Сочинения об авторе доде

Сочинение «Альфонс Доде»

ПОЭТ ПРОВАНСАДавно уже снесены живописные ветряные мельницы, покрывавшие некогда эти зеленые холмы. Жители окрестных деревень возят теперь свое зерно на мукомольный завод, построенный предприимчивыми «французами из Парижа» на дороге в Тараскон.

Только последняя, полуразрушенная мельница еще стоит здесь, одна-одинешенька, немым свидетелем былого процветания этого солнечного края. Крылья ее, уже много лет неподвижные, обвиты диким виноградом. Вход в нее зарос густой травой.

Здесь, в этой старой мельнице устроил себе летнюю «резиденцию» молодой писатель, задумавший отдохнуть от шума и суеты столицы в родных местах на юге Франции.

Обратите внимание

Отсюда пишет он своим парижским корреспондентам полушутливые, полулирические послания — страницы из своеобразного дневника поэта, куда заносится все то, что он видит и слышит вокруг, и все, что только приходит ему на ум здесь, в этом милом Провансе, «за тысячу лье от газет, фиакров и тумана. . .»Таково было своеобразное сюжетное обрамление очерков о Провансе, появившихся осенью 1866 года в парижских газетах «Эвенман» и «Фигаро».

Первые из них печатались под псевдонимом Мари Гастон. Под остальными стояло уже настоящее имя их автора — Альфонс Доде. Три года спустя «Письма с моей мельницы» вышли отдельным изданием и принесли молодому писателю шумный успех….

Перед читателем проходят то щедро залитые солнцем, то насквозь пронизанные суровым мистралем пейзажи Прованса — поросшие лавандой зеленые холмы; вереницы осликов на белых от пыли дорогах, голубые альпийские дали…

Словно живые встают перед ним простодушные обитатели тихой провинции с их нелегкой трудовой жизнью, с их еще сохранившимися патриархальными нравами, с их будничными радостями и горестями.

А рядом с этими достоверными картинами провинциальной жизни — любовно стилизованные автором лукавые народные предания, напоминающие о ярком прошлом этого края; в них — словно сама душа жизнерадостного, вольнодумного, немного беспечного народа, издавна любившего искрящуюся шутку.Но главное очарование «Писем с моей мельницы» таилось, пожалуй, в облике их «лирического героя».

Удивительно милый человек был этот парижский журналист — молодой, полный жизни, по-детски непосредственный.

Порой он бывал печальным (в самом деле, в жизни немало печального), но все же охотнее всего он улыбался, и читатели словно видели эту улыбку — добрую и чуть-чуть насмешливую, словно ему и самому немного неловко за ту умиленную нежность, которую он испытывает ко всему живому.

Была в его голосе неподдельная искренность, которая заставляла сразу же, безоговорочно поверить, что писатель и его герой — одно и то же лицо.Так пришел в литературу молодой Альфонс Доде, щедро принеся в дар читателям всего себя — свою непосредственность южанина, свой верный глаз и доброе сердце.

Таким его узнали и полюбили современники.

Важно

ГОЛОС, УМЕЮЩИЙ ТРОГАТЬ СЕРДЦАО невеселом своем детстве и отрочестве Доде рассказал в ранней повести «Малыш» и рассказал так достоверно, так подробно, что, пожалуй, не стоит пересказывать эту часть биографии писателя, тем более что многие из ее эпизодов давно уже стали хрестоматийными.

Остается назвать несколько дат.Альфонс Доде родился в 1840 году, в Ниме; отец его принадлежал к известной в Лангедоке семье фабрикантов шелка. В 1855 году семья Доде разорилась, и пятнадцатилетний подросток вынужден был оставить Лионский лицей, где он учился, и искать себе заработка.

В коллеже захолустного городка Алэ отыскалось для юного Доде место классного надзирателя.

После двух лет унизительного существования в тупой, пошлой среде провинциального мещанства он решает попытать свои силы в литературе и отправляется в Париж, где незадолго до того и с той же целью поселился старший его брат.

Так начинается парижский период жизни «Малыша» и его автора… Но здесь, собственно, в повесть вторгается вымысел, и она перестает быть для нас надежным биографическим источником.

Источник: https://shdo.net/sochinenie-alfons-dode/

Литературное творчество Доде

Поражение Франции во франко-прусской войне потрясло Доде. Его рассказы этого периода полны гнева и ненависти.

Ненависть писателя-патриота, который сам встал в ряды защитников родины, вызывают не только поработители, но и всякого рода трусы, изменники, присягнувшие Вильгельму, ростовщики, превыше всего ценящие наживу. Им противопоставлены чувства патриотов Франции.

В рассказе «Последний урок» простые люди Эльзаса — школьный учитель, деревенские старики, дети, присутствуя на уроке французского языка, который отныне должен быть заменен немецким, каждый по-своему выражают свою боль.

И хотя герои рассказа очерчены скупо, одним-двумя штрихами, мы можем оценить значительность психологических зарисовок Доде. Писатель не случайно определил в подзаголовке «Последний урок» как «рассказ мальчика-эльзасца».

