Краткая биография арагон

Луи Арагон

Луи Арагон — французский поэт и прозаик, член Гонкуровской академии; деятель Французской коммунистической партии, лауреат Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами» (1957). Луи Арагон родился 3 октября 1897 г. в Париже.

Он был внебрачным сыном Маргариты Тука, которая записала его как приёмного сына своей матери и отчима, политического деятеля Андриё. Впоследствии Луи выбрал себе псевдоним Арагон по названию испанской исторической области. С 1915 года учился на медицинском факультете в Париже. Участвовал в Первой мировой войне санитаром. В молодости был близок к кругу дадаистов и сюрреалистов.

В 1927 поэт вступил во Французскую коммунистическую партию и начал активно заниматься журналистикой. В августе 1932 Луи Арагон посетил СССР в составе интернациональной бригады писателей, изучавшей новостройки социалистического Урала, в том числе — города Магнитогорск, Челябинск и Кабаковск (ныне Серов).

Обратите внимание

Свои впечатления от поездки Арагон отразил в написанном по горячим следам цикле стихов «Ура, Урал!». В 1929 году женился на писательнице Эльзе Триоле (сестре Лили Брик), которой посвящал многие свои стихи. Во время Второй мировой войны Арагон участвовал в движении Сопротивления. В 1957 стал лауреатом Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами».

Редактировал газету «Les Lettres françaises». В последующие годы резко выступает против авторитаризма советского коммунизма. Осуждает процессы против писателей в СССР, в частности Дело Синявского и Даниэля в 1966 году. В 1968-м резко протестует против ввода войск в Чехословакию, лично обратился к Брежневу с требованием освободить кинорежиссера Сергея Параджанова.

Поэт скончался 24 декабря 1982 г. в Париже.

Произведения: сборник стихов «Фейерверк», повесть «Анисе», роман «Парижский крестьянин», «Трактат о стиле», повесть Лоно Ирены, поэма «Красный фронт», роман «Базельские колокола», роман «Богатые кварталы», роман «Путешественники на империале», сборник поэзии «Нож в сердце», сборник поэзии «Глаза Эльзы», сборник поэзии «Паноптикум», роман «Орельен» (Aurélien, 1944) роман «Гибель всерьез» (La Mise à mort, 1965) Исторический роман о Ста днях Наполеона «Страстная неделя» (La Semaine sainte, 1959) История СССР (Histoire de l’U.R.S.S.) роман «Анри Матисс» (Henri Matisse, 1971). Издания Луи Арагона на русском языке Этот раздел не завершён. Вы поможете проекту, исправив и дополнив его. Арагон Л. Собр. сочинений, т. 1—11, М., 1957—61. Арагон Л. Литература и искусство. Избранные статьи и речи, М., 1957, Арагон Л. Неоконченный роман. Эльза. Поэмы, М., 1960. Арагон Л. Лоно Ирены // Арагон Л., Батай Ж., Луис П., Жене Ж. Четыре шага в береду: Французская маргинальная проза первой половины ХХ в. М. Климовой и В.Кондратовича. Изд. 2-е, испр. Гуманитарный проект, 2002. — ISBN 5−93762−001−1 Литература Луи Арагон. Биобиблиографический указатель, 2 изд., М., 1956 Коган Р. Луи Арагон на пути к социалистическому реализму. Л., 1957.

Трущенко Е. Ф. Луи Арагон. Критико-биографический очерк. М.: Гослитиздат, 1958.

Исбах А. Луи Арагон. Жизнь и творчество. М.: Советский писатель, 1962. Козлова Н. Творчество Луи Арагона. М.: Детский мир, 1963. Балашова Т. Творчество Арагона. К проблеме реализма XX века. М.: «Наука» АН СССР, 1964. David Bosc, Ombre portée: notes sur Louis Aragon et ceux qui l’ont élu, éditions Sulliver, 1999. Pierre Daix, Aragon, éditions Taillandier, 2005. Интересные факты

После выезда Виктора Некрасова его жене и пасынку не разрешали выехать из СССР. В 1977 году поэту Луи Арагону на 80-летие ЦК КПСС решили наградить его орденом Дружбы народов. Виктор Некрасов попросил поэта помочь.

Когда французский поэт пришел в советское посольство он заявив послу Степану Васильевичу Червоненко, что при дальнейшем не разрешении выезда сына Некрасова, он, открыто откажется от ордена.

Угроза подействовала и Виктора Кондырева выпустили «Под нажимом мировой общественности».

Луи Арагон — французский поэт и прозаик, родился 3 октября 1897 г. в Париже. Луи был внебрачным ребёнком, поэтому мать записала его как приёмного сына своей матери, его бабушки. Начиная с 1915 года, он учится в медицинском университете в Париже. Вскоре началась война, и ему пришлось отправиться на фронт санитаром.

После окончания военных действий, в 1927 году Луи вступает во Французскую коммунистическую партию, берёт себе псевдоним Арагон (от названия области Испании) и начинает активно заниматься журналистикой. Спустя два года Арагон женится на известной французской писательнице Эльзе Триоле, которой в дальнейшем посвятит большинство своих произведений.

Важно

Во время рабочего визита в СССР в 1932 году по городам Урала (Магнитогорск, Челябинск, Кабаковск) он пишет цикл стихов «Ура, Урал!». С наступлением Второй мировой войны Луи Арагон уходит в подполье и участвует в движении сопротивления. В послевоенные годы продолжает работать журналистом и к 1957 году становится редактором газеты «Les Lettres françaises». В том же году стал лауреатом Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами». В 60-е годы ХХ века он резко критикует авторитаризм в советском союзе. Именно поэтому в 1968 году он высказался против ввода советских войск в Чехословакию и лично обратился к Брежневу с таким требованием, а также попросил освободить кинорежиссера Сергея Параджанова.

Примечательно, что в 1977 году Луи Арагон удостоился награды СССР в виде ордена Дружбы народов, что в свою очередь позволило ему помочь выехавшему из советского союза Виктору Некрасову. Дело в том, что жена и пасынок Некрасова не могли выехать из страны. Арагон же, воспользовавшись своим положение, пришёл в советское посольство и заявил, что откажется от ордена в случае, если им не разрешат выехать. Шантаж подействовал. Поэт скончался 24 декабря 1982 г. в Париже.

Источник: https://www.allsoch.ru/aragon/

Луи Арагон — краткая биография

Луи Арагон (урожденный Луи Мари Андриё) (1897-1982гг.)— французский поэт и прозаик, член Гонкуровской академии. Деятель Французской коммунистической партии, лауреат Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами» (1957). Супруг французской писательницы и переводчицы Эльзы Триоле.

Луи Мари Андриё родился 3 октября 1897 года в Париже. Был внебрачным сыном Маргариты Тука, записавшей его как приёмного сына своей матери и отчима — политического деятеля Андриё. Впоследствии выбрал себе псевдоним Арагон по названию испанской исторической области.

С 1915 года учился на медицинском факультете в Париже. Участвовал в Первой мировой войне санитаром. В 1919—1924 годах входил в парижскую группу дадаистов; в 1924 году вместе с Андре Бретоном и Филиппом Супо основал движение сюрреалистов.

В 1927 году вступил во Французскую коммунистическую партию и начал активно заниматься журналистикой. В августе 1932 года посетил СССР в составе интернациональной бригады писателей, изучавшей новостройки социалистического Урала, в том числе города Магнитогорск, Челябинск и Кабаковск (ныне Серов).

Свои впечатления от поездки отразил в написанном по горячим следам цикле стихов «Ура, Урал!».

27 февраля 1928 года женился на младшей сестре Лили Брик — французской писательнице и переводчице Эльзе Триоле, которой посвящал многие свои стихи.

Во время Второй мировой войны участвовал в движении Сопротивления.

В 1957 году стал лауреатом Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами». Популяризовал во Франции советскую литературу; редактировал газету «Les Lettres francaises» (1953—1972), выходившую при финансовой поддержке Французской коммунистической партии.

Совет

В последующие годы резко выступал против авторитаризма коммунистического режима в СССР. Осуждал судебные процессы против советских писателей, в частности Процесс Синявского и Даниэля (1966). В 1968 году резко протестовал против ввода советских войск в Чехословакию. Лично обратился к Л. И.

Брежневу с требованием освободить кинорежиссёра Сергея Параджанова.

