Краткая биография мелье

Жорж Мельес (Georges Méliès): фильмография, фото, биография. Актер, Режиссер, Продюсер, Сценарист, Художник, Монтаж

Жорж родился в семье промышленника в Париже 8 декабря 1861 года. Детство его было достаточно обеспеченным, чтобы он мог позволить себе увлекаться театром и искусством. С детства он особенно любил рисовать, его карикатуры публиковали журналы.

Постепенно юношеские увлечения перетекли во взрослую жизнь. В 1888-м году 27-летний Жорж стал владельцем театра «Робер-Уден», где под его руководством показывали фокусы, иллюзии и трюки.

28 декабря 1895 года в Париже произошел первый киносеанс братьев Люмьер.

Вдохновленный этим, Мельес хотел купить у Люмьер киноаппарат за 10 тысяч франков. Однако Люмьеры ему отказали, сказав, что намерены сами получать деньги от своего изобретения.

Но идея снимать кино уже поглотила Мельеса и после долгих поисков он все-таки купил съемочную камеру в Англии.

Обратите внимание

В 1896 году Жорж Мельес снял свой первый фильм – «Партия в карты». Он увлеченно искал свой путь в кино. «Однажды, когда я снимал площадь Оперы, задержка в аппарате (весьма примитивном, в котором пленка часто рвалась или зацеплялась и застревала) произвела неожиданный эффект.

Понадобилась минута, чтобы освободить пленку и вновь пустить в ход аппарат. За эту минуту прохожие, экипажи, омнибусы изменили свои места. Когда я стал проецировать ленту, в том месте, где произошел разрыв, я увидел, как омнибус Мадлен – Бастилия превратился в похоронные дроги, а мужчины – в женщин…

Два дня спустя я уже снимал первые превращения мужчин в женщин и внезапные исчезновения, имевшие громадный успех», – писал Жорж о своем первом собственном «трюке» в кино. Таким образом Мельес открыл прием «стоп-камера».

Также по наитию он нашел приемы замедленной и ускоренной съемки, затемнений и наплывов и многие другие.

Через год Мельес выстроил в парижском предместье Монтрэ на своей вилле первую в мире киностудию – стеклянный павильон. По тем временам она представляла что-то небывалое: в ней были люки, тележки для наездов и отъездов камеры, черные бархатные фоны для съемок.

Кинематограф без преувеличения полностью поглотил Мельеса – он был не только сценаристом, режиссером, актером и художником, но и механиком, продюсером, заказчиком, издателем, распространителем и прокатчиком своих картин. Вскоре студия начала приносить ему хороший доход. Только за 1897 год он снял почти 60 короткометражек.

Он восстанавливал войны («Взятие Турнавоса», «Война в Греции», «Резня на Крите»), создавал сказки, раскрашивая черно-белые фильмы кисточкой от руки.

Он творил волшебство в кино, вводя жанр феерии. Лучшими фильмам Мельеса считаются «Путешествие на луну», «Путешествие Гулливера в страну лилипутов и страну гигантов», «Коронации Эдуарда VII» (1902), «В царстве фей» (1903).

Важно

Вклад Мельеса в киноискусство огромен, ведь он первым понял силу зрелищности кинематографа и стал экранизировать литературные сюжеты. Но к 1913-м году интерес к феериям Мельеса угас на фоне спроса в кино «о реальной жизни». Жорж не хотел отказываться от излюбленного жанра фантастической феерии.

Его компания обанкротилась, он лишился студии и виллы.

После войны Жорж некоторое время работал в Штутгартском театре декоратором. Позже, продавал детские игрушки в зале вокзала Монпарнас. С 1932 года он жил в доме для престарелых общества взаимопомощи киноработников в Орли.

Смерть настигла его 21 января 1938 года в возрасте 76 лет. История жизни Мельеса легла в основу ленты Мартина Скорсезе «Хранитель времени» (2011), которая стала данью мастера – великому Мельесу.

  • 1899 Танец огня Смотреть онлайн
  • 1897 Замок с привидениями Смотреть онлайн
  • 1897 Замок с привидениями Смотреть онлайн
  • 1899 Танец огня Смотреть онлайн
  • 1897 Замок с привидениями Смотреть онлайн
  • 1897 Замок с привидениями Смотреть онлайн
  • 1897 Замок с привидениями Смотреть онлайн
  • 1897 Замок с привидениями Смотреть онлайн

Источник: https://www.ivi.ru/person/zhorzh_meles

История.ру

Во всех странах Европы развитие культуры в XVIII в. в той или иной мере проходило под знаком идей Просвещения.

Но самый многочисленный, блещущий яркими талантами отряд просветителей сформировался во Франции: именно отсюда, веся на себе печать французского гения, идеи Просвещения распространились по всей Европе.

Недаром Маркс и Энгельс, говоря о Просвещении XVIII в., всегда подразумевают в первую очередь французское Просвещение.

«Великие люди, которые во Франции просвещали головы для приближавшейся революции, сами выступали крайне революционно.

Никаких внешних авторитетов какого бы то ни было рода они не признавали.

Религия, понимание природы, общество, государственный порядок—все было подвергнуто самой беспощадной критике; все должно было предстать пред судом разума и либо оправдать свое существование, либо отказаться от него. Мыслящий рассудок стал единственным мерилом всего существующего».

Особое место среди французских мыслителей XVIII в. занимает по своим классовым позициям ранний провозвестник материалистического мировоззрения, утопический коммунист Жан Мелье (1664— 1729). Будучи приходским священником, Мелье хорошо знал жизнь народных низов, бедствия и нужду масс.

В оставленном им единственном произведении — «Завещании» он подвергает острой критике не только общественные отношения феодальной Франции, но и основы классового общества в целом.

style=”display:inline-block;width:300px;height:250px” data-ad-client=”ca-pub-0791478738819816″

data-ad-slot=”5810772814″>

style=”display:inline-block;width:300px;height:250px” data-ad-client=”ca-pub-0791478738819816″

data-ad-slot=”5810772814″>

В книге Мелье осуждается весь общественный строй Франции и ее государственное устройство— абсолютная монархия.

Совет

Все правители, пишет он, являются тиранами, которые при помощи чудовищной системы обмана и насилия довели народ до нищеты.

Светская и духовная власти поддерживают друг друга как два вора-карманника.

Обличая лицемерие и алчность духовенства, Мелье вскрывает социальную роль церкви как опоры тирании, орудия угнетения народа.

«Религия,—писал он, — поддерживает даже самое дурное правительство, а правительство в свою очередь поддерживает даже самую нелепую, самую глупую религию…

Служители религии, властвующие над нашей совестью, являются самыми наглыми обманщиками народа, а государи и прочие сильные мира сего, властвующие над нашим телом и имуществом,—самыми крупными ворами и убийцами из всех существующих в мире».

