Сочинения об авторе багрицкий

Краткая биография Багрицкий Э. Г

Краткая биография Багрицкий Э.Г.БАГРИЦКИЙ, ЭДУАРД ГЕОРГИЕВИЧ (1895–1934), наст. фамилия Дзюбин, русский поэт. Родился 22 октября (3 ноября) 1895 в Одессе в религиозной еврейской семье. Впоследствии Багрицкий называл своих родителей типичными представителями мелкой буржуазии.

Родители хотели, чтобы сын получил солидную профессию врача или инженера, он же, с детства обладая мироощущением художника, противился тому, чтобы «на мир облокотиться, как на стол» (Происхождение, 1930). С 1915 печатал свои стихи в одесских литературных альманахах, стал одной из самых заметных фигур в группе молодых одесских литераторов, из которой вышли также Ю.Олеша, В.Катаев, И.

Ильф и др. Последние литературные альманахи Смутная алчба и Чудо в пустыне, составленные этой группой, вышли в свет в 1918. В 1917, работая делопроизводителем в русской регулярной армии, Багрицкий участвовал в персидской экспедиции генерала Баратова. В 1918 вернулся в Одессу и добровольцем вступил в Красную Армию.

Во время Гражданской войны работал в политотделе партизанского отряда, писал агитстихи, листовки, воевал с бандами Н.Махно и атамана А.Григорьева. С 1920 Багрицкий работал в Одессе, в ЮгРОСТА вместе с Олешей, Катаевым, В.Нарбутом и др., редактировал литературную страницу одесских «Известий», читал рабочим лекции о поэзии, вел занятия литературного кружка.

Обратите внимание

В 1919 был постоянным автором одесских газет «Моряк», «Шквал», «Станок» и др. Его стихи этих лет (Фронт, Фронтовик, Красная Армия и др.) отражали впечатления Гражданской войны. Впоследствии Багрицкий отрицательно отзывался о своей «газетной лирике», однако уже в этих стихах закладывалась основа образного строя его эпической поэмы Дума про Опанаса (1926).

В эти же годы Багрицкий обратился в своей поэзии к классическим образам мировой литературы. В 1922–1923 был написан стихотворный цикл о Тиле Уленшпигеле, состоящий из пяти песен, в котором поэт воспел мужество и свободу неунывающего героя. Романтикой странствий, творчества и свободы проникнуто одно из самых известных стихотворений тех лет Птицелов (1918, 1926).

Впоследствии критики отмечали живописность и «фламандскую» выразительность этих стихотворений Багрицкого, характерное для всего его творчества внимание к точной и гиперболичной поэтической детали. В 1925 Багрицкий переехал в Москву и вступил в литературную группу «Перевал», а через год примкнул к конструктивистам. В 1930 вступил в РАПП.

В 1928 вышел в свет стихотворный сборник Юго-Запад, принесший поэту широкую известность. Вошедшие в этот сборник Стихи о соловье и поэте, Стихи о поэте и романтике, От черного хлеба и верной жены…, Разговор с комсомольцем Н.Дементьевым и др. были проникнуты духом революционной романтики, их главная тема – место поэта в новой жизни.

Вошло в сборник и одно из лучших стихотворений Багрицкого Контрабандисты, в котором воспевались Черное море, «бездомная молодость» поэта, его способность «выстрелом рваться Вселенной навстречу». Критики называли Багрицкого самым заметным представителем романтического направления советской поэзии.

Эпическая поэма Дума про Опанаса стала одним из самых значительных поэтических произведений 1920-х годов. В беседе с читателями Багрицкий сказал: «Мы видели, как потрясался мир, мы переносили его на своих плечах».

Трагедия Гражданской войны, мировые потрясения, ломающие судьбу простого человека, стали главной темой Думы про Опанаса, действие которой происходит на Украине во время борьбы большевиков с бандами Махно.

В 1932, уже тяжело больной астмой, Багрицкий написал поэмы Человек предместья, Последняя ночь и Смерть пионерки, в которых попытался осмыслить новую советскую действительность, разглядеть в ней остатки романтики. Стремлением обрести единство с жизнью, почувствовать незыблемость вечных ценностей пронизан последний поэтический сборник Багрицкого Победители (1932). Багрицкий много переводил – баллады В.Скотта, поэмы Р.Бернса, стихи М.Бажана, Н.Хикмета и др. Входил в редколлегию «Литературной газеты», сотрудничал с журналом «Новый мир», редактировал поэтические сборники в издательстве «Советский писатель». Многие молодые поэты вспоминали о живом интересе Багрицкого к талантливым людям, об оказанной им поддержке.

Умер Багрицкий в Москве 16 февраля 1934.

Важно

Сочинения » Сочинение на тему Краткое содержание » Краткая биография Багрицкий Э. Г

(нет оценок)
Loading…

Сочинение на тему

Источник: https://sochinenienatemupro.ru/sochinenie-na-temu-kratkoe-soderzhanie/kratkaya-biografiya-bagritskij-e-g/

Цбс зао — высказывания о багрицком друзей и современников

Лев Славин (писатель, друг юности)

«Густая  прядь русых волос косо падает на глаза. А глаза по-птичьи круглые, серые, почти всегда весёлые. Вот эта птичья зоркость, и орлиный нос, и посадка головы чуть набок, и общая голенастость фигуры делали Багрицкого похожим на большую благородную птицу…».

«Багрицкий похож на свой город – Одессу, в репутации которой тоже есть оттенки легкомысленности, но которая во время войны стала городом-героем»
«Эдуард мог бы стать героем поэмы или романа.

Мне всегда казалось, что если бы кто-нибудь задумал изобразить не поэта, а саму поэзию, он не нашел бы лучшей модели, чем Эдуард Багрицкий…».

 

Исаак Бабель
 «Любовь к справедливости, к изобилию и веселью, любовь к звучным, умным словам – вот была его философия. Она оказалась поэзией революции».

«Свободолюбие Багрицкого ярче всего выразилось в писавшемся на протяжении всей жизни цикле стихотворений, посвященных Тилю Уленшпигелю, так называемом «фламандском цикле».

Его друг, писатель Исаак Бабель, погибший в сталинских лагерях, писал о нем как о «фламандце», да еще «плотояднейшем из фламандцев», а также, что в светлом будущем все будут «состоять из одесситов, умных, верных и веселых, похожих на Багрицкого».

Юрий Олеша
“Когда умер Багрицкий, — вспоминает Юрий Олеша, — его тело сопровождал эскадрон молодых кавалеристов”. Так закончилась биография замечательного поэта нашей страны, начавшаяся на задворках жизни, у подножия трактиров на Ремесленной улице в Одессе.
Валентин Катаев

Близкие Багрицкому прозаики и поэты «одесской школы” (В. Катаев, Ю. Олеша, И. Ильф, Е. Петров, Л. Славин, С. Кирсанов, В. Инбер и др.

) в самом начале 20-х годов уже покинули Одессу, и в конце 1925 года Валентин Катаев приехал из Москвы специально за Багрицким: “Собирай вещи, Эдя, я купил для тебя билет”.

Катаев в своей интереснейшей книге о литературной жизни 20-х годов “Алмазный мой венец” назвал Багрицкого, автора стихотворений “Птицелов”, “Голуби”, большого любителя и знатока птиц, “птицеловом”: “Я и глазом не успел моргнуть, как имя птицелова громко прозвучало на московском Парнасе”.