Именно в восприятии подростка мы видим маленький городок, здание школы и учителя-француза, который пришел проститься со своими учениками. Писатель подводит нас к мысли, что его герой, быть может впервые, осознал в тот день взаимосвязь между патриотизмом и любовью к родному языку. Только на последнем уроке учителю Амелю удалось внушить детям мысль, высказанную поэтом Прованса Ф. Мистралем: сохранять язык — это значит держать в руках ключ от своих оков.

Среди произведений А. Доде есть два романа, специально посвященные детству. Это «Малыш»  (1868)   и «Джек»   (1876).

Роман «Малыш» во многом автобиографичен: самому Доде рано пришлось познать непосильный труд. В 16 лет, сразу после окончания лицея, он поступил воспитателем в коллеж. В описаниях страданий Даниэля Эйсета мы узнаем переживания самого автора. В романе раскрыта судьба скромных людей, стремящихся честно заработать свой хлеб.

Совет

Но они живут в мире, где это естественное для человека желание приводит к нищете, к смерти от истощения. Героя романа — Малыша лишают сил бороться насмешки пошляков и издевательства, которым он подвергается и как поэт, и как воспитатель — жалкая пешка в коллеже, где обучаются «маленькие буржуа».

Талантливый поэт и мечтатель, Малыш обречен в конце концов на мещанское прозябание.

Другой роман Доде — «Джек» рассказывает о судьбе незаконнорожденного ребенка, который попадает из одних жестоких рук в другие, еще более жестокие. Страшна описанная Доде школа, где неучи и мерзавцы калечат детей и особенно издеваются над неимущими и «цветными».

Сатирически обрисованы портреты преподавателей. Выразителен образ д'Аржантона, бездарности и бездельника, мнящего себя поэтом и «благодетелем». Автор назвал свой роман книгой «сострадания, гнева и иронии». Один из самых ярких образов Доде — Тартарен, герой повести «Необыкновенные приключения Тартарена из Тараскона».

В ней Доде заставляет читателя смеяться и над доходящей до нелепости страстью к приключениям, и над дутой славой ничтожества, и над кажущейся храбростью труса. Автор увлекает своей неистощимо веселой шуткой: он наряжает героя в смехотворный костюм, окружает его восторженными, но сказочно глупыми тарасконцами.

Со смехом рассказывает Доде о поведении Тартарена в разные моменты «охоты»: на льва-ослика, на слепого льва и других. Не желая конфузить «великого человека», автор передает его состояние во время качки через пять положений его «геройской» фески.

Все эпизоды повествования настолько зримы, что легко представляются как сценка народного театра, где сам писатель берет на себя роль ведущего, следящего за комическими приключениями Тартарена, «храброго, великого, несравненного Тартарена из Тараскона».

Несмотря на преобладание пародийных и юмористических эпизодов, роман Доде был воспринят как сатира на буржуа, всегда готовых прослыть героями патриотических подвигов, т. е.

, попросту говоря, ввязаться в любую колониальную авантюру Второй империи.

Обратите внимание

Доде, действительно, осудил в своем романе политику Франции по отношению к Алжиру, затронув тему, волновавшую французскую общественность и в последующие годы.

Источник: http://www.uznaem-kak.ru/literaturnoe-tvorchestvo-dode/

Альфонс Доде

Написала : Яна Николайчук

АЛЬФОНС ДОДЕ

В творчестве Доде (1840-1897) интересны и значительны как раз те аспекты, которые в романах Золя остаются в основном в тени, а у Доде выходят на первый план. Это прежде всего образ “маленького человека”, взятого из различных слоев общества и показанного с любовью и юмором.

Автор делает акцент на его душевной жизни, его мечтах и устремлениях. Жизнь зло смеется над мечтой героя Доде, терпящего душевный крах в силу обстоятельств, глубоко враждебных светлому гуманистическому началу. Это юный поэт, чьи хрупкие грезы о поэзии разбились…

о более стойкий фарфор, которым ему суждено торговать, завертывая подставки для яиц в листки своих нераспроданных лирических творений (“Малыш”); это простосердечный и трудолюбивый рисовальщик обойной фабрики, которому бесчестная женщина разбила сердце (“Фромон-младший и Рислер-старший”).

Это незаконнорожденный заброшенный ребенок, лишенный материнской любви, потерявший мечту о счастье, здоровье и в конечном счете – жизнь (“Джек”).

В других случаях притязания этого “маленького человека” составляют отрицательную, а иногда и опасную сторону его характера, и тогда Доде подвергает его юмористическому или сатирическому осмеянию (“Тартарен из Тараскона”, “Нума Руместан” и др.).

Каждый раз при постановке социально-этической темы писатель открывает новую бытовую и психологическую среду, взятую в ином ракурсе, нежели у Золя, – более камерно, подчас нравоучительно. Видит он и новых героев; так, изображение рабочей среды в “Джеке” (1876) на десять лет опережает “Жерминаль” Золя (1885).

Читайте также:  Краткая биография чжэн

Однако сопоставление этих двух произведений показывает, насколько крупнее и перспективнее у Золя и сам подход к материалу, и изображение рабочего люда.

