Краткая биография келлерман

История немецкой литературы. Бернгард Келлерман (Bernhard Kellernianii, 1879—1951)

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

Бернгард Келлерман

(Bernhard Kellernianii, 1879—1951)

Крупным немецким писателем-реалистом XX в. по праву считается Бернгард Келлерман. Он выходец из семьи чиновника.

В юношеские годы Келлерман переживает то увлечение техникой и посещает занятия в Высшей технической школе, то живописью, думая сделать ее своей профессией.

Глубокий интерес к живописи Келлерман сохранит и в поздние годы. Но свое главное призвание он найдет в литературе, где довольно быстро получит признание.

Обратите внимание

Уже первый роман Келлермана «Йестер и Ли» (Jester und Li, 1904) принес ему успех. Вышедшие в дальнейшем романы «Ингеборг» (Ingeborg, 1906), «Глупец» (Der Tor, 1909), «Море» (Das Meer, 1910) закрепили его.

В ранних произведениях Келлермана довольно значительно влияние декадентской литературы. Ведущими чертами его мировоззрения- этой поры являются идеализм, индивидуализм.

Зрелое творчество Келлермана начинается с романа «Туннель» (Der Tunnel, 1913), принесшего ему мировую славу. Он был переведен на многие языки мира, экранизирован. В самой Германии роман выдержал небывалое число изданий.

Главным героем романа, действие которого происходит в Америке, является талантливый инженер Мак Аллан. Он выходец из шахтерской семьи и сам с раннего детства работает в шахте. Одаренному юноше удается получить образование инженера. У Аллана возникает дерзкий замысел построить туннель под Атлантическим океаном, который соединил бы Америку с Европой.

Для осуществления этого грандиозного проекта нужны огромные деньги. Он обращается к миллиардеру Ллойду, который в предчувствии большой прибыли соглашается принять участие в финансировании проекта и создает большое акционерное общество.

Прокладка туннеля ведется бешеными темпами, не считаясь ни с техникой безопасности, ни с жизнью рабочих. В результате через несколько лет строительства происходит страшная катастрофа, во время которой гибнут тысячи людей. Лишь через 26 лет после начала работ строительство туннеля удается довести до конца.

При всей фантастичности проекта в романе нарисована в основном реалистическая картина действительности. Особенно сильно и впечатляюще показана хищническая эксплуатация рабочих, циничное пренебрежение к безопасности их труда.

«В своем романе «Туннель»,— писали В. Пик и О. Гротеволь в приветственном письме Келлерману в связи с его семидесятилетием,— вы дали потрясающее изображение безжалостной эксплуатации, присущей монополистическому капиталу» 1.

Большой заслугой писателя является то, что в центре романа поставлено изображение труда, современного индустриального труда, предоставляющего большие возможности в покорении природы человеком.

Важно

Однако рядом с захватывающими картинами труда встречаются эпизоды, свидетельствующие об ограниченности идеалов писателя.

Он показал рабочих стихийной массой, которой движет лишь слепая ненависть к капиталистам. Необузданная стихия приводит порой к трагическим последствиям.

Так, например, после катастрофы в туннеле возмущенная толпа, считая Аллана единственным виновником гибели рабочих, убивает его жену и дочь.

В пору создания «Туннеля» автор плохо знал рабочее движение, и попытка изобразить его оказалась явно неудачной. Роль народа вообще недооценивается писателем. Поэтому в центре его внимания находятся не рабочие, а инженеры, являющиеся решающими двигателями технического прогресса. Это сказалось и в трактовке образа Аллана, чрезмерно приподнятого над рабочей массой.

Противоречивость позиции писателя проявляется и в изображении капиталистов. С одной стороны, это беспощадные хищники, которые одержимы лишь страстью к приумножению своих богатств.

Такими и изображены Ллойд, финансист Вульф. С другой стороны, автор невольно любуется могуществом, энергией, смелостью Ллойда, который… «шагал по земному шару, созидая и разрушая».

Необычайная работоспособность и энергия подчеркиваются и в Вульфе.

Более проницательно и правдиво показан конфликт Аллана с капиталистами. Вначале он выступает смелым и жизнерадостным человеком, полным дерзновенных замыслов. Миллионеры использовали его ум и талант, нажили огромное состояние на туннеле.

Судьба же самого Аллана искалечена. Он превратился в дряхлую развалину, инвалида. «Создатель туннеля, он стал его рабом… Почти все человеческие чувства притупились в нем».

Совет

Выходец из народа, сам неутомимый труженик, Аллан невольно становится пособником капиталистов в эксплуатации рабочих.

Как отмечалось в критике, фантастическое начало в романе не противопоставлено действительности, а как бы вырастает из нее. В эпоху технического прогресса проект строительства туннеля не столь уж и фантастичен. Келлерман все время стремится связать элементы фантастики с фактами реальной жизни.

В «Туннеле» возобладала реалистическая манера письма, но элементы экспрессионизма в романе еще весьма ощутимы.

Они проявляются в чрезмерном увлечении гиперболизацией, контрастами и отчасти мелодраматическими эффектами. Образы главных героев созданы в основном в духе реалистической типизации.

Они показаны в развитии, разносторонне. В то же самое время образ Мак Аллана наделен чертами исключительной личности.

В романе «Девятое ноября» (Der 9. November, 1920) автору удалось преодолеть некоторые из противоречий, так резко проступавших в «Туннеле». За годы, прошедшие со времени написания «Туннеля», взгляды писателя во многом изменились. Особенно наглядно изменилось его отношение к войне.

Дело в том, что в начале первой мировой войны Келлерман испытал определенное воздействие шовинистической пропаганды.

Будучи военным корреспондентом, он пишет очерки о войне — «Война на Западе» (Der Krieg im Westen, 1915), «Война в Аргоннском лесу» (Der Krieg im Argonnerwald, 1916), в которых фронтовые жертвы и лишения оправдывались интересами защиты родины, а фронтовая жизнь героизировалась.

Обратите внимание

Одной из целей очерков было, по-видимому, стремление поддержать боевой дух армии. Правда, автор и в это время относился критически к оголтелым милитаристам, и война как средство разрешения государственных конфликтов нередко вызывала его осуждение.

Годы военных испытаний и поражение Германии сделали Келлермана решительным противником войны, что нашло отражение в романе «Девятое ноября». Это произведение прежде всего антивоенное. Сам автор в предисловии к переизданию этого романа в 1945 г. четко определил антимилитаристский замысел своего произведения:

«В романе «Девятое ноября», написанном вскоре после окончания первой, мировой войны, я стремился прежде всего заклеймить позором милитаризм.

Я считал своим долгом раскрыть немецкому народу глаза па опасности, таящиеся в милитаристском образе мыслей, изобличить его антинародный дух, вскрыть присущее милитаристам пустозвонное бахвальство, отталкивающее чванство, цинизм и грубость чувств, бездарность и растленность.

