Краткая биография мариенгоф

Мариенгоф Анатолий Борисович — биография поэта, личная жизнь, фото, портреты, стихи, книги

В 12 лет он написал «Гимн Гетере», в 24 года спал под одним одеялом с Сергеем Есениным. Редактор газеты «Правда» называл его стихи замечательной ерундой, а Иосиф Бродский считал «Циников» «одним из самых новаторских произведений в русской литературе ХХ века».

Анатолий Мариенгоф родился в Нижнем Новгороде в 1897 году. Его родители играли в театре, увлекались литературой и музыкой. Даже когда их актерская карьера завершилась, они следили за театральной жизнью города. Будущий поэт с детства много читал и начал рано сочинять стихи. «Гимн Гетере» — одно из своих первых произведений — он написал в 12 лет.

Когда Анатолию Мариенгофу было 16 лет, его мать умерла. Отец перевез детей в Пензу, устроился на работу в акционерное общество «Граммофон» и отдал сына в частную гимназию. На деньги отца Мариенгоф выпускал журнал «Мираж», большую часть которого занимали его статьи, рассказы и стихотворения.

Обратите внимание

Летом 1914 года юноша отправился в морское путешествие по Балтике и даже получил свидетельство матроса. Он посетил Швецию, Данию и Финляндию. Однако началась Первая мировая война и ему пришлось вернуться в Пензу.

Спустя два года Анатолий Мариенгоф окончил гимназию и поступил на юридический факультет Московского университета. С новой волной мобилизации его призвали на фронт. Часть, в которой он служил, прокладывала дороги и строила мосты.

Свои литературные эксперименты поэт продолжал и на фронте. С приходом революции Мариенгофа демобилизовали. Весь следующий год он занимался литературой, публиковал сборники своих произведений и выпустил книгу «Витрина сердца».

Анатолий Мариенгоф и Сергей Есенин. Фотография: vilavi.ru

В 1918 году вспыхнуло восстание Чехословацкого корпуса. На улицах Пензы шли бои, отец Анатолия Мариенгофа был убит случайной пулей.

После этого трагического случая поэт переехал в Москву. Вскоре он познакомился с Николаем Бухариным (в те годы — редактором «Правды») и показал ему свои стихи.

Бухарин назвал их «замечательной ерундой», однако устроил поэта на работу ответственным литературным секретарем в издательство ВЦИК.

В издательстве состоялось одно из самых важных событий в жизни Анатолия Мариенгофа — знакомство с Сергеем Есениным. По воспоминаниям современников, они стали практически неразлучны, вдвоем путешествовали по стране — ездили в Петроград, Харьков, на Кавказ — и публиковали в печати письма друг к другу. Осенью 1919 года они сняли одну комнату на двоих.

Анатолий Мариенгоф вспоминал об этом времени: «Мы жили вместе и писали за одним столом. Паровое отопление тогда не работало. Мы спали под одним одеялом, чтобы согреться. Года четыре кряду нас никто не видел порознь. У нас были одни деньги: его — мои, мои — его. Проще говоря, и те и другие — наши.

Стихи мы выпускали под одной обложкой и посвящали их друг другу».

Вскоре Мариенгоф познакомился с Рюриком Ивневым и Вадимом Шершеневичем. Вместе с Сергеем Есениным они основали поэтическое объединение имажинистов. Вскоре к ним присоединились Иван Грузинов, Александр Кусиков, Матвей Ройзман и другие поэты.

Важно

В 1919 году объединение опубликовало свою «Декларацию», которая начиналась словами: «Скончался младенец, горластый парень десяти лет от роду (родился 1909 — умер 1919). Издох футуризм. Давайте грянем дружнее: футуризму и футурью — смерть.

Академизм футуристических догматов, как вата, затыкает уши всему молодому.

От футуризма тускнеет жизнь…» Имажинисты проводили уличные акции, чтобы привлечь к себе внимание: ночами «переименовывали» в честь себя московские улицы, расписывали Страстной монастырь стихами, на памятник Пушкину вешали табличку «Я с имажинистами».

«Скандал в дореволюционной России был одним из легальных способов «протеста» После революции мы, имажинисты, попробовали «по традиции» пойти по этому пути. Но в изменившейся обстановке факт скандала стал давать уже другой резонанс. Реклама получилась печальная, протеста не получалось совсем».

Имажинистам принадлежали несколько издательств. В начале 1920-х годов все поэты объединения активно выпускали там свои книги. Критики тех лет писали: «…Издания имажинистов поглотили бумажную выработку по крайней мере одной бумагоделательной фабрики за год». Вскоре издательства стали закрываться, Анатолию Мариенгофу было все труднее печататься.

В 1923 году он женился на артистке Камерного театра Анне Никритиной. В 1924–1925 годах поэт работал на киностудии «Пролеткино», где писал сценарии к фильмам (среди них «Дом на Трубной», «Веселая канарейка»).

В 1925 году в номере ленинградской гостиницы «Англетер» скончался Сергей Есенин. Смерть друга потрясла Мариенгофа: «Я плакал в последний раз, когда умер отец. Это было более семи лет тому назад. И вот снова вспухшие красные веки. И снова негодую на жизнь». В день похорон Есенина он посвятил ему стихотворение:

Не раз судьбу пытали мы вопросом:Тебе ли,Мне,На плачущих руках,Прославленный любимый прахНести придется до погоста.И вдаль отодвигая сроки,Казалось:В увяданье, на покойКогда-нибудь мы с сердцем легкимУйдем с тобой.

После гибели Есенина Мариенгофа стали косвенно обвинять в его самоубийстве — не только устно, но и в прессе. Причиной этих нападок стала творческая конкуренция между поэтами. В 1927 году Анатолий Мариенгоф выпустил «Роман без вранья» с воспоминаниями о друге.

В нем предстал незнакомый публике Есенин: расчетливый, хитроватый и тщеславный. Ни читатели, ни критики не приняли эту книгу, произведение прозвали «вранье без романа».

Следующую книгу Мариенгофа — «Циники», — которую Иосиф Бродский позже назовет «одним из самых новаторских произведений в русской литературе ХХ века», запретили к печати. Но рукопись переправили за границу, и в 1928 году «Циников» выпустили в берлинском издательстве «Петрополис».

Совет

В 1928 году Анатолий Мариенгоф и его жена Анна Никритина переехали в Ленинград. Он оставил поэзию и стал писать пьесы, миниатюры, эстрадные скетчи.