«Птицелов [Багрицкий] принадлежал к той элите местных поэтов, которая была для меня недоступна. Это были поэты более старшего возраста, в большинстве своем декаденты и символисты.

На деньги богатого молодого человека — сына банкира, мецената и дилетанта — для
этой элиты выпускались альманахи квадратного формата, на глянцевой бумаге, с шикарными названиями „Шелковые фонари”, „Серебряные трубы”, „Авто в облаках” и прочее в этом роде.

В эти альманахи, где царили птицелов и эскесс [Кесельман] как звезды первой величины, мне с моими реалистическими провинциальными стишками ходу не было. Еще бы! Они даже свою группу называли „Аметистовые уклоны”. Где уж мне!»

Паустовский Константин

Паустовский Константин о  Багрицком // Паустовский К. Золотая роза: книга воспоминаний
«Он охотно читал на память стихи любого поэта. Память у него была феноменальная. В его чтении даже в хорошо знакомых стихах неожиданно появлялась новая, певучая мелодия.

Ни до Багрицкого, ни после него я не слыхал такого чтения.
Все звуковые качества каждого слова и строфы поднимались до своего полного, томительного и щемящего выражения. Был ли то Берне с его песней о Джоне Ячменное Зерно, блоковская “Донна Анна” или пушкинское “Для берегов отчизны дальней…

” – что бы ни читал Багрицкий, его нельзя было слушать без сжимающего горло волнения – предвестника слез».

«Он напоминал то ленивого матроса с херсонского дубка, то одесского “пацана”– птицелова, то забубенного бойца из отряда Котовского, то Тиля Уленшпигеля. Из этих как будто несовместимых черт, если прибавить к ним самозабвенную любовь к поэзии и огромную поэтическую эрудицию, слагался цельный и обаятельный характер этого человека».

«Шла первая мировая война, приближалась революция.

Совет

А в стихотворениях, написанных Эдуардом Багрицким в 1914—1917 годах, все было иллюзорным, нежизненным, уводящим от реальной действительности в мир выдумки и книжных представлений: “В моем сердце, узорчатой урне, святой грусти дрожали хрустали”, “Блеклых змей голубая борьба”.

Лишь изредка в подобные слабые подражания символистам вторгались подтвержденные жизнью наблюдения: “На грязной палубе, от солнца по рыжелой, меж брошенных снастей и рваных парусов матросы тихо спят…”.
«Октябрьскую революцию он встретил восторженно.

В 1918 году, после кратковременного пребывания на Персидском фронте, он возвратился в родной город, где в годы гражданской войны революция яростно сражалась с контрреволюцией. Здесь пережил Багрицкий сперва германскую, а потом англо-французскую интервенцию, был очевидцем зверств белогвардейцев. В этой борьбе молодой поэт сумел найти свое место».

Лидия Гинзбург, писатель, московский друг Багрицкого     
«Из встреч с Багрицким больше всего запомнились встречи в Кунцеве (тогда это было совсем загородное место), где я у него бывала впервые, вероятно, в 1927 году.

Потолок небольшой рабочей комнаты был увешан клетками с птицами. На полу, на столах стояли аквариумы, в которых жили маленькие рыбы редкостной формы и невероятных расцветок (об ихтиологической страсти Багрицкого вспоминают все, знавшие его в ту пору).

Под аквариумами горели керосиновые лампы; между аквариумами ходила большая охотничья собака. Для людей была оставлена тахта у стенки: на неё можно было садиться, ставить пепельницу и класть книги.
Осенью 1928 года кунцевская комната выглядела уже несколько иначе. Птиц не было.

Багрицкий сказал, что птиц отдал, потому что они шумели и мешали ему работать, собаку, кажется, украли. Остались рыбы, рыбы работать не мешали…».

«Одно из проявлений блестящего профессионализма Багрицкого – его пятиминутные сонеты. Сонет писался в пять минут, по часам, тут же, на заданную кем-нибудь тему. У меня сохранился автограф одного из этих сонетов-импровизаций.

Написан он в Кунцеве, в январе 1928 года, на заданную мною тему: “Одесса”. Багрицкий написал его в шесть с половиной минут, то есть опоздал на полторы минуты.

Он был огорчен этим, сердился и говорил, что мы, гости, мешали ему своими разговорами…

Револьд БАНЧУКОВ, писатель, современник Багрицкого

«В 1930 году Багрицкий, как и Маяковский с Луговским, был принят в РАПП (Российскую ассоциацию пролетарских писателей) и осчастливлен – после кунцевского сирого жилья – двумя комнатами в новом писательском доме в проезде МХАТа.

Обратите внимание

Но ничего подобного “Арбузу”, стихам о Пушкине и “Думе про Опанаса” в последний период своей жизни (1930-1934) он уже не написал.

Вышедшая в 1932 году (советско-коммунистическая от начала до конца!) поэтическая трилогия (“Последняя ночь”, “Человек из предместья”, “Смерть пионерки”) славы Багрицкому не прибавила…».

«… молодой поэт жил в условном и книжном мире, в котором были и Александр Грин, и Тиль Уленшпигель, и Летучий Голландец, и экзотические стихи раннего Багрицкого о корсарах и римских полководцах, сделанные “под Гумилева”.

“Этот туман,- как сказал мне однажды покойный харьковский писатель Рафаил Моисеевич Брусиловский, приятель Багрицкого по молодости, – рассеивался слишком долго, и только в 1924 году, когда появились стихи о Пушкине и “Арбуз”, все поняли: в литературу пришел большой поэт”.
«Эдуард Багрицкий был блистательным переводчиком Роберта Бернса, Томаса Гуда и Вальтера Скотта, Джо Хилла и Назыма Хикмета, Миколы Бажана и Владимира Сосюры».

«Долгие годы думаю над двумя вопросами. Почему в стихах Багрицкого середины 20-х годов так настойчиво повторяется тема бездомности, неприкаянности, одиночества? Почему в 1926 году, когда Сталин уже почти “задушил” нэп, Багрицкий в стихотворении “От черного хлеба и верной жены…” без каких-либо иносказаний и условностей выражает свое недовольство действительностью?»

«А каким было главное “хобби” Эдуарда Багрицкого? Отвечу: птицы и рыбы, которым посвящено немало стихотворений и строк. Некоторые рыбоводы считали поэзию Багрицкого блажью, оправдание находили лишь в плане приобретения средств для покупки рыбы. Среди натуралистов-профессионалов он считался знатоком высокого класса, ихтиологи обращались к нему за консультациями.

Источник: https://bibliozao.ru/resursy/personalii/eduard-bagriczkij/biografiya-i-tvorcheskij-put-e.-g.-bagriczkogo/vyiskazyivaniya-o-bagriczkom-druzej-i-sovremennikov.html

Поэт Эдуард Багрицкий: биография, лучшие произведения :

Эдуард Багрицкий писал свои произведения в переломный момент для нашей страны. Жизнерадостный, полный жизни и сил одессит стал истинным рупором революции. Он сочинял от души, придерживаясь стойких жизненных принципов. О его судьбе и творчестве мы и поговорим в нашей статье.

