Сочинения об авторе фадеев

Сочинение «Александр Фадеев: писатель гражданской войны»

13 мая 1956 года в подмосковном поселке Переделкино, на втором этаже одной из писательских дач прозвучал пистолетный выстрел.

Эхо от него вскоре достигло Кремля и вызвало замешательство в высшем эшелоне власти: покончил с собой кандидат в члены ЦК ВКП(б), секретарь Союза писателей.

А письмо, оставленное покойным и обращенное к руководителям партии и государства, вывело его главных адресатов из себя. После двухдневной паузы в «Правде» и других газетах появился некролог, который, в свою очередь, привел в шоковое состояние тысячи и тысячи людей.

Обратите внимание

Сухо и равнодушно в нем сообщалось: «В последние годы А. А. Фадеев страдал тяжелым недугом — алкоголизмом, который привел к ослаблению его творческой деятельности. Принимаемые в течение нескольких лет врачебные меры не дали положительных результатов.

В состоянии тяжелой депрессии, вызванной очередным приступом болезни, А. А. Фадеев покончил жизнь самоубийством».На некоторой доле правды была замешана в этом сообщении заведомая неправда. В свое время Фадеев действительно пил, но уже много месяцев, как сам он говорил, «не пользовался ЭТИМ сомнительным удовольствием».

«Очередной приступ» был чистой воды выдумкой.

А ослабление творческой деятельности, в самом деле имевшее место, объяснялось совсем иными причинами, темя же, кстати, которые и привели к роковому исходу…В 1933 году в интервью одной из зарубежных газет Фадеев сказал о себе так: «Я прежде стал революционером, чем писателем…

и когда взялся за перо, был уже сформировавшимся большевиком. Несомненно от этого и мое творчество стало революционным». Эти слова Фадеева обычно приводились исследователями в доказательство его внутренней цельности и полного единства его политических и эстетических идеалов. Такое единство вообще немыслимо. Не было его и у Фадеева.

Разве что в самом начале его творческого пути. Да и тогда оно оставалось весьма шатким. То, что большевиком Фадеев стал гораздо раньше, чем писателем, бесспорно. Большевистские идеи он впитал, что называется, с молоком матери. Отец — народоволец. Мать— марксистка.

Оба активно участвовали в революционном движении. Политические разногласия не помешали им полюбить друг друга и построить семью. В 1900 году у них появилась дочь, Татьяна. В декабре 1901-го — сын, Александр.

Но через несколько лет разногласия эти обострились. Семья распалась.

В 1908 году Антонина Владимировна Фадеева с детьми и новым мужем, как и она, социал-демократом, Глебом Свитычем, переехала на Дальний Восток и обосновалась в уссурийском селе Чугуевке.

А два года спустя Саша поступил во Владивостокское коммерческое училище и поселился в доме тетки, Марии Владимировны Сибирцевой. Революционные настроения господствовали и в этом доме.

Важно

Не были чужды их и сама Мария Владимировна, и муж ее, Михаил Яковлевич, внук декабриста, и тем более сыновья: Всеволод и Игорь, которые еще до Октября стали большевиками. Революционная среда была, таким образом, для Фадеева родной стихией чуть ли не с младенческих лет.

Естественно, и Февраль, и особенно Октябрь 1917-го он встретил восторженно.С этого времени его политический послужной список стремительно рос. С 16 лет—член партии, участник антиколчаковского большевистского подполья.

С 18 — комиссар полка народно-революционной армии. В 19 — комиссар бригады. Делегат X съезда партии. С 1921 года — студент Горной академии и одновременно парторг одного из московских заводов и инструктор Замоскворецкого райкома. В 1924 году — Ростов.

Инструктор обкома, или, как тогда говорили, областкома партии, затем «ч завотделом партийной газеты «Советский юг»…Такова внешняя сторона политического роста молодого Фадеева. Внутренняя, как и водится, была много сложней и противоречивей. Первые годы участия в революции были озарены для него светом высоких идей и самых чистых помыслов.

Источник: https://shdo.net/sochinenie-aleksandr-fadeev-pisatel-grazhdanskoj-vojny/

Сочинения по роману фадеева “разгром”

Фадеев “Разгром” — сочинение “Тема гражданской войны в романе А. А. Фадеева “Разгром”

Почти все мастера слова начала 20-х гг. посвящали свои произведения актуальной теме гражданской войны. Главным героем в этих творениях выступает народ. Ведущим конфликтом служила классовая борьба двух миров: “белых” и “красных”. Романы Д. Фурманова “Чапаев” (1926 г.

) о людях известной 25-й Чапаевской дивизии и о легендарном герое революции Василие Ивановиче Чапаеве; А. Серафимовича “Железный поток” (1924 г.), об истории Таманского похода; А. Фадеева “Разгром” (1926 г.), где изображен процесс становления нового человека в революции. Эти произведения положили начало традиции героического романа.

Но при всей общности романов у каждого автора свой подход к теме.

У Фадеева герои “обыкновенные”. Наиболее сильное впечатление в “Разгроме” производит глубокий анализ вызванных гражданской войной перемен в духовном мире рядового человека. Наглядно об этом говорит образ Морозки.

Иван Морозка был шахтером во втором поколении. Дед его пахал землю, а отец добывал уголь. С двадцати лет Иван катал вагонетки, матерился, пил водку.

Он не искал новых путей, шел старыми: купил сатиновую рубаху, хромовые сапоги, играл на гармошке, дрался, гулял, воровал ради озорства овощи.

Сидел в тюрьме во время стачки, но никого из зачинщиков не выдал. Был на фронте в кавалерии, получил шесть ранений и две контузии. Он женат, но семьянин плохой, делает все необдуманно, и жизнь ему кажется простой и немудреной. Морозка не любил чистеньких людей, ему они казались ненастоящими.

Он считал, что им нельзя верить. Сам он стремился к легкой однообразной работе, потому и не остался ординарцем у Левинсона. Товарищи порой зовут его “балдой”, “дураком”, “чертом потлатым”, но он не обижается, дело для него важнее всего.

Совет

Морозка умеет размышлять: подумывает о том, что жизнь становится “хитрей” и надо самому выбирать дорогу.

Нашкодив на бахчах, он трусливо удрал, но после раскаивается и сильно переживает. Гончаренко защитил Морозку на собрании, назвал его “боевым парнем” и поручился за него. Морозка поклялся, что кровь свою отдаст по жилке за каждого из шахтеров, что готов к любому наказанию. Его простили.

Когда Морозке удается на переправе успокоить людей, он почувствовал себя ответственным человеком. Он смог организовать мужиков, и это ему было приятно. В отряде шахтеров Морозка был исправным солдатом и считался хорошим, нужным человеком.

Он даже пытается бороться со страшным желанием запить, понимает, что есть красота внешняя, а есть подлинная, душевная. А задумавшись об этом, понял, что он обманут в прежней жизни.