Важно

Доде не глобален, как Золя, его интересуют более узкие, хотя и более тонкие, срезы жизни; Доде никогда не причислял себя к “натуралистической школе” и довольно скептически относился к ряду произведений и публицистических статей автора “Западни”.

Творчество Доде развивается в русле традиции критического реализма второй половины XIX в. Хотя в его произведениях и ощущаются воздействия некоторых натуралистических постулатов, они находятся как бы на обочине, а лучшие его новеллы, очерки, романы обогащают реалистическую литературу Франции новыми оттенками и красками, присущими лишь одному автору “Писем с мельницы”.

Очень большую роль сыграла для творчества Доде живая связь его с “корнями” – народной жизнью Прованса. В отличие от Золя, тоже провансальца, который, однако, лишь в одном своем романе “Творчество” с любовью вспомнил родные края, Доде широко черпал художественный материал из жизни, быта, нравов своих земляков.

Широкие литературные горизонты, обретенные в Париже, позволили писателю выйти за пределы “областнической литературы”, которую в тот период пыталась создавать интеллигенция Прованса.

Доде внес свой серьезный вклад в возрождение провансальской культуры на более высоком уровне, создав своего провансальца – Тартарена, ставшего не только общефранцузским, но и общеевропейским нарицательным типом.

Уроженец старинного города Нима, Альфонс Доде после разорения отца, владельца шелкоткацкой фабрики, переезжает сначала в Лион, затем влачит беспросветную жизнь преподавателя провинциального коллежа и в 1857 г. уезжает в Париж. В 1860 г.

Доде становится секретарем герцога де Морни, приближенного Наполеона III, что позволило будущему писателю хорошо изучить политическую кухню Второй империи.

По всей вероятности, именно отвращение к авантюризму и коррупции этой среды и толкнуло молодого Доде к позиции легитимистов (что, впрочем, мало повлияло на творчество писателя, отказавшегося от своих легитимистских иллюзий в середине 70-х годов).

Совет

В 1868 г. Доде выступает со своим первым романом “Малыш”, в котором уже наметились многие центральные темы всего его творчества: юный герой с пылкой душой и романтическими иллюзиями сталкивается с жизненной прозой – мещанским корыстолюбием, с мертвящей душевной сухостью, с бессердечностью.

Мотив “роковой страсти” к куртизанке, связанный с идеей непреодолимой силы физиологических инстинктов, возникает у Доде, как и у ряда писателей той эпохи – Золя, Гонкуров, под влиянием позитивистских представлений. Однако и эта тема обусловлена социальной действительностью Второй империи с ее пресловутым разложением нравов.

В этом смысле Нана – столь же реальный образ, как и “белая кукушка” – маленькая актриса варьете, чуть не погубившая “малыша” из романа Доде.

“Письма с мельницы” (1869) – насыщенные мягким поэтическим лиризмом и народным юмором новеллы Доде о Провансе – стали новым словом в литературе накануне франко-прусской войны. В новеллах Доде нет идеализации патриархальности, что выгодно отличает “Письма с мельницы” от сельских рассказов Жорж Санд.

Доде поэтизирует не старину, а живую природу; народную жизнь он изображает далеко не идиллически, часто – с грустью, иногда возвышая эти образы и мотивы до более широкого обобщения. Такова история о козочке господина Сегэна, рвавшейся на свободу в горы и сражавшейся с волком до самой зари. Волк и коза становятся символом судьбы поэта, стремящегося к свободе творчества.

“Волк ее съел – слышишь ли, друг?” – предостерегает Доде своих собратьев по перу.

Еще одна черта новелл этого цикла – изящная стилизация в духе старинных фаблио. Новеллы о папском муле, наказавшем дерзкого пажа, или об “эликсире” отца Гоше, которому монахи прощали все его разгульные выходки в пьяном виде, дышат возрожденческим весельем и свободомыслием.

Есть в “Письмах с мельницы” и трагическая тема вторжения безжалостных денежных отношений в любовь, в творчество. Автор присутствует в своих рассказах не как бесстрастный повествователь – он впрямую обращается к читателю, предостерегает, напоминает…

Эта лирическая, полная юмора новеллистика была прямой противоположностью четким, словно резным, новеллам Мериме и в некоторых отношениях предвещала новеллу Мопассана.

Но в своем любимом Провансе Доде сумел увидеть проявление другой черты характера провансальца – уже не народного, а мелкобуржуазного. Именно на провансальском жизненном материале построено самое знаменитое произведение писателя – трилогия о Тартарене из Тараскона, блестящая сатира на мещанство.

Обратите внимание

Первую часть этого цикла – “Необычайные приключения Тартарена из Тараскона” – Доде пишет в 1869 г., в канун падения империи (опубликована книга в 1872 г.). Вторая часть “Тартарен в Альпах”, вышла в 1885 г., третья – “Порт Тараскон” в 1890 г. Тема врунов и хвастунов освоена во Франции, как и в других странах, еще народным фольклором.

Но Доде придал этому мотиву остросоциальное и актуальное звучание. Мирный буржуа, толстяк Тартарен, “стрелок по каскеткам”, мечтает о романтических подвигах, об экзотических странах и громкой славе.

