиная жизнь, обещает построить город, в котором поселит «всех убогих, калек, сумасшедших, слепых…

И дома будут такие же, как жители: кривые, горбатые, слепые, изъязвленные… И у нас будут постоянные убийства, голод и плач; и царем города я поставлю Иуду и назову город «К звездам!» «Это,— писал Боровский,— чисто андреевский поворот мысли…

Обратите внимание

если я не могу обеспечить, чтобы мир свободно заселялся лучшими из людей — пусть же ничего не будет…».

Можно было бы сказать, что монолог Маруси — тяжкий бред человека, впавшего от горя в полубезумное состояние, тем более, что очень скоро она станет говорить совсем иное:

  • «сохраню я то, что осталось от Николая — его мысль, его чуткую любовь, его ненависть».

Однако для Андреева идея всеобщего разрушения была не случайна. Она лежит и и основе пьесы «Савва» (1906), герой которой яростно проповедует теорию уничтожения всего — якобы во имя человека, во имя справедливости.

Верится в искренность стремления Саввы преобразовать мир на новых началах, по его пути и методы — анархическое уничтожение всего — неприемлемы, Савве неведомы реальные основы справедливости, о которой он так печется, не знает он человека, во имя которого хочет «содрать с земли лохмотья».

Поражение революции Андреев переживал очень тяжело. Рушилась его и без того некрепкая вера в победу добра, и крах надежд писателя был тем страшнее, что подтвердилось его худшее предположение об исходе революции («победят кадеты)».

Ко всему этому прибавилось личное горе — смерть в декабре 1906 года горячо любимой жены (Л. Андреев был женат на А. М. Велигорской — внучатой племяннице Т. Г. Шевченко, внучке его брата Варфоломея), бросившая его в полосу тяжелого запоя и нервной болезни.

Многие произведения Андреева этой поры проникнуты мотивами отчаяния, пессимизма, отрицания смысла жизни.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй — » Сочинение рецензия пьесы Андреева «К звездам». И в закладках появилось готовое сочинение.

Источник: http://www.studbirga.info/sochinenie-recenziya-pesy-andreeva-k-zvezdam/

Творчество Леонида Андреева

Произведения Леонида Николаевича Андреева завораживают. Они поражают глубиной знания писателем самых темных, самых неожиданных закоулков человеческой души, убедительностью самых фантастических ситуаций, необычностью взгляда писателя на многие, давно известные вещи. На мой взгляд, Леонид Андреев самый мрачный писатель русской литературы после Достоевского.

Он не просто раскрывает во многих своих произведениях тщету человеческого стремления к счастью и свету, но иногда и призывает (как например, в рассказе «Тьма»): «Погасим же огни и все полезем во тьму! Стыдно быть хорошим!».

Но этот призыв не значит, что писатель был сторонником «мирового зла», просто само время, в котором жил и творил писатель, не оставляло места для светлых переживаний.

Важно

Полагаясь на свое и в самом деле богатое воображение, Андреев во многих произведениях стремился создавать образы с помощью только своей интуиции и нервной впечатлительности, мысленно ставя себя в положение героя.

Этот же прием Андреев применил и при создании «Рассказа о семи повешенных».

Это произведение, по моему мнению, является самым искренним из всех, прочитанных мною, наиболее полно отражающим все грани творчества писателя.

Сюжет «Рассказа о семи повешенных» предельно прост и поэтому так трагичен: охранка, по доносу провокатора, арестовала членов «боевой летучей группы», готовившей покушение на министра. Пятеро революционеров, двое из которых — женщины, брошены в тюрьму.

Создавая образы семи осужденных, Андреев показывал себя тонким мастером характеристики и психоанализа. Образы, нарисованные писателем, навсегда врезаются в память.

Профессиональный революционер Вернер, жизнерадостный Сергей Головин, сосредоточенная Муся, заботливая Таня Ковальчук, несчастный Василий Каширин, лихой Цыганок, тупой Янсон — все они, как живые, предстают перед читателем. Всех их объединяет одно — близость смерти. Различно только отношение к ней.

Кто-то из них «умер» еще до казни, а для кого-то смерти вообще не стало, как, например, для Вернера и Муси. У Андреева явно не хватает слов, чтобы передать ощущение бессмертия.

Читайте также:  Краткая биография богомолов

Особое место занимает в рассказе глава «Поцелуй — и молчи», В ней с огромной силой показаны переживания Сергея Головина и его родителей на последнем свидании. Не хватает слов, захватывает дух от ощущения того неизбывного горя, той непередаваемой душевной муки, которую испытывают мать и сын на последнем свидании. Сюжет «Рассказа о семи повешенных», не очень сложен, его можно свести к трем этапам: суд, тюрьма, казнь.

