Краткая биография мордовцев

Мордовцев, Даниил Лукич

Родился в семье малоруского происхождения, его отец был управляющим слободы Даниловка, где и родился будущий писатель, доверенным лицом помещиков Ефремовых. Мать была дочерью даниловского священника Дионисиева. Даниил был самым младшим ребенком в семье. У него было три брата и сестра. Отец умер рано, когда Даниилу не исполнилось и года.

Первым учителем пятилетнего Даниила, стал слободской дьячок Федор Листов. Он обучал ребенка по старославянским книгам, которые в изобилии водились в доме Мордовцевых. По воспоминаниям старожилов, отец писателя, «был хохол старого закала, начетчик, любитель древней письменности и обладатель обширной старинной библиотеки».

Учение легко давалось Даниилу, в семь лет он сочинил первые стихи. Сильное впечатление оказала на будущего писателя случайно найденная книга, «Потерянный рай» Мильтона, которую Даниил выучил наизусть почти полностью. В девять лет Мордовцева отправили в станицу Усть-Медведцкую, в местное окружное училище, которое он закончил в 14 лет с похвальным листом.

Обратите внимание

В августе 1844 года поступил во второй класс саратовской гимназии. Здесь он знакомится с Александром Николаевичем Пыпиным, а через него с двоюродным братом Пыпина Н. Г. Чернышевским. Гимназию Мордовцев закончил в 1850 году.

По окончании гимназии он поступает в казанский университет на физико-математический факультет. Но пораженные познаниями Мордовцева в гуманитарных науках преподаватели советуют ему поступить на историко-филологический. Даниил Лукич следует этому совету.

Он обучается под руководством профессора Григоровича Виктора Ивановича, известного в то время слависта. Пыпин уговаривает своего друга перевестись в Санкт-Петербургский университет.

Мордовцев переводит на украинский язык «Краледворскую рукопись» и отсылает перевод преподавателю петербургского университета Измаилу Ивановичу Срезневскому, которому понравился перевод и он подержал прошение о переводе.

В 1851 Мордовцев переводится на второй курс петербургского университета, который он закончил в 1854 году со степенью кандидата и уезжает в Саратов.

В том же году Мордовцев женится на Анне Никаноровне Пасхаловой. Она была старше писателя на семь лет и у нее уже было двое детей. В Саратове, Даниил Лукич тесно сблизился с сосланным туда Н.Костомаровым. 16 августа 1856 года Мордовцев назначен на пост начальника губернского стола с обязанностями переводчика, а так же стал редактором неофициальной части «Губернских ведомостей».

Пользуясь возможностями предоставленными ему новой должностью Мордовцев собирает богатый материал по истории Саратовского края, который он публикует в «Губернских ведомостях». В 1859 году вместе с Костомаровым публикует «Малороссийский литературный сборник», куда попадают его произведения на украинском языке. В этом же году выходит его первый исторический рассказ «Медведицкий бурлак».

Мордовцев заявляет о себе как историческом писателе. В 1864 году Мордовцев покидает Саратов из-за трений с новым губернатором князем В. А. Щербацким и уезжает с Петербург, где занимает должность младшего столоначальника в хозяйственном департаменте министерства внутренних дел.

Важно

Но через три года вновь возвращается в Саратов и служит правителем дел в комиссии народного продовольствия, секретарем попечительного о тюрьмах комитета, младшим помощником правителя губернской канцелярии. В 1869 Мордовцева назначают правителем дел губернской канцелярии и секретарем статистического комитета.

Издает в журнале «Дело» обличительные очерки под рубрикой «Накануне воли» о жизни крестьян и помещиков, чем вызывает неудовольствие начальства. Весной 1872 года губернатор М. Н. Галкин-Враской отправляет Мордовцева в отставку.

В 1872 году писатель перебирается в Петербург. Здесь в 1893 году он устраивается на службу в министерство путей сообщения.

В 1885 году кончает жизнь самоубийством приемный сын писателя Виктор Никандрович Пасхалов, вскоре умирает жена Мордовцева. Мордовцев оставляет службу и переезжает в Ростов-на-Дону. Он совершает ряд путешествий в Египет, Палестину, Францию, Италию и Испанию.

24 апреля 1905 года в Петербурге широко отмечалось пятидесятилетие литературного творчества писателя. Но петербургский климат плохо сказался на здоровье писателя в мае обострилась старая болезнь Мордовцева — воспаление легких.

