Краткая биография кузмин

Михаил алексеевич кузмин

Слез не заметит на моем лице
Читатель плакса,
Судьбой не точка ставится в конце,
А только клякса.

М. Кузмин

Один из самых загадочных поэтов серебряного века Михаил Алексеевич Кузмин родился в Ярославле 6 октября 1872 года. При жизни Кузмин часто мистифицировал свое прошлое, например, прибавляя к дате своего рождения то два, то три года. Отец его, Алексей Алексеевич, был морским офицером. Мать, Надежда Дмитриевна, урожденная Федорова, была дочерью не богатого помещика Ярославской губернии.

Бабка Кузмина по материнской линии была внучкой известного в XYIII веке французского актера Жана Офреня, что в какой-то мере повлияло на возникновение интереса Кузмина к французской культуре.

Обратите внимание

Вообще западноевропейская культура с раннего детства стала его второй духовной родиной: Шекспир, Мольер, Сервантес, Вальтер Скотт, Гофман, Россини, Вебер, Шуберт формировали личность будущего поэта и музыканта, притом, что родители Кузмина были старообрядцами, и сам он с детства воспитывался в старозаветных традициях бытовой религиозности.

Начинал учиться Кузмин в Саратове, куда был увезен родителями в возрасте полутора лет, в той же гимназии, в которой в свое время учился Чернышевски й. Однако уже осенью 1884 года семья поэта переехала в Петербург.
Еще в гимназические годы Кузмин близко сошелся с Г.В.

Чичериным, впоследствии известным государственным деятелем советской России, который стал его самым близким другом вплоть до начала 1900-х годов и оказал на Кузмина огромное влияние. Именно Чичерин ввел в круг интересов Кузмина итальянскую культуру, способствовал тому, чтобы Кузмин выучил итальянский язык, позже привил Кузмину серьезный интерес к культуре немецкой.

Летом 1891 года, после окончания гимназии, Кузмин поступил в консерваторию. Учителем его в немногие консерваторские годы (вместо предполагавшихся семи лет он провел там лишь три года, а потом еще два года брал уроки в частной музыкальной школе) был Римский–Корсаков. В это время музыкальные увлечения Кузмина выливались в сочинение многочисленных произведений, преимущественно вокальных.

Он пишет много романсов, а также опер на сюжеты из классической древности.
Весной-летом 1895 года Кузмин совершил поездку в Египет, побывав в Константинополе, Афинах, Смирне, Александрии, Каире, Мемфисе. Это путешествие дало темы для многих произведений Кузмина последующего времени. Эллинистическая Александрия надолго стала источником для его писаний, как в музыке, так в литературе.

Такое же сильное влияние оказало на Кузмина краткое пребывание в Италии, где, изучая церковную музыку, он пробыл с апреля по июнь 1897 года, побывав проездом также и в Германии. В Италии Кузмин даже думал перейти в католичество.

Восхищение культурой Италии осталось у Кузмина до конца жизни, а его знания о ней, особенно о Риме эпохи раннего христианства и гностицизма, были необыкновенно широки (при всей своей разносторонней эрудиции Кузмин в конце жизни считал себя подлинно осведомленным лишь в трех областях: гностицизме, музыке в период между Бахом и Моцартом и флорентийском кватроченто).

Первые стихотворения Кузмина, дошедшие до нас, датируются зимой 1897 года, хотя писать он начал значительно раньше.
К самому концу XIX и началу XX века относится наиболее темный период в жизни Кузмина, который породил едва ли не больше всего легенд о нем, как, например, о том, что он месяцами жил в олонецких и поволжских старообрядческих скитах.

Этому послужило то, что в то время Кузмин даже внешне старался походить на старообрядца, нося поддевку, картуз, сапоги и отпустив бороду.

В круг той художественной интеллигенции, которая играла столь большую роль в духовной жизни русского общества на рубеже веков, Кузмин впервые вошел как музыкант. Этому послужили дружеские отношения с членами знаменитого «Мира искусства» (прежде всего с В.Ф. Нувелем, К.А. Сомовым и Л.С. Бакстом) и участия в «Вечерах современной музыки», основанные в 1901 году. «Вечера» позволили Кузмину представить его музыку не тесному кружку из нескольких человек, а значительно более широкой публике.

Дебют Кузмина как поэта состоялся в декабре 1904 года, когда вышел в свет альманах «Зеленый сборник стихов и прозы», где был напечатан цикл его стихотворений «XIII сонетов», а также оперное либретто.
Наиболее точным словом, определявшим ту атмосферу, в которой жил Кузмин в это время, является «эстетизм», с его культом красоты и преданностью хорошему вкусу, почитанием Бердсли, Оскара Уайльда и младших французских декадентов.
Кузмин же в эти годы (до августа 1906-го) по-прежнему одет в русское платье, служившее как бы знаком отделенности от артистического круга и проводит большую часть своего времени в уединении. При этом «Вечера современной музыки» остаются фактически единственным его контактом с артистическим миром.
Но внешняя оторванность от художественного круга заменяется глубокой внутренней связанностью с ним: в 1904 – 1905 годах Кузмин работает над теми произведениями, которые в наибольшей степени определят его литературную репутацию в начале творческого пути, — циклом «Александрийские песни» и повестью «Крылья».
Следует подчеркнуть, что литературная деятельность Кузмина в начале его творчества, оставаясь неизменной и в последующем, основывалась на трех основополагающих аспектах: гомосексуализме, стилизации и прекрасной ясности.

Важно

Первый из них возник сразу же, как только в «Весах» (1906, №11) был опубликован роман из современной жизни «Крылья», содержавший своего рода опыт гомосексуального воспитания.

Книга произвела эффект литературного скандала и надолго определила Кузмину в широких кругах репутацию совершенно одиозную и однозначную, вызвав травлю в печати.

Кузмин же принципиально не только не старался скрыть характер своей интимной жизни, но и делал это с небывалой для того времени открытостью.

Стилизаторство, к которому нередко сводилась характеристика творчества Кузмина, нельзя трактовать как ограниченное литературное дарование, поскольку мастерство, демонстрируемое при этом автором, поражает. Мир, отраженный сквозь призму зеркал различных эпох и культур, был для Кузмина необычайно пленителен. Эпоху, в которую жил Кузмин, многие ее представители воспринимали и ощущали как период завершения определенного культурно-исторического цикла, подведения его итогов, и — осознанно или бессознательно — тянулись к тем явлениям прошлого, в которых обнаруживались исторические аналогии по отношению к современности.
О третьем «ките», на котором базировалось творчество Кузмина, — «прекрасной ясности» — будет сказано ниже. А пока мы вернемся в начало 1900-х годов.
Мы уже упоминали, что по-настоящему Кузмин вошел в петербургский артистический круг лишь в 1906 году, но этому предшествовали важнейшие для самоопределения 1904 и 1905 годы, когда его творчество перестало быть достоянием чрезвычайно узкого круга друзей и постепенно стало известно сперва в кругу петербургской интеллигенции, а уже к началу 1907 года — и в кругу достаточно широкой читающей публики. Этому способствовал выход в печати «Александрийских песен» (1906), на долгие годы ставших эмблемой творчества Кузмина.