Я ставил своей целью во весь рост показать кровавый призрак милитаризма, витающий на черном фоне войны; я хотел, чтобы он послужил грозным предостережением для немецкого народа».

Носителем духа милитаризма выступает главный герой романа генерал фон Гехт-Бабенберг, обрисованный ярко, правдиво. По своему происхождению он принадлежит к родовитой прусской военщине, веками выступавшей хранительницей самых реакционных, шовинистических и антинародных устремлений.

Дух кастового чванства, брезгливое и пренебрежительное отношение к простому человеку характерны для генерала. Он думает лишь о войнах, завоеваниях, о том, чтобы немецкие снаряды рвались над французской столицей. Смерть тысяч людей, развалины разрушенных войной городов для него ничего не значат.

Недаром его прозвали «кровавый Гехт».

Образ генерала показан глубоко и разносторонне. Читатель прослеживает его жизненный путь, начиная с детства и кончая его смертью. Он видит его и в служебной обстановке, и в частной жизни.

Судя по заглавию романа, в центре внимания писателя должна была находиться Ноябрьская революция 1918 г. в Германии, но она показана лишь в конце книги. Больше всего автор занят изображением последнего периода войны.

Важно

При этом описанию фронтовой жизни уделено немного места, а основные события романа происходят главным образом в тылу, в Берлине..

Келлерман показывает те бедствия и лишения, которые война обрушила на гражданское население — гибель на фронте близких людей, голод, болезни, отчаяние.

Показаны и виновники войны, те, кто наживался на ней, — биржевики, спекулянты, заводчики. Роскошь и изобилие их жизни изображены по контрасту с нищетой и страданиями простого люда.

В романе резко противопоставлены два лагеря — милитаристский и демократический, но изображение их далеко не равноценно. Автору несомненно удались отрицательные образы, особенно представители прусской военщины.

Но при всем демократизме взглядов Келлермана образы народа, прогрессивных деятелей выглядят схематичными, неживыми.

Самая серьезная неудача постигла автора при создании образа Аккермана, больше похожего на библейского пророка, чем на революционера.

Аккерман, бывший студент, рядовой солдат выступает в романе антагонистом генерала. Он произносит антивоенные речи, проклинает виновников войны и призывает к низвержению существующего строя.

Но в действии он не показан. Насколько жизненным и ярким выглядит Гехт-Бабенберг, настолько же вялым и бесплотным — Аккерман.

Совет

Но симпатии писателя к нему несомненны, недаром он нередко выступает рупором его мыслей.

Большой заслугой Келлермана является неоднократно подчеркнутая им мысль об огромном революционизирующем влиянии Октябрьской революции на освободительное движение народов всего мира. «Свет с Востока», как говорит о русской революции Аккерман, достиг Запада.

«Жаром горит на небе молодое солнце. Оно поднялось из далекой России, омытое кровью и слезами. Оно перешагнуло Вислу. Оно перешагнет Рейн. Омытое кровью и слезами, оно перешагнет Ламанш…

Придет день, и оно, это молодое солнце, поднимется над водами Тихого океана, на берегах которого обитают желтокожие народы».

Однако глубокого проникновения в суть революционных событий в Германии, показа их сложности, противоречивости в романе нет. Далеко не все было ясно в этих событиях и самому писателю.

В целом роман, однако, был заметным явлением в немецкой прогрессивной литературе.

После прихода Гитлера к власти Келлерман остался в Германии, однако, сотрудничать с нацистами отказался. Ничего не дала и попытка запугать его (он был исключен из Академии искусств, власти запретили и сожгли его роман «Девятое ноября»).

Не имея возможности высказать всю правду о фашистском рейхе, писатель осторожно, косвенно порицал идейные основы нацистской идеологии. В романе «Песня дружбы» (Lied der Freundschaft, 1935) он воспевает мирный труд, дружбу людей.

Разгром фашизма придал новые силы уже немолодому писателю. С небывалой для его возраста энергией он пишет публицистические статьи, роман, занимается общественной деятельностью. Находясь на посту вице-президента «Культурбунда», Келлерман многое сделал для демократического обновления немецкой культуры, для налаживания новых дружеских связей между немецким и советским народами.

Келлерман придавал большое значение завершению своего романа о фашизме «Пляска смерти» (Totentanz, 1948), начатого еще в последний период войны.

Обратите внимание

Место действия романа — один из крупных промышленных городов. То, что происходило в этом городе, имело место и в других городах. Он в миниатюре представляет собой всю Германию.

В книге ярко описаны будни фашистского рейха, атмосфера страха, выслеживания, доносов, арестов, концлагерей, еврейских погромов. «Горожане обезумели от страха.

Они не решались даже перемолвиться словом с лучшими друзьями: а вдруг те состоят на службе в гестапо? С этого дня все ушли в себя».

Роман значителен по своему идейному замыслу. В нем затрагивается ряд важнейших тем и прежде всего дается изображение фашистского режима и его неизбежного крушения.

Писатель показывает, что фашизм не был случайным явлением. Его возникновение вызвано социальными причинами, и Келлерман ставит вопрос о том, кому был нужен фашизм, на кого он опирался. Его финансировали крупные промышленники, представленные в романе братьями Шелльхаммер. Они в свое время оказали денежную поддержку готовившимся к захвату власти нацистам.

Теперь они пожинают обильные плоды. Военные заказы приносят братьям колоссальные доходы. «Крупная промышленность не зря пожертвовала миллионы, чтобы помочь партии сесть на коня», — говорит баронесса фон Тюнен, фанатически преданная нацизму. Она же достаточно откровенно судит о заслугах фашистов перед правящими кругами Германии: «…

Новому движению мы обязаны тем, что коммунисты не зажгли еще крыши над нашими головами… Судите сами, дорогой мой… могло бы так продолжаться? Сегодня бастует трамвайный парк, завтра электростанция, и мы сидим без света. До чего же наглели эти мастеровые! Немного социализма — это еще куда ни шло, но так — благодарю покорно! Сейчас с этим покончено…

Необходимо было положить конец диктатуре рабочих и профсоюзов с их мерзкими лидерами».

Важно

Главным героем романа является Франк Фабиан. Типичный буржуазный интеллигент, юрист по образованию, он разыгрывает из себя человека независимых, самостоятельных суждений.

Он не сразу переходит на сторону нацистов, поначалу критически воспринимает некоторые их действия.

Но Фабиан — беспринципный человек, и возможность сделать карьеру в условиях нового режима заставляет его пойти на сближение с заправилами города. Он становится нацистом и довольно быстро продвигается по служебной лестнице.

