Краткая биография княжнин

Княжнин Яков Борисович

Княжнин родился в дворянской семье, воспитывался дома до 16 лет, а затем был отвезён в Петербург, в гимназию при Академии наук, под руководство профессора Модераха, где пробыл семь лет. Содержатель пансиона Лови учил его французскому, немецкому и итальянскому языкам. Ещё в школьном возрасте Княжнин начал литературную деятельность, сочиняя оды и мелкие стихотворения.

По окончании курса поступил в Иностранную коллегию юнкером, был назначен переводчиком, служил в канцелярии, занимавшейся строением домов и садов, но скоро перешёл на военную службу и был адъютантом при дежурном генерале.

В 1769 году Княжнин выступил со своей первой трагедией «Дидона», поставленной сначала в Москве, а затем в придворном театре в присутствии самой императрицы Екатерины II. Благодаря этой трагедии Княжнин близко познакомился с А. П.

Сумароковым и женился на его старшей дочери — для тех времён весьма незаурядной личности, ставшей первой русской писательницей, опубликовавшей свои произведения в печати.

Обратите внимание

В течение трёх лет Княжнин написал трагедию «Владимир и Ярополк» и комические оперы «Несчастие от кареты» и «Скупой» (музыка Василия Пашкевича, поставлены на сцене театра Карла Книпера). Тогда же он перевёл роман Мадам де Тансен «Несчастные любовники, или Истинные приключения графа Коминжа» (СПб., 1771).

В 1773 году за совершённую по легкомыслию огромную по тем временам растрату почти в 6000 рублей Княжнин был отдан под суд военной коллегии, которая присудила его к разжалованию в солдаты. Однако императрица простила его, и в 1777 году ему вернули капитанский чин.

За это время Княжнин перевёл «Генриаду» вольнодумца Вольтера и несколько трагедий Корнеля и Кребийона. В 1781 году Княжнина пригласил к себе на службу И. И.

Бецкой, настолько доверявший ему, что все бумаги проходили через руки Якова Борисовича, и ему же принадлежала редакция записки об устройстве воспитательного дома.

В 1784 году, когда в Санкт-Петербурге была поставлена его трагедия «Росслав», публика пришла в такой восторг, что непременно хотела видеть автора. Однако скромный Княжнин не решился выйти на сцену, и за него изъявлял благодарность публике исполнитель главной роли Иван Дмитриевский.

С этих пор дом Княжнина становится литературным центром, а сам Княжнин — членом российской академии и приобретает благосклонность княгини Е. Р. Дашковой. Когда императрица Екатерина заказывает трагедию Княжнину, тот в три недели пишет «Титово милосердие». Затем в течение 1786 года появляются трагедии «Софонисба» и «Владисан» и комедия «Хвастун».

В то же время Княжнин успевает давать уроки русского языка в Сухопутном шляхетском корпусе.

В дальнейших работах для театра Княжнин на долгое время сосредоточился на комедии и комической опере («Сбитенщик», «Неудачный примиритель», «Чудаки», «Траур, или Утешенная вдова», «Притворно сумасшедшая»).

Важно

Только в 1789 году Княжнин снова пишет трагедию — «Вадим Новгородский», но не решается отдать его на сцену по политическим мотивам.

Французская революция и вызванная ею реакция при русском дворе подсказали Княжнину, что выступать с произведением, где основатель русского государства трактуется как узурпатор и восхваляется политическая свобода, было бы в такой ситуации неуместно.

О трагедии знали только близкие к Княжнину люди, и поэтому он не лишился благосклонности императрицы. Более того, она приказала отпечатать собрание сочинений Княжнина за казённый счет и отдать автору.

Смерть Княжнина 14 января 1791 года от простуды избавила его от крупных неприятностей, которые угрожали ему за его последнюю трагедию. Эта пьеса вместе с другими бумагами Княжнина попала к книгопродавцу Глазунову, а от него к княгине Дашковой.

Княгиня Дашкова была в это время не в ладах с императрицей и не без умысла напечатала в 1793 году «Вадима». Вольнодумство трагедии тут же заметил И. П. Салтыков, в результате чего пьеса была уничтожена как в отдельном издании, так и в 39-й части «Российского Феатра».

Разошедшиеся экземпляры в течение нескольких лет конфисковывались у книгопродавцов и читателей.

Похоронен Княжнин в Санкт-Петербурге на Смоленском кладбище.

За Княжниным утвердился данный ему Пушкиным меткий эпитет «переимчивого». Не ограничиваясь подражанием европейским образцам, Княжнин часто заимствовал целые тирады, преимущественно из французских классиков, а иногда просто переводил их пьесы без указания источника.

Однако следует подчеркнуть, что в русской литературе XVIII в. это считалось не просто обычным делом, но даже почти достоинством, поэтому Княжнин стяжал прозвище «российского Расина».

