Сочинения об авторе ибсен

О творчестве г. ибсена

Тема: Жизнь и творчество поэта

Творчество Г. Ибсена отразило важнейшие проблемы нравственной жизни рубежа ХIХ–ХХ вв. и заложило фундамент нового европейского театра. В своей художественной эволюции драматург прошел четыре этапа.

Первый, «романтический», период творчества Ибсена был тесно связан с национально-патриотическим подъемом, который переживала Норвегия в середине ХIХ в.

В центре его произведений данного времени была проблема осознания норвежским народом собственной самобытности. Героев своих пьес Ибсен облекал в костюмы исторического прошлого и наделял романтическими страстями.

Значительное влияние на него в это время оказали скандинавские саги, норвежский фольклор и литература романтизма.

Обратите внимание

Второй этап, который исследователи называют «переходным», ознаменовался созданием пьес «Бранд» и «Пер Гюнт», засвидетельствовавшим отказ Ибсена от ранее утверждаемых романтических идеалов и его возрастающий интерес к само­осмыслению человека. Герои пьес этого времени либо стремились к постижению своей сущности (подобно Бранду), либо, напротив, отличались личностной «аморфностью», отсутствием внутреннего стержня (как Пер Гюнт).

Третий период, длившийся более десятка лет, условно можно обозначить как реалистический.

В пьесах этих лет изображались ступени духовного самоопределения человека, на основе которых драматург делал широкие обобщения относительно важных тенденций общественной жизни.

Одним из наиболее значительных достижений указанного периода стали образы эмансипированных женщин. Материал с сайта //iEssay.ru

Четвертый этап творчества Г. Ибсена характеризовался усилением символистской нагрузки и связанным с этим отходом от социальной конкретики. В первую очередь драматурга интересовали отношения мужчины и женщины, сущность художественного творчества, пограничные состояния человеческой психики и философские проблемы.

Таким образом, в своем творческом развитии Г. Ибсен прошел путь от романтизма к символизму, что позволило ему обобщить опыт предшественников и на этом фундаменте создать совершенные образцы «новой драмы».

На этой странице материал по темам:

  • произведения ибсена
  • статьи об ибсене
  • періодизація творчості ібсена
  • тест по ибсену
  • реалистический период жизни ибсена

Источник: http://iessay.ru/ru/writers/foreign/i/ibsen/stati/zhizn-i-tvorchestvo-poeta/o-tvorchestve-g.-ibsena

Почему Генрик Ибсен создал синтетическую пьесу

Это объединение в пьесе “Кукольный дом” имеет странный оттенок. Автор сумел изобразить и подать в непринужденной, почти комедийной форме чрезвычайно острую проблему семейной жизни. В центре пьесы – якобы счастливая семья: Нора и Торвальд Хельмери.

Они вместе уже восемь лет, имеют трое хорошеньких детишек, уютный домик и определенные доходы. Нора обожествляет мужа и детей. Что еще, казалось бы, надо для счастья? Но, присмотревшись, мы видим, что это счастье будто наиграно, в нем есть что-то искусственное.

Нора с детства мечтала, что будет иметь идеальную семью, которая будет жить в идеальном доме. Эти мечты почему-то напоминают детские игры с куклами – в кукольных домиках все такое идеальное, опрятное, уютное и “правильное”, как хотелось Норе. Но Нора сама была куклой – сначала для отца, потом для мужа.

Важно

Муж называет ее “куколкой”, “белочкой”, “птичкой”, опекает ею, как маленького беспомощного ребенка. Но как личность ее не воспринимает.

Нора – лишь часть этого уютного гнездышка, почти такая же, как мебель или занавески. В этом доме не живут, а играют – в жизнь, в любовь, в брак, в человеческое достоинство и честь. В игрушечном домике живут куклы, которые притворяются людьми. Тайно одолжив деньги, чтобы спасти мужа, Нора оказывается в одиночестве с ужасом перед будущим и укорами совести.

Но муж узнает об этом и произносит “справедливейшую” речь, в которой почему-то преобладает местоимение “мое”: “Ты разрушила все мое счастье, загубила и все мое будущее”. А когда угроза проходит, мы снова слышим его сладенькие слова. Но наступает прозрение. Нора не может больше жить в этом духовно пустом доме, поэтому идет прочь.

“Я думаю, что, прежде всего, я человек, равно как и ты – или, по крайней мере, должна стать человеком”.

В произведении Генрик Ибсен показал фальшивые человеческие ценности, за которыми кроются эгоизм, духовная пустота. Вот почему пьеса называется “Кукольный дом”.

(No Ratings Yet)
Загрузка…

Почему Генрик Ибсен создал синтетическую пьесу

Другие сочинения по теме:

  1. Почему Генрих Ибсен назвал свою пьесу “Кукольный дом”? Выдающийся норвежский писатель XIX столетия, славный реформатор театра Генрих Ибсен в своих произведениях ставил вопросы, которые волновали его современников. Ибсен…
  2. Генрик Ибсен драматург, творец социально-психологической драмы Первые его пьесы, написанные в национально-романтическом духе. Главной темой была борьба Норвегии за независимость и прославление ее героического прошлого. Там…
  3. Почему пьеса названа “Кукольный дом”? Г. Ибсен, известный норвежский драматург, создал “новую драму”. В этих пьесах он придирчиво анализирует современное ему общество, доказывая, что оно…
  4. Вопросы с ответами к теме “Генрих Ибсен – выдающийся норвежский писатель” Что представляет собой творчество Ибсена? Генрих Ибсен (1828-1906) норвежский драматург, творчество которого считают высочайшим достижением так называемой “мещанской драмы”, расцвет…
  5. Краткое содержание рассказа Куприна “Allez!” Аллé! (фр. allez!) – команда в речи артистов цирка, означающая “вперед!”, “марш!”. Allez! – это первое слово, которое Нора помнит…
  6. Почему Обломов не встает с дивана? Действительно, валяется здоровый мужчина целыми днями на диване. Спит, ест, опять спит. Самое удивительное, все помнят именно это. И роман-то,…
  7. Почему Самсон Вырин так убивается по дочери, ведь она счастлива? “Станционный смотритель” – самая печальная из пяти пушкинских повестей. По-человечески очень жаль и несчастного смотрителя, и рыдающую на могиле отца…
  8. Почему мне нравятся образы Прометея и Геракла Древнегреческие мифы о богах. В седую давность люди жили среди вражеской им природы. Они не могли объяснить явления, стихийные бедствия,…
  9. Почему Н. А. Добролюбов назвал Катерину Почему Н. А. Добролюбов назвал Катерину “сильным русским характером”? В драме Островского показан сложный, трагический процесс раскрепощения оживающей души. Здесь…
  10. Использование Ибсеном аналитической композиции в пьесе “Кукольный дом” Ибсена еще при жизни называли творцом аналитической драмы XIX ст., что возрождала традиции античной драматургии. Аналитическая композиция, по Ибсену, означала…
  11. Почему в галерее “Мертвых душ” плюшкин изображен последним Сочинения по литературе: Почему в галерее “Мертвых душ” плюшкин изображен последним “В ворота гостиницы губернского города N въехала довольно красивая…
  12. Почему хлеб играет такую важную роль в нашей жизни? Хлеб… Задумывались ли вы когда-нибудь, почему он играет такую важную роль в нашей жизни? Почему он пользуется таким огромным уважением…
  13. Почему Печорина можно назвать “младшим братом Онегина”? Роман М. Ю. Лермонтова “Герой нашего времени” (1837-1840) – вершина творчества писателя. Это социально-психологический роман, в котором основной задачей автора…
  14. Почему мне интересно читать поэзию Ф. И. Тютчева и А. А. Фета? Когда на душе неспокойно, нет ничего лучше, чем посидеть в мягком кресле с томиком стихов в руках. Стихи помогают нам…
  15. “О создании Земли”, “Почему бывает печальное солнце?” Цель: дать понятия о легенде и мифе, общие и отличительные признаки; Раскрыть, анализируя содержание легенд “О создании земли”, “Почему бывает…
  16. Почему важна аргументация в школьном сочинении? Аргументация, учитывающая особенности языка литературы, могла бы выглядеть так: Приглядимся к названию поэмы Н. В. Гоголя: есть ли у него…
  17. Почему именно Андерсен? Андерсен был наделен богатой фантазией, особой впечатлительностью, которая принуждала его воспринимать окружение намного интенсивнее, чем других. Он был словно в…
  18. Почему Маша не приняла свободы из рук Дубровского? Большинство видит лишь одну причину отказа Марьи Кириловны уйти с Дубровским – верность клятве венчания. “Маша отказалась оставить Верейского и…
  19. Сочинение анализ на тему: Почему Мцыри бежал из монастыря? “Мцыри” – произведение, написанное Михаилом Юрьевичем Лермонтовым, главным героем которой является грузинский мальчик. Практически весь период своей юности мальчик по…
  20. Почему Базаров одинок в романе И. С. Тургенева “Отцы и дети” Переломные моменты в истории всегда сопровождаются противоречиями и столкновениями. Столкновениями разных политических и общественных сил, столкновениями убеждений, взглядов, мировоззрений, культур….