Читайте также:  Краткая биография гёльдерлин

Но убежденным членом фашистской партии он не стал. Недаром гаулейтер Румпф говорит, что «всей душой он нам не принадлежит».

Фабиан не лишен шовинистических и милитаристских устремлений, и военные победы нацистов в начале войны вскружили ему голову. Он просится даже добровольцем в армию. Но последовавшие затем военные поражения Германии отрезвляют его. В предвидении начавшейся катастрофы он кончает жизнь самоубийством.

Образ Фабиана— несомненная удача писателя. Он живой человек со своеобразным характером, а не шаблонный нацист, какие иногда встречаются в антифашистской литературе.

Столь же своеобразен и неповторим образ нацистского фанатика, гаулейтера Румпфа.

Менее удался автору лагерь антифашистов. Спорна сама по себе трактовка немецкого Сопротивления. В понимании его Келлерман был довольно близок Фалладе, тоже не видевшему организованного антифашистского движения и сводившему его к борьбе одиночек.

В качестве антифашистов у Келлермана выступают интеллигенты Глейхен, Фале, Вольфганг Фабиан. Из них лишь о Глейхене можно говорить как о человеке, в какой-то мере участвующем в антифашистской борьбе. Но и его нелегальная деятельность фактически не показана.

Совет

Келлерман по существу далек от мысли, что подлинной основой антифашизма является революционное, пролетарское движение.

К пониманию этой мысли он придет несколько позже (роман писался на основе впечатлений военных лет), а именно в послевоенной публицистике, имеющей большое значение для понимания идейной эволюции Келлермана в последние годы его жизни.

Роман «Пляска смерти» достойно завершает большой и сложный путь писателя. Он является значительным вкладом в современную прогрессивную реалистическую литературу.

После войны Келлерман принимает деятельное участие в культурно-политической жизни своей страны. Он стал вицепрезидентом «Культурбунда», одним из зачинателей возрождения Академии искусств, членом Германского комитета борьбы за мир. Он избирается депутатом Народной палаты ГДР.

Весьма интенсивной после войны была публицистическая деятельность Келлермана. Ведущей темой его публицистики стала тема защиты мира. В тесной связи с ней ставится вопрос об исторических судьбах Германии.

Его волнуют проблемы нравственного возрождения немецкого народа («Десять заповедей демократии» — Zehn Gebote der Demokratie), установления новых, дружественных отношений с советским народом («Мы возвращаемся из Советской России»—Wir kommen aus Sowjetrupland), борьбы за мир и воссоединение Германии («Воззвание к западногерманским писателям»— Aufruf an die Schriftsteller im Westen), литературы и искусства («Роман или драма»—Roman oder Drama, «Мы — писатели ГДР»—Wir Schriftsteller in der DDR).

В 1949 г. был отмечен 70-летний юбилей писателя. В приветствии В. Пика и О. Гротеволя Келлерман характеризовался как «соратник в борьбе за миролюбивую, демократическую и единую Германию».

Творчество Келлермана — значительный вклад в немецкую литературу 10—40-х гг. нашего века.

Примечания.

1 Цит. по кн.: Бергельсон Г. Бернгард Келлерман. М. — Л., 1965, с, 49.

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

Источник: http://19v-euro-lit.niv.ru/19v-euro-lit/istoriya-nemeckoj-literatury/berngard-kellerman.htm

Бернгард Келлерман

Родился 4 марта 1879 года в Фюрте в семье чиновника. Техника с давних пор влекла к себе Б. Келлермана.

В молодости он, сын мелкого чиновника, всерьез подумывал о карьере инженера и в 1899 году, покинув родной Фюрт, небольшой старинный город в Баварии (в наше время Фюрт почти слился с Нюрнбергом, от которого его тогда отделяли всего шесть километров), отправился в Мюнхен, чтобы поступить там в высшее техническое училище.

Училище он, правда, не закончил и инженером не стал: сказалось другое, более властное влечение – страсть к искусству. Он пробует свои силы как график и живописец, затем увлекается литературой, становится профессиональным писателем, но интерес к технике сохраняет на всю жизнь.

Обратите внимание

На раннем этапе творчества (1904 -1910) интерес этот еще почти не сказывался, ибо первые четыре романа писателя — «Йестер и Ли», «Ингеборг», «Море», в меньшей мере «Глупец» («Идиот») — были далеки от социальной проблематики. Однако в последующем Келлерман отказывается от камерной тональности прежних произведений.

В новом романе «Туннель» (1913 год) главным героем становится Техника, она диктует динамичный стиль, задает повествованию бурный, стремительный темп.

«Туннель» занял почетное место в списке бестселлеров не только немецкой, но и мировой литературы, он был переведен на два с половиной десятка языков, в том числе и на русский.

Затем появилась и кинематографическая версия книги.

Первый толчок к созданию романа дали автору, который всю жизнь оставался неутомимым путешественником, впечатления от его поездки в Америку (тогда, в 1907—1908 годах, он, кроме США, посетил и Японию, а также нашу страну, где после этого побывал еще несколько раз, но уже в советское время).

Достижения заокеанской техники поразили писателя-европейца, и, хотя вскоре после этого путешествия он выпустил в свет два романа и две книги путевых очерков, написанных в прежнем ключе, где-то в глубинах его сознания подспудно созревал замысел произведения, не похожего на все то, что было им написано до сих пор. Оно должно было прозвучать как гимн техническому прогрессу и прославить людской ум и людские руки, покоряющие природу и ставящие ее на службу человеку.

Через пять лет после путешествия Келлерман мысленно возвращается в Америку: она становится родиной персонажей его нового романа. Среди героев-американцев первое место принадлежит Маку Аллану. Он не только главный, но и самый незаменимый герой книги.

С его помощью автор стремится довести до сознания читателя мысль о безграничных возможностях техники, то есть ту идею, которая и побудила писателя взяться за перо.

Увлеченный этой идеей, Келлерман оглядывается на многовековой путь научно-технических исканий и останавливает взор на одном из самых наглядных ее достижений – строительстве туннелей.

Из различных видов сооружений такого рода его интересуют прежде всего подводные, и он изучает четырехтысячелетнюю историю развития этой необычайно сложной отрасли техники.

Важно

Он узнает, что в не столь давнем прошлом, в начале XX века, англичане сооружали в своей столице первый туннель под Темзой длиною в сто пятьдесят метров и завершили это строительство лишь в 1842 году после трех с половиной десятилетий упорного преодоления неисчислимых трудностей; что позднее в Америке и во многих европейских странах начали и частично уже закончили прокладку нескольких туннелей, например, туннеля под Гудзоном, строительство которого, уже подходившее к концу, Келлерман мог наблюдать во время своего пребывания в США; что вынашивались все новые планы, в том числе проект создания туннеля под Ла-Маншем, появившийся только в наши дни.

