Краткая биография тегнер

Тегнер Исайя

А. Ганзен

Тегнер Исайя (Tegnйr Esaias, 1782—1846) — крупнейший поэт Швеции. Сын сельского капеллана, выходца из крестьян. Окончил ун-т в Лунде, там же был доцентом по эстетике (1810) и профессором греческого языка (1812—1826). В 1819 стал членом Шведской академии, а последние 20 лет (с 1824) жизни занимал пост епископа в Вакшо. Т.

дебютировал в литературе под сильным влиянием ложноклассицизма. Широкую известность доставила Т. в 1808 «Боевая песнь сконских ополченцев» (Krigssеng fцr skеnska landtvдrnet), проникнутая пламенным патриотизмом, в результате чего она и нашла живейший отклик во всей стране, возбужденной предстоявшей войной с Данией. В 1811 Т.

получил премию Шведской академии за поэму «Свея» (Svea — старинное название Швеции), в которой определился переход Т. от классицизма к романтизму. Первая часть поэмы написана традиционным александрийским стихом, во второй же части Т.

, ломая застывшие каноны академической школы, изливает в свободном и живом стихе волнующие его чувства, — славит красоту родной природы, бичует слабости и пороки своей эпохи и зовет соотечественников к борьбе за лучшее будущее. Посетив в 1812 Стокгольм, Т., как бы в виде ответа ярым фосфористам, т. е.

Обратите внимание
Совет

приверженцам немецкого романтизма, издававшим литературный журнал «Фосфор» (см. «Скандинавская литература», раздел: Шведская литература) и упрекавшим Т.

[/su_box]

в «показательно-выжидательном нейтралитете», примкнул к Союзу Готов, объединившему сторонников шведского романтизма и начавшему издавать журнал «Идуна», в котором печатались лучшие образцы шведской поэзии нового направления, очерки и статьи на темы о древнескандинавской истории и литературе. На несдержанные выпады фосфористов Т.

откликался остроумными экспромтами и сатирическими стихотворениями (одно из лучших — «Полярное путешествие» — Polarresan). В двух своих знаменитых речах: в 1817 (на праздновании 300-летия Реформации) и в 1820 (на празднике торжественного посвящения магистрантов Лундского ун-та в магистры) — Т.

, отметив заслуги классической литературной школы, осудил крайние увлечения и слабости шведских романтиков, особенно неясность и туманность их творчества.

Поэтический талант самого Т. к тому времени созрел, и творчество его, питаемое такими источниками, как древнеклассическая поэзия и произведения Байрона, Эленшлегера, Гёте и Шиллера, подымалось к своим вершинам.

Несколько патетический стиль Т., вполне, однако, гармонировавший с темами и отвечавший требованиям эпохи, поражает гибкостью и богатством оттенков, стих — силою, звучностью, разнообразием ритмов. Если прибавить к этому богатство и силу поэтических образов, глубину чувства и остроумие, то понятно, почему Т.

оказался крупным художником слова в любой области — и в обработке монументальных древнескандинавских сказаний, и в меткой летучей сатире, и в идиллических картинах природы, и даже в частных своих письмах. Многие из последних — настоящие шедевры эпистолярного искусства. Не имел себе равного Т. во всей современной Скандинавии и как оратор. Творчество Т.

— крупнейшее явление в шведской литературе XIX в. К числу лучших произведений Т. относятся поэмы: «Конфирманты» (Nattvardsbarnen, 1820), «Аксель» (Axel, 1821), «Песнь о Карле XII» (Karl XII, 1818), ставшая национальным гимном шведов; идиллия (в гекзаметрах) «Невеста» (Kronbrud, 1841) и «лебединая песнь поэта» — «Прощание с лирой» (Afsked til min lyra, 1845).

Самое крупное и самое знаменитое произведение Т. — это «Сага о Фритьофе» (Frithiofs-saga, 1820—1825). Все характерные отличия творчества Т., о которых говорилось выше, сконцентрированы в этой саге, стяжавшей Т. мировую славу. Гёте дал о ней восторженный отзыв.

В 1825, в год выхода в свет саги о Фритьофе, Т.

был неожиданно для себя назначен на пост верховного руководителя государственной церкви и епархии Вакшо.

Важно
Обратите внимание

Несоответствие его миросозерцания занимаемой должности (религиозность Т. была ближе к философии Платона, чем к христианству), травля со стороны либеральных партий, упрекавших Т. в измене «свободолюбивым» принципам (Т.

[/su_box]

видел в беспринципном либерализме не меньшую опасность для истинной культуры, чем в романтическом обскурантизме), а также личная драма (любовь к жене члена Лундского муниципалитета Эфрозине Пальм) — все это болезненно отразилось на психике поэта. Нерасположение Т. ко многим явлением современной действительности перешло в агрессивную брезгливость к «двуногой собачьей породе, именуемой людьми», и когда он писал, что «с чернью надо обращаться сурово и жестоко», он уже стоял на грани безумия, которого так страшился. Стихотворение «Черная меланхолия» (Svеrmod) отражает этот несчастный период жизни Т. С осени 1840 до весны 1841 он прожил в доме для умалишенных в Шлезвиге. По возвращении он приступил к своей работе, но вскоре вновь заболел. Последние годы жизни Т. были сплошным страданием. Он умер в Векслё в 1846.

Список литературы

I. Фритьоф, скандинавский богатырь, пер. Я. Грота, Гельсингфорс, 1841

Избранные места из поэмы Владимир Великий, соч. Стагнелиуса, и Фритиофссага, соч. Тегнера. С шведск. И. Ш-й, М., 1845

Первое причащение, пер. В. Головина, СПБ, 1862

Сборник классических иностранных произведений, под ред. А. Н. Чудинова, т. I, Воронеж, 1875 (здесь напечатаны: «Фритьоф», «Аксель» и «Первое причащение» в пер. Я. К. Грота, Д. П. Ознобишина и В. И. Головина)

Сага о Фритьофе… Аксель, изд. «Academia», М. — Л., 1935.

I. Брандес Г., Исайя Тегнер, в кн.: Г. Брандес, Новые веяния, СПБ, 1889, стр. 249—312, и в Собр. соч. Г. Брандеса, т. II, Киев, 1902

Hansen P. Nordiske Digtere…, 2 udg., Kшbenhavn, 1880

Vasenius V., Sverige

och Finlands Litteraturhistoria, (Stockholm), 1902

Rцndam V., Svensk Literatur, Kшbenhavn, 1911

Nilsson A., в кн.: Tegnйr E., Filosofiska och estetiska skrifter Utg. av A. Nilsson…, Stockholm, 1913 (вводная статья)

Santesson C. H., Tegnйrs reflexionsdiktning, 1801—1805, «Upsala Universitetis Еrsskrift», 1913, Bd. I

Nilsson A., Svensk romantik, Lund, 1916

Bццk F., E. Tegnйr, D. 1, Stockholm, 1917 (биография Т. до 1914)

Gadelius B., Skapande fantasi och sjuka skalder…, Stockholm, 1927

Nilsson A., Tre fornnordiska gestalter, Lund, 1928

Schuck H., och Warburg K., Illustrerad svensk litteraturhistoria, D. 5, 3 uppl., Stockholm, 1929, D. 7, 1932 (библиография).