После выезда на Запад Виктора Некрасова его жене и пасынку Виктору Кондыреву власти СССР не разрешали выехать из страны. Некрасов обратился за помощью к Арагону, которого советское руководство к 80-летию (1977) решило наградить орденом Дружбы народов.

Придя в советское посольство в Париже на вручение награды, Арагон заявил советскому послу С. В. Червоненко, что при дальнейшем удержании в СССР сына Некрасова он открыто откажется от ордена.

Угроза подействовала, и Виктора Кондырева выпустили «под нажимом мировой коммунистической общественности»

Умер Луи Арагон 24 декабря 1982 года в Париже.

27 марта 2012 года в Париже по адресу Набережная Бурбонов, 45 (Quai de Bourbon) на острове Святого Людовика была открыта площадь имени Луи Арагона.

Награды

• Орден Дружбы народов (03.11.1977)
• Орден Октябрьской Революции (02.10.1972)

Основные произведения

Луи Арагоном написано 11 романов, среди которых: «Парижский крестьянин»(1926), «Базельские колокола»(1934), «Путешественники на империале» (1941), «Гибель всерьёз» (1965), романы «Страстная неделя» (1959) и «Анри Матисс» (1971) переведены на русский язык; сборники стихов: «Фейерверк» (1920), «Ура, Урал!» (1932) «Нож в сердце» (1941), «Глаза Эльзы» (1942), «Паноптикум» (1943); поэма «Красный фронт» (1931).

Источник: http://www.wisdoms.one/biografiya_lui_aragon.html

Луи Арагон. Биография и обзор творчества

Луи Арагон. Биография и обзор творчества

1897-1982

Значительное место в литературе Сопротивления и послевоенной французской литературе занимает творчество Л. Арагона.

Луи Арагон родился в 1897 г. в Париже. Учился он в одном из парижских лицеев; получил специальность врача. В конце первой мировой войны Арагон был мобилизован. В годы войны он примыкал к дадаистам, затем вместе с Бретоном и Супо возглавлял журнал «Литература» и стал одним из виднейших представителей сюрреализма во Франции.

В первый период своего творчества Арагон опубликовал несколько сборников стихотворений («Огонь радости», 1920, «Вечное движение», 1924, «Великое веселье», 1929) и прозаических произведений («Анисе, или Панорама», 1921, «Парижский крестьянин», 1927, «Трактат о стиле», 1928, и др.).

Обратите внимание

Арагон был одним из тех, кто видел в сюрреализме бунт против буржуазного общества.

В «Трактате о стиле» самыми характерными чертами своей художественной манеры — в соответствии с принципами сюрреализма — Арагон признавал отсутствие какой бы то ни было композиционной стройности, несвязность частей произведений, отсутствие правил, в том числе и грамматических.

И действительно, ранние произведения Арагона'представляют цепь разрозненных картин, несвязных сценок, рассуждений автора на самые различные темы, просто отдельных фраз и инородных текстов (объявления из газет, реклама и пр.). В ранних стихах Арагона также нашло выражение восприятие «надреального» мира. Мечты и видения поэта-сюрреалиста выливаются в произвольные ассоциации.

В 1927 г. Арагон вступил в Коммунистическую партию Франции. В это время, однако, он еще оставался верен сюрреализму, -а разрыв с сюрреализмом стал очевидным лишь после первого посещения СССР в 1930 г.

К переломным 30-м годам относится большое количество статей, речей, рецензий Арагона. Следует отметить книгу «За социалистический реализм» (1935), составленную из выступлений Арагона в 1935 г., речь на Втором международном съезде писателей в 1937 г. и относящуюся к октябрю 1937 г. речь «Реализм социалистический и реализм французский».

То, что с ним в 30-е годы происходило, писатель называл переходом с буржуазных позиций на позиции пролетариата и связывал свою новую эстетическую программу с «ликвидацией социальной безграмотности, которой является индивидуализм». Арагон призвал интеллигенцию слить свои усилия с усилиями рабочего класса, которому принадлежит будущее и который наследует достижения человеческой культуры.

Арагон звал учиться у советских писателей, у Маяковского.

Уже в 30-е годы Арагон высказал верную мысль о возможности возникновения социалистического реализма в капиталистической Франции, считая основой его социалистическую идеологию' революционного пролетариата. Не менее важной была и мысль о том, что к искусству социалистического реализма в каждой стране идут своим национальным путем.

Поэт воспел великие революционные преобразования, совершаемые советским народом, строительство социализма в СССР. Стихи сборника «Ура, Урал!» острополемичны: Арагон насыщал поэзию «непоэтичным», с точки зрения буржуазного искусства, содержанием, убеждая, что это и есть материал и источник подлинной поэзии.

Наиболее значительны в творчестве Арагона 30-х годов первые романы цикла под общим названием «Реальный мир». В 30-е годы были написаны три книги цикла: «Базельские колокола» (1934), «Богатые кварталы» (1936), «Путешественники на империале» (1939).

Важно

Писатель стремился к созданию эпической картины реальной жизни; к постановке важных политических проблем. Он отмечал, что пытался отразить «глухой треск в старом здании» и свою мечту о будущем.

Такой замысел, новый для писателя принцип реалистической типизации ясно раскрывается в композиции первой книги цикла — романе «Базельские колокола».

Роман делится на четыре части, названные именами главных его героев:          «Диана», «Катерина», «Виктор» и

«Клара». Диана — типичная представительница циничной, растленной буржуазии, старого мира. Катерина — это, по замыслу писателя, человек, который пытается оторваться от класса буржуазии и найти путь к иным общественным группам. Виктор — рабочий-социалист. И наконец, Клара — Клара Цеткин, выдающийся деятель рабочего движения. О ней Ара-гон пишет с большой любовью.

Борьба прошлого и будущего определяет композицию романа, систему его основных образов, придает динамику и драматизм.

Художник пишет теперь и о циничных буржуа, совершенствуя свое сатирическое мастерство, и о новом мире революционного пролетариата, что требовало иных художественных средств. Арагон накапливал опыт художественного отражения социально-политической жизни, определяющей судьбы героев и их внутренний мир.

После вступления Франции в войну с Германией Арагон был мобилизован, принимал участие в боях, был награжден. После заключения перемирия он поселился на юге Франции, в зоне, которая не была вначале оккупирована.

В годы войны Арагон писал много стихотворений, поэмы и публицистические произведения, работал над рассказами, вошедшими в сборник «Рабство и величие французов» (1945), и очередным томом цикла «Реальный мир» — романом «Орельен» (1944).

В 1941 г. в Париже был опубликован сборник стихотворений «Рана в сердце», в 1942 г. в Швейцарии вышел второй сборник— «Глаза Эльзы».

Совет

В этих стихах звучал голос поэта-патриота, который говорил о тяжких испытаниях родины, поэтическое разрешение этой темы объединило в искусстве Арагона поэта-гражданина и лирического поэта, певца интимной жизни.

В этих сборниках, отразивших трагический момент истории Франции, обострено настроение смятения и отчаяния. Поэт говорит о любви к женщине как единственно светлом луче на мрачном фоне. Поэтическим образам недостает порой естественности, они подчас слишком зашифрованы и книжны.

Оба сборника сопровождались статьями Арагона относительно характера и задач поэзии.

В этих статьях было заявлено и теоретически подкреплено то обращение к национальным традициям, которое станет с этого времени' для Арагона обязательным условием реализма и новаторства 6 поэзии.

В статье «Рифма в 1940 году», помещенной в сборнике «Рана в сердце», Арагон выступил в защиту рифмы, против распада стиха, против широко распространившегося мнения, что исчезновение рифмы необходимо и закономерно.

После оккупации Франции гитлеровцами Арагон включился в движение Сопротивления. На юге Франции он стал одним из организаторов нелегальной антифашистской печати. В начале 1942 г.

Арагон написал брошюру «Свидетель мучеников», распространявшуюся подпольно. Это было свидетельство о преступлениях гитлеровцев, расстрелявших осенью 1941 г. группу французских заложников. В брошюре Арагона создан образ патриота.

Этот герой вскоре стал и героем поэтического творчества Арагона.

В 1943 г. в подпольном издательстве вышла поэма «Паноптикум». Автор сатирически заостряет черты коллаборационистов, Петэна и Лаваля, Гитлера и Муссолини, сооружая своеобразный паноптикум — музей уродливых фигур. Арагон подчеркивает их призрачность:   это мертвецы, чуждые и враждебные всему живому.