Келлерман не довольствуется малыми масштабами. При изложении узловых моментов романа он прибегает к гиперболизации, являющейся одной из главных особенностей стиля «Туннеля». Особенность эта обнаруживается и в фабуле книги. Подводный туннель, который по воле писателя задумывает талантливый инженер-изобретатель Мак Аллан и который автор «прокладывает» вместе со своим героем, превращая роман в развернутую, со многими ответвлениями хронику строительства этого сооружения, превосходит не только все, что было известно в данной области человечеству в годы, когда создавался роман, но и то, на что оно способно в нашу эпоху. Туннель этот проходит под дном океана, соединяя Америку с Европой железнодорожным полотном длиной в пять тысяч километров. Темза или Гудзон, Дунай или Амазонка показались писателю слишком тесными, взор его манили бескрайние просторы Атлантики.

Это определило жанр романа как произведения фантастико-утопической литературы, и имя автора «Туннеля» оказалось в одном ряду с прославленными именами Жюля Верна и Герберта Уэллса. Однако фантастических наслоений, отделяющих «Туннель» от действительности, значительно меньше, чем в романах этих писателей.

Мы не устаем удивляться тому, что многие достижения технической мысли, созданные фантазией Жюля Верна, впоследствии получили реальное воплощение. Нечто подобное встречается и в «Туннеле». В конце романа, например, упоминается «телекинематограф», помогающий людям всего мира следить за прохождением первого поезда по только что открытому туннелю, а это ведь не что иное, как телевидение, о создании которого первые читатели книги могли лишь мечтать. В романе предсказано появление звукового кино, сверхскоростных поездов и аэропланов и многое другое. И хотя не все мечты писателя сбылись, и, может быть, никогда не сбудутся, и прежде всего не построена подводная железная дорога, соединяющая два континента, смелые предсказания писателя о создании новых транспортных путей свидетельствуют о том, что автора действительно волновали насущные задачи развития техники

Относительно же темы «Техника и человек», лежащей в основе этого романа, то она не раз — иногда как периферийная, но зачастую как центральная — возникала в его произведениях, написанных после «Туннеля».

В годы Первой мировой войны Келлерман был военным корреспондентом «Berliner Tageblatt». В очерках и репортажах, собранных в книгах «Война на западе» («Der Krieg im Westen», 1915) и «Война в Аргонском лесу» («Der Krieg im Argonnerwald», 1916), сказалось двойственное отношение автора к войне: героизация фронтовой жизни сочетается здесь с изображением ужасов войны.

Роман Келлермана «Братья Шелленберг», написанный в 1925 году, может быть, как и «Туннель», отнесен к жанру утопических произведений.

Хотя в нем мы имеем дело с утопией социальной – автор набрасывает картину грандиозной перестройки жизни Германии, а частично и всей Европы без ломки общественного устройства, только с помощью реформы экономики, однако техническим проблемам века здесь также отведено почетное место.

Совет

Писатель, например, опять «изобретает» сверхмощные машины, но теперь уже не для бурения под дном океана, а для успешной обработки неплодородной земли.

В 1932 году Келлерман заканчивает роман «Город Анатоль», в котором вновь на передний план выдвигается вопрос о взаимоотношениях человека и техники, который решается уже в гораздо более скромных масштабах, чем в «Туннеле» и «Братьях Шелленберг».

В Анатоле, вымышленном захолустном городке какой-то европейской страны, внезапно обнаруживают нефтяные месторождения, и, как свидетельствует художественное исследование Келлермана, это приводит не к процветанию города, а к распаду нравов его обитателей.

Невеселая эта история была отдана на суд общественности за несколько месяцев до того, как на Германию опустилась ночь фашистской диктатуры.

Как и следовало ожидать, имя Бернгарда Келлермана, демократа и гуманиста, к тому же никогда не скрывавшего своей симпатии к Советскому Союзу (еще в 1923 году он был одним из основателей Общества друзей новой России), сразу же попало в списки писателей, неугодных нацистам.

Особый гнев их вызывал роман «Девятое ноября» (1920), в котором писатель заклеймил германский милитаризм и высказал восхищение русским народом, совершившим Октябрьскую революцию. Книга эта была включена в списки запрещенной литературы и публично предана огню на аутодафе, устроенном гитлеровцами в центре Берлина 10 мая 1933 года.

Двенадцать с половиной лет фашистского режима Келлерман прожил в так называемой внутренней эмиграции. «Голубая лента» (1938) – одно из трех произведений, которые ему удалось опубликовать в те годы.

В этом романе писатель опять возвращается к проблемам технического прогресса, плодом которого на этот раз является не трансатлантический туннель, не машины, облагораживающие бесплодную почву, и не нефтяные вышки, а «величайший в мире корабль», прообразом которого послужил печально известный «Титаник», затонувший в водах Северной Атлантики 14 апреля 1912 года.

Обратите внимание

Трагическая история первого и последнего рейса пассажирского океанского лайнера, представлявшего собой наивысшее достижение техники кораблестроения начала века и объявленного непотопляемым, ошеломила современников, которые, едва оправившись от шока, стали пристально следить за ходом расследования обстоятельств кораблекрушения (небезынтересно, что сведения об этом расследовании сообщались в первом номере газеты «Правда», вышедшем через три недели после катастрофы).

Это расследование, а еще больше изыскания историков, убедительно доказали, что «Титаник» стал жертвой борьбы между Англией и Германией за господство на море, выражавшейся внешне в стремлении пароходных компаний обоих государств завоевать «Голубую ленту океана», международную эмблему наибольшей быстроходности судов. Британская компания «Уайт стар», которой принадлежал «Титаник», включилась в эту борьбу, и ее президент Брус Исмей, находившийся на борту лайнера, вынудили капитана Смита во имя рекорда, сулившего не только «Голубую ленту океана», но и баснословные барыши, пренебречь правилами судовождения, а главное — не сбавлять скорости даже после получения сигналов о весьма возможном столкновении с огромным айсбергом, плывшим от берегов Гренландии на юг. А когда произошла катастрофа, выяснилось, что бизнесмены из компании «Уайт стар» в свое время решили сэкономить на спасательных средствах и не снабдили ими в достаточной мере корабль.

Читайте также:  Краткая биография платонов

Неудивительно, что и Келлерман не раз вспоминал эту полную драматизма историю, потрясшую человечество в ту пору, а через двадцать шесть лет решил использовать ее как «реальную основу» для нового произведения. Об этом писатель сообщает в предпосланной «Голубой ленте» «Исторической справке», в которой он, между прочим, оговаривается, что не стеснял своей фантазии. Право на вымысел он как бы закрепляет тем, что дает пароходу, который, как и «Титаник», в аналогичных обстоятельствах терпит страшное крушение, иное название — «Космос».