Именно в качестве автора «Песен» Кузмин вошел петербургский литературный мир, познакомившись и сблизившись со многими поэтами-символистами — Блоком, Белым, Брюсовым и другими.

Начал сотрудничать с крупнейшим символистским журналом «Весы», издательством «Скорпион». С весны 1906 года он стал регулярно посещать «башню» Вяч. Иванова, куда сходился весь артистический Петербург, и даже «Вечера Гафиза».

На «башне» огромной популярностью пользовались исполняемые Кузминым стихи, положенные на его же музыку.

В 1907 году вышел цикл стихов «Любовь этого лета», ставший началом его настоящей работы над поэзией безо всякого обращения к музыке и вошедший затем в первую книгу стихов Кузмина «Сети» (апрель 1908), и с этого времени литературная судьба Кузмина стала успешно развиваться. Он стал профессиональным литератором, за которым журналы буквально охотились.

Осенью 1906 года Кузмин также начал сотрудничать с театром В. Комиссаржевской, написав музыку к пьесе Блока «Балаганчик», поставленной В. Мейерхольдом. Именно с «Балаганчика» началась долгая театральная карьера Кузмина, также как и его долгая дружба с Блоком.

К этому времени относится большинство воспоминаний о его прославленном дендизме, в равной степени относящемся и к тому периоду, когда он ходил в русском платье, и к тому, когда стал носить европейское. Смене одежды и внешнего вида Кузмин придавал особое значение.

В самом начале 1909 года Кузмин знакомится с молодыми поэтами — Н. Гумилевым, А. Толстым, О. Мандельштамом.

При всей своей связанности с символистами, Кузмин внутренне всегда сохранял свободу от каких бы то ни было попыток подчинить себя групповой дисциплине и групповым интересам. Он сотрудничает также с «Золотым руном», несмотря на бойкот этого издания со стороны ведущих сотрудников «Весов».
В июле 1909 года он входит в круг будущих авторов журнала «Аполлон», в котором в дальнейшем будет активно сотрудничать и вести критическую рубрику «Заметки о русской беллетристике». В это время он тесно сближается с Гумилевым.
Кузмин никогда и нигде не дал изложения своей теории искусства (если таковая у него имелась) и, соответственно, своих художественных интересов в связном виде. Более того, отдельные его высказывания по этому поводу явно были рассчитаны на некоторую провокационность.

Совет

В первом номере «Аполлона» за 1910 год была напечатана статья Кузмина «О прекрасной ясности».

Она появилась в тот самый год, который в русской литературе отмечен как кризис символизма, в связи с чем ее не вполне заслуженно считают одним из наиболее явных предакмеистических манифестов.

Хотя для Кузмина она была всего лишь своеобразной декларацией художественной независимости, где он противостоял попыткам систематизировать искусство, а также собственно «аполлонической» концепции искусства с присущими ей стройностью, четкостью, логикой, чистотой стиля и строгостью форм. Свою версию прозрачного и точного стиля Кузмин назвал «кларизмом» и в рамки этого стиля безусловно вписываются произведения, созданные им за первое десятилетие творческой деятельности: первые три книги стихов, стилизованные комедии, ранняя проза.

Когда был создан «Цех поэтов», объединивший ряд молодых авторов, Кузмин изредка посещал его собрания. Но он всегда отделял себя от формальных связей с «Цехом» и акмеизмом, и более того, часто критиковал саму акмеистическую школу. Хотя пример многих его ранних стихов должен был воздействовать на сознание молодых акмеистов, ищущих предшественников в своем собственном отвержении взглядов символистов на жизнь и искусство. Более того, отношение Кузмина к футуризму было более заинтересованным, нежели к акмеизму.
В августе 1912 года в издательстве «Аполлон» вышла вторая книга стихов Кузмина «Осенние озера». В 1914 году третий сборник «Глиняные голубки».
Весной 1913 года Кузмин знакомится с молодым Ю. Юркуном, который стал его другом и спутником на долгие годы, вплоть до смерти Кузмина.

Имя Кузмина тесно сплетается с кафе «Бродячая собака», частым посетителем которого он был, и к первой годовщине «Собаки» даже написал «Гимн», а также четверостишие «Кабаре», печатавшееся на программах «Собаки». Время от времени Кузмин сам выступал с эстрады.

После закрытия «Бродячей собаки» Кузмин стал завсегдатаем «Привала комедиантов», где какое-то время регулярно выступал с исполнением своих песенок. Именно «Привал» отметил 29 октября 1916 года юбилей Кузмина — десятилетие его литературной деятельности.

В 1914 – 1915 годах Кузмин принимает участие в сенсационных по тому времени двух первых альманахах «Стрелец», в которых были опубликованы стихи Сологуба и Маяковского, Кузмина и Д. Бурлюка, а также других символистов и футуристов.

Как практически все русские интеллигенты Кузмин приветствовал Февральскую революцию и видел в ней великое завоевание народа. Так же он отнесся к Октябрьской революции, но в дальнейшем нежелание и неумение приспосабливаться привело его в конце концов почти к полной изоляции в литературной жизни конца двадцатых и всех тридцатых годов. При этом сам Кузмин не допускал для себя мысли об эмиграции, считая, что только в России он может жить и работать.
В 1918 году выходит сборник стихов Кузмина «Вожатый», в 1919 году выходит отдельное издание «Александрийских песен» и роман о жизни Калиостро. 1921 год принес еще два сборника стихов — «Эхо» и «Нездешние вечера». Но, несмотря на такую активность, Кузмина постоянно преследуют финансовые трудности, от которых он не смог избавиться до конца жизни.
Кузмин постоянно отказывался от регулярной службы в госучреждениях и был вынужден более тесно сотрудничать с различными издательствами и и зданиями.
Кузмин был приглашен Горьким к деятельности издательства «Всемирная литература», в котором участвовал в составлении планов французской секции издательства, переводил прозу А. Франса и редактировал его собрание сочинений.
29 сентября 1921 года в Доме Искусств состоялось чествование Кузмина по поводу пятнадцатилетия его литературного дебюта.
В последующие годы та ниша, которую занимал Кузмин в литературе и которая позволяла ему продолжать свою деятельность поэта и прозаика пусть для ограниченной, но все же хоть какой-то аудитории, стала практически свободной. Стихи Кузмина решительно пропадают из печати. Два стихотворения было напечатано в 1924 году, ни одного в 1925, три в 1926, еще несколько в 1927, и все. Лишь чудом увидела свет в 1929 году книга стихов «Форель разбивает лед». В этом смысле его судьба оказывается одной из самых трагичных в тридцатые годы, поскольку, несмотря на то, что Кузмин продолжал писать, рукописей этого периода фактически не сохранилось.
В феврале 1936 года его положили в Куйбышевскую (бывшую Мариинскую) больницу в Ленинграде, где 1 марта он скончался от воспаления легких. Кузмина похоронили на Литераторских мостках на Волковом кладбище.