Детство

Багрицкий Эдуард Георгиевич (настоящая фамилия – Дзюбан) появился на свет в Одессе в 1895 году 3 ноября. Он рос в еврейской семье. Его папа – Годель Мошкович – работал приказчиком в павильоне готового платья, а мама – Ита Абрамовна – занималась домашним хозяйством. Мальчик рос слабым и болезненным.

Читайте также:  Краткая биография бодлер

С ранних лет он страдал бронхиальной астмой. Эдуардом его нарекла мать – она увлекалась польскими романами. В детстве мальчик много читал, особенно любил поэзию. Кроме того, ему нравилась биология. Одной из его любимых книг стала “Жизнь животных” Брема. Достаток в семье был средним. Сначала мальчик получал образование в училище Святого Павла.

Через год он поступил в училище Жуковского.

Позже наш герой вспоминал, что точные науки были ему неинтересны. Зато он прекрасно справлялся с литературой, а также прекрасно рисовал. В училище велся рукописный журнал. Большая его часть была заполнена стихами и карикатурами будущей знаменитости.

Юность

Далее поступил в землемерную школу Эдуард Багрицкий. Он учился в ней с 1913 по 1915 гг. Кроме того, он трудился в Петербургском телеграфном агентстве (одесском отделении). Его стихи были впервые напечатаны в 1914 году в альманахе «Аккорды» под именами «Дэзи» и «Э.Д.».

Однако уже летом того же года он выступал на литературном вечере под фамилией Багрицкий. Согласно легенде, идея псевдонима возникла во время игры. Два друга-литератора разыграли цвета – фиолетовый и багряный. В результате один из них – Натан Шор – стал Фиолетовым, а второй – Эдуард Дзюбин – Багрицким.

После этого молодой поэт стал постоянным участником творческих посиделок в Одессе. Критики привечали его, называли одним из самых талантливых творцов своего времени. Его ранние стихи написаны под сильным влиянием Гумилева.

Молодой человек участвовал в поэтических альманахах “Серебряные трубы”, “Авто в облаках”, “Седьмое покрывало” и “Чудо в пустыне”. Некоторые его литературные опыты опубликованы под именем Нина Воскресенская.

Имидж

В те времена имиджу поэтов придавалось большое значение. Публика воспринимала не только стихи, но и внешний облик сочинителя. Багрицкий Эдуард Георгиевич был заметной фигурой среди молодых одесских писателей.

Многие из них впоследствии стали очень известными – Юрий Олеша, Илья Ильф, Валентин Катаев, Лев Славин, Семён Кирсанов, Вера Инбер. У каждого из них была своя литературная концепция и соответствующее амплуа. Например, Багрицкий любил выступать перед публикой в образе романтического героя.

Важно

По воспоминаниям современников, он выглядел настоящим силачом, атлетом. Обращали на себя внимание напряженные бицепсы, растрепанные волосы, горящий «бодлеровский» взгляд, перекошенный рот. На щеке красовался старый шрам. Он был получен в детстве от пореза оконным стеклом, однако выглядел как удар вражеской шпаги.

Зрители были бы сильно удивлены, что этот сильный на вид человек страдал астмой, не переносил качку и в глубине души был крайне впечатлительным.

Служба

В юности практически не увлекался политикой Эдуард Багрицкий. Его интересовала только романтичная сторона вопроса – разрушение старых порядков, построение новой жизни. В начале 1917 года он поступил на работу в милицию. Однако долго продержаться там не смог. Вместе со своим другом Фиолетовым он участвовал в облавах.

Воспоминания об одной из них легли в основу одного из его самых известных и загадочных произведений – «Февраль». Летом 2017 года поэт принял участие в экспедиции генерала Баталова в Персии в качестве землемера или делопроизводителя. Вернулся в родной город только в 1918 году. Во время Гражданской войны вступил добровольцем в ряды Красной Армии.

Служил в партизанском отряде, затем – в стрелковой бригаде. Эдуард писал талантливые агитационные стихи, зарекомендовал себя как истинный приверженец революции. В 1919 году он вновь вернулся в родную Одессу, где вместе с Катаевым и Олешей трудился в Бюро украинской печати. В 1920 году перешел на службу ЮгРОСТА.

В 1911-1934 годах он сделал около 420 графических работ агитационного содержания.

Особенности дарования

Принимал участие практически во всех местных литературных объединениях Багрицкий Эдуард Георгиевич. Стихи поэта пользовались большой популярностью в Одессе. В 1917-1919 гг.

он посещал «Среды», Литературно-Артистический клуб, Студенческий Литературно-художественный кружок, «Зеленую лампу». Автор с легкостью писал импровизации, безукоризненно соблюдал поэтическую форму.

Без особых усилий он мог сочинить сонет на определенную публикой тему. На это у него уходило пять минут.

Эдуард Багрицкий обладал незаурядной памятью. Он считался знатоком русской и европейской поэзии, одинаково хорошо изучил классическую и современную литературу. В родном городе он сделался лидером среди местных поэтов.

В 1920 году он был членом кружков «Коллектив поэтов», «Хлам», «Мебос». Он стал идейным вдохновителем создания литературной организации «Потоки Октября». Она сделалась настоящей школой поэзии.

Многие учащиеся благодаря урокам Эдуарда Георгиевича вскоре стали переводчиками.

Бытовые трудности

Багрицкий Эдуард Георгиевич женился на Лидии Густавовне Суок. Она была старшей из трех сестер. Эта очаровательная женщина стала спутницей поэта на долгие годы. В 1922 году у пары появился сын Всеволод.

О полной неприспособленности поэта к жизни ходили легенды. Валентин Катаев описал историю женитьбы нашего героя в своем «Бездельнике Эдуарда». По его словам, беспечный юноша умел хорошо писать стихи. Но, к сожалению, они никому не были нужны. Кроме того, поэт увлекался птицами.

На содержание пернатых обитателей уходила большая часть семейного бюджета. Вскоре случилась беда. Багрицкий вступил в публичный спор с Маяковским. После этого его перестали печатать в местной прессе. Семья автора жила в страшной нищете.

Одесским писателем даже пришлось устроить литературный вечер в его пользу.

Жизнь в Москве

Затем настало время переездов. В августе 1923 года Эдуард Багрицкий перебрался в город Николаев. Там он трудился в редакции издания «Красный Николаев». Поэт печатал свои стихи, выступал на вечерах. Однако в том же году вернулся в Одессу. После этого, в 1925 году, по инициативе Катаева наш герой уехал в Москву.

Здесь он вступил в литературный клуб «Перевал», а через год примкнул к конструктивистам. Его произведения стали пользоваться популярностью в столице. В 1930 году состоявшийся поэт вступил в РАПП и поселился в Камергерском переулке, в известном «Доме писательского кооператива». На смену птицам пришли рыбы. Автор всерьез увлекся разведением аквариумных экземпляров.

Его жилье украшали огромные емкости с экзотическими обитателями.

К сожалению, Эдуард Георгиевич умер рано. В 1930 году у него обострилась давняя болезнь. Он почил от бронхиальной астмы в 1934 году, 16 февраля. Поэт похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище.

Так закончил свою жизнь Эдуард Багрицкий. Личная жизнь его близких людей сложилась не менее трагично. Супругу репрессировали в 1937 году. Она вернулась из заключения лишь спустя 19 лет.

А сын Всеволод погиб на войне в 1942 году.