Название это впервые встречается в «Туннеле» и упоминается как раз в одном ряду с «Титаником». Его носит вымышленный океанский лайнер, судьба которого тоже трагична. Итак, уже тогда в творческой фантазии Келлермана возникли первые, пока еще слабые контуры «главного героя» «Голубой ленты» – судна, полюбившееся название которого хранилось после этого еще двадцать пять лет в памяти писателя. Но в 1913 году гибель «Титаника» вряд ли могла навеять Келлерману фабулу нового произведения. Ибо не поражения, а победы современной техники интересовали его тогда в первую очередь, хотя в «Туннеле» была показана и обратная сторона медали.

Естественным кульминационным пунктом повествования является изображение кораблекрушения и его страшных последствий. И здесь реалистическое мастерство писателя достигает апогея. Катастрофа описана с необычайной достоверностью и воссозданием деталей, каждая из которых необходима.

При этом не только еще раз проявляется знакомство Келлермана с технической проблематикой, но сказывается и его умение проникать в психологию людей, оказавшихся в экстремальной ситуации.

Келлерман – мастер мягких красок. Но, несмотря на это, колорит «Голубой ленты» оказался еще более мрачным, чем это было в «Городе Анатоле».

Иначе, вероятно, и не могло быть. Ведь роман был создан писателем в самые тяжкие времена, которые переживала его родина.

Важно

А когда позднее, уже после начала второй мировой войны, Келлерман задумал дать этой книге экранную жизнь, как это произошло раньше с его романами «Море», «Туннель», «Братья Шелленберг» и «Город Анатоль», написанный им киносценарий был отвергнут министерством пропаганды.

Не стоит в дни морских сражений показывать на экране кораблекрушение – так было обосновано это решение, вдохновителем которого был сам министр Геббельс. Но такая формулировка была не более чем ширмой.

За нею скрывалось неприязненное отношение к произведению, никак не отвечавшему требованиям, которые предъявляли тогдашние правители Германии к литературе и искусству. Нужны были такие книги, такие фильмы и такие живописные полотна, которым надлежало заражать немцев бодрящим духом и отучать их от вредной привычки задумываться над жизнью.

Послевоенное издание «Голубой ленты» вышло в свет в 1963 году, то есть ровно через двадцать пять лет после первого. Его выпустило издательство ГДР «Фольк унд вельт» в рамках десятитомного собрания сочинений писателя, ушедшего из жизни за двенадцать лет до переиздания книги.

В собрание сочинений вошли также некоторые произведения, написанные за шесть с половиной лет, прожитых Келлерманом после войны: антинацистский роман «Пляска смерти» (1948) и публицистические работы, в том числе книга «Что нам нужно делать?» (1945). Эти годы были наполнены его неутомимой деятельностью, не только литературной, но и общественной.

Она началась буквально в первые же послевоенные дни, когда на Востоке Германии, на территории будущей ГДР, развернулась работа по демократическому обновлению страны и освобождению от тяжелых последствий господства фашистов.

Он был одним из основателей новой Академии искусств, Общества по изучению советской культуры и «Культурбунда» – организации, ставившей своей целью приобщение широких масс к идеям демократии, вице-президентом которой он был единодушно избран.

Он был депутатом Народной палаты, членом правления Союза писателей, лауреатом Национальной премии и членом Комитета по международным премиям «За укрепление мира между народами».

Совет

В 1948 году после поездки в СССР в составе первой делегации немецкой демократической интеллигенции он вместе со своей женой Эллен Келлерман написал книгу очерков «Мы возвращаемся из Советской России» («Wir kommen aus Sowjetrußland»), в которой с большой симпатией рассказал о жизни советского народа. Путевые очерки — вообще один из излюбленных жанров неутомимого путешественника Келлермана: во времена кайзеровской Германии и Веймарской республики плодом его поездок по странам Азии явились очерковые книги «Прогулка по Японии» («Ein Spaziergang in Japan», 1910), «Сасса ио ясса. Японские танцы» («Sassa yo Jassa…», 1911), «По персидским караванным путям» («Auf Persiens Karawanenstrassen», 1928), «Путь богов. Индия, Малый Тибет, Сиам» («Der Weg der Götter…», 1929).

Умер Келлерман 17 октября 1951 в Кляйн Глинике возле Потсдама. Похоронен на Новом кладбище в Потсдаме.

Источник: https://fantlab.ru/autor36

Келлерман

Фамилия Келлерман произошла от немецких слов «Keller» («подвал») и «Mann» («человек») и переводится как «человек с подвалом» или «человек из подвала». Эта фамилия — немецкого происхождения.

Первые еврейские фамилии в Германии появились в больших еврейских общинах в конце средних веков. В те времена фамилии давали очень немногим евреям, в основном, мудрецам, знатокам Торы или очень богатым и известным людям. Большинство таких «ранних» фамилий были даны по названию места проживания.

В 16-ом и 17-ом веках евреям стали давать фамилии чаще, и не только по названию населённого пункта. Фамилией могло стать название профессии, эпитет, описывающий внешность, или просто прозвище. Таким образом, мельник мог получить фамилию «Мюллер» («мельник» по-немецки), а его сын — другую фамилию, например, Кляйн («маленький» по-немецки).

Некоторые фамилии привезли с собой еврейские семьи, прибывшие из Испании и Португалии (например, Бельмонте, Абенатар или Лабат), а некоторые были «вывезены» из Австрии (например, Ойербах, Винер, Френкель) и Праги (например, Прагер).

В конце 18-го и начале 19-го веков впервые были приняты законы, обязывающие евреев обзавестись фамилиями, которые передавались бы «по наследству», так как отсутствие постоянных фамилий значительно осложняло управление государством.

Читайте на нашем сайте: Пламя не спалит тебя. Еврейский народ в двухтысячелетнем галуте

Что означает моя еврейская фамилия?

Сегодня 20 адара бет 5779 — 27 марта 2019 Недельная глава: Шмини Еженедельная подборка Фонда Наследия рава И.Зильбера для скачивания (pdf): Недельная глава Шмини

Что означает фамилия Белокренецкий?Varsistaya набрал сегодня 25 баллов в тесте Рош аШана.

ПоучаствоватьZ-M пожертвовал сегодня 18 EUR.

Поучаствоватьсейчас в эфире: Неизвестные исполнители — Ростовский нигун Слушать Рав Реувен Куклин — Доказательство истинности Торы Ципора Харитан — Воспитание в радости и радость в воспитанииРав Яков Шуб — Что происходит с душой человека после смерти?Рав Реувен Пятигорский — Сказка на ХанукуЗаконы и обычаи Рош АшанаРав Ашер Кушнир отвечает — А где был Б-г, когда евреев постигла Катастрофа?Диск с лекциями на книгу Дварим в формате mp3Дан Златопольский учится сегодня в хавруте с Д. А.. Поучаствовать

Что означает моя еврейская фамилия?