Он возвращается в Ростов, а оттуда на дачу брата в Кисловодске. Мордовцев полагал, что климат Кисловодска укрепит его здоровье. Но климат не помог писатель оставался прикованным к постели. 10 июля Даниил Лукич Мордовцев умер.

Его похоронили в Ростове-на-Дону, в фамильном склепе Мордовцевых, на Навоселовском кладбище.

Исторические взгляды

В своих исторических работах Мордовцева интересовал прежде всего простой народ.

Он считал, что идеал истории состоит в «обстоятельной, беспристрастно и умно-художественно нарисованной картине того, как пахал землю, вносил подати, отбывал рекрутчину, благоденствовал и страдал русский народ, как он коснел или развивался, как подчас он бунтовал и разбойничал целыми массами, воровал и бегал тоже массами, в то время, когда для счастия его работали генералы, полководцы и законодатели».

Он видел в основе любого строя две противоположные силы — центробежная и центростремительная. Мордовцев был сторонником центростремительных сил, им он посвящал свои исторические произведения. За недооценку роли центростремительных сил в историческом процессе был подвергаем многочисленной критике.

Литературное творчество

Литературную деятельность начал малорусскими стихами в изданном им же «Малорусском литературном сборнике» (Саратов, 1859) и рядом исторических монографий в «Русском слове», «Русском вестнике», «Вестнике Европы», «Всемирном труде», посвященных по преимуществу самозванцам и разбойничеству.

Исторические работы его, изданные отдельно, «Гайдамачина» (СПб., 1870 и 1884), «Самозванцы и понизовая вольница» (СПб., 1867 и 1884), «Политические движения русского народа» (СПб., 1871).

Совет

В начале 1870-х годов Мордовцев пользовался также большою популярностью, как автор романа из жизни прогрессивной интеллигенции «Знамения времени» и ряда публицистических статей в «Отечественных записках», написанных в полуюмористической форме от имени мистера Плумпудинга и за подписью Д. С… о-М…ць.

В «Отечественных записках» напечатан им также ряд обзоров, составивших книгу «Десятилетие русского земства» (СПб., 1877). Кроме того, М. много писал в «Голосе», «Деле», «Всемирн. труде», «Неделе» и др.

Романы

С конца 1870-х годов он посвятил себя почти исключительно историческому роману и проявил на этом поприще чрезвычайную плодовитость. Более известны «Великий раскол», «Идеалисты и реалисты», «Царь и Гетман», «Наносная беда», «Лжедимитрий», и «Похороны», «Соловецкое сидение», «Двенадцатый год», «Замурованная царица», «За чьи грехи».

Описание путешествий и культурно-исторические очерки

Перу Мордовцева принадлежат описания его путешествий: «Поездка в Иерусалим», «Поездка к пирамидам», «По Италии», «По Испании», «На Арарат», «В гостях у Тамерлана» и др.

Он написал также много популярных культурно-исторических очерков в полубеллетристической форме — «Ванька Каин», «Русские исторические женщины», «Русские женщины нового времени», «Истории Пропилеи» и другие. Малороссийские произведения Мордовцева собраны в книжке «Оповидання» (СПб.

, 1885). Ему же принадлежит малорусская полемическая брошюра против Пантелеймона Кулиша «За крашанку писанка».

Сочинения

  • Собр. соч., т. 1-50, СПБ, 1901-02;
  • Знамения времени. Предисл. Г. Аржаной, М., 1957;
  • Твори, т. 1-2. Літ.-критич. нарис В. Г. Беляева, К., 1958.

Журнальные публикации

Библиография

  • Салтыков-Щедрин М. Е., Новые русские люди, Полн. собр. соч., т. 8, М., 1937.

Источник: http://people-archive.ru/character/mordovcev-daniil-lukich

История мордовского народа

Мордва — это общее название двух близкородственных народов — мокша и эрзя, языки и некоторые элементы культуры которых немного отличаются друг от друга. Название «мордва»встречается в русских летописях, но в старинных и обрядовых песнях и сказаниях мокши и эрзи, всегда встречается только мокша или эрзя.

Многим людям слово «мордва» кажется чудным, неблагозвучным. О происхождении этого названия есть разные предположения. Наиболее близкое к истине, видимо, следующее: в основе слова базовый корень -означающий«люди». На удмуртском языке «мурт» — это «люди», на языке коми люди — «морт». Сравните: «Уд-мурт» и «Морт-ва». В слове Мордва «т» озвучился в «д».