Из всех противников феодализма Мелье настроен наиболее революционно. Вольтер, оценивший значение критики Мелье, отрицательно относился ко многим его крайним идеям. Издав в 1762 г. выдержки из «Завещания», он опустил все высказывания наиболее радикального характера.

Но Мелье выступает не только против феодального угнетения; он является также противником частной собственности, считая ее началом всех социальных зол. Только с уничтожением частной собственности человечество избавится от нищеты, тирании и войн.

В «Завещании» намечены черты идеального строя, основой которого является общая собственность и обязательный для всех труд. Коммунизм Мелье носит утопический характер.

Чтобы осуществить революцию и создать новое общество, достаточно, по его мнению, лишь просветить народ.

По своим философским взглядам Мелье является материалистом и атеистом. Бесконечность материального мира, несотворимость материи и движения—его основные философские идеи.

Он отрицает существование какого-либо источника, движения вне материи. «Ясно, что тела,—писал Мелье,—могут двигаться сами собой и что нет нужды отыскивать другие причины их движения, кроме самой материи из которой все тела состоят».

Обратите внимание

В силу своей исторической ограниченности материализм Мелье носит еще метафизический характер.

Этот скромный деревенский священник является одним из замечательных предшественников левого крыла французских просветителей.

Источник: http://www.istoriia.ru/seredina-xvii-xviii-v/zhan-mele.html

Доклад: Жан Мелье и его труд Завещание

Жан Мелье и его труд «Завещание»

Мелье Жан (1664-1729), французский философ-материалист, атеист, утопический коммунист. Сын деревенского ткача, Мелье по настоянию родителей стал сельским священником (с 1689). Своё единственное сочинение «Завещание» закончил незадолго до смерти.

«Завещание» Жана Мелье выделяются изо всей литературы этого направления многими чертами произведения, его необычной судьбой и поразительной фигурой автора. Жан Мелье всю взрослую жизнь провел в качестве священника в Шампани. «Завещание» не было опубликовано автором и стало известно после его смерти в 1733 г. в списках и выдержках.

Вольтеру и другим просветителям оно казалось интересным и привлекательным, но столь опасным, что они так и не отважились опубликовать его полностью. Целиком оно было издано только в 1864 г. в Амстердаме.

Главной отличительной особенностью «Завещания» является то, что у него собственно социалистическая концепция является лишь производной от основной идеи всего произведения — борьбы с религией.

Мелье не видит в религии ничего, кроме ее социальной роли, которая заключается, по его мнению, в том, чтобы путем обмана и распространения суеверий закрепить насилие и социальное неравенство:

«Короче говоря, все, что ваши богословы и священники с таким пылом и красноречием проповедуют вам… все это в сущности не что иное как иллюзия, заблуждение, обман, измышление и надувательство: их выдумали вначале хитрые и тонкие политики, повторяли за ними обманщики и шарлатаны, потом этому поверили невежественные и темные люди из народа и, наконец, это поддержано было властью государей и сильных мира, которые потворствовали обману и заблуждениям, суевериям и шарлатанству и закрепили их своими законами для того, чтобы таким путем держать в узде массы и заставлять их плясать под свою дудки».

Этими двумя страстями, ненавистью к Богу и ко всякому неравенству, иерархии, движется все «Завещание». Религия, считает Мелье, виновна в большинстве несчастий человечества. Она, в частности, сеет раздоры и религиозные войны. При этом сам он простодушно призывает к восстанию, убийствам королей, уничтожению всех, кого можно счесть более благополучными, зажиточными.

Религия кажется Мелье нелепостью, суеверием, которое не может устоять против первого прикосновения ясного разума. Из всех религий самая нелепая — религия христиан, которых он называет христопоклонниками. Но неверно было бы искать причину его отношения к христианству в слишком рационалистическом складе ума самого Мелье. Опровергая христианство, он готов верить в дичайшее суеверие, повторять любой вздорный слух. Например, ему представляется нелепостью, что Бог имел всего одного Сына, в то время как куда менее совершенные существа одарены этой способностью в гораздо большей степени. Многие животные производят на свет сразу 10 или 12 детенышей.

Очевидно, что исходной точкой является для Мелье ненависть к Богу, для которой он лишь по мере своих сил пытается подобрать аргументы. Особенно же ненавистна ему личность Христа, для которого у Мелье буквально не хватает ругательств:

«А наши богохристопоклонники? Кому приписывают они божественность? Ничтожному человеку, который не имел ни таланта, ни ума, ни знаний, ни ловкости и был совершенно презираем в мире. Кому приписывают они ее? Сказать ли? Да, я скажу это: они приписывают ее сумасшедшему, безумцу, жалкому фанатику и злополучному висельнику».

Важно

Борец за права бедняков видит окончательное и неопровержимое доказательство ложности учения Христа в том, «что он всегда был беден, был только сыном плотника…».

Религия — источник большинства общественных зол и, в частности, неравенства людей, которое держится лишь ее авторитетом. Мелье признает необходимость «некоторой зависимости и подчинения» в каждом обществе. Но сейчас власть основана на насилии, убийствах и преступлениях. В «Завещании» нет речи ни о конкретных мерах для улучшения положения бедняков, ни призывов к богатым сделать что-либо в этом направлении; книга только раздувает ненависть одних к другим.

Самой сущностью, истинной причиной неравенства является частная собственность, которую религия тоже оправдывает.«Оттого одни опиваются и объедаются, роскошествуют, а другие умирают с голоду. Оттого одни почти всегда веселы и радостны, а другие вечно в трауре и печали».

Вся социальная программа Мелье сводится к нескольким строчкам:«Каким великим счастьем было бы для людей, если б они сообща пользовались жизненными благами».

В справедливом обществе, считает Мелье, производство и потребление должны быть организованы на началах общности.«Люди должны владеть всеми благами и богатствами земли сообща и на равных правах и пользоваться ими тоже сообща и равномерно».

Еда, одежда, воспитание детей не должны сильно различаться в разных семьях. Все должны трудиться под руководством мудрых старцев (в другом месте говорится о выборных должностных лицах).Эти меры приведут к чудесным результатам: никто не будет нуждаться, все будут любить друг друга, исчезнет тяжелый труд, обман, тщеславие. Тогда, говорит Мелье,«не видно было бы на земле несчастных людей, тогда как теперь мы видим их на каждом шагу».

Семейные отношения также должны измениться, ибо падет великое зло, привнесенное церковью, — нерасторжимость брака.«Надо, чтобы предоставили одинаковую свободу мужчинам и женщинам беспрепятственно сходиться, следуя своему влечению, равно как свободу расходиться и расставаться друг с другом, когда им станет в тягость совместная жизнь или когда новое влечение побудит их к заключению другого союза».

Позже, в 1793г., когда Конвент проводил дехристианизацию и вводил культ Разума, Анахарсис Клоотс предложил поставить в храме Разума статую первого священника, который отрекся от религиозных заблуждений, — «смелого, великодушного и великого Жана Мелье».

Философские взгляды М. оказали большое воздействие на формирование мировоззрения французских материалистов 18 в.