В Тему

  • Еврейская семья
  • Коэн
  • Галут
  • Левиты
  • 12 колен Израиля

Все темы

Источник: https://toldot.ru/life/lnames/lnames_6579.html

Биография и книги автора Келлерман Бернхард

Об авторе

Бернгард Келлерман (Bernhard Kellermann, 1879—1951)
Бернгард Келлерман родился в Германии, получил образование в Высшей технической школе в Мюнхене. В 1904 г. появился его первый роман «Иестер и Ли», в котором ярко сказалось влияние на него модного в то время неоромантизма.

Однако от неоромантиков Келлермана отличал повышенный интерес к современной социальной тематике. Ознаменовался этот поворот выходом в свет в 1913 г. романа «Туннель», в котором писатель убедительно показал, как техника в условиях капиталистического общества закабаляет человека.

Келлерман приветствовал Великую Октябрьскую социалистическую революцию и Ноябрьскую революцию в Германии 1918 года, которую он описал в романе «Девятое ноября» (1920 г.). Роман отражает взгляд писателя на первую империалистическую войну, показывает, что война — величайшее бедствие для людей.

Обратите внимание

Роман «Город Анатоль» написан Бернгардом Келлерманом в 1932 году, накануне крушения буржуазно-демократической Веймарской республики. В нем Келлерман заостряет внимание на оборотной стороне прогресса. В маленьком провинциальном городишке на Балканах нашли нефть.

Городок охвачен предпринимательской лихорадкой, смертельной борьбой за прибыли. Распад нравов, моральное падение жителей Анатоля развиваются с катастрофической быстротой.

Келлерман изображает типичные для империализма методы борьбы, которые по мере роста конкуренции становятся все более откровенными.

В годы фашизма Келлерман оставался в Германии, но не пошел ни на какие уступки гитлеровцам. Писать о современной Германии Келлерман не хотел, поэтому он бойкотировал существовавший режим, заняв позицию пассивного сопротивления, не высказывая свое мнение о жизни, очевидцем которой являлся.

После победы Советского Союза в Великой Отечественной войне он активный участник демократического обновления немецкой культуры. В 1948 г. он пишет роман «Пляска смерти», в котором разоблачает преступную сущность фашизма. Этот роман является значительным вкладом в прогрессивную реалистическую литературу. В приветствии ЦК СЕПГ в связи с 70-летием Б.

Келлермана говорилось: «Ваши романы «Девятое ноября» и «Пляска смерти» нанесли сокрушительный удар по миллитаристско-фашистской легенде, жертвой которой во второй мировой войне пали миллионы людей…

» Побывав в Советском Союзе, он вместе со своей женой Элен пишет книгу очерков «Мы возвращаемся из Советской России» (1948), в которой они с большой симпатией отзываются о советских людях.

Источник: https://www.rulit.me/authors/kellerman-bernhard

Келлерман Бернгард — все книги автора в fb2 формате

Скачать книгу (размер 1215Kb , формат fb2) Жанр : Морские приключения , Язык : ru Аннотация: Реальной основой для романа Б. Келлермана «Голубая лента» послужили факты трагической гибели английского парохода «Титаник» в 1912 году.

Скачать книгу (размер 1601Kb , формат fb2) Жанр : Историческая проза , Язык : ru Аннотация: «Гауляйтер и еврейка» (1948) известного немецкого писателя Бернгарда Келлермана (1897–1951) — обличение фашистского государства, его преступных руководителей, резкая критика компромиссной позиции по отношению к нацизму. Роман этот вошел в золотой фонд немецкой и мировой литературы.

Жанр : Классическая проза , Язык : ru Аннотация: В маленьком провинциальном городишке на Балканах нашли нефть. Городок охвачен предпринимательской лихорадкой, смертельной борьбой за прибыли. Крушатся патриархальные устои старого Анатоля (название вымышленное). На смену им приходят все пороки современного индустриального города.

Важно

Жанр : Социально-психологическая фантастика , Язык : ru Аннотация: Роман «Туннель» принес настоящее признание и мировую известность Келлерману.

Это произведение на редкость цельное, захватывающее воображение фантастической историей о постройке под Атлантическим океаном туннеля, соединяющего Европу и Америку.

Инженер Мак Аллан — талантливый изобретатель, человек огромной энергии и выдающихся организаторских способностей. Для постройки туннеля нужны колоссальные …

Жанр : Классическая проза , Язык : ru Аннотация: Утопический роман немецкого писателя Б. Келлермана (1879–1951) «Братья Шелленберг» рисует мир стяжательства и борьбы за прибыль в условиях капиталистического общества.

Скачать книгу (размер 1225Kb , формат fb2) Жанр : Социально-психологическая фантастика , Язык : uk Аннотация: Фантастичний роман Фантастичний твір відомого німецького письменника про будівництво тунелю під Антлантичним океаном. Художнє оформлення О. І. Дмитрієва Перекладено за виданням: Bernhard Kellermann. Der Tunnel. Verlag Volk und Welt. Berlin, 1972 Переклад з німецької Олекси Логвиненка Український переклад, художнє …

Жанр : Историческая проза , Язык : ru Аннотация: Роман известного немецкого писателя-гуманиста Бернгарда Келлермана «Пляска смерти» рисует приход к власти нацистов и события второй мировой войны.

С большой достоверностью воссоздает писатель накаленную атмосферу «третьей империи», показывая жестокое подавление демократических свобод и кровавую расправу со всеми недовольными.

Роман «Пляска смерти» вошел в золотой фонд немецкой …

Источник: https://booksfb2.com/?cat=724

Джонатан Келлерман

Американский писатель Джонатан Келлерман известен как автор академических трудов по психологии и популярной серии романов о психологе Алексе Делавэре и детективе Майло Стерджисе.

Биография

Джонатан Келлерман (Jonathan Kellerman) родился 9 августа 1949 года в Нью-Йорке в семье аэрокосмического изобретателя и танцовщицы.

В своем обучении Келлерман сознательно избегал скатывания к литературе, хотя еще в колледже написал неопубликованный роман, который получил премию Сэмюэла Голдвина.

Основным направлением в учебе была психология, а со временем он сконцентрировался на изучении детской психологии.

Обучение в Университете Южной Калифорнии, а затем экстернатура и интернатура в детской больнице Лос-Анджелеса позволили ему стать директором-основателем психосоциальной программы, в основе которой лежало минимизация интенсивного лечения путем развития междисциплинарного клинического подхода. Успех этой программы позволил Келлерману расширить применение программы на онкологических больных.

Совет

Большая работа проведенная в данном направлении привела к написанию в 1981 году книги Опасаясь за ребенка.