Источник: https://ege-russian.ru/pochemu-genrik-ibsen-sozdal-sinteticheskuyu-pesu/

Ибсен Г

ИБСЕН, ГЕНРИК ЮХАН (Ibsen, Henrik Johan) (1828-1906) – норвежский драматург и театральный деятель, один из известнейших классиков западноевропейского театра 19 в.

Жизнь и творчество Ибсена полны самых удивительных противоречий.

Так, будучи страстным апологетом национального освобождения и возрождения национальной культуры Норвегии, он тем не менее, провел двадцать семь лет в добровольном изгнании в Италии и Германии. Увлеченно изучая национальный фольклор, он в своих пьесах последовательно разрушает романтический ореол народных саг.

Сюжетная структура его пьес выстроена настолько жестко, что порой граничит с тенденциозностью, однако в них действуют отнюдь не схематичные, а живые и многогранные герои. Подспудный нравственный релятивизм Ибсена в сочетании с «железной» и даже тенденциозной логикой развития сюжета позволяет трактовать его пьесы чрезвычайно многообразно.

Так, Ибсен признан драматургом реалистического направления, однако символисты считают его одним из важнейших основоположников своего эстетического течения. При этом его порой называли «Фрейдом в драматургии». Исполинская сила таланта позволила ему органично сочетать в своем творчестве самые разнообразные, даже полярные, — темы, идеи, проблематику, средства художественного выражения.

Родился 20 марта 1828 в небольшом норвежском городе Шиене в зажиточной семье, однако в 1837 его отец разорился и положение семьи переменилось. Резкий переход в социальные низы стал тяжелой психологической травмой для мальчика, и это так или иначе отразилось в его дальнейшем творчестве.

Уже с 15 лет был вынужден начать зарабатывать себе на жизнь — в 1843 уехал в крохотный городишко Гримстад, где устроился на работу учеником аптекаря. Практически нищенская жизнь социального изгоя заставила Ибсена искать самореализации в иной области: он пишет стихи, сатирические эпиграммы на добропорядочных буржуа Гримстада, рисует карикатуры.

Это приносит свои плоды: к 1847 он становится весьма популярным среди радикально настроенной молодежи городка. Огромное впечатление на него произвели революционные события 1848, охватившие значительную часть Западной Европы. Ибсен дополняет свое поэтическое творчество политической лирикой, а также пишет первую пьесу Катилина (1849), проникнутую тираноборческими мотивами.

Совет

Пьеса не пользовалась успехом, однако укрепила его в решении заниматься литературой, искусством и политикой. В 1850 уезжает в Христианию (с 1924 — Осло). Его цель — поступление в университет, однако молодого человека захватывает политическая жизнь столицы.

Он преподает в воскресной школе рабочего объединения, участвует в демонстрациях протеста, сотрудничает с прессой — рабочей газетой, журналом студенческого общества, принимает участие в создании нового общественно-литературного журнала «Андхримнер». И продолжает писать пьесы: Богатырский курган (1850, начата еще в Гримстаде), Норма, или Любовь политика (1851), Иванова ночь (1852).

В этот же период знакомится с драматургом, театральным и общественным деятелем Бьёрнстьерне Бьёрнсоном, с которым находит общий язык на почве возрождения национального самосознания Норвегии. Эта бурная деятельность драматурга в 1852 обусловила его приглашение на должность художественного руководителя недавно созданного первого Норвежского национального театра в Бергене.

На этом посту оставался до 1857 (сменил его Б.Бьёрнсон). Этот поворот в жизни Ибсена можно считать необычайной удачей. И дело не просто в том, что все написанные им в бергенский период пьесы сразу ставились на сцене; практическое изучение театра «изнутри» помогает раскрытию многих профессиональных секретов, а значит — способствует росту мастерства драматурга.

В этот период были написаны пьесы Фру Ингер из Эстрота (1854), Пир в Сульхауге (1855), Улаф Лильекранс (1856). В первой из них он впервые перешел в своей драматургии на прозу; две последние написаны в стиле норвежских народных баллад (т.н. «богатырских песен»). Эти пьесы опять же особым сценическим успехом не пользовались, но сыграли необходимую роль в профессиональном становлении Ибсена.

В 1857-1862 возглавляет Норвежский театр в Христиании. Параллельно с руководством театра и драматургической работой продолжает активную общественную деятельность, направленную в основном на борьбу с работающим Христианийским театром продатского направления (труппа этого театра состояла из датских актеров, и спектакли шли на датском языке).

Эта упорная борьба увенчалась успехом уже после того, как Ибсен оставил театр: в 1863 труппы обоих театров были объединены, спектакли стали идти только на норвежском языке, а эстетической платформой объединенного театра стала программа, разработанная при его активном участии.

В это же время он написал пьесы Воители в Хельгеланде (1857), Комедия любви (1862), Борьба за престол (1863); а также поэму На высотах (1859), которая стала предтечей первой по-настоящему принципиальной драматургической удачей — пьесы Бранд (1865).

Обратите внимание

Разнообразная деятельность Ибсена в норвежский период была скорее обусловлена комплексом сложнейших психологических проблем, нежели принципиальной общественной позицией. Главной из них была проблема материального достатка (тем более что в 1858 он женился, а в 1859 родился сын) и достойного социального положения — здесь, несомненно, играли свою роль и его детские комплексы.