«К тридцати годам стихами я объелся. Для того чтобы работать над прозой, необходимо было обуржуазиться. И я женился на актрисе. К удивлению, это не помогло. Тогда я завел сына. Когда меня снова потянет на стихи, придется обзавестись велосипедом или любовницей. Поэзия — не занятие для порядочного человека».
Агния Барто, Анатолий Мариенгоф и Анна Никтритина. Фотография: daily.afisha.ru

В 30-е годы Мариенгофа практически не печатали. Составители VI тома «Литературной энциклопедии СССР» (1932) охарактеризовали его творчество как «один из продуктов распада буржуазного искусства после победы пролетарской революции».

После войны Анатолий Мариенгоф написал пьесу «Рождение поэта», посвященную Михаилу Лермонтову, а также несколько произведений в соавторстве с Михаилом Козаковым: «Преступление на улице Марата», «Золотой обруч» и «Остров великих надежд».

Однако пьесы цензура не пропускала: спектакль «Преступление на улице Марата» в Театре имени Комиссаржевской был снят с репертуара. «Остров великих надежд» (1951) был разгромлен критиками, а пьесу «Суд жизни» даже не приняли к постановке.

Сын его соавтора, актер Михаил Козаков, вспоминал об этом времени: «В послевоенные годы Мариенгоф был не только не в чести, но на него многие смотрели как на человека прошлого, ненужного, давно прошедшего… О «Циниках» не слышал даже я… Пьеса в стихах «Шут Балакирев» нигде не шла.

Стихи поэта-имажиниста, о котором Ленин сказал: «Больной мальчик», не то что не печатались — не упоминались. Как он жил, как они жили? Не понимаю».

В 1950-х Мариенгоф стал работать над мемуарами. Автобиография «Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги» с цензурными правками была опубликована в 1962 году, а в авторской версии — лишь через 26 лет. Книга воспоминаний «Бессмертная трилогия» вышла только в 1998 году.

«Как-то Лев Николаевич сказал: «Возьмешься иногда за перо, напишешь вроде того что: «Рано утром Иван Никитич встал с постели и позвал к себе сына…» — и вдруг совестно сделается и бросишь перо. Зачем врать, старик? Ведь этого не было и никакого Ивана Никитича ты не знаешь». Мне думается, что состояние это самое общеписательское, если, разумеется, писатель не форменная дубина. Именно поэтому я перешел от романов к мемуарам, к дневникам».

Анатолий Мариенгоф умер в 1962 году в Ленинграде. Поэта похоронили на Богословском кладбище.

Источник: https://www.culture.ru/persons/8921/anatolii-mariengof

Анатолий Мариенгоф – биография, список книг, отзывы читателей

Что я знала про Мариенгофа? Да ничего я толком и не знала, а “Циники” меня тем временем дожидались и на полке хотелок, и в бумажном виде. Близкий друг Есенина, достаточно плодотворный поэт-имажинист и прозаик, Мариенгоф не популярен – не был ни тогда, ни сейчас.

Его имя не стоит на одной ступени с громкими именами некоторых его современников. А тем не менее Бродский от души считал “Циников” лучшим романом 20 века. В 1929 году, наряду с замятинским “Мы”, роман запрещён и объявлен “антиобщественным проявлением в области литературы”.

Соглашаться с Бродским я не стану и называть другой лучший роман 20 века тоже. Но “Циники” безусловно очень важный представитель литературы того периода и свидетель времени.

ЦИНИКИ.Роман, рисуя общество и уподобляясь ему, изломан и жёсток.

Обратите внимание

Дневниковые записи разных размеров – то короткие документальные вырезки, то отрывочные мысли, то более пространные размышления.4 части: 18-й год, 19-й год, 22-й год… 24-й год. Революция, террор, вереницы трагедий.Читать больно, горько. Но не жалко.

Кто-то из героев захлёбывался пламенем и горечью разбавленного спирта, читатель захлёбывается пламенем и горечью слов.

Повсеместные крестьянские восстания и аресты, тифозники, вши и клопы, массовый голод.

На углах продают хлебные корочки, обломки сахара. Планируют установку десятков новых памятников.

Всё продаётся по талонам, купонам, если есть что продавать, употребляют в пищу глину и делают пироги из липовых листьев. Планируют открытие нескольких музеев.

Нэп. В морге, рассчитанном на 12 персон, валяются 300 трупов. Голодные дети бросаются в колодцы.

По подсчётам Нансена голодает 33 миллиона человек.

Выпускаются новые бурильные молотки, мощные моторы, тракторы.

Каннибализм, трупоедство. Люди убивают своих детей, следом себя, что получается даже позитивней, чем поедание своих же чад. А производство растёт.

Что среди этого? Главные герои со своим цинизмом и своей любовью. Герои в духе своего времени. Обмельчавшие.

Важно

Историк Владимир отстранёно размышляет о революции и верит в свою любовь, верит как в пир во время чумы. Голод, убийства, преступления против народа, – всё не важно, пока можно купаться в счастье своей любви. Сама же любовь приобретает странные очертания – из союза двоих к треугольнику, к четырёхугольнику, к бесконечности… и к пустоте.

Возможно ли счастье в несчастное время? Возможно ли счастье в цинизме? Не в этот раз. Не с этими героями.

Мариенгоф пишет метко, цепляюще.

Его словесные конструкции дёргают эстетическое чувство в разные стороны:- генеральское лицо “мёртвое и глупое, как живот без пупка”;- “тёмной банной простынёй” висит на верёвке воздух;- “окна похожи на глаза, потемневшие от горя”;- “губы цвета сырой говядины”;

– звёзды словно старушки, вымытые “хорошим душистым мылом”.

И уродливое хохочущее несчастье, истерзанная любовь и забота при смерти о любимых конфетах “пьяная вишня”.

БРИТЫЙ ЧЕЛОВЕК.После нервной прогулки с “Циниками” немедля отправляешься нанести ещё более дёрганный визит “Бритому человеку”. В Пензу.

Здесь проза Мариенгофа ещё больше напоминает его поэзию, ещё больше грубых натуралистичных эпитетов:- глаза, лежащие “кусочками гнилой говядины, просаливающие веки, будто оберточную бумагу”;- “сияющее лицо друга, словно он объелся созвездиями подобно автору Экклеиаста”;

Читайте также:  Краткая биография боккаччо

– “дорога, обмазанная солнцем, как йодом”.

Главный герой неприятен, но как-то интересен в своей неприятности, жалок, неловок и смешон, оправдывая свою фамилию – Титичкин.