Здесь пародируется и мещански сниженная романтика, и фразерство, и хвастовство Второй империи с ее претензией на героические деяния; в последней части трилогии Тартарен подражает Наполеону в ссылке.

В первой части насмешка над Тартареном носит еще чисто юмористический характер.

Сам Доде говорит о смешении в Тартарене черт Дон Кихота и Санчо Пансы – смешении, дающем, однако, не синтез народного здравого смысла с возвышенным духом, а просто вырождение мечтателя в обывателя.

Но тем не менее автор относится к своему герою со снисходительным юмором: Тартарен пока не опасен, хотя и потенциально вредоносен, заражая общество бациллами лжи, пустозвонства, безответственности. И здесь Доде недвусмыслен: “тарасконская болезнь” прилипчива.

В 60-е годы Доде складывается как самобытный писатель-реалист, со своей темой, ви́дением мира, художественными приемами, среди которых важную роль играет мягкий юмор, приближающийся, однако, уже в это время к сатиричности.

Болезненно пережив национальную трагедию – поражение в войне 1870 г., писатель понял Парижскую коммуну еще меньше, чем Золя.

Зато тема краха режима Второй империи, разоблачение неспособных военачальников, которые погубили французскую армию, и, с другой стороны, мужество и патриотизм простых людей нашли отражение в ряде сильных и искренних новелл и очерков (из цикла “Рассказы по понедельникам”, “Письма отсутствующему” и другие начала 70-х годов). Доде предвосхищает здесь тематику военных новелл Мопассана.

Важно

В 70-е годы Доде создает несколько романов на современные темы. Оставаясь верным теме “маленького человека”, он значительно расширяет поле изображения действительности.

Во “Фромоне-младшем и Рислере-старшем” (1874) олицетворением морального зла становится Париж, которому старый друг покончившего с собой Рислера грозит кулаком в бессильном отчаянии. Роман “Джек” (1876) интересен изображением богемной среды, которую Доде сатирически деромантизирует.

Это люди, изъеденные завистью, жадностью, видящие цель искусства в восторгах публики, гонорарах, тепленьких местечках.

Именно такой “непризнанный талант”, поэт Аржантен, грабит своего пасынка Джека, подобно пресловутому мистеру Мердстону из “Дэвида Копперфилда” Диккенса обрекает его на тяжкий физический труд. Писатель рисует металлургический завод, среду мастеровых, относящихся к Джеку сердечнее, чем “кружок избранных”.

Во второй половине 70-х годов Доде переходит к созданию социального романа в золаистском понимании этого слова – он ставит в центре внимания не столько судьбу отдельного человека, сколько социально-политическую ситуацию. Таковы романы “Набоб” (1877), “Короли в изгнании” (1876; изд. 1879) и “Нума Руместан” (изд. 1881).

Фактически все три романа – произведения о разложении общества времени Второй империи и Третьей республики. “Набоб” – это разбогатевший выскочка Жансуле, который, составив себе состояние темными путями, разоряется в результате более ловкого жульничества конкурентов.

В “Набобе” есть такие авторские строки: “Это общество – мрачная смесь всех унижений и подлостей… позорный плод эпохи, лишенной всякого величия и заклейменной пороками всех веков”.

“Короли в изгнании” более элегичны: Доде не скрывает своих симпатий к преданным и бескорыстным сторонникам легитимистской идеи, но объективно показывает тщетность надежд на монархическую форму правления в обстановке, когда разъедены буржуазным разложением не только нувориши типа Жансуле, но и “короли в изгнании”, опустившиеся до разврата и темных спекуляций. В сатирическом романе “Нума Руместан” его герой, депутат от Прованса, – настоящий Тартарен по беспечной лживости и хвастовству, усугубивший эти пороки непорядочностью, политической беспринципностью.

Однако в этих трех романах, несмотря на большой достоверный и реальный материал, ставший фоном сюжета, автор не достиг художественной силы и цельности романов Золя.

Совет

Как правило, основная тяжесть конфликта переносится в этический план, а сам конфликт получает камерное, а порой и сентиментальное решение.

Романы в ряде случаев перегружены “документальными” фактами, рыхлы композиционно, дробятся на ряд картин.

Читайте также:  Краткая биография келлерман

Последний период творчества Доде падает на 80-е годы, когда созданы его выдающиеся произведения – “Евангелистка” (1883), “Бессмертный” (1888), завершена трилогия о Тартарене. Доде удается в романах этого периода органически совместить изображение личной драмы героев с разоблачающим показом отдельных сторон общественной жизни эпохи.

В “Евангелистке” обличается религиозно-сектантское ханжество, под которым таится стремление овладеть не только душами людей, но их имуществом. Психологический анализ идет здесь у Доде рука об руку с сатирой. Роман “Бессмертный” принадлежит к числу лучших достижений Доде (наряду с трилогией о Тартарене).

Беспощадное сатирическое изображение Французской академии “сорока бессмертных” – вызвало ярость охранительной критики. Роман основан на действительном факте – мистификации авантюриста, продавшего академикам фальшивые документы.