Читайте также:  Сочинения об авторе флобер

Надпись на могиле предельно проста:

Источник: http://silverage.ru/kuzmma/

Михаил Кузмин

Михаи́л Алексе́евич Кузми́н (6 (18) октября 1872, Ярославль — 1 марта 1936, Ленинград) — русский поэт Серебряного века, переводчик,прозаик, композитор.

Родился 6 (18) октября 1872 в Ярославле в семье дворянина Алексея Алексеевича Кузмина (1812—1886) и его жены Надежды Дмитриевны Кузминой (урождённой Федоровой) (1834—1904).

В краткой автобиографии Михаил Кузмин писал, что одним из предков его матери был известный во времена Екатерины II французский актёр Жан Офрень, остальные родственники происходили из небогатых дворян Ярославской и Вологодской губерний. Исследователи творчества М.

Кузмина отмечают, что эти факты его семейной истории — исконно русские и западноевропейские корни — наложили неизгладимый отпечаток на личность будущего писателя и поэта, создав необычный сплав доверчивости и прямоты с подчеркнутым артистизмом и склонностью к эпатажу.

Обратите внимание

Семья Кузмина переехала в Петербург в 1884 году, где Михаил окончил 8-ю Санкт-Петербургскую гимназию, после чего несколько лет проучился в консерватории у Н. А. Римского-Корсакова и А. К. Лядова. Впоследствии М. Кузмин выступал как автор и исполнитель музыкальных произведений на свои тексты.

Определённая известность пришла к М. Кузмину после его музыкальных выступлений на «Вечерах современной музыки» — музыкального отделения журнала «Мир искусства». Кузмин поддерживал дружеские отношения с художниками группы «Мир искусства».

Эстетика мирискусников оказала влияние на его литературное творчество.

Большое влияние на Кузмина оказала юношеская дружба и переписка с Г. В. Чичериным и путешествия по Египту и Италии, а затем по русскому Северу (долгое время Кузмин увлекался русским старообрядчеством).

По некоторым данным, в 1905 году Кузмин вступил в Союз русского народа, во всяком случае, его устойчивый интерес к националистическому движению хорошо засвидетельствован современниками.

После революции Михаил Кузмин остался в России и занимался в основном переводами. В 20-30-е гг.

Михаил Алексеевич вынужденно перестал печатать свои стихи и прозу, временами он принимал участие в театральных постановках в качестве музыкального руководителя, писал театральные рецензии.

По приглашению Максима Горького Кузмин участвовал в составлении планов французской секции издательства «Всемирная литература», переводил прозу Анатоля Франса и редактировал собрание его сочинений.

Кузмин относительно спокойно, хотя и в тревоге за своих близких, пережил начало политических репрессий. Возможно, свою роль в этом сыграла давняя, ещё с гимназических времен, дружба с Г. В. Чичериным — наркомом иностранных дел СССР.

Важно

Кузмин умер 1 марта 1936 в Куйбышевской (Мариинской) больнице в Ленинграде. Он был похоронен на Литературных мостках Волковского кладбища.

После окончания Великой Отечественной войны его могила была перенесена на другой участок того же кладбища в связи с сооружением мемориала семьи Ульяновых.

Последние несколько лет в годовщину смерти Михаила Кузмина на его могиле собираются поклонники его творчества и читают его стихи, отдавая дань памяти талантливому поэту.

Дебютировал в 1905 в полулюбительском «Зелёном сборнике стихов и прозы», после чего творчество Кузмина вызвало интерес В. Я. Брюсова, который привлёк его к сотрудничеству в символистском журнале «Весы» и убедил его заниматься, прежде всего, литературным, а не музыкальным творчеством.

В 1906, в необычно для Серебряного века позднем возрасте 34-х лет, Кузмин выступил в «Весах» с первыми заметными стихотворной (цикл «Александрийские песни») и прозаической (философски-публицистический роман «Крылья») публикациями.

В 1907появились его новые прозаические вещи («Приключения Эме Лебёфа», «Картонный домик»), а в 1908 году вышла его первая книга стихов «Сети», куда вошли также «Александрийские песни».

Дебюту Кузмина сопутствовал громкий успех и сочувствие со стороны критиков-модернистов, в то же время роман «Крылья» вызвал скандал из-за первого в русской литературе нейтрального описания гомосексуальных чувств и отношений (впрочем, вполне целомудренного). Кузмин продолжал писать прозу до конца 1910-х годов, но его остальные романы, повести и рассказы, в основном искусно стилизованные под позднеантичную прозу или XVIII век, привлекли меньшее внимание критики, чем «Крылья».

Для стихов Кузмина характерен ряд постоянных образов (эллинистическая Александрия, французский XVIII век, русская религиозность), виртуозное владение формой (одним из первых разрабатывал свободный стих), особое внимание к детали. Ряд черт его творчества сближал Кузмина с акмеистами, которые во многом вдохновлялись его программной статьёй «О прекрасной ясности» (1910). В частности Кузмин писал в этой статье:

«Пусть ваша душа будет цельна или расколота, пусть миропостижение будет мистическим, реалистическим, скептическим, или даже идеалистическим (если вы до того несчастны), пусть приемы творчества будут импрессионистическими, реалистическими, натуралистическими, содержание — лирическим или фабулистическим, пусть будет настроение, впечатление — что хотите, но, умоляю, будьте логичны — да простится мне этот крик сердца! — логичны в замысле, в постройке произведения, в синтаксисе».

Совет

Сам Кузмин, впрочем, к акмеистам не примыкал и относился ко многим из них иронически. В своей статье «Стружки» Кузмин так излагал свою позицию в отношении литературных направлений:

«Нужно быть или фанатиком (то есть человеком односторонним и ослеплённым), или шарлатаном, чтобы действовать, как член школы.

(…) Без односторонности и явной нелепости школы ничего не достигнут и не принесут той несомненной пользы, которую могут и должны принести.

Но что же делать человеку не одностороннему и правдивому? Ответ только цинический: пользоваться завоеванием школ и не вмешиваться в драку».