Читайте также:  Сочинения об авторе евтушенко

Список литературы

Совет

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта www.istina.rin.ru/

Источник: https://ronl.org/doklady/filosofiya/338206/

Жан Мелье и его «завещание»

Среди французских мыслителей XVIII в. выделяется яркая и самобытная фигура Жана Мелье. Скромный деревенский священник, выходец из народа, он стал ярым атеистом, противником всякой религии и церкви и отразил чаяния угнетенных масс Франции.

О жизни Мелье мы знаем очень мало. Родился он в 1664 г. и провел свое детство в деревне, в Шампани. По окончании духовного училища Мелье получил место деревенского священника в тех же краях и почти безвыездно жил там до конца своих дней.

Он добросовестно нес свои обязанности: справлял церковные службы, читал проповеди. Как священник Мелье должен был учить народ покорности сеньорам и королю, внушать своим прихожанам веру в бога, в загробную жизнь.

В тайне же от людей Мелье писал книгу, где дал выход своим подлинным убеждениям. Он назвал ее «Завещание».

Во вступлении к «Завещанию» Мелье признает, что профессию священника он избрал не по собственному желанию. Он говорит об угрызениях совести, которые испытывал, проповедуя религиозную ложь.

Много раз хотел он публично покаяться перед прихожанами, но страх, превышающий его силы, удерживал его и вынуждал молчать: за такие взгляды ему грозили жесточайшие кары.

Только готовясь к уходу из жизни, он почувствовал себя в силах сделать то, на что не мог решиться раньше: открыто высказать давно и глубоко продуманную им правду о человеческих отношениях, о религии, о государстве, об общественном строе. Предполагают, что Мелье покончил с собой, не желая более нести противоречащие его убеждениям обязанности священника.

Обратите внимание

Рукопись «Завещания» была найдена после смерти Мелье среди его бумаг. Вскоре стали распространяться копии этой рукописи. Одна из копий попала в руки Вольтера, который вел ожесточенную борьбу с католической церковью.

В лице Мелье Вольтер нашел союзника. Но устрашенный революционными и коммунистическими взглядами Мелье, Вольтер решил напечатать лишь выдержки из «Завещания». Только в 1864 г.

, спустя свыше ста лет после смерти Мелье, «Завещание» было напечатано полностью.

О чем же писал Мелье в своем «Завещании»? В какой обстановке сложились его взгляды?

Начало XVIII в. — один из самых тяжелых периодов в жизни французского крестьянства феодальных времен. Бремя феодальных повинностей стало невыносимым.

Правительство Людовика XIV высасывало из деревни все, что в ней оставалось после удовлетворения требований светских и духовных феодалов. В деревне неизбежно должны были нарастать стихийные революционные настроения.

Подавляемые в одних местах, крестьянские восстания вспыхивали в других, и их ликвидация зачастую требовала от феодального правительства немалых усилий.

Восставший американский народ свергает статую английского короля Георга III. Художник А. А. Лурье.

Нищета и страдания угнетенной деревни — таковы были основные впечатления Мелье. В его «Завещании» отразились те революционные настроения и чаяния, которые зарождались в сознании деревенской бедноты. Страницы книги Мелье пропитаны гневом и ненавистью к угнетателям.

Важно

Все люди равны по природе, утверждает Мелье. Все имеют равное право жить, пользоваться своей свободой и некоторой частью земных благ. Зависимость между людьми, которая одних чересчур возвышает, а других унижает, одним дает слишком много, а другим— ни чего, несправедлива и ненавистна. Мелье беспощадно критикует феодальные порядки во французской деревне. Крестьяне — рабы знатных.

Нет человека более жалкого и несчастного, чем французский крестьянин. Он работает на знатных; напрягая все свои силы, он едва зарабатывает на пропитание себе самому. Самый маленький дворянчик заставляет крестьян трепетать перед собой и старается урвать у них что только сможет.

Бедные люди были бы счастливы, если бы их не терзали эти злые гады; бедные люди будут вечно несчастны, если не отделаются от господ.

Зло состоит в том, что за счет народа живет множество людей, совершенно для него бесполезных. К числу таких тунеядцев Мелье относит и духовенство. Все эти аббаты, каноники, монахи и монахини — какую пользу приносят они миру, какие услуги оказывают обществу? Какое безумие содержать их за счет чужого труда!

Большой раздел «Завещания» Мелье посвящает критике абсолютизма — неограниченной королевской власти. Все властители, все короли и князья — тираны; таково основное положение Мелье. Все зло единовластия можно видеть на примере Франции. Французские короли — как бы маленькие боги.

Они считают, что им принадлежит неограниченная власть над жизнью и имуществом подданных. И они не жалеют ни этой жизни, ни этого имущества. Чтобы заполучить золото и серебро своих подданных, короли облагают народ все новыми налогами.

Если народ не в состоянии их платить, в деревни посылаются солдаты, которые выколачивают из крестьян подати, причем народ должен еще содержать этих насильников. Напрасно ссылаться на бедность — жалоб не выслушивают.

Под страхом конфискации имущества и тюремного заключения бедные отдают королю свои последние гроши. Не народы созданы для правителей, а правители — для народов, утверждает Мелье.

Совет

В своем протесте против угнетения человека человеком Мелье поднимается до критики частной собственности вообще. Люди, пишет он, ведут жестокую борьбу за богатство.

Самые сильные, хитрые, ловкие, часто самые злые, недостойные побеждают в этой борьбе и захватывают в свои руки все жизненные блага.

Возникает вопиющее неравенство: одни обжираются и опиваются, тогда как другие умирают от голода; одни ничего не делают, а другие изнемогают от труда, не имеют отдыха ни днем, ни ночью. Частная собственность служит источником неисчислимых зол и страданий.

Запись добровольцев в революционную армию Франции. Художник Н. И. Гришин.

Но каким же образом меньшинство ухитряется властвовать над большинством и эксплуатировать его? Почему угнетенные терпят и повинуются?

Сильные мира, конечно, пользуются прямым насилием для поддержания выгодного им порядка. Но главное — народы добровольно подставляют свои шеи под ярмо, одураченные хитрой ложью. Эта ложь — религия.

«О дорогие друзья, — говорит Мелье, — если бы вы знали, какой лжи вас учат под видом религии!» Христианская религия советует людям терпеливо сносить голод и холод, угнетение и унижение. Священники, спасая людей от воображаемого, несуществующего ада, обрекают их в этой жизни на муки действительного ада.

Но хуже всего повеление любить своих врагов и делать им добро. Это правило, противоречащее здравому смыслу и справедливости, явно на пользу злым и содействует угнетению добрых. Лишь освободившись от христианской и других религий, угнетенные поймут, что они имеют право бороться за свое земное счастье.

А без борьбы с угнетателями народ не может восстановить справедливость.