Герой романа Астье-Рею, становящийся жертвой такого же проходимца, олицетворяет тип псевдоученого, бессильного понять подлинный историзм, погруженного в бессмысленное собирательство документов.

Параллельно, но в тесной связи с главным конфликтом развивается история всего окружения академика – его корыстной лживой жены, его друзей, таких же фальшивых, как и купленные документы, его подлеца-сына, совершающего брак-сделку, едва ли не более бесстыдную и аморальную, чем брак “милого друга” у Мопассана. В развязке романа сатира Доде переходит в прямой гротеск.

Последний роман о Тартарене – “Порт Тараскон” – также сатиричен. Здесь “провансальская” тема Доде выходит на простор злободневного социально-политического разоблачения.

Обратите внимание

Авантюра тарасконцев, желающих иметь свою, тарасконскую колонию на острове в Тихом океане, зло пародирует колониальные притязания французской буржуазии тех лет: Тартарен становится “империалистом в миниатюре”.

Романтика дальних странствий превращается в фарсовую покупку острова у пьяного дикаря за зонтики, ром и ошейники. И фарс этот направлен не столько лично против “охотника на львов”, сколько против тех, кто всерьез занимается подобными политическими авантюрами.

Отношение Доде к своему герою двойственно. В конце романа автор откровенно жалеет Тартарена, который после бесславного разоблачения видит действительность в ее реальном обличье, сбросив искажающие очки риторики и преувеличений.

В какой-то степени здесь есть аналогия с развязкой Дон Кихота. Но если Доде жалеет “маленького” провансальца, не выдерживающего столкновения с действительностью, то его гротескная сатира на “тарасконаду” колониализма беспощадна.

Последние годы жизни Доде переживал творческий кризис.

Его драма “Борьба за существование” (1889), само название которой говорит о натуралистическом подходе к теме, – продолжение истории “бессмертного” – была неудачной, о чем справедливо писал Поль Лафарг в статье “Дарвинизм на французской сцене”. Роман “Маленький приход” (1895) вызвал насмешливый отзыв А. П. Чехова, считавшего комичным нравоучительный пафос Доде, ратовавшего здесь против разводов.

Писатель высоко ценил русскую литературу, особенно Толстого и Тургенева, с которыми он поддерживал дружеские отношения, внимательно прислушивался к советам последнего. Он имел читательский успех в России, где много раз переводилась история Тартарена. По рекомендации Тургенева, роман “Короли в изгнании” печатался в русском переводе в “Новом времени” в июле 1879 г., на месяц раньше, чем во Франции. Доде остался в истории французского реализма второй половины XIX в. прежде всего как создатель Тартарена, “Бессмертного”, “Малыша” и “Писем с мельницы”.

Источник: http://sochinenie.blogspot.com/2013/06/blog-post_5576.html

Поэт Прованса – Альфонс Доде

Альфонс Доде прожил
недолгую, но яркую и насыщенную жизнь писателя и был наделён тем счастливым
талантом, которому свойственно создавать образы-типы.

А стилевому разнообразию
его произведений можно только удивляться: от лирических «Писем с моей мельницы»
до социальных романов, воссоздающих черты современной Доде исторической
действительности («Набоб», «Короли в изгнании», «Нума Руместан», «Сафо»,
«Бессмертный» и др.

)

Имя Альфонса Доде
вспоминают в одном ряду с такими именами прославленных писателей-реалистов, как
Бальзак, Стендаль, Флобер, Золя, Мопассан. Произведения Альфонса Доде обогатили
французскую литературу и навсегда вошли в её золотой фонд.

Можно ли представить
себе французскую литературу без «Писем с моей мельницы», без «Рассказов по
понедельникам»? Можно ли вообразить себе мировую литературу без образа
Тартарена из Тараскона?

Альфонс Доде родился
13 мая 1840 года в городе Ниме, на юге Франции (Прованс) в семье владельца
небольшой фабрики шелковых тканей.

Важно

Раннее детство будущего писателя протекало
на фабрике его отца, там мальчик и провёл первые годы своей жизни, которые он
назвал, единственно счастливыми.

Фабричная территория была прекрасным местом
для детских игр, пустынный фабричный двор и мастерские позволяли мальчику
резвиться в своё удовольствие. Но освобождавшиеся от станков помещения,
говорили лишь об одном – семью преследовало разорение.

Распродав фабричное
имущество, семья Доде переехала в Лион. Позже, о юных своих годах, Доде рассказал
в романе «Малыш». «Малыш» – особенно первая его часть – это не что иное, как
отзвук моего детства и моей юности» – впоследствии писал Доде в «Истории моих
книг».

В 1855 году семья
Доде окончательно разорилась, и пятнадцатилетний подросток вынужден был
оставить Лионский лицей, где он учился, и искать работу. В коллеже захолустного
городка Але отыскалось для юного Доде место классного наставника.

Ему было
шестнадцать лет, когда он оказался среди маленьких сорванцов, сразу
почувствовавших его неопытность и неумение противостоять их шалостям. Жизненная
школа продолжала напоминать молодому Альфонсу, что мир устроен не одинаково для
всех.