Кузмин — автор сборника критических статей «Условности» и обширного «Дневника», известного уже современникам, но систематически начавшего издаваться лишь недавно.

Будучи хорошо образованным, а, помимо этого, деятельным и неравнодушным человеком, Кузмин писал критические статьи на различные темы, связанные с искусством Серебряного века, как то: о прозе, поэзии, изобразительном искусстве, музыке, театре, кино и даже о цирке.

Помимо этого он периодически публиковал заметки касательно происходивших в стране общественно значимых событий, хотя, надо отметить, что политика интересовала его значительно меньше искусства.

Выступая с поэтическими концертами, Кузмин часто прибегал к музыкальному сопровождению, мелодекламировал (впрочем, негромко), что было тогда в большой моде, а иногда аккомпанировал себе на гитаре. В 1906 г. он написал музыку к постановке «Балаганчика» Александра Блока на сцене театра Комиссаржевской.

Некоторые свои стихи он клал на музыку и исполнял их вполголоса как романсы. Наиболее широко был известен его романс «Дитя и роза», несколько раз переиздававшийся нотным издательством «Эвтерпа».

Этот романс прочно вошёл в репертуар военного Петрограда и исполнялся многими артистами до конца 30-х годов, а знаменитый в эти годы артист-эксцентрик Савояров откликнулся на него в модном тогда жанре ответа романсом-пародией «Дитя, не спеши» (1915), полным весьма ехидных намёков и передразнивания изнеженного авторского стиля Кузмина-артиста.

В первые годы после революции Михаил Кузмин сотрудничал как композитор с созданным в 1919 году Большим драматическим театром — написал музыку к спектаклям «Рваный плащ» С. Бенелли (1919), «Двенадцатая ночь» У. Шекспира (1921), «Земля» В. Брюсова (1922) и «Близнецы» Т. Плавта (1923)

Послереволюционное поэтическое творчество Кузмина (последний сборник — «Форель разбивает лёд», 1929) отличается усложнённостью образов, исчезновением прежней «лёгкости» и «манерности», отсылками к гностицизму, западноевропейскому экспрессионизму (в том числе и в кино).

В 1920—1930-е годы Кузмин, как и многие писатели в советский период, был вынужден зарабатывать на жизнь многочисленными переводами: среди наиболее заметных работ —«Метаморфозы» Апулея (перевод стал классическим), сонеты Петрарки, восемь пьес Шекспира, новеллы Мериме, стихи Гёте и Анри де Ренье; не всё опубликовано, в том числе полный перевод «Дон Жуана» Байрона. Перевод (возможно, полный) сонетов Шекспира утрачен в годы войны.

Ряд его поздних произведений, по-видимому, не сохранился: романы «Римские чудеса» (сохранились две опубликованные главы), «Пропавшая Вероника», известно очень мало стихотворений последних 7 лет жизни.

Обратите внимание

Его лирика отмечена пред­метным и физическим ощущением мира, также и в эротическом смысле.

При этом и в своих гомосексуальных стихах он настолько точно передаёт сущность любовного чувства, что толкование их, привязанное к конкрет­ной биографии поэта, выглядит бессмыслен­но ограниченным.

Кузмину свойственно исключи­тельное чувство формы, он передаёт радость высокого искусства поэтической игры.

Произведения

  • «Крылья» (1906)
  • «Сети» (1908)
  • «Осенние озёра», вторая книга стихов, обложка С. Судейкина, книгоиздательство «Скорпион», Москва, 1912.
  • «Глиняные голубки» (1914)
  • «Вожатый» П., «Прометей», 1918
  • «Александрийские песни», Петербург, «Прометей», , тир. 4500 экз.
  • «Двум» П., «Сегодня», 1918
  • «Занавешенные картинки» (1920)
  • «Эхо» (1921)
  • «Нездешние вечера» П., «Петрополис», 1921
  • «Параболы» П., «Петрополис», 1923
  • «Условности: Статьи об искусстве» П., 1923
  • «Новый Гуль» Л., Academia, 1924
  • «Форель разбивает лёд», стихи 1925—1928; Обложка В. М. Ходасевич. Издательство Писателей в Ленинграде, 1929.
  • «Новый Плутарх. Чудесная жизнь Иосифа Бальзамо, графа Калиостра», П.: «Странствующий Энтузиаст», 1919; Обложка М. В. Добужинского.

Стихи Михаила Кузмина

Источник: http://poetrysilver.ru/bio/172

Кузмин М.А

Кузмин Михаил Алексеевич (1875 — 1936) – русский писатель, композитор, музыкальный критик. Примыкал к символизму, затем к акмеизму. Сборники стихотворений “Александрийские песни” (1921), “Форель разбивает лед” (1929). Проза (повесть “Чудесная жизнь Иосифа Бальзамо, графа Калиостро”, 1919; роман “Тихий страж”, 1916, и др.).

Переводы зарубежных классиков (Апулей). Вокальные произведения (многие на собственные тексты), музыка для драматического театра. Биография Родился 6 октября (18 н.с.) в Ярославле в дворянской семье, придерживавшейся старообрядческой веры.

Детские годы прошли в Саратове, он воспитывался в традициях староверческой бытовой религиозности и чувство живой связи с церковно-национальной культурой сохранил навсегда. Но были в его роду и французские корни.

С 1885 мальчик жил в Петербурге, учился в гимназии, затем поступил в консерваторию по классу композиции, был учеником Римского-Корсакова, однако консерваторию по болезни не окончил. В эти годы много путешествовал по Италии, Египту и другим странам. Ездил и по старообрядческим селениям Севера России.

И те и другие впечатления впоследствии нашли отражение в его мировидении и творчестве.

В литературу пришел сравнительно поздно. Он напечатал свои стихи в “Зеленом сборнике стихов и прозы”, а в 1906 — опубликовал в крупнейшем символистском журнале “Весы” стихи из впоследствии знаменитых “Александрийских песен”, привлекших внимание Волошина.

Кузмина причисляли то к символизму, то к акмеизму. В 1910 написал свою программную статью “О прекрасной ясности. Заметки в прозе”, в которой декларировал “аполлоническую” концепцию искусства с присущими ей требованиями стройности, четкости, логики, чистоты стиля и строгости формы.

Работая в поэзии, прозе и драматургии, Кузмин неизменно следовал этим требованиям, восходящим к пушкинской традиции. В 1907 он написал повесть “Крылья”, создавшую ему одиозную репутацию “поэта полового извращения”, и конфискованный сборник драматургических произведений “Три пьесы”. В 1908 вышел сборник стихотворений — “Сети”.

Важно

В 1910-е уделяет много внимания историческим “стилизациям” романов на современные темы (романы “Плавающие-путешествующие”, “Тихий страж”, повести “Мечтатели”, “Покойница в доме”, десятки рассказов). В августе 1912 вышла вторая книга стихотворений “Осенние озера”, третью часть которой составляли “Духовные стихи” и “Праздники Пресвятой Богородицы”.

