Краткая биография довлатов

Биография Сергея Довлатова и его творчество

Довлатов родился 3 сентября 1941 года в городе Уфе, куда его семья была эвакуирована в начале Великой отечественной войны. Его мать по-национальности была армянкой, а отец — евреем, родители принадлежали к творческой интеллигенции довоенного Ленинграда (мать работала актрисой, отец — режиссером). В 1944 году семья вернулась в северную столицу.

На протяжении всей своей жизни Довлатов пытался найти профессию, которая могла бы быть его призванием. Большую часть своей жизни он прожил в Ленинграде.

Здесь он обучался в Ленинградском государственом университетете на финском отделении филологического факультета, но был отчислен.

Обратите внимание

Затем писатель был призван на военную службу, которую проходил в системе исправительно-трудовых лагерей на севере Коми АССР, а затем под Ленинградом. Этот мир показал для писателя еще одну сторону жизни, которую он позже изобразил в своей повести «Зона».

После демобилизации Сергей поступил на факультет журналистики. Учебу молодой человек совмещал с работой корреспондентом в газете. В этот период он начинает писать свои первые рассказы.

Довлатов вошел в ленинградскую группу писателей «Горожане» и некоторое время работал личным секретарем у писательницы Веры Пановой.

Свой богатейший опыт он описал в своих произведениях «Компромис» и «Заповедник» («Пушкинские холмы»).

Однако ничего не вышло из его многочисленных попыток опубликовать свои книги в Советском Союзе. Противники писателя не могли простить его сильные чувства по отношению ко всему, что было абсурдно в жизни.

Его персонажи были странными во многих отношениях, но у них была индивидуальность. Писатель не смотрел на них сверху вниз, вместо этого кажется, что он наблюдал за ними, избегая каких-либо категориальных выводов.

Его произведения были насыщены юмором, иронией, любовью и состраданием.

В 1976 году рассказы Сергея Довлатова были опубликованы в трех западных журналах Time, US и Continent. По этой причине он был исключен из Союза журналистов. Писатель воспринял эту новость с ироническим спокойствием.

После долгих размышлений он принял мучительное решение эмигрировать. В 1978 году он покинул Советский Союз. Он жил в Нью-Йорке, где публиковал либеральную газету The New American и работал на радио «Свобода».

Он жил, трудился и слушал джаз, который он обожал.

Важно

Одним из его лучших романов, написанных в Соединенных Штатах, является «Иностранка», в котором Довлатов живо изображает свою среду, обычно называемую русской эмиграцией «третьей волны». Он очень хорошо знал отношения, конфликты и проблемы его персонажей.

Жизнь Сергея Довлатова в Соединенных Штатах не была легкой и беззаботной. Но у него была возможность писать то, что он хотел, не думая о последствиях. И он использовал эту возможность в полной мере.

За двенадцать лет, которые он прожил в США, Довлатов добился огромного успеха. Он издал двенадцать книг на русском языке, которые с тех пор были переведены на 29 языков.

Сергей Донатович Довлатов умер в 1990 году, всего за год до распада СССР.

Источник: https://www.kakprosto.ru/kak-957079-biografiya-sergeya-dovlatova-i-ego-tvorchestvo-

Сергей Довлатов — биография, личная жизнь, фото

Сергей Довлатов – советский и американский писатель, прозаик и журналист. В советское время Довлатов был диссидентом, однако на сегодняшний день его произведения рекомендованы Министерством образования и науки РФ к самостоятельному прочтению школьниками.

В биографии Довлатова было множество взлетов и падений, о которых мы более подробно расскажем в данной статье.

Итак, перед вами краткая биография Сергея Довлатова.

Биография Довлатова

Сергей Донатович Довлатов родился 3 сентября 1941 г. в Уфе. Его отец, Донат Мечик, работал режиссером в театре, а мать, Лора Сергеевна, была актрисой.

После окончания Второй мировой войны семейство Довлатовых переехало в Ленинград.

Детство и юность

С самого детства Сергей был любознательным мальчиком с развитой фантазией. Его самым любимым предметом в школе являлась литература, в связи с чем он стал сочинять стихи еще в начальных классах.

Когда Довлатову исполнилось 11 лет, его стихотворения были напечатаны в «Ленинских искрах». Интересен факт, что одно из своих произведений будущий диссидент посвятил Иосифу Сталину.

После школы Довлатов учился в Ленинградском государственном университете на отделении филологического факультета.

В этот период биографии ему особенно нравилось творчество Эрнеста Хемингуэя. Отучившись в университете менее 3 лет, Довлатов был отчислен из него за неуспеваемость.

Затем Довлатов был призван в ряды советской армии, где он стал охранником колонии расположенной в Республике Коми.

Служба очень серьезно повлияла на становление его личности, а также позволила собрать множество интересного материала.

Вернувшись из армии, Сергей Довлатов успешно сдал экзамены в тот же университет (с которого его отчислили) на факультет журналистики.

Совет

Окончив его, он начал работать журналистом в ленинградском издании «За кадры верфям». В данный период биографии он познакомился с начинающими прозаиками из литературного общества «Горожане».

Затем Довлатов работал во многих других газетах и журналах, продолжая писать разные произведения. Однако он не мог их нигде опубликовать, так как они шли вразрез с советской идеологией.

Спустя какое-то время Сергей Донатович переезжает в Эстонию, где также продолжает работать в разных издательствах. Кроме этого он успевает поработать экскурсоводом в музее-заповеднике Александра Пушкина.

В середине 70-х Довлатов возвратился домой. Вскоре ему удалось опубликовать в журнале «Костер» один из своих рассказов. Интересно, что в этом издании также печатались Булат Окуджава и Иосиф Бродский.

Поскольку многие произведения Довлатов не мог публиковать на родине, прозаик печатал их за рубежом. Когда об этом факте узнали в КГБ, за Сергеем Довлатовым началась слежка, которая будет продолжаться до конца его жизни.

В связи с этими событиями биографии, в 1978 г. журналист решает эмигрировать в США.

Прилетев в Нью-Йорк, он начал работать на радио, а также стал редактором газеты «Новый американец». В скором времени Довлатов становится популярным литератором. Несмотря на это он очень скучает по России вообще и Ленинграду в частности.

Произведения Довлатова

Поскольку Сергей Довлатов считался инакомыслящим писателем, он не мог печататься в большинстве издательств СССР.

В связи с этим ему приходилось публиковать произведения в самиздате и в разных эмигрантских журналах.

Со временем давление на него со стороны властей усилилось. По приказу КГБ его книга «Пять углов» была уничтожена.

Обратите внимание

Только по прибытию в США Довлатову удалось реализоваться в качестве писателя. Многие американские издательства печатали его рассказы и романы на английском и русском языках.

Интересен факт, что с Довлатовым стремились сотрудничать такие авторитетные журналы, как «Partisan Review» и «The New Yorker».