Эта проблема естественно смыкалась с принципиальными вопросами призвания и самореализации. Недаром практически во всех его дальнейших пьесах так или иначе рассматривается конфликт между жизненной позицией героя и реальной жизнью. И еще немаловажный фактор: лучшие пьесы Ибсена, принесшие ему мировую заслуженную славу, были написаны за пределами родины.

Читайте также:  Сочинения об авторе толстая

В 1864, получив писательскую стипендию от стортинга, которой добивался почти полтора года, Ибсен с семьей уехал в Италию. Полученных средств было крайне недостаточно, и ему пришлось обратиться за помощью к друзьям. В Риме в течение двух лет он пишет две пьесы, вобравшие в себя весь предыдущий жизненный и литературный опыт — Бранд (1865) и Пер Гюнт (1866).

В театроведении и ибсенистике принято рассматривать эти пьесы комплексно, как две альтернативные трактовки одной и той же проблемы — самоопределения и реализации человеческой индивидуальности.

Полярны главные герои: несгибаемый максималист Бранд, готовый пожертвовать собой и своими близкими ради выполнения собственной миссии, и аморфный Пер Гюнт, с готовностью приспосабливающийся к любым условиям. Сопоставление этих двух пьес дает отчетливую картину нравственного релятивизма автора. По отдельности же они расценивались критиками и зрителем весьма противоречиво.

Так, неистовый фанатик Бранд (которого автор в финале приводит к краху) был воспринят скандинавскими зрителями с несомненным сочувствием, а сама пьеса всегда пользовалась успехом у революционно настроенных романтиков. Ситуация с Пером Гюнтом сложилась еще более парадоксально.

Именно в этой пьесе Ибсен демонстрирует свой разрыв с национальной романтикой, В ней персонажи фольклора представлены уродливыми и злобными существами, крестьяне — жестокими и грубыми людьми. Поначалу в Норвегии и Дании пьеса была воспринята весьма негативно, чуть ли не как кощунство. Г.Х.Андерсен, к примеру, назвал Пера Гюнта худшим из когда-либо прочитанных им произведений.

Однако со временем романтический флер вернулся к этой пьесе — конечно, в основном, благодаря образу Сольвейг. Этому в немалой степени способствовала музыка Эдварда Грига, написанная по просьбе Ибсена к постановке Пера Гюнта, а позже приобретшая мировую известность как самостоятельное музыкальное произведение.

Важно

Парадоксально, но факт: Пер Гюнт, в авторской интерпретации выступающий протестом против романтических тенденций, до сих пор в культурном сознании остается воплощением норвежской народной романтики.

Бранд и Пер Гюнт стали для Ибсена переходными пьесами, повернувшими его в сторону реализма и социальной проблематики (именно в этом аспекте преимущественно рассматривают все его дальнейшее творчество).

Это Столпы общества (1877), Кукольный дом (1879), Привидения (1881), Враг народа (1882), Дикая утка (1884), Росмерсхольм (1886), Женщина с моря (1888), Гедда Габлер (1890), Строитель Сольнес (1892), Маленький Эйольф (1894), Йун Габриель Боркман (1896). Здесь драматург поднимал актуальные вопросы современной ему действительности: ханжества и женской эмансипации, бунта против привычной буржуазной морали, лжи, социального компромисса и верности идеалам. Символисты и философы же (А.Блок, Н.Бердяев и др.) гораздо больше, наряду с Брандом и Пером Гюнтом, — ценили иные пьесы Ибсена: дилогию Кесарь и Галилеянин (Отступничество Цезаря и Император Юлиан; 1873), Когда мы, мертвые, пробуждаемся (1899). Беспристрастный анализ позволяет понять, что во всех этих произведениях индивидуальность Ибсена остается единой. Его пьесы — и не тенденциозные социальные однодневки, и не абстрактно-символические построения; в них в полной степени есть и социальные реалии, и чрезвычайно семантически нагруженная символика, и удивительно многогранная, прихотливая психологическая сложность персонажей. Формальное разграничение драматургии Ибсена на «социальные» и «символические» произведения — скорее вопрос субъективной интерпретации, пристрастной трактовки читателя, критика или режиссера. В 1891 вернулся в Норвегию. На чужбине он достиг всего, к чему стремился: мировой славы, признания, материального благополучия. К этому времени его пьесы широко шли на сценах театров всего мира, количество исследований и критических статей, посвященных его творчеству, не поддавалось подсчету и могло быть сопоставлено разве что с количеством публикаций о Шекспире. Казалось бы, все это могло вылечить тяжкую психологическую травму, перенесенную им в детстве. Однако самая последняя пьеса, Когда мы, мертвые, пробуждаемся, исполнена такого пронзительного трагизма, что в это верится с трудом. Скончался Ибсен 23 мая 1906 в Христиании.

Биография, Ибсен Генрик Ибсен Генрик, знаменитый норвежский драматург, родился в 1828 г. в Шпене в семье коммерсанта, разорившегося в 1836 г (будущему писателю было тогда 8 лет). В школе он отличался своими «сочинениями» и склонностью к живописи. Мечтой подростка было сделаться художником, но из-за финансовых проблем в семье ему пришлось выбрать более хлебную профессию.

В 16 лет юноша начал работать учеником аптекаря в Гримстаде. В это время он пишет свои первые стихи и публикует драму «Катилина» (1850), которая стала откликом на революционные события 1848 г. в Европе. Пьеса эта встретила, однако, очень холодный прием, и некоторое сочувствие найма только в студенческой среде. В 1850 г.

в Кристиании поставлена его одноактная пьеса «Богатырский курган». В 1852—1857 гг. Ибсен руководил в Бергене первым национальным норвежским театром, где он поставил спектакли по двум своим пьесам: «Фру Ингер из Эстрота» (1855) и «Пир в Сульхауге» (1856); а в 1857-1862 гг. он уже возглавлял Норвежский театр в Кристиании. В конце 40 — начале 50-х гг.

Ибсен обращается к сатире и гротеску. В 1864 г. он уезжает в Италию, где создает драматическую поэму «Бранд» (1866) и фи-лософско-символическую драму «Пер Гюнт» (1867), которая приносит ему известность европейского масштаба.

Затем Ибсен переезжает в Германию, где пишет историческую драму о Юлиане Отступнике «Кесарь и Галилеянин» (1873), после чего начинает новый этап в своей творческой деятельности, обратив внимание на проблемы современной ему жизни.

Совет

Мировое признание приносят Ибсену пьесы «Столпы общества» (1877), «Кукольный дом» («Нора», 1879), «Привидения» (1881), «Враг народа» (1882), наглядно демонстрирующие несоответствие между показным лоском буржуазного общества и его «дешевой» внутренней сутью. С середины 80-х гг. социальная критика в произведениях Ибсена ослабевает.

В его поздних пьесах подтекст становится более глубоким, появляется тонкость психологического рисунка, сами произведения более символичны, наиболее часто возникает тема «сильного человека»: «Гедда Габлер» (1890), «Строитель Сольнес»(1892), «Йун Габриель Боркман» (1896).

Пьесы Ибсена шли на подмостках театров всех стран. В 1ермании в 1897 г. был даже основан специальный странствующий ибсеновский театр. Умер в 1906 г. в Христиании.