Обратите внимание

Сатирическая поэма Арагона возродила национальную традицию, традицию сатир Барбье и Гюго, Рембо и Потье. Примечательной чертой поэмы «Паноптикум» является ее наступательный тон, отсутствие пассивности, пессимизма.

Образ вооруженного, сражающегося народа, образ его лучших сынов и дочерей, патриотов, возникающий в заключении поэмы, — это облик тех общественных сил, с которыми сомкнулся сам поэт, изживая свою скорбь.

Сборник «Французская заря» (1945) — вершина патриотической поэзии Арагона. Здесь речь идет о заре нации, о светлом будущем, возникающем перед народом, перед родиной. Лирический герой стихотворений — активный участник борьбы, трибун.

Сборник — от предисловия до заключительного стихотворения «Поэт обращается к партии» — запечатлевает путь этого человека.

Он благодарит коммунистическую партию, которая разбудила в нем чувства патриота и тем самым вернула ему зрение и слух — сделала его новым человеком.

В сборнике «Французская заря» привлекает богатство поэтических форм, то многозвучие поэзии, которое обусловлено ее содержательностью, ее реалистическим характером. Здесь есть стихотворения, напоминающие о поэзии Аполлинера, например «Странная весна», с капризной, ломаной линией стиха.

Читайте также:  Краткая биография банабхатта

Наряду со стихотворениями, свободными по размеру, с самыми различными системами рифмовки, здесь немало примеров точных, четких ритмических структур. Торжественный александрийский стих — традиционный стих французской поэзии — соседствует, например, с легкой, воздушной строчкой песенки.

После второй мировой войны Арагон стал крупным общественным деятелем, председателем правления Национального комитета писателей, директором еженедельника «Леттр Франсез».

Важно

Арагон после 1945 г. — в то же время автор большого числа поэтических произведений. В 1948 г. вышел сборник «ВноВь рана в сердце», в 1954 г. — «Мои караваны и другие стихотворения», затем были созданы поэмы «Глаза и память» (1955), «Неоконченный роман» (1956) и «Эльза» (1959).

Центральным произведением первого сборника является цикл «Родина в опасности». Состоит цикл из пяти стихотворений. В первом из них Apiaron переносит читателя в недавнее прошлое, когда по земле Франции шагали оккупанты. Оно написано короткими строфами, сотканными из чеканных фраз, напоминающих речь трибуна.

Беспокойство звучит в этих стихах, похожих на тревожные звуки набатного колокола. Это же чувство возбуждает второе стихотворение цикла—«Война». Через девять его строф проходит слово «война».

Вокруг этого слова Арагон организует систему рифм, так что оно звучит настойчиво, тревожно, все время возвращая читателя к мысли об угрозе новой империалистической войны.

♦Глаза и память» — это поэма о настоящем и будущем человечества, связанная с наиболее волнующими людей проблемами современности, поэма о войне и мире. Первая из ее пятнадцати глав содержит мрачную картину уничтожения цивилизации атомной войной.

Составляющие ее семистишия пронизываются, как рефреном, однозвучной, перебивающей все нотой — двустишиями с повторением слова «уже», как бы констатирующего зловещее угасание жизни.

Последняя глава — «Песнь мира» — победное слово в честь торжествующего мира, в честь вечной, неодолимой жизни. Совершенно иной, легкий, песенный ритм, светлый тон, многозвучие стихов этой главы— резкий контраст с однотонной, мрачно звучащей первой.

Последние восемь строк поэмы, ее заключение — внушительный, мощный ритм александрийского стиха; поэт, говоря от имени всего живого, от имени самой жизни, тре-У бует положить конец войне.

Развитие поэмы от первой к последней главе — путь ее лирического героя к оптимизму. После предельно обобщенных философских глав, в которых, однако, постоянно звучал голос поэта, страдающего вместе с другими людьми и радующегося вместе с ними, — лирический герой поэмы вспоминает свой путь, поет славу женщине и любви. В главе «Народ» Арагон говорит о всесильном и скромном народе.

«Эльза» — лирическая поэма, посвященная жене поэта, Эльзе Триоле. В этом произведении нашла выражение важная сторона дарования Арагона — его лиризм, его внимание к теме любви.

Совет

Творческая зрелость Арагона ознаменовалась не только появлением и утверждением в его прозе и поэзии больших гражданских тем, но и созданием реалистической поэзии любви.

Бесспорной заслугой Арагона как писателя-коммуни-ста является то, что он традиции декадентского искусства, опошляющей любовь, противопоставил высокое понимание лдобви, высокое представление о женщине.

Таким пониманием любви одушевлена и поэма «Эльза». Это поэма-исповедь, поэма-признание. Ее автор обнаруживает удивительную изобретательность, изыскивая все новые и новые возможности для того, чтобы сказать о своей любви. КажДое стихотворение основано на каком-либо оттенке одного и того же чувства.

Разнообразие и динамика привносятся и виртуозной формой поэмы; размашистый стих сменяется ритмической прозой или мелодической песней. Резкие перебои ритма, переходы от одной части к другой возбуждают ощущение богатой гаммы чувств. Это придает поэме единство, целостность звучания, настроения. В послевоенные годы Арагоном написаны два больших романа.

С 1949 по 1951 г. печатался роман «Коммунисты», в 1958 г. — «Страстная неделя».

«Коммунисты» — крупнейшее произведение французского социалистического реализма — изображает Францию в период с февраля 1939 по июнь 1940 г.

; Арагон обнаруживает дар историка, способного рассказать о событиях, вовлекающих миллионы людей.

Стремление к воспроизведению жизни во всей полноте отражается в многоплановой композиции романа, во множестве параллельных или перекрещивающихся человеческих судеб, проводимых автором через полные драматизма события 1939—1940 гг.

Арагон убедительно показывает, что интересы страны защищает народ, коммунистическая партия, как ведущий отряд патриотических сил.

Образ коммуниста складывался, формировался в творчестве Арагона 30—40-х годов и стал в центре романа «Коммунисты». Арагон писал, что «в наше время национальный герой отождествляется с коммунистом*.

Коммунисты — это те, кто впереди, кто ведет вперед, кто честен, кто любит страну, кто способен по-настоящему ненавидеть буржуазию, торгующую Францией.

Обратите внимание

Именно так ставит теперь Арагон проблему «перехода» на новые позиции, к которой и в «Коммунистах» постоянно обращается.

Люди из разных слоев общества, проникаясь патриотическими и гуманными идеями, идут вперед и тем самым идут к компартии, становятся ее союзниками, а порой и членами (история адвоката Ватрена, полковника Авуана и др.).

Перед нами живые образы коммунистов, а не схематическое воплощение системы идей. Арагон говорит о сложности жизни, о сложности людей и их судеб, о том, что и такие далекие от политики люди, как Сесиль и Жан, в дни, когда каждому французу приходится определить свое отношение к стране, становятся рядом с коммунистами.

Арагон говорил, что «Коммунисты» — это роман о любви, не только о любви к родине, но и о любви мужчины и женщины. Только эта любовь тоже нуждается в победе народа. И здесь, как в «Базельских колоколах», внимание писателя приковано к образу женщины, к тем неограниченным возможностям, которые раскрываются перед женщиной, когда она осознает себя гражданином, борцом. Такова судьба Сесиль.

Арагон — мастер языка. Свободная, живая, богатая интонациями речь характерца для его прозы. Писатель легко переходит от авторского повествования к речи героя. Как и многие другие современные писатели, он широко использует внутренние монологи, несобственно-прямую речь.

Это очень оживляет повествование, делает его эмоциональным, гибким, помогает подвижному и детальному воспроизведению внутреннего мира героя.

При этом писатель обильно насыщает язык (как авторский, так и речи персонажей) разговорной лексикой, не останавливаясь перед отклонением от литературной нормы.

Выдающееся достижение Арагона — это создание эпоса, органически соединяющего повествование о судьбе нации, об исторических событиях с рассказом о частной жизни людей.

Важно

Арагон выводит героя на простор больших общественных дел, видит в нем творца истории, возвращает человеку его полноценность и силу.

Герои Арагона любят, страдают, они могут в чем-то сомневаться, чего-то не понимать, но они уже познали силу человека и его возможности, их не сломить: они коммунисты.

В «Страстной неделе», как и в «Коммунистах», Арагон стремится к объективному ^полному, всестороннему отражению жизни. Это роман писателя-исследователя: перед читателем встает Франция 1815 г.

, целая эпоха, раскрытая в своем существе и с неповторимыми деталями бытия различных классов.

