Краткая биография такубоку

Исикава Такубоку

Перед огромным морем Я один. Уже который день, Как только к горлу подступают слезы,

Из дома ухожу.

С досадой Мать окликнула меня, Тогда лишь, наконец, заметил: По чашке палочками

Я стучу, стучу. ..

Без цели Я из дома выхожу, Без цели Возвращаюсь.

Друзья смеются надо мной.

Словно где-то Тонко плачет Цикада. . . Так грустно

У меня на душе.

Чтобы стало на сердце легко! Такой бы найти Радостный труд! “Завершу его

И тогда умру”, – я подумал…

Ночное веселье В парке Аеакуса, Вмешался в толпу. Покинул толпу

С опечаленным сердцем.

Я взошел на вершину горы. Невольно От радости Шапкой взмахнул.

Снова спустился вниз.

Хотел бы в гневе Вдребезги вазу разбить! Разбить бы сразу – Девяносто девять –

И умереть.

Перед лавкой зеркал Я вдруг удивился… Так вот я какой! Обтрепанный,

Бледный.

Я в дом пустой Вошел И покурил немного, Мне захотелось

Одному побыть.

Не знаю отчего, Я так мечтал На поезде поехать. Вот – с поезда сошел,

И некуда идти.

Зарыться В мягкий ворох снега Пылающим лицом.. . Такой любовью

Я хочу любить!

Прошла веселая пора, Когда любил я Вдруг постучать В чужую дверь,

Чтоб выбежали мне навстречу.

Как, впитывая воду До отказа, Морская губка тяжелеет, Так чувство тяжести

В душе моей растет.

Просто так, ни за чем Побежать бы! Пока не захватит дыханье, Бежать

По мягкой траве луговой.

Сегодня убежала наконец, Как зверь больной, Не знавшая покоя, Тревога. . .

Из сердца вырвалась – и убежала.

Было двое друзей у меня, Во всем на меня похожих. Умер один. А другой

Вышел больным из тюрьмы.

Раскрыл всю душу В разговоре. . .

Но показалось мне, Я что-то потерял,

И я от друга поспешил уйти.

Словно будущее мое Вдруг раскрылось Во всей наготе. Такая печаль –

Не забыть, не отбиться.

Бледно-зеленое – Выпьешь И станешь прозрачным, Словно вода. . .

Если б такое найти лекарство!

Я сердце новое себе искал И вот сегодня Один бродил По улицам глухим. ..

Я и названья их не знаю!

Чуть слышно я себя По имени окликнул, И слезы брызнули. . . Четырнадцать мне было

В ту невозвратную весну.

Из класса нашего в окно Я выскочил и долго-долго Лежал один Там, в вышине,

В тени разрушенного замка.

В тени каштана На краю дороги С товарищем моим я жарко спорил. Он уверял меня:

“Бог в самом деле есть”.

Словно камень Скатился С высокой горы, Так упал я

В сегодняшний день.

Как Сайта жаль, беднягу! Брат с придурью, Отец – калека, А он за книгами

Все ночи напролет.

Как будто положил я в изголовье Жемчужину печали, Сквозящую прозрачной синевой…

Всю ночь до самого утра

Я слушаю, как стонут сосны.

Словно на грани исчезновенья, Тонет в сумерках вечера Все вокруг. Отовсюду

Печаль наплывает.

Всего лишь попытка. . . Но вновь я такой, Как в юные дни. Думаю: “Если б друга найти,

Все ему рассказать!”

Не знаю, когда Даже плакать я разучился.

Неужели нет человека, Чтобы тронул душу мою

До слез?

Грустные звуки ночные Скупо падают в тишине. Я одиноко брожу, Словно их подбираю

Один за другим с земли.

Я посчитал Свои немногие годы. На пальцы взглянул – И ехать вдаль

Расхотелось мне.

В горах он скрылся, Словно сказал: “Я ничтожнейший из ничтожных”. Этот друг мой,

Душою равный богам.

В тумане ночном, Блестя огоньком папиросы, Там, где волны Бились о берег,

Долго стояла женщина.

Я друга, Как врага, возненавидел, Но до л го-до л го Руку жал ему,

Когда настал разлуки час.

Я на последней станции сошел. Светло от снега. . . В городок глухой Иду я

Тихими шагами.

Белым-белым блеском Сверкают льды. Чайки кричат.

Над морем Кусиро

Зимняя ледяная луна.