Гульба и работа, кровь и пот, а впереди не видно ничего хорошего, и ему показалось, что всю жизнь он старался выйти на прямую, ясную и правильную дорогу, но врага, который сидит в нем самом, не замечал. Такие люди, как Морозка, надежны, они могут самостоятельно принимать решения и способны к раскаянию.

И хотя у них слабая воля, подлости они никогда не совершат. Они сумеют найти выход из любого, даже самого безвыходного положения.

Только перед героической гибелью Морозка понял, что Мечик — гад, трусливый гад, предатель, думающий только о себе, и воспоминание о близких, дорогих людях, которые ехали позади него, заставило его пойти на самопожертвование.

В произведениях о гражданской войне важна мысль, что побеждает часто не тот, кто совестливее, мягче, отзывчивей, а тот, кто фанатичнее, кто бесчувственней к страданиям, кто более подвержен собственной доктрине. В этих произведениях поднимается тема гуманизма, которая неразрывно связана с чувством гражданского долга.

Обратите внимание

Командир Левинсон забрал единственную свинью у бедняка-корейца, применяя оружие, заставил рыжего парня лесть в воду за рыбой, дал добро на вынужденную смерть Фролова. Все это ради спасения общего дела. Люди подавляли личные интересы, подчиняя их долгу. Этот долг калечил многих, делая их орудием в руках партии.

В итоге люди черствели, переходили грань дозволенного. “Отбор человеческого материала” ведет и сама война. Чаще погибают в боях лучшие — Метелица, Бакланов, Морозка, сумевший осознать значимость коллектива и подавить свои эгоистические устремления, а остаются такие, как Чиж, Пика и предатель Мечик.

Бесконечно жалко всех — ведь народ образуется не в итоге отбора, “выбраковывания”, отсева, поэтому Марина Цветаева, говоря о гражданской войне, взывает к небесам и с невыразимой болью пишет такие строчки: Все рядком лежат — Не развесть межой Поглядеть: солдат Где свой, где чужой, Белый был — красным стал, Кровь обагрила, Красным был — белым стал,

Смерть побелила.

Фадеев “Разгром” — сочинение “Образы партизан в “Разгроме”

Общечеловеческий смысл рассмотренных эпизодов не лишает роман Фадеева социальной конкретности, а его героев социальной доминанты характера. Но социальность не понималась им как нечто злободневное, тем более политическое, и советской критикой это воспринималось как недостаток. В 1950 г. К.

Зелинский обвинил Фадеева в том, что он излишне подчеркивает темные стороны партизан; в том, что “персонажи “Разгрома” как будто не интересуются политическими событиями, даже не упоминают имени Ленина, тогда, как в действительности же дальневосточные партизаны издавали газету “Партизанский вестник” и распространяли ее по отрядам.

В “Разгроме” нет даже слова “большевик”.

Собственно, Зелинский здесь развил мысль Воронского о том, что в романе Фадеева не показаны общественно-политические думы и чувства партизан: “Писатель старательно избегает, обходит подобные разговоры и споры до такой степени старательно, что возникают даже недоуменные вопросы: как же это, неужели тогда среди партизан никто не разговаривал на подобные темы?” Да, всего этого в романе нет, и не потому, что автор “недооценивал” социалистическую идеологию. Он был убежденным ее сторонником: “Нам не трудно было выбрать,- писал он в своих воспоминаниях,- на чью сторону встать…”, а его первая жена — Валерия Герасимова — говорила: “В его душе с особенной силой отозвалась освободительная истинно демократическая суть революции”. Но Фадеев хорошо понимал суть и назначение литературы не как раскрытие исторически преходящего, сиюминутного (современному читателю вовсе не интересно, какую газету читали дальневосточные партизаны и как на нее реагировали. Социально-психологическая детерминированность образов Фадеева в другом, ее пафос, актуальный для сегодняшнего дня, можно определить уже сказанными выше словами “красные тоже люди”.

Образы партизан, человеческие слабости и пороки которых Фадеев, в отличие от авторов малохудожественных агитационных произведений, нисколько не скрывает, согреты его любовью и сочувствием. К лучшим страницам романа можно отнести пробуждение человечности в грубой душе Морозки в минуты последнего его свидания с Варей: “Он вдруг шагнул к ней и, неловко обняв ее, прижался к ее лицу своей неумелой щекой. Она почувствовала, что ему хочется поцеловать ее, и ему действительно хотелось, но он постыдился, потому что парни на руднике редко ласкали девушек, а только сходились с ними…” Подкупает преданность Морозки общему делу: “Уйтить из отряда мне никак невозможно, и винтовку сдать — тем паче… Потому не из-за твоих расчудесных глаз, дружище мой Левинсон, кашицу мы заварили!” Прекрасен простой русский парень Иван Морозов перед лицом своей героической смерти, настигшей его в минуты сонной грезы об обетованной земле, большой и залитой солнцем мирной деревне. В этой картине и отзвук его спора с Дубовым об отношении к крестьянству. Но внезапно он вернулся в жестокую реальность войны:

“… Ему было жаль не того, что он умрет сейчас, то есть перестанет чувствовать, страдать и двигаться, — он даже не мог представить себя в таком необычайном и странном положении, потому что в эту минуту он еще жил, страдал и двигался, — но он ясно понял, что никогда не увидеть ему залитой солнцем деревни и этих близких, дорогих людей, что ехали позади него.

Но он так ярко чувствовал их в себе, этих уставших, ничего не подозревающих, доверившихся ему людей, что в нем не зародилось мысли о какой-либо иной возможности для себя, кроме возможности еще предупредить их об опасности… Он выхватил револьвер и, высоко подняв его над головой, чтобы было слышнее, выстрелил три раза, как было условлено… В то же мгновенье что-то звучно сверкнуло, ахнуло, мир точно раскололся надвое, и он… упал в кусты, запрокинув голову”. Сверхзадача Фадеева, блестяще на ту пору им решенная, — увидеть в Морозке, Бакланове, Метелице — в каждом из настоящих партизан человека с его надеждами, мечтами, переживаниями, преданностью раз избранному пути. Эта преданность рождалась не из политической агитации (об отсутствии которой в романе сетовал Зелинский и которая весьма действенной была в реальности) а из живущей едва ли не на уровне подсознания народной мечты-утопии о равенстве и справедливости. Эта мечта о социальной справедливости, вырывавшаяся время от времени стихийными народными движениями, не была придумана большевиками, а лишь использована ими, она глубоко укоренилась в психологии народа. Трагедия “социалистической революции” — процесса нескольких трагических десятилетий — и заключалась в том, что вековую утопию она пыталась сделать реальностью: “Мы рождены, чтоб сказку сделать былью”, как пелось в популярной массовой песне. Во имя этой смутной мечты и надежды, что Левинсон называет “инстинктом, скрытым от поверхностного глаза”, не осознанным даже большинством из партизан, они готовы на смертный бой. Вот почему наивное скуластое лицо Бакланова, “слегка подавшееся вперед, выжидая приказа, горело той подлинной и величайшей из страстей, во имя которой сгибли лучшие люди из их отряда”, и когда через несколько минут Левинсон оглянулся: “люди действительно мчались следом, пригнувшись к седлам, выставив стремительные подбородки, и в глазах у них стояло то напряженное и страстное выражение, какое он видел у Бакланова”. Мы наблюдаем явную поэтизацию человека, поверившего в революцию.