Источник: http://bestreferat.su/Biografii/Tegner-Isayya/

Сага о Фритьофе

Эсайас Тегнер (Esaias Tegner) [1732–1846] 

(Frithiofs saga)

Поэма (1825)

Имя древнескандинавского (исландского) героя — Фритьоф (Fridhjofr) состоит из двух частей: fridh — мир, покой и thjofr — вор, т. е. значит «Вор мира».

Основной источник поэмы — древнескандинавская сага о Фритьофе Смелом, которая сложилась в конце XIII или в начале XIV в. В ней повествуется о событиях, в значительной мере легендарных, происходивших в Норвегии IX в.

Каждая из 24 песен поэмы написана своим, особым размером, органически связанным с эмоциональным тоном данной песни.

Добрый, мудрый бонд (землевладелец) Хильдинг воспитывал дочь конунга (вождя, короля) Ингеборг и Фритьофа, сына бонда Торстена. (В то время богатые и знатные скандинавы отдавали на воспитание своих детей родным или друзьям, стоявшим ниже по своему социальному происхождению.

) Ингеборг была прекрасна, как Фрейя — богиня красоты и любви. Еще в детстве Фритьоф и Ингеборг полюбили друг друга. Он с восторгом делает для нее все — достает птенцов из гнезда, переносит через бурные потоки, приносит первые лесные ягоды.

«… Детства миновали дни» «уж на охоту ходит он, / Дерзает, ловок и силен, / На удивление соседям / Схватиться без меча с медведем», потом приходит «с косматою добычей», чтобы заслужить приветливый «взор девичий».

Совет

Фритьоф сравнивает свою возлюбленную не только с Фрейей, но и с богиней вечной молодости Идуной, и с покровительницей семейного очага Фриггой, женой Одина — старейшего из богов, владыки мира, и с Нанной, женой бога весны, красивейшего из богов. Герой мысленно клянется своей возлюбленной в верности.

Он знает, что может умереть, как Нанна, от горя, остаться в царстве Хель, царстве мертвых. Ингеборг тоже все время думает о Фритьофе.

Но их воспитатель Хильдинг, зная, что Ингеборг — дочь кунта Беле, славный род которого восходит к Альфадеру (Одину), к «отцу всего», не может стать женой героя, ведь «сын бонда не чета державным». Но на предупреждение их доброго воспитателя фритьоф только рассмеялся. Он уверен: «В вольнорожденном рабства нет», «Знатна лишь сила». Герой готов ступить в бой с самим Тором — богом-громовержцем. «Тому, кто разлучит нас, — горе!» — твердо заявляет Фритьоф.

Кунг Беле, почувствовав приближение смерти, созвал своих сыновей — угрюмого и строгого Хельге и «лицом пригожего» Хальвдана. Кунг дает сыновьям наставление, как править страной. Он говорит:

«Аишь неразумный конунг свой край гнетет, / И немощен правитель, коль слаб народ» «Аишь в правде слава трона и края счастье».

Он призывает своих сыновей поднимать меч только против врагов, заботиться о своей сестре Ингеборг, всегда жить в дружбе с Фритьофом, как они жили с его отцом, славным, правдивым и искренним Торстеном.

Почти столетний бонд считал: «Идти не должен конунг один к богам; / Всю жизнь прошли мы, Беле, одной тропою, хотел бы разделить я и смерть с тобою». Друзья попросили похоронить их рядом. Их завещание выполнили.

«Решеньем народа Хельге и Хальдван стали совместно / Править страною, / а фритьоф, единственный сын и наследник, / Занял, ни с кем не деля, родовое имение Фрамнес».

Вместе с имением Фритьоф унаследовал драгоценный меч, золотое запястье, которое мастер искусно украсил рубином «роскошным и крупным», «славилось всюду оно и слыло на Севере первым». И еще фритьоф унаследовал «дивный корабль «Эллида», который, по преданию, бог моря Эгир подарил его деду в благодарность «за гостеприимство». «Это и много иных унаследовал Фритьоф сокровищ, / Вряд ли на Севере жил в те дни наследник богаче». «Конунга кровь не текла в нем, но конунгом был он по духу, / Соединяя в себе благородство с мягкосердечьем».

фритьоф скучал по Ингеборг, и он решился отправиться к конунгам. Он сказал братьям, что хочет жениться на Ингеборг, что «с златокудрой / Меня сочетал бы отец ваш мудрый».

Обратите внимание

Но Хельге «с насмешкой злой» молвил: «Сын бонда, тебе ль по пути с сестрой?» Хельге обидел Фритьофа, предложив ему стать его слугой.

Смелый Фритьоф достал меч, он мог бы убить Хельге, но ему была дорога память о Беле, поэтому он только «рассек с плеча» щит Хельге.

На Севере мудро правил страной кунг Ринг. Страна процветала, там «златом сияли на солнце нивы», «И к Рингу любовь питала страна». Старый Ринг, хотя знал, что «уж отцвел, и уже давно», решил жениться на Ингеборг. Он приказал собрать «побольше запястий, серег» и отправиться юношам свататься к дочери Беле. Но Хельге и Хальвдан отказали посланцам.

И тогда Ринг приказал за оскорбление «отметить мечом». И к дому Хельге пришла война, он спрятал сестру в храме Бальдера, где она сидела одна, «любви верна, / В слезах, как в росинках лилея». Зная, какой Фритьоф смелый и мужественный воин, Хельге послал старика Хильдинга к нему.

Но гордый Фритьоф не забыл нанесенной ему обиды и отказался помогать мечом братьям-конунгам.

Фритьоф стал навещать ночью свою прекрасную Ингеборг в храме Бальдера, хотя прекрасно знал, что в этом храме мужчина не имеет права встречаться с женщиной. Ингеборг боялась, что бог их накажет за эти тайные свидания. Фритьоф успокаивал свою возлюбленную:

Читайте также:  Краткая биография симонов

«Кто любит, чтит его верней! / К нам снизойдет он, удостоя / Нас благосклонности своей!» Но быстро проходила ночь, и нужно было расставаться.

Фритьоф пришел на тинг (собрание свободных земледельцев), протянул в знак примирения Хельге руку, ведь не время ссориться, враг на пороге. Фритьоф готов сражаться, но при условии: он женится на Ингеборг.

Все собравшиеся стали просить Хельге выдать замуж сестру за бонда, он этого достоин. Кунг сказал, что Фритьоф встречался с Ингеборг в храме Бальдера. Фритьоф не решился солгать. Он подтвердил слова Хельге.

Важно

Толпа, еще так недавно благосклонно настроенная к Фритьофу, «побелела». По закону предков, героя должны были «изгнаньем или смертью покарать», но Хельге предложил ему направиться к Ангантиру, который раньше платил дань, а после смерти Беле перестал.