Запутанная временными скачками история заклятых друзей, история пойманного за хвост несчастья, где сплошь и рядом мужчины-мужланы и женщины-проститутки, и зачастую любовь как оскорбительная пощечина. У Мариенгофа низменное и возвышенное идут рука об руку, и этот контраст как обжигающий ледяной душ.

Совет

Эту прозу ни с чем не спутаешь.Она рваная и кидающаяся от романтизма в какие-то жуткие дебри.

Кто-то пишет, что это вариация на тему дружбы Мариенгофа и Есенина. Не знаю. Для этого нужно лучше прочесть “Роман без вранья”.

Такой он, Мариенгоф: запрещённый, забытый, противоречивый, колкий, остроумный. Тема убийств и самоубийств чернит страницы его романов. Наверное, после смерти Есенина. В этом случае, не могу представить как отразилось на его творчестве самоубийство собственного сына.

Пятнышко, как от раздавленной клюквы.Тише. Не хлопайте дверью. Человек…Простенькие четыре буквы:

— умер.

Источник: http://readly.ru/author/15945/

Мариенгоф Анатолий Борисович

Анатолий Мариенгоф родился 24 июня 1897 года в Нижнем Новгороде в дворянской семье. Предки по отцовской линии – выходцы из Лифляндской губернии.

Мариенгофы жили в Нижнем Новгороде, где Анатолий учился в Дворянском институте. Детство Анатолия Мариенгофа прошло под сильнейшим влиянием отца – Бориса Михайловича. Он участвовал и в формировании литературного вкуса сына. Чрезвычайная антирелигиозность Анатолия Мариенгофа, судя по всему, также была воспитана отцом.

В 1913 году, после смерти жены, отец Мариенгофа, воспользовавшись приглашением английского акционерного общества “Граммофон”, стал его представителем в Пензе, и переехал туда с детьми (у Анатолия была младшая сестра). Там Анатолий продолжил учебу в 3-й частной гимназии С. А. Пономарева, где в 1914 году издавал журнал “Мираж”, “более чем наполовину заполняя его собственными стихами, рассказами, статейками…”.

Неординарным событием для молодого Мариенгофа явилось путешествие летом 1914 года по Балтике на учебной парусной шхуне. Он побывал в Финляндии, Швеции и Дании, и даже получил матросское свидетельство, чем чрезвычайно гордился. Однако плавание прервалось после того, как началась Первая мировая война.

В 1916 году Мариенгоф окончил гимназию, и уехал в Москву, где поступил на юридический факультет Московского университета. Не проучившись там и полгода, он попал на фронт, где в составе инженерно-строительной дружины занимался устройством дорог и мостов.
На фронте он продолжал писать стихи. В том же году появляется первая пьеса в стихах “Жмурки Пьеретты”.

В 1917 году, пока он ехал в отпуск, произошла революция. Возвратившись в Пензу, с головой уходит в литературу. Его произведения вышли в нескольких поэтических сборниках, он также в 1918 году выпустил первую собственную книжку под названием “Витрина сердца”.

Летом белые чехословаки входят в город. От случайной пули погибает отец.

После этого Мариенгоф навсегда покинул Пензу и переехал в Москву, где остановился у своего двоюродного брата и совершенно случайно показал свои стихи Бухарину, бывшему на тот момент главным редактором “Правды”.

Обратите внимание

Тому стихи не понравились, но талант в молодом человеке он разглядел моментально, и устроил его литературным секретарем издательства ВЦИК, которым руководил по совместительству.

Вскоре в издательстве ВЦИК происходит его встреча с Сергеем Есениным, имевшая существенное значение в судьбах обоих. Потом знакомится с В. Шершеневичем и Рюриком Ивневым. Так оформляется группа имажинистов, заявившая о себе “Декларацией”, опубликованной в январе 1919 года в журнале “Сирена” (Воронеж).

Тесная дружба связывает Мариенгофа с Есениным. Их биографии словно бы переплетаются. Осенью 1919 года они поселяются вместе и на несколько лет становятся почти неразлучны. Публикуют в печати письма друг другу, чем вызывают негодование критиков. Есенин посвятил Мариенгофу стихи “Я последний поэт деревни”, поэму “Сорокоуст”, драму “Пугачев”, стихотворение “Прощание с Мариенгофом”.

В конце 1923 года Мариенгоф женился на артистке Камерного театра А. Б. Никритиной. Рождается сын Кирилл.

В 1924-1925 годах Мариенгоф работал заведующим сценарным отделом Пролеткино, вскоре также начал писать киносценарии. Всего их было создано около десяти.

В 1928 году в берлинском издательстве “Петрополис” вышел роман “Циники” (в СССР издан только в 1988 г.). Публикация “Циников”, равно как и следующего романа “Бритый человек”, вышедшего в том же издательстве в 1930 году, принесла Мариенгофу массу неприятностей, и за который он был подвергнут в СССР травле.

В июне 1941 года поэт приходит на Ленинградское радио и ежедневно пишет баллады. Вскоре, вместе с Большим драматическим театром, Мариенгоф с женой были эвакуированы в Киров, где прожили около трех лет. Возвращается в Ленинград.

Анатолий Мариенгоф умер 24 июня 1962 года (в день своего рождения по старому стилю) в Ленинграде. Похоронен на Богословском кладбище.

(No Ratings Yet)

Источник: https://goldsoch.info/mariengof-anatolij-borisovich/

Анатолий Мариенгоф

Анато́лий Бори́сович Мариенго́ф (24 июня (6 июля) 1897, Нижний Новгород — 24 июня 1962, Ленинград) — русский поэт-имажинист, драматург, автор мемуаров.

Анатолий Мариенгоф родился 24 июня 1897 года в Нижнем Новгороде в дворянской семье. Предки по отцовской линии — выходцы изЛифляндской губернии.

В 1913 году, после смерти жены, отец Мариенгофа с двумя детьми (у Анатолия была младшая сестра) переехал в Пензу.

После окончания гимназии в 1916 году мобилизован на фронт. Появляется первая пьеса в стихах «Жмурки Пьеретты».

Важно

В дни Октябрьской революции Мариенгоф возвращается на Бор и с головой уходит в литературу: создает поэтический кружок, включивший соученика по гимназии поэта Ивана Старцева и художника Виталия Усенко, в 1918 году печатает первую книжку стихов — «Витрина сердца».

Летом белые чехословаки входят в город. От случайной пули погибает отец.