Современники не ставили ему в упрёк даже оперу «Сбитенщик», хотя это в сущности копия с Аблесимовского «Мельника».

Совет

Наиболее оригинальные пьесы Княжнина — это «Вадим Новгородский» и «Росслав», хотя и в последней трагедии, по замечанию Мерзлякова, Росслав (в 3 явлении 3 акта) «как молотом поражает Христиерна высокими словами, заимствованными из трагедий Корнеля, Расина и Вольтера».

В «Дидоне» Княжнин подражал Лефран-де-Помпиньяну (англ.) и Метастазио; «Ярополк и Владимир» — копия с «Андромахи» Расина; «Софонисба» заимствована у Вольтера; «Владисан» повторяет «Меропу» Вольтера; «Титово милосердие» — почти сплошной перевод из Метастазио; «Хвастун» — почти перевод комедии де Брюйе (англ.) «L’important de cour»; «Чудаки» — подражание «L’homme singulier» Детуша.

Вся эта широкая система заимствования отнюдь не лишает пьес Княжнина серьезного историко-литературного значения.

Хронологически Княжнин является вторым русским драматургом после Сумарокова. «Отец российского театра» несомненно превосходил Княжнина драматическим талантом, но зато Княжнин ушёл далеко вперед в выработке сценического языка и в фактуре стихов.

Княжнин больше Сумарокова страдает склонностью к риторике, но вместе с тем обладает большой технической виртуозностью.

Целый ряд его стихов становился ходячими цитатами у современников: «Тиранка слабых душ, любовь — раба героя; коль счастья с должностью не можно согласить, тогда порочен тот, кто счастлив хочет быть»; «Исчезнет человек — останется герой»; «Да будет храм мой — Рим, алтарь — сердца граждан»; «Тот свободен, кто, смерти не страшась, тиранам не угоден» и т. п.

Ещё важнее внутреннее достоинство трагедий Княжнина — построение многих пьес преимущественно на гражданских мотивах. Правда, герои Княжнина — ходульные, но они пылают благородством и в своих сентенциях отражают философию века просвещения.

Лучшие комедии Княжнина, «Хвастун» и «Чудаки», также не лишены достоинств. Несмотря на заимствования, Княжнину удалось придать им много русских черт.

Обратите внимание

Так как в них риторика была не нужна, то язык, которым говорят действующие лица комедий, вполне простой, разговорный, несмотря на рифмованные стихи.

Комедии были главным образом направлены против французомании, тщеславия, желания «казаться, а не быть», отчасти против сословных предрассудков и т. д.