Следует сказать, что удмуртский и коми языки являются дальнородственными по отношению к мордовским языкам. Вообще к финно-угорским языкам относятся коми языки, удмуртский, марийский языки, мокшанский, эрзянский, вепсский, карельский, финский, эстонский, ижорский, вотский, ливский, саамский. О происхождении частицы «ва» есть также множество разных предположений.

Читайте также:  Краткая биография кавабата

Но это требует отдельного рассмотрения. Впервые термин «мордва» упоминается у Иордана (VI в.). Позднее Константин Багрянородный (913-959 гг.)упоминает Мордию, удаленную от страны печенегов на 10 дней пути. Как считают некоторые исследователи слово «мордва» имеет иранское происхождение.

Соответствует аналогичным формам в древнеиндийском и авестийском языках, означает «человек», «мужчина».

Мордва — относится к финно-угорской группе народов, которая обитает в бассейнах рек Мокшы и Суры, а также в междуречье Волги и Белой.

Мордва это бинарный этнос, так как народ состоит из двух главных этнических групп, говорящих на близких, но по лингвистической классификации разных языках. Мордва-мокша проживает в основном в западных и южных районах республики, мордва-эрзя — в восточных и северо-восточных.

Кроме того выделяется еще три этнических группы мордовского этноса – шокша, или теньгушеевская мордва, каратаи и терюхане.

История

Предки мордвы связываются с населением оставившим на территории средней и нижней Оки памятники городецкой археологической культуры (7 в.до н.э.-5 в.н.э.). В начале-середине I тыс. н. э. в междуречье Оки и Волги сформировались племена мари, мери, мокшан, муромы и эрзян.

Обратите внимание

К этому времени позднегородецкие племена приобретают устойчивый обряд в грунтовых могильниках. К началу второй половины I тысячелетия н. э. между перечисленными племенами возникают заметные различия.

В процессе своего развития как мокшане так и эрзяне имели тесные контакты с различными ираноязычными и тюркоязычными племенами на южных границах своего расселения, а на севере и западе — с балтоязычными.

Полагается, что впервые мордва под названием «морденс» упомянута у готского историка Иордана в 6 в., в 10 в. византийский император Константин Багрянородный писал о стране Мордии. В древнерусских источниках мордва фигурирует с 11 в. Согласно археологическим данным, до 13 в.

Мордва расселялась на территории между Окой на западе и Сурой на востоке, северная граница ее проходила по Оке и Волге, а южная — по рубежу леса и степи. Эрзя осваивала северную часть этого региона, а мокша – южную. Активно проходящий у мордвы процесс разложения первобытности привел к формированию племенной верхушки и появлению в конце 12-1-й трети 13 вв.

протогосударственного образования, именуемого в русских летописях как «Пургасова волость», во главе его стоял князь Пургас.

Территория мордвы стала входить в состав русских земель, начиная с периода феодальной раздробленности, этот процесс завершился в 1552 г. с падением Казанского ханства.

По мере продвижения русского населения в мордовские земли часть мордвы была ассимилирована, а ядро ее этнической территории сместилось в восточном направлении. Уже в первой половине 17 в. мокшане и эрзяне переселяются за Волгу, а в 18 в. широко расселяются по Самарской, Уфимской и Оренбургской губерниям.

Оставшиеся на прежних местах все более и более подвергались обрусению, в основном из-за насильственного массового крещения (особенно в половине 18 в.).

Формирование национальной государственности у мордвы начинается с 1925 г., когда на территориях, заселенных мордвой, начали создаваться национальные административные единицы – волости и сельсоветы. В 1928 г. в составе Средневолжской области был создан Мордовский округ, преобразованный в 1930 г.

в автономную область, в 1934 г. была создана Мордовская АССР, в 1991 г. она была переименована в Республику Мордовия.

Широкое расселение мордвы за пределами основной этнической территории, межнациональные браки привели к тому, что численность мордвы стала сокращаться еще в советское время, это процесс показала уже перепись 1959 г.

На всём протяжении своей истории мордва вступала в контакты и этногенетические связи с различными племенами и народами, населявшими евроазиатскую часть северного полушария, что отразились в его антропологическом облике.