Бывают такие мысли: Как будто на чистый Прохладный мрамор Льется

Весенний свет.

Если на улице вдруг Облик мелькнет похожий, Так и запляшет Сердце в груди.

Пожалей меня!

Быть может, оттого я так печален, Что ярких красок Нет вокруг меня? Послал купить я

Красные цветы.

Груды белых тарелок Вытирает И ставит на полку В темном углу трактира

Женщина с грустным лицом.

Обратите внимание

Отчего-то мне вдруг Захотелось море увидеть, Я к морю пришел – В то утро, когда не мог я

Боль души победить.

Словно из дикой пустыни, Я домой воротился. .. Долго шел я По черной ночи,

По черной ночи Токио.

Закрою глаза, Но перед ними Ничто не встает.

Мне грустно.

Я вновь открываю глаза.

Внезапно подумал я; “А что, если мне придется Идти, идти, Бесконечно идти?”

Пустынная улица ночью.

Как поезд Идет через поле пустое, Так горе Сквозь сердце

Находит путь.

Чтобы за ночь одну Расцвела, Подогрел я горшок, Где слива растет.

Ни один цветок не раскрылся.

Я ждал его, Так его ждал! А он не пришел.

Стол переставил я

Вот сюда.

Как будто я сбросил с плеч Тяжелый-тяжелый груз. Невольно С чувством таким

Я лег на больничную койку.

Источник: https://www.livelib.ru/author/199506-isikava-takuboku

Исикава Такубоку – пронзительность строк

“Поэзия должна быть высокой, как небо,
и земной, как хлеб насущный”.

В. Маркова

Kiyoshi Nakajima ©

Точно нить порвалась
У воздушного змея…
Так легко, неприметно
Улетело прочь

Сердце дней моих юных.

Дорогие подписчики и гости блога “Музыка души”!

Эту статью я хочу посвятить миниатюрам известного лирического японского автора Исикавы Такубоку. Он увлекся поэзией еще в детстве, а в шестнадцать лет, не закончив школу, отправился в Токио, чтобы стать поэтом.

За 2 года он создал более 500 танка, которые вошли в сборник «Горсть песка». Именно этот сборник его прославил. Исикава Такубоку заболел туберкулезом в юном возрасте, с трудом сводил концы с концами. Он рано женился, а свою дочку назвал Сонечкой. Очень любил Ф. Достоевского.

Его второй сборник пятистиший «Печальные игрушки» вышел уже после смерти поэта.

by Masamoto ©

В этой статье хочу сказать и несколько слов о переводчице танка Вере Николаевне Марковой. Вера Николаевна известна как лучшая переводчица японских миниатюр. Она родилась в Минске, поступила на филологический факультет в Петроградский Университет.

И попала на лекции известного востоковеда, основателя российской школы японоведения Николая Конрада. Вера Николаевна влюбилась в емкие японские стихи и эту любовь пронесла через всю жизнь.

Спустя некоторое время стала лучшей ученицей академика, который пророчил, что ее удел – переводить кружевные строки поэтов старой Японии. И, действительно, Вера Николаевна перевела многих знаменитых поэтов Сайгё, Басё, Исикаву Такубоку, Иссё и других.

Читайте также:  Краткая биография шишков

Причем сделала это настолько блистательно, что фраза Хемингуэя, как отмечает Е. Витковский, «консервированные абрикосы бывают лучше свежих» очень подходит к ее творчеству.

Koitsu, Tsuchiya ©

Один только ее перевод Исса

«Тихо, тихо ползи
Улитка по склону Фудзи
Вверх, до самых высот!»

стала откровением для советской поэзии.
В.Н.

Маркова перевела японские народные сказки, роман лауреата Нобелевской премии Кавабаты Ясунари «Танцовщица из Идзу», знаменитый литературный памятник тысячелетней давности «Записки у изголовья», новеллы, пьесы… Вера Николаевна писала предисловия к этим книгам, причем предисловия написаны доступным языком, несмотря на глубину исследования. Японское правительство наградило ее орденом Благородного Сокровища.
Все, кто был близко знаком с Верой Николаевной, отмечают ее острый ум, величавость и внутреннее благородство. К сожалению, ее собственных стихов я не смогла найти, а те, кто их читал, утверждают, что они великолепны. Вера Николаевна ушла в иной мир в начале 1995 года, прожив 87 лет. И оставила нам потрясающие переводы!