Далее следуют сборники стихов “Вожатый” (1915), “Нездешние вечера” (1921). Сборник “Параболы”, включающий стихи 1921 — 1922, вышел в Берлине. Последний сборник стихов “Форель разбивает лед” появился в Ленинграде в 1929. Советская критика обошла ее молчанием.

В 1915 публикует “Военные рассказы”, в 1919 — роман в 3-х книгах “Чудесная жизнь Иосифа Бальзамо, графа Калиостро”. После революции Кузмин остался в Петербурге, держась вдали от политических событий. С 1924 его постепенно вытесняют из литературной жизни. В его неопубликованных стихах проступали две новые темы: о прощении и надежде. Вокруг мэтра поэзии серебряного века сгруппировались теперь начинающие переводчики и филологи, сохранившие о нем благодарную память. После 1929 в печати не появилось ни одной его книги. Он занимался переводами из Боккаччо, Апулея, Шекспира, писал по вопросам литературы, театра, живописи. Умер М. Кузмин в нищете 3 марта 1936 в Ленинграде. Похоронен на Волковом кладбище.

Читайте также:  Сочинения об авторе лондон

Родился 6 (18) октября 1872 в Ярославле в семье дворянина Алексея Алексеевича Кузмина (1812—1886), мать была внучкой французского актёра Офрена. Вырос в Петербурге, окончил консерваторию (ученик Н. А. Римского-Корсакова), выступал как композитор и пианист (впоследствии — как автор и исполнитель музыкальных произведений на свои слова). Большое влияние на него оказала юношеская дружба и переписка с Г. В. Чичериным и путешествия по Египту и Италии, а затем по русскому Северу (долгое время Кузмин увлекался русским старообрядчеством). Жил в Петербурге, поддерживал дружеские отношения с художниками группы «Мир искусства». Эстетика мирискусников оказала влияние на его литературное творчество.

Дебютировал в 1905 в полулюбительском «Зелёном сборнике стихов и прозы», после чего творчество Кузмина вызвало интерес В. Я. Брюсова, который привлёк его к сотрудничеству в символистском журнале «Весы» и убедил его заниматься прежде всего литературным, а не музыкальным творчеством.

В 1906, в необычно для Серебряного века позднем возрасте 34 лет, выступил в «Весах» с первыми заметными стихотворной (цикл «Александрийские песни») и прозаической (философски-публицистический роман «Крылья») публикациями.

В 1907 появились его следующие прозаические вещи («Приключения Эме Лебёфа», «Картонный домик»), а в 1908 году вышла его первая книга стихов «Сети», куда вошли также «Александрийские песни».

Дебюту Кузмина сопутствовал громкий успех и сочувствие со стороны критиков-модернистов, в то же время роман «Крылья» вызвал скандал из-за первого в русской литературе нейтрального описания гомосексуальных чувств и отношений (впрочем, вполне целомудренного).

Кузмин продолжал писать прозу до конца 1910-х годов, но его остальные романы, повести и рассказы, в основном искусно стилизованные под позднеантичную прозу или XVIII век, привлекли меньшее внимание критики, чем «Крылья».

Совет

Для стихов Кузмина характерен ряд постоянных образов (эллинистическая Александрия, французский XVIII век, русская религиозность), виртуозное владение формой (одним из первых разрабатывал свободный стих), особое внимание к детали.

Ряд черт его творчества сближал Кузмина с акмеистами, которые во многом вдохновлялись его программной статьёй «О прекрасной ясности», 1910; сам Кузмин, впрочем, к акмеистам не примыкал и относился ко многим из них иронически.

Выступая с поэтическими концертами, Кузмин часто прибегал к музыкальному сопровождению, мелодекламировал (впрочем, негромко), что было тогда в большой моде, а иногда аккомпанировал себе на гитаре. Некоторые свои стихи он клал на музыку собственного сочинения и исполнял их вполголоса как романсы.

Наиболее широко был известен его романс «Дитя и роза» — несколько раз переиздававшийся нотным издательством «Эвтерпа». Этот романс прочно вошёл в репертуар военного Петрограда и исполнялся многими артистами до конца 30-х годов.

Послереволюционное творчество Кузмина (последний сборник — «Форель разбивает лёд», 1929) отличается усложнённостью образов, исчезновением прежней «лёгкости» и «манерности», отсылками к гностицизму, западноевропейскому экспрессионизму (в том числе и в кино). Кузмин умер в Ленинграде 1 марта 1936. Ряд его поздних произведений, по-видимому, не сохранился: романы «Римские чудеса» (сохранились две опубликованные главы), «Пропавшая Вероника», известно очень мало стихотворений последних 7 лет жизни. Кузмин — автор сборника критических статей «Условности» и обширного «Дневника», известного уже современникам, но систематически начавшего издаваться лишь недавно. В 1920—1930-е годы Кузмин, как и многие писатели в советский период, зарабатывал на жизнь многочисленными переводами: среди наиболее заметных работ — «Метаморфозы» Апулея (перевод стал классическим), сонеты Петрарки, восемь пьес Шекспира, новеллы Мериме, стихи Гёте и Анри де Ренье; не всё опубликовано, в том числе полный перевод «Дон Жуана» Байрона. Перевод (возможно, полный) сонетов Шекспира утрачен в годы войны.