Так, материалы антропологического обследования мордовского и соседних народов дают основание заключить, что в формировании мордвы участвовало, в основном, два расовых компонента : светлый массивный широколицый европеоидный тип, прослеживаемый особенно у мордвы-эрзи; тёмный грацильный узколицый европеоидный тип, преобладающий среди мордвы-мокши на юго-западе Мордовии; и небольшой компонент-примесь субуральского типа.

Источник: http://mordvatlt.ru/history

Родился Даниил Лукич Мордовцев

ДАНИИЛ ЛУКИЧ МОРДОВЦЕВ

«Единство, – возвестил оракул наших днейБыть может спаяно железом лишь и кровью».Но мы попробуем спаять его любовью.

А там посмотрим – что прочней?

Ф. И. Тютчев

Многогранное творчество талантливого прозаика, публициста, историка Д. Л. Мордовцева снискало ему в разные периоды жизни нашей страны и широчайший успех, и долгое забвение, и, наконец, достойное возрождение. Писатель-демократ в широких читательских кругах имел славу «Вальтера Скотта отечественного Парнаса». Его первый биограф П. В.

Быков писал: «А наш российский Вальтер Скотт нам еще дороже, потому что он любвеобильнее, мягче, жизненней английского, потому что в Мордовцеве гармонично сочетались родственные ему черты английского поэта, романиста и историка и богатая романтическая фантазия, высокий полет мысли, художественная простота и чарующая увлекательность…»

Исследования, проводившиеся в дореволюционный период в губернских библиотеках России, свидетельствовали, что исторические романы и повести Мордовцева занимали у читателей одно из первых мест по известности.

Важно

Поражает объем литературной деятельности писателя: шестьдесят томов художественной прозы и очерков, громадное количество статей и фельетонов, десятки историко-краеведческих трудов. Это был незаурядный, творчески одаренный человек, который «всегда и во всех областях литературного слова оставался верным народному благу».

Но не всегда литературные критики справедливо оценивали творчество Д. Л. Мордовцева. Так, по мнению Скабичевского: «Нельзя отказать г.

Мордовцеву в таланте, в основательном знании истории и в добросовестном отношении к историческим фактам; к сожалению, плодовитость сильно вредит качественности его произведений. Они пекутся, как блины, и при скороспелости производят впечатление крайней небрежности».

Трудно согласиться с этой беспощадной, несправедливой оценкой. Литературная деятельность мастистого писателя требует более внимательного подхода.

Его перу принадлежит целая серия исторических романов: «Гайдаматчина», «Царь и гетман», «Великий раскол», «Лжедмитрий», «Двенадцатый год», популярный роман из современной ему жизни «Знамения времени», рассказы, стихотворения. Д. Л. Мордовцев написал капитальный труд о земстве, большую серию путевых очерков.

Родился Д. Л. Мордовцев 7(19) декабря 1830 года в слободе Даниловке Области Войска Донского в семье, принадлежавшей к старинному казачьему роду. Отец его Лука Андреевич, служивший управляющим у помещиков Ефремовых, рано умер, оставив дочь и четырех сыновей, младшему из которых шел только первый год.

По воспоминаниям односельчан, отец будущего писателя «был хохол старого закала, начетник, любитель древней письменности и обладатель обширной старинной библиотеки».

Наверно отсюда у мальчика ранняя тяга к грамоте, цепкая память, художественная одаренность, которая помогла ему в семь лет сочинить стихи на украинском языке, написав их старославянскими буквами.

Его беззаботное детство рано оборвалось вместе со смертью матери. Несколько лет он вместе с братьями учился в четырехклассном окружном училище станицы Усть-Медведицкой, затем в Саратовской губернской гимназии, которую окончил в числе лучших.

В 1850 году Мордовцев поступает на историко-филологический факультет Казанского университета, но после первого курса переводится на словесное отделение Петербургского университета при непосредственной поддержке Измаила Ивановича Срезневского, выдающегося ученого-слависта, создателя трехтомного «Словаря древнерусского языка».

Вместе с Мордовцевым увлеченно занимались литературой, историей, славянскими языками студенты А. Н. Пыпин, будущий литературовед, П. А. Ровинский, историк-славист, В. И. Ламанский, историк, О. Ф.

Совет

Миллер, в будущем знаток истории русской литературы, автор трехтомного труда «Русские писатели после Гоголя», В. В.

Бауэр, которому было суждено стать одним из воспитателей наследника престола Александра III.