Но скоро он оставляет работу в школе ради той единственной, что принесёт
ему и славу, и деньги.

В 1857 году Альфонс
уезжает в Париж, где жил его старший брат Эрнест, который помог ему на первых
порах. Так начинается парижский период жизни автора «Малыша». Вначале юный Доде
ведёт полубогемный образ жизни: не было постоянного заработка – не было жилья и
еды.

Тогда-то он и становится завсегдатаем литературных салонов и кружков,
много общается. В Латинском квартале, где поселились они с братом, ютятся
бедные студенты, художники, поэты – нищий, но весёлый и беззаботный народ.

Совет

Живя
в этой среде, Доде впитывает впечатления, мысленно зарисовывает их и обобщает.
Именно в эти годы он заводит себе записные книжки.

В них он фиксирует свои
наблюдения, впечатления, что впоследствии обогатит его опыт как писателя: эти
люди, их разговоры, их жесты будут претворены в жизнь на страницах будущих
новелл и романов Доде о Париже.

И уже через год Доде
удаётся опубликовать свою первую книгу. Это был сборник стихов «Возлюбленные» –
эти юношеские, искренние, пылкие, порой чуть ироничные стихи говорили о таланте
автора. Доде заметили, о нём заговорили, и далее литературная судьба его пошла
в гору. С 1859 года Альфонс Доде начинает сотрудничать в нескольких газетах как
репортёр и театральный критик.

В течение нескольких лет он занимает
должность-синекуру. Работа секретаря у председателя Законодательного корпуса
герцога де Морни не была обременительной и оставляла уйму времени на более
интересные занятия по душе, и Доде публикует статьи и пишет пьесы. Несколько
его пьес были приняты к постановке.

А между тем, парижская жизнь открывается
для Доде с новой стороны: в герцогской канцелярии, в кулуарах Законодательного
корпуса, за кулисами театров он видит и наблюдает тех, кто фактически вершит
судьбы страны – политических воротил, дельцов, их жён и любовниц.

И этот опыт
ему тоже пригодится: характеры, взаимоотношения этих людей, их разговоры Доде
позже перенесёт в свои «исторические» романы, эти люди буквально станут
прототипами многих его героев.

На службе у герцога
Альфонс Доде провёл почти пять лет, и за это время он несколько раз посещает юг
Франции, родной Прованс. Временами писатель уезжает из шумного города в
деревенскую глушь, туда, где никто не будет ему мешать работать над пьесой.

Но
близость родных мест увела мысли писателя в другое русло, и вместо пьесы он
начал писать книгу о собственном детстве.

Обратите внимание

Родной, милый сердцу Прованс,
виноградники, сосновый лес, искрящийся на солнце; Ним – город, где были прожиты
счастливые юные годы – всё это невольно возвращало его к воспоминаниям детства,
и он написал «нечто вроде автобиографии».

«Никакого плана, никаких предварительных
записей, – вспоминал писатель позже, – какая-то неистовая, безостановочная
трёхмесячная импровизация…» Ему даже не хватило писчей бумаги, и дописывал он
свой роман на жёлтой обёрточной. Книга увидела свет в 1968 году, это был роман
«Малыш» – лирический дневник ребёнка, постепенно взрослеющего и постигающего
мир.

Неоднократные
поездки на юг давали Доде массу впечатлений, из родных мест он черпал
вдохновение. Здесь же в сердце Прованса, «за тысячу лье от газет, фиакров и
тумана», он и устроил себе летнюю «резиденцию» – для писателя вполне сгодилась
старая заброшенная мельница.

Именно отсюда он пишет своим парижским
корреспондентам полушутливые, полулирические послания – страницы из своих
дневников, которые позже образовали цикл новелл «Письма с моей мельницы». В
1869 году они вышли отдельным изданием и принесли молодому писателю шумный
успех.

Читайте также:  Краткая биография эзоп

«Письма с моей
мельницы» – небольшие рассказы и сказки – они звучат как стихотворения в прозе,
в них столько воздуха, пространства, музыки, поэзии. То весёлые и озорные, то
печальные, они весьма разнообразны по темам и неповторимы.

Читая их, нетрудно
представить себе то, что изобразил художник – выжженные солнцем поля, цветущие
виноградники, сосновый лес, сбегающий по склону до самого холма или мельницы, хлопающие
парусиновыми крыльями, а ещё стада, которые возвращаются со своих пастбищ…
Доде, наконец, нашёл свою тему, обрёл свой голос, его услышали и полюбили
современники. Но, при всей лиричности повествования, герои рассказов Доде
обычные люди из народа, крестьяне – добрые и отзывчивые, хитроватые и жадные,
гостеприимные, любящие и ревнивые – автор выступил здесь как отличный
бытописатель. Не избегал писатель и социальных тем, «правда жизни» звучала и в
его рассказах, но приглушенно. Он лишь попутно замечал, что лицо Прованса
постепенно меняется, а время ветряных мельниц миновало.

Исследователи
творчества Альфонса Доде отмечают два главных направления: одно отличают юмор,
ирония и яркость воображения; другому свойственна точность наблюдений,
сближающая Доде с натуралистами.