Ангантир как легендарный злой дракон Фафнир охраняет свое злато, но Фритьоф должен всем доказать, что он умеет не только «девам в храме голову кружить».

Фритьоф предлагает Ингеборг уехать на его «Эллиде» на юг, в Грецию, о красоте которой ему рассказывал отец, там они заживут спокойно и счастливо. Но Ингеборг отказывается, ее удел быть «покорной жертвой брата», она не хочет похищать «из песен скальдов» героическое имя Фритьофа, они должны покориться Норме (Судьбе), чтобы «достоинство спасти».

Они расстанутся, но Ингеборг клянется, что никогда не забудет своего любимого. Фритьоф дарит Ингеборг свое запястье, просит его не забывать, он скоро вернется, добудет он Хельге и злато и тогда попросит не кунга, а народ разрешить ему жениться на ней. И Фритьоф отправляется на «Эллиде» к Ангантиру.

Его корабль доказал, что он действительно построен богами и сильнее всех злых сил, которые напустил на них Хельге. Измученная команда Фритьофа сошла на берег, Ангантир сразу же узнал сына своего друга, так как «во всем краю полночном / Таков лишь он один». Но воин Атли решил проверить, действительно ли Фритьоф не боится боя «и усмиряет сталь».

Мужественно сражался Фритьоф и своей отвагой покорил сердца всех. Ангантир встретил сына своего друга приветливо. А узнав о несчастьях Фритьофа, одарил его по-царски. В мире и пирах прошла зима. Весной Фритьоф вернулся домой, но вместо дома — пепелище. Старый, добрый Хильдинг рассказал, что произошло за это время.

Как только Фритьоф уехал, огромная рать Ринга напала на страну. «Недолго спор мы вели с судьбой, — / Бежал кунг Хельге, и замер бой». Отступая, он приказал сжечь родовое имение Фритьофа. А Ингеборг стала женой Ринга. Злобный Хельге сорвал «с девы твое кольцо».

Хильдинг в ярости хотел убить Хельге, но добрая Ингеборг со слезами на глазах попросила не трогать брата. Он, конечно, поступил с ней жестоко, но «Альфадер (бог) рассудит нас»,

Совет

Фритьоф был опечален и разгневан, Он решает сам разобраться с Хельге и со своим верным другом-побратимом Вьёрном отправляется в храм Бальдера, где «всю ночь горел костер священный» — «образ солнца». Фритьоф ворвался в храм.

Он с презрением бросил в лицо Хельге «кошель тугой». Фритьоф, увидев на руке бога свое запястье, «дернул — ив гневе бог благой / Рухнул в костер священный». Храм загорелся.

Напрасно Фритьоф пытался потушить его, был «дик и могуч костер / Бальдера, светлого бога!» «Роща превращена в золу, / Пеплом храм разметан».

За сожжение храма Фритьофа изгнали из страны. Изгнаннику ничего не оставалось, как плавать на «Эллиде» по морям. Он со своим побратимом Бьёрном точно следовал уставу викингов, властелинов морей: «Встретишь судно купца — будь защитой ему, / Но дань ты возьми с торгаша».

Они мужественно сражались с другими викингами, доплыли до прекрасных берегов Греции, но Фритьоф скучал по своей родине — Северу, а главное — по Ингеборг. Он вернулся на родину и решил последний раз встретиться со своей возлюбленной, теперь женой Ринга. Фритьоф не открыл своего имени, но скоро кунг узнал его.

Сначала он думал, что Фритьоф, который «страшен людям / и богам», придет «меч подъяв, прикрыт щитом». Но он покорил сердце старого Ринга тем, что вел себя очень благородно, пришел «закутан в ветошь, с жалким посохом», и решил его простить, более того, чувствуя, что скоро «скроется» в кургане, «где тишина», завещает: «Край возьми, возьми княгиню ты тогда — твоя она».

Ринг просит только позаботиться о его сыне. После смерти кунга народ на тинге хотел избрать Фритьофа своим кунгом и видеть его рядом с Ингеборг. Но честный, благородный Фритьоф ответил, что пока он не может согласиться на это, так как он сжег храм бога и «еще бог светлый обозлен / и полн обид». Он обязан сначала восстановить храм.

Фритьоф восстанавливает прекрасный храм Бальдера, в этом великолепном храме и «людская месть, и злоба тихо таяли». Но жрец считал, что построить храм мало, надо примириться с врагами, «и с богом светлым будешь примирен тогда». Хельге погиб, так как посмел, воюя с финнами, войти в священный храм Юмалы — верховного божества финнов.

Обратите внимание

Кунгу Хальвдану, требует жрец, «руку подай», «ты Асам в жертву принеси вражду свою… / Откажешься, — напрасно храм / Ты строил». Фритьоф послушался жреца «и, разлученные надолго, руки вновь / слились в пожатье крепком, как основы гор». И было снято проклятье с Фритьофа, и Ингеборг подала над алтарем руку «дней детских другу и души избраннику».

Г. А. Гудимова



Источник: https://scribble.su/short/masterpiece2/190.html

Э. Тегнер: биографическая справка

ТЕГНЕ́Р (Tegnér), Эсайас (13.XI.1782, Чюр­ке­руд, Вер­мланд, – 2.II.1846, Эстра­бу, вбли­зи Век­шё) – швед. по­эт. Сын сел. пас­то­ра, вы­ход­ца из крестьян. Девя­ти лет ли­шив­шись от­ца, вос­пи­тывал­ся у фог­та Я. Бран­тинга. Окон­чил Лунд­ский ун-т (1802).

В 1810 стал про­фес­со­ром эс­те­тики, с 1812 – про­фес­сор греч. яз. и од­новре­мен­но пас­тор. С 1818 – чл. Швед. ака­демии. С 1824 – епис­коп в г. Век­шё. “Эле­гия на смерть бра­та” (“Elegi vid en brors död”, 1802) – пер­вое опуб­ли­кован­ное сти­хот­во­рение Т. Стих. “Муд­рец” (“Den vise”, 1803) и “Веч­ность” (“Det eviga”, опубл.

1810) на­писа­ны еще в ду­хе ака­демиз­ма. “Бо­евая песнь скон­ско­го опол­че­ния” (“Krigssång för skånska landtvärnet”, 1808) и по­эма “Шве­ция” (“Svea”, 1811) бы­ли от­кли­ком на войну с Рос­си­ей 1808–09. Эмо­ци­ональ­ность этих сти­хов сви­детель­ство­вала об от­хо­де от ака­демиз­ма; при этом Т. в “Речи на юби­лее 1817 г.

” (“Tal vid jubelfesten 1817”), пос­вя­щен­ной 300-ле­тию Рефор­ма­ции, и в сти­хотв. “Эпи­логе при пос­вя­щении в ма­гис­тры в Лун­де в 1820 г.” (“Epilog vid magisterpromotionen i Lund 1820”) по­рица­ет ро­ман­ти­ков-“фос­фо­рис­тов” за ту­ман­ность их об­ра­зов. Бли­же пи­сате­лю был “Гот­ский со­юз” (см.