Под руководством И. И. Срезневского Д. Л. Мордовцев пишет научную работу «О языке «Русской правды», за которую получает золотую медаль.

Читайте также:  Сочинения об авторе лимонов

В 1854 году он заканчивает историко-филологический факультет университета со степенью кандидата и возвращается в Саратов, где осенью женится на Анне Никаноровне Пасхаловой, взяв на себя заботу о ее детях от первого брака.

Значительное влияние на Мордовцева оказал историк Николай Иванович Костомаров, сосланный в Саратов за участие в Кирилло-Мефодиевском обществе и выступавший с идеями христианского социализма.

В будущем славянский мир виделся Костомарову единой, сплоченной и вольной семьей: «Помимо нашей воли стал нам представляться федеративный строй, как самое счастливое течение общественной жизни славянских наций… Во всех частях федерации предполагались одинаковые основные законы и права, равенство веса, мер, монеты, отсутствие таможен и свобода торговли, всеобщее уничтожение крепостного права и рабства в каком бы то ни было виде, единая центральная власть, заведующая сношениями всего союза, войском и флотом, но полная автономия каждой части по отношению к внутренним учреждениям, внутреннему управлению, судопроизводству и народному образованию».

 В Саратове Н. И. Костомаров служил секретарем губернского статистического комитета, а Мордовцев первоначально был редактором неофициальной части «Саратовских губернских ведомостей».

И Костомаров и Мордовцев выступали за обстоятельное изучение особенностей народной жизни, за сохранение тесной исторической, культурной и национальной самобытности губерний и областей России, за ее изучение и возрождение.

Обратите внимание

Создавался прочный теоретический фундамент для дальнейшего развития провинциальной культурной жизни, местной печати, краеведения.

В 1859 году Мордовцев совместно с Костомаровым издает «Малороссийский литературный сборник», в котором было опубликовано его первое литературное произведение – поэма «Казаки и море». Затем он пишет исторический рассказ «Медведицкий бурлак», историческую монографию «Самозванец Богомолов».

В 60-е и 70-е годы выходят обширные исторические исследования писателя, посвященные народным движениям: «Пугачевщина» (1866), «Самозванцы и понизовая вольница» (1867), «Гайдаматчина» (1870), «Политические движения русского народа» (1871), «Русские исторические женщины допетровской Руси» (1874), «Русские женщины нового времени» (1874), «Исторические пропилеи» (1889), «Накануне воли» (1889). Мордовцев написал обширный труд «Десятилетие русского земства» (Отеч. записки. – 1875. – № 4–8, 10; 1876. – № 7, 9, 11–12). Оценивая свой вклад в исторические науки, Мордовцев писал: «Полагаем, что этим скромным делом мы все-таки положили первый камень под великое здание будущей истории русского народа».

Для исторических трудов писателя характерно обилие ценнейших фактических и архивных сведений, а также открытие новых тем, новых направлений в изображении народных движений.

Мордовцев был противником насилия в развитии общества: «Один из таких вопросов меня занимал постоянно, это – на стороне какого исторического процесса развития человеческих обществ лежит залог будущего, успехи знаний, добра и правды, какой исторический рост человеческих групп действительно двигает вперед человечество – свободный или насильственный? Мне всегда казалось, что последний не имеет будущего, а если и имеет, то очень мрачное!».

В силу различных обстоятельств Д. Л. Мордовцев неоднократно покидал Саратов, жил в Петербурге. Он работал в журналах «Дело», «Отечественные записки», «Русское слово» и служил в Министерстве путей сообщения (1873 – 1886 гг.).

Трудно перечислить даже крупные статьи писателя, опубликованные в этот период: «Современные экономическое положение Поволжья» (Дело. – 1873. – № 7–8), «Действительно ли мы богаты?» (Дело. – 1873. – № 11–12), «Печать в провинции» (Дело. – 1875.

– № 9–10), «Железное дело в России и на Западе», «Деятельность земства и его литература», «О культурных признаках русского народа». Он одним из первых с сочувствием написал о староверах, взглянул на их веру, как на имеющую право законного существования. Собрал материал по истории русского земского движения.

Он же поставил вопрос о роли и значении провинциальной печати, получивший большой общественный отклик.

Важно

К этому периоду относятся и первые успешные опыты в области исторической художественной литературы.