В одном из своих предисловий к книге Исикавы Такубоку она писала

“…стихи Исикавы Такубоку поражают напряженностью эмоций и скупыми, тщательно отобранными штрихами, которыми мастер рисует лирический образ. Одно из самых известных стихотворений «На песчаном белом берегу».

Важно

В пяти строках передана печаль, бесконечное одиночество, безбрежность океана и бесконечная неизвестность будущего.

Это стихотворение можно приводить только целиком, это совершенство, в котором нечего прибавить или убавить:

На песчаном белом берегу,
Островке
В Восточном океане
Я, не отирая влажных глаз,

С маленьким играю крабом.”

Предлагаю вашему вниманию несколько пятистиший Исикавы Такубоку. Тонких, пронзительных, наполненных грустью…Сердце сжимается, читая их. У него была жена, любимая дочка, но как же он был одинок…

by Masamoto ©

Я обращалась уже к японской миниатюре в рубрике «Мои интервью» – в разговоре с моей тезкой, с моей любимой Натальей Леви. Изумительное интервью. Одно из моих любимых. Если не читали – обязательно зайдите. Вы получите наслаждение, уверяю вас!!

©

Могу ли забыть
Того, кто, не смахивая слезы,
Бегущей по щеке
Показал мне

Как быстро сыплется горсть песка

***

«И лишь из-за этого
Умереть?»
«И лишь ради этого
Жить?»

Оставь, оставь бесполезный спор

***

Koitsu, Tsuchiya ©

Перед огромным морем
Я один.
Уже который день,
Как только к горлу подступают слезы,

Из дома ухожу.

***

Не знаю отчего,
Я так мечтал
На поезде поехать.
Вот – с поезда сошел,

И некуда идти.

***

Грустные звуки ночные
Скупо падают в тишине
Я одиноко брожу,
Словно их подбираю

Один за другим с земли.

Koitsu Tsuchiya ©

Бледно-зеленое –
Выпьешь
И станешь прозрачным,
Словно вода. . .

Если б такое найти лекарство!

***

Словно где-то
Тонко плачет
Цикада. . .
Так грустно

У меня на душе.

***

Раскрыл всю душу
В разговоре. . .
Но показалось мне,
Я что-то потерял,

И я от друга поспешил уйти.

***

Тиан Вы ©

Осень настала.
Тревога любви
Не отпускает ни на минуту. ..
Не спится всю ночь.

Крики диких гусей.

***

Быть может, оттого я так печален,
Что ярких красок
Нет вокруг меня?
Послал купить я

Красные цветы.

***

Tsuchiya Koitsu ©

Лунный свет
И моя тоска
Переполнили небо и землю,
Обратились

В осеннюю ночь.

***

Kiyoshi Nakajima ©

С безучастным видом
Я говорил.
С безучастным видом
Слушала ты.

Вот, пожалуй, и все.

***

Если на улице вдруг
Облик мелькнет похожий,
Так и запляшет
Сердце в груди.

Пожалей меня!

***

На песчаном холме
Я долго лежал
Ничком,
Вспоминая далекую боль

Первой моей любви.

***

Китагава Утамаро ©

Незабудки.
Как много
Имя сказало!
Мне прислала их та,

Что молчит.

***

В моей суматошной жизни
Бывает,
Я вдруг забудусь и думаю.
Знаешь ли ты,

О ком?

***

Tsunetomi Kitano ©

Я в шутку
Мать на плечи посадил,
Но так была она легка,
Что я не мог без слез

И трех шагов пройти.

***

О, как печален ты,
Безжизненный песок!
Едва сожму тебя в руке,
Шурша чуть слышно,

Сыплешься меж пальцев.

***

Сто раз
На прибрежном песке
Знак “Великое” я написал
И, мысль о смерти отбросив прочь,

Снова пошел домой.

***

Koitsu, Tsuchiya ©

Как ребенок, с дороги устав,
Засыпает,
Вернувшись в деревню свою,
Так спокойно, так тихо

Зима подошла

***

«Так, значит,
Вам не хочется жить?»-
Строго спросил меня доктор.
И сердце мое

Промолчало в ответ.

Исикава Такубоку умер от туберкулеза в 26 лет…
Все его стихи, дневники, романы вошли в золотой фонд японской литературы.