Основные достижения

В течение всей жизни опубликовал поэтических сборника Багрицкий Эдуард Георгиевич. Стихи поэт отбирал очень строго. В печать ушла только треть произведений, написанных автором.

В 1928 году появилась книга «Юго-запад». В нее вошли стихотворения «Тиль Уленшпигель», «Арбуз», «Осень», «Контрабандисты», а также знаковая «Дума про Опанаса».

Совет

В 1932 году свет увидели еще два сборника поэта – «Победители» и «Последняя ночь».

Кроме того, Эдуард Григорьевич активно занимался переводами. Он создавал русские интерпретации произведений украинских, белорусских, татарских, еврейских, французских, английских, американских, турецких и польских авторов. Шотландские слависты считают его вариант стихотворения «Джон – Ячменное зерно» более близким к оригиналу, чем перевод Самуила Яковлевича Маршака.

«Смерть пионерки»

Из стихов, вошедших в программу обучения советских школьников, это единственное произведение Эдуарда Багрицкого. «Смерть пионерки» тяжела для детского восприятия. Ведь она повествует о смерти подростка. Причем преподносится в определенном аспекте: девочка погибает, но остается верна своим принципам.

Мама предлагает поцеловать ей крест, а она отдает пионерский салют. Исследователи отмечают, что по структуре это стихотворение напоминает христианское житие.

Только понятия подменяются: если раньше новая религия боролась с язычеством, то теперь уже она, в свою очередь, должна уступить место новому, еще более прогрессивному мировоззрению.

От произведения веет эстетикой Эдуарда Багрицкого. «Смерть пионерки» наполнена воздухом, светом, пением птиц, ураганным ветром, раскатами грозы. Молодость возвышенна, она не приемлет мещанские заботы, не интересуется материальными благами. На этом фоне Валентина сильнее, умнее и прогрессивнее своей заботливой мамы. Она не боится смерти, а до последней минуты живет своими убеждениями.

С этим стихотворением вошел в историю советской литературы Эдуард Багрицкий. Валя-Валентина сделалась символом непреходящей и святой юности. Ходило много слухов о прототипе этого произведения. Автор поддерживал некоторые из них, чем давал почву для пересудов. По версии исследователей, он действительно стал свидетелем смерти девочки, отказавшейся поцеловать икону. Это история потрясла поэта.

Стихи получились действительно очень сильными. Искренне верил в победу светлых убеждений над потребительской пустотой Эдуард Багрицкий. «Смерть пионерки», текст этого произведения многие выучили наизусть. А четверостишье:

«Нас водила молодость

В сабельный поход,

Нас бросала молодость

На кронштадтский лед…»

стало знаковым для многих убежденных приверженцев советской власти. На эти слова написана песня, которая в свое время приобрела большую популярность.

«Дума про Опанаса»

Этому произведению сильно досталось от советских литературных критиков. Эдуард Багрицкий, фото которого представлено в данной статье, изобразил в ней трагическое противоборство двух разных мировоззрений.

Простой деревенский парень Опанас мечтает о спокойной жизни крестьянина. Он хочет жить и трудится на вольной Украине. В его планах – дом и семья. Иначе видится будущее комиссару-еврею Иосифу Когану. Он отстаивает «высшие» идеалы мировой революции.

В итоге Опанас расстреливает своего оппонента.

Поэму критиковали за «буржуазно-националистические тенденции». По мнению украинских критиков, в ней искажались исторические факты.

Обратите внимание

Они утверждали, что украинский народ был показан в лице одного Опанаса, которого сочли дезертиром и бандитом, не способным осознать необходимость борьбы за светлое будущее. Эдуард Георгиевич к тому времени умер.

Но его произведение еще долго обсуждалось в литературных кругах. Многие называли ее призывом к анархизму.

И это вовсе не случайно. Багрицкий отличался редким свободолюбием. Исаак Бабель в шутку называл его «фламандцем» за веселый неукротимый нрав и любовь к жизни. Натура поэта особенно ярко выразилась во «фламандском цикле», посвященном Тилю Уленшпигелю. Эдуарда Георгиевича называли человеком «светлого будущего», умным и жизнерадостным.

«Февраль»

Это самое спорное произведение, которое написал Эдуард Багрицкий. «Февраль» представляет собой исповедь еврейского юноши, которому довелось стать участником революции.

Многие враждебно настроенные публицисты считают, что герой поэмы, изнасиловавший проститутку, совершил в ее лице насилие над Россией. Так сказать, отомстил за позор «бездомных предков». Однако большинству знакома только треть произведения.

Оно повествует о мальчике, ставшим мужчиной во время февральского переворота. В нем смутно присутствуют автобиографические мотивы. Рыжеволосая красотка, ставшая жертвой насилия во время облавы, выглядит совершенно не по-русски.

Да и банда, которую задерживает герой «Февраля», на добрую половину состоит из евреев. Это значит, что речь идет не о противостоянии евреев и русских. В поэме присутствует гораздо более глубокий смысл, связанный с личными переживаниями автора.

«ТВС»

Был блистательным мастером художественного слова Эдуард Багрицкий. Творчество поэта неразрывно связано с революционными событиями и последующим строительством новой жизни. При этом автор мучительно пытался принять жестокую идеологию и тоталитаризм большевиков. Один из исследователей его наследия отметил, что Эдуард Георгиевич удивительно вовремя умер.

Это циничное замечание, но у него есть смысл. Дело в том, что ему не пришлось пережить страшный 1937 год, запятнать себя стихами, клеймящими «врагов народа» и «предателей». Между тем наш герой мучительно размышлял об испытаниях, которые выпадают на долю русского народа на пути к «светлому» будущему.

Важно

В стихотворении «ТВС» (1929) он пишет о грезе измученного и больного поэта. К нему явился почивший Феликс Эдмундович Дзержинский и рассказал о грядущем веке: «Но если он скажет: „Солги“ — солги. Но если он скажет: „Убей“ — убей». Литераторы считают, что эти слова могут быть завуалированным протестом против складывающегося карательного режима.

Например, о своем поколении автор отзывался совсем нелестно: «Мы ржавые листья на ржавых дубах».

Отношение к Пушкину

К великому поэту относился благоговейно Эдуард Багрицкий. О Пушкине им написано уникальное стихотворение, которое произвело сильное впечатление на его собратьев по перу. Например, Мария Цветаева полемизировала с Эдуардом Георгиевичем. Ей очень не нравились строки:

«И в свисте пуль, за песней пулеметной,

Я вдохновенно Пушкина читал!».

Связь образа Александра Сергеевича с братоубийственной Гражданской войной казалась ей кощунственной. И зря. Багрицкий с товарищами благоговели перед Пушкиным. Они всегда снимали шапки, когда проходили мимо здания, в котором он когда-то жил. В 125-летию со дня рождения «Солнца русской поэзии» автор написал маленький цикл произведений: “Пушкин” (1923), “Одесса” (1923), “О Пушкине” (1924).

Читайте также:  Сочинения об авторе андреев

Природные мотивы

Как уже упоминалось выше, очень любил природу Эдуард Багрицкий. Лучшие стихи поэта украшены непревзойденными романтичными сравнениями. Мир предстает в образе ветра или птицы. Он «открытый настежь // Бешенству ветров…».