Читайте также:  Краткая биография борхес

В 20-е годы с их эйфорией победившей революции в для оптимистической интерпретации финала было достаточно жизнеутверждающего пейзажа (лес “распахнулся перед ними совсем неожиданно — простором высокого голубого неба и ярко-рыжего поля, облитого солнцем, и скошенного, стлавшегося на две стороны, куда хватал глаз”). “Разгром” воспринимался как произведение убеждающее “в победоносной мощи пролетарской революции, руководимой коммунистами (…) А.Фадеев вошел в сознание миллионов читателей как книга о победе революции”.

Источник: https://wordcreak.ru/chitalnyi-zal/uchebnyi-zal/sochinenija-po-romanu-fadeva-razgrom.html

Сочинение на тему Летописец революции и войны Александр Александрович Фадеев» – по русскому языку и литературе

Александр Александрович Фадеев писатель, биография которого тесно связана с историей советского государства. Его юность опалена огнем революции и гражданской войны. Свои впечатления от боев на Дальнем Востоке он отразил в романе Разгром, появившемся в печати в 1927 году.

Объясняя идею произведения, писатель говорил, что хотел показать, как все враждебное сметается революцией, все не способное к настоящей революционной борьбе, случайно попавшее в лагерь революции, из миллионных масс народа закаляется, растет, развивается в этой борьбе… Эта переделка человеческого материала идет успешно… Командир отряда Левинсон герой романа.

Его отличает революционная сознательность, умение организовать массы и руководить ими. Внешне Левинсон ничем не примечателен: маленький, неказистый на вид, в лице его привлекательными были только глаза, голубые, глубокие, как озера. Однако партизаны видят в нем человека правильной породы.

Важно

Командир все умел: и разрабатывать план спасения отряда, и потолковать с людьми о хозяйственных вопросах, и играть в городки, и вовремя отдать приказание, и, главное, убедить людей; ему присуща политическая прозорливость. В воспитательных целях он устраивает показательное осуждение поступков Морозки, предлагает принять решение, обязывающее партизан в свободное время помогать населению.

В трудные для Левинсона минуты колебаний никто не замечал в его душе смятения, ни с кем не делился он своими чувствами, сам старался найти правильное решение. Рационально он поступает и со смертельно раненым Фроловым: убив его, считает Левинсон, они избавят партизана от лишних мук.

Под влиянием командира отряда закаляются в революционной борьбе, поднимаются до героических подвигов бойцы партизаны, например, Морозка. Бесстрашный разведчик Метелица, попав в беду, защищается до последнего, а перед смертью думает о том, что все самое большое и важное он делал ради людей и для людей. Чужим для партизан оказался Павел Мечик.

Воспитанный буржуазной средой, он не смог проникнуться силой революционных идей, не смог понять революционного гуманизма и в конце романа скатывается к прямому предательству.

Вдруг Нивка испуганно фыркнула и шарахнулась в кусты, прижав Мечика к каким-то гибким прутьям… Он вскинул голову, и сонное состояние мгновенно покинуло его, сменившись чувством ни с чем не сравнимого животного ужаса: на дороге в нескольких шагах от него стояли казаки… Мечик был дозорным, но сбежал, не предупредив отряд о засаде. Много и плодотворно работает писатель в тридцатые годы.

Его избирают председателем Союза писателей после смерти М. Горького. Во время Великой Отечественной войны Александр Фадеев не остается в стороне от проблем страны, он выезжает на фронт, пишет очерки и статьи.

И совершенно закономерно, что после освобождения Краснодона от фашистских захватчиков, когда вся страна узнала об организации Молодая гвардия, именно Фадееву предложили написать о подвиге этих юных героев. Писатель с энтузиазмом взялся за работу.

Менее чем через год вышла книга, но она подверглась критике со стороны Сталина за то, что Фадеев, написав о борьбе комсомольцев против фашистов, не отметил руководящей и направляющей роли Коммунистической партии. Фадеев переработал и дополнил роман. Долгие годы Молодая гвардия служила хрестоматийным примером жизни и борьбы комсомольцев против фашистских захватчиков.

Совет

Благодаря таланту писателя, весь мир узнал имена героев Советского Союза: Олега Кошевого, Ивана Земнухова, Ульяны Громовой, Сергея Тюленина, Любови Шевцовой, Анатолия Попова… Сотни мальчишек и девчонок воспитывались на их примере. Их именами называли улицы и площади городов, теплоходы и пионерские лагеря. После войны Фадеев работает над романами Последний 13 Удэге и Черная металлургия.

Времени для творчества пало, так как много работы в Союзе писателей, на административной должности. Меняется время, возвращаются репрессированные писатели, они требуют ответа за свое безвинное пребывание в тюрьмах и лагерях. И с первого они спрашивают с Фадеева, не сумевшего их отстоять. Писатель не выдерживает, он добровольно уходит из жизни.

Можно за многое осудить Фадеева, но имеем ли мы мо-иьное правоКак бы мы поступили, оказавшись на его местеМаяковский говорил: Я поэт. Тем и интересен. Надо 1аучиться не судить и развешивать ярлыки, а смотреть на писателей и поэтов в плане их творчества. Фадеев, рожденный суровым временем революции и гражданской войны, сумел отразить и правдиво показать его в своих произведениях.

Хотим мы того или нет, его нельзя вычеркнуть из Еистории русской литературы. Это наше наследие, которое мы должны знать. А оценки расставит время, это его прерогатива. Чтобы подробнее рассмотреть Разгром, необходимо кратко передать содержание. В романе идет речь о неоднородной партизанской массе. Революционная волна затрагивала интересы всех групп населения.

Один из главных героев, партизанский командир Левинсон, человек правильной породы, которого все любили и уважали. Его маленький партизанский отряд испытывает голод, усталость, лишения, постоянные угрозы для жизни, смерть многих и многих. Я вижу, что события разворачиваются на окраинах бывшей царской России, в гуще народа, среди людей подавленных и угнетенных.

Представителями народа являются шахтерская масса, из которой выделяется отчаянный Морозка, ответственный и исполнительный Дубов, из крестьян бывший пастух Метелица, человек отважный и смелый. Представителями интеллигенции являются Мечик и доктор Сташинский.

Маленький партизанский отряд Левинсона, пробираясь к своим, защищается от многократно превосходящих сил противника, мужественно преодолевает различные препятствия на своем пути. Финал романа драматичен. Отряд попадает в засаду, остается девятнадцать человек. Партизаны разгромлены, но в конце романа я вижу светлое и ободряющее начало, которое показано через отчаянный подвиг Морозки.