В скором времени из-под пера Довлатова выходит повесть «Иностранка», в которой он описывает события своей биографии. После этого он опубликовал сборники рассказов «Чемодан» и «Наши», а затем и сборник новелл «Компромисс».

Произведения Довлатова получали все большую популярность не только в США, но и в Европе. Советские граждане имели возможность познакомиться с творчеством прозаика благодаря его творческой программе на Радио «Свобода».

Личная жизнь

Многие считают, что в биографии Сергея Довлатова было множество женщин, однако это не совсем так. На самом деле он был достаточно закрытым человеком.

Его первой женой была Ася Пекуровская, с которой он прожил 8 лет. Интересно, что сразу после развода у них родилась девочка Мария.

Второй супругой Довлатова стала Елена Ритман, отличавшаяся твердым характером. Многие биографы писателя считают, что именно этой женщине он обязан своей популярностью.

У них родилась девочка Екатерина, однако со временем их чувства начали остывать, в результате чего Елена ушла от мужа и уехала в Америку.

Через несколько лет Сергей Довлатов начал сожительствовать с Тамарой Зибуновой, родившей ему дочь Александру. Тем не менее, и эта связь оказалась недолгой.

В 1978 г. в биографии Довлатова произошло много перемен, в результате чего он понял, что может быть посажен за решетку, как инакомыслящий.

Довлатов с сыном Николасом

Важно

В связи с этим он в срочном порядке улетает обратно в Нью-Йорк к Елене Ритман, где повторно на ней женится. Вскоре у супругов родился долгожданный мальчик Николай (Николас).

Елена являлась настоящим другом и помощником для мужа. Она редактировала его рукописи, а также занималась вопросами, связанными с публикацией его произведений.

Смерть

Достоверно известно, что на протяжении своей непростой жизни Сергей Довлатов страдал алкоголизмом. И хотя он много раз пытался покончить с этой привычкой, у него ничего не получалось.

В этом плане Довлатов был очень похож с Владимиром Высоцким, который тоже всю жизнь страдал от алкогольной зависимости.

Здесь стоит заметить, что Довлатов и Высоцкий, несмотря на похожее положение в Советском Союзе, не были знакомы.

Это кажется странным, ведь оба работали над словом, были почти ровесниками (Высоцкий на 3 года старше), оба не имели официального признания, – однако их судьбы так и не пересеклись.

Сергей Донатович Довлатов умер 24 августа 1990 года в Нью-Йорке, в возрасте 48 лет. Причиной его смерти стала сердечная недостаточность. Похоронили писателя на кладбище Маунт-Хеброн.

Фото Довлатова

Несмотря на то, что Сергей Довлатов жил во второй половине 20 века, фото хорошего качества с его изображением не так уж и много. Ниже можете посмотреть самые популярные фото Довлатова.

Сергей Довлатов с другом Иосифом Бродским

Одна из самых известных цитат Довлатова

Если вам понравилась краткая биография Довлатова – поделитесь ею в социальных сетях. Если же вам нравятся биографии великих людей вообще, и интересные истории из их жизни в частности – подписывайтесь на сайт InteresnyeFakty.org. С нами всегда интересно!

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Источник: https://interesnyefakty.org/sergey-dovlatov/

Сергей Довлатов – биография писателя, фото, личная жизнь

Довлатов Сергей Донатович – талантливый писатель и известный советский журналист. В своих произведениях ставил сверхзадачу – пытался, чтобы все слова во всех предложениях начинались с разных букв.

Прекрасный стиль и отсутствие метафор позволяет с легкостью переводить произведения писателя на любой язык.

Большинство произведений Довлатова переведено на многие языки и пользуется заслуженной популярностью во всем мире. Будущий писатель родился в типичной советской интернациональной семье. Отец Сергея (еврей по национальности) — Мечик Донат Исаакович, работал режиссером-постановщиком в театре.

Мать писателя Довлатова Нора Сергеевна (армянка по происхождению) являлась литературным корректором.

Во время войны семья Довлатовых была эвакуирована из Ленинграда в Уфу. В доме для сотрудников НКВД семья провела все 3 года эвакуации. После возвращения в Ленинград Донат Мечик покинул семью и его дальнейшее общение с сыном ограничилось перепиской.

Совет

Сергей рос спокойным ребенком. Будучи заметно выше и сильнее своих сверстников, никогда не слыл драчуном, наоборот, его часто обижали одноклассники.

В школе Сережа учился посредственно. Учителя отзывались о нем, как о мечтателе, который все время витает в облаках.

Закончив школу в 1959 году, Довлатов поступает на факультет финского языка и литературы Ленинградского государственного университета им. Жданова. За постоянные пропуски лекций, игнорирование требований преподавателей Сергея отчислили из университета со второго курса. В 1962 году, Довлатова призывают в армию, где он прослужил до 1965 года.

Отслужив в армии, Довлатов поступает на факультет журналистики ЛГУ. Материальная необеспеченность вынуждает Сергея совмещать учебу с работой. Журналистская деятельность Довлатова начинается с работы в одной из ленинградских многотиражек. Постепенно Довлатов заводит знакомства среди литераторов и журналистов.

Писательница Вера Панова пригласила начинающего писателя к себе на работу личным секретарем. В 1972 году Довлатов переезжает в Таллин и начинает работать корреспондентом в местной газете «Советская Эстония». Затем была работа в газете «Вечерний Таллин». Одновременно с этим посылал рецензии в журналы «Нева» и «Звезда».

Таллинский период жизни знаменателен попыткой напечатать в издательстве «Ээсти Раамат» сборник «Городские рассказы», но по приказу из КГБ Эстонской ССР, набор книги был уничтожен. В 1975 году Довлатов вернулся в Ленинград. Стал работать в журнале «Костёр», а затем и экскурсоводом в Михайловском (Пушкинский заповедник).

Несколько раз пытался опубликовать свои рассказы, но журналы отказывались их печатать. Произведения писателя стали появляться в Самиздате и эмигрантских журналах. Это стало причиной исключения из Союза журналистов СССР. Постоянные преследования, материальные затруднения, невозможность легально печатать свои произведения подтолкнули Довлатова к эмиграции.

Вслед за своей женой Еленой и дочерью Екатериной писатель в 1978 году выезжает сначала в столицу Австрии, а затем перебирается в Нью-Йорк.

Читайте также:  Краткая биография теккерей

В Нью-Йорке в 1980 году он возглавил газету «Новый американец», выходившую на русском языке, и одновременно работал на радиостанции «Свобода». В Америке у Довлатова началась совершенно иная жизнь.

Если на родине писатель так и не смог опубликовать ни одной книги, то в Америке книги его прозы издавались одна за другой.

К середине 1980-х годов Довлатов стал популярным в США писателем, его произведения печатаются в таких популярных журналах как «Партизан Ревью» и «The New Yorker». За годы, проведенные в эмиграции, в США и Европе увидело свет двенадцать книг Довлатова.