Один за другим появляются романы и повести: «Идеалисты и реалисты» (1876), «Великий раскол» (1878), Лжедмитрий» (1879), «Двенадцатый год» (1880), «Царь и гетман» (1880), «Мамаево побоище» (1881), «Господин Великий Новгород» (1882), «Сагайдачный» (1882), «Авантюристы» (1886), «За чьи грехи?» (1891), Державный плотник» (1899). Лучшие романы и повести писателя, проникнутые душевным теплом и любовью к простому человеку, посвящены истории раскола на Руси и народной жизни Украины XVII века.

В 1896 году в свет вышел еще один исторический роман Д. Л. Мордовцева «Железом и кровью» о завоевании Кавказа – «таинственного, чарующего и страшного источника боевых тревог и боевой славы». Центральным героем романа является «проконсул Кавказа», герой Отечественной войны 1812 года генерал А. П. Ермолов.

Он предстает в произведении как сильная романтическая личность. «Необыкновенно высокого роста и стройный, с целою гривою волос, он был необыкновенно красив. Мужественная красота его, с этою гривою волнистых волос, напоминала что-то львиное. В гневе глаза его выражали что-то страшное непреклонное».

Писатель отмечает его ум, феноменальную память, твердость характера, бескорыстие и бережливость, решительность, энергичную деятельность, а вместе с тем жестокость, коварство и хитрость.

В романе отражены сложные исторические процессы развития Кавказа, связанные с военными действиями, со ссылкой сюда писателей и передовых людей России, с традициями вольного казачества, с жизнью кавказских народов.

В романе использованы малоизвестные материалы, новые факты, детально обозначены приметы времени. Представляя читателям подлинные исторические личности, писатель цитирует исследования историков, воспоминания современников, документальные материалы.

Для создания сюжета и романтической интриги введен образ русского офицера Василия Щербины и описаны события, связанные с нападением Сурхай-хана с шеститысячной толпой горцев на редут Чирах, где находились всего две роты под начальством храброго штабс-капитана Овечкина.

Напав ночью, врасплох, горцы уничтожили тех солдат гарнизона, которые были вне стен редута, в наружных казармах и мечети; затем подрыли и обрушили минарет, в котором засело несколько удальцов с прапорщиком Щербиной, и погребли их под его развалинами.

Совет

Погиб и этот юный офицер, несмотря на попытку черкешенки Магуль, видевшей бой с кровли своей сакли, прийти на помощь русским. Она бросилась в укрепление Кюрах за помощью и благодаря этому многих удалось ей спасти. Падение редута было бы сигналом к восстанию во всем Дагестане.

Несмотря на жестокие, кровопролитные действия с обеих сторон, страшные разрушения и истребление всего железом и кровью, на умело распаляемые «инстинкты войны» главные идеи романа: необходимость установления единения народов Кавказа с русскими и любовь могущественнее и сильнее железа и крови.

Значительная часть романа рассказывает о дипломатической службе русского писателя А. С. Грибоедова на Кавказе и в Персии, об истории его знакомства с княжной Ниной Чавчавадзе и женитьбы на ней, трагической гибели в Персии. Автор помогает нам понять, что дал А. С.

Грибоедов Кавказу, как кавказские традиции, сочувствие, уважение, поддержка помогли писателю преодолеть тягостное настроение, мрачные мысли. И в то же время ничего нельзя было сделать для предотвращения его гибели. На Кавказе Грибоедов был счастлив, но ненадолго.

 Главные герои романа Ермолов и Грибоедов близкие по духу люди: «Что за славный человек! – говорил он о Ермолове. – Мало того, что он умен, нынче все умны, но совершенно по-русски: на все годен, не на одни великие дела, не на одни мелочи. Притом, тьма красноречия!

 Ермолов со своей стороны очень любил и уважал Грибоедова. Его необыкновенные способности, громадная начитанность и превосходное знание иностранных языков, в том числе и персидского, просто изумляли Алексея Петровича.

Кроме того, он глубоко ценил неподкупную честность Грибоедова, непоколебимую твердость воли, при всей его видимой мягкости, и отсутствие всякой податливости перед сильными мира при защите правого дела, качества, которыми в равной мере отличался и сам Ермолов».

Читайте также:  Краткая биография вудхаус

В сюжетную панораму романа органически входит природа Кавказских Минеральных Вод и ее восприятие русским поэтом в таких главах романа, как «Пушкин на Машуке», «Кавказский пленник».