Окружающая действительность кажется поэту «огромной птицей», которая «свищет, щелкает, звенит». Именно в природе автор находит первозданную мощь и свежесть. «Солнц повороты», «молодой прибой», «первые ветра», «свирепая зелень» – все это неизменно восхищает и завораживает его.

Образы, характерные для Багрицкого, это «соты», «роса», «арбуз», то есть самое сочное, что существует в природе.

Птицы и рыбы занимают особое место в лирике, которую создавал Эдуард Багрицкий. «Весна» – лишнее тому подтверждение. В этом стихотворении раскрыта вся сущность бытия, где обитатели лесов, полей, болот и рек жадно ловят флюиды весны и просыпаются от зимней дремоты.

Пейзажная лирика Багрицкого связана с южными широтами. Но воспевает он не горы Кавказа и Крыма, а величественное Черное море. При этом пейзаж не кажется экзотическим. Он свой, родной, близкий каждому жителю страны. Именно сочетание реалистичной точности и с романтическими мотивами определяет вклад Эдуарда Георгиевича в развитие современной поэзии.

Любовная лирика

«Мне любы традиции // Жадной игры: // Гнездовья, берлоги, // Метанье икры» – пишет поэт, отождествляя себя с природой, руководствуясь ее простыми правилами.

В этом можно проследить самобытность писателя, который наряду с тонкой чувствительностью и восприимчивостью демонстрирует иногда довольно-таки циничные взгляды на отношения между мужчиной и женщиной. Может быть очень жестким тонкий лирик Эдуард Багрицкий.

Стихи о любви в его интерпретации иногда выглядят довольно странно для увлеченного поэта.

Он описывал свои впечатления очень точно, но почти жестоко: “Любовь? Но съеденные вшами косы; ключица, выпирающая косо; прыщи; обмазанный селедкой рот да шеи лошадиный поворот”. Впрочем, в ранних стихах Эдуарда Георгиевича можно найти массу приятных образов.

«Креолка» завораживает экзотическими описаниями и яркими эпитетами. В стихотворении «О любителе соловьев» все гораздо более прозаично.

В ироничной манере поэт рассказывает о своих отношениях с женщиной, которая пытается преодолеть его страсть к пернатым, и обратить внимание на себя.

Память

Одесситы никогда не забывали своего знаменитого земляка. По аналогии с названием книги стихов Багрицкого – «Юго-Запад» – была названа местная литературная школа в 1920-х годах.

На доме, в котором родился поэт, установлена мемориальная доска. Имя автора присвоено библиотеке и улице города Одессы. Имя нашего героя увековечено на Аллее звезд.

На фасаде одного из зданий, по улице Дальницкой, 3, красуется еще одна памятная доска, посвященная Эдуарду Георгиевичу и его сыну Всеволоду.

Заключение

В стихах Багрицкого подкупает искренность. В юности он подражал Маяковскому и Гумилеву, однако в зрелые годы сумел состояться как самобытный и одаренный поэт. И сейчас его произведения вызывают оживленные споры у читателей. Прочитайте лирику Эдуарда Георгиевича, и вы найдете в ней немало интересного и поучительного.

Источник: https://www.syl.ru/article/299201/poet-eduard-bagritskiy-biografiya-luchshie-proizvedeniya

Сочинение на тему:Анализ стихотворения Э. Багрицкого «Полководец»

    Стихотворение И. Багрицкого «Полководец» – яркое, колоритное, динамичное произведение. Тема стихотворения отражена в самом названии. Оно посвящено военному сражению Произведение сюжетно, имеет стройную трёхчастную композицию. Каждая часть состоит из трёх строф и имеет свою микротему. Рассмотрим каждую часть отдельно.

    В двух первых четверостишиях описывается движение войска, готовящегося напасть на врага. Участники похода движутся с разной скоростью: колесницы стремительно летят, а пешие воины медленно ведут боевых лошадей и слонов.

Во второй части происходит резкая смена картины: воины крадутся к становищу врага, ожидавшего нападения. В третьей части иная зарисовка: за разгоревшейся битвой издалека наблюдает полководец. Такова событийная часть стихотворения.

Совет

    В художественном плане произведение поражает своей грандиозностью, цветовой, звуковой и детальной насыщенностью. Здесь нет ни одного «пустого» слова. Каждый предмет, каждый звук на своём месте.

Создаётся впечатление, что автор, поражённый музейной картиной, переносит её великолепие в поэтическое произведение.

Но, возможно, мастерство настоящего художника в том и заключается, что его творение отражает разные виды искусства: и музыку, и живопись, и архитектуру.

    Стихотворение написано Багрицким в 1916 году. Но описывается в нём не современная Россия. Текст первой части пестрит лексикой, хранящей дух времён Римской Империи («тяжёлые колесницы», «курчавые рабы с натёртой салом кожей», «нубийские кобылицы», «слоны»). Создаётся эффект экзотичности, даже сказочности.

    Немало слов в стихотворении, связанных с военной темой: воины, бой, щиты, становище врага, легион, лезвия мечей, стрелы, полководец. Обилие глаголов и глагольных форм делают картину живой, динамичной (летящих, проводят, проходят, ржавеет, сияет и др.). Звуковой ряд отличается стройностью и, наряду с особенностями лексики, выполняет организующую роль текста.

    Здесь важна аллитерация. Практически в каждой строке встречаются сонорные звуки «р», «л», «н» (Но в тихом лагере им слышен хрип трубы// Им видно, как орлы взнеслись над легионом; Проходят медленно тяжёлые слоны// Влача в седой пыли расшитые попоны). Поэтому мы ощущаем плавность, музыкальность и гармоничность слога.

    Интересна в стихотворении символика цвета – здесь преобладают золотой и все оттенки красного. Золото всегда ассоциируется с богатством, благополучием, могуществом, величием. Возможно, здесь золото – символ масштабности битвы и силы войска. Красный здесь символизирует жизнь и свободу, за которую идёт битва.

Неслучайно события происходят на закате – природа будто тоже принимает участие в битве. Кроваво-золотым окрашено всё: люди, доспехи, сам воздух.

Обратите внимание

Такой яркий образ возникает с помощью эпитетов: «пыльным золотом», «к пурпуру слепительных подножий», а также с помощью развёрнутых метафор: «бронзовым закатом сожжены // Кроваво-красных гор обрывистые склоны»; «пурпурный закат на бронзовые лбы // Льёт медь и киноварь потоком раскалённым».

    Кровь и золото в следующих строках приобретают несколько иное значение. Любая война всегда несёт смерть.

Тема смерти, насилия ясно звучит в пятой главе, построенной на цветовой антитезе: «ржавеет густо кровь» – «трупы бледные». Автор искусно балансирует между метафоричностью и натурализмом.

Он отдельными мазками рисует муки воинов, страдающих в предсмертных конвульсиях (И трупы бледные сжимают комья глины// кривыми пальцами с огрызками ногтей).

    Золотой цвет также проявляет разные значения. Он связан с образом главного героя произведения – полководцем, символизирует воинскую честь, славу, победу. Ему посвящена последняя строфа:

    Но молча он застыл на выжженной горе,

    Как на воздвигнутом веками пьедестале.

    И профиль сумрачный сияет на заре,

    Как будто бы битый на огненной медали.