Первое условие успешности этой борьбы — единодушие, солидарность. «Объединяйтесь же, народы! — восклицает Мелье. — Помогайте друг другу: дело идет о том, что одинаково важно для всех народов. Вас губит то, что вы сражаетесь друг против друга, вместо того чтобы сражаться в одних рядах за общее дело… Все зависит от народа, все держится на нем; стоит вам захотеть, и тирания падет…»

Мелье рисует картину «справедливого и разумного» общества, в котором уничтожена частная собственность. В этом обществе люди будут «владеть благами и богатствами земли сообща и на равных правах и пользоваться ими также сообща и равномерно». Все люди обязаны принимать участие в труде.

Жители каждого города или прихода составят как бы одну семью. Они должны любить друг друга, как братья и сестры, должны жить вместе, пользоваться одинаковой пищей, иметь одинаково хорошую одежду. Так исчезнет бедность и нищета. Руководство такими общинами должно принадлежать наиболее опытным и мудрым.

Обратите внимание

Не будет краж, грабежей и убийств, никому не придется надрываться на чрезмерной работе…

«Завещание» Мелье — произведение, замечательное по своей цельности и последовательности. Оно пронизано единой идеей — идеей борьбы против всех видов угнетения.

Частная собственность порождает неравенство и эксплуатацию бедных богатыми; монархия охраняет порядок, основанный на неравенстве, и сама принимает участие в эксплуатации; религия своими нелепыми сказками усыпляет угнетенных, освящает существующее зло; учение о боге и бессмертии души, о будущей жизни служит средством держать бедных в покорности. Сделав эти выводы, Мелье с неуклонной последовательностью отвергает частную собственность, монархию, христианскую религию и приходит к революционным и коммунистическим взглядам.

Конечно, представления Мелье о «разумном и справедливом» обществе примитивны и утопически наивны. Мелье жил задолго до того, как созрели условия для коммунистического общества. Во времена Мелье еще не было пролетариата — основной силы, способной разрушить эксплуататорский строй и построить коммунизм.

В XVIII в. во Франции выступали и другие мыслители, мечтавшие об обществе без частной собственности. Но только у Мелье эти идеи сочетаются с призывом к объединению угнетенных для борьбы с угнетателями. Среди французских мыслителей XVIII в. было немало противников христианской церкви и религии. Но только Мелье разоблачил религию как средство эксплуатации трудящихся масс.

Этот деревенский священник — несомненный предшественник коммунистов-утопистов времени буржуазной революции, Бабефа и его соратников, поднявших в 1796 г. знамя восстания во имя всеобщего равенства и социальной справедливости.

Источник: http://de-ussr.ru/history/newvr/zhan-mele.html

Жорж Мельес – биография

Жорж Мельес (годы жизни 1861-1938)

Жорж Мельес – фактически первый кинорежиссёр, перешедший от простых съёмок кинороликов каких-либо событий, обычных жизненных сцен к постановочным, художественным фильмам.

Снял фильмы “Замок дьявола” (1896), “Дело Дрейфуса” (1899), “Путешествие на Луну” (1902), “Гулливер” (1902), “В царстве фей” (1903), “Путешествие через невозможное” (1904), “Четыреста шуток дьявола” (1906) и другие.

Жорж Мельес родился в Париже 8 декабря 1861 года в семье владельца фабрики модельной обуви.

После окончания лицея и службы в армии, Жорж отправился совершенствовать английский язык в Лондоне (по мнению родителей, это было необходимо для ведения бизнеса). После возвращения в Париж несколько лет проработал на фабрике отца (с 1882 по 1886).

Жорж Мельес

Важно

Жорж с детства любил рисовать, его карикатуры, подписанные псевдонимом Джек Смайл, охотно публиковал журнал “Ля Грифф”. В 1888 году Мельес становится директором и владельцем театра Робер-Уден, в котором демонстрировались различные трюки и фокусы. Обладая богатой фантазией, он с успехом пробует свои силы как постановщик трюков.

Между тем, 28 декабря 1895 года в Париже проходит первый киносеанс братьев Люмьер. Мельес сразу понимает, какие богатые возможности открывает кинематограф, и предлагает им 10 тысяч франков за киноаппарат. “Через год о синематографе забудут”- сказал ему Люмьер.-“Так что мы намерены сами получать деньги от нашего изобретения.

” Однако, получив отказ, Мельес не отказался от своей идеи, и ему повезло – он смог приобрести съемочную камеру в Англии. Первый фильм Мельеса “Игра в карты”, как и большинство других его лент 1896 года, – явное подражание Люмьеру. Однако Мельес много работает и настойчиво ищет свой собственный путь.

В конце 1896 года случай во время съемок уличной сценки в Париже подсказал Мельесу его первый трюк. Вот как он рассказывает об этом происшествии: “Однажды, когда я снимал площадь Оперы, задержка в аппарате (весьма примитивном, в котором пленка часто рвалась или зацеплялась и застревала) произвела неожиданный эффект.

Понадобилась минута, чтобы освободить пленку и вновь пустить в ход аппарат. За эту минуту прохожие, экипажи, омнибусы изменили свои места. Когда я стал проецировать ленту, в том месте, где произошел разрыв, я увидел, как омнибус Мадлен- Бастилия превратился в похоронные дроги, а мужчины — в женщин…

Два дня спустя я уже снимал первые превращения мужчин в женщин и внезапные исчезновения, имевшие громадный успех”. Так же случайно, как и прием “стоп-камера”, им были открыты замедленная и ускоренная съемки. Позднее стали применяться затемнения и наплывы, съемки на черном бархате и другие приемы.

Уже в 1897 году Мельес строит на своей вилле в парижском предместье Монтрэ первую в мире киностудию – стеклянный павильон, в котором были люки, подъемники, тележки для наездов и отъездов съемочной камеры, черные бархатные фоны и прочие приспособления. Киностудия скоро начала приносить баснословный доход. Всего в 1897 году Жорж Мельес снял 60 кинолент.

Он вводит в кино новые жанры: феерии, комедии, сценки с трюками.

При помощи актеров режиссер восстанавливал эпизоды греко-турецкой войны (“Взятие Турнавоса”, “Казнь шпиона” и “Резня на Крите”), выпустил фильм о восстании индусов против англичан (“Нападение на блокгауз”, “Сражение на улицах Индии”, “Продажа рабов в гареме”, “Танец в гареме”), сделал несколько инсценировок-репортажей о современных событиях.

Жорж Мельес пытается даже перейти от черно-белого кино к цветному, применяя метод раскраски фильмов кисточкой от руки. Принимая во внимание, что длина фильмов не превышала тогда 15-20 метров, этот весьма кропотливый способ оправдывал себя, особенно при производстве волшебных сказок.

Совет

В 1899 году Мельес поставил два больших фильма: инсценированную хронику “Дело Дрейфуса” (240 м) и первую свою феерию — “Золушка” (140 м). Эксперимент оказался удачным. Теперь режиссер мог отбросить стандартную длину в 20 метров и выпускать 2-3 фильма в год длиной до 300 метров, проекция которых длилась бы больше четверти часа. В 1900-1902 годах Мельес выпускает феерии “Жанна д'Арк”, “Рождественский сон”, “Красная шапочка”, “Синяя борода”, “Гулливер” и “Робинзон Крузо”.