(1872-1936) – поэт, прозаик, литературный критик, переводчик, композитор. Родился Кузмин в дворянской семье. Детские годы провел в Саратове, окончил там подготовительный и первый класс гимназии. С 1885 года жил в Петербурге, где учился в гимназии, а после ее окончания – в консерватории. В 90-х – нач. 900-х годов активно занимался музыкой (романсы, оперные сочинения, музыка к собственным сонетам). В 1905 году дебютировал в печати, опубликовав 13 сонетов и драматическую поэму “История рыцаря Д'Алессио”. На протяжении творческого пути Кузмин был в той или иной мере близок разным поколениям русского поэтического авангарда (символизму, акмеизму, отчасти футуризму), при этом не становясь участником группировок и сохраняя творческую самостоятельность. Разнообразие интересов, любовь к изысканному, свежесть взгляда и тяга к вещным, земным проявлениям жизни – эти особенности творческой позиции Кузмина, особенно полно воплотившиеся в лирике, обусловили отталкивание от эстетики символизма. В отличие от символистов, стремившихся к религиозно-творческому преображению жизни, Кузмин утверждает радостное, умильное отношение к миру, безусловное его приятие. Поэзия Кузмина лишена социальных обобщений, носит камерный характер. Реальный мир в его поэзии и драматургии постоянно переплетается с миром реальности в другом искусстве (живописи, музыке, балете, театре). Особенностями своей поэтики Кузмин во многом повлиял на творческие поиски его младших современников – А.Ахматовой, В.Хлебникова. Его поэзия почти исключает использование метафор, необходимых символистам для сближения далеких смысловых рядов. Слово у Кузмина конкретно, вместо иносказания он использует сопоставление, соприкосновение слов как своего рода частиц мозаики, добиваясь “изумительной стройности целого при свободном разнообразии частностей” (Н.Гумилев). Как мастер изящной стилизации Кузмин выступил в авантюрных “жизнеописаниях” “Приключения Эме Лебе-фа”, “Подвиги великого Александра”, “Путешествие сэра Джона Фирфакса”. Его проза лишена психологизма, увлекательная фабула строится на изобретательном чередовании приключений и метаморфоз, испытываемых персонажами. Освобожденная от примет быта, социальной среды, насыщенная игровыми мотивами, проза Кузмина приобретает характер своеобразной занимательной мультипликации. Наибольшей художественной ценностью в прозе Кузмина обладают его сказки. Творческий путь характеризуется чередованием подъемов и спадов. Самым малопродуктивным в художественном отношении периодом его творчества стали 1913-1916 годы, когда он широко сотрудничает в бульварной периодике. После 1917 года творчество Кузмина заметно меняется. В сборниках стихов “Вожатый” и “Нездешние вечера” появляются живые, безыскусственные интонации, впечатление теперь рождается от изящной точности названия. Заметное место в наследии Кузмина занимают литературно-критические статьи и переводы. Самостоятельность эстетической позиции Кузмина проявилась в сочувственной критической оценке таких разнообразных литературных явлений, как “Городок Окуров” М.Горького, сборник “Вечер” А.Ахматовой, проза Б.Пастернака. Разнообразен и круг переведенных им произведений: проза Апулея и Боккаччо, сонеты Шекспира, произведения Реми де Гурмона, Д'Аннунцио и др. Кузмин был активным участником музыкальной и театральной жизни Петербурга начала XX века. Он написал музыку к ряду постановок Александрийского, Суворинского театров, театра В.Ф.Комиссаржевской, им написаны оперетты “Забавы дев”, “Возвращение Одиссея” и др. Был членом художественного комитета и музыкальным руководителем мейерхольдовского “дома интермедий” в 1910- 1911 годах. Писал комические балеты, оперетты, вокальные циклы.

Послереволюционное творчество Кузмина – пять книг стихов, проза, драматургия, критика – представляет интерес как самостоятельный и не менее важный этап литературной деятельности Кузмина и как малоизученная и плодотворная страница в истории русской поэзии.

Источник: https://sochrulit.ru/biography/kuzmin-m

Жизнь и творчество Михаила Кузмина

Михаил Алексеевич Кузмин — поэт, прозаик, критик, а также музыкант и композитор — имя, громко звучавшее в русской культуре начала века. Он был забыт надолго еще при жизни.

Забыт как литератор, несозвучный современности. Он умер в нищете и забвении в 1936 году. Вокруг его имени нет ореола мученичества.

Он никуда не уезжал из России и, как старая, никому не нужная вещь, был просто выброшен из жизни всеми и, казалось, навсегда.

Обратите внимание

Кузмин не поддается однозначному восприятию. Кажется, в его облике и творчестве совмещается несовместимое: с одной стороны, “маркиз” XVIII века, с другой — старообрядец по происхождению и убеждениям, верующий прямо и просто. Ахматова говорила про него так: “Человек позднего символизма”.

Одни находили его красивым, другие — уродливым. Лучше всех, с беспощадной трезвостью и обычной своей откровенностью сказал он сам: “Без бороды и усов — лицо не старое, не молодое, пятидесяти лет, ни старика, ни юноши, Казанова, полушарлатан, полуаббат с коварным по-детски свежим ртом, сухое и подозрительное”.

О том, как он жил, хорошо пишет Георгий Иванов: “Мебель сборная. На стенах снимки с Боттичелли… Много книг. На столе развернутый Аристофан в подлиннике. В углу перед иконами голубая “архиерейская” лампада. Смешанный запах духов, табаку, нагоревшего фитиля. Очень жарко натоплено”. Все эти описания относятся к началу века.

Именно этот Кузмин более всего известен нам: Кузмин сомовского портрета, байронический тип из салонов Северной Пальмиры. Первый сборник стихов назывался “Сети”. В нем он явил себя крупным, вполне сложившимся поэтом. Именно тогда Блок напишет: “…юный мудрец с голубиной кротостью, с народным смирением…

напялил на себя французский камзол”.

Кузмин всю жизнь много работает, несмотря на “богемность” и постоянное кружение вокруг него десятков людей. В принципе, он мог сочинять в любых условиях. И сочинял все, „что угодно: начиная с 1910 года выходят три книги его рассказов, стихи, романы, рецензии. Все это очень неравноценно. Иногда очень плохо, иногда — божественно. Стихи особенно удаются.

Лучшие его сборники — это те, что вышли после революции, в 20-е годы. Он перестал держать позу. За хорошие манеры и Аристофана в подлиннике можно было получить пулю. Его поэзия очистилась от шелухи, стала ясной и загадочной, как рождественские сны.

То же случилось с его собратом по цеху Игорем Северяниным, который стал сочинять другие стихи, очень хорошие и печальные.

История переехала Кузмина, словно поезд. Он выжил после катастрофы, но вокруг его жизни возник заговор молчания. Если бы власти знали, что с ним сделать, они бы сделали это. Однако подобный экземпляр человеческого существа не вызывал у них никаких эмоций. Ни ненависти, ни любви.

Важно

И постепенно все забыли о Михаиле Кузмине, и казалось, навсегда. Стихи же, сочиненные поэтом, продолжали свою сложную мистическую жизнь.

Выйдя из-под авторского контроля, они, словно животные, повинуясь инстинкту выживания, двинулись в будущее, которое ожидало их на пороге третьего тысячелетия:

По черной радуге мушиного крыла

Бессмертье щедрое душа моя открыла,

Напрасно кружится немолчная пчела, —

От праздничных молитв меня не отучила.

Правда, все же время от времени Кузмина лениво поругивают, скорее по инерции, нежели по соображениям партийной идеологии. Кузмин очень много переводит: Апулея, сонеты Шекспира, П.

Мериме, Анатоля Франса. Переводы для него — единственный источник существования. Временами он на грани полной нищеты. Кузмин продает книги, иконы, картины друзей, собственные рукописи.

В юности он как-то обмолвился:

“Ничего не имею, ничем не рискую… Только бы твердости Бог послал”. Судя по стихам — твердости у него хватало. Только добавилось трагических ноток в поэзии, однако без отчаяния и без озлобленности, но с горькой усмешкой философа:

Что бедны мы? Но это не новость.