Поэт уезжает в Москву. Поступает литературным секретарем в издательство ВЦИК, где знакомится с Бухариным. Вскоре происходит его встреча с Сергеем Есениным, имевшая существенное значение в судьбах обоих. Потом знакомится с В. Шершеневичем и Рюриком Ивневым. Так оформляется группа имажинистов, заявившая о себе «Декларацией», опубликованной в январе 1919 года в журнале «Сирена» (Воронеж).

Тесная дружба связывает Мариенгофа с Есениным. Их биографии словно бы переплетаются. Осенью 1919 года они поселяются вместе и на несколько лет становятся почти неразлучны.

Вместе ездят по стране: летом 1919-го побывали в Петрограде, весной 1920-го в Харькове, летом в Ростове-на-Дону, на Кавказе. Публикуют в печати письма друг другу, чем вызывают негодование критиков.

Есенин посвятил Мариенгофу стихи «Я последний поэт деревни», поэму «Сорокоуст», драму «Пугачев».

В конце 1923 года Мариенгоф женился на артистке Камерного театра А. Б. Никритиной. Рождается сын Кирилл.

В 1924—1925 годах Мариенгоф работал заведующим сценарным отделом Пролеткино, вскоре также начал писать киносценарии. Всего их было создано около десяти.

В 1928 году в берлинском издательстве «Петрополис» вышел роман «Циники» (в СССР издан только в 1988 г., см. ниже раздел «Издания»).

Совет

Публикация «Циников», равно как и следующего романа «Бритый человек», вышедшего в том же издательстве в 1930 году, принесла Мариенгофу массу неприятностей, и за который он был подвергнут в СССР травле.

Это привело к тому, что 1 ноября 1929 года он направил письмо в правление МО Всероссийского союза советских писателей, где признал, что «появление за рубежом произведения, не разрешенного в СССР, недопустимо».

В вышедшем в 1932 году VI томе «Литературной энциклопедии» его творчество характеризуется как «один из продуктов распада буржуазного искусства после победы пролетарской революции». Характерно, что романы «Циники» и «Бритый человек» в статье не упомянуты.

Живёт в Ленинграде, где супруга работает в Большом драматическом театре. Сын Кирилл покончил жизнь самоубийством (повесился) в марте 1940 г. Причины до настоящего времени не установлены.

В июне 1941 года приходит на Ленинградское радио и ежедневно пишет баллады (очерки в стихах), тут же звучавшие в выпусках «Радиохроники». Вскоре, вместе с Большим драматическим театром, Мариенгоф с женой были эвакуированы в Киров, где прожили около трёх лет. Возвращается в Ленинград.

В 1948 году написал пьесу в духе борьбы с космополитизмом «Суд жиз­ни», но она не была принята к постановке.

В 1953—1956 годах написал ещё одну автобиографическую книгу «Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги», где рассказал о де­тстве и юности, дополнил портрет Есенина. После смерти Мариенгофа была опубликована её сокращённая и приглаженная цензурой версия (под названием «Роман с друзьями»), а в полном виде книга вышла только в 1988 году (см. ниже раздел «Издания»).

Анатолий Мариенгоф умер 24 июня 1962 года (в день своего рождения по старому стилю) в Ленинграде. Похоронен на Богословском кладбище.

Обратите внимание

После революции Мариенгоф знакомится с Есениным. Есенин сводит его с другими молодыми поэтами, возникает новое направление в поэзии — имажинизм. Вместе они участвовали в выпуске четырёх номеров журнала «Гостиница для путешествующих в прекрасном» и ряда сборников «Имажинисты».

Иосиф Бродский написал о Мариенгофе, что тот был первым, кто применил «киноглаз» в русской литературе. Булат Окуджава посвящал ему многие свои стихотворения.

Увлечение Бродского Мариенгофом упоминается также Сергеем Довлатовым в воспоминаниях: «Мариенгоф, автор книги „Циники“, которую Бродский со свойственной ему отчаянностью назвал лучшим русским романом, и знаменитых мемуаров „Роман без вранья“, описал этот процесс с редким знаньем дела».

Произведения

  • Витрина сердца (1918)
  • Кондитерская солнц (1919)
  • Магдалина (1920)
  • Буян-Остров. Имажинизм (1920)
  • Руки галстуком (1920)
  • Стихами чванствую (1920)
  • А. Мариенгоф «Тучелёт (книга поэм)», издательство «Имажинисты», Москва, 1921. Тираж 1000 экз.
  • Развратничаю с вдохновением (1921)
  • Разочарование (1922)
  • Заговор дураков (1922)
  • Двуногие (1925)
  • Новый Мариенгоф (1922-26)
  • О Сергее Есенине. Воспоминания (1926)
  • Роман без вранья (1927)
  • Такса-клякса (1927)
  • Циники (1928)
  • Мяч проказник (1928)
  • Бритый человек (1930)
  • Бобка-физкультурник (1930)
  • Екатерина (1936)
  • Поэмы войны (1942)
  • Пять баллад (1942)
  • Странный характер (1954) (сборник пьес)
  • Маленькие комедии (1957)
  • Рождение поэта. Шут Балакирев. Пьесы (1959)
  • Роман с друзьями. «Октябрь». № 10—11 (1965)
  • Стихи. «День Поэзии». (1969)
  • Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги. Роман без вранья. Циники. (1988; 1990)
  • Циники. «Глаз. Дайджесть новой русской литературы». № 1 (1991)
  • Это вам, потомки! Записки сорокалетнего мужчины. Екатерина (1994)
  • Бессмертная трилогия (1998)
  • Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта (2002)

Издания

  • Мариенгоф А. Роман без вранья; Циники; Мой век…: Романы / Сост., подгот. текста, послесл. Б. Аверина. — Л.: Худож. лит., 1988. — 480 с. Тираж 200 000 экз.
  • Мариенгоф А. Стихотворения и поэмы. — Спб.: Академический проект, 2001. — 350 с. (Новая библиотека поэта. Малая серия).

Стихи Анатолия Мариенгофа

Источник: http://poetrysilver.ru/bio/179

Мариенгоф А. Б. Биография кратко. Мариенгоф Анатолий Борисович

Мариенгоф Анатолий Борисович

(1897 – 1962)

Мариенгоф Анатолий Борисович (1897 – 1962), поэт, прозаик, драматург.

Родился 24 апреля в Нижнем Новгороде в дворянской семье с хорошими культурными традициями, исконным демократизмом, где царили любовь и уважение друг к другу.

Окончив частный пансион, поступает в привилегированный Дворянский институт императора Александра II. Отец не одобрял этот выбор, и через некоторое время А. Мариенгоф поступает в обычную гимназию. Отец оказал определяющее влияние на жизнь, мировоззрение и творчество сына.