В последних строчках романа мы видим надежду автора на светлое будущее, которое выражается в словах: нужно было жить и исполнять свои обязанности. Теперь обсудим героев романа, каждый из которых индивидуален на свой лад. Следует выделить из персонажей командира отряда Левинсона, который не отличается яркой внешностью, но обладает талантом руководителя.

Обратите внимание

Левинсон чувствует на себе ответственность за доверенных ему людей. Он настоящий большевистский вожак, сознательный руководитель масс, человек особой, правильной породы, готовый на самоотречение ради своих идеалов. Левинсон пользуется настоящим уважением, служит примером подражания юного Бакланова. Однако Фадеев, по-моему, несколько идеализирует своего героя.

Ведь если присмотреться внимательно, то можно увидеть, что Левинсон вполне обыкновенный человек со слабостями и недостатками. Дело в том, что он умеет таить и подавлять все свои страхи и сомнения, мучительные разлады. Левинсон очень искусно руководит людьми. Юный Бакланов старается подражать своему командиру во всех мелочах.

Автор показывает, что помощник командира – набирается опыта для будущего. Фадеев рисует образ рассудительного Гончаренко. Я считаю, что этот подрывник тоже является в какой-то мере человеком правильным. Я читала, как четко и самоотверженно действовал Гончаренко во время отступления, искусно взрывал гать, как рассудительно и умно говорил с партизанами. Такие люди беспредельно преданы революции и ее идеалам, они знают, что делают и куда идут, ради чего сражаются. В романе мало персонажей, но зато Фадеев внимательно исследовал каждую личность, ее становление и развитие. Поэтому прежде чем показать человека на вершине героизма, писатель изображает его в обычной обстановке. Фадеев показывает нелегкий быт партизан, их будничную жизнь. Например, Морозка прошел тернистый путь, превращаясь из партизана нерадивого в партизана исправного. В начале романа я вижу несознательность и недисциплинированность Морозки, его грубое обращение с Варей, которая хотела чистой и искренней любви. Но это участие в борьбе дало начало его нравственному перевоспитанию. Его жизнь становится более осмысленной, он старается постичь свои поступки и окружающий мир.

Сочинение на тему Летописец революции и войны Александр Александрович Фадеев»
Фадеев А.А.
Стр. 1

Сочинение на тему Летописец революции и войны Александр Александрович Фадеев»
Фадеев А.А.
Стр. 2

Сочинение на тему Летописец революции и войны Александр Александрович Фадеев»
Фадеев А.А.
Стр. 3

Источник: http://my-soch.ru/sochinenie/sochinenie-laquoletopisec-revolyucii-i-vojny-aleksandr-aleksandrovich-fadeevraquo

Фадеев Александр Александрович

Александр Александрович ФАДЕЕВ (1901-1956)

Формирование
А.Фадеева как писателя полно внутреннего дра­матизма. Будучи личностью
романтического склада, А.Фадеев в сво­их первых произведениях пытался осветить
возвышенно-романти­ческим светом суровые события гражданской войны на Дальнем
Востоке, свидетелем и участником которых он являлся.

Идеал пре­красного,
сформировавшийся у юного Фадеева во многом под влия­нием писателей-романтиков,
проходит испытания суровой правдой будней, возвышенные и абстрактные идеалы —
жесткой классовой оценкой событий. Мотив столкновения мечты и реальности стано­вится
довольно устойчивым в творчестве А.

Фадеева, начиная с од­ного из первых
принесших ему известность — романа «Разгром», написанного в 1926 году.

Творческий взлет в 20-е годы сменяется кризисом 30-х годов, когда новые его
произведения, в частности, роман «Последний из Удэге», не пользовались той
популярностью и успехом, на которые рассчитывал писатель, в то время уже секре­тарь
Союза писателей СССР, сменивший на этом посту М.Горько­го, после недолгого
руководства мало кому известного Э.

Ставского. Успех пришел к Фадееву в 1945
году, когда по поручению ЦК ВЛКСМ (высший орган комсомола) он пишет роман на
основе до­кументов о деятельности комсомольского подполья в г. Краснодо­не во
время Великой Отечественной войны — «Молодая гвардия». Персонажи этого романа,
хотя и имели имена реальных людей, мало соотносились со своими прототипами.

В
них Фадеев выразил свое восторженно-романтическое отношение к патриотически
настро­енной молодежи, борющейся с фашизмом. Были в романе и факти­ческие
ошибки, оклеветавшие ни в чем не повинных людей (Стахович, Лидская). Тем не
менее, роман выражал энтузиазм и героизм поколения, вошедшего в жизнь в конце
40-х годов, поэтому попу­лярность его была вполне оправдана.

Творческий и
жизненный путь А. Фадеева был достаточно прямо­линейным. Убежденный коммунист,
он всегда следовал генеральной линии партии, тем самым прямо или косвенно
оказался виновным в осуществлении многочисленных репрессий творческой
интеллиген­ции в 1937—1952 гг., так как занимал руководящее положение в прав­лении
Союза советских писателей именно в это время.

Важно

Поэтому XX съезд КПСС
(Коммунистической партии), рассказавший, хотя и не­полную, правду о вредных
последствиях культа личности Сталина, привел к трагическому прозрению
искреннего и честного, но глубоко заблуждавшегося писателя. Осознав, что судьба
завела его в жизнен­ный и творческий тупик, из которого нет выхода, А.

Фадеев
покончил с собой весной 1956 года, вскоре после XX съезда.

Разгром

Замысел романа,
судя по высказываниям А.А. Фадеева, относит­ся к 1921—22 гг., когда в памяти и
сердце писателя еще были свежи события гражданской войны на Дальнем Востоке, в
которой он при­нимал активное участие. Но по мере реализации замысла в нем про­изошли
большие изменения. Вышедший в 1926 году, роман свиде­тельствует о расставании
Фадеева с романтическими иллюзиями прошлого. А.

Фадеев, посвящая свое
повествование героям граждан­ской войны, отказывается от легкого и проторенного
писателями романтического склада пути воспевания боевых подвигов, отваги,
героизма.

Автор описывает мытарства красного партизанского от­ряда,
руководимого коммунистом Левинсоном, в период, когда ре­волюционное движение в
крае пошло на спад, многие испытали разочарование в идеалах большевизма.

Отряд отступает, и уже в этом кроется художественная смелость,
новаторство писателя, преодолевающего «невыгодный» материал, преобразующего его
в полное величия и трагизма повествование. Стремясь уйти от преследователей,
отряд попадает в засаду, несет огромные людские потери. Из последнего прорыва
вышли лишь де­вятнадцать партизан.