«Ближе вправо от Машука, заслоняя собою горизонт и западный край неба, высился остроконечный Бештау с голою вершиной, окруженный пятью меньшими великанами и опушенный у подножия гигантским лесом, который издали казался кудрявым кустарником. Левее тянулась холмистая возвышенность, далеко, почти у горизонта упиравшаяся в самый снежный хребет.

Обратите внимание

Ближе у самого Пятигорска, извиваясь между гористых берегов, сверкал стальными струями шумный Подкумок. Еще ближе у подножия горы, дымились легким паром и журчали минеральные ключи, стекали вниз по разным направлениям, словно жидкая лава, оставляя по себе на камнях красноватые и белые окраски».

Такое же неизгладимое впечатление на Пушкина произвела история любви русского офицера и юной черкешенки Магуль, рассказ старого казака о черкесском плене – все это нашло отражение в знаменитой поэме «Кавказский пленник».

Д. Л. Мордовцев много путешествовал.

«Весну и лето прошлого года я хорошо прошатался по Кавказу, где и сейчас орел рвет сердце Прометею за небесный огонь, и был в Закавказье, в Крыму, где когда-то наши казаки в неволе жили и в кандалах умирали, а весной 1881 года зашло мне в голову отправиться в тот далекий край, который мне снился – и отправился я в саму Африку, в Египет». Путевые очерки Мордовцева объединены в книгах «Поездка в Иерусалим», «На Арарат», «В гостях у Тамерлана», «По Испании», «По Италии», «Поездка к пирамидам».

Последние двадцать лет жизни писателя были связаны с Кавказом. После смерти жены Даниил Лукич переезжает к брату в Ростов-на-Дону; почти каждое лето он проводит в Кисловодске, близко принимая к сердцу проблемы кавказских курортов. Один из друзей писателя А. Е.

Кауфман вспоминал впоследствии, что Мордовцев очень был недоволен самоуправством, вмешательством в дела местной газеты директора КМВ Хвощинского и можно предположить, что его жалоба способствовала смещению последнего с занимаемого поста. Во время одного из путешествий Д. Л. Мордовцев, поднимаясь на Арарат, простудился и заболел воспалением легких.

После продолжительного лечения, он побывал на юге Франции, в Испании и Италии. По воспоминаниям А. Е. Кауфмана: «Рецидив этой болезни в 1905 году и свел Д. Л. Мордовцева преждевременно в могилу. Покойный писатель приехал в Ростов в мае 1905 года не совсем здоровым. Он до того устал в дороге, что его на руках отнесли в квартиру брата.

Не отдохнув как следует, Мордовцев, несмотря на просьбы брата, стал собираться в Кисловодск. Там, – заявил Д. Л., – воздух и природа восстановят его силы, а общение с молодежью развлечет его. В Кисловодске Мордовцев встретился со знакомым доктором Ярцевым, который вместо лекарства стал угощать его старым коньяком. На свое здоровье Д. Л. обращал мало внимания.

Через несколько дней он слег в постель, а заболевший доктор Ярцев пригласил к пациенту профессора Гутникова, которому пришлось констатировать тяжелое состояние писателя. Дали знать брату и дочери Вере Даниловне Александровой, жившей в Минске. Мордовцев все надеялся, что поправится… 8 июля больному писателю стало совсем плохо.

Приглашенный врач сделал впрыскивание камфары, а 10 июля в 7,5 час. утра Д. Л. Мордовцев отдал Богу душу на руках дочери. Перед самой кончиною Д. Л. пришел в какое-то возбужденное состояние и произнес следующую характерную для него фразу: «Ах, как хорошо быть со всеми в дружбе, всех любить и быть любимым!..»

Важно

Мордовцев был любим и это красноречиво показали его похороны. Учащаяся молодежь взяла на себя все хлопоты по устройству похорон писателя, так как его дочь и брат были сильно потрясены.

Гроб, покрытый венками с весьма трогательными надписями… несли на руках, несмотря на крутизну подъема. У гроба Мордовцева в Кисловодске и Пятигорске произносились горячие речи, характеризовавшие покойного как писателя, общественного деятеля и гражданина.

Всю дорогу по улицам Кисловодска и Пятигорска и у поезда гроб напутствовали распространенным в то время похоронным гимном».

Мордовцев похоронен в фамильном склепе Мордовцевых на ростовском Новоселевском кладбище. Под общим мраморным памятником в виде колонны, окруженным чугунной оградой, покоятся и близкие писателя, брат, племянник и другие родственники.