Личная жизнь писателя была непростой, а отношения с женщинами довольно запутанными. Его считали неисправимым донжуаном. Был официально женат два раза — на Асе Пекуровской (1960–1968) и Елене Довлатовой (1969–1971). Один раз состоял в гражданском браке с Тамарой Зибуновой (1975–1978). Интересно, что первая дочь писателя — Катя родилась в 1966 г.

от второй супруги, а вторая — Маша – через 4 года — от первой. Еще через пять лет гражданская жена подарила ему третью дочку — Александру. Уже в эмиграции, в 1984 г. и от второй жены — Елены родился последний ребенок — сын Коля (Николас Доули). Со своей первой супругой Пекуровской Асей, он познакомился, когда был студентом.

Обратите внимание

Можно сказать, что она была первой настоящей любовью писателя. В 1960 году они официально зарегистрировали свой брак. Второй любимой женщиной Довлатова стала Елена Довлатова. С ней он познакомился в 1965 году, а в 1966 у них уже родилась дочь Екатерина. И только спустя два года, в 1968 году Сергей развелся с Асей. В 1969 году Елена и Сергей Довлатовы поженились.

Но до конца жизни Довлатов так и не смог определить, какую из этих двух совершенно разных женщин он любит больше. О себе и своих детях Сергей Довлатов грустно писал, что его дети неохотно говорят по-русски, а он неохотно говорит по-английски. В августе 1990 года писатель скончался от инфаркта миокарда. Последний покой он нашел на еврейском кладбище «Маунт Хеброн» в Нью-Йорке, в его армянской части.

В 1995 году в родном городе Довлатова Санкт-Петербурге учредили литературную премию его имени. Присуждают ее либо петербургскому литератору за лучший рассказ, либо за лучший рассказ, который был напечатан в Санкт-Петербурге.

Обнаружив ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter Поделитесь с друзьями и получите подарок

Источник: https://uznayvse.ru/znamenitosti/biografiya-sergey-dovlatov.html

Краткая биография Довлатов С. Д

ДОВЛАТОВ, СЕРГЕЙ ДОНАТОВИЧ (наст. фамилия — Мечик) (1941-1990), родился 3 сентября 1941 в Уфе — известный прозаик, журналист, яркий представитель третьей волны русской эмиграции, один из наиболее читаемых современных русских писателей во всем мире. С 1944 жил в Ленинграде. Был отчислен со второго курса Ленинградского университета.

Оказавшись в армии, служил охранником в лагерях Коми АССР. После возвращения из армии работал корреспондентом в многотиражной газете Ленинградского кораблестроительного института «За кадры верфям», затем выехал в Эстонию, где сотрудничал в газетах «Советская Эстония», «Вечерний Таллинн». Писал рецензии для журналов «Нева» и «Звезда». Произведения Довлатова-прозаика не издавались в СССР.

В 1978 эмигрировал в Вену, затем переехал в США. Стал одним из создателей русскоязычной газеты «Новый американец», тираж которой достигал 11 тысяч экземпляров, с 1980 по 1982 был ее главным редактором. В Америке проза Довлатова получила широкое признание, публиковалась в известнейших американских газетах и журналах. Он стал вторым после В.

Набокова русским писателем, печатавшимся в журнале «Нью-Йоркер». Через пять дней после смерти Довлатова в России была сдана в набор его книга Заповедник, ставшая первым значительным произведения писателя, изданным на родине.

Основные произведения Довлатова: Зона (1964-1982), Невидимая книга (1978), Соло на ундервуде: Записные книжки (1980), Компромисс (1981), Заповедник (1983), Наши (1983), Марш одиноких (1985), Ремесло (1985), Чемодан (1986), Иностранка (1986), Не только Бродский (1988).

В основе всех произведений Довлатова — факты и события из биографии писателя. Зона — записки лагерного надзирателя, которым Довлатов служил в армии. Компромисс — история эстонского периода жизни Довлатова, его впечатления от работы журналистом.

Заповедник — претворенный в горькое и ироничное повествование опыт работы экскурсоводом в Пушкинских Горах. Наши — семейный эпос Довлатовых. Чемодан — книга о вывезенном за границу житейском скарбе, воспоминания о ленинградской юности. Ремесло — заметки «литературного неудачника».

Важно

Однако книги Довлатова не документальны, созданный в них жанр писатель называл «псевдодокументалистикой». Цель Довлатова не документальность, а «ощущение реальности», узнаваемости описанных ситуаций в творчески созданном выразительном «документе».

В своих новеллах Довлатов точно передает стиль жизни и мироощущение поколения 60-х годов, атмосферу богемных собраний на ленинградских и московских кухнях, абсурд советской действительности, мытарства русских эмигрантов в Америке.

Свою позицию в литературе Довлатов определял как позицию рассказчика, избегая называть себя писателем: «Рассказчик говорит о том, как живут люди. Прозаик — о том, как должны жить люди. Писатель — о том, ради чего живут люди».

Становясь рассказчиком, Довлатов порывает с обиходной традицией, уклоняется от решения нравственно-этических задач, обязательных для русского литератора. В одном из своих интервью он говорит: «Подобно философии, русская литература брала на себя интеллектуальную трактовку окружающего мира…

И, подобно религии, она брала на себя духовное, нравственное воспитание народа. Мне же всегда в литературе импонировало то, что является непосредственно литературой, т. е. некоторое количество текста, который повергает нас либо в печаль, либо вызывает ощущение радости».

Попытка навязать слову идейную функцию, по Довлатову, оборачивается тем, что «слова громоздятся неосязаемые, как тень от пустой бутылки». Для автора драгоценен сам процесс рассказывания — удовольствие от «некоторого количества текста».

Отсюда декларируемое Довлатовым предпочтение литературы американской литературе русской, Фолкнера и Хемингуэя — Достоевскому и Толстому. Опираясь на традицию американской литературы, Довлатов объединял свои новеллы в циклы, в которых каждая отдельно взятая история, включаясь в целое, оставалась самостоятельной. Циклы могли дополняться, видоизменяться, расширяться, приобретать новые оттенки.

Нравственный смысл своих произведений Довлатов видел в восстановлении нормы. «Я пытаюсь вызвать у читателя ощущение нормы.

Совет

Одним из серьезных ощущений, связанных с нашим временем, стало ощущение надвигающегося абсурда, когда безумие становится более или менее нормальным явлением», — говорил Довлатов в интервью американскому исследователю русской литературы Джону Глэду. «Я шел и думал — мир охвачен безумием.

Безумие становится нормой. Норма вызывает ощущение чуда», — писал он в Заповеднике. Изображая в своих произведениях случайное, произвольное и нелепое, Довлатов касался абсурдных ситуаций не из любви к абсурду.