Источник: https://sochrulit.ru/biography/ibsen-g

Урок ибсена

Рубрика: 

МЕЖДУНАРОДНАЯ ПАНОРАМА

Номер журнала: 

Специальный выпуск. НОРВЕГИЯ – РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

ДАТЫ ЖИЗНИ ГЕНРИКА ИБСЕНА (1828-1906) ИСТОРИКУ, ПИШУЩЕМУ ПО-РУССКИ, ЕСТЕСТВЕННО СОПОСТАВИТЬ С ДАТАМИ ЛЬВА ТОЛСТОГО, КОТОРЫЙ РОДИЛСЯ В ТОМ ЖЕ 1828 И ТАК ЖЕ ВКЛЮЧИЛ В СВОЮ ДЕЯТЕЛЬНО-СОДЕРЖАТЕЛЬНУЮ ЖИЗНЬ НАЧАЛЬНЫЕ ГОДЫ НОВОГО ВЕКА. В РУССКОМ КУЛЬТУРНОМ ОБИХОДЕ МОЩНЫЕ ФИГУРЫ С ОРГАНИКОЙ ИХ ПРИТЯЗАНИЙ НА ИДЕЙНУЮ ВЛАСТЬ ВЫГЛЯДЕЛИ ПРОТИВНИКАМИ.

СЮЖЕТ «СТРОИТЕЛЯ СОЛЬНЕСА» ТОЛСТОЙ ШАРЖИРОВАЛ, НЕ ПРИВЕДЯ В СВОЕЙ СТАТЬЕ «О ШЕКСПИРЕ И ДРАМЕ» (1904 ГОДА) НИ НАЗВАНИЯ ПЬЕСЫ, НИ ИМЕНИ АВТОРА – ПОЛУЧИЛСЯ ДОВОЛЬНО УБЕДИТЕЛЬНЫЙ НАУЧНО ОСНАЩЕННЫЙ ТРАКТАТ С ТЕНЬЮ ОЗОРСТВА, ЧУТЬ ЛИ НЕ ПАРОДИЯ НА ВСЕХ ПРОФЕССОРОВ.

Ибсена в Ясной Поляне выбрали первым оппонентом из «новых», Шекспир был первым оппонентом из «старых», так что компания была хорошая. Присоединится и Чехов – Чехову, как известно, Лев Николаевич сказал: уж на что пьесы Шекспира дурны, ваша еще хуже.

К. Станиславский и Вл. Немирович-Данченко репертуарные предложения для своего вырисовывавшегося театра составляли порознь – Ибсен входит в оба списка. Ни одного другого автора в свои первые годы МХТ не ставил так упрямо.

В первые пять сезонов пять премьер, до 1912 года – девять. Из них имели успех только две – «Доктор Стокман» и «Бранд».

Упорство, с каким театр настаивал на своем выборе, стоит оценить тем больше, что здесь знали: не только важнейший для него Лев Толстой, но и Чехов Ибсена не любят.

У Станиславского можно прочесть о Чехове: «Насколько ему не нравился Ибсен, настолько он любил Гауптмана». Фраза характерна. Ибсена не только в России – сложилось так – воспринимали в сопоставлении с чем-то и кем-то, в преломлении через ту или иную линзу.

В русских театральных хрониках имя драматурга встречается довольно рано и в иных контекстах, чем в хрониках европейских, где Ибсена ставят в Свободных театрах (в Париже обращаются к «Привидениям» и «Дикой утке», до того поставив «Власть тьмы» Л. Толстого и «Ткачей» Г. Гауптмана; в Берлине Отто Брам в открытие дает «Привидения», вслед ставя «Перед восходом солнца» Г.

Гауптмана; так же в Англии Ибсен вписан в театр резкой социальной тематики и в эстетику натурализма). В России Ибсена начинают ставить примерно в то же время, что в Германии и Франции, и даже раньше – «Нору» 8 февраля 1884 года на императорской сцене в Петербурге играет в свой бенефис М.Г. Савина. В московском Малом театре в бенефис Г.Н.

Обратите внимание

Федотовой 14 января 1892 играют «Северных богатырей» («Воители на Гельголанде») – традиционный выигрыш присутствия обеих первых актрис (Г.Н. Федотова – Иордис, М.Н. Ермолова – Дагни), собран цвет труппы; критик сожалеет, что дам одели в эффектные ротонды, не идущие северной легенде. По сравнению с «Норой» московский спектакль принят хорошо.

Вокруг «Норы» не было скандала – тихая мало освещенная неудача.

О публике Ибсена в России можно говорить как о публике читающей. Возможности читать об Ибсене предоставлялось больше, чем возможности читать Ибсена; журнальных статей с восьмидесятых годов больше, чем переводов драм.

«Нору» («Кукольный дом») Ибсен сам переслал в Петербург по просьбе своей доброй знакомой – артистки А.И. Абариновой, переслал не в оригинале, а в немецкой транскрипции. Русский текст П.И. Вейнберг делал с нее, напечатал в третьем и четвертом номерах «Изящной литературы» за 1883 год, М.Г. Савина играла по этому тексту.

Прекрасный питерский знаток театра А.А. Чепуров и раз, и два в наши дни сигналил: среди бумаг Абариновой целы письма Ибсена, и не одно. Руки не доходят даже до ближних архивов.

Позже и отдельные драмы Ибсена, и собрания сочинений станут выходить в переводах с norsk-dansk, и все же надолго сохранится что-то вроде «немецкой линзы».

Останется манера воспринимать Ибсена через Вагнера, через Ницше, через его самого, Ибсена, последователя Гауптмана, через пошедшие от Ибсена отзвуки в европейской «новой драме», через опыт «свободных театров», через отголоски символистской сцены.

Ибсена притом также можно было укреплять по линии социальной критики, как можно было затуманивать в духе наследовавшего ему символизма. Ибсена включали и в русско-скандинавские художественные контакты, на рубеже двадцатого века тесные и подвижные.

Нервное новаторство шведа А. Стриндберга, его мизогинство оттенит и оттеснит культ валькирий.

Николай Рерих, предложив желающим обыгрывать его нордическую фамилию, попробует писать как бы по памяти – по прапамяти – излюбленный им сюжет: ладьи под тускло-красными парусами, бревенчатые стены над холодом рек, тревожная весть держит путь на наши огни.

Важно

Бог весть, кто тут наши, может быть – все («…И в колыбели праарийской / Германский и славянский лён», – разглядит О. Мандельштам). Альманахи «Фьорды» предлагали русскому читателю все новые имена. «Голод» К. Гамсуна прочли еще в 1892 году, автор опережал М.

Горького в обработке мотивов «моих университетов», скитаний, дна. Позже умы займет его «Пан» – близость к природе открывала героя в его природной же дисгармоничности, человек не только в социальных связях – сам по себе небезопасен.

Пишущие про авторов-скандинавов (про них пишут много) непременно ставят их в контекст с Ибсеном – это дает еще одну линзу, еще раз преломляет или отводит взгляд.

Тем временем журнал «Нива» (издательство А.Ф. Маркса), рассчитанный на среднего, «массового» читателя, полагал, что его подписчик будет рад получить в приложение четырехтомник сочинений драматурга.

Издание не первое, но подписчик «Нивы» в самом деле был рад.

Хороший переплет, томики хорошо сброшюрованы, в семьях подписчиков их будут читать из поколения в поколение; книги в свое время попали мне явно читаными и вовсе не затрепанными.