Хотя оба направления присутствуют во всех
книгах Доде, его сочинения разделяют на две группы.

К первой относят «Письма с
моей мельницы» и «Тартарен из Тараскона» – самые оригинальные и известные
произведения автора, ко второй – большие романы, в которых он не слишком даёт
волю воображению, списывая характеры с реальных лиц и избирая местом действия
Париж.

И снова Прованс

Но на это раз, другой
– забавный мир тарасконцев, азартных стрелков по фуражкам и поклонников
бесстрашного Тартарена. И об этом мире рассказывается как бы в другом ключе.
«Провансальский» характер, на это раз, воплощен в одном лице – в образе
Тартарена из Тараскона, несомненном потомке комических героев весёлых народных
легенд о лгунах. Его герой типичный южанин – бахвал и фанфарон, образ которого
списан, как всегда у Доде, с натуры. Прототипом его послужил некий
провансальский буржуа. Доде с детства знаком был этот облик провинциального
рантье — ограниченного мещанина, экспансивного и трусоватого, легко мнящего
себя героем, лжеца, верящего в собственную ложь. Произошло как бы соединение в
одном персонаже Дон-Кихота и Санчо Панса (недаром книга задумывалась под
названием «Провансальский Дон-Кихот»). Но как ни громко смеется Доде «над своим
героем, все же смех его звучит благодушно. Что же, в конце концов, этот
смешной, пузатый буржуа – «провансальский дон-кихот» в теле Санчо Пансы —
жертва собственного воображения. Он вовсе не злостный враль, этот Тартарен. Он
лжет так искренне, и все тарасконцы так искренне верят ему… Он истый сын Прованса,
вот и все, а в Провансе лжет ведь даже солнце, здесь «само солнце все
преображает и все преувеличивает». И рисуя этот достоверный портрет
провансальского буржуа, Доде, пожалуй, иногда чуточку любуется своей моделью…

«Необыкновенные
приключения Тартарена из Тараскона» вышли отдельным изданием уже после падения
империи, в 1872 году.

Впоследствии Доде несколько раз возвращался к образу
этого полюбившегося ему героя.

Важно

Вторая и третья части трилогии «Тартарен в
Альпах» (1885) и «Порт Тараскон» (1890) относятся уже к более позднему периоду
его творчества. Но и в них звучит все тот же заразительный, лукавый смех.

В книге своих
воспоминаний «Тридцать лет в Париже» Доде рассказывает о том чувстве радости,
которое охватывает его всякий раз, когда он слышит, как имя какого-либо из его
героев упоминается в качестве имени нарицательного. Он чувствует себя тогда
отцом, услышавшим, как толпа повторяет имя его сына, и его так и подмывает с
гордостью крикнуть: «Ведь это же мой мальчуган!»

На момент выхода в
свет самых значительных своих произведений, Альфонс Доде был все еще молодым
мужчиной, но уже признанным и знаменитым французским писателем. Во французской
литературе той эпохи не было другого писателя, которого так безоговорочно
оценила бы публика, в лице читателей и критиков.

Его книги расходились
небывалыми для того времени тиражами. Доде водил дружбу с ведущими литераторами
страны, был близко знаком с Флобером, Золя, братьями Гонкур и с русским
писателем И.С. Тургеневым, живущим тогда в Париже.

Главные произведения
писателя, которые принесли ему мировую славу, были написаны в течение одного
десятилетия (1866-1876), в последующие двадцать лет он почти каждый год
выпускал по роману:

«Фромон младший и
Ристлер старший» (1874) – достоверное и сочувственное изображение жизни
рабочего квартала в Париже;

«Набоб» (1877) –
французская действительность времён Второй империи с присущим тому периоду
политическими противоречиями, ложной системой выборов, развращённостью нравов;

«Сафо» (1884) –
повествует о платной содержанке, обнаруживающей, что искренней любви
недостаточно, чтобы изменить жизнь и др.

Большинство этих
романов, хотя и не поднимались до уровня его первых книг, всё-таки обладали
высокими художественными качествами, позволявшими причислять его к первой
«пятёрке» самых крупных писателей Франции той эпохи.

Умер Альфонс Доде в
Париже 17 декабря 1897 года.

Знаменитые цитаты писателя:

Ненависть – это гнев людей
слабых

Днём живут все твари,
а ночью оживают вещи

Брак для меня как
тихая гавань, но не такая, где бросают якорь, чтобы заржаветь там навсегда, а
вроде тех голубых бухт, в которых чинят паруса и мачты для новых путешествий в
неведомые страны

Лучший способ внушить
другому человеку идею, это заставить его поверить, что идея исходит от него

В чем состояли бы
заслуги, если бы герой никогда не испытывал страха?

Наша эпоха опасно
играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ

О, великая чаша популярности,
сладко пить из нее, но как тяжело, когда она опрокидывается!