Арагон снова избирает переломный момент в жизни страны, когда с особенным драматизмом перед каждым французом встают вопросы общенационального значения и судьба человека тесно сплетается с судьбой народа.

Наполеон высадился во Франции и движется к Парижу. Король и его приближенные бегут к северным границам страны, покидают Францию. Кого предпочесть? С кем идти далее? Такой вопрос задают себе французы, и в их числе главный герой романа, знаменитый художник Теодор Жерико.

Королевский мушкетер, он по долгу службы сопровождает двор в его паническом бегстве. Но он не хочет служить королю, ему чужд реваншизм и паразитизм королевской власти. Однако он далек и ot Наполеона, так как для него с именем этого человека связана диктатура и война. Жерико растерян, влекомый потоком событий.

Арагон воспроизводит в романе атмосферу перепутья, исторического поворота. Вводя множество персонажей, различных по своему положению и по реакции на происходящее, Арагон позволяет увидеть образ взволнованной, мятущейся Франции.

Правда, в еще большей степени, чем в «Коммунистах», роман перенасыщен образами и эпизодами, не находящими завершенного воплощения.

Совет

Арагон сохраняет и здесь свою манеру повествования, строит этот роман как гигантский «монолог», копирующий процесс мышления героев и самого автора, и достигает этим чрезвычайного оживления, приближает далекое прошлое.

Герой романа Жерико открывает для себя Францию, когда обнаруживает тех, ранее Неизвестных ему людей, которые глубоко взволнованы судьбой страны, а не судьбой королей и императоров. Жерико начинает думать о других людях, ощущать глубокий смысл во всем происходящем. Художник остается во Франции и решает отдать народу свое искусство.

Источник: http://www.winstein.org/publ/25-1-0-1067

Луи Арагон и Эльза Триоле — история любви и преданности

Эльзе Триоле, как и ее сестре Лиле Ерик, жизнь подарила роман с большим поэтом. Но история любви у Эльзы вышла совсем иная, нежели у Лили …

В романе «Zoo» Виктора Шкловского, который с молодости был безнадежно влюблен в Эльзу, есть одно письмо. Оно заканчивается такими словами; «Я не роковая женщина, я — Аля, розовая и пухлая». (Алей он называет там Элю.) Эльза и вправду была склонна к полноте и до старости лицо имела мягкое и округлое. И роковой женщиной стать у нее не получилось, хотя она пыталась.

Девочка, понятно, Элла, тогда ее звали так, это потом она немного изменила имя. Поэта она, семнадцатилетняя, встретила за год до империалистической войны в одном дружеском доме, он, одетый в черную бархатную блузу, ходил по комнате и читал стихи. Поэт произвел на нее впечатление целиком, со своими стихами, «как явление природы, как гроза».

Поэт в нее влюбился. Она же, как сама писала об этом полжизни спустя, относилась к нему «ласково И равнодушно», а к тому, что он приходит в их дом ради нее, — спокойно. И даже его желтую кофту и дерзкое поведение, которое всех изумляло, воспринимала почти как само собой разумеющееся, а о выступлениях футуристов и скандалах, которые их сопровождали, она не знала.

Элла вообще не отличалась бурным темпераментом, но поэт — а речь, конечно, о Маяковском — влюбился бурно. Мать Эллы пыталась отвадить от семнадцатилетней дочери странного друга, а тут еще тяжело заболел отец, и приехавшая из Петрограда старшая, уже замужняя сестра Лиля сказала младшей, что мама из-за этой дружбы плачет.

Все, Элла попросила поэта больше к ним не приходить, но, когда переехали на дачу в Малаховку, он нашел ее и там. Звал на свидание, обычно она приходила с теткой, но в тот вечер явилась одна. Пошли вместе к их даче, он, огромной тенью, — на расстоянии от нее, читая стихи и рассекая воздух ладонью.

«К тому, что Володя постоянно пишет стихи, про себя или голосом, — вспоминала Эльза, — я привыкла … Я не обращала никакого внимания на то, что он поэт. И внезапно в тот вечер меня как будто разбудили … » Маяковский читал «Облако в штанах», и со строчки про звезды, которые зажигают, началась «сознательная дружба» Эллы сэтим красивым, громким, нежным гигантом.

Маяковский большей частью жил тогда, уже в 15-M году, В Петрограде. и, когда после похорон отца Элла приехала к сестре, повела ее в гости к поэту. Лиле его стихи понравились сразу и «безвозвратно».

«Маяковский безвозвратно полюбил Лилю». А Элле осталась только дружба и страхи за «Володю»; она уже тогда боялась, что он, живший на разрыв, покончит с собой.

(Через пару лет он совершит такую попытку, к счастью, неудачную).

Обратите внимание

Она вообще была из понимающих. Однажды к Роману Якобсону, будущему лингвисту с мировым именем, а тогда приятелю Эллы, которому она только что отказала на предложение стать его женой, приехала барышня.

Собиралась погостить дней пять, а уехала через день. Лиля спросила, почему, и Роман ответил; «Нельзя же пять суток непрерывно целоваться». — «А ты бы разговаривал».

— «Ах, Лиля, разговаривать мне интересно только с тобой и с Эллой».

Кто только не сватался к младшей, Шкловский, например, признавался, что висит на подножке ее жизни, а она осторожно писала Володе, что одинока, что у нее всегда так — кого она любит, тот не любит ее. И, робко жалуясь, что «уже отчаялась в возможности, что будет по-другому», тут же заметала следы; « … но это совершенно не важно».

Любовный переворот, случившийся с Володей, был ей — нет, не обиден, — скорее, грустен. Но Володя, перестав быть возлюбленным, оказался для нее чем-то огромным и страшно родным и в то же время отдельным, тем, чем нельзя обладать и повелевать. Из этого Элла, можно сказать, извлекла такой урок; поэта нельзя «запихать, как шапку в рукав», даже если он сам туда просится.

Шкловский, кстати, высказал ей, своей «золотой рыбке с веснушками», все в том же романе, которому дал второе название «Письма не о любви», такое: «Ты никогда не будешь права передо мной, потому что не имеешь ни мастерства, ни любви …». Что касается любви, она любила, по-своему, только не Шкловского.

… К тому времени, когда разворачивался этот очередной не-роман в жизни Эльзы — а других у нее пока не было, — то есть к 23-му году она уже успела из-за того, что разразилась революция, не выйти замуж за Василия Каменского (еще с одним поэтом тоже ничего не получилось) и, наоборот, побывать замужем за Андре Триоле, служившим во Французской военной миссии в России. Триоле, как «любовь», был ей нужен не больше Шкловского, но именно с этим французом, богачом, бонвиваном и донжуаном в одном флаконе, она могла выскользнуть из ужасов революции.

Она уехапа из России вместе с матерью и только через год кружным путем, через Скандинавию и Лондон, попала в Пари ж, а оттуда с Андре … на Таити, где он собирался заняться сельским хозяйством. Из затеи ничего не вышло, Триоле оказался тот еще Манилов, поэтому вернулись во Францию.

«Андрей, как полагается французскому мужу, меня шпыняет, что я ему носки не штопаю, бифштексы не жарю и что беспорядок, — писала Эльза сестре. — Пришлось превратиться в примерную хозяйку, и теперь «у меня чистота, у меня порядок».

Во всех прочих делах, абсолютно во всех — у меня свобода полная, но т.к. жизнь моя здесь только налаживается, то как да что будет, я еще не знаю». Совершеннейшая проза, к тому же выяснилось, что ничего, кроме «сладкой жизни», Триоле не любит.

Пришлось его бросить, он не противился и отстегнул Эльзе хорошую сумму на жизнь.

В Париж, где она поселилась в отеле «Истрия» на Монпарнасе, стал наезжать Маяковский: советская власть приоткрыла границы. Поселился в том же отеле и, когда не писал, гулял со «свояченицей» по городу, забредал в магазины, где покупал одежду, обувь, вообще вещи себе и Липе с Бриком, И В кафе, где сиживал с поэтами и художниками, которые моментально стали от него без ума.