Источник: http://nasati.ru/isikava-takuboku-pronzitelnost-strok.html

20 февраля родился Исикава Такубоку

20
февраля родился Исикава Такубоку (20 февраля 1886, деревня
Сибутами, префектура Иватэ, Япония — 13 апреля 1912) — японский поэт,
литературный критик, оказал сильное влияние на развитие поэзии танка.

Памятник
поэту на о. Хоккайдо

Для
понимания японской поэзии танка, хокку необходим особый настрой души, особая
образность восприятия мира и тогда.. И тогда вам наверняка понравится поэзия
Такубоку

Из замечательной поэзии Исакава Такубоку:

Порой
осеннего тепла

Мелькнула
птицы тень

В окне
туманном…

И мысли
спутались мои

(перевод Анны Глускиной)

Это же стихотворение в
переводе Веры Марковой

Пора
осеннего тепла.

Мелькнула

Птицы
тень

В стекле
туманном –

И мысли
разбрелись мои.

**

Наш поцелуй
прощальный был так долог!

На улице,
среди глубокой ночи —

Пожар
далеких дней…

**

В тот
день, когда я голодал,

Так добра
была морда собаки,

что в
лицо мне глядела,

Голодная,
тонким виляя хвостом!

 (переводы Анны Глускиной)

Далее переводы Веры Марковой

**

Хотел бы
положить я в изголовье

Жемчужину
печали,

Сквозящую
прозрачной синевой,

И слушать
до утра,

Как
стонут сосны…

**

На
северном берегу,

Где
ветер, дыша прибоем,

Летит над
грядою дюн,

Цветешь
ли ты, как бывало,

Шиповник,
и в этом году?.

**

На
песчаном белом берегу

Островка

В
Восточном океане

Я, не
отирая влажных глаз,

С
маленьким играю крабом.

**

Не знаю
отчего,

Я так
мечтал

На поезде
поехать.

Вот – с
поезда сошел,

И некуда
идти.

**

Зарыться

В мягкий
ворох снега

Пылающим
лицом.. .

Такой
любовью

Я хочу
любить!

**

Есть
радостная,

Легкая
усталость,

Когда,
дыханья не переводя,

Читайте также:  Краткая биография фэн

Закончишь

Трудную
работу.

**

Застыли
палочки в руке,

И вдруг
подумал я с испугом:

“О,
неужели наконец

К
порядкам, заведенным в мире,

Я тоже
исподволь привык!”

**

Вечером
вдруг

Захотелось
мне написать

Длинное-длинное
письмо,

Чтобы все
на родине

Вспомнили
обо мне с любовью.

**  

О, как
печален ты,

Безжизненный
песок!    

Едва
сожму тебя в руке,   

Шурша
чуть слышно,    

Сыплешься
меж пальцев.

**

Ветер в
соснах

Шумит,
шумит    

Над
забытым людьми    

Горным
храмом,    

Шепчет в
уши каменному коню.

**

Начало
осени    

Как
свежая вода:    

Омывшись,    

Все
мысли    

Обновятся.

**

В сердце
у каждого человека    

Если
вправду    

Он
человек –    

Тайный
узник    

Стонет.
..

**

Словно
когда-то    

В своей
колыбели    

Я видел
ее    

Во
сне,     

Так она
мне мила.

**

Привычная
для взгляда   

Гора.    

Но только
осень придет,    

С тайным
трепетом смотришь:    

Не там ли
боги живут?

**

Быть
может, оттого я так печален,    

Что ярких
красок    

Нет
вокруг меня?    

Послал
купить я    

Красные
цветы.

**    

Наконец-то    

Я новую
книгу купил.    

Читал,
читал    

Далеко за
полночь. . .    

Эту
радость трудно забыть!

**

Оставив
песни,

Окрашенные
кровью,

На память
миру,

Бреду по
мёртвым полям.

Как
громко стонет осень!

**

Как,
вернувшись в деревню свою,   

Засыпает

Усталый
странник,    

Так
спокойно, так тихо    

Зима
подошла.

**

Как
поезд    

Идет
через поле пустое,    

Так
горе    

Сквозь
сердце    

Находит
путь.

**   

Деревенский
простак –    

Вот как
выглядел друг мой     

В
столице.    

Трех дней
не прошло,    

Он
вернулся домой.

**

Точно
нить порвалась    

У
воздушного змея.    

Так
легко, неприметно    

Улетело
прочь    

Сердце
дней моих юных.

**

Как
сердцу мил    

Родной
деревни говор!    

На
станцию хожу лишь для того,    

Чтобы в
толпе    

Его
услышать.