Какое же у воробьев имение?

Занялись замечательной торговлей:

Все продаем и ничего не покупаем.

И сохранились чьи-то воспоминания о другом облике жилища поэта: проходная комната в коммунальной квартире с голой лампочкой без абажура. Зато на столе обязательный самовар, а за столом обаятельный хозяин угощает чаем литературную молодежь. И сахар и печенье к чаю приносили гости. Велись долгие беседы обо всем.

На составные части разлагает

Кристалл лучи — и радуга видна,

И зайчики веселые живут.

Чтоб вновь родиться, надо умереть…

Источник: http://MirZnanii.com/a/356388/zhizn-i-tvorchestvo-mikhaila-kuzmina

Владимир Кузьмин – биография, фото, личная жизнь, жена, дети, болезнь, трагедия, слушать песни онлайн 2019

Владимир Борисович Кузьмин – музыкант, певец и композитор, лидер рок-групп «Карнавал» и «Динамик». Освоив множество музыкальных инструментов, он сочиняет композиции в жанре, представляющем сплав рока, блюза и синтпопа. Среди его лучших композиций – хорошо знакомые миллионам слушателей шлягеры «Сказка в моей жизни», «Я не забуду тебя никогда», «Эй, красотка», «Симона», «Когда ты меня позовешь» и многие другие. Родился Владимир Кузьмин в последний день весны 1955 года в Москве. Отец мальчика, Борис Григорьевич Кузьмин, был офицером морской пехоты. Мама Наталья Ивановна преподавала английский язык в школе. У Владимира также есть старшая сестра Ирина и младший брат Александр. Вскоре после рождения маленького Володи Бориса Григорьевича перевели в гарнизон Северного флота, базировавшийся в Мурманской области. Семейству пришлось покинуть столицу и осесть в посёлке Печенга. А в первый класс Владимир пошел уже в школу военного городка под белорусским Быховом. Юноша учебе уделял много времени, его фотография постоянно красовалась на школьной доске почёта. Главным же хобби его с младых ногтей стала музыка. Родители настояли, чтобы он пошел в музыкальную школу, записали сына на класс скрипки. Хотя мальчик любил музыку, скрипку он поначалу ненавидел, стеснялся даже появляться с ней во дворе. К 10-ти годам он освоил еще и электрогитару. В 6-м классе он сколотил собственную рок-группу, вдохновлявшуюся творчеством The Beatles и Rolling Stones. Пару лет спустя Кузьмин и его друзья были желанными гостями на школьных вечерах. Ребята исполняли как хиты мировой рок-классики, так и песни Володиного сочинения. В 19 лет юное дарование проявило себя в качестве писателя – Кузьмин написал толстенный фантастический роман о похождениях своих сверстников и зачитывал друзьям страницы из него на импровизированных литературных вечерах. Увы, роман так и не вышел в свет. По окончании школы Владимир стал студентом Московского железнодорожного института, но через два года бросил его, осознав, что хочет заниматься музыкой. Его однокурсниками были еще одна будущая музыкальная звезда Крис Кельми и Владимир Слуцкер. В 1978 году он продолжил образование в музыкальном училище Днепропетровска, где овладел саксофоном и фортепиано. Но главной его специализацией была флейта. Примечательно, что, в отличие от большинства однокурсников, он начал осваивать инструмент с нуля, но быстро обогнал остальных студентов. А на выпускном экзамене он столь мастерски сыграл Вторую сюиту Баха, что комиссия без колебаний поставила ему «пятёрку» и сопроводила его дело блестящей характеристикой: «Красивый звук, уверенные движения пальцев, чистая интонация!». В 1977 году, сразу после окончания училища, он стал гитаристом ВИА «Надежда». В составе коллектива он получил первый опыт на профессиональной сцене. Коллеги по ансамблю отмечали, что Владимир своей гитарой внес свежесть в их звучание. Впоследствии, с подачи вокалиста Игоря Иванова, Кузьмин начал петь. Вскоре он перепел сольно композицию «Яростный стройотряд», но руководитель ВИА Михаил Плоткин наотрез отказался ее записывать, мотивируя это тем, что «Так петь нельзя!». В 1978 году музыкант перешел в ансамбль «Самоцветы» под руководством Юрия Маликова. Проведенный в этом коллективе год дал ему возможность «на собственной шкуре» ощутить специфику работы профессионального музыканта. Под влиянием Владимира Преснякова-старшего он отточил свой эксклюзивный гитарный стиль, «конвертируя» саксофонные ходы на струны. В 1979 году Кузьмин вместе с Александром Барыкиным собрал первый «боевой» состав группы «Карнавал». К тому времени у Владимира уже имелся материал, который ждал оценки зрителей: многочисленные музыкальные идеи и наработки, новые песни. Репертуар «Карнавала» преимущественно строился на песнях Кузьмина, что давало группе иметь свое, ни на кого не похожее творческое лицо. Год спустя «Карнавал» представил публике магнитоальбом «Супермен» из десяти песен, от которых веяло романтизмом и новизной. 1981 год ознаменовался тем, что звукозаписывающая компания «Мелодия» выпустила отдельным миньоном три песни с того альбома. Тираж миньона раскупили в считанные дни. Это была первая советская пластинка, на которой стояла надпись «Рок-группа»! Для СССР это был настоящий музыкальный прорыв. Первый гастрольный тур «Карнавала» под патронатом Тульской филармонии прошел с огромным успехом, став серьезной школой для Кузьмина-исполнителя. Но вскоре, после очередной смены состава, «Карнавал» распался. Причина – серьезные творческие расхождения между Кузьминым и Барыкиным. Чуть позже Барыкин создал новую группу с прежним названием «Карнавал». Весной 1982 года Кузьмин, будучи уже довольно известной музыкальной фигурой в стране, создал рок-группу «Динамик». Положив свои трудовые книжки в Ташкентский цирк, музыканты «Динамика» совершали по стране тур за туром. Репертуар группы отличала стилевая разноплановость, простирающаяся от рок-н-ролла и блюза до регги, который в СССР был еще в новинку. Кузьмин, которому всегда была свойственна наблюдательность, перекладывал на песенный язык свои ежедневные наблюдения и восприятия окружающей действительности. Он называл это «музыкальным фельетоном», где наивные, но очень точные наблюдения, подсмотренные всюду, где придется, находили свое музыкальное объяснение и отражение. «Советский рок» Кузьмина всегда отличался высоким профессионализмом, несвойственным в ту пору отечественному андеграунду. «Динамик» полюбили всерьез и надолго. Многие их хиты тех лет доносились чуть ли не из каждого второго окна Советского Союза.