Важно

Всей компанией, когда не рисовапи и не писали стихи, шатались по городу, забредали на ярмарку, которая круглый год переезжала из одного района Парижа в другой, гудели и громыхали. Эльза везде переводила «Волсдечке», безъязыкому, и «свояк» предупреждал всех, что говорит только на

Читайте также:  Краткая биография гуань

Источник: https://personallife.ru/love-story/lui-aragon-i-elza-triole-istoriya-lyubvi/

Краткое содержание «Страстная неделя» Арагон

Actionteaser.ru — тизерная реклама

Действие происходит с 19 по 26 марта 1815 г. во Франции, в течение последней перед Пасхой недели, в католическом календаре именуемой страстной. В основе романа лежат исторические события, связанные с возвращением Наполеона Бонапарта в Париж, бежавшего с острова Эльбы, где он находился в изгнании.

Главным персонажем этого многопланового романа-эпопеи является молодой художник Теодор Жерико. В 1811 г. его отец, Жорж Жерико, с согласия сына, ненавидящего войну, нанял вместо него на службу в армии Наполеона рекрута. И несколько лет Теодор спокойно занимался живописью. Однако в 1815 г.

он вдруг определяется в серые мушкетеры короля Людовика XVIII и таким образом включается в драматические события, охватившие Францию.

В казарме королевских войск на окраине Парижа рано утром получен приказ прибыть в столицу на Марсово поле, где днем король хочет провести смотр.

Какое решение примет король — защищать Лувр и Париж по разработанному плану или уходить из столицы, поскольку Бонапарт очень быстро и практически беспрепятственно подходит к городу? Все обсуждают известие об измене «верного» маршала Нея, посланного королем преградить Бонапарту дорогу на Париж и перешедшего на сторону императора. Теодор Жерико задает себе и еще один вопрос — а что произойдет лично с ним, если и дальше генералы будут изменять королю, а королевские войска с обозами и оружием будут присоединяться к армии Наполеона? Может, бросить все, отсидеться в огромном доме отца, опять заняться живописью?.. Однако после кратковременного отдыха в своем парижском доме, несмотря на усталость, сомнения, дождь и слякоть, Теодор все-таки вовремя приезжает на своем любимом коне Трико к месту сбора.

Между тем время идет, а король не появляется. Слухи о предательствах, о бегстве аристократов, о Бонапарте, находящемся на подступах к Парижу, о нерешительности короля будоражат умы французов. Военным ничего не сообщают, но они вдруг видят карету короля. На большой скорости она удаляется от Лувра.

Значит, монарх удирает, но куда, в каком направлении? Потом вдруг карета останавливается, король приказывает войскам вернуться в казармы, а сам возвращается в Лувр. В городе оживление, в некоторых кварталах завсегдатаи кафе уже пьют за здоровье Наполеона.

Совет

Ходить по городу в форме королевского мушкетера опасно, но ведь не спать же в такую ночь?! Теодор заходит в кафе и своей формой чуть не провоцирует драку. К счастью, его старый знакомый Дьедонне, оказавшийся там, узнает Теодора и все улаживает.

Дьедонне возвращается к императору, но он не забыл и Теодора, которого знает с детства и которому служил моделью для одной из картин. Бродя по Парижу, Жерико встречает и других знакомых. В голове его царит такая же неразбериха, как и во всем городе. Мысли сменяют друг друга. Думы о прошлом, настоящем и будущем родины чередуются с мыслями о живописи.

Что лучше для Франции — король, Бонапарт или Республика? Почему он, художник Теодор Жерико, не бежит сейчас же в свою мастерскую? Ведь все, что он видел днем и видит сейчас, — это яркий свет в Лувре, где принимают посла Испании, и чернота ночи — все так и просится на полотно. Сейчас он мог бы работать не хуже своего любимого Караваджо.

Однако ноги несут его не домой, а к друзьям-мушкетерам, которые вместе с другими войсками покидают Париж и, вслед за уже выехавшим посреди ночи королем и его эскортом, отступают на север страны.

Но куда именно, по какому маршруту — никто не знает, даже племянник короля, герцог Беррийский, задержавшийся ненадолго у своей возлюбленной Виржини, родившей ему на днях сына. Король назначил маршала Мезона главнокомандующим, но и тот не может ничего организовать — генералы поступают, как сами считают нужным.

Неизвестно, где находится штаб, но известно, что 19 марта вечером весь его состав появился в канцелярии, потребовал себе жалованье и исчез. Не успели королевские войска отойти от Парижа, как часть их уже повернула назад: в Сен-Дени генерал Эксельманс, перешедший на сторону Бонапарта, переманил их.

Преданные королю части 20 марта в непогоду и непролазную грязь добрались до города Бовэ, откуда только что уехал король и его свита. Но куда? В Кале, а потом в Англию? Можно только догадываться. А что суждено им — будет ли здесь дан бой, или отступление продолжится? Жители Бовэ побаиваются возвращения Бонапарта.

Ведь тогда опять начнутся рекрутские сборы, кровавая дань войне, а их город и так уже почти полностью разрушен. Да и производство пострадает, кому тогда будет нужен их текстиль?

Actionteaser.ru — тизерная реклама

Обратите внимание

В Бовэ Жерико остановился на ночлег в доме вдовы-бакалейщицы Дюран. Ее дочь, шестнадцатилетняя Дениза, рассказала Теодору, что год назад у них квартировал молодой офицер Альфонс де Пра, который читал ей свои стихи и замечательно описывал Италию.

Позднее Теодор узнал, что это был Ламартин. А в эту же ночь, на рассвете, супрефекту города привезли известие о том, что император Бонапарт торжественно водворился в парижском Лувре.

В Бовэ военачальники и прибывшие туда утром принцы не могут скрыть своей растерянности: войска к городу еще полностью не подтянулись, а генерал Эксельманс, отправившийся их догонять, может вот-вот навязать бой.

Значит, нужно, не жалея казенных денег, купить лошадей, как можно скорее дойти до порта Дьепп и отплыть в Англию, даже не имея на то прямых указаний короля, который по-прежнему не дает о себе знать.

В числе посланных за лошадьми находится и Жерико. Разговор с хозяином табуна непрост, но мушкетерам все же удается, благодаря своей напористости, купить лучших лошадей. Среди коней выделяется один, черной масти с белым пятном на задней ноге. С такими «белоножками» надо быть осторожным, уж очень они норовисты.

Этого коня-красавца Жерико отдает Другу Марку-Антуану, который на пути к Бовэ лишился своего любимого коня. Но подарок оказывается роковым: через два дня конь, испугавшись неожиданного выстрела, понес нового хозяина, не сумевшего высвободить ногу из стремени.

Всадника в тяжелом состоянии оставляют на попечение бедной крестьянской семьи, и дальнейшая его судьба остается неясной.

При въезде в город Пуа Теодору пришлось заехать в кузницу, чтобы подковать своего Трико. Ночевать он остается у кузнеца Мюллера, к которому приехали двое мужчин — старик Жубер и молодой возница Бернар. Мюллер женат на Софи, к которой питают нежные чувства Бернар и помощник кузнеца Фирмен.

Важно

За ужином острый взгляд Теодора уловил признаки разыгрывающейся в этом доме драмы. Фирмен ненавидит Бернара, чувствуя, что Софи тайно увлечена этим регулярно появляющимся у кузнеца гостем. Фирмен терпеливо ждет подходящего момента, чтобы разделаться с соперником.

В полночь Фирмен входит в комнату к Теодору и зовет его пойти с ним вслед за Бернаром и Жубером на тайную сходку заговорщиков. Фирмен надеется, что королевский мушкетер Жерико, услышав антикоролевские речи заговорщиков, донесет на Бернара, и таким образом он освободится от ненавистного соперника.

На поляне возле кладбища собралось человек двадцать. Они взволнованно обсуждают причины бедственного положения народа, винят в этом прежде всего аристократов и короля, ругают Бонапарта за бесконечные войны и разорения. Сколько людей, столько и мнений.

Теодору, спрятавшемуся за деревом, кажется, что он в театре и смотрит какую-то незнакомую драму. Оказывается, цена на хлеб может кого-то волновать и даже беспокоить, какие-то расчетные книжки вызывают проклятья у рабочих, и эти же рабочие с надеждой говорят о каких-то «рабочих союзах».

Одни из них утверждают, что народ никому больше не должен верить, другие доказывают, что Бонапарт может быть таким, каким его сделает народ, если народ даст ему правильное направление, а сам объединится. Жерико чувствует, что в нем самом что-то меняется. Эта волна человеческих страстей увлекает его и приносит ему чисто физическую боль.