По окончании гимназии отправляется в 1916 на фронт и служит в инженерно-строительной дружине.

Здесь пишет первую пьесу в стихах “Жмурки Пьеретты”, которая имела успех у слушателей.

Об Октябрьской революции узнал в вагоне, когда ехал в отпуск в Пензу. Возвращение сюда совпало с трагедией: во время атаки города чехословацкими батальонами случайной пулей был убит отец. В эти годы начинает всерьез заниматься поэзией, писать стихи.

Читайте также:  Краткая биография ричардсон

Как позже напишет – “влюбился в метафору”, называл ее по-французски – имаж (образ). Позже был организатором (вместе со своим другом И. Старцевым) группы имажинистов. За свой счет напечатали в Пензенской типографии сборник “Исход”.

С чемоданом, набитым экземплярами “Исхода”, приехал в 1918 к своему дяде, занимавшему должность комиссара водного транспорта, который познакомил его с зав. издательства ВЦИК К. Еремеевым, поддержавшим молодого поэта. В этом издательстве Мариенгоф познакомился с С. Есениным, ставшим его другом.

Важно

Есенин ввел его в круг молодых поэтов, создавших новое направление в русской поэзии – имажинизм. Сначала поэты собирались в кафе Всероссийского союза поэтов “Домино”, с 1919 – в кафе “Стойло Пегаса”. Организовали издательство “Имажинисты”, где выпустили с 1922 по 1924 четыре номера журнала “Гостиница для путешествующих в прекрасном” и ряд сборников “Имажинисты”.

В 1920 выходит его программная работа “Буян-остров. Имажинизм”, где пишет: “Одна из целей поэта вызвать у читателя максимум внутреннего напряжения. Как можно глубже вонзить в ладони читательского восприятия занозу образа…” В 1922 выпускает пьесу “Заговор дураков”, в 1926 появляются его прозаические произведения – “Роман без вранья”, в 1928

– “Циники”.

Этот роман (вместе с романом Е. Замятина “Мы”) был осужден на общем собрании писателей как “антиобщественные проявления в области литературы”.

В 1930 Мариенгоф почти не печатается, его постепенно забывают читатели и издатели. Он пытается искать новые формы, обращается к драматургии.

Во время войны его приглашают работать на ленинградское радио, где он выступает с чтением своих стихов и поэм о войне.

В 1953 начинает писать свое лучшее прозаическое произведение – “Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги” – книгу о своем детстве, юности, выдающихся современниках, с которыми приходилось встречаться и дружить. Несколько раз перерабатывал.

Только после смерти, в 1965, книга была напечатана в журнале “Октябрь”. В 1988 была опубликована первая редакция книги, переданной когда-то самим писателем в библиотеку им. М.Е. Салтыкова-Щедрина.

В последние годы увидели свет и другие произведения Мариенгофа: стихи, некоторые пьесы, киноповесть о Ермаке, исторический роман “Екатерина”.

Умер А. Мариенгоф в Ленинграде в день своего рождения, 24 апреля 1962.

Совет

Краткая биография из книги: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000.

mariengo

Источник: http://www.slavkrug.org/mariengof-a-b-biografiya-kratko-mariengof-anatolij-borisovich/

Анатолий Мариенгоф

МАРИЕНГОФ, АНАТОЛИЙ БОРИСОВИЧ (1897–1962) – русский поэт, прозаик, драматург.

Родился 24 июня 1897 в Нижнем Новгороде.

И мать, и отец были отпрысками разорившихся дворянских семейств.

Среди ближайших родственников еще оставался, по воспоминаниям самого писателя, апломб представителей первого сословия, однако в реальности только деловитость и жизненная «гибкость» отца, Бориса Михайловича, позволяла сохранять в доме относительное благоденствие.

До 1913 Мариенгофы жили в Нижнем Новгороде, где их сын учился в Дворянском институте. Вскоре в семье случилась трагедия – от рака умерла мать. Отец, воспользовавшись приглашением английского акционерного общества «Граммофон», стал его представителем в Пензе и переехал туда с детьми.

Детство Анатолия Мариенгофа прошло под сильнейшим влиянием отца.

Обширные мемуары писателя, созданные уже во второй половине столетия, отводят отцу роль наиболее здравомыслящего и тонкого человека среди всего их тогдашнего окружения, да и среди позднейших знакомств.

Едкий скептик, даже, во многом, циник, он (по крайней мере, в изображении сына) он являл собой тип некоего прекрасного интеллигента начала века: критически и либерально настроенного моралиста.

Борис Михайлович, вероятно, участвовал и в формировании литературного вкуса сына.

Одно из первых произведений Мариенгофа Гимн гетере (уже в самом названии угадывалось влияние символистов и конкретно Блока, которым, в числе многих поэтических неофитов, зачитывался тогда Мариенгоф), было оценено отцом, как «что-то лампадное… семинарское…», т.е.

очень высокопарное. «Назови: „Гимн бляди”, – посоветовал он. – По крайней мере, по-русски будет». Чрезвычайная антирелигиозность Анатолия Мариенгофа, судя по всему, также была воспитана отцом.

Поэзия Мариенгофа так и не избавилась от налета высокопарности. Вадим Шершеневич, его большой друг, следующим образом отмечал эту особенность: «Толя был очень прост в жизни – и очень величав в стихах. В спокойствии его строк есть какой-то пафос, роднящий его с О.Мандельштамом. Сложность стихов Мариенгофа – органическая, от переполненности».

Обратите внимание

Возможно, чтобы как-то компенсировать это свойство, Мариенгоф пытался использовать в стихах элементы так называемого семантического «низа», и, в конце концов, сделал это своим главным стилеобразующим принципом: нарочито резкое, буквальное сопоставление «чистого» и «нечистого» материала (как он сам сформулировал это в своем теоретическом тексте Имажинизм (1920).

В 1916 Мариенгоф уезжает в Москву и поступает на юридический факультет Московского университета. Не проучившись и полгода, попадает на фронт: в составе инженерно-строительной дружины занимается устройством дорог и мостов.

Демобилизация случилась сама собой: пока он ехал в отпуск, произошла революция.

И в школьные годы, и на фронте он писал стихи. Возвратившись в Пензу, с удвоенной силой принимается за литературную деятельность, участвует в нескольких поэтических сборниках, выпускает первую собственную книжку Витрина сердца (1918).

Ранняя поэзия Мариенгофа во многом наследует стилистику Облака в штанах Маяковского:

Опять же: – Что Истина?.. / Душу прищемили, как псу хвост дверью, / И вот, как зверь, / Не могу боль выстонать (сб. Витрина сердца).