Швед­ская ли­тера­тура) в свя­зи с ин­те­ресом его к до­фе­од. прош­ло­му Скан­ди­навии. С 1811 Т. стал чле­ном это­го со­юза и сот­рудни­чал в его журн. “Iduna” (“Иду­на”). Т. с не­нависть­ю от­но­сил­ся к Свя­щен­но­му со­юзу и прек­ло­нял­ся пе­ред Напо­ле­оном (стих. “Герой” – “Hjelten”, 1813; “Про­будив­шийся орел” – “Den vaknade örnen”, 1815).

Вос­хи­щение вы­зывал у Т. и Карл XII (стих. “Carl XII”, 1818). В 1819–25 Т. соз­дал свое гл. про­изв. – “Сагу о Фрить­офе” (“Frithiofs saga”, опубл. 1841), осн. на древ­не­исл. са­ге. В Фрить­офе – прос­том кресть­яни­не-ви­кин­ге, по­любив­шем дочь ко­нун­га, Т. стре­мил­ся воп­ло­тить ге­ро­ич. и де­мок­ра­тич. дух древ­несканд.

ми­ра и вмес­те с тем на­делил его чер­та­ми ро­ман­тич. ге­роя нач. 19 в. Т. ста­рал­ся смяг­чить в древ­ней са­ге все гру­бое, вар­вар­ское, прис­по­собив ее ко вку­сам сво­его вре­мени, что не­мало спо­собс­тво­вало ее по­пуляр­ности. По­эму, вклю­ча­ющую и эпич., и ли­рич., и дра­матич.

пес­ни, от­ли­ча­ет бо­гатс­тво и раз­но­об­ра­зие раз­ме­ров, рифм, плас­тичность об­ра­зов, ме­тафо­рич­ность. Она пе­реве­дена на все ев­роп. язы­ки и по­лучи­ла вы­сокую оцен­ку В. Г. Белин­ско­го, И. В. Гёте, Г. Лон­гфел­ло. Из др. про­изв. Т. вы­деля­ют­ся стих.

“Песнь к сол­нцу” (“Sång till solen””, 1817), “Пес­ня” (“Sången”, 1819), по­эма “Нор­ве­гия” (“Nore”, 1814), где он при­ветс­тву­ет зак­лю­чение Киль­ско­го ми­ра, идил­лия в гек­за­мет­рах “Пер­вое при­час­тие” (“Nattvardsbarnen”, 1820, рус. пер. 1862), “бай­ро­ничес­кая” по­эма “Аксель” (“Axel”, 1822) из эпо­хи Кар­ла XII, мет­кие эпиг­раммы и др.

Пос­ле “Саги о Фрить­офе” ми­ровоз­зре­ние и твор­чес­тво Т. рез­ко ме­ня­ют­ся, о чем сви­детель­ству­ет уже стих. “Мелан­хо­лия” (“Mjeltsjukan”, 1825 или 1826), про­ник­ну­тое пес­си­мис­тич. и ми­зан­тро­пич. нас­тро­ени­ями. Если не счи­тать сти­хов “на слу­чай”, Т. в 1830–40-е гг. пи­сал ма­ло. Луч­шие про­изв. этих лет: “Мер­твец” (“Den döde”, ок.

Важно

1834), “Песнь 5 ап­ре­ля 1836 г.” (“Sång den 5 april 1836”), посв. 50-ле­тию Швед. ака­демии и со­дер­жа­щая блес­тя­щие ха­рак­те­рис­ти­ки пи­сате­лей-“гус­та­ви­ан­цев”, по­эма “Невес­та в вен­це” (“Kronbruden”) и стих. “Про­щание” (“Avsked”), в к-ром он про­ща­ет­ся с по­этич. твор­чес­твом. Огром­ный ин­те­рес пред­став­ля­ет эпис­то­ляр­ное нас­ле­дие Т.

Сочи­нения:

Samlade skrifter, del 1–10, Stockh., 1918–25;

Filosofiska och estetiska skrifter, Stockh., 1913;

Lyriska dikter i urval, [Stockh.], 1927;

Episka dikter, Stockh., 1928;

Esaias Tegnérs brev, bd 1–10, Malmö, 1953–70 – (из­да­ние про­дол­жа­ет­ся);

в рус. пер. –

в кн.: Сбор­ник клас­сич. иностр. про­из­ве­дений, под ред. А. Н. Чуди­нова, т. 1, Воро­неж, 1875;

Сага о Фрить­офе. Аксель. Вступ. ст Г. Г. Алек­сан­дро­ва, М. – Л., 1935;

Сага о Фрить­офе. Вступ. ст. В. Адмо­ни, М., 1959.

Лите­рату­ра:

Белин­ский В. Г., Фри­ти­оф, скан­ди­нав­ский бо­гатырь. По­эма Тег­не­ра в рус. пер. Я. Гро­та. Полн. собр. соч., т. 5, М., 1954;

Бран­дес Г., Исайя Тег­нер, Собр. соч., пер. с дат., 2 изд., т. 2, ч. 2, СПБ, 1906;

Ти­ан­дер К. Ф., Тег­не­ри швед. ро­ман­тизм, в кн.: Исто­рия зап. лит-ры (1800–1910), под ред. Ф. Д. Батюш­ко­ва, т. 2, М., 1913;

Tegners Fritjofssaga: fyra studier, Lund, 1931;

Wrangel E., Tegner i Lund, del 1–2, Stockh., 1932;

Werin A., Esaias Tegnér. Från Det eviga till Mjältsiukan, Lund, 1934;

Esaias Tegnér. Studier till hans person och verk, Lund, [1946];

Böök F., Esaias Tegnér. En biografi, Stockh., 1963;

Nilsson A., Svensk romantik. Tegnér, Lund, 1964.

А. А. Маце­вич.

Источ­ник тек­ста: Крат­кая ли­тера­тур­ная эн­цикло­педия / Гл. ред. А. А. Сур­ков. – М.: Сов. эн­цикл., 1962–1978. Т. 7: “Совет­ская Укра­ина” – Фли­аки. – 1972. – Стб. 433–435.

Источник: http://foliant.press/onepage/0000205

Тегнер Исайя

А. Ганзен

Тегнер Исайя (Tegnér Esaias, 1782—1846) — крупнейший поэт Швеции. Сын сельского капеллана, выходца из крестьян. Окончил ун-т в Лунде, там же был доцентом по эстетике (1810) и профессором греческого языка (1812—1826). В 1819 стал членом Шведской академии, а последние 20 лет (с 1824) жизни занимал пост епископа в Вакшо. Т.

дебютировал в литературе под сильным влиянием ложноклассицизма. Широкую известность доставила Т. в 1808 «Боевая песнь сконских ополченцев» (Krigssång för skånska landtvärnet), проникнутая пламенным патриотизмом, в результате чего она и нашла живейший отклик во всей стране, возбужденной предстоявшей войной с Данией. В 1811 Т.

получил премию Шведской академии за поэму «Свея» (Svea — старинное название Швеции), в которой определился переход Т. от классицизма к романтизму. Первая часть поэмы написана традиционным александрийским стихом, во второй же части Т.