Читайте также:  Сочинения об авторе ибсен

Но дух их не сломлен. «Нужно было жить и ис­полнять
свои обязанности» — такими будничными, но весомыми, выстраданными всем ходом
повествования словами главного героя Левинсона заканчивается роман.

И в самой
будничности этих слов скрыт высокий пафос дела, в которое верит герой романа и
его ав­тор, дела, которому они посвящают без остатка свою жизнь.

Говоря о замысле
своего романа, Фадеев акцентировал внима­ние на том, что он хотел показать, как«…

Совет

в гражданской войне про­исходит отбор человеческого материала, все
враждебное сметает­ся революцией, все неспособное к настоящей революционной
борь­бе, случайно попавшее в лагерь революции, отсеивается, а все под­нявшееся
из подлинных корней революции, из миллионных масс народа, закаляется, растет,
развивается в этой борьбе»
. Но роман А.

Фадеева оказался более объективным,
правдивым и широким, чем это весьма тенденциозное заявление. Революция и
гражданская война, как это вытекает из объективного развития повествования, как
огромный жернов, перемалывает все без разбора, что попада­ется на ее пути: и
хорошее, и плохое.

Погибает сильный, красивый и мужественный Метелица, в
котором Левинсон видел удивитель­ные жизненные силы, так недостающие ему самому
(гл. «Разведка Метелицы»). Погибает девятнадцатилетний Бакланов, по-юноше­ски
романтично влюбленный в своего командира и пытавшийся во всем подражать ему.

Погибает Морозка, чья эволюция от несозна­тельного и анархически настроенного
представителя «угольного племени» до одного из самых надежных бойцов отряда
Левинсона прошла на наших глазах. Зато живы Чиж и Пика, благополучно ухо­дит от
опасности и ответственности «чистенький», по словам Морозки, интеллигент
Мечик, трусостью своей погубивший часть от­ряда, и кто знает, где и когда
выплывут они в мутное и противоре­чивое революционное время (гл.
«Девятнадцать»).

Роман А. Фадеева
отличается глубоким проникновением во внут­ренний мир рядовых участников
эпохальных событий. Фадеев ис­следует глубокие сдвиги в человеческом сознании
под влиянием но­вых условий жизни, новых отношений в обществе, и тем самым он
является наследником Л.Н.Толстого в осмыслении «диалектики души героя», что уже
неоднократно было отмечено критикой.

Например,
при описании внешности и характера того или иного героя он в первую очередь
обращает внимание на его глаза как «зер­кало души».

У Левинсона глаза
«глубокие, большие, как озера, они вбирали Морозку вместе с сапогами и видели в
нем многое такое, что, может быть, и самому Морозке неведомо».

У самого Морозки
глаза «смешливые», «колючие, как бодяки», у Метелицы «хищные глаза все­гда
горели ненасытным желанием кого-то догонять и драться» и т.д.

Обратите внимание

Характер
героя проявляется в его поступках, жестах, вырази­тельных деталях облика. Вот
Морозка, «приподнявшись на стреме­нах, склонившись к передней луке выпрямленным
корпусом», плав­но идет на рысях перед крестьянами. Автор разделяет здесь их
вос­хищение всадником, описывая, как Морозка гордо сидит в седле, «чуть-чуть
вздрагивая на ходу, как пламя свечи».

Но
совсем другим предстает перед читателем Морозка, когда он, «воровато
оглядевшись», оборвал чужие дыни…

испуганно вскочил и замер в полусогнутом
положении», затем побежал к лошади, «трусливо вбирая голову в плечи».

Этим
контрастом и определяет­ся характер Морозки, его неумение себя контролировать,
неустой­чивость его намерений и желаний, безотчетность его поступков,
приводящая героя в крайние ситуации.

Весьма
своеобразна и композиция романа, способствующая рас­крытию главной идеи —
показать не судьбу отдельного человека, а судьбу коллектива, в котором судьба
отдельного человека сплавилась с судьбой других людей, образуя единое и
неразрывное целое.

Автор фокусирует внимание то на одном, то на другом герое,
называя их име­нами главы: «Морозка», «Мечик», «Левинсон», «Разведка Метелицы».

Но ни один из них не определяет сам по себе развитие фабулы, даже Левинсон,
который берет на себя главную ответственность в при­нятии решений, влияющих на
судьбу отряда в целом и каждого чле­на этого революционного сообщества в
частности.

Такие
особенности композиции, благодаря которым книга слов­но оставляет нас с глазу
на глаз то с одним, то с другим человеком и в то же время не превращается в
цикл рассказов об отдельных ге­роях, характерна для «Разгрома» в целом.

Важно

Как
истинно художественное произведение с глубокой и многопла­новой проблематикой
«Разгром» явственно перекликается с современ­ной постановкой проблем гуманизма,
отношения к человеку, взаимо­действия человека и человечества, поведения
человека в экстремаль­ных ситуациях, раскрывающих истинную суть его характера.

Источник: http://5litra.ru/proizvedeniya/russian_classik/824-fadeev-aleksandr-aleksandrovich.html

Сердце и камень. 115 лет Александрa Фадеевa

Автор биографии Фадеева в ЖЗЛ Василий Авченко уверяет, что нашел в своем герое земляка-дальневосточника

Текст и фото: Василий Авченко
Ha фото: Александр Фадеев-Булыга в 1924 году; обложка книги серии ЖЗЛ

Может показаться, что такого писателя нет, что написанное им — ненужно, неактуально, неинтересно. В советские времена его определили в классики. В перестроечные объявили злодеем с окровавленными руками. Потом сделали вид, что такого писателя вообще нет…

Такой писатель есть. Как ни странно — интересный. И даже, не побоюсь этого слова, «актуальный»

Когда несколько лет назад вдруг взялся перечитать «Разгром», был поражен: вулкан всего лишь спит. В глубине кипит лава, наружу вырываются струйки горячего дыма. Книга оказалась живой, кровоточащей.

И — второе неожиданное ощущение: Фадеев — насквозь, на всю жизнь продальневосточенный. В Москве он тосковал по Приморью, не раз пытался вернуться… Житель Владивостока, я открыл для себя земляка.

Как будто кто-то прятал от меня друга, брата. И вот он нашелся.

Партизан Булыга

Родившийся под Тверью, Фадеев сформировался как человек и писатель на Дальнем Востоке. Эта территория — не просто декорации «Разгрома» или «Последнего из удэге», но «месторождение» писателя.

Юноша из Улахинской долины жил в Фадееве до самого конца, что показывают удивительные в своей откровенности поздние письма к Асе Колесниковой — первой любви. Много лет не бывавший в Приморье, Фадеев без запинки и ошибки вспоминает улицы, погоду, фамилии, воскрешает юношеские переживания.

Это тот настоящий Фадеев, которого не все уже могли видеть за железным занавесом гранитно-медального облика большого писателя и чиновника.
Все, что он потом передумает, прочувствует и напишет, уходит корнями сюда — в улицы старого Владивостока, в побережье Японского моря, в таежные сопки и распадки…
Жизнь Фадеева похожа на остросюжетный роман.