В те годы Владимира Кузьмина как инструменталиста с большой буквы многие приглашали на свои сессии. Это и Юрий Антонов – для песенных записей к сразу нескольким пластинкам, и группа «Центр», и просто фирма «Мелодия». В октябре 1982 года в группу «влился» Володин брат Александр, разносторонний музыкант и певец, впоследствии взявший псевдоним Телегин. «Антироковая» политика тех лет, проводимая Министерством культуры, создавала трудности для нормальной работы. Во многим из-за этого осенью 1983 года группы «Динамик» как таковой не стало. Владимир Кузьмин нашел выход: он объявил себя солистом, а группа стала безымянным аккомпанирующим коллективом. Гастрольная деятельность от этого не пострадала – как и раньше группа собирала полные дворцы спорта и стадионы. Но судьбе свойственно спиральное строение – в 1985 году новый альбом «Музыка спиральных проводов» был запрещен по неизвестной причине, группа опять распадалась, а в жизни Кузьмина начинался новый творческий период. Неожиданно для многих поклонников в 1986 году Владимир Кузьмин стал выступать в Театре песни Аллы Пугачевой. Это был романтический период в творчестве Кузьмина – в те годы его с Аллой Пугачевой связывало не только музыкальное творчество. Их роман был очень нежным и таинственным, и хотя они тщательно его скрывали, всем из музыкальной «тусовки» было о нем известно. Вот как описывала их отношения сама Примадонна: «Кузьмин меня полюбил, я его полюбила. А мой муж [Евгений Болдин] боролся за меня, как мог. Ему нужна была такая победа, и он тогда победил…». Сама стилистика композиций Кузьмина претерпела кардинальные изменения: на смену рок-н-роллу пришли любовная лирика, баллады и традиционные эстрадные номера, имевшие небывалый коммерческий успех. Кузьмин сочинял для Примадонны фантастические по красоте песни, в момент становящиеся хитами. Они совместно выступили на концерте для жертв Чернобыля неподалеку от облученной Припяти. В 1987 году «Мелодия» выпустила первый сольный диск Кузьмина под красноречивым названием «Моя любовь». Много из того, что было сделано совместно Владимиром Кузьминым и Аллой Пугачевой не смогли в то время записать отдельным диском. Идея частично смогла реализоваться лишь десять лет спустя – в альбоме «Две звезды». В марте 1987 Кузьмин решил в третий раз возродить «Динамик», который в новом составе обрел утраченную славу. Был выпущен один из их лучших, по мнению Кузьмина, альбомов под названием «Слезы в огне» с хитами «Когда я стану другим», «Желтая дорога», «Я падаю вниз». В 1991 году Кузьмин и «Динамик» перебрались в США. Следующие два года они выступали в ночных клубах Калифорнии, записали за это время два англоязычных альбома («Dirty Sounds»» и «Crazy about Rock-n-Roll»).

В 1992 году Владимир вернулся в Москву, но, увы, один – музыканты «Динамка» предпочли остаться в Америке. К репетициям приступил вновь обновленный состав группы. В середине 90-х сбылась давняя мечта Кузьмина – он основал собственную студию звукозаписи, которая по уровню оснащения ни в чем не уступала западным. Чтобы идти в ногу с техническим прогрессом, он переиздал свои старые альбомы на компакт-дисках. Отец музыканта погиб в автокатастрофе в 2013 году, на 86-м году жизни. Несмотря на преклонный возраст, он разделял увлечения сына мотоциклами и тоже любил погонять на железном коне. Младший брат Владимира Александр некоторое время жил в Америке, но вернулся в Россию в 2010 году. Как и их старшая сестра Ирина, он обосновался в Москве. Владимир Кузьмин женат в третий раз. Первый брак (1977 – 1985) с поэтессой Татьяной Борисовной Артемьевой, автором замечательных строк ко многим песням Кузьмина. У нее был сын Никита, которого Владимир официально усыновил. В этом браке у музыканта родились трое детей. Двое из них погибли. Елизавета, 1977 года рождения. 13 декабря 2002 года она была убита в Москве в собственной квартире, убийцы не были найдены. Ей нанесли 16 ножевых ранений. На стене квартиры кто-то написал: «The Matrix has you» (цитата из фильма «Матрица»).

Степан, 1983 года рождения. 18 октября 2009 года он трагически погиб: в его квартире на 18-м этаже вспыхнул пожар. Он попытался спастись, но, перебираясь по карнизу к соседям, сорвался вниз. Дочь Софья, 1985 года рождения, – выпускница «Фабрики звёзд-3». Есть у Кузьмина и внебрачная дочь Марта. Родилась она 8 марта 1986 года, что «определило» ее имя.

Совет

Второй брак с американской фотомоделью Келли Керзон просуществовал недолго: с 1990 по 1992.

Затем последовали отношения с актрисой Верой Сотниковой. С 1993 по 2000 год пара жила в гражданском браке. В 2013 году Владимир Кузьмин узнал о существовании еще одного ребенка – «американской дочери» Николь. Ее мать Татьяна, дочь гражданина Уганды, большая поклонница Кузьмина, познакомилась с ним на концерте в Ростове-на-Дону в 1986 году. Татьяна родила дочь в Уганде. Родственники ее отца были против белого ребенка, и 4-летнюю Николь забрала в Лос-Анджелес ее бабушка. Сама же Татьяна переехала в Лондон, где впоследствии стала зависимой от наркотиков. В 2016 году приемный сын Никита был приговорен к 3 годам лишения свободы в США за кибермошенничество – он написал компьютерный вирус Gonzi, взламывавший банковские системы. Впрочем, молодого человека отпустили прямо из зала суда, так как положенные месяцы он отсидел, пока длилось следствие. Нынешняя супруга Владимира Кузьмина, Екатерина Трофимова, моложе Владимира на 27 лет. Вселенская несправедливость – человека столь выдающегося таланта преследуют неудачи. Это и смерть старших детей, и собственный недуг. В 2017 году один из поклонников пожаловался в социальной сети: «Кузьмин вышел на сцену подшофе! Он путал слова, покачивался и вообще едва говорил». Чуть позже Алла Пугачева рассказала в прямом эфире, что Владимир Кузьмин уже давно болеет синдромом Паркинсона (рассеянный склероз). Правда, сам исполнитель позже назвал слухи о болезни «гоном и бредом». Владимир Кузьмин продолжает творить и выступать. В 2017 году он выпустил новый сольный альбом «Рокер-3 / Закрытие сезона» – 14 песен, выдержанных в стиле старого рок-н-ролла.

Обнаружив ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter Поделитесь с друзьями и получите подарок

Источник: https://uznayvse.ru/znamenitosti/biografiya-vladimir-kuzmin.html

Ссылка на основную публикацию