Он попал сюда нечаянно, но теперь он будет всегда на стороне этих людей, о которых раньше практически ничего не знал. И когда Фирмен назойливо просит Теодора, чтобы тот вернулся в город и все рассказал королевским властям, которые арестуют бунтовщиков, Теодор в бешенстве отшвыривает Фирмена и бьет его по лицу.

Вести о кавалерии Эксельманса гонят принцев и графов за Ла-Манш, но Теодор Жерико и не мыслит об эмиграции. В Пуа слово «родина» обогатилось для него новым смыслом, теперь он не мог бы расстаться с Францией, покинуть нуждающихся и страдающих людей.

Но король спешит покинуть Францию: во-первых, нельзя попадаться в руки Бонапарту, а во-вторых, сейчас опасны даже родственники, мечтающие завладеть его короной.

Совет

Людовик XVIII хочет их всех перехитрить — через какое-то время вернуться с союзниками и обезопасить себя от всех претендентов. Тем временем среди солдат короля распространяются слухи, что в Лилле гвардия может соединиться с иностранными армиями, стоящими на границе.

Значит, герцог Орлеанский, два дня назад заверивший войско, что король никогда не обратится за помощью к иностранцам и не позовет их на французскую землю, лгал.

В армии зреет бунт. Перед некоторыми генералами эта проблема встает с такой же остротой. Например, маршал Макдональд открыто заявляет королю, что границу не перейдет. Настал момент выбора: верность королю или верность родине.

А сам король, так и не доехав до порта на Ла-Манше, решил поскорее перейти франко-бельгийскую границу в Менено. На площадях французских городов уже вместо «Да здравствует король!» повсюду кричат «Да здравствует император!», и в страстную пятницу идут в собор на литургию.

Но Теодору не до религиозных обрядов: он еще не нашел для себя ответа, на чью сторону встать. Уже понятно, что не на сторону короля, запятнавшего себя позором измены. Но чем лучше Бонапарт? Ведь это он как-то сказал, что не хочет быть императором черни.

Ему все равно, что народ умирает с голоду, а армия и бесчисленная полиция держат его в страхе. А может быть, прав тот молодой оратор, который призывал роялистов и республиканцев сплотиться против тирана-императора? Во всем этом еще предстоит разобраться.

А сейчас Теодору Жерико, уже побывавшему у пределов возможного, в этот час пасхальной заутрени хочется просто жить, писать картины, всматриваться в лица людей, любить их. Он хочет стать настоящим живописцем мира, который его окружает.

Actionteaser.ru — тизерная реклама

Источник: https://sochineniya-na5.ru/kratkoe-soderzhanie-strastnaya-nedelya-aragon/

Луи Арагон

У этого термина существуют и другие значения, см. Арагон (значения).

Луи́ Араго́н (фр. Louis Aragon, урождённый Луи́-Мари́ Андриё, фр.

 Louis-Marie Andrieux; 3 октября 1897, Париж, Франция — 24 декабря 1982, там же) — французский поэт и прозаик, член Гонкуровской академии.

Деятель Французской коммунистической партии, лауреат Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами» (1957). Муж французской писательницы и переводчицы Эльзы Триоле.

Содержание

Биография

Был внебрачным сыном Маргариты Тука́, записавшей его как приёмного сына своей матери и отчима — политического деятеля Андриё. Впоследствии выбрал себе псевдоним Арагон по названию испанской исторической области. С 1915 года учился на медицинском факультете в Париже.

Участвовал в Первой мировой войне санитаром. В 1919—1924 годах входил в парижскую группу дадаистов; в 1924 году вместе с Андре Бретоном и Филиппом Супо основал движение сюрреалистов. В 1927 году вступил во Французскую коммунистическую партию и начал активно заниматься журналистикой.

В августе 1932 года посетил СССР в составе интернациональной бригады писателей, изучавшей новостройки социалистического Урала, в том числе города Магнитогорск, Челябинск и Кабаковск (ныне Серов).

Обратите внимание

Свои впечатления от поездки отразил в написанном по горячим следам цикле стихов «Ура, Урал!».

27 февраля 1939 года женился на младшей сестре Лили Брик — французской писательнице и переводчице Эльзе Триоле, которой посвящал многие свои стихи.

Во время Второй мировой войны участвовал в движении Сопротивления.

В 1957 году стал лауреатом Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами». Популяризовал во Франции советскую литературу; редактировал газету Les Lettres françaises (1953—1972), выходившую при финансовой поддержке Французской коммунистической партии.

В последующие годы резко выступал против авторитаризма коммунистического режима в СССР. Осуждал судебные процессы против советских писателей, в частности Процесс Синявского и Даниэля (1966). В 1968 году резко протестовал против ввода советских войск в Чехословакию. Лично обратился к Л. И.

 Брежневу с требованием освободить кинорежиссёра Сергея Параджанова.

27 марта 2012 года в Париже по адресу Набережная Бурбонов, 45 (Quai de Bourbon) на острове Святого Людовика была открыта площадь имени Луи Арагона.

Факты

  • После выезда на Запад Виктора Некрасова его жене и пасынку Виктору Кондыреву власти СССР не разрешали выехать из страны. Некрасов обратился за помощью к Арагону, которого советское руководство к 80-летию (1977) решило наградить орденом Дружбы народов. Придя в советское посольство в Париже на вручение награды, Арагон заявил советскому послу С. В. Червоненко, что при дальнейшем удержании в СССР сына Некрасова он открыто откажется от ордена. Угроза подействовала, и Виктора Кондырева выпустили «под нажимом мировой общественности».

Источник: http://aforizmu.net/biography/Lui%20Aragon

Луи Арагон

Луи Арагон родился 3 октября 1897 г. в Париже. Он был внебрачным сыном Маргариты Тука, которая записала его как приёмного сына своей матери и отчима, политического деятеля Андриё. Впоследствии Луи выбрал себе псевдоним Арагон по названию испанской исторической области.

С 1915 года учился на медицинском факультете в Париже. Участвовал в Первой мировой войне санитаром.

В 1919 — 1924 годах входил в парижскую группу дадаистов, в 1924 году вместе с Андре Бретоном и Филиппом Супо основал движение сюрреалистов.

Важно

В 1927 году поэт вступил во Французскую коммунистическую партию и начал активно заниматься журналистикой.

В августе 1932 Луи Арагон посетил СССР в составе интернациональной бригады писателей, изучавшей новостройки социалистического Урала, в том числе — города Магнитогорск, Челябинск и Кабаковск (ныне Серов). Свои впечатления от поездки Арагон отразил в написанном по горячим следам цикле стихов «Ура, Урал!».

В 1929 году женился на писательнице Эльзе Триоле (сестре Лили Брик), которой посвящал многие свои стихи.

Во время Второй мировой войны Арагон участвовал в движении Сопротивления.

В 1957 стал лауреатом Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами». Редактировал газету «Les Lettres fran?aises». В последующие годы резко выступает против авторитаризма советского коммунизма.

Осуждает процессы против писателей в СССР, в частности Процесс Синявского и Даниэля в 1966 году.

В 1968-м резко протестует против ввода войск в Чехословакию, лично обратился к Брежневу с требованием освободить кинорежиссёра Сергея Параджанова.

Поэт скончался 24 декабря 1982 г. в Париже.

27 марта 2012 года в Париже по адресу набережная Бурбонов 45(quai de Bourbon) на острове Святого Людовика была открыта площадь имени Луи Арагона.