Совет

Сколько таких господ,
на библиотеках которых можно было бы наклеить, как на аптечных склянках, надпись:
«Для внешнего употребления»

Презрение – маска,
которою прикрывается ничтожество, иногда умственное убожество: презрение есть
признак недостатка доброты, ума и понимания людей

Нельзя достаточно
объяснить публике, сколько усилий, сколько скрытой работы заключается в
искусстве актёра, с виду столь доступном и лёгком

Человечество так
старо! Всегда приходится идти по чьим-то стопам

Когда на душе
невесело, на чужое счастье больно смотреть

Удачно высмеиваются
лишь те недостатки, которые есть у тебя самого

Всякая правда, стоит
ее высказать, теряет свою несомненность, приближается ко лжи

Книги Альфонса Доде
представлены во всех муниципальных библиотеках города

Источники:

http://www.biografia.ru/arhiv/france.html

Пузиков, А.И. Рыцари истины: портреты
французских писателей/ А.И. Пузиков. – М.: Книга, 1986. – 447с.

Обзор подготовлен
библиотекарем абонемента художественной литературы Галиной Фортыгиной

Источник: http://vokrugknig.blogspot.com/2015/05/blog-post_13.html

Доде альфонс

ДОДЕ АЛЬФОНС – французский писатель.

Сын ра­зо­рив­ше­го­ся фаб­ри­кан­та.

На­чал литературную дея­тель­ность с по­этических со­чи­не­ний [сборник «Влюб­лён­ные» («Les amoureuses», 1858 год)], но пер­во­на­чаль­но по­лу­чил из­вест­ность как жур­на­лист [со­брал свои ста­тьи в книге «Пись­ма с мо­ей мель­ни­цы» («Lettres de mon moulin», 1869 год)]. Сборник «Рас­ска­зы по по­не­дель­ни­кам» («Les con­tes de lundi», 1873 год) со­дер­жит очер­ки, на­пи­сан­ные во вре­мя фран­ко-прусской вой­ны 1870–1871 годов.

Один из пер­вых во французской литературе об­ра­тил­ся в ро­ма­нах к те­ме дет­ст­ва, за что за­слу­жил про­зви­ще фран­цуз­ский Дик­кенс [«Ма­лыш» («Le petit chose», 1868 год), «Джек» («Jack», 1876 год)]. На фор­ми­ро­ва­ние эс­те­тич.

взгля­дов Доде как со­ци­аль­но­го ро­ма­ни­ста ока­за­ло воз­дей­ст­вие его об­ще­ние с Г. Фло­бе­ром, Э. Зо­ля, братьями Гон­кур. Вы­ра­жая же­ла­ние «опи­сы­вать сре­ду прав­ди­во, ко­пи­руя при­ро­ду», Доде при этом не был чужд мо­ра­ли­за­тор­ст­ва, а по­рой сен­ти­мен­таль­но­сти.

Обратите внимание

В ро­ма­нах «Фро­мон млад­ший и Рис­лер стар­ший» («Fromont jeune et Risler aîné», 1874 год), «На­боб» («Le Nabab», 1877 год), «Ко­ро­ли в из­гна­нии» («Les rois en exil», 1879 год), «Ну­ма Ру­ме­стан» («Numa Rоu­mes­tan», 1881 год), «Бес­смерт­ный» («L’im­mor­tel», 1888 год) чи­та­те­ли це­ни­ли со­еди­не­ние ав­то­био­гра­фической дос­то­вер­но­сти с им­прес­сио­ни­стич­но­стью сти­ля и лич­ной, ис­крен­ней ин­то­на­ци­ей.

Осо­бой по­пу­ляр­но­стью поль­зо­ва­лась ро­ман­ная три­ло­гия: «Не­обы­чай­ные при­клю­че­ния Тар­та­ре­на из Та­ра­ско­на» («Aventures prodigieuses de Tartarin de Tarascon», 1872 год), «Тар­та­рен в Аль­пах» («Tartarin sur les Alpes», 1885 год), «Порт Та­ра­скон» («Port-­Ta­ras­con», 1890 год) – свое­об­раз­ный ге­рои­ко-ко­мический «эпос о Про­ван­се»; имя её главного ге­роя Тар­та­ре­на –  про­вин­ци­аль­но­го бур­жуа, хва­сту­на и фан­фа­ро­на – ста­ло на­ри­ца­тель­ным. Доде на­пи­сал так­же около двадцати  дра­ма­тических про­из­ве­де­ний, большая часть ко­то­рых яв­ля­ет­ся пе­ре­дел­кой его про­за­ических со­чи­не­ний; са­мая из­вест­ная из них – «Ар­ле­зи­ан­ка» («L’arlésienne», 1872 год; му­зы­ку к дра­ме на­пи­сал Ж. Би­зе). Боль­шая часть ху­дожественного на­сле­дия Доде бы­ла пе­ре­ве­де­на на русский язык уже в конце XIX века.

Сочинения:

Собрание сочинений: В 12 томах. СПб., 1894–1895;

Из­бран­ное. М., 1957;

На­боб. М., 1989;

Ro­mans, récits et contes. P., 1997.

Литература

  • Michel L. Le langage méridional dans l’œuvre d’A. Daudet. P., 1961
  • Dufief A.-S. A. Daudet romancier. P., 1997

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/dodie_alfons

Ссылка на основную публикацию