Также ощутимо влияние Брюсова, чье знаменитое О, закрой свои бледные ноги! вызывало в Мариенгофе, судя по его воспоминаниям, настоящий восторг.

Меж тем, в этом дебюте можно было разглядеть действительно интересное поэтическое дарование, творческий кураж, направленный, в том числе, на формальный поиск, на эксперименты в области строфики и рифмовки, где стихи Мариенгофа достигают большой выразительности.

Нежные отношения Мариенгофа с отцом оборвала нелепая случайность. В 1918 шальная пуля во время уличных боев убивает Бориса Михайловича. Анатолий Мариенгоф навсегда покидает Пензу и переезжает в Москву.

Важно

В Москве, работая литературным секретарем издательства ВЦИК, Мариенгоф знакомится с Сергеем Есениным. Начинается дружба двух поэтов. Имажинист Матвей Ройзман писал: «…ведь какая дружба была! Вот уж правильно: водой не разольешь!».

«Мы жили вместе, – вспоминает Мариенгоф, – и писали за одним столом. Паровое отопление тогда не работало. Мы спали под одним одеялом, чтобы согреться. Года четыре кряду нас никто не видел порознь. У нас были одни деньги: его – мои, мои – его. Проще говоря, и те и другие – наши.

Стихи мы выпускали под одной обложкой и посвящали их друг другу».

Есенин, в отличие от Мариенгофа, был в тот момент уже довольно знаменит, по крайней мере, в литературных салонах.

Но, меж тем, почти все исследователи склоняются к мысли, что художественная манера Мариенгофа наложила большой отпечаток на его последующее творчество.

Почти с тем же единодушием исследователи поэзии Есенина (Ю.Прокушев, Е.Наумов, А.Марченко и др.) говорят о губительности данного влияния.

Вскоре сложилась компания из четырех друзей-поэтов – Есенина, Мариенгофа, Рюрика Ивнева и Вадима Шершеневича. Именно эта четверка стала костяком нового литературного движения – имажинизм (от франц. image – «образ»). Позже к имажинистам присоединились И.Грузинов, А.Кусиков, Н.Эрдман, М.Ройзман и др.

С 1919 группа активно работает, вкладывая свою энергию не только в написание и публикацию стихов, но и в коммерческо-хозяйственную деятельность: имажинистам «принадлежит» книжный магазин, кинотеатр «Лилипут», знаменитое кафе «Стойло Пегаса».

Заимствовав у футуристов их методы публичного позиционирования, имажинисты проводят ряд шумных и скандальных «акций». Под покровом ночи «переименовываются» несколько центральных московских улиц; им даются имена самих имажинистов. Стены Страстного монастыря расписываются богохульными стихотворными цитатами.

На шее у памятника Пушкина появляется табличка: «Я с имажинистами».

Кроме того, все «imago», как назвал их Хлебников, становятся участниками и организаторами многих литературных чтений, которые, следуя все той же футуристской традиции, перерастали каждый раз в яростные диспуты, сопровождались взаимными оскорбительными выпадами выступающих и зала, шумом в прессе.

Совет

В это время судьба Мариенгофа почти синонимична судьбе движения. Он являлся наиболее последовательным и самозабвенным участником этой литературной группы, не без основания претендуя на некий особый статус. Известен случай, когда он подделал подписи остальных участников под письмом об исключении Есенина из группы, видимо, считая себя в данном случае в праве говорить от общего имени.

Литературная репутация, которую создавал себе Мариенгоф в те годы с помощью имажинизма, принесла ему быструю и шумную известность.

Поэтика его «имажинистских» стихов блещет эпатирующей образностью, богохульскими мотивами, тематикой насилия, революционной жестокости и т.д.

В этой черепов груде / Наша красная месть!

Или:

Твердь, твердь за вихры зыбим, / Святость хлещем свистящей нагайкой / И хилое тело Христово на дыбе / Вздыбливаем в Чрезвычайке (сб. Явь).

В кругу самих имажинистов Мариенгоф даже получил прозвище «Мясорубка», по одному из своих постоянных поэтических образов.

На фоне этого продолжается авангардистский поиск в области поэтики:

Человек. Красивый, какой красивый – / – месиво!.. / Танки кости, как апрель льдинки. / Досыта человечьей говядины псы. (поэма Кондитерская солнц)

Наиболее резкие стихи Мариенгофа из сборника Явь (1919) повлекли за собой резкую отповедь в «Правде», которая заклеймила поэзию Мариенгофа как «оглушающий визг, чуждый пролетариату». Имажинистский сборник Золотой кипяток (1921) нарком просвещения Анатолий Луначарский назвал на страницах «Известий» «проституцией таланта, выпачканной … в вонючих отбросах».

Сурово критикуемый властью, Мариенгоф вместе с остальными имажинистами не вызывал одобрения и у иного, во многом противоположного крыла общества. Подозрительной и непонятной выглядела их бешеная печатная деятельность в условиях тотального бумажного дефицита.

Обратите внимание

Еще более смущала современников дружба Мариенгофа, Есенина с представителями ЧК, в первую очередь – с террористом-эссером Яковым Блюмкиным. Последний организует им встречу с Троцким; так же легко «пробиваются» все необходимые для них разрешения у Каменева.

В конце концов, будучи неоднократно арестованы за свои «акции», имажинисты чудесным образом избегают каких бы то ни было последствий.

В то же время среди широкой публики выступления имажинистов собирали всегда аншлаги.

Издав несколько десятков стихотворных сборников, движение впадает в затяжной кризис. В 1923 году происходит ссора Мариенгофа и Есенина, и отношения так должным образом и не налаживаются вплоть до самоубийства Есенина в 1925.

Творческое сотрудничество Мариенгофа с Есениным еще в пору расцвета их общего детища – имажинизма – воспринималось многими современниками как неадекватное, несоизмеримое по степени таланта. М.Ройзман, например, писал: «…

Анатолий не переносил, когда, даже в шутовском тоне ему намекали, что Есенин талантливее его». Со смертью Сергея Есенина Мариенгоф начал подвергаться уже совершенно безапелляционным нападкам, обвиняющим его в косвенном убийстве Есенина (см. Б.

Лавренев, Казненный дегенератами, 1925).

Опубликованные в начале 1926 в серии «Библиотека „Огонька”» Воспоминания Мариенгофа, посвященные Сергею Есенину, несмотря на их лирическую интонацию скорби и тоски по другу, не изменили отношения к Мариенгофу со стороны прессы.