, ломая застывшие каноны академической школы, изливает в свободном и живом стихе волнующие его чувства, — славит красоту родной природы, бичует слабости и пороки своей эпохи и зовет соотечественников к борьбе за лучшее будущее.  Посетив в 1812 Стокгольм, Т., как бы в виде ответа ярым фосфористам, т. е.

Обратите внимание
Совет

приверженцам немецкого романтизма, издававшим литературный журнал «Фосфор» (см. «Скандинавская литература», раздел: Шведская литература) и упрекавшим Т.

Читайте также:  Краткая биография мунк
[/su_box]

в «показательно-выжидательном нейтралитете», примкнул к Союзу Готов, объединившему сторонников шведского романтизма и начавшему издавать журнал «Идуна», в котором печатались лучшие образцы шведской поэзии нового направления, очерки и статьи на темы о древнескандинавской истории и литературе. На несдержанные выпады фосфористов Т.

откликался остроумными экспромтами и сатирическими стихотворениями (одно из лучших — «Полярное путешествие» — Polarresan). В двух своих знаменитых речах: в 1817 (на праздновании 300-летия Реформации) и в 1820 (на празднике торжественного посвящения магистрантов Лундского ун-та в магистры) — Т.

, отметив заслуги классической литературной школы, осудил крайние увлечения и слабости шведских романтиков, особенно неясность и туманность их творчества.

Поэтический талант самого Т. к тому времени созрел, и творчество его, питаемое такими источниками, как древнеклассическая поэзия и произведения Байрона, Эленшлегера, Гёте и Шиллера, подымалось к своим вершинам.

Несколько патетический стиль Т., вполне, однако, гармонировавший с темами и отвечавший требованиям эпохи, поражает гибкостью и богатством оттенков, стих — силою, звучностью, разнообразием ритмов. Если прибавить к этому богатство и силу поэтических образов, глубину чувства и остроумие, то понятно, почему Т.

оказался крупным художником слова в любой области — и в обработке монументальных древнескандинавских сказаний, и в меткой летучей сатире, и в идиллических картинах природы, и даже в частных своих письмах. Многие из последних — настоящие шедевры эпистолярного искусства. Не имел себе равного Т. во всей современной Скандинавии и как оратор. Творчество Т.

— крупнейшее  явление в шведской литературе XIX в. К числу лучших произведений Т. относятся поэмы: «Конфирманты» (Nattvardsbarnen, 1820), «Аксель» (Axel, 1821), «Песнь о Карле XII» (Karl XII, 1818), ставшая национальным гимном шведов; идиллия (в гекзаметрах) «Невеста» (Kronbrud, 1841) и «лебединая песнь поэта» — «Прощание с лирой» (Afsked til min lyra, 1845).

Самое крупное и самое знаменитое произведение Т. — это «Сага о Фритьофе» (Frithiofs-saga, 1820—1825). Все характерные отличия творчества Т., о которых говорилось выше, сконцентрированы в этой саге, стяжавшей Т. мировую славу. Гёте дал о ней восторженный отзыв.

В 1825, в год выхода в свет саги о Фритьофе, Т.

был неожиданно для себя назначен на пост верховного руководителя государственной церкви и епархии Вакшо.

Важно
Обратите внимание

Несоответствие его миросозерцания занимаемой должности (религиозность Т. была ближе к философии Платона, чем к христианству), травля со стороны либеральных партий, упрекавших Т. в измене «свободолюбивым» принципам (Т.

[/su_box]

видел в беспринципном либерализме не меньшую опасность для истинной культуры, чем в романтическом обскурантизме), а также личная драма (любовь к жене члена Лундского муниципалитета Эфрозине Пальм) — все это болезненно отразилось на психике поэта. Нерасположение Т. ко многим явлением современной действительности перешло в агрессивную брезгливость к «двуногой собачьей породе, именуемой людьми», и когда он писал, что «с чернью надо обращаться сурово и жестоко», он уже стоял на грани безумия, которого так страшился. Стихотворение «Черная меланхолия» (Svårmod) отражает этот несчастный период жизни Т. С осени 1840 до весны 1841 он прожил в доме для умалишенных в Шлезвиге. По возвращении он приступил к своей работе, но вскоре вновь заболел. Последние годы жизни Т. были сплошным страданием. Он умер в Векслё в 1846.

Список литературы

I. Фритьоф, скандинавский богатырь, пер. Я. Грота, Гельсингфорс, 1841

 Избранные места из поэмы Владимир Великий, соч. Стагнелиуса, и Фритиофссага, соч. Тегнера. С шведск. И. Ш-й, М., 1845

 Первое причащение, пер. В. Головина, СПБ, 1862

 Сборник классических иностранных произведений, под ред. А. Н. Чудинова, т. I, Воронеж, 1875 (здесь напечатаны: «Фритьоф», «Аксель» и «Первое причащение» в пер. Я. К. Грота, Д. П. Ознобишина и В. И. Головина)

 Сага о Фритьофе… Аксель, изд. «Academia», М. — Л., 1935.

I. Брандес Г., Исайя Тегнер, в кн.: Г. Брандес, Новые веяния, СПБ, 1889, стр. 249—312, и в Собр. соч. Г. Брандеса, т. II, Киев, 1902

 Hansen P. Nordiske Digtere…, 2 udg., København, 1880

 Vasenius V., Sverige

 och Finlands Litteraturhistoria, (Stockholm), 1902

 Röndam V., Svensk Literatur, København, 1911

 Nilsson A., в кн.: Tegnér E., Filosofiska och estetiska skrifter Utg. av A. Nilsson…, Stockholm, 1913 (вводная статья)

 Santesson C. H., Tegnérs reflexionsdiktning, 1801—1805, «Upsala Universitetis Årsskrift», 1913, Bd. I

 Nilsson A., Svensk romantik, Lund, 1916

 Böök F., E. Tegnér, D. 1, Stockholm, 1917 (биография Т. до 1914)

 Gadelius B., Skapande fantasi och sjuka skalder…, Stockholm, 1927

 Nilsson A., Tre fornnordiska gestalter, Lund, 1928

 Schuck H., och Warburg K., Illustrerad svensk litteraturhistoria, D. 5, 3 uppl., Stockholm, 1929, D. 7, 1932 (библиография).

Источник: http://www.neuch.ru/referat/64549.html

ТЕГНЕР

Исайя [Tegn?r Esaias, 1782—1846] — крупнейший поэт Швеции. Сын сельского капеллана, выходца из крестьян. Окончил ун-т в Лунде, там же был доцентом по эстетике [1810] и профессором греческого языка [1812—1826]. В 1819 стал членом Шведской академии, а последние 20 лет [с 1824] жизни занимал пост епископа в Вакшо. Т.

дебютировал в лит-ре под сильным влиянием ложноклассицизма. Широкую известность доставила Т. в 1808 «Боевая песнь сконских ополченцев» (Krigss?ng f?r sk?nska landtv?rnet), проникнутая пламенным патриотизмом, в результате чего она и нашла живейший отклик во всей стране, возбужденной предстоявшей войной с Данией. В 1811 Т.