Материал взят из Википедии

Ознакомиться с творчеством Якова Княжнина

Источник: http://liricon.ru/biografii-poetov/knyazhnin-yakov-borisovich

Жизнь и творчество Княжнин Я.Б

Рефераты – Биография
Реферат на тему «Жизнь и творчество Княжнин Я.Б.» Яков Борисович Княжнин родился 3 (14) октября 1742 г. в семье псковского вице-губернатора. Учился в Петербурге, в гимназии при Академии наук, служил в иностранной коллегии у Никиты Панина, был военным, однако за растрату казенных денег ему пришлось оставить службу. Впоследствии он служил секретарем вельможи Бецкого. Писать Княжнин стал рано, его литературная деятельность начиналась под влиянием творчества Сумарокова, учеником которого он считал себя. Княжнин написал восемь трагедий, четыре комедии, пять комических опер и мелодрам, писал и стихотворения. Среди переводов, сделанных Княжниным, следует отметить трагедии Корнеля и поэму Вольтера «Генриада». Многие пьесы Княжнина носил характер вольного переложения иностранных образцов, за что Пушкин не без иронии назвал его «переимчивый Княжнин». Однако, несмотря на «переимчивость», Княжнин был талантливым литератором, лучшие его трагедии самостоятельны и пользовались большим успехом у соотечественников. Театр для Княжнина — трибуна, с которой он проповедовал взгляды на существо верховной власти, на отношения между царем и гражданами. Самодержавие и отношение к нему — вот основная политическая тема трагедий Княжнина, которую он решал как борьбу с самовластьем во имя свободы. В годы политической реакции смелость Княжнина, его гражданская активность обратили на себя внимание правительства. «Вадим Новгородский» и затем написанная им работа «Горе моему отечеству», так и не увидевшая свет, принесли ему большие неприятности. В доме Княжнина, который был женат на дочери Сумарокова, поэтессе Катерине Александровне, часто собирались литераторы, любители искусства, передовая дворянская молодежь. Трагедии “Росслав” и “Вадим Новгородский” Первый крупный успех Княжнина был связан с постановкой в 1769 г. трагедии «Дидона», вызвавшей одобрение Сумарокова, но лучшие его трагедии, исполненные гражданского пафоса, — «Росслав» (1784) и «Вадим Новгородский» (1789). Написанная на условно-исторический сюжет, в период определившейся победы революции в Америке и в канун Французской революции, «Росслав» — трагедия глубоко патриотическая. Росслав — «полководец российский» — проявляет мужество и преданность долгу и отечеству, не желая выдать тайну, несмотря на угрозу смерти. Он пренебрегает возможностью стать шведским королем, предпочитая трону звание гражданина свободной страны: «Чтоб я, забыв в себе российска гражданина, порочным сделался для царска пышна чина!» В трагедиях своих Княжнин громит тиранов — «Отечества губителей». И хотя Княжнин не шел дальше пропаганды конституционной монархии, речи его героев о тирании, свободе, гражданских правах, произносимые со сцены, звучали почти революционно. Возникновение трагедии «Вадим Новгородский» — самого значительного произведения Княжнина — было вызвано стремлением ответить Екатерине II, написавшей пьесу «Историческое представление из жизни Рурика» (1786). В основу трагедии было положено летописное известие из Никоновской летописи о новгородцах, которые были недовольны княжением Рурика. И в то же лето (т. е. 863 г.) Рурик «уби Вадима храброго и иных многих изби новгородцев, советников его» — так гласила летописная запись. Пьеса Екатерины, написанная в «подражание Шекспиру», изображает Вадима не противником самодержавной власти, а честолюбцем, жаждущим власти и с этой целью устраивающим заговор. Рурик — идеальный монарх, побеждающий заговорщиков, и Вадим, подавленный великодушием монарха, который предлагает ему роль помощника, спешит доказать свою преданность. Княжнин полемически заостряет свою трагедию против трактовки Екатерины, преследовавшей монархические цели.Рурик в трагедии Княжнина похож на Рурика в пьесе Екатерины: он благодетельный и великодушный государь, избранный самим народом за избавление Новгорода от смуты. И тем ярче выступает титаническая фигура Вадима, изображенного Княжниным пламенным патриотом, защитником вольности родного города, идейным противником самодержавной власти как таковой. Самодержавная власть враждебна народу. Сторонник Вадима, новгородский посадник Пренест так говорит о ней: Что в том, что Рурик сей героем быть родился? Какой герой в венце с пути не совратился. Самодержавие повсюду бед содетель Вредит и самую чистейшу добродетель. И невозбранные открыв пути страстям, Дает свободу быть тиранами царям. Герой-полководец Вадим, вернувшись на родину и застав самодержавное правление Рурика, не может примириться с ним. Он защитник идеи народоправства, он ратует за республику, за древние новгородские вольности. И хотя в новгородской республике главную роль играют идеальные вельможи, аристократы, но они, по мысли Княжнина, равны перед законом со всеми гражданами, они управляют именем народа, представляют собой народ. Защищая вольность, Вадим организует заговор, а затем восстание. И если поддерживающими его новгородскими посадниками Пренестом и Вигором движут в основном личные интересы: оба претенденты на руку дочери Вадима Рамиды, то Вадим — непоколебимый республиканец, убежденный в необходимости защищать свободу народа от самодержавной власти. О жаждет пролить всю кровь свою во имя вольности. Итак, основной политический конфликт трагедии Княжнина не тиранство монарха, как в трагедиях Сумарокова, а конфликт, вызванный борьбой за республику против монархии, даже в том случае, если на троне просвещенный монарх. Это первая республиканская трагедия и первый образ стойкого непоколебимого республиканца — врага самодержавия. Вспомним, что, обличая тирана в трагедии «Дмитрий Самозванец», Сумароков устами своего положительного героя утверждает при этом: «Самодержавие — России лучша доля». Трагедия Вадима заключается в том, что народ не поддерживает его. Восстание подавлено. Рурик возвращает народу венец — символ своей власти и предлагает его Вадиму, но Вадим презрением отказывается: Вадима на главу! Сколь рабства ужасаюсь, Толико я его орудием гнушаюсь! Народ коленопреклоненно просит Рурика править им. С негодованием бросает Вадим упрек народу:  О гнусные рабы, своих оков просящи: О стыд! Весь дух граждан отселе истреблен! Видя победу Рурика, Вадим закалывается, произнося пере этим слова, свидетельствующие о его моральной победе. В средине твоего победоносна войска, В Венце, могущий все у ног твоих ты зреть, Что ты против того, кто смеет умереть? Современники Княжнина видели в его трагедии, написанной 1789 г., намеки на живую политическую современность. Исполнена чувства долга и дочь Вадима Рамида, любящая Рурика любимая им. Угадав намерение отца, она лишает себя жизни. В трагедии большое место занимает тема народа, который осознается исторической силой, способной определять ход событий в стране. Недаром Рурик предлагает Вадиму, чтобы народ решил их спор: «Меж нами я народ судьею поставляю». Монархия побеждает, народ верит Рурику, но истинный победитель — Вадим, предпочитающий смерть рабству. И все симпатии автора на его стороне. Написанная в русле поэтики классицизма, трагедия сохраняет статичность и основные принципы, присущие трагедиям классицизма, однако в трактовке характеров Княжнин отступает от правил: в его «Вадиме» нет прямолинейного деления борющихся лиц на положительных и отрицательных персонажей. Величайшей заслугой Княжнина явилось создание героического образа Вадима. Княжнин не был ни революционером, ни республиканцем, подобно своему Вадиму, но события Французской революции не заставили его отказаться от своих передовых общественно-политических взглядов, от своей трагедии, законченной перед самой революцией. Трагедия была напечатана отдельным изданием только в 1793 г. и сразу вызвала большой интерес, о ней доложили Екатерине. Она восприняла «Вадима Новгородского» почти так же, как и «Путешествие» Радищева. Началось следствие. Так как автора в это время уже не было в живых, правительственная кара обрушилась на «якобинскую» трагедию. По распоряжению императрицы Сенат приговорил конфисковать все экземпляры трагедии и сжечь эту «дерзостную» книгу. Следующее издание было осуществлено лишь в 1871 г. П. А. Ефремовым, но с пропуском четырех стихов, в которых давалась особенно убийственная характеристика самодержавию: «Самодержавие повсюду бед содетель…» Долгое время трагедия появлялась в печати с пропусками и только в 1914 г. была впервые напечатана полностью. Предание о Вадиме, тему новгородской вольности подхватили и развили Рылеев, Пушкин, Лермонтов. Комедии «Хвастун» и «Чудаки» Среди комедий Я. Б. Княжнина особенно выделяются яркостью характеристики героев, реальными подробностями русского быта, неподдельным комизмом стихотворные комедии «Хвастун» и «Чудаки». Сюжеты их заимствованы: «Хвастун» — переделка комедии Брюйеса «Значительный человек», вторая — «Чудаки» — комедии Детуша «Странный человек». Однако это не помешало Княжнину изобразить характерные черты русской действительности, создать образы современных ему «верхолетов», которые, несмотря на ничтожество, попав в «случай», могут стать вельможами при дворе. Сюжет комедии «Хвастун» прост. Промотавшийся дворянин с целью поправить свои дела ухаживает за дочерью богатой провинциальной помещицы. Верхолет выдает себя за знатного человека, говорит, что он «попал в случай», стал графом, получил имение «с Торжок или Тверь». Княжнинский Хвастун в какой-то степени прообраз Хлестакова. От Верхолета ждут «милостей» и его дядя Простодум, и желающая сделать дочь графиней помещица Чванкина. Образы этих провинциальных помещиков нарисованы с большим мастерством и знанием жизни. Глупый, невежественный, ничтожный и по умственным, и по нравственным качествам Простодум — образ, близкий Скотинину, готов «на брюхе ползать», чтобы стать сенатором. Сенаторство обещано ему Верхолетом. Жестокость и алчность «доброго простака», как его называет один из персонажей комедии, раскрывается и тогда, когда оказывается, что Простодум разбогател, скопив деньги «не хлебом, не скотом, не выводом теляток, но кстати в рекруты торгуючи людьми». Наконец, Хвастун-Верхолет выведен на чистую воду честным небогатым дворянином, отцом Замира, возлюбленного Милены (дочери помещицы Чванкиной). Честон и Замир — идеальные дворяне, для которых честь превыше всего. На создание этих характеров повлияли Стародум, Правдин, Милон из фонвизинского «Недоросля». Комедия Княжнина, обращенная к современности, сатирически разоблачала тип выскочки-вельможи, число которых было велико в екатерининское правление, когда стоило «попасть в случай», стать фаворитом Екатерины или угодить Потемкину — и ты вельможа, вершитель дел государственных. Погоня за чинами, невежество и развращенность нравов — все это свидетельствовало о нравственном падении дворянства. Несмотря на соблюдение принципов классицизма, условность характеров, комедия привлекала реалиями русского быта, мастерским созданием комических характеров, замечательной легкостью разговорного языка, живописностью диалогов. Популярной у современников была и комедия характеров «Чудаки», в которой действуют кичащиеся своим родовым дворянством богач Лентягин и его жена, галломан Ветромах, их дочь «ветренница смиренная». В комедиях Княжнина действуют наряду с невежественным, честолюбивым, галломанствующим дворянством и ловкие, пронырливые слуги. Мастерски разработанная стихотворная форма, легкий остроумный язык способствовали дальнейшему развитию стихотворной комедии («Горе от ума» Грибоедова). Серьезные проблемы затрагивает Княжнин в комической опере «Несчастье от кареты» (1779). В ней он обращает внимание на тяготы крестьян, зависящих от самодурства господина и приказчика, на их бесправие, о котором говорит один из героев Лукьян: «Боже мой, как мы несчастны! Нам должно пить, есть и жениться по воле тех, которые нашим мучением веселятся и которые без нас бы с голоду померли».Яков Борисович Княжнин скоропостижно скончался 14 (25) января 1791 г. в Петербурге. Похоронен на Смоленском кладбище.
Читайте также:  Сочинения об авторе носов е. и.