Пройдемся пунктиром по его дальневосточной юности.
Детство он провел в местах, где тигры крали телят. Потом — учеба во Владивостоке, прекрасная компания незаурядных «соколят», из которых мало кто умрет своей смертью.

Одни погибнут уже на Гражданской, другие — в годы репрессий (как первый ректор МАИ Судаков-Билименко и секретарь Тарусского райкома Нерезов), третьи — на Великой Отечественной. Фадеев переживет все мясорубки эпохи — но казнит себя сам.
Владивостокское подполье. Знакомство с Лазо.

Несовершеннолетний, Фадеев еще не подлежал призыву в колчаковскую армию, но все равно ушел с друзьями в сопки, бросив коммерческое училище, и главный свой экзамен сдал у сучанских партизан.
Тогда его знали под фамилией Булыга. Булыга — «камень, глыба, валун, орудие пролетариата».

Многие потом думали, что Булыга — настоящая фамилия, а Фадеев — псевдоним.
Апостольское имя Фаддей переводят то как «божественный дар», то как «хвала», то как «мужское сердце». Все три варианта кажутся применительно к судьбе Фадеева провидческими.

…Агитационные походы по селам, боевое крещение. Вступление в образцовый отряд Певзнера (прототип Левинсона), диверсии на железной дороге. Выступление на съезде трудящихся Ольгинского уезда, выпуск партизанской газеты… Уже тут раскрылись

главные страсти Фадеева — к борьбе, общественной работе и слову

Многие из товарищей-партизан вошли в его тексты под настоящими фамилиями. В приморской Боголюбовке я нашел могилу партизана Морозки, в Ариадном — могилу Дубова, тоже фигурирующего в «Разгроме»… Здесь перемешаны прошлое и настоящее, вымысел и факт. Не уверен, что нужно резать по живому, отделяя одно от другого.
Спасск-Дальний (Спасск-Приморский), первое ранение.

Опасные рейсы по Уссури (об этом — «Против течения»). Армия Дальневосточной республики — это уже в Забайкалье, быстрый карьерный рост.
В начале 1921 года «врид военкомбрига 8» Булыга, которому нет и 20, избран делегатом Х съезда РКП(б). Он едет в Москву вместе с будущим маршалом Коневым. Прямо со съезда оба отправятся подавлять Кронштадтский мятеж, и здесь Фадеев получит второе ранение.

Его двоюродный брат Всеволод Сибирцев сгорел вместе с Лазо в паровозной топке. Другой брат — Игорь — застрелился раненым, чтобы не стать обузой товарищам при отступлении. Гражданская война была для Фадеева братоубийственной в самом прямом смысле слова.
Съезд и Кронштадт — поворотные события в жизни Булыги: он оставляет Дальний Восток и — из-за ранения — военную службу.

Совет

Начинает писать, публиковаться.
Его первые вещи — о Дальнем Востоке, но это, конечно, лишь первый план. Второй и главный — о рождении нового человека. Об этом — весь Фадеев, от «Разлива» до «Чёрной металлургии».
«Новый человек пришел из другого мира… Крик его был беспомощен, но требователен», — это дебютный «Разлив».
Потом — «Против течения», где красные бьют красных.

Великолепный «Разгром», благодаря которому Фадеев остался в литературе навсегда.

«Молодая гвардия», где новый человек встает во весь рост, как бы оправдав все, что происходило до войны…

Недопетая песня — «Последний из удэге». Эту эпопею он начинал в 20-х, бросал, брался вновь… Так и не сумев поставить точку в романе, поставил точку в жизни.

Литературный генерал

…РАПП, благоволение Сталина, вертикальный карьерный рост. Должность «писательского министра».
Позже, в перестройку, Фадеев окажется мишенью наряду с другими советскими героями — от Стаханова и Космодемьянской до Гагарина и Гайдара. Фадеева не только мифологизируют, но демонизируют.

Из источника в источник зашагают хлесткие фразы вроде «трудно жить с окровавленными руками». Происхождение их сомнительно, но зато они запоминаются, и «осадок остается».
О Фадееве сложится примерно такое расхожее представление: дни и ночи составлял расстрельные списки. Переживал, пил.

После ХХ съезда прозрел и застрелился, испугавшись, что освобожденные из лагерей писатели плюнут ему в лицо…

Стоит напомнить, что Фадеев возглавил Союз писателей только в 1939-м. Да, под публичными призывами покарать врагов народа нередко стояла — в числе прочих — подпись Фадеева.

Но подписи ставили и те литераторы, которых относят к честным интеллигентам и даже жертвам эпохи…

А скольких Фадеев спас от лагерей, скольких выручил (даже если публично, случалось, осуждал) — не счесть. Помогал Гайдару, Зощенко, Ахматовой, Пастернаку, Платонову, Булгакову… Не отворачивался от «зачумленных». Написал многие десятки ходатайств о пересмотре дел.

Это тоже литература, причем высочайшей пробы: та, от которой зависят судьбы.
Фадеев — не святой, но он и не исчадие. Списка погубленных им нет, зато список спасенных им — впечатляющ. Для других он был адвокатом — прокурором стал лишь себе.

Будучи и частью системы, и одним из ее архитекторов, он считал, что отвечает за все.

…Фадеев был коммунистом — но в это слово натолкано слишком много значений

Между коммунистом А. Гайдаром и редактором журнала «Коммунист» Е. Гайдаром — пропасть.
Был сталинистом — но и в это понятие вкладывается множество подчас противоположных смыслов.
Задолго до ХХ съезда Фадеев выступал за реформу управления искусством, за самостоятельность художника. Фактически он приближал оттепель.

Правда, его уже не слушали: Маленков и Хрущев не нашли времени принять Фадеева, а его письма прятали под сукно.

Отчаянным резюме этих писем стало предсмертное послание в ЦК. Его тоже спрятали, потому что Фадеев критиковал уже новых правителей: «…От них можно ждать еще худшего, чем от сатрапа-Сталина.

Тот был хоть образован, а эти — невежды…»

…Отдельный сюжет — «Молодая гвардия». Принято считать, что Фадеев написал неплохую книгу, но усатый тиран заставил усилить роль партии, после чего автор книгу переписал и безнадежно ее испортил.

С действительностью у этого мифа отношения сложные. Об этом я подробно пишу в книге «Фадеев», выходящей в серии ЖЗЛ издательства «Молодая гвардия». А здесь скажу коротко: за «Молодой гвардией» стояли жизнь и правда.

Обратите внимание

Плакали и над книгой, и на фильме. Не уверен, что наше продвинутое поколение лучше или умнее. Не вина Фадеева, что мы теперь воспринимаем эту книгу просто как роман соцреалиста, а не как кровоточащий кусок нашей жизни.

Книга не стала хуже — это мы стали другими.