получил премию Шведской академии за поэму «Свея» (Svea — старинное название Швеции), в к-рой определился переход Т. от классицизма к романтизму. Первая часть поэмы написана традиционным александрийским стихом, во второй же части Т.

, ломая застывшие каноны академической школы, изливает в свободном и живом стихе волнующие его чувства, — славит красоту родной природы, бичует слабости и пороки своей эпохи и зовет соотечественников к борьбе за лучшее будущее.

Важно

215 Посетив в 1812 Стокгольм, Т., как бы в виде ответа ярым фосфористам, т. е. приверженцам немецкого романтизма, издававшим лит-ый журнал «Фосфор» ( см . « Скандинавская литература », раздел: Шведская литература) и упрекавшим Т.

в «показательно-выжидательном нейтралитете», примкнул к Союзу Готов, объединившему сторонников шведского романтизма и начавшему издавать журнал «Идуна», в к-ром печатались лучшие образцы шведской поэзии нового направления, очерки и статьи на темы о древнескандинавской истории и лит-ре. На несдержанные выпады фосфористов Т.

откликался остроумными экспромтами и сатирическими стихотворениями (одно из лучших — «Полярное путешествие» — Polarresan). В двух своих знаменитых речах: в 1817 (на праздновании 300-летия Реформации) и в 1820 (на празднике торжественного посвящения магистрантов Лундского ун-та в магистры) — Т.

, отметив заслуги классической лит-ой школы, осудил крайние увлечения и слабости шведских романтиков, особенно неясность и туманность их творчества. Поэтический талант самого Т. к тому времени созрел, и творчество его, питаемое такими источниками, как древнеклассическая поэзия и произведения Байрона, Эленшлегера, Гёте и Шиллера, подымалось к своим вершинам.

Несколько патетический стиль Т., вполне, однако, гармонировавший с темами и отвечавший требованиям эпохи, поражает гибкостью и богатством оттенков, стих — силою, звучностью, разнообразием ритмов. Если прибавить к этому богатство и силу поэтических образов, глубину чувства и остроумие, то понятно, почему Т.

оказался крупным художником слова в любой области — и в обработке монументальных древнескандинавских сказаний, и в меткой летучей сатире, и в идиллических картинах природы, и даже в частных своих письмах. Многие из последних — настоящие шедевры эпистолярного искусства. Не имел себе равного Т. во всей современной Скандинавии и как оратор. Творчество Т. — крупнейшее

216 явление в шведской лит-ре XIX в. К числу лучших произведений Т. относятся поэмы: «Конфирманты» (Nattvardsbarnen, 1820), «Аксель» (Axel, 1821), «Песнь о Карле XII» (Karl XII, 1818), ставшая национальным гимном шведов; идиллия (в гекзаметрах) «Невеста» (Kronbrud, 1841) и «лебединая песнь поэта» — «Прощание с лирой» (Afsked til min lyra, 1845).

Самое крупное и самое знаменитое произведение Т. — это «Сага о Фритьофе» (Frithiofs-saga, 1820—1825). Все характерные отличия творчества Т., о к-рых говорилось выше, сконцентрированы в этой саге, стяжавшей Т. мировую славу. Гёте дал о ней восторженный отзыв. В 1825, в год выхода в свет саги о Фритьофе, Т.

был неожиданно для себя назначен на пост верховного руководителя государственной церкви и епархии Вакшо. Несоответствие его миросозерцания занимаемой должности (религиозность Т. была ближе к философии Платона, чем к христианству), травля со стороны либеральных партий, упрекавших Т. в измене «свободолюбивым» принципам (Т.

Совет

видел в беспринципном либерализме не меньшую опасность для истинной культуры, чем в романтическом обскурантизме), а также личная драма (любовь к жене члена Лундского муниципалитета Эфрозине Пальм) — все это болезненно отразилось на психике поэта. Нерасположение Т.

ко многим явлением современной действительности перешло в агрессивную брезгливость к «двуногой собачьей породе, именуемой людьми», и когда он писал, что «с чернью надо обращаться сурово и жестоко», он уже стоял на грани безумия, к-рого так страшился. Стихотворение «Черная меланхолия» (Sv?rmod) отражает этот несчастный период жизни Т.

С осени 1840 до весны 1841 он прожил в доме для умалишенных в Шлезвиге. По возвращении он приступил к своей работе, но вскоре вновь заболел. Последние годы жизни Т. были сплошным страданием. Он умер в Векслё в 1846. Иллюстрация: Кюльберг. Иллюстрация к произведению Тегнера «Галькан»

217 Библиография : I. Фритьоф, скандинавский богатырь, пер. Я. Грота, Гельсингфорс, 1841; Избранные места из поэмы Владимир Великий, соч. Стагнелиуса, и Фритиофссага, соч. Тегнера. С шведск. И. Ш-й, М., 1845; Первое причащение, пер. В. Головина, СПБ, 1862; Сборник классических иностранных произведений, под ред. А. Н. Чудинова, т.

I, Воронеж, 1875 [здесь напечатаны: «Фритьоф», «Аксель» и «Первое причащение» в пер. Я. К. Грота, Д. П. Ознобишина и В. И. Головина]; Сага о Фритьофе… Аксель, изд. «Academia», М. — Л., 1935. I. Брандес Г., Исайя Тегнер, в кн.: Г. Брандес, Новые веяния, СПБ, 1889, стр. 249—312, и в Собр. соч. Г. Брандеса, т. II, Киев, 1902; Hansen P. Nordiske Digtere…

, 2 udg., K?benhavn, 1880; Vasenius V., Sverige; och Finlands Litteraturhistoria, [Stockholm], 1902; R?ndam V., Svensk Literatur, K?benhavn, 1911; Nilsson A., в кн.: Tegn?r E., Filosofiska och estetiska skrifter Utg. av A. Nilsson…, Stockholm, 1913 [вводная статья]; Santesson C. H.

, Tegn?rs reflexionsdiktning, 1801—1805, «Upsala Universitetis ?rsskrift», 1913, Bd. I; Nilsson A., Svensk romantik, Lund, 1916; B??k F., E. Tegn?r, D. 1, Stockholm, 1917 [биография Т. до 1914]; Gadelius B., Skapande fantasi och sjuka skalder…, Stockholm, 1927; Nilsson A., Tre fornnordiska gestalter, Lund, 1928; Schuck H., och Warburg K.

Читайте также:  Краткая биография кавабата

, Illustrerad svensk litteraturhistoria, D. 5, 3 uppl., Stockholm, 1929, D. 7, 1932 [библиография]. А. Ганзен

Источник: https://slovar.cc/lit/enc/2144085.html

Рихард Вагнер краткая биография

Рихард Вагнер краткая биография изложена в этой статье.

Рихард Вагнер — немецкий композитор и теоретик искусства. Крупнейший реформатор оперы

Вильгельм Рихард Вагнер родился 22 мая 1813 года в Лейпциге  в семье полицейского чиновника.  После смерти отца отчим Людвиг Гейер отправил Рихарда обучаться музыке.