 

Источник: http://litirus.ru/biografiya/zhizn-i-tvorchestvo-knyazhnin-ya.b.html

КНЯЖНИН, ЯКОВ БОРИСОВИЧ

КНЯЖНИН, ЯКОВ БОРИСОВИЧ (1742 (1740?) – 1791), русский драматург, поэт, переводчик. Родился 3(14) октября 1742 (1740?) в Пскове, сын псковского вице-губернатора. Получил образование в гимназии при Академии наук и в частном пансионе.

С 1757 – переводчик в Канцелярии от строений, с 1762 – на военной службе. По обвинению в растрате казенных денег был судим (1773), лишен дворянского звания и уволен со службы. Прощенный в 1778, стал секретарем видного деятеля эпохи Екатерины II И.И.

Бецкого, главного попечителя просветительских и воспитательных учреждений. В эти годы Княжнин, начавший писать еще в школьные годы, с жаром отдается литературной деятельности: выступает в журналах, публикует переводы, сочиняет пьесы, с успехом идущие на столичной сцене.

В 1783 избран членом Российской Академии наук, участвовал в составлении Словаря Академии Российской.

Заявив о себе как о характерном представителе русского просветительского классицизма, Княжнин завоевал у современников широкий успех трагедиями из отечественной и мировой истории и мифологии (Дидона, 1769; Владимир и Ярополк, 1772; Росслав, 1784; Владисан, Софонизба, обе 1786; Титово милосердие, 1778; Вадим Новгородский, 1789, опубл. 1793, и др.), а также комическими операми, популярном европейском жанре 18 в. (Рыбак и дух, 1781; Хвастун, 1784–1785; Несчастье от кареты, 1779; Сбитенщик, 1783; Чудаки, 1790), мелодрамой Орфей и др.

«Переимчивый Княжнин», по определению А.С.Пушкина, заимствовал многие сюжеты своих драм у европейских авторов (Мольер, Ф.Детуш, Вольтер, П.Метастазио, К.Гольдони), иногда усложняя при этом композицию и вводя, в подражание античности, в некоторые трагедии хор.

Патриотический пафос и тираноборческие мотивы трагедий, узнаваемость образов, живость языка и злободневность тематики комедий, предвосхитивших творчество А.С.Грибоедова и Н.В.

Читайте также:  Краткая биография лённрот

Гоголя, постановка назревших для русского общества проблем национального характера и новой трактовки идеи государственности, в которой следование кодексу сословной чести – символу дворянского избранничества – сменяется утверждением самосознания «российского гражданина», верность интересам не монарха, но отечества поставили Княжнина в ряд наиболее ярких драматургов своего столетия.

Переводчик поэмы Вольтера Генрияда (1777), трагедий П.Корнеля Сид, Цинна, Смерть Помпеева (все 1779), Родогуна (1788), Гораций и комедии Лжец (не опубл.), поэмы крупнейшего представителя европейского барокко Дж.

Важно

Марино Избиение младенцев (1779), а также комедий Гольдони Хитрая вдова, Тщеславные женщины, Светский человек (не опубл.) и др., Княжнин ввел в культурный обиход наиболее актуальные для своего времени произведения литературы Запада.

Новаторским явилось употребление впервые в русской словесности белого стиха.

В 1793 напуганная Французской революцией Екатерина II, автор пьесы Историческое представление из жизни Рурика (1786), в монархистски-верноподданническом духе трактующей летописную легенду о восстании древних новгородцев против варяжского князя, издала секретный указ, повелевающий публично сжечь «мятежную» трагедию уже покойного Княжнина Вадим Новгородский, где герой-республиканец, боровшийся с великодушным монархом Руриком, предпочитает в итоге смерть унизительному подчинению (вновь опубл. в 1871, полная публ. 1914). Не последнюю роль в этом распоряжении сыграли доносительные инсинуации давнего недруга Княжнина И.А.Крылова. Указ императрицы способствовал возникновению двух версий о кончине драматурга 14 (25) января 1791 в Петербурге: от «простудной горячки» – либо (ее придерживался Пушкин) от пыток в Тайной канцелярии.

Творчество Княжнина и особенно тираноборческие тирады Вадима (напр.: «Кто не был из царей в порфире развращен? Самодержавие повсюду бед содетель…») нашли отклик в декабристской литературе начала 19 в.