Произведения

  • сборник стихов «Фейерверк» (Feu de joie, 1920),
  • повесть «Анисе» (Anicet ou le panorama, 1921)
  • роман «Парижский крестьянин» (Le Paysan de Paris, 1926)
  • «Трактат о стиле» (Trait? du style, 1928)
  • поэма «Красный фронт» (Front rouge, 1931) — вызвала судебные преследования
  • роман «Базельские колокола» (Les Cloches de B?le, 1934)
  • роман «Богатые кварталы» (Les Beaux Quartiers, 1936)
  • роман «Путешественники на империале» (Les Voyageurs de l’Imp?riale, 1941)
  • сборник поэзии «Нож в сердце» (Le Cr?ve-c?ur, 1941)
  • сборник поэзии «Глаза Эльзы» (Les Yeux d’Elsa, 1942)
  • сборник поэзии «Паноптикум» (Le Mus?e Gr?vin, 1943)
  • роман «Орельен» (Aur?lien, 1944)
  • роман «Гибель всерьез» (La Mise ? mort, 1965)
  • Исторический роман о Ста днях Наполеона «Страстная неделя» (La Semaine sainte, 1959)
  • История СССР (Histoire de l’U.R.S.S.)
  • роман «Анри Матисс» (Henri Matisse, 1971).
Читайте также:  Краткая биография страпарола

Издания Луи Арагона на русском языке

  • Арагон Л. Собр. сочинений, т. 1—11, М., 1957—61.
  • Арагон Л. Литература и искусство. Избранные статьи и речи, М., 1957,
  • Арагон Л. Неоконченный роман. Эльза. Поэмы, М., 1960.
  • Арагон Л. Лоно Ирены // Арагон Л., Батай Ж., Луис П., Жене Ж. Четыре шага в береду: Французская маргинальная проза первой половины ХХ в. [:сб.] / Перев., сост. и предисл. М.Климовой и В.Кондратовича. Изд. 2-е, испр. СПб.: Гуманитарный проект, 2002. — ISBN 5-93762-001-1

Источник: http://people-archive.ru/character/lui-aragon

Последний безумец века: 5 знаменитых стихотворений Луи Арагона

Жизнь писателя многогранна и противоречива: в молодости бунтарь-дадаист и сюрреалист, любитель парижской светской жизни, друг Андре Бретона и Поля Элюара, затем ушедший в завзятые коммунисты, пропагандист, друг СССР, борец за торжество социалистического реализма; в старости – печальный и разочаровавшийся в советском режиме защитник диссидентов и опальных советских писателей. Это всё о нём. Окружённый непониманием современников за рьяные коммунистические взгляды, но, тем не менее, признанный деятель французской культуры – Луи Арагон.

Внебрачный сын политического деятеля и молодой гризетки, маленький Луи появился на свет 3 октября 1897 года в Париже. Префект полиции Луи Андриё, беспокоясь о сохранности своего законного буржуазного брака, придумал для сына фамилию Арагано, в честь испанской исторической земли Арагон.

Мальчик был записан, как сын родителей Маргариты Тука, своей матери, которая стала его «сестрой». В 1917 году Луи, студент второго курса медицинского факультета, отправился санитаром на поля I мировой войны. Незадолго до этого, приёмная мать открыла юноше тайну его рождения.

Совет

Впечатлённый молодой человек, личная драма которого усилилась жестокими картинами войны, начал писать на фронте первые стихи.

Вернувшись с войны, молодой поэт взял псевдоним «Арагон», влился в творческие круги Парижа и стал одной из самых видных фигур авангардных течений в искусстве: дадаизма, а затем сюрреализма. Вместе с молодыми бунтарями он осуждал буржуазное общество и господствовавшие в нём устои.

Это находило отражение в его первых сборниках — сборнике стихов «Фейерверк» (1920), повести «Анисе» (1921), романе «Приключения Телемака» (1922), романе «Парижский крестьянин» (1926), «Трактате о стиле» (1928).

Неизвестно, какая судьба ожидала бы молодого сюрреалиста в дальнейшем, но в 1928 году произошла встреча, изменившая всю его последующую жизнь, его политические и литературные взгляды.

В то время Арагон, расстроенный разрывом со своей подругой, парижской издательницей Нэнси Кунар, отправился в одно из кафе на Монпарнасе и встретил там молодую писательницу Эльзу Триоле, младшую сестру той самой Лили Брик.

На долгие годы, вплоть до самой своей смерти, Эльза стала музой, любовью и другом Арагона. Под её влиянием поэт вступил во Французскую коммунистическую партию и начал активно заниматься журналистикой.

В 1930 году пара отправилась в СССР, где сестра Эльзы, Лиля Брик, познакомила Арагона с главным советским поэтом тех лет – Владимиром Маяковским. Муж Лили, Осип Брик, чекист со стажем, свёл своих парижских родственников с многими советскими коммунистическими деятелями.

В 1932 году Арагон в составе интернациональной бригады писателей отправился изучать новостройки социалистического Урала, чему посвятил пламенный цикл стихов «Ура, Урал!». В 1934 году Арагон принял участие в Первом съезде советских писателей, а в 1935-м выпустил сборник статей «За социалистический реализм».

Обратите внимание

Последующие годы поэт неизменно стоял на коммунистических позициях и высказал свои симпатии к Советскому Союзу. Во время Второй мировой войны он активно участвовал в движении Сопротивления.

Многочисленные произведения Арагона тех лет – поэма «Красный фронт» (1931), романы «Базельские колокола» (1934), «Богатые кварталы» (1936), «Пассажиры империала» (1941) – написаны в духе соцреализма. В 1957 году Арагон стал лауреатом Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами». Он занимался популяризацией во Франции советской литературы, редактировал коммунистическую газету «Леттр Франсез».

Со временем поэт всё больше разочаровывался в авторитаризме советского режима.

Большое осуждение вызвали процессы против советских писателей середины 60-х годов, в частности Процесс Синявского и Даниэля, арест режиссёра Сергея Параджанова, а затем ввод войск в Чехословакию.

Многих писателей и деятелей Арагон пытался «отстоять» лично, в противном случае грозясь публичным отречением от своих многочисленных советских орденов.

К счастью или нет, но к концу своей литературной и жизненной деятельности, Луи Арагон, хоть и сохраняя верность партии, отказался от коммунистической риторики. В его произведениях вновь зазвучали ценные литературные, лишённые всякого пропагандизма, мелодии и слова. Вновь вернулись словотворчество, образность.

Роман «Гибель всерьез» (1965), стихотворные сборники «Нож в сердце» (1941), «Глаза Эльзы» (1942) и другие некоммунистические произведения – жемчужины его творчества. Написанная в 70-е годы серия прекрасных портретов в прозе таких великих людей, как Стендаль, Рембо, Гюго, Роллан, Матисс – одно из самых высоко оценённых самим писателей его творений.

Некую эволюцию взглядов и стиля пережила и супруга писателя Эльза Триоле. Она ушла из жизни в 1970 году, Арагон пережил её на 12 лет, скончавшись в 85 лет.

В последние годы жизни разочарованный коммунист пытался утешить свою ностальгию по разбитым надеждам, ушедшему энтузиазму и любви. Незадолго до смерти он написал такие горькие слова: «Я на пороге жизни и смерти с потупленным взором и с пустыми руками стою…».

Важно

Но мы вспомним другие, полные внутренней силы и оптимизма предсмертные строки «последнего поэтического безумца века», как называли его современники:

Здесь на земле одной
С людьми соседи мы —
И мы должны любить,
Как никогда — любить

Творчество Луи Арагона – прекрасное подтверждение постоянной жажды любить и призыва к читателям руководствоваться тем же. «Вечерняя Москва» предлагает вашему вниманию подборку известных стихотворений выдающегося поэта.

ГЛАЗА ЭЛЬЗЫ (1941)

В глубинах глаз твоих, где я блаженство пью,
Все миллиарды звёзд купаются, как в море.
Там обретало смерть безвыходное горе.
Там память навсегда я затерял свою.

Вот словно стая птиц закрыла небеса, И меркнет океан.
Но тень ушла — и снова
Глаза твои синей простора голубого
Над спелым золотом пшеницы иль овса.
Расчистится лазурь, померкшая в тумане,
Но всё ж синей небес, омывшихся грозой,
Твои глаза, мой друг, блестящие слезой.
Стекло всегда синей в разломе иль на грани,

О свет увлажненный, о мать семи скорбей,
Ты призму пронизал семью мечами цвета.
Когда рассвет в слезах, день плачется с рассвета,
При чёрной чашечке цветок всегда синей.

Две бездны синих глаз, два озера печали,
Где чудо явлено — пришествие волхвов,
Когда в волнении, увидев дом Христов,
Они Марии плащ над яслями узнали.

Довольно уст одних, когда пришла весна,
Чтоб все слова сказать, все песни спеть любимой,
Но мало звездам плыть во мгле неизмеримой,
Нужна им глаз твоих бездонных глубина.

Совет

Ребёнок, широко раскрыв глаза, дивится,
Когда он узнает прекрасного черты,
Но если делаешь глаза большие ты,
Не могут и цветы под ливнем так раскрыться,

А если молния в лаванде их блеснёт,
Где празднуют любовь мильоны насекомых,
Я вдруг теряю путь среди светил знакомых,
Как погибающий в июле мореход.

Но радий я извлёк из недр породы мёртвой,
Но пальцы я обжёг, коснувшись невзначай.
Сто раз потерянный и возвращённый рай,
Вся Индия моя, моя Голконда — взор твой.