Читайте также:  Краткая биография пьецух
В 1902 г. выходит один из лучших его фильмов – “Путешествие на луну”. В этом фильме Мельес применил причудливые эффекты, сочетая кинотрюки с использованием макетов и театральной машинерии. В нём Мельес соединил легкий наивный юмор театральной буффонады и загадочную фантастическую сказку, рассказывающую о приключениях нескольких чудаков-астрономов, отправившихся в пушечном снаряде на луну. В основе сценария — эпизоды романов “От земли до луны” Жюля Верна и “Первые люди на луне” Уэллса. Из первого Мельес заимствовал гигантскую пушку, ядро, клуб безумцев. Из второго — большую часть лунных эпизодов: снежную бурю, спуск в лунный кратер и на дно океана, битву с селенитами…

кадр из фильма Мельеса “Путешествие на Луну”

Триумф “Путешествия на луну”, “Гулливера” и “Коронации Эдуарда VII” сделал 1902 год самым значительным в творчестве Мельеса. Для того чтобы избежать подделок, он ввел торговую марку — звезду (от названия его фирмы “Старфилм”). Киноработы Мельеса выделялись четкостью, выразительностью и темпом. Он был не только автором, режиссером, художником и актером, он был также механиком, сценаристом, хореографом, создателем трюковых эффектов, костюмов, макетов, а также предпринимателем, заказчиком, издателем, распространителем и прокатчиком своих картин. Не случайно один из любимых фильмов Мельеса назывался “Человек-оркестр”. В 1903 году Мельес выпускает знаменитую феерию “В царстве фей”. Герой картины сражался с рыбой-пилой и осьминогом, разъезжал в подводном омнибусе (гигантском ките), проникал во дворец лангустов — это была одна из великолепнейших декораций Мельеса. В этом же году на экраны выходит “Гибель Фауста” — большая фантастическая феерия в 15 картинах, навеянная знаменитой одноименной ораторией Берлиоза. Окрыленный успехом, Мельес ставит “Фауста” и “Севильского цирюльника”, причем их демонстрация в кинотеатрах сопровождалась исполнением арий из опер Гуно и Россини.

Жорж Мельес, несомненно, находился на вершине своей карьеры. Его ленты демонстрировались одновременно на экранах двух крупных театров Парижа: “Фоли-Бержер” и “Шатле”. Казалось, ничто не угрожает его благополучию.

Но все-таки кинематограф рос, развивался, выходил за рамки отснятого на пленку театра. Кинокамера тоже могла двигаться, выходить на улицы, менять точку съемки. Был изобретен крупный план, съемка с движения… Режиссеры все чаще снимают на натуре. Мельес же ничего не меняет в своем методе, продолжая работать в студии. Да, он оставался прекрасным декоратором с богатым воображением. Об этом свидетельствуют кадры из фильма “Фея-стрекоза, или Волшебное озеро” (1908). И ему по-прежнему нет равных в съемке фокусов — достаточно вспомнить “Мыльные пузыри” (1906) и “Фантастические фокусы” (1909). Однако мода на феерии проходила, а Мельес не хотел в это верить.

В трудное время на помощь Мельесу пришел Шарль Патэ, предоставивший ему заказ на несколько фильмов. В виде обеспечения за кредит Мельес, уверенный в успехе предприятия, заложил свою виллу в Монтрэ, а также студию и дом.

В 1911-1913 годы “Старфилм” выпустил последние пять картин: “Приключения барона Мюнхгаузена” (1911), “Завоевание полюса” (1912), “Золушка” (1912) “Рыцарь снегов” (1913) и “Путешествие семьи Бурришон” (1913). Киноведы выделяют картину “Завоевание полюса”. Публику повергал в ужас снежный великан — гигантский манекен, построенный в студии. Он шевелил руками, качал головой, вращал глазами, курил трубку, проглатывал, а затем выплевывал человека. Настоящий предшественник Кинг-Конга! Однако же в целом проект провалился. Зрители требовали сценок из реальной жизни, а Мельес замкнулся в театральных декорациях и упорно отказывался снимать на натуре. После банкротства американского филиала “Старфилма” Мельес прекращает работу в кино. С началом войны закрывается и театр Робер-Уден. В 1914 году Мельес преобразовал свою студию в театр Варьете артистик. Однако решением суда у него отобрали не только студию, но и красивую виллу. После Первой мировой войны Мельес работал некоторое время в Штутгартском театре по реконструкции декораций. Киновед Жорж Садуль пишет: “Я помню, что в 1925 году заметил в зале вокзала Монпарнас небольшой киоск, в котором продавались детские игрушки. Продавец этого киоска, приветливо улыбавшийся человек с живыми глазами и бородкой клинышком, почти никогда не расставался с пальто и шляпой, боясь сквозняков. Этот продавец оловянных солдатиков и дешевых леденцов был всеми забытый Жорж Мельес”.

Леон Дрюо, редактор еженедельника “Сине-журналь”, в 1928 году случайно открыл имя этого торговца. Великого кинематографиста наградили орденом Почетного легиона и назначили пенсию, правда, скромную. С 1932 года он жил в доме для престарелых членов общества взаимопомощи киноработников в Орли. Смерть настигла Жоржа Мельеса 21 января 1938 года.

Вклад Мельеса в киноискусство огромен. Волшебник и маг, он первым понял силу зрелищности кинематографа, его бесконечные возможности. Он первым стал экранизировать литературные сюжеты, его считают родоначальником многих кинематографических жанров. Творческая деятельность Мельеса сочеталась с большой общественной и организационной работой. Он был первым президентом французского кинематографического синдиката, председателем первых международных кинематографических конгрессов. Именно ему кинематография обязана введением стандартных перфораций на кинопленке. Французские киноведы разделяют историю кино на два потока — от Люмьера и от Мельеса. От Люмьера — неигровое кино, хроника, показывающая реальную жизнь в ее собственных формах. От Мельеса — игровое кино, воссоздающее жизнь при помощи сюжета, актеров, декораций.

Источник: http://www.k1no.ru/meles.htm

Жан-Франсуа Милле: картины и биография художника

Вышедший из народа, Жан-Франсуа Милле по праву считается крупнейшим представителем подлинно народного жанра в искусстве Франции XIX века.

Художник родился на побережье Ла-Манша близ Гревиля, в нормандской деревне Грюши, в зажиточной крестьянской семье. С детства приобщенный к сельскому труду, Жан-Франсуа смог учиться живописи только с восемнадцати лет в ближайшем городе Шербуре у Мушеля, ученика Давида, а затем у Ланглуа де Шеврейля, ученика Гро.