С целью популяризации своих выводов Келлерман спустя 4 года публикует первый роман Когда ветка ломается, который получил несколько литературных премий в том числе премию Эдгара По за лучший дебют. По сюжету романа был снят популярный телевизионный фильм.

Читайте также:  Краткая биография троепольский

В романе появляется судебный психолог Алекс Делавэр (Alex Delaware) и его друг детектив Лос-Анджелесского департамента полиции Майло Стерджис (Milo Sturgis), впоследствии ставшими героями популярной серии романов.

Большинство критиков сходятся в мнении, что романы из цикла об Алексе Делавэре является типичным образчиками «Постмодернистского детектива». Главный герой предстает перед читателями уравновешенным и мягким парнем, этаким подготовленным любителем.

Алекс чуток и внимателен к своим пациентам, он искренне старается им помощь, но когда он встречается с преступниками проявляются цинизм и жесткий профессионализм.

Автор признается, что чутким к проблемам других людей психолог — идеальная модель для современного детектива, мало похожего на традиционного упертого частного сыщика из романов Хэммета или Чандлера.

Живет вместе со своей женой Фэй Келлерман в Лос-Анджелесе, которая является соавтором нескольких романов, где работает практикующим психологом, после того как выступал в качестве консультанта в некоторых сложных случаях, возник конфликт с правоохранительными органами из-за трактовки ряда спорных случаев, в результате чего появилось несколько остросюжетных триллеров, отображающих острые проблемы существующие в обществе.

Начиная с 1985 года, с момента публикации своего первого романа ежегодно пишет один, два романа, многие из которых стали международными бестселлерами.

Избранная библиография

Серия об Алексе Делавэре

Когда ветка ломается (When The Bough Breaks, 1985)
Анализ крови (Blood Test, 1986)
Над краем (Over The Edge, 1987)
Тайный компаньон (Silent Partner, 1989)
Мина замедленного действия (Time Bomb, 1990)
Частное расследование (Private Eyes, 1992)
Дьявольский вальс (Devil’s Waltz, 1993)
Дурная любовь (Bad Love, 1994)
Самооборона (Self-Defense, 1995)
Веб (The Web, 1996)
Клиника 9The Clinic, 1997)
Естественный отбор (Survival Of The Fittest, 1997)
Монстр (Monster, 1999)
Доктор смерть (Dr. Death, 2000)
Плоть и кровь (Flesh and Blood, 2001)
Убийство книги (The Murder Book, 2002)
Холодное сердце (A Cold Heart, 2003)
Терапия (Therapy, 2004)
Ярость (Rage, 2005)
Ушедший (Gone, 2006)
Одержимость (Obsession, 2007)
Принуждение (Compulsion, 2008)
Кости (Bones, 2008)
Доказательство (Evidence, 2009)
Обман (Deception, 2010)
Тайна (Mystery, 2011)
Жертвы (Victims, 2012)
Вина (Guilt, 2013)
Убийцы (Killer, 2014)
Мотив (Motive, 2015)
Срыв (Breakdown, 2016)
Отель Разбитых Сердец (Heartbreak Hotel, 2017)

Ночной переезд (Night Moves, 2018)

Источник: http://detectivemethod.ru/american/jonathan-kellerman/

Бернгард Келлерман — Пляска смерти

Здесь можно скачать бесплатно «Бернгард Келлерман — Пляска смерти» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Историческая проза, издательство Правда, год 1957.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание «Пляска смерти» читать бесплатно онлайн.

Роман известного немецкого писателя-гуманиста Бернгарда Келлермана «Пляска смерти» рисует приход к власти нацистов и события второй мировой войны.

С большой достоверностью воссоздает писатель накаленную атмосферу «третьей империи», показывая жестокое подавление демократических свобод и кровавую расправу со всеми недовольными.

Обратите внимание

Роман «Пляска смерти» вошел в золотой фонд немецкой и мировой антифашистской литературы.

Бернгард Келлерман

Пляска смерти

Вернувшись из длительного отпуска по болезни, Франк Фабиан, адвокат и синдик[1] города, о котором пойдет речь, сразу почувствовал резкую перемену в окружающей обстановке.

Скорый поезд, которым он приехал, опоздал на целый час. Фабиан добрался до дома лишь после полуночи.

Он был приятно удивлен, что горничная Марта еще не ложилась и, заслышав его шаги на лестнице, поспешила открыть дверь.

Сердечно пожав ей руку, он поблагодарил за то, что она дождалась его, и попросил принести красного вина к ужину. Ему хочется отпраздновать свое возвращение домой, с улыбкой пояснил он.

– Госпожа Фабиан, наверно, уже спит? – спросил он, снимая в передней макинтош. Он говорил вполголоса, чтобы не разбудить жену, даму очень нервную и страдавшую бессонницей.

– Да, барыня сегодня рано легла, – ответила Марта и пошла за вином.

Фабиан был в прекрасном настроении. Он радовался тому, что снова дома, и весело потирал руки, наслаждаясь теплом и уютом: с вокзала он ехал на извозчике и продрог. Даже особый запах, присущий всякому человеческому жилью, радовал его теперь. Он совсем отвык от этого запаха за четыре месяца своего отсутствия. Наконец-то он чувствует его опять!

Из передней Фабиан прошел в свой кабинет и зажег все лампы. Здесь ничто не изменилось: пестрые ряды книг, которыми он гордился, несколько картин и привычные безделушки. Наконец-то он дома! Больше всего на свете Фабиан ценил уют и спокойствие. На письменном столе стопкой лежали письма, он быстро пробежал глазами адреса отправителей на конвертах.

«И работа уже заждалась тебя», – мысленно проговорил Фабиан, направляясь в столовую, расположенную рядом с кабинетом. Он не мог жить без дела, и последние праздные недели отпуска превратились для него в мучение.

Стол был убран цветами и обильно уставлен соблазнительными яствами. Холодное жаркое и разрезанная на куски жареная курица в искусном обрамлении гарнира лежали на большом блюде, вокруг которого теснились мисочки и тарелочки с разнообразными салатами и закусками. Фабиан любил вкусно поесть; проголодавшись с дороги, он немедленно с аппетитом приступил к ужину.

– Ну, что нового у нас в городе, Марта? – кладя себе на тарелку кусок жареной курицы, спросил он горничную, принесшую вино. И спросил в сущности только для того, чтобы оказать внимание Марте, которая дожидалась его до столь позднего часа.

Важно

Марта, уже собравшаяся было уходить, вернулась; улыбка появилась на сонном старом лице преданной служанки.

– Теперь что ни день, то новость… – сказала она и запнулась. – Вы, господин доктор, наверное, уже слыхали, что бургомистру Крюгеру пришлось выйти в отставку.

Фабиан вздрогнул, как от удара, и, раскрыв рот, взглянул на Марту; вилка застыла у него в руке.