Сочинение музыкальных произведений началось в возрасте 16 лет, за год до этого им была написана первая пьеса. В 1831 году  начал обучение в Лейпцигском университете, который не окончил. С 1833 года выступает в качестве дирижера хора, а затем и оркестра в оперных театрах Вюрцбурга, Магдебурга, Риги и других городов.

В 1833—1842 годах вёл беспокойную жизнь, часто в большой нужде в Вюрцбурге, где работал театральным хормейстером, Магдебурге, затем в Кёнигсберге и Риге, где он был дирижёром музыкальных театров, потом в Норвегии, Лондоне и Париже, где он написал увертюру «Фауст» и оперу «Летучий голландец». В 1842 г. триумфальная премьера оперы «Риенци, последний из трибунов» в Дрездене заложила фундамент его славы.

Обратите внимание

В следующих произведениях Вагнера «Тангейзер», «Лоэнгрин» основное музыкальноффе содержание несет оркестр, сценам свойственен плавный переход.

После поражения Дрезденского восстания, в котором Вагнер принял участие, он сбегает в Швейцарию. Из-за объявления его преступником Германии, Вагнер не возвращается на родину 13 лет. В то время были начаты оперы Рихарда Вагнера по эпосу средневековья. В 1853 году окончен цикл «Кольцо нибелунга». Другим знаменитым для Вагнера произведением стала драма «Тристан и Изольда».

В 1862 году Вагнер, воспользовавшись амнистией, возвращается в Германию, но лишь через три года покровительство короля Баварии Леопольда II дает ему возможность заняться исключительно музыкой.

Приехав в Мюнхен, он встречается там с дочерью Листа — Козимой Бюлов — и вскоре женится на ней. В 1871 году Вагнер впервые приезжает в Байрейт. Он выступает с инициативой постройки в этом городе большого оперного театра, на сцене которого могли бы идти немецкие оперы. С 1874 года Вагнер с семьей поселяется в Байрейте на вилле «Ванфрид».

В 1876 году строительство оперного театра было закончено. На открытии театра была исполнена оперная тетралогия «Кольцо Нибелунга».

В период расцвета своей славы Вагнер не прекращает гастрольных поездок по Европе.

В 1882 году Вагнер переехал в Венецию, где умер от сердечного приступа 13 февраля 1883.

Источник: https://kratkoe.com/rihard-vagner-kratkaya-biografiya/

Сага о Фритьофе

Имя древнескандинавского (исландского) героя — Фритьоф (Fridhjofr) состоит из двух частей: fridh — мир, покой и thjofr — вор, т. е. значит «Вор мира».

Основной источник поэмы — древнескандинавская сага о Фритьофе Смелом, которая сложилась в конце XIII или в начале XIV в. В ней повествуется о событиях, в значительной мере легендарных, происходивших в Норвегии IX в.

Каждая из 24 песен поэмы написана своим, особым размером, органически связанным с эмоциональным тоном данной песни.

Добрый, мудрый бонд (землевладелец) Хильдинг воспитывал дочь конунга (вождя, короля) Ингеборг и Фритьофа, сына бонда Торстена. (В то время богатые и знатные скандинавы отдавали на воспитание своих детей родным или друзьям, стоявшим ниже по своему социальному происхождению.

) Ингеборг была прекрасна, как Фрейя — богиня красоты и любви. Ещё в детстве Фритьоф и Ингеборг полюбили друг друга. Он с восторгом делает для неё все — достаёт птенцов из гнезда, переносит через бурные потоки, приносит первые лесные ягоды. «…

Важно

Детства миновали дни»  «уж на охоту ходит он, / Дерзает, ловок и силён, / На удивление соседям / Схватиться без меча с медведем», потом приходит «с косматою добычей», чтобы заслужить приветливый «взор девичий».

Фритьоф сравнивает свою возлюбленную не только с Фрейей, но и с богиней вечной молодости Идуной, и с покровительницей семейного очага Фриггой, женой Одина — старейшего из богов, владыки мира, и с Нанной, женой бога весны, красивейшего из богов. Герой мысленно клянётся своей возлюбленной в верности.

Он знает, что может умереть, как Нанна, от горя, остаться в царстве Хель, царстве мёртвых. Ингеборг тоже все время думает о Фритьофе.

Но их воспитатель Хильдинг, зная, что Ингеборг — дочь кунта Беле, славный род которого восходит к Альфадеру (Одину), к «отцу всего», не может стать женой героя, ведь «сын бонда не чета державным». Но на предупреждение их доброго воспитателя Фритьоф только рассмеялся. Он уверен: «В вольнорожденном рабства нет», «Знатна лишь сила». Герой готов ступить в бой с самим Тором — богом-громовержцем. «Тому, кто разлучит нас, — горе!» — твёрдо заявляет Фритьоф.

Продолжение после рекламы:

Кунг Беле, почувствовав приближение смерти, созвал своих сыновей — угрюмого и строгого Хельге и «лицом пригожего» Хальвдана. Кунг даёт сыновьям наставление, как править страной. Он говорит: «Аишь неразумный конунг свой край гнетёт, / И немощен правитель, коль слаб народ»  «Аишь в правде слава трона и края счастье».

Он призывает своих сыновей поднимать меч только против врагов, заботиться о своей сестре Ингеборг, всегда жить в дружбе с Фритьофом, как они жили с его отцом, славным, правдивым и искренним Торстеном. Почти столетний бонд считал: «Идти не должен конунг один к богам; / Всю жизнь прошли мы, Беле, одной тропою, хотел бы разделить я и смерть с тобою».

Друзья попросили похоронить их рядом. Их завещание выполнили. «Решеньем народа Хельге и Хальдван стали совместно / Править страною, / а Фритьоф, единственный сын и наследник, / Занял, ни с кем не деля, родовое имение Фрамнес».

Вместе с имением Фритьоф унаследовал драгоценный меч, золотое запястье, которое мастер искусно украсил рубином «роскошным и крупным», «славилось всюду оно и слыло на Севере первым». И ещё Фритьоф унаследовал «дивный корабль «Эллида», который, по преданию, бог моря Эгир подарил его деду в благодарность «за гостеприимство».

«Это и много иных унаследовал Фритьоф сокровищ, / Вряд ли на Севере жил в те дни наследник богаче». «Конунга кровь не текла в нем, но конунгом был он по духу, / Соединяя в себе благородство с мягкосердечьем».

Совет

Фритьоф скучал по Ингеборг, и он решился отправиться к конунгам. Он сказал братьям, что хочет жениться на Ингеборг, что «с златокудрой / Меня сочетал бы отец ваш мудрый».

Но Хельге «с насмешкой злой» молвил: «Сын бонда, тебе ль по пути с сестрой?» Хельге обидел Фритьофа, предложив ему стать его слугой.

Смелый Фритьоф достал меч, он мог бы убить Хельге, но ему была дорога память о Беле, поэтому он только «рассёк с плеча» щит Хельге.