В 1837 году благодаря скромной стипендии, назначенной муниципалитетом Шербура, Милле приступает к учебе в парижской Школе изящных искусств у популярного тогда исторического живописца Делароша. Но академичный Деларош и Париж с его шумом и суетой одинаково стесняют привыкшего к сельскому простору Милле.

Обратите внимание

Один только Лувр представлялся ему, по собственному признанию, «спасительным островом» посреди города, казавшегося недавнему крестьянину «черным, грязным, прокопченным». « Спасали» полюбившиеся произведения Мантеньи, Микеланджело и Пуссена, перед которыми он чувствовал себя «как в родной семье», тогда как из современных художников привлекал один Делакруа.

Обрести собственное творческое лицо в начале 40-х годов Милле помогают портреты немногих близких людей, исполненные в скромной сдержанной гамме, которые положили начало его углубленному постижению крестьянских обликов и характеров. Во второй половине 40-х годов Милле вдохновляет общение с Домье и барбизонцами, в особенности с Теодором Руссо.

Но главным рубежом для творчества художника стала революция 1848 года — того самого года, когда в Салоне была выставлена его картина «Веятель», воспринятая как творческая декларация.

Летом 1849 года Милле навсегда покидает Париж ради Барбизона и здесь, в окружении большой семьи, начинает возделывать землю в прямом и переносном смысле: утром работает в поле, а днем пишет картины из жизни земледельцев в мастерской, где разбросанные крестьянские вещи соседствуют с книгами и слепками шедевров Парфенона.

«Богатырь с руками пахаря» (Роллан), был он признанным эрудитом во всем, что касалось эпической буколической поэзии начиная с Гомера, Вергилия, Феокрита, любителем Гюго и Шекспира, а также философии Монтеня и Паскаля. Но своих «гомеровских» героев Милле ищет в повседневности, различая в самых незаметных из тружеников «истинную человечность».

«С риском прослыть социалистом» берется он за непопулярную и мало разведанную живописцами остросоциальную тему труда. Равнодушный к подробностям, сюжеты свои живописец выполняет обычно по памяти, производя строгий отбор и сводя воедино всю разнородность живых наблюдений. Посредством выразительной, почти скульптурной светотени, лепящей фигуры людей большими нерасчлененными массами, и сдержанной мощи приглушенного колорита он стремится достичь обобщающей типизации героев в уверенности, что именно собирательный «тип есть самая глубокая правда в искусстве».

Типизация Милле широкоохватна — от типической неподдельности профессионального жеста пахарей, пильщиков, дровосеков до выражения самой высокой поэзии труда.

Это не просто работа, но жребий, судьба, притом в драматическом ее аспекте — как вечное преодоление и борьба — с обстоятельствами, с природой, с землей.

Особое величие преодоления Милле открывает в размеренных ритмах крестьянской работы и выводит отсюда совершенно особенную духовность человека физического труда.

Наиболее полно мастер выразил ее в картине «Сеятель», поразившей посетителей Салона 1851 года. В фигуре, господствующей над бескрайним пространством полей, обобщение извечного единоборства и связи человека с землей доводится автором до высокого символа. Отныне каждая картина Милле принимается как общественное событие.

«Собирательницы колосьев»

Так, «Собирательницы колосьев» вызвали еще большую критическую бурю в Салоне 1857 года. В их величаво замедленной поступи буржуа не без основания заподозрили затаенную угрозу привычным «устоям», хотя творчеству Милле знакома и чистая нежность, особенно в женских образах.

Важно

В «Овернской пастушке», «Пряхе», «Сбивании масла» он возвеличивает самый скромный домашний труд, а в «Кормлении птенцов» и «Первых шагах» воспевает радости материнства, нигде не опускаясь до сентиментальности. В «Прививке дерева» (1855) Милле соединяет тему ребенка с идеей побега в единой надежде на будущее.

Естественность своих крестьян и окружающей их природы, чистоту их жизни Милле сознательно противопоставил нравственной деградации высших сословий Второй империи.

«Анжелюс»

В паре усталых крестьян из «Анжелюса» (1859) Милле открывает для горожан тонкость души, неистребимую потребность в прекрасном, затаенную под корой привычной загрубелости. Но грозная сила угрюмого «Человека с мотыгой» — уже нечто совершенно иное, неспроста напугавшее критику Салона 1863 года.

В фигуре не менее монолитной, чем героический «Сеятель», за беспредельной усталостью ощущается нарастающий гнев. «Человек с мотыгой» и «Отдыхающий виноградарь» — самые трагические из героев Милле — образы раздавленных, сосредоточившие в себе мотивы стихийного социального протеста на грани взрыва.

С середины 60-х годов Милле часто пишет пейзажи, в которых стремится выразить извечное единение человека с природой, неизменно любовно отмечая повсюду прикосновение, след человека — будь то оставленная на борозде борона или только что сметанные стога.

За внешней неуклюжестью силуэта приземистой, словно вросшей в землю «Церкви в Грюши» сквозит терпеливая кротость сродни героям «Анжелюса», а в пейзажах, подобных «Порыву ветра», как бы прорывается та же неукротимость стихии, что затаенно копилась в его бунтарях — виноградарях и землекопах.

В 70-е годы Милле перестает выставляться в Салоне, тем не менее известность его растет. Отшельническое уединение мастера все чаще тревожат посетители — коллекционеры и просто поклонники, появляются даже ученики из разных стран Европы.

Не напрасно, уходя из жизни в 1875 году, художник пророчески возвестил: «Мое дело еще не сделано. Оно едва начинается».Он вывел крестьянскую тему из узости местного этнографизма, избавил от фальши и глянца, заменив чувствительное героическим, а повествовательность строгой поэзией своих обобщений.

Его прилежными продолжателями на пути реализма и подлинности героев были такие художники, как Бастьен-Лепаж и Лермитт, а поэзию труда по-своему развил бельгиец Константен Менье.

Совет

Пейзажи Милле оказали непосредственное влияние на раскованную простоту и лиризм Писсарро, но самый новаторский отклик получил он в Голландии у Винсента Ван Гога, который довел до предельного заострения бунтарский дух в неисчерпаемой теме единоборства человека с землей.

О.ПЕТРОЧУК

Картины Милле

Источник: http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/1636-millet.html

МЕЛЬЕ

МЕЛЬЕ

(Meslier) Жан (1664—1729) — фр. мыслитель-атеист, сторонник уравнительного коммунизма. Сельский священник. Свое единственное сочинение, озаглавленное Вольтером «Завещание» (Le Testament), при жизни не публиковал. Копии его имели широкое хождение во втор. пол. 18 в. В 1762 Вольтер опубликовал отрывок из него.

Полное издание вышло в свет в 1864 в Амстердаме. Структура сочинения включает восемь доказательств ложности всех религий, которые рассматриваются как продукт сознательного обмана народа со стороны «сильных мира сего» с целью достижения и сохранения своего господства.