– Что вы сказали, Марта? – недоверчиво переспросил он. – Кому пришлось выйти в отставку? Доктору Крюгеру?

– Да, доктору Крюгеру сразу же пришлось выйти в отставку, – повторила Марта. – В городе только и разговоров, что об этом.

Фабиан долго не мог вымолвить ни слова. Он опустил на тарелку вилку с куском жареной курицы. Усталость внезапно охватила его, прекрасного настроения как не бывало.

Доктор Крюгер, бургомистр, был другом и однокашником Фабиана. Крюгер пользовался всеобщим уважением и любовью. Это был очень дельный, жизнерадостный человек, и к Фабиану он особенно благоволил, Работать с ним было истинным наслаждением.

– Скажите же, ради всего святого, – проговорил, наконец, Фабиан, – почему Крюгер должен был выйти в отставку? Что случилось?

Марта пожала плечами и опустила глаза.

– Говорят, потому, что он был социал-демократом.

Фабиан сердито засмеялся.

– Крюгер принадлежал к партии центра и никогда не был социал-демократом, – произнес он несколько громче, чем ему хотелось.

– Говорят, он водился с социал-демократами, – пояснила горничная.

Фабиан снова рассмеялся.

– Ну, а кто же у нас теперь вместо него?

– Какой-то господин Таубенхауз.

– Таубенхауз? – в недоумении переспросил Фабиан. – Откуда он взялся?

Марта пожала плечами и направилась к двери. Она понятия не имеет.

– Говорят, был чиновником в каком-то городке в Померании.

– В Померании?

– Так говорят. Да, и еще ходят слухи, будто скоро закроют монастырь капуцинов.

Фабиан опять рассмеялся, но как-то хмуро.

– Это уж сказки, Марта, – недоверчиво заметил он. – При чем тут капуцины?

Марта открыла дверь, так как послышался звонок в коридоре.

– Сейчас чего только не болтают, – ответила она, пожимая плечами. Потом поспешно добавила: – Барыня звонит, – и выбежала из комнаты.

– Передайте сердечный привет моей жене, Марта! – крикнул ей вслед Фабиан. – Завтра утром я зайду к ней поздороваться.

В семейной жизни Фабиана давно произошел разлад. Супруги разошлись, но в глазах общества их отношения оставались дружескими.

После ухода Марты Фабиан долго в недоумении качал головой. Потом он налил себе стакан вина и снова принялся за курицу.

«Крюгер вынужден был выйти в отставку, – бормотал он про себя. После курицы он взялся за холодное жаркое. Положив себе на тарелку салат из помидоров, он опять проговорил качая головой: – Ему пришлось уйти. Бедный Тео! – На лице Фабиана выразилось сожаление. – Жаль его, хороший человек! Уверен, что в январе он обязательно прибавил бы мне жалованья».

Фабиан съел компот и отодвинул тарелки.

«У капуцинов тоже что-то неладно? Безумие, безумие! Просто уму непостижимо!»

Усталость прошла, он снова был бодр и свеж. Ну и дела творятся в священной германской империи! Ну и дела! Крюгеру дали отставку! Монастырь капуцинов вот-вот закроют, – да тут сам черт ногу сломит.

Он взял графин с красным вином и стакан и вернулся в свой кабинет, чтобы там, после долгого отсутствия, еще часок насладиться тишиной у себя дома.

Совет

Взгляд его рассеянно скользнул по пестрым корешкам книг, по стопке писем и газет на письменном столе, но он уже не мог собраться с мыслями: покой был нарушен.

Все время его преследовала мысль, что в священной германской империи творятся непонятные и странные дела.

Наконец, он взял сигару и опустился в удобное кресло. Он сидел, вытянув ноги, с незажженной сигарой в руке и думал.

Да, они давно уже появились в городе. В коричневых рубашках, с портупеями, в высоких кавалерийских сапогах, как будто только что сошедшие с боевых коней, не то ландскнехты, не то ковбои.

Но, что бы там ви говорили, выглядели они хорошо: сильные, мужественные, полные энергии, порою дерзкие. В общем они держали себя пристойно, иногда, правда, грубовато и несколько вызывающе, но в городе к ним уже привыкли. Сначала их было немного, и люди оглядывались на них.

Постепенно их становилось все больше и больше, но и это стало обычным. Они привлекали к себе внимание, только когда появлялись на улице целыми толпами, громыхая кружками для сбора пожертвований, и те, кому тяжело доставались трудовые гроши, старались обходить их.

Сам Фабиан всегда имел наготове мелочь, чтобы никто не подумал, будто он намеренно держится в стороне. Да это и было бы ни к чему.

Вот и сегодня он снова встретил их в поезде. Они заняли два столика в вагон-ресторане и вели себя шумно и заносчиво. Это были почти сплошь молодые люди, видимо, возвращавшиеся с какого-то сборища, вдохнувшего в них новую энергию.

Обратите внимание

Иногда они кричали что-то, обращаясь друг к другу, и взгляды их вызывающе и нагло скользили по остальным пассажирам. Без сомнения, за четыре месяца, которые он провел в отпуску, их самонадеянность сильно возросла, а властолюбивые помыслы непомерно окрепли.

Казалось, они вдруг стали силой в стране. Или ему это только померещилось?

Фабиан встал и сделал несколько шагов по комнате. «Или мне это только померещилось?» – снова спросил он себя. Потом опять бросился в кресло и погрузился в размышления.

Ну, хорошо, сначала им были не по нраву социалистические партии, потом буржуазные, вплоть до консерваторов, но и этого мало. Церковь стала им поперек дороги, мешая их властолюбию. Даже здесь в городе они затеяли войну с безобидными капуцинами, которые и мухи не обидят.

Нет сомнения, что за эти четыре месяца влияние национал-социалистской партии стало захватывать все более широкие круги, она явно окрепла и упрочилась. Это бесспорно! А он полагал, что пройдет год – другой и она сойдет со сцены, как это случалось с другими партиями до нее. Фабиан беззвучно рассмеялся.

Какое заблуждение! Какое невероятное заблуждение! «Слава богу, – подумал он, – не я один поддался этому заблуждению, а многие и поумнее меня. Слава богу!»

Мысли его стали мешаться, усталость опять взяла свое, у него едва хватило сил подняться с кресла.

«Уже поздно, пора спать! – подумал он. – Не успел я вернуться домой, и меня вновь терзают те же тревожные мысли. Ну, хорошо, завтра во всем разберусь. Завтра взгляну на все трезвыми, спокойными глазами. Завтра, завтра! Ведь завтра наступит совсем новый день». Фабиан зевнул; он ужасно устал.

Источник: https://www.libfox.ru/328419-berngard-kellerman-plyaska-smerti.html

Ссылка на основную публикацию