При всей нелепости окружающей действительности герой Довлатова не утрачивает чувства нормального, естественного, гармоничного. Писатель проделывает путь от усложненных крайностей, противоречий к однозначной простоте. «Моя сознательная жизнь была дорогой к вершинам банальности, — пишет он в Зоне.

— Ценой огромных жертв я понял то, что мне внушали с детства. Тысячу раз я слышал: главное в браке — общность духовных интересов. Тысячу раз отвечал: путь к добродетели лежит через уродство. Понадобилось двадцать лет, чтобы усвоить внушаемую мне банальность. Чтобы сделать шаг от парадокса к трюизму».

Стремлением «восстановить норму» порожден стиль и язык Довлатова. Довлатов — писатель-минималист, мастер сверхкороткой формы: рассказа, бытовой зарисовки, анекдота, афоризма. Стилю Довлатова присущ лаконизм, внимание к художественной детали, живая разговорная интонация.

Характеры героев, как правило, раскрываются в виртуозно построенных диалогах, которые в прозе Довлатова преобладают над драматическими коллизиями. Довлатов любил повторять: «Сложное в литературе доступнее простого».

В Зоне, Заповеднике, Чемодане автор пытается вернуть слову утраченное им содержание. Ясность, простота довлатовского высказывания — плод громадного мастерства, тщательной словесной выделки.

Кропотливая работа Довлатова над каждой, на первый взгляд банальной, фразой позволила эссеистам и критикам П. Вайлю и А. Генису назвать его «трубадуром отточенной банальности».

Позиция рассказчика вела Довлатова и к уходу от оценочности. Обладая беспощадным зрением, Довлатов избегал выносить приговор своим героям, давать этическую оценку человеческим поступкам и отношениям. В художественном мире Довлатова охранник и заключенный, злодей и праведник уравнены в правах.

Обратите внимание

Зло в художественной системе писателя порождено общим трагическим течением жизни, ходом вещей: «Зло определяется конъюнктурой, спросом, функцией его носителя. Кроме того, фактором случайности. Неудачным стечением обстоятельств. И даже — плохим эстетическим вкусом» (Зона).

Главная эмоция рассказчика — снисходительность: «По отношению к друзьям мною владели сарказм, любовь и жалость. Но в первую очередь — любовь», — пишет он в Ремесле.

В писательской манере Довлатова абсурдное и смешное, трагическое и комическое, ирония и юмор тесно переплетены. По словам литературоведа А. Арьева, художественная мысль Довлатова — «рассказать, как странно живут люди — то печально смеясь, то смешно печалясь».

В первой книге — сборнике рассказов Зона — Довлатов разворачивал впечатляющую картину мира, охваченного жестокостью, абсурдом и насилием. «Мир, в который я попал, был ужасен. В этом мире дрались заточенными рашпилями, ели собак, покрывали лица татуировкой и насиловали коз. В этом мире убивали за пачку чая».

Зона — записки тюремного надзирателя Алиханова, но, говоря о лагере, Довлатов порывает с лагерной темой, изображая «не зону и зеков, а жизнь и людей». Зона писалась тогда (1964), когда только что были опубликованы Колымские рассказы Шаламова и Один день Ивана Денисовича Солженицына, однако Довлатов избежал соблазна эксплуатировать экзотический жизненный материал.

Акцент у Довлатова сделан не на воспроизведении чудовищных подробностей армейского и зековского быта, а на выявлении обычных жизненных пропорций добра и зла, горя и радости. Зона — модель мира, государства, человеческих отношений. В замкнутом пространстве усть-вымского лагпункта сгущаются, концентрируются обычные для человека и жизни в целом парадоксы и противоречия.

В художественном мире Довлатова надзиратель — такая же жертва обстоятельств, как и заключенный. В противовес идейным моделям «каторжник-страдалец, охранник-злодей», «полицейский-герой, преступник-исчадие ада» Довлатов вычерчивал единую, уравнивающую шкалу: «По обе стороны запретки расстилался единый и бездушный мир. Мы говорили на одном приблатненном языке.

Распевали одинаковые сентиментальные песни. Претерпевали одни и те же лишения… Мы были очень похожи и даже — взаимозаменяемы. Почти любой заключенный годился на роль охранника. Почти любой надзиратель заслуживал тюрьмы». В другой книге Довлатова — Заповедник — всевозрастающий абсурд подчеркнут символической многоплановостью названия.

Важно

Пушкинский заповедник, в который главный герой Алиханов приезжает на заработки, — клетка для гения, эпицентр фальши, заповедник человеческих нравов, изолированная от остального мира «зона культурных людей», Мекка ссыльного поэта, ныне возведенного в кумиры и удостоившегося мемориала.

Прототипом Алиханова в Заповеднике был избран Иосиф Бродский, пытавшийся получить в Михайловском место библиотекаря. В то же время, Алиханов — это и бывший надзиратель из Зоны, и сам Довлатов, переживающий мучительный кризис, и — в более широком смысле — всякий опальный талант. Своеобразное развитие получала в Заповеднике пушкинская тема.

Безрадостный июнь Алиханова уподоблен болдинской осени Пушкина: вокруг «минное поле жизни», впереди — ответственное решение, нелады с властями, опала, семейные горести. Уравнивая в правах Пушкина и Алиханова, Довлатов напоминал о человеческом смысле гениальной пушкинской поэзии, подчеркивал трагикомичность ситуации — хранители пушкинского культа глухи к явлению живого таланта.

Герою Довлатова близко пушкинское «невмешательство в нравственность», стремление не преодолевать, а осваивать жизнь. Пушкин в восприятии Довлатова — «гениальный маленький человек», который «высоко парил, но стал жертвой обычного земного чувства, дав повод Булгарину заметить: «Великий был человек, а пропал, как заяц».

Пафос пушкинского творчества Довлатов видит в сочувствии движению жизни в целом: «Не монархист, не заговорщик, не христианин — он был только поэтом, гением, сочувствовал движению жизни в целом. Его литература выше нравственности. Она побеждает нравственность и даже заменяет ее. Его литература сродни молитве, природе…».

В сборнике Компромисс, написанном об эстонском, журналистском периоде своей жизни, Довлатов — герой и автор — выбирает между лживым, но оптимистичным взглядом на мир и подлинной жизнью с ее абсурдом и ущербом. Приукрашенные журналистские материалы Довлатова не имеют ничего общего с действительностью, изображенной в комментариях к ним.

Довлатов уводит читателя за кулисы, показывая, что скрывается за внешним благополучием газетных репортажей, обманчивым фасадом. В Иностранке Довлатов начинает выступать как летописец эмиграции, изображая эмигрантское существование в ироническом ключе. 108 — я улица Квинса, изображенная в Иностранке, — галерея непроизвольных шаржей на русских эмигрантов.