И весь рассказ представляет собой картину непрерывно сменяющих друг друга психологических переживаний, основная тема которых — взаимоотношения человека и смерти. По стилю «Рассказ о семи повешенных» полностью характерен для творчества Леонида Андреева.

Совет

Внутреннее напряжение при ровном темпе рассказа, драматизм повествования, сгущенность квасок, сплетение реального и иррационального — все это присутствует в этом рассказе.

По-моему, он не только принадлежит к лучшим созданиям писателя, но и навсегда вошел в историю русской литературы.

К сожалению, творчество Л. Андреева было предано забвению. Да и сейчас редкий читатель открывает страницы его книг. А жаль, потому что своими творениями Л. Андреев формировал в человеке чуткость и внимание ко всем вопросам бытия. Я думаю, творческое наследие Л. Андреева еще будет оценено по достоинству.

И мои современники, и будущие поколения будут открывать для себя смелые мысли Андреева о жизни, о вечном разуме Вселенной, о судьбе человека, об окружающем мире. Произведения Л.

Андреева сложны для поверхностного восприятия, но тем они и прекрасны, потому что дают возможность остановиться и подумать над вечными проблемами.

(2 votes, average: 5.00

Источник: https://school-essay.ru/tvorchestvo-leonida-andreeva.html

Автор: Андреев Леонид Николаевич

Леони́д Никола́евич Андре́ев (9 (21) августа 1871, Орёл, Российская империя — 12 сентября 1919, Нейвола, Финляндия) — русскийписатель. Представитель Серебряного века русской литературы. Считается родоначальником русского экспрессионизма.

Родился в Орле в не очень обеспеченной семье землемера-таксатора Николая Ивановича Андреева (1847—1889) и Анастасии Николаевны Андреевой (Пацковской) — дочери разорившегося польского помещика. Уже в детстве проявлял интерес к чтению. Учился в орловской классической гимназии (1882—1891).

Увлекался творчеством Шопенгауэра и Гартмана.

[править]Юность

Юношеская впечатлительность и развитое воображение несколько раз побуждали его на безрассудные поступки: в возрасте 17 лет решил испытать силу воли и лёг между рельсов перед приближающимся паровозом, но остался невредим.

Окончив гимназию, Андреев поступил на юридический факультет Петербургского университета; после смерти отца материальное положение его семьи ухудшилось, а сам Андреев начал злоупотреблять алкоголем. Одно время Андрееву приходилось даже голодать.

В Петербурге пробовал писать свои первые рассказы, однако из редакции, как Андреев вспоминает в своих мемуарах, их вернули со смехом. Отчисленный за неуплату, он поступил на Юридический факультет Московского университета.

Обратите внимание

В Москве, по словам самого Андреева: «материально жилось лучше: помогали товарищи и комитет».

Л. Андреев. Портрет работы И. Репина (1904)

В 1894 г., после любовной неудачи, Андреев пытался покончить жизнь самоубийством. Последствием неудачного выстрела было церковное покаяние и порок сердца, который и вызвал впоследствии смерть писателя[1].

После этого случая Леонид Андреев опять был вынужден бедствовать: теперь ему необходимо было кормить мать, своих сестёр и братьев, перебравшихся в Москву. Перебивался случайными заработками, преподаванием и рисованием портретов на заказ.

В политической деятельности не участвовал.

В 1897 успешно сдал выпускные экзамены в университете, что открыло ему дорогу в адвокатуру, которой он занимался вплоть до 1902 г. В том же году начинает свою журналистскую деятельность в газетах «Московский вестник» и «Курьер». Свои фельетоны он подписывал псевдонимом «James Lynch».

В 1898 г. в «Курьере» был напечатан его первый рассказ: «Баргамот и Гараська». По словам Андреева, рассказ был подражанием Диккенсу, однако молодого автора заметил Максим Горький, который и пригласил Андреева вкнигоиздательное товарищество «Знание», объединяющее многих молодых писателей.

[править]Первая русская революция и довоенные годы

С женой, 1903 год

Вилла «Аванс», принадлежавшая Л. Андрееву (не сохранилась).

«Самоубийство». Анкета писателя в журнале «Новое слово», 1912, июнь

Настоящая слава пришла к Андрееву после издания в 1901 г. его рассказа «Жили-Были» в журнале«Жизнь».

В 1902 Андреев женится на А. М. Велигорской — внучатой племяннице Тараса Шевченко.

В том же году становится редактором «Курьера», вынужден был дать полиции подписку о невыезде из-за своей связи с революционно настроенным студенчеством.

Важно

Благодаря помощи Максима Горького большим тиражом был выпущен первый том его сочинений. В эти годы обозначилась направленность творчества и его литературная манера.

В 1905 г.