Брифли существует благодаря рекламе:

На Севере мудро правил страной кунг Ринг. Страна процветала, там «златом сияли на солнце нивы», «И к Рингу любовь питала страна». Старый Ринг, хотя знал, что «уж отцвёл, и уже давно», решил жениться на Ингеборг. Он приказал собрать «побольше запястий, серёг» и отправиться юношам свататься к дочери Беле. Но Хельге и Хальвдан отказали посланцам.

И тогда Ринг приказал за оскорбление «отметить мечом». И к дому Хельге пришла война, он спрятал сестру в храме Бальдера, где она сидела одна, «любви верна, / В слезах, как в росинках лилея». Зная, какой Фритьоф смелый и мужественный воин, Хельге послал старика Хильдинга к нему.

Но гордый Фритьоф не забыл нанесённой ему обиды и отказался помогать мечом братьям-конунгам.

Фритьоф стал навещать ночью свою прекрасную Ингеборг в храме Бальдера, хотя прекрасно знал, что в этом храме мужчина не имеет права встречаться с женщиной.

Ингеборг боялась, что бог их накажет за эти тайные свидания.

Фритьоф успокаивал свою возлюбленную: «Кто любит, чтит его верней! / К нам снизойдёт он, удостоя / Нас благосклонности своей!» Но быстро проходила ночь, и нужно было расставаться.

Обратите внимание

Фритьоф пришёл на тинг (собрание свободных земледельцев), протянул в знак примирения Хельге руку, ведь не время ссориться, враг на пороге. Фритьоф готов сражаться, но при условии: он женится на Ингеборг.

Все собравшиеся стали просить Хельге выдать замуж сестру за бонда, он этого достоин. Кунг сказал, что Фритьоф встречался с Ингеборг в храме Бальдера. Фритьоф не решился солгать. Он подтвердил слова Хельге.

Толпа, ещё так недавно благосклонно настроенная к Фритьофу, «побелела». По закону предков, героя должны были «изгнаньем или смертью покарать», но Хельге предложил ему направиться к Ангантиру, который раньше платил дань, а после смерти Беле перестал.

Ангантир как легендарный злой дракон Фафнир охраняет своё злато, но Фритьоф должен всем доказать, что он умеет не только «девам в храме голову кружить».

Фритьоф предлагает Ингеборг уехать на его «Эллиде» на юг, в Грецию, о красоте которой ему рассказывал отец, там они заживут спокойно и счастливо. Но Ингеборг отказывается, её удел быть «покорной жертвой брата», она не хочет похищать «из песен скальдов» героическое имя Фритьофа, они должны покориться Норме (Судьбе), чтобы «достоинство спасти».

Они расстанутся, но Ингеборг клянётся, что никогда не забудет своего любимого. Фритьоф дарит Ингеборг своё запястье, просит его не забывать, он скоро вернётся, добудет он Хельге и злато и тогда попросит не кунга, а народ разрешить ему жениться на ней. И Фритьоф отправляется на «Эллиде» к Ангантиру.

Его корабль доказал, что он действительно построен богами и сильнее всех злых сил, которые напустил на них Хельге. Измученная команда Фритьофа сошла на берег, Ангантир сразу же узнал сына своего друга, так как «во всем краю полночном / Таков лишь он один». Но воин Атли решил проверить, действительно ли Фритьоф не боится боя «и усмиряет сталь».

Мужественно сражался Фритьоф и своей отвагой покорил сердца всех. Ангантир встретил сына своего друга приветливо. А узнав о несчастьях Фритьофа, одарил его по-царски. В мире и пирах прошла зима. Весной Фритьоф вернулся домой, но вместо дома — пепелище. Старый, добрый Хильдинг рассказал, что произошло за это время.

Важно

Как только Фритьоф уехал, огромная рать Ринга напала на страну. «Недолго спор мы вели с судьбой, — / Бежал кунг Хельге, и замер бой». Отступая, он приказал сжечь родовое имение Фритьофа. А Ингеборг стала женой Ринга. Злобный Хельге сорвал «с девы твоё кольцо».

Хильдинг в ярости хотел убить Хельге, но добрая Ингеборг со слезами на глазах попросила не трогать брата. Он, конечно, поступил с ней жестоко, но «Альфадер (бог) рассудит нас»,

Фритьоф был опечален и разгневан, Он решает сам разобраться с Хельге и со своим верным другом-побратимом Вьёрном отправляется в храм Бальдера, где «всю ночь горел костёр священный» — «образ солнца». Фритьоф ворвался в храм.

Он с презрением бросил в лицо Хельге «кошель тугой». Фритьоф, увидев на руке бога своё запястье, «дёрнул — ив гневе бог благой / Рухнул в костёр священный». Храм загорелся.

Напрасно Фритьоф пытался потушить его, был «дик и могуч костёр / Бальдера, светлого бога!» «Роща превращена в золу, / Пеплом храм размётан».

За сожжение храма Фритьофа изгнали из страны. Изгнаннику ничего не оставалось, как плавать на «Эллиде» по морям. Он со своим побратимом Бьёрном точно следовал уставу викингов, властелинов морей: «Встретишь судно купца — будь защитой ему, / Но дань ты возьми с торгаша».

Они мужественно сражались с другими викингами, доплыли до прекрасных берегов Греции, но Фритьоф скучал по своей родине — Северу, а главное — по Ингеборг. Он вернулся на родину и решил последний раз встретиться со своей возлюбленной, теперь женой Ринга. Фритьоф не открыл своего имени, но скоро кунг узнал его.

Сначала он думал, что Фритьоф, который «страшен людям / и богам», придёт «меч подъяв, прикрыт щитом». Но он покорил сердце старого Ринга тем, что вёл себя очень благородно, пришёл «закутан в ветошь, с жалким посохом», и решил его простить, более того, чувствуя, что скоро «скроется» в кургане, «где тишина», завещает: «Край возьми, возьми княгиню ты тогда — твоя она».

Совет

Ринг просит только позаботиться о его сыне. После смерти кунга народ на тинге хотел избрать Фритьофа своим кунгом и видеть его рядом с Ингеборг. Но честный, благородный Фритьоф ответил, что пока он не может согласиться на это, так как он сжёг храм бога и «ещё бог светлый обозлён / и полн обид». Он обязан сначала восстановить храм.

Фритьоф восстанавливает прекрасный храм Бальдера, в этом великолепном храме и «людская месть, и злоба тихо таяли». Но жрец считал, что построить храм мало, надо примириться с врагами, «и с богом светлым будешь примирён тогда». Хельге погиб, так как посмел, воюя с финнами, войти в священный храм Юмалы — верховного божества финнов.

Кунгу Хальвдану, требует жрец, «руку подай», «ты Асам в жертву принеси вражду свою… / Откажешься, — напрасно храм / Ты строил». Фритьоф послушался жреца «и, разлучённые надолго, руки вновь / слились в пожатье крепком, как основы гор». И было снято проклятье с Фритьофа, и Ингеборг подала над алтарём руку «дней детских другу и души избраннику».

Источник: https://briefly.ru/tegner/saga_o_fritofe/

Ссылка на основную публикацию