Шестое доказательство дает, в частности, широкую панораму злоупотреблений и несправедливостей, чинимых народу. Тотальная критика феодально-абсолютистской организации общества приводит М. к отказу от возможности примирения интересов народа и знати.

Читайте также:  Краткая биография юнсон

Строго говоря, знать, по его мнению, не нужна, она не выполняет никакой положительной социальной функции. Народ же — а это почти исключительно крестьянство — самодостаточен. Теоретическая основа для такого взгляда — всеобъемлющий «натурализм». Крестьянин как раз и является «натуральным» человеком, полностью вписанным в природу.

Нет нужды и в просвещенном абсолютизме. М. ставит перед собой задачу «просветить» народ, обнажив перед ним всю тяжесть его положения, все предрассудки, которые насаждает в его сознание власть. Этого достаточно, т.к. М. считает (вслед за Р. Декартом), что всем людям в равной мере свойствен «естественный свет разума». Заканчивает М.

революционным призывом ко всем народам объединиться и сбросить иго тиранов. Он мечтает о сельском патриархальном коммунизме, вытекающем из природного равенства, при котором люди будут сообща владеть дарами земли, объединившись в семьи-общины. М.

призывает уподобиться первым христианам, возвратить на землю «золотой век», когда все были братьями. Интеллектуальный горизонт М. не выходит за рамки сельской коммуны. Его жизнь прошла среди крестьян, и его сочинение — выражение спонтанного протеста сельского населения предреволюционной Франции.

Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. Под редакцией А.А. Ивина. 2004. МЕЛЬЕ

        (Meslier) Жан (15.6.1664, Мазерни,—между 28.6 и 6.7.1729, Этрепиньи), франц. философматериалист, атеист, утопич. коммунист. Сельский священник (с 1689). Своё единств. соч.

«Завещание» («Le Testament», полностью впервые опубл. в 3 тт. в 1864 в Амстердаме; рус. сокр. пер. 1925. т. 1—3, 1937 и 1954] закончил незадолго до смерти. М. дал глубокую и всестороннюю критику феод.-абсолютистского строя Франции. Противоречия между народом и «сильными мира сего» считал непримиримыми.

Обратите внимание

Отвергая мысль о «просвещённом государе», служащем обществу, призывал народ к революции. М. набросал контуры идеального коммунистич. общества, в котором все люди одной местности объединяются в единую семью-общину с общим владением всеми благами; все трудятся и любят друг друга как братья. Тиранич.

порядки существуют, согласно М., лишь потому, что у народа нет ясного сознания тяжести своего положения, его причин и своей силы; народ обманут и подавлен предрассудками, гл. роль среди которых играет религия, подвергнутая М. разносторонней критике. М. с классич.

ясностью выразил просветительский взгляд на происхождение религии как результат сознат. обмана.

        Теоретич. источниками материализма М. явились антич. атомизм и физика Декарта. Утверждая вечность и несотворённость материи и материальное единство мира, М. критиковал метафизику Декарта, идеализм Мальбранша и религ.-идеалистич. философию.
        Филос. взгляды М. оказали большое воздействие на формирование мировоззрения франц. материалистов 18 в.
        Деборин А. М..Ж.М., «ВФ», 1954, №1; Поршнев Б. Ф., М., М., 1964 (лит.); Etudes sur le cure Meslier, P., 1966.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983. МЕЛЬЕ (Meslier), Жан (1664–1729) – франц. философ-материалист, атеист, революц. демократ и утопич. коммунист. Сын деревенского ткача, М. по настоянию родителей стал сельским священником (с 1689). Трагедия жизни M.

состояла в том, что, в силу своего положения, он должен был проповедовать идеи, в ложности к-рых был твердо убежден. Опасаясь репрессий, М. решился изложить свои взгляды, лишь чувствуя приближение смерти, и закончил свое единств. соч. – “Завещание” (см. ниже– Соч.) незадолго до своей кончины.
Оторванный от культурных центров, М. сумел подняться до вершин филос. и социально-политич.

мысли своего времени. М. дал глубокую и всестороннюю критику феод.-абсолютистского строя Франции как строя крайне несправедливого и тиранического, при к-ром “…одни несли все тяжести труда и неудобства жизни, а другие, не зная заботы и труда, наслаждались одни всеми благами и удобствами жизни” (“Завещание”, т. 3, М., 1954, с. 366).

Используя античные легенды о “золотом веке”, когда люди владели всем сообща, М. писал, что “…зло и даже величайшее зло, допускаемое людьми, – это владеть благами и удобствами жизни отдельно, порознь от других…” (там же, т. 2, М., 1954, с. 225). Как идеалист в понимании обществ. жизни, М. связывал возникновение частной собственности с злонамеренными действиями отд.

лиц, желавших избавиться от тягот труда и повелевать другими людьми. Противоречия между народом и “сильными мира сего” М. считал непримиримыми; отвергая мысль о “просвещенном государе”, служащем обществу, М. призывал народ к революции: “…Постарайтесь объединиться…

Важно

чтобы окончательно стряхнуть с себя иго тиранического господства ваших князей и ваших царей: ниспровергните повсюду все эти троны несправедливости и нечестия, размозжите все эти коронованные головы, сбейте гордость и спесь со всех ваших тиранов и не допускайте, чтобы они когда-либо царствовали над вами” (там же, т. 3, с. 356). М. набросал контуры коммунистич. общества, “…

жизни сообща, как лучшей и наиболее подходящей для людей…” (там же, т. 2, с. 221): все люди одной местности должны объединиться в одну семью-общину, в к-рой существует общее владение всеми благами, все трудятся и любят друг друга, как братья; общины заключают между собой союз с целью поддержания мира и взаимопомощи, устанавливают “справедливую и соразмерную” власть (см. тамже, с. 155).

Единообразное и равное воспитание, осуществляемое на средства и силами общества, формирует из всех детей хороших граждан.
Тиранич. порядки существуют, согласно М., лишь потому, что у народа нет ясного сознания тяжести своего положения, его причин и своей силы; народ обманут и подавлен предрассудками, гл. роль среди к-рых играет религия, к-рую М. подверг разносторонней и систематич.

критике. Своими сказками об аде и рае религия стремится удержать народ в повиновении тиранам, политика и религия – это “…два вора-карманника, которые защищают и поддерживают друг друга” (там же, т. 1, М., 1954, с. 67). Не понимая всей глубины социальных и особенно гносеологич. корней религии, М. с классич. ясностью выразил просветит.

взгляд на происхождение религии, как результат сознательного обмана (см. тамже, с. 68–69). М. считал борьбу с суевериями первоочередной задачей “умных людей”, к-рые должны просветить народ; тем самым М. определил направление деятельности франц. Просвещения 18 в.
Теоретич. источниками механистич. материализма М. явились античный атомизм, физика Декарта, материалистич.

тенденция философии Монтеня. Материализм М. носил воинствующий характер. М. дал оригинальную критику декартовской метафизики, идеализма Мальбранша и религ.-идеалистич. философии вообще. М. доказывал, что нелепо допускать существование сверхъестеств. существ, в т.ч. бога, нематериальной и бессмертной души.