приветствовал Первую русскую революцию; укрывал у себя дома скрывавшихся членов РСДРП, 10 февраля был посажен в тюрьму за то, что накануне на его квартире прошло тайное собрание ЦК (25 февраля выпущен под залог, внесённый Саввой Морозовым). В этом же году он напишет рассказ «Губернатор», ставший откликом на убийство 17 февраля эсером И. Каляевым московского генерал-губернаторавеликого князя Сергея Александровича.

В 1906 г. писатель вынужден уехать в Германию, где у него рождается второй сын, Даниил, который впоследствии станет писателем (его перу принадлежит трактат «Роза Мира»). От родов умирает его жена (похоронена в Москве на кладбище Новодевичьего монастыря).

Андреев уезжает на Капри (Италия), где живёт у Горького. После начала реакции в 1907 г. Андреев разочаровывается в самой революции. Он отходит от революционно настроенного писательского окружения Горького.

В 1908 г. Андреев женится на А. И. Денисевич (Карницкой) и переезжает в собственный дом в Ваммельсу. На вилле «Аванс» (название было выбрано из-за того, что дом был построен на аванс от издателя) Леонид Андреев пишет свои первые драматические произведения.

С 1909 г. активно сотрудничает с модернистскими альманахами издательства «Шиповник».

[править]Первая мировая война, революция 1917 г. и смерть писателя

Начало Первой мировой войны Леонид Андреев встретил с воодушевлением:

«Победить Германию необходимо — это вопрос жизни и смерти не только для России — величайшего славянского государства, все возможности которого впереди, но и для европейских государств. Разгром Германии будет разгромом всеевропейской реакции и началом нового цикла европейских революций».

— Интервью газете «Нью-Йорк Таймс», сентябрь 1914 года[2]

Во время войны Андреев публикует драму о военных событиях в Бельгии («Король, закон и свобода»). Впрочем, произведения писателя в то время посвящены, в основном, не войне, а мещанскому быту, теме «маленького человека».

После Февральской революции 1917 г. входил в редакционный совет реакционной газеты «Русская воля».

Октябрьскую революцию не принял. После отделения Финляндии от России оказался в эмиграции. Последние сочинения писателя проникнуты пессимизмом и ненавистью к большевистской власти («Дневник сатаны», «SOS»)[3].

Совет

12 сентября 1919 года Леонид Андреев скоропостижно скончался от порока сердца. Был похоронен в Мариоках. В 1956 г. перезахоронен в Ленинграде на Литераторских мостках на Волковом кладбище.[4][5]

С 1956 года его избранные произведения часто переиздавались в СССР. В 1991 г. в Орле, на родине писателя, открылся дом-музей Леонида Андреева[6].

[править]Сыновья

[править]Дочь

  • Вера Леонидовна (1910—1986) — прозаик, мемуарист.

[править]Адреса в Санкт-Петербурге — Петрограде

[править]Творчество, основные идеи

Писатели Леонид Андреев (справа) иВикентий Вересаев.

Первые произведения Леонида Андреева, во многом под воздействием бедственных условий, в которых тогда находился писатель, проникнуты критическим анализом современного мира («Баргамот и Гараська», «Город»).

Однако ещё в раннем периоде творчества писателя проявились его основные мотивы: крайний скептицизм, неверие в человеческий разум («Стена», «Жизнь Василия Фивейского»), возникает увлечение спиритуализмом и религией («Иуда Искариот»). Рассказы «Губернатор», «Иван Иванович» и пьеса «К звёздам» отражают симпатию писателя к революции. Однако после начала реакции 1907 г.

Леонид Андреев отказался от всяких революционных взглядов, считая, что бунт масс может привести лишь к большим жертвам и большим страданиям (см. «Рассказ о семи повешенных»). В своём рассказе «Красный смех» Андреев нарисовал картину ужасов современной войны (реакция на Русско-японскую войну 1905 г.).

Недовольство его героев окружающим миром и порядками неизменно выливается в пассивность или анархический бунт. Предсмертные сочинения писателя проникнуты депрессией, идеей о торжестве иррациональных сил.

Несмотря на патетический настрой произведений, литературный язык Андреева, напористый и экспрессивный, с подчёркнутым символизмом, встречал широкий отклик в художественной и интеллигентской среде дореволюционной России.

Положительные отзывы об Андрееве оставили Максим Горький, Рерих, Репин, Блок, Чехов и многие другие. Произведения Андреева отличает резкость контрастов, неожиданные повороты сюжета, в сочетании со схематической простотой слога.

Леонид Андреев признан ярким писателем Серебряного века русской литературы.

Источник: https://www.litmir.me/a/?id=1286

Образ безвыходно страшной жизни в произведениях Андреева

Во многих случаях отклики на произведения Андреева были отрицательными. Почти единодушно был осужден рассказ «Бездна». Идея рассказа довольно сложна.