Читайте также:  Краткая биография сёмин

Ленинградской молодости писателя посвящен сборник Чемодан — история человека, не состоявшегося ни в одной профессии. Каждый рассказ в сборнике Чемодан — о важном жизненном событии, непростых обстоятельствах. Но во всех этих серьезных, а подчас и драматичных, ситуациях автор «собирает чемодан», который становится олицетворением его эмигрантской, кочевой жизни.

Совет

В Чемодане вновь проявляет себя д
овлатовский отказ от глобализма: человеку дорога лишь та житейская мелочь, которую он способен «носить с собой». Умер Сергей Довлатов 24 августа 1990 в Нью-Йорке. В творчестве Довлатова — редкое, не характерное для русской словесности соединение гротескового мироощущения с отказом от моральных инвектив, выводов. В русской литературе ХХ века рассказы и повести писателя продолжают традицию изображения «маленького человека». Сегодня проза Довлатова переведена на основные европейские и японский языки.

Источник: http://dp-adilet.kz/kratkaya-biografiya-dovlatov-s-d/

Сергей Довлатов (1941) – список лучших книг и произведений

(Пока оценок нет)
Загрузка…


Имя:
 Сергей Донатович Довлатов
Дата рождения: 3 сентября 1941 года
Место рождения: СССР,  г. Уфа

Список всех лучших книг

Сергей Довлатов — биография

Сергей Донатович Довлатов — гениальный писатель и один из востребованных в свое время журналистов.

В своих творениях писатель всегда ставил для себя одну из непростых задач — все предложения должны были начинаться с разных букв.

А также стоит отметить и некоторые другие черты его творчества: уникальный стиль, отсутствие метафор, легкое восприятие. Сегодня книги писателя переведены на разные языки мира, что говорит о его востребованности как творческой личности.

Список всех лучших книг

Список всех лучших книг поможет определиться с тем, с чего начать знакомство с этим удивительным автором, поклонники которого живут по всему миру. Для этого предложена таблица с самыми популярными произведениями и их кратким описанием.

Наименование Описание
«Заповедник» Ее называют одной из лучших книг. Фоном для событий в книге становится Пушкинский заповедник, где Довлатов подрабатывал. Главный герой — литератор с типичными проблемами: жена, государство, деньги, творчество.
«Компромисс» Это одновременно и смешная, и пронзительно-печальная повесть. В ней читатель может познакомиться с закулисной жизнью советской газеты.
«Чемодан» (сборник рассказов) В центре повествования — старый и потрепанный чемодан, с которым Довлатов покинул родину. Спустя некоторое время он его открыл и понял, что каждая вещь имеет свою историю.
«Наши» Двенадцать глав сначала были самостоятельными рассказами. Они светлые, смешные и с «негромкой музыкой», по утверждению самого автора.
«Иностранка» Здесь Довлатов описал один из нью-йоркских районов (он и сам там жил). Это был русский район, куда приезжали эмигранты третьей волны.
«Зона» Это философский очерк о несовершенстве мира. В повести автор показывает лагерный забор и жизнь по обе его стороны

Интересные факты о литераторе Довлатове

Интересные факты о литераторе Довлатове помогут больше понять писателя:

  1. Литератор страдал алкоголизмом, ненавидя свои запои и отчаянно борясь с ними, но водка, по утверждению самого писателя, терпеливо ждала своего часа. Довлатов даже писал, что если он годами не пьет, то ежедневно помнит о Ней — о водке.
  2. Газета «Новый американец» стала реализованной мечтой Сергея, которую он реализовал в США.
  3. Цитаты и афоризмы из произведений писателя прочно вошли в жизнь людей бывшего СССР, США и Европы.
  4. Свою лучшую биографию Довлатов написал сам, уместив в пять строк все главные события в своей жизни: рождение, учеба, армия, опять учеба, женитьба, дети, литература.

Биография Сергея Донатовича Довлатова

Биография Сергея Донатовича Довлатова интересна многим его поклонникам. Родился ребенок, которому суждено было стать великим литератором, в Уфе 3 сентября 1941 года. Рост творческой личности составлял 190 см. Годы жизни писателя: 1941-1990.

Детство и юность писателя

Детство и юность писателя прошли в интернациональной семье.

Отцом мальчика был Мечик Донат Исаакович, по происхождению он был евреем, а матерью — Довлатова Нора Сергеевна, которая по национальности была армянкой.

Отец будущего литератора трудился в должности режиссера-постановщика, а мать — корректора литераторов. Настоящая фамилия будущего писателя Мечик, но после развода родителей он взял фамилию матери.

Военные события вынудили будущих родителей литератора переехать из родного Ленинграда в Уфу. Вместе с ними были эвакуированы и другие жители города.

Долгих 3 года семья Довлатова жила в доме для работников НКВД, расположенном в Уфе. Отец будущего писателя ушел из семьи сразу же после окончания войны, когда все родственники переехали обратно в Ленинград.

В дальнейшем отец и сын практически не общались — были только редкие переписки.

Сергей рос тихим и даже слегка мнительным мальчиком. Несмотря на то, что он выделялся среди сверстников ростом и силой, драчуном он не был. Именно поэтому мальчика часто обижали одноклассники. Учеба в школе давалась Сергею достаточно сложно, поэтому он был посредственным учеником. Учителя отзывались об учебе мальчика неоднозначно, характеризуя его как мечтателя.

Начало журналисткой карьеры

Начало журналисткой карьеры пришлось на период после окончания школы в 1959 году, поступления в Лениградский государственный университет имени Жданова на учителя финского языка, службы в армии после отчисления из ВУЗа со второго курса за пропуски. Армия отняла у Сергея 3 года жизни. Она также отложили отпечаток на его последующее творчество, укрепив диссидентские настроения.

Когда он вернулся в родной Ленинград, поступил в университет на журналистский факультет. Из-за тяжелого материального положения будущий писатель вынужден и работать, и учиться. Именно в этот период его жизни он начинает пробовать себя в качестве журналиста в многотиражной газете Ленинграда.

Спустя время в кругу друзей Сергея появляются литераторы и журналисты. Одна из них — Вера Панова (известная писательница). Именно она пригласила начинающего литератора Довлатова личным секретарем в свой офис. Уже тогда его лучшими друзьями были Анатолий Найман, Евгений Рейн, Иосиф Бродский.

В 1972 году Сергею предложили должность корреспондента в издании под названием «Советская Эстония», поэтому юный писатель переезжает на жительство в Таллинн.

После этого он сменил несколько работ, занимая должности корреспондентов в «Вечернем Таллине», «Звезде», «Неве». В Таллинне автор впервые предпринял попытку издать свой сборник «Городские рассказы».

Но судьба распорядилась по-другому, и КГБ Эстонской ССР уничтожило весь тираж.