Подлинной вершиной Фадеева, впрочем, остался юношеский «Разгром»

Иногда слышишь: он случайно написал одну хорошую книгу… Но возможно ли такое? И действительно ли все дальнейшее в его писательской судьбе было движением по нисходящей?
Считать так было бы слишком просто.

Читайте также:  Краткая биография кьеркегор

Другое дело, что всю «послеразгромную» жизнь Фадеев старательно наступал на горло собственной писательской песне. «На меня многие писатели в обиде…» — сказал он как-то Эренбургу. Тот ответил: «Скажите им, что больше всех вы обижали писателя Фадеева…» Одна из главных его драм — драма нереализованности.

У Фадеева, по существу, всего две законченные книги — и масса обрывков, замыслов, идей.

Эхо воскресного выстрела

Ни официальная версия об алкоголизме из оскорбительного некролога, ни неофициальная — о «замучившей совести» — не могут объяснить страшную гибель Фадеева. «Обе хуже».
Был целый комплекс причин, заставивших его взять револьвер.

Фадеев находился в глубоком кризисе с рядом составляющих — личная, медицинская, творческая, общественная… Может, ему, серьезно относившемуся ко всему, что делает, не хватило спасительной гибкости?
В первый раз Фадеева убили еще в СССР, превратив живого человека в кусок бронзы. Повторно убили вместе с СССР, объявив палачом.

Потом убили в третий раз, сделав вид, что такого писателя вообще нет. «Фадеева не заглушили шумом, поднятым после его смерти. Но до сих пор его заглушают молчанием и тишиной, как бы это ни было парадоксально», — сказал Юрий Бондарев в 2001-м.

…Если сначала книги покупались для чтения, а потом — для мебели, то теперь они не обязательны даже и как часть интерьера. Фадеева (не только его, конечно) я нахожу у подъездов, у мусорных контейнеров…
Советское литературоведение представляло Фадеева однобоко.

Фадеевистика перестроечного и послесоветского времени грешит откровенным вымыслом. Сегодня этому крупнокалиберному человеку своей эпохи требуется возвращение. Новое прочтение. Реабилитация.

Тем более что тексты Фадеева непостижимым образом продолжают жить, взаимодействуя с реальностью.

Ровно в тех местах, откуда выходил отряд Левинсона, возникли «приморские партизаны»

На Донбассе, о котором «Молодая гвардия», — снова война.

А летом разлилась фадеевская Улахе, как раньше называли Уссури в среднем течении…
Эхо выстрела в собственное сердце, прозвучавшего в Переделкино майским воскресным днем 1956 года, теперь слышится на каждой фадеевской странице.

Писатель поставил последнюю точку кровью сердца, буквализировав избитую метафору.

Страшно сказать, но этот выстрел помог писателю и его книгам. Он не дает и не даст забыть Фадеева.

Ссылка по теме:
Доброволец на казнь — ГодЛитературы.РФ, 13.05.2016

Источник: https://godliteratury.ru/projects/serdce-i-kamen-115-let-aleksandra-fadeeva

Готовые школьные сочинения

Авг
28 2011

Анализ первых рассказов Фадеева

С немалыми политическими амбициями и начинал Фадеев свою писательскую деятельность. А в литературу он пришел не случайно. В отличие от многих партийных работников, стремившихся установить свою власть в литературе и искусстве при полной собственной бесталанности, он был человеком художественно одаренным.

И заявило о себе его дарование в первой же повести «Разлив» (1923) неожиданным для самого автора своеволием.

Недавний военкомбриг Александр Булыга (партизанский псевдоним Фадеева) намеревался дать в этой повести картину борьбы за Советскую власть в одном из уссурийских сел. И старательно выписывал фигуру главного героя, большевика Неретина.

И тщательно продумывал все его дела и поступки. А начинающего прозаика Сашу Фадеева то и дело уводили в сторону от этого замысла какие-то очень искренние, но совершенно аполитичные страсти и эмоции.

Едва начинал он описание очередной классовой схватки между сельским активом и кулаками, как ему тут же изменяли «качества воли, выдержки» и схватка перерастала под его пером в обыкновенный кулачный мордобой, который он комментировал с заразительным болелыцицким азартом.

Стоило ему ввести в действие нескольких вольных таежных охотников, как увлечение экзотикой их быта, нравов, отношений, в том числе любовных, стало вытеснять из поля его зрения революционные дела и заботы главного героя.

Важно

И уж совсем не то, что надо, получалось у него, когда он обращал взор на крестьянскую массу, которую Неретин стремился завоевать и вовлечь в новую жизнь и которая у самого молодого Фадеева с партизанских дней вызывала жгучую неприязнь.

Эта греховная для марксиста неприязнь прорывается в повести не однажды. А сцена спасения крестьян, застигнутых разливом реки в лугах, и вовсе выдает его с головой:

«Народ схлынул на одну сторону к лодке. Задние, обезумев, полезли на передних… Бестолково, по-овечьи копошились на маленьком островке люди.

И потому, когда отсчитывал Дегтярев восемь человек в лодку, казалось Кане, что отбирает он из собственного стада испуганно блеющих овец. Потный волосатый мужик старался из середины протиснуться к лодке.

Он грозил Дегтяреву кулаком и кричал, обливая слюной сивую бороду:

  • — Куда баб отбираешь? Мужиков в перву очередь бери!.. Хлеба пропали, ежели мужики перетонут! С баб кака корысть?..»

Через десять лет, вспоминая о своих первых шагах в литературе, Фадеев дал «Разливу» беспощадно суровую оценку: «Несерьезное и неряшливое произведение… Материал повести остался сырым и необработанным…» Повесть и в самом деле мастерством исполнения не отличалась. Но больше всего удручало ее автора то, что собственные его впечатления и эмоции вышли из-под контроля разума, не подчинялись строгому идейному замыслу.

Уже следующей вещью — рассказом «Против течения» (1923) молодой писатель с лихвой восстановил свое политическое реноме.

В рассказе безраздельно господствует Фадеев-политик, который умеет обуздывать и «дозировать» свои непосредственные впечатления и твердо знает, как надо и как не надо подавать читателю события гражданской войны.

Сюжет рассказа целиком построен на конфликте между массой и способными противостоять ей и покорять ее большевистскими руководителями, между «выросшей в черноземных падях партизанской стихией и выплавленной в жарких вагранках, окрепшей на железнодорожных путях разумной классовой волей».

Портрет массы Фадеев и здесь рисует, не тая острой антипатии к ней:

  • «…и из человечьего месива, где озлобленные лица, обдрипанные шинели, штыки, патронташи, подсумки и мокрые ветви загаженного людьми ельника сливались в одно оскаленное щетинистое лицо, неслось:
  • — За Амур! За Амур…»

Но издевки, как было в «Разливе», он уже не допускает и, говоря о людях, составляющих эту массу, находит вроде бы сочувственные слова: «Вся беда их заключалась в том, что они были темны, как взрастивший их чернозем, смертельно устали воевать, а дома их ждали собственные земли, избы, семьи и такой заманчивый семейный уют».