**

Когда-то   

Мяч я
забросил    

На
дощатую крышу    

Начальной
школы моей.    

Что с ним
сталось теперь?

**    

Груды
камней    

У
деревенской дороги.    

Верно, и
в этом году    

В высокой
траве    

Утонули.

**    

Когда на
чужбине    

Я встречу
детей   

С моей
родной стороны,    

То нет на
свете печали такой,    

Чтоб
радость мою победить!

**    

Лужа
воды.    

Темнеет в
ней    

Вечернее
небо,    

Пурпурные
ленты плывут.     

Осенний
дождь отшумел.

**    

Перекресток
осенний.    

Промчался    

Сразу по
трем дорогам    

Ветер
–    

И скрылся
вдали.

**   

Осеннее
небо,    

Пустое от
края до края. . .    

Ни тени
не видно на нем.    

Как ты
одиноко, небо!    

Хоть ворон
бы пролетел!

**

Словно
отец,    

Осень
сурова;    

Словно
мать,    

Осень
добра –   

Для
бесприютного сына.

**

Слезы,
слезы –   

Великое
чудо!    

Слезами
омытое    

Сердце   

Снова
смеяться готово.

**

Я взошел
на вершину горы.    

Невольно    

От
радости    

Шапкой
взмахнул.    

Снова
спустился вниз.

**    

“То
хорошо    

И это
хорошо!” –    

Иные люди
говорят.    

Завидна
мне    

Такая
легкость духа

**    

Вода
струей    

Из насоса
бьет.    

Гляжу – и
легко на душе.     

Я
мальчиком стал    

На
короткий миг.

**    

Словно
дождь зашумел    

На
вершинах леса.    

Пронеслись
обезьяны.    

До чего
же они    

На людей
похожи!

**    

Бывают
такие мысли:    

Как будто
на чистый    

Прохладный
мрамор    

Льется     

Весенний
свет.

**   

Как
трещина    

На белом
абажуре,    

Неизгладима    

Память    

О
разлуке.

**    

Да,
говорят недаром,    

Что так
прекрасна прядка волос,    

Случайно
упавшая на лицо.    

Я
засмотрелся,    

Пока ты
писала.

**         

Сколько б
ни встретилось мне    

В городе
женщин сегодня,    

Но
каждая, каждая,    

Казалось,
любовь схоронив,    

Понуро
идет домой.

**    

Было так
у меня па душе.    

Словно
коснулся рукой    

Нежной
кожи младенца.    

Тихо шел
я один    

По темным
дорогам парка.

**    

Я так и
вздрогнул!    

Это он,
тот памятный    

Поцелуй.   

Тихо щеки
коснулся    

Платана
лист на лету.

**   

Нечаянно    

Чашку
разбил.    

“А
ведь это здорово –    

Ломать!”
–    

Я подумал
сегодня утром.

**    

Звонкий
стук.    

Смех
детей. Взлетает волан.    

Неужели
вернулся    

Новый
год   

Прошедшего
года?

**    

Я о
себе    

Так много
возомнил!    

Я
верил,    

Что всего
достигну.. .   

Какой я
был ребенок!

Сломанная скамья

Целый
день на нее    

Сыплются,
сыплются листья.   

Целую
ночь на нее    

Падают
капли росы. . .    

В углу
городского парка –    

Сломанная
скамья.

    

Я набрел
на нее впервые,    

Помню, в
тот самый день,    

Когда
увидел бродягу    

В уличной
толчее.

    

Он со
спины похож был,    

Так похож
на отца моего,    

Который
ушел из дома,    

Никто не
знает, куда!

Биография

Родился Исикава
Такубоку в маленькой деревне Сибутами на главном японском острове Хонсю,
единственным сыном в семье небогатого сельского священника в буддийском храме,
и при рождении получил имя Хадзимэ («первенец»). Такубоку — литературный
псевдоним, впервые использованный в 1903 году и означающий «дятел».

Совет

Поступив
в школу Мориока, он вдохновился стихами поэта Ёсано Хироси и решил посвятить
себя литературе. Познакомился с членами поэтического «Общества новой поэзии»
(Синсися), главой которого был Ёсано Хироси, а душой – его жена, известная
поэтесса Ёсано Акико (http://knigi-znatok.at.ua/blog/2012-12-30-234).
В 1902 г.