Издательство А.Ф. Маркс выпустило сочинения Ибсена в переводах П.Г. и А.В. Ганзен. Лучших переводов до нынешнего времени мы не получили – об этих двоих стоит помнить.

Сценическая судьба «русского Ибсена» – судьба странная.

Автор, которого в рассуждениях о «новой драме» как основе «режиссерского театра» называют первым, Ибсен в годы становления режиссерского театра в России, со времени возникновения МХТ и самоопределения Вс. Мейерхольда не связал со своим именем ни одной именно режиссерской полной победы.

Напоминаем: в Художественном театре за первые пять сезонов было поставлено пять пьес Ибсена. Такой преданности никогда и ни к кому более не проявят. Но режиссерские победы не здесь, а в постановках А. Чехова, в «Царе Федоре», в «На дне», спектаклях тех же сезонов.

Совет

Притом у К. Станиславского как у актера в роли доктора Стокмана были едва ли не лучшие часы всей его жизни в МХТ. Благодать свободы и легкости. «Доктор Стокман в моем репертуаре – одна из тех немногих счастливых ролей, которая влечет к себе своей внутренней силой и обаянием. Впервые прочтя пьесу, я сразу ее понял, сразу зажил ею и сразу заиграл роль на первой же репетиции».

Читайте также:  Краткая биография экзюпери

Драматург, чью сложность идейных концепций и формальных ходов поясняли в полемиках, на русскую сцену был выведен актерами, точнее актрисами.

Тяга актрис к Ибсену могла идти криво. Вл. Немирович-Данченко в романе «Мгла» ловил ее, этой тяги, обличье: модерн, декадентский извив.

Во «Мгле» гость героини, актрисы Анчаровой, осматривается у нее дома: японские ткани, какаду, любимец кенгуру – без него Анчарова не садится обедать, склянка яду, привезенная в подарок из Индии, старинные пистолеты, она сказала – отцовские, но гостю не поверилось, всё показалось откуда-то взятым, и в самом деле – пистолеты из Ибсена: «- Хочу в следующий бенефис поставить “Гедду Габлер”. Как мне нравится эта женщина с зелеными глазами. Я вам ручаюсь, что у меня будут зеленые глаза»2.

«Гедду Габлер» в 1890 году играли в Казани, как играли, не описано. Рецензент сообщает, что публика была вялой.

Роман «Мгла» был напечатан в «Московской иллюстрированной газете» летом 1894 года.

Немировича-Данченко волновало, что еще не нашедший решения на сцене драматург (драматург, очевидно, великий) уже так или иначе захватан, он ищет хода, который так же позволит обойти рутину, как позволил миновать мифы модерна с их уже наслаивающимися штампами. Он начинает в Филармоническом училище пьесу, с мифом менее всего связанную, – «Нору»3.

Перевод филармонисты имели старый, с немецкого, но подготовленные своим мастером молодые люди, которым раздали роли, чувствовали Ибсена так же свежо, как их младшие соученики с подачи того же мастера чувствовали Чехова. Выпускной спектакль оценен: первый настоящий Ибсен. Спектакль повторяют на сцене Малого театра.

В заглавной роли Н.Н. Литовцева. Взяв ангажемент в провинцию, она увезет с собой роль, повторит в разных городах, по просьбе учителя пришлет фотографию из Рязани – Нора с бубном в том неаполитанском костюме, в котором она в последний вечер пляшет тарантеллу, надпись: «…

на добрую память от искренне благодарной ему ученицы».

В спектакле филармонистов навсегда запомнится актер, которому не в ибсеновском репертуаре дано будет нести свои жестоко сплетенные русские темы.

Обратите внимание

Иван Москвин – будущий царь Федор, будущий Мочалка в «Братьях Карамазовых», будущий Протасов в «Живом трупе» и он же будущий невероятный, безудержный безобразник Хлынов в «Горячем сердце» А.

Островского – Иван Москвин для начала в 22 года сыграл доктора Ранка пронзительно и неотступно, все разглядев и ничего не испугавшись. Прямота входила в уроки, которые давал Ибсен актерам и не актерам. Прямота в том что, не боясь, видишь и называешь: непростое, раздвоенное, полное боли, дурное.

Немирович-Данченко мог и оступаться. В МХТ начал не прямо с Ибсена: отложил «Эллиду» («Женщина с моря») и срежиссировал «Счастье Греты».

Сюжет: девушку, воспитанную в неведении о физической стороне, выдают замуж; в брачную ночь она пытается бежать и чуть не сходит с ума…

Немирович-Данченко аннотировал это сочинение австрийской писательницы, выступившей под псевдонимом Эмиль Мариотт: «Очень несложная, но очень сильная трехактная драма во вкусе так называемой «норвежской» литературы. Тут есть и du Ибсен, и du Толстой»4.

Спектакль вышел жалкий, М.Л. Роксанову, которой назначили заглавную роль, провал надломил. Способность не задерживаться на неудаче была счастливым свойством Немировича-Данченко. Бог с ними, с попытками du Ibsen, драматург стоит того, чтоб идти к нему напрямик. Воспринимать его непосредственно.

У Станиславского это непосредственное восприятие давало толчки, режиссерское воображение включалось чуть ли не против воли. Драма-эпилог «Когда мы, мертвые, пробуждаемся» в третьем сезоне МХТ была поручена Немировичу-Данченко, Константин Сергеевич не удержался и до половины написал партитуру 1-го акта.

Образ спектакля виделся ему во внезапных рассечениях пыльной реальности: курорт, какой всякий себе представит, стоит произнести слово «курорт». И рассечения. Торжественный медленный проход. Высокая женщина в белом идет не глядя и прямо. За ней, словно тень, отрезанная и следующая поодаль, идет дьяконесса в черном. Звук сопровождает этот проход – дальний, низкий звук.

Важно

Видят ли Ирэну остальные, как видят, для Станиславского не имеет значения. Ее видит Рубек. «Как будто он увидел привидение», «Радость» – ремарки из экземпляра К. Станиславского.

Увидел привидение, и радость. Так у Пушкина. «Заклинание»:

«Приди, как дальная звезда,
Как легкий звук иль дуновенье,
Иль как ужасное виденье,
Мне все равно, сюда! сюда!..»

Окружающее сомкнется, словно его не рассекло: и вовсю звоня, проедут велосипедисты, в ехидненьких фразах жены Рубека выдаст себя ревность, охотник Ульфхейм, органически наглый, будет еще и наигрывать наглость, как то бывает. Но уже возникло поле, в котором возможно явиться этой «дальной звезде» или «ужасному виденью».

Станиславский находит звук, свет, пластику, как в «Заклинании»: неважно, что было между этими двумя и что с ними сталось. Встрече оставлены напряжение ритма и разъединенность обращенных друг к другу фигур.

Свои наброски Станиславский послал, пояснив, что не будет в обиде, если они не пригодятся. Немирович-Данченко решал пьесу в ином плане. Упорно восстанавливал реальность прежних отношений персонажей, которые лишь несколько смещены в воображении оскорбленной женщины.

Кажется, он находил Ирэну в чем-то похожей на Нину Заречную. Как там о ней говорит Треплев? «Больной, натянутый нерв. И воображение немного расстроено. Она в письмах все повторяла, что она чайка.» В режиссерском экземпляре Немировича-Данченко отсылки: «см. мою статью». Статья о «Мертвых.