    Он не имеет имени, как и не имеет названия и даты битва. Очевидно, это вымысел автора, потому образ главного героя можно считать собирательным. Строфа начинается с противительного союза «но». Полководец – лишь наблюдатель. Он не принимает участия в битве, а лишь зорко наблюдает за ней.

Облик этого человека говорит о его суровости, жесткости, холодном спокойствии. На его глазах уходят сотни жизней, но ни один мускул его не дрогнет. Полководец знает, что только хладнокровием, смелостью, чёткими действиями воинов и, конечно, верной тактикой боя. Немало жизней нужно принести на жертвенный алтарь победы.

Возможно, это не первая и не последняя битва, которой командует этот полководец: он стоит «на выжженной горе».

Важно

    Полководец талантлив. Его слава увековечена в каждой победе. Поэтому сам он сравнивается с золотым памятником.

    Стихотворение по жанру очень близко к оде. Это хроника исторического события и песнь во славу великого полководца. В тексте немало слов, употреблённых в старой форме (к пурпуру, влача, сзывают, взнеслись), создающих торжественность.

    Несмотря на то, что в произведении описываются события, прямо не относящиеся к русской истории, его можно считать хвалебной песнью во славу всех великих русских полководцев: Невского, Суворова, Кутузова, Нахимова и многих других.

человек просмотрели эту страницу.

Зарегистрируйся

или

войди

и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Источник: https://yougdz.ru/sochinenia/textcontent.php?sch=229

Сочинение — комментарий к стихотворению «Полководец» Э.Багрицкого

Камалтдинова Альфинур Гарифовна,
Оренбургская область, г. Бугуруслан,
учитель русского языка и литературы

МБОУ «СОШ № 2»

Аннотация

на сочинение — комментарий по стихотворению Э.Багрицкого «Полководец»

Сочинение содержит глубокий исторический и лингвистический анализ произведения Э. Багрицкого. Оно ярко и глубоко отражает целостность и значимость стихотворения.

  По своему содержанию является аналитическим материалом, раскрывающим авторский замысел и историческую правдивость отраженных в нем событий.

Особенный интерес вызывает анализ художественно-выразительных средств: метафор и эпитетов, стилистических фигур, жанровых линий, строф и рифм.

Характеристика яркого исторического персонажа Ганнибала дана подлинная и выразительная во всех его противоречивых качествах: мужественность и неоправданная жестокость, терпеливость и несдержанность.

Позиция автора сочинения заслуживает большого внимания: она имеет личностную воспитательную значимость. Именно на ярком историческом примере он делает вывод о необходимости тренировать волю и вырабатывать сильный характер, быть мужественным и волевым человеком, по его мнению, особенно важным и ценным для самосовершенствования личности. В этом и заключается смысл данного произведения.

Э. Багрицкий
стихотворение «Полководец».
1
За пыльным золотом тяжелых колесниц
Летящих к пурпуру слепительных поножий

Курчавые рабы, с натертой салом кожей,
Проводят под уздцы нубийских кобылиц.

И там, где бронзовым закатом сожжены
Кроваво-красных гор обрывистые склоны.

Проходят медленно тяжелые слоны,
Влача в седой пыли расшитые попоны.

2

Свирепых воинов сзывают в бой рога;
И вот они ползут, прикрыв щитами спины.
По выжженному дну заброшенной стремнины

К раскинутым шатрам – становищу врага.

Совет

Но в тихом лагере им слышен хрип трубы.
Им видно, как орлы взнеслись над легионом.
Как внутренний закат на бронзовые лбы,

Льет медь и киноварь потоком раскаленным.

3
Ржавеет густо кровь на лезвиях мечей.
Стекает каплями со стрел, пронзивших спины.
И трупы бледные сжимают комья глины
Кривыми пальцами с огрызками ногтей.
Но молча он застыл на выжженной горе.
Как на воздвигнутом веками пьедестале.
И профиль сумрачный сияет на заре.
Как будто выбитый на огненной медали.

1916 год.

Скачать полностью работу

Источник: http://u4eba.net/sbornikidei/sochinenie-kommentariy-k-stihotvoreniyu-polkovodets-e-bagritskogo.html

Кидайся в края…(заметки о Багрицком)

Кидайся в края…(заметки о Багрицком)

Илья Фаликов

Начать с Чертовых кукол? Большое стихотворение, не вошедшее в прижизненные книги Багрицкого. Лирико-исторический эпос. Сильно смахивает на Волошина времен гражданской распри на Юге России. Сходство не только стиховое мироощущенческое: звериная суть истории. Более того оправдание революции как искупления, очищения и выхода.

Однако некий небольшой поворот ключа и там, где Волошин стоит меж них, молясь за тех и за других, Багрицкий занимает красный угол. Кроме того, Багрицкий отчетливо антимонархичен. Московские государи ему так же отвратительны, как и Петр. Что касается кукол, то интересно: в одесских публикациях той поры 19191924 Багрицкий подписывался именем И.

Горцев: Игорцев, то есть он играл во все это в революцию, в частности. Не вижу двуличия, подтырки, кукиша в кармане. Это игра всерьез, в конце концов на разрыв аорты. Но подсознательно, разумеется, он давал себе возможность дистанции от происходящего хотя бы на уровне романтики. Ибо романтика в принципе дает люфт свободы от реальности.

Вообще в ямбах начала 20-х в Москве или Александру Блоку стих Багрицкого ничем не отличается от конечного, остаточного, результирующего опыта дореволюционной поэтики. По преимуществу это чистый акмеизм гумилевского типа, связанный с поздним Блоком. В основном Гумилев вошел в советскую поэзию через Багрицкого и Тихонова с Сельвинским.

Экспрессивная экзотика мирового размаха, локус Черноморья, доблестный автогерой, поэтическое конквистадорство и т._д. Между прочим, в одесских газетах одно время печаталась поэтесса Нина Воскресенская. Волошинская Черубина де Габриак на черноморском берегу была не одинока. Та Нина это он, будущий Багрицкий. Волошин в ту пору часто печатался в одесских изданиях.

Какое-то время пребывая в Одессе, он безусловно влиял на местную поэтическую молодежь. Не исключено, что название книги Юго-Запад возникло как ответ на волошинский Северовосток.

Он издал трилогию книги Юго-Запад, Победители, Последняя ночь, настаивал на неизменности и единстве этого ряда, и это еще раз обнаруживает перекличку с Блоком, с его трилогией. Работай, работай, работай, Багрицкий напрямую цитирует Блока в Песне о рубашке.

Обратите внимание

К слову, брюсовское стихотворение Работа полемическое эхо блоковского Работай, работай, работай…, с разрывом в десять лет их написания: 19071917.

Это круговой поток взаимовлияний, постоянных перекличек: в сущности, поэты разговаривают друг с другом, их провиденциальный собеседник сама поэзия.

В конце 60-х Александр Межиров мне, юнцу, осторожно говорил: Багрицкий это замечательно, но вы еще уйдете от него. Межиров не распространялся на сей счет, он осторожничал не только потому, что нельзя давить на младого поэта, тут бродило по крайней мере два мотива: идеологический и еврейский. Ни того, ни другого он касаться не хотел.