Спустя три года Довлатов решил вновь переехать в Ленинград на должность корреспондента издания «Костер» и гида по Пушкинскому заповеднику. Сергей не останавливал попыток напечатать свои рассказы, но издательства отказывали ему. Именно поэтому он решился на публикацию творений в журналах эмигрантов, а также в Самиздате. Наказание было неминуемым — исключение из Союза советских журналистов.

Эмиграция литератора

Эмиграция литератора была неизбежной. Причин было множество: трудности с деньгами, постоянные преследования, уничтожение рассказов, отсутствие возможности реализоваться как творческая личность.

Сначала СССР покинула жена литератора Елена Довлатова вместе с дочерью Екатериной. А в 1978 году решился на эмиграцию и сам писатель, сначала выбрав австрийскую столицу, а затем — Нью-Йорк.

Уже в 1980 году Довлатову доверили должность корреспондента в издании «Новый американец» (публиковалось на русском языке), а также писатель трудился в должности диктора на радиостанции под названием «Свобода».

Жизнь в Америке началась для Довлатова с нового листа. Здесь его проза и стихи не были под запретом, поэтому литератор начал с воодушевлением издавать их.

Обратите внимание

Уже спустя пару лет он стал признанным и востребованным автором. Его произведения заняли неотъемлемую нишу в легендарных американских изданиях, включая The New York и «Партизан Ревью».

В общей сложности в США и Европе в годы эмиграции увидели свет более 12 произведений автора.

Личная жизнь литератора

Личная жизнь литератора была непростой. Ему не всегда удавалось находить общий язык с женщинами, поэтому все его отношения были запутанными. Многие считали его донжуаном. Официально Сергей имел двух жен. Первая — Ася Пекуровская — была в статусе жены с 1960 по 1968 год.

Спустя год Сергей женился на Елене Ритман, с которой они прожили в браке два года. Это была женщина с сильным характером, которая и помогла писателю добиться славы.

Также в жизни писателя была Тамара Зибунова, на ней Сергей так и не женился, прожив три года (с 1975 по 1978 год) в гражданском браке.

Первая супруга писателя — Ася Пекуровская — была его первой любовью. Они познакомились, когда были студентами. И уже в 1960 году поженились.

Но спустя 5 лет в жизни автора появилась другая женщина — Елена Довлатова. Можно сказать, что она была полной противоположностью Асе.

Спустя год у Елены и Сергея рождается дочь Катя, а еще спустя 2 года литератор решается на развод с Асей и женится на Елене в 1969 году.

Но Сергей Довлатов метался между двумя своими возлюбленными до конца своих дней. Он так и не смог разобраться в собственных чувствах и понять, какая же из женщин, которые были совершенно разными, для него дороже.

Источник: http://LifeInBooks.net/pisateli/sergey-dovlatov/

Биография Сергея Довлатова в 17 цитатах

Режиссер Александр Герман-младший представил в Москве фильм «Довлатов». Картина, главную роль в которой исполнил сербский актер Милан Марич, выйдет в мировой прокат 17 февраля. Перед премьерой «МИР 24» выбрал 17 цитат из произведений и писем Сергея Довлатова, которые помогут лучше понять его биографию.

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Сергей Довлатов – русский писатель. Родился в 1941 году в эвакуации в Уфе. Юность и молодость провел в Ленинграде и Таллине. Срочную службу проходил в вооруженной охране исправительных учреждений Республики Коми; впечатления от службы легли в основу первого сборника малой прозы «Зона: записки надзирателя». Работал журналистом в советских газетах, публиковался в самиздате.

В 1978 году из-за преследования властей эмигрировал в Вену, потом в Нью-Йорк. Благодаря рекомендации Иосифа Бродского, Довлатов стал вторым русским писателем после Набокова, который печатался в престижном литературном альманахе «New Yorker». Первая книга прозы Довлатова вышла В США. Умер 24 августа 1990 года от сердечной недостаточности.

Похоронен на еврейском кладбище «Маунт-Хеброн» в Куинсе (район Нью-Йорка).

В детстве я был невероятным оптимистом. В дневнике и на обложках школьных тетрадей я рисовал портреты Сталина. И других вождей мирового пролетариата. Особенно хорошо получался Карл Маркс. Обыкновенную кляксу размазал – уже похоже.

О родине

Либеральная точка зрения: «Родина – это свобода». Есть вариант: «Родина там, где человек находит себя». Одного моего знакомого провожали друзья в эмиграцию. Кто-то сказал ему: «Помни, старик! Где водка, там и родина!»

О работе лагерным надзирателем

Солженицын описывает политические лагеря. Я – уголовные. Солженицын был заключённым. Я – надзирателем. По Солженицыну, лагерь – это ад. Я думаю, что ад – это мы сами.

О женщинах

Женщины любят только мерзавцев, это всем известно. Однако быть мерзавцем не каждому дано. У меня был знакомый валютчик Акула. Избивал жену черенком лопаты. Подарил ее шампунь своей возлюбленной. Убил кота. Один раз в жизни приготовил ей бутерброд с сыром. Жена всю ночь рыдала от умиления и нежности.

О семье

Семья – это если по звуку угадываешь, кто именно моется в душе.

О детях

Детей мы наказываем за одно-единственное преступление. Если они чего-то не доели…

О работе в газете

Есть в газетном деле одна закономерность. Стоит пропустить единственную букву – и конец. Обязательно выйдет либо непристойность, либо – хуже того – антисоветчина. (А бывает и то, и другое вместе.) 

Взять, к примеру, заголовок: «Приказ главнокомандующего». «Главнокомандующий» – такое длинное слово, шестнадцать букв. Надо же пропустить именно букву «л». А так чаще всего и бывает. 

О бедности

Я не жалею о пережитой бедности. Если верить Хемингуэю, бедность – незаменимая школа для писателя. Бедность делает человека зорким. И так далее. Любопытно, что Хемингуэй это понял, как только разбогател…

О России

В России достаточно быть относительно трезвым, чтобы считаться завидным женихом.

Об отъезде за границу

Я оглядел пустой чемодан. На дне – Карл Маркс. На крышке – Бродский. А между ними – пропащая, бесценная, единственная жизнь.

О работе писателем

Я не знаю, где советские писатели черпают темы. Всё кругом не для печати.

Читайте также:  Сочинения об авторе древнерусская литература

Об ошибках

Моя жена спросила Арьева:

– Андрей, я не пойму, ты куришь?

 – Понимаешь, – сказал Андрей, – я закуриваю, только когда выпью. А выпиваю я беспрерывно. Поэтому многие ошибочно думают, что я курю. 

О зрелом возрасте

Мне сорок пять лет. Все нормальные люди давно застрелились или хотя бы спились. А я даже курить и то чуть не бросил. 

О жизни в эмиграции

Мы – это шесть кирпичных зданий вокруг супермаркета, населенных преимущественно русскими. То есть недавними  советскими гражданами.