Но если мир сметёт кровавая гроза
И люди вновь зажгут костры в потёмках синих,
Мне будет маяком сиять в морских пустынях
Твой, Эльза, яркий взор, твои, мой друг, глаза.

(Перевод Вильгельма Левика)

НОЧЬ ИЗГНАНИЯ (1941)

Что изгнаннику, если цвета на экране
Неверны, — он Париж узнаёт всё равно,
Пусть он в призраки, в духов не верит давно —
Слышу, скажет он, скрипок игру в котловане.

Тот блуждающий, скажет он вам, огонёк —
Это Опера. Если б в глазах воспалённых
Унести эти кровли и плющ на балконах,
Изумруды, чей блеск в непогодах поблёк!

Мне знакома, он скажет, и эта скульптура,
И плясуньи, и дева, что бьёт в тамбурин,
И на лицах — мерцанье подводных глубин.
Как спросонья, глаза протирает он хмуро.

Вижу чудища в свете неоновых лун,
Ощущаю под пальцами бледность металлов,
И рыданьям моим среди слёз и опалов
Вторят в Опере стоны раструбов и струн.

Обратите внимание

Предвечерий парижских ты помнишь ли час?
Эти розы и странные мальвы на скверах,
Домино, точно призраки в сумерках серых,
Каждый вечер менявшие платья для нас,

Помнишь ночи, — как сердца тоску превозмочь? —
Ночи в блесках, как чёрные очи голубки.
Что осталось нам? Тени? Сокровища хрупкие?
Лишь теперь мы узнали, как сладостна ночь.

Тем, кто любит, прибежище дарит она,
И с фиалковым небом парижского мая
Шли не раз твои губы в пари, дорогая.
Ночи цвета влюблённости! Ночи без сна!

За тебя все алмазы сдавал небосвод.
Сердце ставил я на кон. Над тёмным бульваром
Фейерверк расцветал многоцветным пожаром —
К звёздам неба летящий с земли звездомёт.

Плутовали и звёзды, как помнится мне.
В подворотнях стояли влюблённые пары,
Шаг мечтателей гулкий будил тротуары,
Ёрник-ветер мечты развевал в тишине.

Беспредельность объятий заполнив собой,
Мы любили, и в ночь твоих глаз не глядели
Золотые глаза непогасшей панели.
Освещала ты, полночь, своей белизной.

Есть ли там першероны? В предутренней рани
Овощные тележки, как прежде, скрипят
И на брюкве развозчики синие спят?
Так же лошади скачут в марлийском тумане?

И на крюк Сент-Этьен поддевает ларьки,
И сверкают бидоны молочниц лукавых,
И, распяв неких монстров, на тушах кровавых
Укрепляют кокарды, как встарь, мясники?

Важно

Не молчит ли, кляня свой печальный удел,
С той поры, как любовь удалилась в затворы,
Граммофон возле нашего дома, который
За пять су нам французские песенки пел?

В тот потерянный рай возвратимся ли мы,
В Лувр, на площадь Согласия, в мир тот огромный?
Эти ночи ты помнишь средь Ночи бездомной,
Ночи, вставшей из сердца, безутренней тьмы?

(Перевод Вильгельма Левика)

ПАСТОРАЛИ (1942)

Маркиз там ездит на мотоциклетке,
Там под бебе рядится старый кот.
Сопляк там ходит в дамской вуалетке
И, трам-пам-пам, пожарник помпы жжёт.

Гниют па свалке там слова святые,
Слова пустые подняты на щит.
Там бродят ножки дочерей Марии,
И там спина эстрадницы блестит.

Там есть ручные тачки и повозки,
Автомобилей там невпроворот.
Суют во всё свой нос там недоноски,
А трус иль плут во сто карат идёт.

Видальщины, скажу я без обиды,
Навидишься у этих берегов!
Девиц невидных, потерявших виды,
Бандитов видных, с виду добряков,

Самоубийц, кидающихся в воду,
Тузов без карт, под видом правды ложь,
И жизнь идёт там через пень колоду,
И ценности не ценятся ни в грош.

(Перевод Вильгельма Левика)

СЧАСТЛИВОЙ НЕТ ЛЮБВИ (1942)

Ни в чём не властен человек. Ни в силе,
Ни в слабости своей, ни в сердце. И когда
Открыл объятья он, — за ним стоит беда,
Прижал к своей груди — и губит навсегда.
Мучительный разлад над ним раскинул крылья.
Счастливой нет любви.

Совет

Что жизнь его? Солдат, оружия лишённый,
Которого к судьбе готовили иной;
К чему же по утрам вставать, когда пустой
Ждёт вечер впереди, пронизанный тоской?
И это жизнь моя. Не надо слёз и стонов.
Счастливой нет любви.

Любовь моя и боль, о боль моей печали!
Как птица раненая, в сердце ты моём.
Под взглядами людей с тобою мы идём.
Слова, что я сплетал, что повторял потом
Во имя глаз твоих, покорно умирали.
Счастливой нет любви.

Нет, поздно, поздно нам учиться жить сначала.
Пусть в унисон сердца скорбят в вечерний час.
Нужны страдания, чтоб песня родилась,
И сожаления, когда пожар угас,
Нужны рыдания напевам под гитару.
Счастливой нет любви.

Нет на земле любви, не знающей страданий,
Нет на земле любви, чтоб мук не принесла,
Нет на земле любви, чтоб скорбью не жила,
И к родине любовь не меньше мне дала,
Чем ты. И нет любви без плача и рыданий.
Счастливой нет любви, но в нас она живёт,
И мы с тобой любить не перестанем.

(Перевод Михаила Кудинова)

20:34 23 декабря 2013

Francoise Hardy — Il n'y a pas d'amour heureux (песня также известна в исполнении Жоржа Брассенса)

ЛЮБОВНИКИ В РАЗЛУКЕ (1942)

Как двух глухонемых трагический язык
В гремящей темноте, в сумятице вокзалов —
Прощанье любящих, их молчаливый крик
В безмолвной белизне зимы и арсеналов.
И если к облакам лучи надежд летят
Средь баккара ночей, — их огненные руки,
Коснувшись птиц стальных, испуганно дрожат.
Не соловей — поверь, Ромео, полный муки, —
Не жаворонок вам устроил в небе ад.

В сугробах мир поблек, обмяк.
Вдруг замерли деревья, зданья,
Бесцветные, как воздух, как
Бесцветное воспоминанье,
Когда пришло — но в нём рвалось
Из строчек чувств больших дыханье —
Письмо, печальное до слёз,
Письмо, печальное до слёз.

Зима похожа на разлуку,
Зимой кристаллы льда поют,
И холод вин рождает скуку,
И звуки медленно текут,
Овладевают мной, и плещут,
И, как часы, все бьют и бьют,
И стрелки времени скрежещут,
И стрелки времени скрежещут.

Жена, мой луч и мой родник,
Зачем в письме такая горечь,
Ведь я люблю, зачем же крик, —
Так судно, тонущее в море,
Зовёт и мучит дальний зов,
Который ветры на просторе
Глушат шуршаньем рифм и строф,
Шуршаньем всех своих грехов.

Обратите внимание

Моя любовь, теперь у нас
Осталась только слов помада,
В них по колена день увяз,
Похожий на преддверье ада.
Опять воскрес мечты росток
У башен Жевра, в недрах сада,
Где для меня играл рожок,
Где для тебя играл рожок.

Я сделаю из слов бесценные букеты —
Такие в дар кладут к подножию мадонн —
И подарю тебе прозрачность анемон,
Вероник синеву, сирень и первоцветы,
И пену нежную на ветках миндаля —
На майских ярмарках они чуть розовеют, —
И чаши ландышей — за ними мы в поля
Пойдём, когда… Но тут слова в цвету немеют,
От ветра этого ссыхается земля,
Цветы теряют цвет, фиалки глаз тускнеют.
Но буду для тебя я петь, пока волной
Стучится в сердце кровь и наполняет вены.
«Всё это тру-ля-ля», — мне скажут, но смиренно
Я верю: радугой над светлою вселенной
Взойдут слова, что я, простой, обыкновенный,
Твердил тебе, и ты одна поймёшь, — нетленны
Лишь потому любовь и солнце над землёй,
Что осенью, когда весна была мечтой,
Я это тру-ля-ля спел, как никто другой.

(Перевод Эльги Линецкой)

Источник: https://vm.ru/news/228583.html

Ссылка на основную публикацию