Литература:

Нейман Б.В. Комедии Я.Б.Княжнина. – В кн.: Проблемы реализма в русской литературе XVIII в. М. – Л., 1940
Княжнин Я.Б. Избранные произведения. Вступит. статья, подгототовка текста и примечания Л.И.Кулаковой, при участии В.А.Западова. Л., 1961
Княжнин Я.Б. Избранное. М., 1991
Западов В.А. Литературные направления в русской литературе XVIII в. СПб, 1995

Источник: https://www.krugosvet.ru/enc/literatura/knyazhnin-yakov-borisovich

Яков Борисович Княжнин

Яков Борисович Княжнин родился 3 (14) октября 1742 г. в семье псковского вице-губернатора. Учился в Петербурге, в гимназии при Академии наук, служил в иностранной коллегии у Никиты Панина, был военным, однако за растрату казенных денег ему пришлось оставить службу. Впоследствии он служил секретарем вельможи Бецкого.

Писать Княжнин стал рано, его литературная деятельность начиналась под влиянием творчества Сумарокова, учеником которого он считал себя. Княжнин написал восемь трагедий, четыре комедии, пять комических опер и мелодрам, писал и стихотворения. Среди переводов, сделанных Княжниным, следует отметить трагедии Корнеля и поэму Вольтера «Генриада».

Многие пьесы Княжнина носил характер вольного переложения иностранных образцов, за что Пушкин не без иронии назвал его «переимчивый Княжнин». Однако, несмотря на «переимчивость», Княжнин был талантливым литератором, лучшие его трагедии самостоятельны и пользовались большим успехом у соотечественников.

Театр для Княжнина — трибуна, с которой он проповедовал взгляды на существо верховной власти, на отношения между царем и гражданами. Самодержавие и отношение к нему — вот основная политическая тема трагедий Княжнина, которую он решал как борьбу с самовластьем во имя свободы. В годы политической реакции смелость Княжнина, его гражданская активность обратили на себя внимание правительства.

«Вадим Новгородский» и затем написанная им работа «Горе моему отечеству», так и не увидевшая свет, принесли ему большие неприятности. В доме Княжнина, который был женат на дочери Сумарокова, поэтессе Катерине Александровне, часто собирались литераторы, любители искусства, передовая дворянская молодежь.

Трагедии «Росслав» и «Вадим Новгородский” Первый крупный успех Княжнина был связан с постановкой в 1769 г. трагедии «Дидона», вызвавшей одобрение Сумарокова, но лучшие его трагедии, исполненные гражданского пафоса, — «Росслав» (1784) и «Вадим Новгородский» (1789).

Написанная на условно-исторический сюжет, в период определившейся победы революции в Америке и в канун Французской революции, «Росслав» — трагедия глубоко патриотическая. Росслав — «полководец российский» — проявляет мужество и преданность долгу и отечеству, не желая выдать тайну, несмотря на угрозу смерти.

Он пренебрегает возможностью стать шведским королем, предпочитая трону звание гражданина свободной страны: «Чтоб я, забыв в себе российска гражданина, порочным сделался для царска пышна чина!” В трагедиях своих Княжнин громит тиранов — «Отечества губителей».

Совет

И хотя Княжнин не шел дальше пропаганды конституционной монархии, речи его героев о тирании, свободе, гражданских правах, произносимые со сцены, звучали почти революционно. Возникновение трагедии «Вадим Новгородский» — самого значительного произведения Княжнина — было вызвано стремлением ответить Екатерине II, написавшей пьесу «Историческое представление из жизни Рурика» (1786).

В основу трагедии было положено летописное известие из Никоновской летописи о новгородцах, которые были недовольны княжением Рурика. И в то же лето (т. е. 863 г.) Рурик «уби Вадима храброго и иных многих изби новгородцев, советников его» — так гласила летописная запись.

Пьеса Екатерины, написанная в «подражание Шекспиру», изображает Вадима не противником самодержавной власти, а честолюбцем, жаждущим власти и с этой целью устраивающим заговор. Рурик — идеальный монарх, побеждающий заговорщиков, и Вадим, подавленный великодушием монарха, который предлагает ему роль помощника, спешит доказать свою преданность.

Читайте также:  Сочинения об авторе бродский

Княжнин полемически заостряет свою трагедию против трактовки Екатерины, преследовавшей монархические цели. Рурик в трагедии Княжнина похож на Рурика в пьесе Екатерины: он благодетельный и великодушный государь, избранный самим народом за избавление Новгорода от смуты.

И тем ярче выступает титаническая фигура Вадима, изображенного Княжниным пламенным патриотом, защитником вольности родного города, идейным противником самодержавной власти как таковой. Самодержавная власть враждебна народу. Сторонник Вадима, новгородский посадник Пренест так говорит о ней: Что в том, что Рурик сей героем быть родился? Какой герой в венце с пути не совратился.