Или, как пишут газеты – эмигрантами третьей волны

У нас есть русские магазины, детские сады, фотоателье и парикмахерские. Есть русское бюро путешествий. Есть русские адвокаты, писатели, врачи и торговцы недвижимостью.

Есть русские гангстеры, сумасшедшие и проститутки. Есть даже русский слепой музыкант.

Местных жителей у нас считают чем-то вроде иностранцев. Если мы слышим английскую речь, то настораживаемся. В таких случаях мы убедительно просим:

— Говорите по-русски! 

О таланте и гениальности

Божий дар как сокровище. То есть буквально – как деньги. Или ценные бумаги. А может, ювелирное изделие. Отсюда – боязнь лишиться. Страх, что украдут. Тревога, что обесценится со временем. И еще – что умрешь, так и не потратив.

О времени

В поразительную эпоху мы живем. «Хороший человек» для нас звучит как оскорбление. «Зато он человек хороший» – говорят про жениха, который выглядит явным ничтожеством… 

О главном

Знаешь, что главное в жизни? Главное – то, что жизнь одна. Прошла минута, и конец. Другой не будет…

Источник: https://mir24.tv/articles/16291606/biografiya-sergeya-dovlatova-v-17-citatah

ДОВЛАТОВ, СЕРГЕЙ ДОНАТОВИЧ

ДОВЛАТОВ, СЕРГЕЙ ДОНАТОВИЧ (наст. фамилия – Мечик) (1941–1990), родился 3 сентября 1941 в Уфе – прозаик, журналист, яркий представитель третьей волны русской эмиграции. С 1944 жил в Ленинграде. Был отчислен со второго курса Ленинградского университета. Оказавшись в армии, служил охранником в лагерях Коми АССР.

После возвращения из армии работал корреспондентом в многотиражной газете Ленинградского кораблестроительного института «За кадры верфям», затем выехал в Эстонию, где сотрудничал в газетах «Советская Эстония», «Вечерний Таллин». Писал рецензии для журналов «Нева» и «Звезда». Произведения Довлатова-прозаика не издавались в СССР. В 1978 эмигрировал в Вену, затем переехал в США.

Стал одним из создателей русскоязычной газеты «Новый американец», тираж которой достигал 11 тысяч экземпляров, с 1980 по 1982 был ее главным редактором. В Америке проза Довлатова получила признание, публиковалась в американских газетах и журналах. Он стал вторым после В.Набокова русским писателем, печатавшимся в журнале «Нью-Йоркер».

Через пять дней после смерти Довлатова в России была сдана в набор его книга Заповедник, ставшая первым значительным произведения писателя, изданным на родине.

Важно

Основные произведения Довлатова: Зона (1964–1982), Невидимая книга (1978), Соло на ундервуде: Записные книжки (1980), Компромисс (1981), Заповедник (1983), Наши (1983), Марш одиноких (1985), Ремесло (1985), Чемодан (1986), Иностранка (1986), Не только Бродский (1988).

В основе всех произведений Довлатова – факты и события из биографии писателя. Зона – записки лагерного надзирателя, которым Довлатов служил в армии. Компромисс – история эстонского периода жизни Довлатова, его впечатления от работы журналистом.

Заповедник – претворенный в горькое и ироничное повествование опыт работы экскурсоводом в Пушкинских Горах. Наши – семейный эпос Довлатовых. Чемодан – книга о вывезенном за границу житейском скарбе, воспоминания о ленинградской юности. Ремесло – заметки «литературного неудачника».

Однако книги Довлатова не документальны, созданный в них жанр писатель называл «псевдодокументалистикой». Цель Довлатова не документальность, а «ощущение реальности», узнаваемости описанных ситуаций в творчески созданном выразительном «документе».

В своих новеллах Довлатов точно передает стиль жизни и мироощущение поколения 1960-х годов, атмосферу богемных собраний на ленинградских и московских кухнях, абсурд советской действительности, мытарства русских эмигрантов в Америке.

Свою позицию в литературе Довлатов определял как позицию рассказчика, избегая называть себя писателем: «Рассказчик говорит о том, как живут люди. Прозаик – о том, как должны жить люди. Писатель – о том, ради чего живут люди».

Становясь рассказчиком, Довлатов порывает с обиходной традицией, уклоняется от решения нравственно-этических задач, обязательных для русского литератора.

В одном из своих интервью он говорит: «Подобно философии, русская литература брала на себя интеллектуальную трактовку окружающего мира… И, подобно религии, она брала на себя духовное, нравственное воспитание народа. Мне же всегда в литературе импонировало то, что является непосредственно литературой, т.е.

некоторое количество текста, который повергает нас либо в печаль, либо вызывает ощущение радости». Попытка навязать слову идейную функцию, по Довлатову, оборачивается тем, что «слова громоздятся неосязаемые, как тень от пустой бутылки». Для автора драгоценен сам процесс рассказывания – удовольствие от «некоторого количества текста».

Совет

Отсюда декларируемое Довлатовым предпочтение литературы американской литературе русской, Фолкнера и Хемингуэя – Достоевскому и Толстому. Опираясь на традицию американской литературы, Довлатов объединял свои новеллы в циклы, в которых каждая отдельно взятая история, включаясь в целое, оставалась самостоятельной. Циклы могли дополняться, видоизменяться, расширяться, приобретать новые оттенки.

Нравственный смысл своих произведений Довлатов видел в восстановлении нормы. «Я пытаюсь вызвать у читателя ощущение нормы.

Одним из серьезных ощущений, связанных с нашим временем, стало ощущение надвигающегося абсурда, когда безумие становится более или менее нормальным явлением», – говорил Довлатов в интервью американскому исследователю русской литературы Джону Глэду. «Я шел и думал – мир охвачен безумием.

Безумие становится нормой. Норма вызывает ощущение чуда», – писал он в Заповеднике. Изображая в своих произведениях случайное, произвольное и нелепое, Довлатов касался абсурдных ситуаций не из любви к абсурду.

При всей нелепости окружающей действительности герой Довлатова не утрачивает чувства нормального, естественного, гармоничного. Писатель проделывает путь от усложненных крайностей, противоречий к однозначной простоте. «Моя сознательная жизнь была дорогой к вершинам банальности, – пишет он в Зоне.

– Ценой огромных жертв я понял то, что мне внушали с детства. Тысячу раз я слышал: главное в браке – общность духовных интересов. Тысячу раз отвечал: путь к добродетели лежит через уродство. Понадобилось двадцать лет, чтобы усвоить внушаемую мне банальность. Чтобы сделать шаг от парадокса к трюизму».

Стремлением «восстановить норму» порожден стиль и язык Довлатова. Довлатов – писатель-минималист, мастер сверхкороткой формы: рассказа, бытовой зарисовки, анекдота, афоризма. Стилю Довлатова присущ лаконизм, внимание к художественной детали, живая разговорная интонация.