В нем можно усмотреть обличение лицемерия буржуазной морали: герой рассказа гимназист Немовецкий, воспитанный в добропорядочной буржуазной семье, перед лицом нравственного испытания оказался побежден зоологическими инстинктами, надругавшись над потерявшей сознание девушкой (своей возлюбленной!), до этого изнасилованной одичавшими пьяницами. Протест общественности вызвало подчеркнутое изображение человека как раба животных инстинктов.

 Эта концепция человека в творчестве Андреева будет все больше утверждаться, отдаляя его от демократических и гуманистических традиций русской литературы. С «Бездной» связан следующий отзыв Горького об Андрееве:

  • «Животное в нем всегда, и всегда оно понуждает его отрицать, бороться с человеческим — чистую, поэтически настроенную девушку велит изнасиловать, революционера свалить в грязь, человека вообще нарисовать пошлым, мелким, бессильным».

Однако современники свидетельствуют и о другом высказывании Горького в связи с шумом вокруг этого же рассказа: «Мещанину в морду дали, потому он и ругается».

Рассказы, подобные «Бездне», дали повод для упреков писателю и грустных раздумий относительно перспектив его творчества.

Не случайно Горького обрадовал рассказ «Иностранец», появившийся после «Бездны»: «Леонид написал рассказ, позволяющий думать, что сей Леонид желает идти по новой тропе».

Искренне желал Андрееву идти по демократической тропе и видный критик того времени Н. К. Михайловский. Однако и у него некоторые произведения Андреева вызвали тревогу за будущее писателя. Таков рассказ «Ложь» (1900), который был определен критиком как «что-то вроде монолога душевнобольного».

Люди не в состоянии понять, где правда, где ложь,— такова идея рассказа. Его герою во всем чудится ложь. Он убивает возлюбленную, решив, что она воплощение лжи, но вдруг его снова охватывает сомнение, переходящее в уверенность, что убил он — правду.

«Спасите меня!» — так кончается этот бредовый монолог «рыцаря правды».

Кошмарные картины безвыходно страшной жизни нарисованы в символическом рассказе «Стена» (1901).

Обратите внимание

Центральный образ рассказа — темная, глухая, мрачная стена — предельно обобщенный символ всего, что стоит преградой на пути человека к светлой жизни.

Так определил идею рассказа сам автор, так понял произведение Горький, назвав его «чудовищно хорошим», Так его трактует и современный исследователь творчества Андреева Л. Афонин, считающий, что рассказ заключает в себе трагедию борьбы и мятежный протест.

Однако концепция рассказа вызывает и чувство сопротивления. И по-своему прав Н. Жегалов, который, возражая Л. Афонину, пишет:

  • «Но какой же там протест? В рассказе «Стена» все человечество изображено как огромное скопление дегенератов и прокаженных… Специфически декадентское стремление дискредитировать человека проявилось здесь в форме нелепого и безвкусного гротеска». Вот одна из кошмарных сцен в рассказе: голодные пожирают повешенного — «Напирая один на другого, царапаясь и кусаясь, они облепили труп… и грызли его ноги, и аппетитно чавкали и трещали разгрызаемыми костями».

Написан рассказ эмоционально, с большой экспрессией и потому сильно действовал на читателей. Правда, Л. Толстой мог сказать об Андрееве: «Он пугает, а мне не страшно». Но каково было читать подобные произведения тем, чьи характеры только складывались! «А нам было страшно», передает впечатление от некоторых андреевских рассказов В. Шкловский.

Произведения типа «Бездны», «Лжи», «Стены» создали мрачную славу Л. Андрееву. Н. К- Михайловский сказал о них, что это было «маленькое темное облако на светлом будущем г. Андреева как художника.

Вопрос в том — разрастется ли это облако в мрачную тучу, которая весь горизонт закроет, или набежав на мгновение, рассеется в пространстве»'.

К сожалению, во многом осуществилось худшее из предположений критика, который тонко почувствовал сложные тенденции эволюции Андреева.

Не подлежит сомнению искренний демократизм и гуманизм Л. Андреева, однако идеи гуманизма он пытался проповедовать в отрыве от вопросов классовой борьбы, его социальная позиция не отличалась ни четкостью, ни принципиальностью.

Опираясь на идеи абстрактного гуманизма, Андреев пытался обосновать свою концепцию человека как существа слабого и обреченного. Руководствуясь идеей «человека вообще», Андреев не особенно заботился о реалистических средствах его изображения, о знании конкретных обстоятельств, формирующих характер и мотивирующих поступки.

Глубокому знанию жизни, принципу социальной обусловленности характера и поведения — как закону реалистического искусства — он предпочитал творческую догадку.

Источник: https://www.school-essays.info/obraz-bezvyxodno-strashnoj-zhizni-v-proizvedeniyax-andreeva/

Ссылка на основную публикацию