» была напечатана в журнале «Русская мысль»5. Лев Толстой, о пьесе держась мнения отрицательного, по прочтении статьи мнения не изменил: «Если бы она была такой, как вы рассказываете ее содержание, тогда она была бы пьеса хорошая»6. Толстой прав, пересказ Немировича-Данченко пьесу не покрывает.

Как и в набросок Станиславского не всё укладывается.

Шли с нескольких сторон.

Станиславский заметил: Ибсена надо слушать несколько раз, как новую музыку. Новую музыку не воспринимаешь сполна в первом знакомстве с нею7. В Художественном театре снова и снова предлагали себе в Ибсена вслушиваться.

Задерживались на «Росмерсхольме». Находили, что здесь автор сказался с наибольшей открытостью. Осуждали себя: «Отклоняем эту работу не потому, что не научились еще приступать к ней, а потому, что публика не приняла других произведений этого рода или потому, что она вопит: «Довольно нам тумана и мрака, дайте нам света!»8

О.Л. Книппер-Чехова весной 1903 года писала мужу из Петербурга, где МХТ был на гастролях, рассказывала, что пьесу у нее в номере Немирович-Данченко читал нескольким актерам.

«Росмерсхольм» меня ужасно захватил. Странный этот Ибсен. Я было его совсем в сторону отложила, решила, что он меня больше не тревожит, и вот опять заволновал»9.

Станиславский тоже увлекся, хотя повторил, что художнического хода не имеет.

Совет

Со сроками постановки ясности не было. Больше года спустя Немирович-Данченко во время отпуска писал Книппер-Чеховой: «Это отлично, что вы подумываете о Ребекке. Не переставайте»10. В следующем письме от 27 июня 1904 года о том же: «Без «Росмерсхольма» никак не обойдется. Думайте о Ребекке, думайте»11.

Артистка получила эти письма в Баденвейлере; почта тогда работала быстро, вероятно, они пришли до дня кончины Антона Павловича 2 июля. Первоочередной в МХТ стала работа над «Ивановым» – пьесой Чехова, здесь еще не шедшей. Немирович-Данченко надеялся: «А может быть, нам удастся поставить в сезон и «Иванова» и «Росмерсхольм»? Сезон длинный и опасный»12.

Предстоял сезон 1904/1905, действительно опасный. С января 1905 года начинается Первая русская революция. Раньше, чем «Росмерсхольм», будет поставлен «Бранд».

«Бранд» был решен по возвращении из первых зарубежных гастролей МХТ – уехали в начале 1906-го из Москвы, где артиллерия отстрелялась по баррикадам на улицах. Исследователь отметит: «В письмах Немировича-Данченко, написанных летом 1906 года, за несколько месяцев до премьеры, рядом с режиссерскими размышлениями о драме Ибсена – отклики на разгон Думы и крестьянские волнения на юге России» 13.

Немирович-Данченко шел от мощных решений народных сцен, прославивших МХТ. Он предлагал разомкнутую – ораторскую и ораториальную – форму, находил прямые контакты со зрительным залом.

Бранд возникал в режиссерском плане как человек, внутреннее напряжение которого отвечает напряжению молчащей голодной толпы, над которой хлопочет чинуша. Всецелой беде раздают вспомоществование – фунтики под расписку.

Партитура поясняет: «Нужда настолько велика, что они сидят и ничего не видят и не слышат… Никаких громких выкликов. …Замерли как-то и сидят в какой-то философской, мечтательной, сосредоточенной позе».

Не предвидимо, когда вдруг взъярятся, когда ринутся, но рано или поздно будет так. Бранда играл Василий Качалов.

Слова, которые этот Бранд произносит на берегу, кого угодно ужаснут безразличием к отдельной беде, безжалостностью, неоправданной яростью – кого угодно ужаснут, но не этих людей. Ибо это их безразличие к обесцененной жизни, их безжалостность, их словно бы не по поводу, мимо повода проливающаяся ярость.

Обратите внимание

Бранд-Качалов и внешне был похож на одного из молодых ересиархов, которых выдвигают голодные толпы и от которых меньше всего ждут, чтоб накормил. У него был шаг путника. Котомка на его плече весила мало, долгополое пальто не мешало стремительности движений.

Он прыгал в лодку, пляшущую на штормовой волне, – никто не повисал на нем, как повиснут рыбачки на тех, кто готов плыть с ним. В нем была легкость: человек без поклажи, из тех, кому нестрашно – одна голова не бедна, а бедна, так одна.

Присловье, пожалуй, слишком русское, так говорили же, что Качалов обрусил Бранда.

Бранд-Качалов увлекал, пленял, заражал своим током. «Ну, так веди нас!» Будущая актриса трагедии Алиса Коонен была тогда занята в толпе: рассказывает, что не помнила себя и никто рядом не помнил себя, и действительно хотелось одного – чтоб повел.

В связи с «Брандом» вспоминали «Орлеанскую деву» – хотя бы как единственную аналогию тому, что на спектакле переживали: вспоминали Иоанну – Ермолову, как она звала непреклонно, яростно, и казалось, что нельзя не броситься ей вслед.

Источник: https://www.tg-m.ru/articles/norvegiya-rossiya-na-perekrestkakh-kultur/urok-ibsena

800 современных сочинений для 5-11

^

Проблема семейного счастья в драме Г. Ибсена “Кукольный дом”

Заканчивалось насыщенное важными событиями, но от­носительно спокойное XIX столетие. Словно в предчувствии предстоящих исторических ураганов, человечество пережи­вало социальные трагедии и морально-этические перево­роты.

Уже ничто не могло спасти общество от неотвра­тимых изменений, но человек должен был устоять, не по­терять чувство собственного достоинства, не согнуться под житейскими неурядицами. Но вообще возможна ли защита от судьбы, которая стоит уже на пороге и стучит в двери?479Над этим и другими вопросами стал задумываться нор­вежский драматург Генрик Ибсен.

Этому человеку суждено было стать последним представителем старой театральной системы. Зрители ибсеновских драм видели в них зарожде­ние новой, современной драмы, что принесло успех их автору. Например, в России, на рубеже уходящего и грядущего столе­тия, Ибсен был очень популярным драматургом.

В Москов­ском Художественном театре труппа Веры Комиссаржевской поставила целый ряд его драм.”Кукольный дом” поставил перед читателями и пуб­ликой непростые вопросы. Сам драматург был челове­ком сурового, но щедрого характера, и его всегда привлека­ли открытые, достойные любви люди, которые умеют жерт­вовать не только своим благополучием, но и собой.

Ибсен первым поднял завесу над отношениями в отдельно взятой семье. Это пришлось сделать для того, чтобы разобраться в механизме супружеского и семейного счастья. По мнению Ибсена, именно от этого зависит судьба общества.Главная героиня “Кукольного дома” Нора видит смысл жизни в любви к близким, а именно к мужу и детям.

Она искренно верит, что в ее семье царят мир и любовь, так как они с мужем по-настоящему любят друг друга. Но есть у Норы глубокая тайна: восемь лет тому назад она подделала подпись своего умершего отца, чтобы иметь возможность занять денег у местного дельца Крогстада. Нора сделала это ради того, чтобы заплатить за лечение своего тяжело боль­ного мужа.