Большевистским руководителям Фадеев, однако, сочувствует куда больше. И любые их действия, какой бы крови они ни стоили, одобряет самым решительным образом. В финале рассказа преданные революции бойцы залповым и пулеметным огнем расстреливают мирную толпу митингующих партизан, которые, оставив фронт, намереваются разойтись по домам…

С годами Фадеев становился все более искусным политиком. Он считал себя солдатом партии и готов был служить ей беззаветно, какие бы повороты и скачки ни совершала она на своем генеральном пути. По-прежнему не исключал он и насилия над личностью, и над массой во имя достижения определенных политических целей.

Однако научился тоньше и убедительней доказывать его необходимость. Словом, успешно овладевал искусством политической игры и не без удовольствия принимал в ней участие. Но и художественное его дарование зрело, развивалось, обретало силу и глубину.

Как художник, он все острее чувствовал, что черно-белый мир классовых связей и противоречий, в который он со товарищи пытается втиснуть все человечество с его историей и судьбой, для него, для человечества, тесноват, что люди живут гораздо более сложной и многоцветной жизнью, чем видится она сквозь призму этого мира.

И он с растущим интересом и вниманием всматривался в людей, в их лица,души, судьбы, не исключая и тех, кто прежде сливался для него в «одно оскаленное щетинистое лицо».

Ясно, что две эти ипостаси: политика и художника — не могли соединиться в одну. Но Фадеев до поры до времени никакой драмы раздвоения не испытывал. Политик диктовал ему, что писать, ставил задачи, указывал цели. А художник сам решал, как писать. В середине 20-х годов это было еще возможно.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани – » Анализ первых рассказов Фадеева . Литературные сочинения!

Источник: http://www.testsoch.net/analiz-pervyx-rasskazov-fadeeva/

Книги Фадеев Александр Александрович

Фадеев Александр Александрович

Александр Александрович Фадеев родился в 1901 году, 24 (10) декабря в небольшом селе Кирмы Тверской губернии.

Его отец, Александр Иванович Фадеев, состоял в Санкт-Петербургской группе народовольцев, за что был арестован. Во время пребывания в тюрьме познакомился со своей будущей женой Антониной Кунц, которая уехала вместе с ним в ссылку.

Саша Фадеев уже в раннем детстве отличался богатым воображением. В четыре года он научился читать и писать. Маленький мальчик с головой уходил в приключенческий мир Джека Лондона, Фенимора Купера, Майна Рида. Семья жила в бедности, однако это не помешало родителям воспитать в Саше доброго, трудолюбивого человека. В 1908 году семейство Фадеевых перебралось в Приморский край.

Совет

В 1910 году было решено отправить Александра во Владивосток, к его тетке М. Сибирцевой. Там он получал образование во Владивостокском коммерческом училище, был лучшим учеником, получил даже похвальную грамоту. Посещал литературный кружок. Нехватка денег вынудила будущего писателя уже в 13 лет помимо учебы заняться репетиторством и зарабатывать себе на жизнь.

В доме у Сибирцевой почти каждый день принимали гостей. Разговоры велись в основном о революции, часто упоминались имена Маркса, Энгельса, Ленина. Это повлияло на формирование мировоззрения Фадеева. В 1918 году, не окончив 8-ой класс, Александр бросил учебу и стал членом Коммунистической партии. Для конспирации он была взята фамилия Булыга.

Александр Фадеев принимал активное участие в партизанском движении 1919-1921 гг. на Дальнем Востоке. Дослужился до звания комиссара. Был ранен в боях под Спасском. Революционная и партизанская деятельность имели огромное значение в жизни писателя и были отражены в его произведениях.

После выздоровления Фадеев активно занялся партийной работой и в феврале 1921 г. был избран делегатом на Х Всероссийский съезд РКП(б). Во время работы съезда вспыхнул контрреволюционный мятеж в Кронштадте, и часть делегатов съезда, среди которых был и А.

Фадеев, отправились на подавление мятежа. Он снова был тяжело ранен и доставлен в госпиталь. Находясь на лечении, Фадеев начал писать свои первые произведения о гражданской войне на Дальнем Востоке.

После выздоровления писатель поступил в Московскую Горную академию, где проучился 2 курса.

Дальнейшую свою жизнь Фадеев полностью посвятил литературной деятельности. Он был одним из руководителей РАПП (Российская Ассоциация пролетарских писателей) в 1926 – 1932 гг., председателем правления Союза писателей СССР, вице-президентом Всемирного Совета Мира.

Фадеев принял активное участие в разработке теоретических проблем социалистического реализма, выступал как теоретик литературы. Выступления Фадеева касались и развития литературы народов СССР.

Обратите внимание

Также неоднократно выступал от имени Союза писателей СССР и советского народа на международных конгрессах защиты мира.

В начале 20-х гг. Фадеев заинтересовался работой молодых литераторов, объединенных вокруг журналов «Октябрь» и «Молодая гвардия». Первый его рассказ, «Против течения», был опубликован в 1923 г. в «Молодой гвардии». Следующим этапом стало издание в 1927 г. романа «Разгром». В основу романа легла партизанская война на Дальнем Востоке.

В 1930-1936 гг. А. Фадеев написал три части романа-эпопеи «Последний на удэге». Не прекращалась работа и в дальнейшем, однако роман так и не был окончен. Для писателя важно было показать события гражданской войны на Дальнем Востоке, крах старого и возникновение нового уклада жизни, передать чувства людей, переживших революцию и стоящих на пути в светлое будущее.

Во время Великой отечественной войны участвовал в боях под Ленинградом, три дня провел в осажденном городе. Это дало ему повод для создания книги очерков «Ленинград в дни блокады».

Также являлся военным корреспондентом Софинформбюро и газеты «Правда». Также занимался редактированием «Литературной газеты» и журнала «Октябрь». Известен также очерк Фадеева «Боец», рассказывающий о подвиге Я. Н.

Пандерина, посмертно удостоенного звания Героя Советского Союза.

В 1946 г. издан роман «Молодая гвардия», в основу которого легла деятельность Краснодонской подпольной комсомольской организации во время Великой отечественной войны. Роман подвергся жесткой критике и в 1951 г. был издан еще раз, уже отредактированный.

Последней крупной работой Фадеева стал роман «Черная металлургия», который, однако, так и не был завершен.

Под конец жизни Фадеев разочаровался в своих жизненных целях и идеях. У него развилась глубокая депрессия, появились серьезные проблемы с алкоголем. Ключевым моментом стал ХХ съезд КПСС, на котором был осужден культ личности Сталина. 13 мая 1956 Александр Фадеев покончил жизнь самоубийством, застрелившись из револьвера.

Источник: http://ThankYou.ru/lib/classic/fadeev

Ссылка на основную публикацию