Порядок и совершенство природы, на к-рые ссылаются и правоверные теологи, и деисты как на свидетельство божеств. провидения, должны быть поняты из самой природы. Отождествив материю с бытием вообще, М. утверждал ее вечность и несотворенность: “материя сама по себе существует, сама от себя получает свое движение и действительно есть первопричина всех вещей” (там же, т. 2, с. 318).

Пространство и время, являющиеся формами существования материи, также вечны и несотворенны; протяжение, тождественное пространству, это атрибут материи, а время – длительность материального бытия. Материя сплошь заполняет пространство и состоит из множества частиц, движущихся в различных направлениях; их сочетания образуют все вещи в мире.

Это движение частиц порождает самые сложные и совершенные создания природы: растения, животных, человека. Жизнь, ощущения, мышление – это модификации самой материи, возникшие естеств. путем. Опираясь на физику Декарта, М. развивал материалистич. линию картезианства.
В трактовке познания, к-рое понималось как способность адекватного представления в сознании объективных связей вещей, М.

Совет

в основном является рационалистом. Ясность и отчетливость идей рассматривалась им как критерий их истинности. Он признавал существование вечных истин (прежде всего он относил к ним математич. истины), к-рые не нуждаются ни в каком доказательстве и ясны сами по себе. Как правило, положения своей философии М. обосновывал исходя из анализа понятий бытия, материи и т.д.

; точно так же, полемизируя со своими противниками, М. сосредоточивал внимание на обнаружении противоречий в их понятиях и рассуждениях. В то же время у М. иногда проявляется эмпирич. и сенсуалистич. тенденция; нек-рые положения он доказывал, ссылаясь на опыт; чувства признаются им источником большинства знаний. М.

делал попытку преодолеть ограниченность рационализма путем соединения его с нек-рыми тезисами эмпиризма. Филос. взгляды М. оказали большое воздействие на формирование мировоззрения франц. материалистов 18 в.
В 1793 Нац. конвент, чтя заслуги М. в борьбе с религией, принял решение воздвигнуть его статую в храме Разума.

Соч.

: “Завещание” (“Le Testament”) в количестве 3 рукоп. экз., написанных самим М., было обнаружено после его смерти (в настоящее время все оригиналы утрачены). Уже в нач. 1730 появились первые рукописные копии, продававшиеся тайно и получившие широкое распространение.

В 1762 в Женеве было издано “Извлечение из “Завещания”” (“Extrait des sentiments de Jean Meslier, adresses a ses Paroissiens, sur une partie des abus et des erreurs en general et en particulier”), сделанное Вольтером, значительно сократившим текст M. и оставившим только то, что было непосредственно направлено против христианства; Вольтер пытался представить М. деистом.

Гольбах в “Здравом смысле кюре Мелье” (“Le Bon sens du cure Mtslier”, 1772) дал вольное изложение сущности атеистич. аргументации М., подчеркивая, что религия и тирания совместно угнетают людей; как и Вольтер, Гольбах ничего не говорил о коммунизме М. Извлечения Вольтера и Гольбаха издавались много раз; как и само “Завещание”, они были осуждены на сожжение и запрещены властями. Впервые “Завещание” было полностью опубликовано в 3 томах в 1864 в Амстердаме по одной из рукописных копий голландским антиклерикалом Р. Шарлем с написанными им предисловием и биографией М. На рус. яз. первый (сокращенный) перевод был издан в 1925. Полный пер. “Завещания” опубл. в 1937 и 1954 (3 тт., вступит. ст. В. П. Волгина, комментарии Ф. Б. Шуваевой).

Лит.: Волгин В. П., Революц. коммунист XVIII в., в его кн.: Очерки по истории социализма, 4 изд., М.–Л., 1935; История философии, т. 2, [М. ], 1941, с. 286–92; Деборин А. М., Ж. Мелье, “Вопр. философии”, 1954, No 1; История философии, т. 1, М., 1957, с. 518–26; Джаймурзин ?., Материализм Ж. М., “Уч. зап. Акад. обществ. наук при ЦК КПСС”, 1957, вып. 28; Бирало A. A., Социальные и идейные истоки утопич. коммунизма М., Морелли и Мабли, “Тр. Ин-та философии АН БССР”, 1958, вып. 1; Волгин В. П., Франц. утопич. коммунизм, М., 1960, с. 19–33; ?оршнев Б., Мелье, М., 1964 (имеется библ.); Nodier Сh., Melanges tires d'une petite bibliotheque… De cure Meslier, P., 1829, p. 178–82; Grunberg C., J. Meslier, un precurseur oublie du socialisme contemporain, “Bev. d'Economie politique”, 1888, t. 2; Malon В., Etudes sociales, 1. J. Meslier, communiste et revolutionnaire, “Rev. socialiste”, 1888, t. 8; Petitfils E., Un socialiste-revolutionnaire au commencement du XVIIIe siecle. J. Meslier, P., 1908; Haar J., J Meslier und die Beziehungen von Voltaire und Holbach zu ihm, Hamb., 1928 (Diss.); Morehouse ?., Voltaire and J. Meslier, New Haven, 1936.
В. Кузнецов. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970.

МЕЛЬЕ     МЕЛЬЕ (Mesuer) Жан (июнь 1664, Мизерни — между 28 июня и 6 июля 1729, Этрепиньи) — французский социалист-утопист. Сын сельского ткача, окончил в Реймсе духовную семинарию, стал священником и, получив приход в деревне, оставался в нем до конца своих дней. Написанный в последние годы жизни революционный и атеистический труд Мелье не мог быть опубликован. Желая сохранить произведение, Мелье переписал его в трех экземплярах и оформил у нотариуса в виде завещания. Впоследствии “Завещание” стало ходить в списках, как и “Извлечение” из него, сделанное в 1742 Вольтером. Мелье писал о христианстве как о нелепой религии, которая вместе с властью образуют два ярма для народа, главный источник всех пороков общества — неравенство, частная собственность и тирания. Только революция объединенного и просвещенного народа избавит его от социального зла. Идеал Мелье — справедливое и свободное общество, основанное на добросовестном труде, взаимной любви и нерушимом мире.
    Соч.: Le testament, t. 1—3. Amst., 1864; в рус. пер.: Завещание, т. I— 3. M., 1954; Что недоделать? Харьков, 1918.
    Лит.: Поршнев Б. Ф. Мелье (1664-1729). M., 1964; Кучеренко Г. С. Судьба “Завещания” Жана Мелье в 18 веке. М., 1968; Ям К. E. Жан Мелье и французский атеизм 18 в. М., 1979; КапланА. Б. Революционно-демократическая идеология и утопический социализм во Франции 18 века. М., 1989.
    С. С. Худолей

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.

Синонимы:

Источник: https://www.psyoffice.ru/5-enc_philosophy-695.htm

Ссылка на основную публикацию