Она ничего не сказала в семье. Утром долг был отдан, и Нора была рада, что ее тайна является веским доказательством преданной любви. Но беда уже пришла. Крогстад — человек не очень высоких моральных каче­ств — начинает шантажировать Нору. Он мечтает путем шантажа занять высокий пост в банке Торвальда — мужа Норы.

Важно

Письмо Крогстада Торвальду не только открывает давнюю тайну, но и определяет, кто есть кто. Узнав о Норином долге, муж начинает беспокоиться, ведь в то время любая добропорядочная семья могла стать предметом спле­тен, пересудов и скандалов. К тому же Торвальд борется за свое место в банке. Он уже говорит с женой как с насто­ящей преступницей.

Читайте также:  Краткая биография пантелеев

“О, какое страшное пробуждение! Все480эти восемь лет… она, моя радость, моя гордость… была лицемерная, лживая… О, какая бездонная пропасть грязи, притворства!” Торвальд страстно желает соблюсти внешнюю благопристойность. Жена как бы перестает существовать для него. Торвальд даже собирается отстранить Нору от воспитания детей.

Ситуация разрешается довольно просто: поняв, что поступил совсем непорядочно, Крогстад отказы­вается от своих притязаний, говоря, что ничто не угрожает Норе и Торвальду. Торвальд счастлив, однако Нора уже не та. Женщина поняла, что, желая семейного счастья, она пошла на это преступление, а в результате утратила чувство собственного достоинства.

В руках мужа она стала любимой игрушкой. Дом, построенный на лжи и обмане, не может быть настоящим домом: словно игрушечный домик, он разрушается после первого наступления злой судьбы. Нора собирается уйти из дома.

На вопрос обеспокоенного Тор-вальда, вернется ли она, звучит решительный ответ: “Для этого должно произойти чудо из чудес, чтобы совместная жизнь по-настоящему стала браком”. Торвальд пытается удержать Нору, напоминая ей о так называемой “обязанно­сти перед мужем и детьми”. В ответ он слышит то, что совершенно не ожидал услышать: Нора отвечает, что она не только мать семейства, но “прежде всего человек, такой же, как и ты, — или, по крайней мере, должна стать человеком”. Своей драмой “Кукольный дом” Генрик Ибсен вскрыл глубокое несоответствие между благопристойнбй види­мостью и внутренней порочностью изображаемой дейст­вительности, выразил протест против всей системы обще­ственных установлений, требуя максимальной эмансипации женщины.

О. ГЕНРИ

Сметное и грустное в новеллах О. Генри

Американский писатель О. Генри вошел в историю лите­ратуры как замечательный мастер юмора и иронии.

16. ВДО соврь соч. 1Ю рус. н мир. лит. 5-11 ка. 481

Подавляющее большинство рассказов О. Генри, в сущно­сти, посвящены самым обычным явлениям жизни так назы­ваемых “маленьких американцев”. Его герои движимы чув­ством любви, дружбы, стремлением делать добро, способны к самопожертвованию, тогда как отрицательные персонажи дей­ствуют под влиянием ненависти, злобы, стяжательства, карь­еризма. За необычным у О.

Генри в конце концов всегда скрывается обычное.Писателю свойствен в большинстве его рассказов на­смешливый или иронический тон. Развитие действия и поведение героев, а иногда и очень серьезные явления в новеллах О. Генри всегда сводятся к шутке, к смешной развязке.О.

Генри тонко подмечает комичное в людях, в их поведе­нии, в тех ситуациях, которые складываются в процессе столк­новений между героями. Смех О. Генри добродушен, в нем нет грубости и цинизма. Писатель не смеется над физически­ми недостатками своих героев, над их реальными несчастья­ми. Ему глубоко чужд тот жестокий юмор, который присущ иногда литераторам Запада.Смех О.

Совет

Генри благороден, ибо в его основе лежит глубо­кая вера в человека, любовь к нему, ненависть ко всему, что уродует жизнь и людей.У О. Генри есть рассказ “Родственные души”, в котором идет речь о том, что грабитель забирается ночью в дом состо­ятельного обывателя и находит его лежащим в постели.

Бан­дит приказывает обывателю поднять руки вверх, но тот объяс­няет, что из-за острого приступа ревматизма сделать этого не может. И тут бандит вспоминает, что он тоже страдает этим недугом. Он спрашивает больного, какими средствами тот пользуется. Так они беседуют, а потом отправляются вместе выпить: “Ладно, — говорит вор, — бросьте это, я вас пригла­шаю.

На выпивку хватит”.Комическая ситуация, изображающая грабителя и его возможную жертву идущими под руку в кабак, не ,может не вызвать улыбки. Смешно, конечно, не то, что в героях О. Ген­ри неожиданно обнаруживается человеческое. Смешно то, что человеческое обнаруживается в такой неожиданной, ненор­мальной форме. В юморе О.

Генри есть поэтому значительная482доля иронии по отношению к тому строю жизни, который порождает подобные несоответствия. За этой иронией скры­вается грусть, столь свойственная юмору писателей-гумани­стов, изображающих одновременно смешные и трагические гримасы жизни.Вот пример юмористического рассказа, где та же идея пред­стает в другом варианте. “Роман биржевого маклера”.

Отре­шившись на короткое время от атмосферы биржевого ажио­тажа, маклер предлагает своей стенографистке выйти за него замуж. Стенографистка повела себя очень странно. Сначала она как будто изумилась, потом из ее удивленных глаз хлы­нули слезы, а потом она солнечно улыбнулась сквозь слезы. “…

Я поняла, — сказала 'она мягко, — это биржа вытеснила у тебя из головы все остальное”. И она сообщает Гарри, что они с ним вчера обвенчались.Яснее сказать нельзя: биржа вытеснила у человека все естественные, нормальные чувства.Итак, перед нами два рассказа, вызывающих, казалось бы, всего лишь легкий смех.

А между тем, как мы видим, в основе их лежит глубоко гуманное и демократическое воз­зрение на жизнь. Вдумываясь в содержание других расска­зов, мы обнаружим тот же взгляд. Вот почему смех О. Генри — благородный смех.Изобретательность О. Генри в создании концовок новелл и рассказов просто поразительна.

Иногда кажется, что все усилия писателя направлены только на то, чтобы удивить нас неожиданным финалом. Концовка рассказов подобно яр­кой вспышке молнии озаряет все то, что раньше таилось во мраке, и картина сразу становится ясной.Хотя О. Генри в своих рассказах постоянно смеется, но бывает, что он смеется в то время, как душа его обливается слезами. Однако писатель верил в жизнь, в людей, и его рас­сказы освещены огоньком подлинной человечности.

483

^

Лирика в поэзии Исикавы Такубоку

Обратите внимание

Когда впервые читаешь японскую поэзию, не покидает ощу­щение прекрасного и чужого одновременно. Так не похоже на европейскую литературу, так коротко, отрывочно, пронзи­тельно звучат хокку и танка — традиционные трехстишия и пятистишия.

Потом, узнав больше, понимаешь, откуда ощущение не со­творенного, написанного, а как будто рожденного стихотворе­ния. Японская поэзия не знает черновика, стих создается сразу, как открывается пейзаж в разломе гор: клочок неба, легкое облако, сосновая ветка. Но чтобы достичь совершенства, нуж­но долго оттачивать навыки ремесла.