в возрасте 16 лет Исикава отправился в Токио. Однако ему пришлось
вернуться в Иватэ, где он и начал писать стихи новой формы (синтайси), которые
появились в лучшем журнале того времени «Утренняя звезда» (Мёдзё), влиятельном
органе «Общества новой поэзии», который читала вся литературная Япония.

Эти
по-юношески страстные и романтические стихи были собраны и опубликованы в 1905г.,
в разгар Русско-японской войны под названием «Стремления» (в нем содержалось
стихотворение «Памяти адмирала Макарова», где поэт воспевает подвиг русских
солдат).

     

Затем он
еще раз отправляется в Токио, где знакомится с последователями модного тогда
течения – натурализма, и пишет в этом новом духе прозу.

В
качестве корреспондента газет Такубоку едет на Хоккайдо, однако начавшийся
туберкулез и отсутствие средств к существованию заставляют его вернуться в
Токио. Он предлагает в журналы свои романтические стихи, но его мало печатают.

Было лишь несколько публикаций во влиятельном журнале «Плеяды» (Субару),
которые подверглись критике. В это время он начинает писать в традиционном
жанре танка, вмещая в старую форму совершенно новые переживания, повседневную
жизнь и тоску. Танка этого периода вышли в свет под названием «Горсть песка»
(1910).

Поэт нанимается на работу в газету Асахи Симбун, где становится
корректором и впервые получает постоянный заработок. В 1909 он опубликовал,
ставшее позже знаменитым, эссе о поэзии «Стихи, которые можно есть», в котором
изложил принципы современной поэзии и запечатлел собственный опыт.

Читайте также:  Краткая биография годвин

Исикава умер
от туберкулеза в большой бедности, через месяц после смерти матери, в 1912 г. На
момент смерти ему было всего 26 лет.

Обратите внимание

После
смерти поэта увидела свет его вторая книга танка «Грустная игрушка», ставшая
любимой книгой японцев. В ней собраны лучшие его стихи самых последних лет и
месяцев. Широко известен его «Дневник, написанный латиницей», который он вел в
1909 г. По всей Японии стали возникать и сейчас существуют клубы поклонников
Исикава Такубоку.

Прикрепления: Картинка 1 · Картинка 2

Источник: http://knigi-znatok.at.ua/blog/20_fevralja_rodilsja_isikava_takuboku/2013-05-01-353

Фукидид – краткая биография

Фукидид – известный историк Древней Греции, о жизненном пути которого сохранились весьма скудные сведения. Так, неизвестно, в какой год он появился на свет. Его биограф, некто Маркеллин, утверждает, что это произошло около 450 г.

, писательница Памфила говорила о примерно 470 г. до н. э. Сам же Фукидид говорил о своей зрелости во время начала Пелопоннесской войны, т.е. в 431 до н. э. Есть сведения, что в 434 г. до н. э.

Фукидид являлся стратегом, а это означает, что ему было тогда как минимум 30 лет. Скорее всего, будущий историк родился около 470-455 г. до н. э.

Самыми достоверными сведениями о жизненном пути Фукидида можно считать его собственные высказывания, написанные по тому или иному поводу. Считается, что его биографы, включая вышеупомянутого Маркеллина, далеки от точности.

Фукидид был продолжателем знатного рода. Среди его далеких предков числился царь Фракии Олор. Там же, на побережье, их семье принадлежали золотые рудники, что делало ее жизнь безбедной. Вероятнее всего, Фукидид и его близкие являлись частью ближайшего окружения Перикла и других влиятельных лиц.

Историк был обладателем превосходного образования: об этом свидетельствуют его труды. Биографических данных о его обучении и тем более о детских годах нет. Древние авторы передают обстоятельства встречи юного Фукидида с Геродотом. На публичных слушаниях «Историй» великого исследователя пылкий Фукидид прослезился от восторга, что было замечено первым.

Авторы утверждают, что Геродот поздравил запиской его отца – с сыном, столь горячо стремящимся к познаниям.

Отучившись в Афинах и повзрослев, Фукидид включился в политическую жизнь. Он выступал за умеренно-олигархическое управление, разумно упорядоченную власть, не приветствовал демократию в радикальных ее проявлениях. В годы Пелопоннесской войны был назначен стратегом и командующим афинской эскадры.

Важно

Этот период ознаменовался для Фукидида серьезными неприятностями: как стратег он не смог противостоять атаке спартанцев, и сограждане обвинили его во всех грехах.