Читайте также:  Краткая биография межиров

Мой идеалистический идиотизм был налицо, опровергать его было бессмысленно. Так же, как и густой экзотизм дальневосточного разлива. Я сознательно брал у Багрицкого морскую и прибрежную атрибутику вместе с ритмикой. Меня оправдывает то обстоятельство, что это было повально в ту пору. Дух революционного романтизма носился над поэтическами водами повсеместно, во-первых.

Во-вторых, гумилевские Капитаны через Багрицкого через Контрабандистов и Арбуз как минимум, на свой лад переваривших Гумилева, оплодотворяли всех, кто касался в стихах морской стихии. Был, напр., поэт, уроженец Русского Севера, писавший о Беломорье как о Черноморье по-багрицки, при сем отчаянно русопятствуя.

Известно, что и Бродский состоял в маринистах, чего не скрывал до конца своих дней. Его молодая муза постоянно прохаживалась по берегам то Балтики, то Черного моря (помесь Балтики и Черноморья, сказано им о Рейне, который в свою очередь очень много взял у Багрицкого).

Высказываясь о поре своего ученичества, он предпочитал избегать советских литературных имен или прибегал к эвфемизмам такого толка: …сообщение о смерти автора “Середины века” (т._е. Луговского).

Багрицкий абсолютно укладывался в список, им самолично определенный: А в походной сумке / Спички и табак, / Тихонов, / Сельвинский, / Пастернак. Здесь не хватает лишь Луговского, и это странновато, поскольку они оба ходили в конструктивистах.

Важно

Идеологию ЛЦК (Литературный центр конструктивистов) Багрицкий разделить не мог органически: там американствовали, видя будущее России на интеллектуально-механизированном западном пути (см. статью А.Гольдштейна ЛЦК: поход на обломовский табор в его книге Расставание с Нарциссом).

Но и по обозначенному им ряду ясно, что кружковщина ему чужда. Именно эта условная эклектика делала Багрицкого учителем новых поколений. Нелишне напомнить, что он, Багрицкий, в упорных спорах с оппонентами первым поддержал Твардовского, о чем тот помнил и говорил всю жизнь.

Таков его путь: от раннего стихотворения Маяковскому до помощи Твардовскому. Маяковский и Твардовский стиховые антиподы. Такова амплитуда Багрицкого. Он любил эпитет широкий. Это про него.

В 28-м году Сталин, готовя великий перелом, сворачивал нэп, а Багрицкий издал книгу Юго-Запад. Требовалась социалистическая литература Багрицкий демонстративно открывает книгу Птицеловом, перлом аполитизма. Следом Тиль Уленшпигель. Затем Песня о Рубашке, Джон Ячменное зерно, Разбойник: Юг

Источник: https://www.studsell.com/view/62748/

Сочинение на тему “Становление Эдуарда Багрицкого”

Становление Эдуарда Багрицкого

В советской литературе творчеству Эдуарда Багрицкого принадлежит заметное место. Лучшие его произведения воодушевлены геройством гражданской войны, энергией социалистического наступления. Но прежде чем стать певцом победителей, найти свое место в рабочем строю, поэт прошел многолетний сложный и противоречивый путь идейных и художественных исканий.

Эдуард Георгиевич Багрицкий (Дзюбан) родился в Одессе 4 ноября 1895 года. В 1905 году он поступил в Одесское реальное училище. В ту пору он мечтал стать художником, но решительно воспротивился стремлениям.

“…Как можно, чтобы сын приказчика учился вместе с детьми ремесленников! И меня отвели в реальное училище, где учился я отвратительно… Почему я начал писать? Вероятно потому, что все мое стремление стать художником вылилось в стихи ”.

Проучившись с 1905 по 1913 год в реальном училище, Эдуард Дзюбин перешел в Землемерное училище. Там он пробыл недолго, твердо решив стать писателем. Стали появляться первые произведения Эдуарда Багрицкого.

Провинциальная литературная среда, в которой воспитывался молодой поэт, была проникнута декадентскими настроениями.

В произведениях молодого Багрицкого и его поэтических сверстников за внешними бутафорскими аксессуарами, нарочито усложненными образами не было глубокой мысли.

Шла первая мировая война, приближалась революция.

А в стихотворениях, написанных Эдуардом Багрицким в 1914—1917 годах, все было иллюзорным, нежизненным, уводящим от реальной действительности в мир выдумки и книжных представлений: “В моем сердце, узорчатой урне, святой грусти дрожали хрустали”, “Блеклых змей голубая борьба”. Лишь изредка в подобные слабые подражания символистам вторгались подтвержденные жизнью наблюдения: “На грязной палубе, от солнца по рыжелой, меж брошенных снастей и рваных парусов матросы тихо спят…”.

Октябрьскую революцию он встретил восторженно.

В 1918 году, после кратковременного пребывания на Персидском фронте, он возвратился в родной город, где в годы гражданской войны революция яростно сражалась с контрреволюцией. Здесь пережил Багрицкий сперва германскую, а потом англо-французскую интервенцию, был очевидцем зверств белогвардейцев. В этой борьбе молодой поэт сумел найти свое место.

Совет

Теперь Багрицкий к ненависти, обращенной к угнетателям, присоединил любовь: любовь к бойцам Октября, к трудящимся, любовь к молодому, только что обретенному в битвах социалистическому отечеству.

“Впервые по-настоящему я столкнулся с ней (жизнью) в 1919 году, когда поступил в Красную Армию. Действительность была очень суровая. Я многого не понимал.

Но культурная работа, которую я там вел, меня сильно увлекала”.

Опытный мастер, Эдуард Багрицкий, несмотря на усиливающуюся болезнь, неустанно помогал воспитанию талантливых молодых поэтов, созданию их первых книг.

Шестнадцатого февраля 1939 года, заболев в четвертый раз воспалением легких, Эдуард Георгиевич Багрицкий скончался.

“Когда умер Багрицкий, — вспоминает Ю. Оле-ша, — его тело сопровождал эскадрон молодых кавалеристов”. Так закончилась биография замечательного поэта нашей страны, начавшаяся на задворках жизни, у подножия трактиров на Ремесленной улице в Одессе

Скачать оригинальный файл

Источник: https://globuss24.ru/doc/sochinenie-na-temu-stanovlenie-yaduarda-bagritskogo

Эдуард Багрицкий. К 120-летию со дня рождения

3
ноября
исполнилось 120 лет со дня рождения русского поэта и переводчика Эдуарда
Багрицкого.
Творчество Багрицкого и в 21 веке вызывает немало споров.

С одной
стороны, он принял революцию и в своей романтической поэзии воспевал новый
строй, с другой – мучительно пытался понять жестокость революционной идеологии
и приход тоталитаризма. И все это нашло выход в его произведениях…

Эдуард
Дзюбин
(Дзюбан, настоящая фамилия Багрицкого) родился 3 ноября в Одессе в
буржуазной еврейской семье с сильными религиозными традициями. Окончил
землемерные курсы, но по профессии не работал.

С
1915 г. под псевдонимом «Эдуард Багрицкий» и женской маской «Нина Воскресенская»
начал публиковать свои стихи в одесских литературных альманахах и вскоре стал
одной из самых заметных фигур в группе молодых одесских литераторов, впоследствии
ставших крупными советскими писателями (Юрий Олеша, Илья Ильф, Валентин Катаев,
Лев Славин, Семён Кирсанов, Вера Инбер).