Самодержавие повсюду бед содетель Вредит и самую чистейшу добродетель. И невозбранные открыв пути страстям, Дает свободу быть тиранами царям. Герой-полководец Вадим, вернувшись на родину и застав самодержавное правление Рурика, не может примириться с ним. Он защитник идеи народоправства, он ратует за республику, за древние новгородские вольности.

И хотя в новгородской республике главную роль играют идеальные вельможи, аристократы, но они, по мысли Княжнина, равны перед законом со всеми гражданами, они управляют именем народа, представляют собой народ. Защищая вольность, Вадим организует заговор, а затем восстание.

И если поддерживающими его новгородскими посадниками Пренестом и Вигором движут в основном личные интересы: оба претенденты на руку дочери Вадима Рамиды, то Вадим — непоколебимый республиканец, убежденный в необходимости защищать свободу народа от самодержавной власти. О жаждет пролить всю кровь свою во имя вольности.

Обратите внимание

Итак, основной политический конфликт трагедии Княжнина не тиранство монарха, как в трагедиях Сумарокова, а конфликт, вызванный борьбой за республику против монархии, даже в том случае, если на троне просвещенный монарх. Это первая республиканская трагедия и первый образ стойкого непоколебимого республиканца — врага самодержавия.

Вспомним, что, обличая тирана в трагедии «Дмитрий Самозванец», Сумароков устами своего положительного героя утверждает при этом: «Самодержавие — России лучша доля». Трагедия Вадима заключается в том, что народ не поддерживает его. Восстание подавлено.

Рурик возвращает народу венец — символ своей власти и предлагает его Вадиму, но Вадим презрением отказывается: Вадима на главу! Сколь рабства ужасаюсь, Толико я его орудием гнушаюсь! Народ коленопреклоненно просит Рурика править им.

 С негодованием бросает Вадим упрек народу: О гнусные рабы, своих оков просящи: О стыд! Весь дух граждан отселе истреблен! Видя победу Рурика, Вадим закалывается, произнося пере этим слова, свидетельствующие о его моральной победе.

В средине твоего победоносна войска, В Венце, могущий все у ног твоих ты зреть, Что ты против того, кто смеет умереть? Современники Княжнина видели в его трагедии, написанной 1789 г., намеки на живую политическую современность. Исполнена чувства долга и дочь Вадима Рамида, любящая Рурика любимая им. Угадав намерение отца, она лишает себя жизни.

В трагедии большое место занимает тема народа, который осознается исторической силой, способной определять ход событий в стране. Недаром Рурик предлагает Вадиму, чтобы народ решил их спор: «Меж нами я народ судьею поставляю». Монархия побеждает, народ верит Рурику, но истинный победитель — Вадим, предпочитающий смерть рабству. И все симпатии автора на его стороне. Написанная в русле поэтики классицизма, трагедия сохраняет статичность и основные принципы, присущие трагедиям классицизма, однако в трактовке характеров Княжнин отступает от правил: в его «Вадиме» нет прямолинейного деления борющихся лиц на положительных и отрицательных персонажей. Величайшей заслугой Княжнина явилось создание героического образа Вадима. Княжнин не был ни революционером, ни республиканцем, подобно своему Вадиму, но события Французской революции не заставили его отказаться от своих передовых общественно-политических взглядов, от своей трагедии, законченной перед самой революцией. Трагедия была напечатана отдельным изданием только в 1793 г. и сразу вызвала большой интерес, о ней доложили Екатерине. Она восприняла «Вадима Новгородского» почти так же, как и «Путешествие» Радищева. Началось следствие. Так как автора в это время уже не было в живых, правительственная кара обрушилась на «якобинскую» трагедию. По распоряжению императрицы Сенат приговорил конфисковать все экземпляры трагедии и сжечь эту «дерзостную» книгу.

Следующее издание было осуществлено лишь в 1871 г. П. А. Ефремовым, но с пропуском четырех стихов, в которых давалась особенно убийственная характеристика самодержавию: «Самодержавие повсюду бед содетель…» Долгое время трагедия появлялась в печати с пропусками и только в 1914 г. была впервые напечатана полностью. Предание о Вадиме, тему новгородской вольности подхватили и развили Рылеев, Пушкин, Лермонтов.

Комедии «Хвастун» и «Чудаки”

Среди комедий Я. Б. Княжнина особенно выделяются яркостью характеристики героев, реальными подробностями русского быта, неподдельным комизмом стихотворные комедии «Хвастун» и «Чудаки».

Сюжеты их заимствованы: «Хвастун» — переделка комедии Брюйеса «Значительный человек», вторая — «Чудаки» — комедии Детуша «Странный человек».

Важно

Однако это не помешало Княжнину изобразить характерные черты русской действительности, создать образы современных ему «верхолетов», которые, несмотря на ничтожество, попав в «случай», могут стать вельможами при дворе.