Т. Ю. Кравцова

// Ставропольский хронограф на 2000 год. – Ставрополь, 2000. – С. 135–139.

Источник: http://www.skunb.ru/node/4724

Самые красивые мордовки (эрзянки и мокшанки). 16 фото

К числу коренных финно-угорских народов России относятся эрзя и мокша, которых русские традиционно объединяют понятием “мордва”, несмотря на то, что эрзянский и мокшанский являются самостоятельными языками.

Первоначально мордвой называли только эрзян, которые в конце 14 века попали под власть Нижегородско-Суздальского великого княжества и стали принимать православие (которое сейчас является основной религией эрзян и мокшан).

В ходе переписи населения России 2010 года мордвой назвали себя более 744 тысяч человек (9 место среди крупнейших народов России), из них 57 тысяч причислили себя к эрзянам (мордва-эрзя), а 4 тысячи 767 человек – к мокшанам (мордва-мокша). При этом мордовские корни имеют около 20 миллионов человек (информация с официального сайта Республики Мордовия – e-mordovia.

ru), например, у известной модели Натальи Водяновой бабушка по отцу была из эрзян.Женщина / девушка из мордвы в русском языке называется мордовка или мордвинка. Также употребляются названия “эрзянка” и “мокшанка”. Далее представлены самые красивые, на мой взгляд, эрзянки и мокшанки.

В список попали только известные, на региональном и общероссийском уровне, девушки и женщины: спортсменки, финалистки конкурсов красоты, радиоведущая, поэтесса и певица.

8 место. Дарья Учватова – представительница Мордовии на международном конкурсе красоты среди девушек финно-угорских народов “Звезда Севера 2011”. Дарья, которая является мокшанкой, выиграла в номинации “Голос Севера”. Страница Дарьи Учватовой в соцсети “ВКонтакте” – https://vk.com/id65524177

7 место. Надежда Кадышева (род. 1 июня 1959, Горки, Лениногорский район, Татарстан) – певица, солистка ансамбля “Золотое кольцо”, народная артистка России, народная артистка Мордовии. Надежда Кадышева – эрзянка, по-эрзянски её фамилии пишется “Кадышень”.

6 место. Людмила Батяйкина – победительница конкурса Мисс Мордовия 2010. Эрзянка.

5 место. Татьяна Дудникова – победительница конкурсов “Мисс студентка Финно-Угрии 2012” и “Татьяна Поволжья 2013” (студенческий конкурс среди девушек с именем Татьяна). Работает артисткой балета в Государственном музыкальном театре оперы и балета им. И.М.

Совет

Яушева, танцевала в балетах: «Жизель», «Лебединое озеро», «Корабль дураков», «Щелкунчик», «Волшебное дерево или сказка о заколдованном принце». Солистка ансамбля танца «Мордовочка» в Институте национальной культуры. Эрзянка. Страница Татьяны ВКонтакте – https://vk.com/dtp.

aferistka

4 место. Алина Подгорнова – эрзянская поэтесса. Родилась 19 октября 1991 года в селе Кабаево Дубёнского района Республики Мордовия. Страница на сайте “Эрзянь Вайгель” (Голос эрзи) – http://www.goloserzi.ru/ru/tvorchestvo/literatura/alina-podgornova.html Страница ВК – https://vk.com/id70074719

3 место. Светлана Хоркина (род.

19 января 1979, Белгород) – российская гимнастка, двукратная олимпийская чемпионка в упражнениях на брусьях (1996, 2000), трёхкратная абсолютная чемпионка мира и трёхкратная абсолютная чемпионка Европы.

Мокшанка, но в интервью называет себя мордовкой: “Родители у меня мордва, и поскольку во мне их кровь течет, я считаю себя чистокровной мордовкой”.

2 место. Наталья Эрзяйкина – ведущая передач на эрзянском языке на национальном радио “Вайгель”. Страница Натальи ВКонтакте – https://vk.com/id10604257

1 место. Ольга Каниськина (род. 19 января 1985, Саранск) – легкоатлетка, олимпийская чемпионка 2008 года, первая в истории спортивной ходьбы трехкратная чемпионка мира (2007, 2009 и 2011 годов), чемпионка Европы 2010 года, двукратная чемпионка России. Эрзянка.

Источник: http://top-antropos.com/rating/item/899-mordovk

Ссылка на основную публикацию