В
1918 г., во время Гражданской войны, добровольцем вступил в Красную Армию, работал
в политотделе особого партизанского отряда имени ВЦИК, писал агитационные
стихи.

На Колчака! И по тайге бессонной,
На ощупь, спотыкаясь и кляня,
Бредем туда, где золотопогонный
Ночной дозор маячит у огня…
Ой, пуля, спой свинцовою синицей!
Клыком кабаньим навострися, штык!
Удар в удар! Кровавым потом лица
Закапаны, и онемел язык!
Смолой горючей закипает злоба,
Упрись о пень, штыком наддай вперед.
А сзади – со звездой широколобой

Уже на помощь конница идет.

                                                        (51)

После
войны работал в Одессе, сотрудничая как поэт и художник в ЮгРОСТА (Южное бюро
Украинского отделения Российского телеграфного агентства) вместе с Ю.Олешей, В.
Нарбутом, С. Бондариным, В. Катаевым. Публиковался в одесских газетах и
юмористических журналах под псевдонимами «Некто Вася», «Нина Воскресенская»,
«Рабкор Горцев».

В
1925 г. Багрицкий приехал в Москву и стал членом литературной группы «Перевал»,
через год примкнул к конструктивистам. В 1928 г. у него вышел сборник стихов
«Юго-запад». Второй сборник, «Победители», появился в 1932 г. В 1930 г. поэт
вступил в РАПП. Жил в Москве в знаменитом «Доме писательского кооператива»
(Камергерский переулок, 2).

В
поэме Багрицкого «Дума про Опанаса» показано трагическое противоборство
украинского деревенского парня Опанаса, который мечтает о тихой крестьянской
жизни на своей вольной Украине, и комиссара-еврея Иосифа Когана, отстаивающего
«высшую» истину мировой революции.

При этом следует отметить, что уже после
смерти Багрицкого в период так называемой «борьбы с космополитизмом» «Думу про
Опанаса» в редакционной статье «Литературной газеты» от 30-го июля 1949-го года
под заголовком «За идейную чистоту советской поэзии» объявили «сионистским произведением»,
клеветой на украинский народ.

Обратите внимание

Об
эрудиции Багрицкого ходили легенды, его феноменальная память хранила тысячи
поэтических строк, остроумие поэта не знало пределов, доброта его согрела не
одного поэта 1920-1930-х годов. Одним из первых Багрицкий отметил талант молодых
А.Твардовского, Дм. Кедрина, Я.Смелякова, Л. Ошанина. К нему буквально ломились
начинающие поэты с просьбой выслушать и оценить их стихи.

Он
был не только хорошим поэтом. Эдуард Багрицкий был блистательным переводчиком
Роберта Бернса, Томаса Гуда и Вальтера Скотта, Джо Хилла и Назыма Хикмета,
Миколы Бажана и Владимира Сосюры.

Три короля из трех сторон

Собрались заодно,-

Пред ними в кружке ходит Джон

Ячменное Зерно…

Он брызжет силой дрожжевой,

Клокочет и поет,

Он ходит в чаше круговой,

Он пену на пол льет…

Пусть не осталось ничего,

И твой развеян прах,

Но кровь из сердца твоего

Живет в людских сердцах!..

                     (Роберт Бернс. Джон Ячменное Зерно)

Блистательный
мастер, одаренный редкой чувственной впечатлительностью, Багрицкий принял революцию
и его романтическая поэзия воспевала строительство нового мира.

При этом
Багрицкий мучительно пытался оправдать для себя жестокость революционной
идеологии и приход тоталитаризма. В написанном в 1929 г.

стихотворении «ТВС» явившийся больному и отчаявшемуся
автору умерший Феликс Дзержинский говорит ему про наступающий век: «Но если он
скажет: „Солги“ — солги. Но если он скажет: „Убей“ — убей».

С
начала 1930 у Багрицкого обострилась астма — болезнь, от которой он страдал с
детства. Он умер 16 февраля 1934 в Москве, заболев в четвертый раз воспалением
легких. Похоронен на Новодевичьем кладбище. За гробом поэта с шашками наголо
шел эскадрон молодых кавалеристов.

Я сладко изнемог от тишины и снов,
От скуки медленной и песен неумелых,
Мне любы петухи на полотенцах белых
И копоть древняя суровых образов.
Под жаркий шорох мух проходит день за днем,
Благочестивейшим исполненный смиреньем,
Бормочет перепел под низким потолком,
Да пахнет в праздники малиновым вареньем.
А по ночам томит гусиный нежный пух,
Лампада душная мучительно мигает,
И, шею вытянув, протяжно запевает
На полотенце вышитый петух.
Так мне, о господи, ты скромный дал приют,
Под кровом благостным, не знающим волненья,
Где дни тяжелые, как с ложечки варенье,

Густыми каплями текут, текут, текут.

1919

Немало
споров до сих пор вызывает опубликованная после смерти поэта поэма Багрицкого
«Февраль». Это, своего рода, исповедь еврейского юноши, участника революции.
Антисемитски настроенные публицисты не раз писали, что герой «Февраля»,
насилующий проститутку — свою гимназическую любовь, совершает, в ее лице,
насилие над всей Россией, — в качестве мести за позор «бездомных предков».

Но
обычно приводимый вариант поэмы составляет лишь примерно ее треть. Это поэма о
еврее-гимназисте, ставшем мужчиной во время первой мировой войны и революции.

Важно

При этом «рыжеволосая» красавица, оказавшаяся проституткой, выглядит подозрительно
не по-русски и банда, которую арестовывает герой «Февраля», по крайней мере, на
две трети состоит из евреев: «Семка Рабинович, Петька Камбала и Моня Бриллиантщик».

Лидия Багрицкая (Суок) и Эдуард Багрицкий. Конец 30-х годов.
Всеволод Эдуардович Багрицкий (1922-1942)

Вдова
поэта, Лидия Густавовна Суок, была репрессирована в 1937 (вернулась из заключения
в 1956 г.). Сын Всеволод погиб на фронте в 1942 г.

Источник

Произведения
Эдуарда Багрицкого. Биография

 О Багрицком из книги «По следам
Юго-Запада» Елены Каракиной. Трудно написать о поэте лучше, полнее и
честнее.

ПТИЦЕЛОВ В СЕТЯХ

Претендентов на место
короля поэтов в Одессе хватало. По уровню дарования вполне мог занять
поэтический трон Владимир Жаботинский. Недаром же его перевод “Ворона”
Эдгара По до сих пор считается лучшим в русской литературе.

В 1910-х засияла
звезда Семена Кесельмана. Несколькими годами поздней – Анатолия Фиолетова.
Первым поэтом Одессы мог бы стать (а вдруг?) Вениамин Бабаджан. Или Эзра Александров.
Или Зинаида Шишова.

“Зика – самая талантливая среди нас”, – говорил о
ней Эдуард Багрицкий.

Но Жаботинский отошел от
литературы, но голос Кесельмана теряется в водовороте двадцатых, но Фиолетов
был убит бандитами в 1918, но Бабаджан расстрелян красноармейцами в 1920, но
Эзра Александров эмигрировал в Палестину и стал писать на иврите, но Зинаида
Шишова перешла на прозу. Точно так же, как Олеша и Катаев.

Источник: http://cb-rzhev.blogspot.com/2015/11/120.html

Ссылка на основную публикацию