Сюжет комедии «Хвастун» прост. Промотавшийся дворянин с целью поправить свои дела ухаживает за дочерью богатой провинциальной помещицы. Верхолет выдает себя за знатного человека, говорит, что он «попал в случай», стал графом, получил имение «с Торжок или Тверь». Княжнинский Хвастун в какой-то степени прообраз Хлестакова. От Верхолета ждут «милостей» и его дядя Простодум, и желающая сделать дочь графиней помещица Чванкина. Образы этих провинциальных помещиков нарисованы с большим мастерством и знанием жизни. Глупый, невежественный, ничтожный и по умственным, и по нравственным качествам Простодум — образ, близкий Скотинину, готов «на брюхе ползать», чтобы стать сенатором. Сенаторство обещано ему Верхолетом. Жестокость и алчность «доброго простака», как его называет один из персонажей комедии, раскрывается и тогда, когда оказывается, что Простодум разбогател, скопив деньги «не хлебом, не скотом, не выводом теляток, но кстати в рекруты торгуючи людьми». Наконец, Хвастун-Верхолет выведен на чистую воду честным небогатым дворянином, отцом Замира, возлюбленного Милены (дочери помещицы Чванкиной). Честон и Замир — идеальные дворяне, для которых честь превыше всего. На создание этих характеров повлияли Стародум, Правдин, Милон из фонвизинского «Недоросля». Комедия Княжнина, обращенная к современности, сатирически разоблачала тип выскочки-вельможи, число которых было велико в екатерининское правление, когда стоило «попасть в случай», стать фаворитом Екатерины или угодить Потемкину — и ты вельможа, вершитель дел государственных. Погоня за чинами, невежество и развращенность нравов — все это свидетельствовало о нравственном падении дворянства. Несмотря на соблюдение принципов классицизма, условность характеров, комедия привлекала реалиями русского быта, мастерским созданием комических характеров, замечательной легкостью разговорного языка, живописностью диалогов. Популярной у современников была и комедия характеров «Чудаки», в которой действуют кичащиеся своим родовым дворянством богач Лентягин и его жена, галломан Ветромах, их дочь «ветренница смиренная». В комедиях Княжнина действуют наряду с невежественным, честолюбивым, галломанствующим дворянством и ловкие, пронырливые слуги. Мастерски разработанная стихотворная форма, легкий остроумный язык способствовали дальнейшему развитию стихотворной комедии («Горе от ума» Грибоедова). Серьезные проблемы затрагивает Княжнин в комической опере «Несчастье от кареты» (1779). В ней он обращает внимание на тяготы крестьян, зависящих от самодурства господина и приказчика, на их бесправие, о котором говорит один из героев Лукьян: «Боже мой, как мы несчастны! Нам должно пить, есть и жениться по воле тех, которые нашим мучением веселятся и которые без нас бы с голоду померли».

Яков Борисович Княжнин скоропостижно скончался 14 (25) января 1791 г. в Петербурге. Похоронен на Смоленском кладбище.

Яков Борисович Княжнин родился в семье псковского вице-губернатора. Дата его рождения 3 (14) октября 1742 г. Образование получал в гимназии в Петербурге, при метной Академии наук. Позже служил у Никиты Панина, но оставил службу, ибо растрачивал казенные деньги и желал гулять на «широкую руку». Работал также секретарем вельможи Бецкого.

Княжнин считал себя учеником Сумарокова, и потому его деятельность испытывала влияние произведений Сумарокова. Княжнин получил от Пушкина прозвище «переимчивый» за вольное переложение произведений иностранных авторов. Однако его трагедии пользовались успехом у современников.

Женой Княжнина стала поэтесса, дочь Сумарокова – Катерина Александровна. В их доме часто собиралась творческая молодежь, устраивали вечера поэзии, демонстрируя друг другу свои достижения. Яков был очень популярным среди друзей и знакомых.

В 1769 году Княжнин, после постановки трагедии «Дидона», удостаивается одобрения тестя. Трагедии Княжнина посвящены критике тиранов. Трагедия «Вадим Новгородский» – это своеобразный ответ Екатерине ІІ на ее пьесу «Историческое представление из жизни Рурика». И хотя он разглагольствует на тему гражданской свободы, дальше сцены пропаганда не идет. В своей трагедии Княжнин противопоставляет свое видение проблемы Екатерине, стороннице монархического лада. Монархия в конечном итоге одержит победу, но истинным героем для обывателя останется Вадим, который предпочтет умереть, нежели животить рабом.

Отдельным изданием трагедия увидит мир в 1793 году, через два года после смерти Княжнина. Но Екатерина начнет следствие, конфискует и сожжет все экземпляры «Вадима Новгородского».

Княжнин скоропостижно умер в Петербурге 14(25) января 1791 года. Похоронен был на Смоленском кладбище.

Источник: https://www.allsoch.ru/knyazhnin/

Ссылка на основную публикацию