А после того, как в конце 1926 вышел его нашумевший Роман без вранья, куда Воспоминания вошли в переработанном виде, гневу критиков не было предела. Роман обвиняли в «тенденциозности» и «реакционности», в прямом подлоге и подтасовке фактов, в кощунственном отношении к памяти покойного поэта.

Читайте также:  Краткая биография грекова

За Романом без вранья прочно закрепился эпитет «вранье без романа».

Важно

Меж тем, роман имел большой читательский успех и сразу же был издан 2-м и 3-м изданиями. Специфика романа заключается в очень характерной для прозы Мариенгофа черте: по-настоящему трепетное, поэтичное отношение к материалу сокрыто маской ерника и бесстыдного ниспровергателя всяческих мифов.

«Великий плач по Есенину, обратившийся враньем, – пишет современный исследователь А.Устинов, – заставил Мариенгофа обострить свои отношения со временем и написать Роман без вранья. Сегодня роман Мариенгофа остается важным неприкрашенным документом, проясняющим «литературный быт» Сергея Есенина.

И, в то же время, сложно не заметить, какой личной трагедией проникнуто все мариенгофовское повествование».

В 1928 в берлинском издательстве «Петрополис» вышла новая книга Мариенгофа – Циники, ставшая вершиной его творчества. По утверждению Иосифа Бродского, это «одно из самых новаторских произведений в русской литературе [двадцатого] века, как по своему стилю, так и по структуре».

Прообразом событий, описанных в Циниках, стала трагическая история взаимоотношений Вадима Шершеневича и актрисы Юлии Дижур, застрелившейся после одной из ссор. Роман также включает в себя множество автобиографических мотивов и в целом описывает период жизни страны с 1918 по 1924.

Основной структурной особенностью Циников является характерный монтажный принцип, чередующий элементы художественного повествования с документальными элементами: с цитатами из газет, с объявлениями, с отрывками государственных декретов и т.д. Во многом такой метод можно сравнить с техникой Дон-Пассоса; он напоминает и идеи «монтажного аттракциона» С.Эйзенштейна, и теорию «фотомонтажа» А.Родченко.

Надо отметить, что ернический, язвительный язык Мариенгофа здесь оправдан общим психологическим сюжетом книги. Эта манера высказывания вкладывается в уста героев-циников и, таким образом, обретает мощную убедительность, объединяя поэтику и тематику романа.

Излюбленный Мариенгофом прием стравливания «высокого» и «низкого», нарушения различных этических и культурных норм становится в романе причиной экзистенциального кризиса героев, как, по всей вероятности, случилось и с самим автором.

В этом смысле роман почти исповедален, и трагический финал в нем предрекал резкую смену стилистики, произошедшую в творчестве Мариенгофа чуть позже, в начале 1930-х.

Совет

С публикацией книги был связан очередной скандал, но на сей раз не столько общественный, сколько политический. Завершение романа (конец 1928) совпало с кардинальным пересмотром властью своего участия в культурной жизни страны. Издание Циников, планировавшееся ЛЕНОТГИЗом, было резко приостановлено.

Однако рукопись, еще до фактического запрещения романа, успела (с официального разрешения Контрольной комиссии по вывозу за границу) попасть в Германию и была там моментально опубликована.

К лету 1929 в советской прессе, в рамках кампании, направленной против Пильняка и Замятина, началась травля Мариенгофа, организованная РАППом и поддержанная Союзом Писателей.

Поначалу Мариенгоф негодовал, даже написал протестное письмо в СП («Я должен сказать, что считаю „отказ в публикации” ханжеством и святошеством нового порядка… и т.д.»). Однако под давлением рапповских критиков был вынужден публично покаяться за свой роман в «Литературной газете» от 4 ноября 1929.

Всего через полгода, весной 1930, в том же берлинском издательстве «Петрополис» вышел другой роман Мариенгофа – Бритый человек. Видимо, он был переслан туда еще до того, как давление на автора достигло своего пика, но «Петрополис» по каким-то причинам не выпускал его. Причины эти, судя по всему, были просты: роман нельзя назвать удачным.

К началу 1930-х Мариенгоф ушел с широкой литературной арены. По мере сил он продолжал творческую деятельность, писал эстрадные скетчи, пьески, миниатюры, пытался заниматься исторической прозой. Кое-что из написанного даже смог издать (Екатерина. Фрагменты из романа // «Литературный современник», 1936, № 10; Козаков М.

, Мариенгоф А. Остров великих надежд. Пьеса в 4-х действиях. // Звезда, 1951, № 5 и др.). Но из актуального литературного процесса Мариенгоф выпал. Его дальнейшая жизнь резко отличалась от феерического дебюта (за 1919–1920 Мариенгоф стал одним из самых издаваемых поэтов в России) и от яркой, шумной деятельности всех 1920-х.

Вплоть до самой смерти он продолжал писать «в стол» стихи, в корне поменяв их поэтику, отказавшись от вычурной образности, от деструктивных задач в отношении строфики, рифмовки; сделавшись моралистичной и, после смерти единственного сына, окончательно трагичной фигурой. В 1940 семнадцатилетний Кирилл Мариенгоф, талантливый и красивый юноша, повесился – точно так же, как, по рассказам отца, сделал это «друг Есенин».

Конец 1950-х отмечен для Мариенгофа работой над обширной книгой мемуаров, которая позднее, включив в себя Роман без вранья, получила название Бессмертная трилогия. Это во многом художественная проза, т.е. принцип документальности и исторической достоверности в ней не всегда соблюдается. Меж тем, большинство исследователей творчества Мариенгофа именно здесь черпают свои сведения.

Обратите внимание

Книга мемуаров была издана после смерти автора (24 июня 1965 в Ленинграде) и стала культурным событием уже, скорее, 1980-х. Что касается романа Циники, то он был переведен на многие языки и вышел во многих странах, однако отечественный читатель впервые смог его прочитать лишь в 1988.

Сочинения: Проза поэта: Циники. Бритый человек. М.: Вагриус, 2000;Бессмертная трилогия. М., Вагриус, 1998; Роман без вранья. Циники. Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги. Л., Художественная литература, 1991; Стихотворения и поэмы. СПб, 2002. (Новая библиотека поэта. Малая серия); Мой век, мои друзья и подруги. Воспоминания Мариенгофа, Шершеневича, Грузинова. М., 1990

Михаил Местецкий

Энциклопедия Кругосвет

Источник: http://bookinistic.narod.ru/rus_biography/m/mariengof.htm

Стихи: Анатолий Мариенгоф: Биография

Анатолий Борисович Мариенгоф родился 24 июня 1897 года в Нижнем Новгороде в семье служащего.