Характеры героев, как правило, раскрываются в виртуозно построенных диалогах, которые в прозе Довлатова преобладают над драматическими коллизиями. Довлатов любил повторять: «Сложное в литературе доступнее простого».

В Зоне, Заповеднике, Чемодане автор пытается вернуть слову утраченное им содержание. Ясность, простота довлатовского высказывания – плод громадного мастерства, тщательной словесной выделки.

Обратите внимание

Кропотливая работа Довлатова над каждой, на первый взгляд банальной, фразой позволила эссеистам и критикам П.Вайлю и А.Генису назвать его «трубадуром отточенной банальности».

Позиция рассказчика вела Довлатова и к уходу от оценочности. Обладая беспощадным зрением, Довлатов избегал выносить приговор своим героям, давать этическую оценку человеческим поступкам и отношениям. В художественном мире Довлатова охранник и заключенный, злодей и праведник уравнены в правах.

Зло в художественной системе писателя порождено общим трагическим течением жизни, ходом вещей: «Зло определяется конъюнктурой, спросом, функцией его носителя. Кроме того, фактором случайности. Неудачным стечением обстоятельств. И даже – плохим эстетическим вкусом» (Зона).

Главная эмоция рассказчика – снисходительность: «По отношению к друзьям мною владели сарказм, любовь и жалость. Но в первую очередь – любовь», – пишет он в Ремесле.

В писательской манере Довлатова абсурдное и смешное, трагическое и комическое, ирония и юмор тесно переплетены. По словам литературоведа А.Арьева, художественная мысль Довлатова – «рассказать, как странно живут люди – то печально смеясь, то смешно печалясь».

В первой книге – сборнике рассказов Зона – Довлатов разворачивал впечатляющую картину мира, охваченного жестокостью, абсурдом и насилием. «Мир, в который я попал, был ужасен. В этом мире дрались заточенными рашпилями, ели собак, покрывали лица татуировкой и насиловали коз. В этом мире убивали за пачку чая».

Зона – записки тюремного надзирателя Алиханова, но, говоря о лагере, Довлатов порывает с лагерной темой, изображая «не зону и зеков, а жизнь и людей».

Зона писалась тогда (1964), когда только что были опубликованы Колымские рассказы Шаламова и Один день Ивана Денисовича Солженицына, однако Довлатов избежал соблазна эксплуатировать экзотический жизненный материал.

Акцент у Довлатова сделан не на воспроизведении чудовищных подробностей армейского и зековского быта, а на выявлении обычных жизненных пропорций добра и зла, горя и радости. Зона – модель мира, государства, человеческих отношений.

В замкнутом пространстве усть-вымского лагпункта сгущаются, концентрируются обычные для человека и жизни в целом парадоксы и противоречия. В художественном мире Довлатова надзиратель – такая же жертва обстоятельств, как и заключенный.

Важно

В противовес идейным моделям «каторжник-страдалец, охранник-злодей», «полицейский-герой, преступник-исчадие ада» Довлатов вычерчивал единую, уравнивающую шкалу: «По обе стороны запретки расстилался единый и бездушный мир. Мы говорили на одном приблатненном языке. Распевали одинаковые сентиментальные песни. Претерпевали одни и те же лишения… Мы были очень похожи и даже – взаимозаменяемы. Почти любой заключенный годился на роль охранника. Почти любой надзиратель заслуживал тюрьмы».

В другой книге Довлатова – Заповедник – всевозрастающий абсурд подчеркнут символической многоплановостью названия.

Пушкинский заповедник, в который главный герой Алиханов приезжает на заработки, – клетка для гения, эпицентр фальши, заповедник человеческих нравов, изолированная от остального мира «зона культурных людей», Мекка ссыльного поэта, ныне возведенного в кумиры и удостоившегося мемориала.

Прототипом Алиханова в Заповеднике был избран Иосиф Бродский, пытавшийся получить в Михайловском место библиотекаря. В то же время, Алиханов – это и бывший надзиратель из Зоны, и сам Довлатов, переживающий мучительный кризис, и – в более широком смысле – всякий опальный талант.

Своеобразное развитие получала в Заповеднике пушкинская тема. Безрадостный июнь Алиханова уподоблен болдинской осени Пушкина: вокруг «минное поле жизни», впереди – ответственное решение, нелады с властями, опала, семейные горести.

Уравнивая в правах Пушкина и Алиханова, Довлатов напоминал о человеческом смысле гениальной пушкинской поэзии, подчеркивал трагикомичность ситуации – хранители пушкинского культа глухи к явлению живого таланта. Герою Довлатова близко пушкинское «невмешательство в нравственность», стремление не преодолевать, а осваивать жизнь.

Пушкин в восприятии Довлатова – «гениальный маленький человек», который «высоко парил, но стал жертвой обычного земного чувства, дав повод Булгарину заметить: «Великий был человек, а пропал, как заяц». Пафос пушкинского творчества Довлатов видит в сочувствии движению жизни в целом: «Не монархист, не заговорщик, не христианин – он был только поэтом, гением, сочувствовал движению жизни в целом. Его литература выше нравственности. Она побеждает нравственность и даже заменяет ее. Его литература сродни молитве, природе…».

В сборнике Компромисс, написанном об эстонском, журналистском периоде своей жизни, Довлатов – герой и автор – выбирает между лживым, но оптимистичным взглядом на мир и подлинной жизнью с ее абсурдом и ущербом.

Совет

Приукрашенные журналистские материалы Довлатова не имеют ничего общего с действительностью, изображенной в комментариях к ним.

Довлатов уводит читателя за кулисы, показывая, что скрывается за внешним благополучием газетных репортажей, обманчивым фасадом.

В Иностранке Довлатов начинает выступать как летописец эмиграции, изображая эмигрантское существование в ироническом ключе. 108-я улица Квинса, изображенная в Иностранке, – галерея непроизвольных шаржей на русских эмигрантов.

Ленинградской молодости писателя посвящен сборник Чемодан – история человека, не состоявшегося ни в одной профессии. Каждый рассказ в сборнике Чемодан – о важном жизненном событии, непростых обстоятельствах.

Но во всех этих серьезных, а подчас и драматичных, ситуациях автор «собирает чемодан», который становится олицетворением его эмигрантской, кочевой жизни.

В Чемодане вновь проявляет себя довлатовский отказ от глобализма: человеку дорога лишь та житейская мелочь, которую он способен «носить с собой».

Умер Сергей Довлатов 24 августа 1990 в Нью-Йорке.

В творчестве Довлатова – редкое соединение гротескового мироощущения с отказом от моральных инвектив, выводов.

В русской литературе 20 в. рассказы и повести писателя продолжают традицию изображения «маленького человека».

Сегодня проза Довлатова переведена на основные европейские и японский языки.

Татьяна Скрябина

Источник: https://www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/literatura/DOVLATOV_SERGE_DONATOVICH.html

Ссылка на основную публикацию