Только пройдя жест­кую школу, поэт обретает свободу.Исикава Такубоку – один из любимейших японских ли­риков, создатель новой японской поэзии. Он прожил всего 27 лет, но оставил сборники стихов, романы, статьи, дневники. Все это вошло в золотой фонд современной японской литературы.

Стихи Исикавы Такубоку поражают напряженностью эмо­ций и скупыми, тщательно отобранными штрихами, которыми мастер рисует лирический образ. Одно из самых известных сти­хотворений “На песчаном белом берегу” из сборника “Горсть песка”.

В пяти строках передана печаль, бесконечное одиноче­ство, безбрежность океана и бесконечная неизвестность буду­щего. Это стихотворение можно приводить только целиком, это совершенство, в котором нечего прибавить или убавить:

^

Островке

В Восточном океане

Я, не отирая влажных глаз,

С маленьким играю крабом.

Трагизм пронизывает творчество Исикавы Такубоку, тра­гизм и любовь к человеку, природе, “малой родине”, деревне Сибутами. Одиночество ледяным кольцом сжимает сердце поэта:484

^

Постоянная борьба безнадежности и стойкости, достоин­ство, которое рождается за последней чертой унижения и гор­дым, стойким цветком поднимается ввысь, — смысл поэзии Исикавы Такубоку:

^

На прибрежном песке

Знак “Великое” я написал

И, мысль о смерти отбросив прочь,

Снова пошел домой.

Поэзия должна быть высокой, как небо, и земной, как хлеб насущный. Одну из своих статей Исикава Такубоку назвал “Стихи, которые можно есть”.

Важно

Несмотря на печаль, поэт лю­бит жизнь, всегда возвращается к жизни, которой было ему отпущено так мало.Исикаве Такубоку была близка русская литература. Как и его современник Акутагава, он боготворил Ф. М. Достоев­ского.

Любимой героиней его была Сонечка Мармеладова из романа “Преступление и наказание”:

^

Соня

Я дал дочурке своей,

Ирадостью мне бывает

Порой окликнуть ее.

Исикава Такубоку умер от туберкулеза. На побережье ос­трова Хоккайдо, недалеко от родных мест поэта, ему постав­лен памятник. На постаменте высечены строки:

На северном берегу, Где ветер, дыша прибоем, Летит над грядою дней, Цветешь ли ты, как бывало, Шиповник, и в этом году?

485

^

“Любовью дорожить умейте”

Любовь, любовь — гласит преданье Союз души с душой родной — Их съединенъе, сочетанье, И роковое их слиянье. И… поединок роковой…

Ф. И. ТютчевБыл такой случай. В редакцию одной молодежной газеты пришел молодой человек. Он готов был заплатить большие деньги за то, чтобы напечатали одну-единственную строчку: “Лариса, я люблю тебя, прости меня! Саша”.Объявление было напечатано. На следующий день нача­лось что-то невообразимое. Телефоны в редакции не умол­кали.

Звонили девушки, от которых ушел любимый, жен­щины, потерявшие своих мужей. Звонили с детьми и без, замужние и разведенные. Звонили Ларисы, волею судьбы разлученные со своими Сашами. Звонили и умоляли, про­сили, требовали назвать фамилию или адрес автора объяв­ления.В городе с миллионным населением тысячи Ларис и тысячи Саш.

А еще есть Людмилы, Елены, Наташи и Коли, Димы, Сережи. И у каждого – острая душевная боль и ожидание счастья. И сколько их, любящих, потерявших друг друга в этом огромном мире, разменявшихся по мело­чам, забывших о главном: “Я люблю тебя!” А вокруг -“куплю”, “продам”…

“Прости меня!” А рядом – “Голосуйте за меня” и “Сам дурак!” Почему же люди так глупы? Не ценят своего сча­стья? Почему?! Ведь все так просто: “Я люблю тебя!” – и никаких проблем. “Прости меня!” – и хочется бежать сломя голову к нему, забыв обо всем: о делах, о проблемах, о гордости…

У Марины Цветаевой героиня ее “Повести о486Сонечке” говорит примерно так: “Ну почему они такие жадные, почему?! Я же ничего не прошу. Только скажи одно-единственное слово: люблю. И все. И я поверю. Часто думаю: “Ты только скажи, я проверять не буду!” А ему легче горы перевернуть…

Ну почему же они такие жадные?!” Действительно, почему? Иногда хочется закричать: “Люди! Остановитесь! Не нужно больше разлук! Не нужно больше -жертв!.. Умейте любить! Дорожите любовью! И не расста­вайтесь с любимыми…” Ведь нужна-то всего одна фраза: “Прости меня, я люблю тебя”.

^

Жизнь, что обжигает и тревожит! Человек, когда он человек, Без любви на свете жить не может.

Совет

А мы живем, себе же вопреки. Бросаем любимых, расста­емся, уходим и лишь потом понимаем, что потеряли счастье, понимаем, когда уже поздно. А ведь решение очень простое: “С любимыми не расставайтесь”. На протяжении многих веков твердят эту истину.

В творчестве почти каждого писателя можно найти ее отголоски. Вот хотя бы А. С. Грибоедов, “Горе от ума”. Обычно это произведение не рассматривается в таком аспекте. Может, и сам автор об этом не думал. Но он создал произведение, и оно живет отдельной жизнью. Лично я обратила внимание на эту сторону.

Чацкий и Софья. Он приезжает с надеждой, с верой, с любовью, но его горячие порывы охлаждает Софья, возвра­щает его на землю из страны грез и мечтаний. Чацкий разочарован, опустошен, даже чувствует себя несправедливо обиженным.

Кажется, как не посочувствовать ему, бедному, несчастному, отвергнутому? Но нет. Пожалеть немножко, конечно, можно, однако:

^

Из речей Чацкого можно заключить, что когда-то, до разлуки, Софья его любила. Только он бы не три года пропадал по заграницам, а лет десять — может, еще больше полюбила бы?487Мужчины очень часто изыскивают довольно странные спо­собы выражения своей любви.

А потом оказывается, что жен­щины легкомысленны, неверны, коварны и т. д. А ведь нужно только вовремя вспомнить: “С любимыми не расставайтесь” или “Любовью дорожить умейте”.

Как сложно порой бывает найти верный путь от души к душе! Вспомним знаменитое лермонтовское стихотворение, в котором речь идет о напускной взаимной холодности влюб­ленных:

^

С тоской глубокой и страстью безумно мятежной!

Но, как враги, избегали признанья и встречи,

И были пусты и хладны их краткие речи.

^

И милый образ во сне лишь порою видали.

Подобную ситуацию мы можем наблюдать в “Песни пес­ней” Шолома-Алейхема.Молодые люди скрывали любовь не только друг от друга, но и от себя тоже. А потом Шилик уехал. И потерял свое счастье, потерял навеки. Он вернулся, а Буза — невеста. Чья-то невеста, не его.

Обратите внимание

Хотя любила его и продолжает любить. И в итоге – вместо “романтического путешествия” по жизни -“разбитое сердце”. А что виной? То, что люди забывают эту вечную и прекрасную истину: “Любовью дорожить умейте”.

Неужели всего этого мало, чтобы доказать ее справедливость?

Источник: http://lit-yaz.ru/literatura/86500/index.html?page=42

Ссылка на основную публикацию