В молодости его родители были актерами, играли в провинции, и хотя потом оставили сцену, страсть к театру, увлеченность литературой царили в доме и передались сыну, который в детстве перечитал русскую классику и многое из западной.

Сначала он посещал частный пансион, в 1908 году был переведен в престижный Нижегородский дворянский институт Император Александра II.Стихи начал писать лет с двенадцати. Больше других поэтов любил тогда Блока.

В 1913 году, после смерти жены, отец Мариенгофа с двумя детьми (у Анатолия была младшая сестра) переехал в Пензу. Анатолий продолжил учебу в 3-й частной гимназии С.А. Пономарева. Здесь в 1914 году он издает журнал «Мираж», «более чем наполовину заполняя его собственными стихами, рассказами, статейками…».

Неординарным событием для молодого Мариенгоф явилось путешествие летом 1914-го по Балтике на учебной парусной шхуне «Утро». Он побывал в Финляндии, Швеции и Дании и получил матросское свидетельство, чем чрезвычайно гордился. Однако плавание внезапно прервалось, – началась мировая война.

В 1916 году гимназия закончена. Мариенгоф поступает на юридический факультет Московского университета и сразу же идет на военную службу. Но на передовую, куда он стремится, попасть не удается – он определен в 14-ю Инженерно-строительную дружину Западного фронта.

В дни Октябрьской революции Мариенгоф возвращается в Пензу и с головой уходит в литературу: создает поэтический кружок, включивший соученика по гимназии поэта И. Старцева и художника В. Усенко, в 1918 году печатает первую книжку стихов – «Витрина сердца».

Важно

Летом белые чехословаки входят в город, и случайная пуля убивает отца. Поэт уезжает в Москву. Поступает литературным секретарем в издательство ВЦИК. Вскоре происходит его встреча с Есениным, имевшая существенное значение в судьбах обоих. Потом знакомится с В. Шершеневичем и Рюриком Ивневым.

Так оформляется группа имажинистов, заявившая о себе «Декларацией», опубликованной в январе 1919 года в журнале «Сирена» (Воронеж). Для имажинистов, в том числе Мариенгофа, настает период чрезвычайной активности.

В 1919 году созданы: «Ассоциация вольнодумцев» (Мариенгоф вместе с Есениным написал текст устава и вошел в правление), книжный магазин «Московской трудовой артели художников слова», кафе «Стойло Пегаса», кооперативное издательство «Имажинисты».

Стихи Мариенгофа печатаются во многих выпускаемых издательством сборниках, в журнале «Гостиница для путешествующих в прекрасном» (1922-1924). В 1919-1922 годы в издательстве «Имажинисты» выходит семь его небольших стихотворных сборников. Поэт приобретает известность. Критики спорят о его творчестве, оценки даются взаимоисключающие.

Тесная дружба связывает Мариенгофа с Есениным. Их биографии словно бы переплетаются. Осенью 1919 года они поселяются вместе и на несколько лет становятся почти неразлучны. Вместе ездят по стране: летом 1919-го побывали в Петрограде, весной 1920-го в Харькове, летом на Кавказе. Публикуют в печати письма друг другу, чем вызывают негодование критиков.

Расхождение между друзьями, наступившее в конце 1923 года, послужило после смерти Есенина поводом для несправедливых упреков в адрес Мариенгофа, который якобы оказывал на Есенина отрицательное влияние. Однако близкие друзья обоих свидетельствуют об обратном.

В конце 1923 года Мариенгоф женился на артистке Камерного театра А.Б. Никритиной. Трижды, в 1924, 1925 и 1927 годах, побывал за границей во Франции, Германии и Австрии, выступал там со своими стихами.

Впечатления от первых двух поездок нашли отражение в сборнике «Стихи и поэмы» (1926).

Совет

За ними последовали три книжки стихов для детей – «Такса Клякса» (1927), «Мяч-проказник» (1928) и «Бобка-физкультурник» (1930).

К середине 20-х годов издательство «Имажинисты» закрылось, и печататься Мариенгофу становится все труднее – для советских официальных издательств он представляет «некоторые неудобства».

В 1928 году Никритина перешла в Большой драматический театр, и семья перебирается в Ленинград. К этому времени в творчестве Мариенгофа происходят значительные изменения. Стихи отходят на второй план.

«Со смертию Есенина и переездом в Ленинград, — пишет он в «Автобиографии», — закончилась первая половина моей литературной жизни, в достаточной мере бурная. С 30-х годов я почти целиком ухожу в драматургию. Моя биография это мои пьесы».

Мариенгоф написал более десяти больших пьес и множество скетчей.

В 1924-1925 годах Мариенгоф работал заведующим сценарным отделом Пролеткино, а вскоре, главным образом в соавторстве с друзьями, начал писать киносценарии. Всего их создано около десяти. Одним из ведущих жанров в творчестве Мариенгофа становится теперь проза. Большую известность получил «Роман без вранья» (1927).

В 1928 году в берлинском издательстве «Петрополис» вышел роман «Циники», публикация которого принесла Мариенгофу массу неприятностей и за который он был подвергнут травле.

Это привело к тому, что 1 ноября 1929 года он направил письмо в правление МО Всероссийского союза советских писателей, где признал, что «появление за рубежом произведения, не разрешенного в СССР, недопустимо».

В 1953 году Мариенгоф приступает к автобиографической книге «Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги». Ее сокращенный вариант – «Роман с друзьями» — был опубликован только посмертно, в 1964 году.

Потребность в поэтическом слове Мариенгоф снова ощутил в начале Великой Отечественной войны. В июне 1941-го он приходит на Ленинградское радио и ежедневно пишет баллады (очерки в стихах), тут же звучащие в выпусках «Радиохроники».

Обратите внимание

Вскоре, вместе с Большим драматическим театром, Мариенгоф с женой были эвакуированы в Киров, где прожили около трех лет. Здесь в 1947 году выходят две его книги – «Пять баллад» и «Поэмы войны».

Сборники эти оказались последними прижизненными публикациями поэта.

24 июня 1962 года, в свой день рождения, Мариенгоф умер.

«Ночь, как слеза, вытекла из огромного глаза…»
«Из сердца в ладонях…»
«Эй! Берегитесь, — во все концы…»
«Даже грязными, как торговок …»

Источник: http://ouc.ru/mariengoff/biografiya.html

Ссылка на основную публикацию