У самого Фукидида можно найти краткое описание этой полной драматизма ситуации в 4-ой книге «Истории», причем никаких попыток оправдания своих действий он не предпринял.

Суровый приговор афинян вынудил его покинуть город и на 20 лет обосноваться в своем поместье во Фракии.

Там он занимался историческими трудами, продолжал следить за войной, но уже в качестве наблюдателя, наверняка посещал многие места, о которых говорится в его сочинениях, поскольку описания отличаются точностью и детальностью.

По сравнению с Геродотом он уделял намного больше внимания фактической достоверности использованных сведений, видя в нахождении истины основную задачу деятельности историков. Соглашаясь с существованием божеств, он, тем не менее, не считал, что они непосредственно управляли действиями людей.

Относительно конца жизни Фукидида сведения весьма противоречивы. Так, есть данные, что он в 400 г. до н. э. возвратился в Афины после амнистии или, по крайней мере, имел такую возможность. Соответственно, смерть настигла его или по прибытии домой, или же во Фракии, или во время пути.

Сохранились свидетельства о насильственном характере смерти Фукидида. Умер или был убит историк не позднее 400 г. до н. э. Могила его находится в Афинах, в усыпальнице рода Кимона.

Его труд был опубликован посмертно, и присущая ему объективность позволяет причислить автора к крупнейшим историкам древней эпохи.

Источник: http://www.wisdoms.one/biografiya_fukidid.html

Иван Диомидович Попко (Попка)

Иван Попко родился 28 августа 1819 года в кубанской станице Тимашёвской, в семье священника (протоиерея).

С ранних лет увлекался историей, литературой, писал стихи, прявлял большой интерес к изучению иностранных языков.

К изучению языков у Ивана явно были незаурядные способности – он оказался настоящим полиглотом: хорошо знал латынь и древнегреческий, владел двенадцатью европейскими языками (по разным данным – восемью или девятью!).

Обучался Иван Диомидович в Астраханской духовной семинарии и в Московской духовной академии. В 1841 году поступил рядовым казаком в десятый конный полк Черноморского казачьего войска.

Совет

Участвовал в военных операциях Кавказской войны, в том числе, в 1842 году в составе сводной команды конного полка под командованием войскового старшины Григория Рашпиля в походе от Екатеринодара до крепости Анапа и в экспедициях под начальством контр-адмирала Лазаря Серебрякова «в землю натухайцев» в походе до реки Псифа и для сооружения укреплений на реке Гастогай и у Варениковой пристани.

В 1843 году Иван Попко стал хорунжим и затем буквально каждые два-три года получал новый чин: сотника, есаула, войскового старшины. В 1848 году начальство Черноморского казачьего войска назначило Ивана Диомидовича письмоводителем – править официальные бумаги. А спустя три года Иван Попко стал адъютантом командующего войсками на Кавказской линии и в Черномории генерала Николая Завадовского.

За труд «О состоянии Черноморского казачьего войска с 1 января 1825 по 1 января 1850 года» император Николай I пожалован Ивану Попко бриллиантовый перстень.

А книга Ивана Диомидовича по истории черноморцев «Черноморские казаки в их гражданском и военном быту» была удостоена Демидовской премии.

Также Иван Попко автор трудов «Статистическое описание черноморского войска», «Терские казаки со стародавних времён. Выпуск I. Гребенское войско», «Закубанские воры. Из записок Ивана Попко» и других.

В 1864 году Иван Диомидович, будучи в чине полковника, назначен командиром Псекупского полка. И в том же году основал в станице Ключевой исторический музей и музейное отделение в приходской школе. А в 1877 году занял пост начальника Карской области. Участвовал в русско-турецкой войне 1877 – 1878 годов на Кавказе. Ратную службу завершил в звании генерал-лейтенанта.

За усердную и безупречную службу Отечеству Иван Диомидович Попко стал кавалером всех высших российских орденов, в том числе ордена Святого Александра Невского.

В последние годы жизни был предводителем дворянства Ставропольской губернии, Терской и Кубанской областей. Умер 30 августа 1893 года в Харькове.

Обратите внимание

Похоронен на городском кладбище Ставрополя (иллюстрация: Иван Попко – русский военный историк, этнограф, казачий генерал-лейтенант, участник Кавказской и Крымской войн).

Вернуться к началу страницы

Вернуться на предыдущую страницу

Источник: http://Kuban.retroportal.ru/popko_ivan_diomidovich.shtml

Ссылка на основную публикацию