Сочинения об авторе фосколо

Готовые школьные сочинения

Янв
31 2011

Прозаическое творчество Фосколо

Роман «Последние письма Джакопо Ортиса» («Ultime lettere di Jacopo Ortis») был написан Фосколо в 1798-1802 гг., но к этому произведению автор возвращался неоднократно, дорабатывая и дополняя его; последняя его редакция датируется 1817 г. Поэтому, хоть действие романа происходит в 1797—1799 гг.

, в нем автор обобщил исторический и личный опыт за целый период. И по смыслу, и по форме этот роман близок к роману Й.В. Гете «Страдание юного Вертера», и его автору не раз приходилось выслушивать замечания о наследовании.

Протестуя против этого, Фосколо заявлял, что роман Гете он прочитал, когда «Ортис» уже был написан в первой редакции, и указывал на принципиальные отличия между произведениями.

Прежде всего — на намного более тесную связь героя с «политическими обстоятельствами», на то, что его мучает не только любовная страсть, а и политические проблемы, и его самоубийство обусловлено как несчастливой любовью, так и крахом надежд на освобождение Италии.

Обратите внимание

Роман отобразил бушующую реакцию Фосколо на Кампоформийское перемирие. Как и автор, студент Джакопо Ортис переживает это событие как катастрофу, его охватывают боль за отчизну и отчаяние.

«Произошло! Наша отчизна стала жертвой, все погибло, и жизнь, если только мы будем жить, пойдет на оплакивание наших несчастий и нашего позора», — такой фразой начинает роман, и она является будто камертоном к его содержанию.

Особая боль вызывает у героя осознание того, что среди его соотечественников нет настоящих граждан, способных бороться за свободу Италии: «Все мы — трусливые рабы…».

В таком душевном состоянии Джакопо Ортис прячется от австрийцев на Евганийских полях вблизи Падуи. Любовь к Терезе на некоторое время выводит его из этого состояния, но только для того, чтобы потом впасть в бездну еще большего страдания и отчаяния, когда оказывается, что Тереза помолвлена и не может ему принадлежать.

Убедившись в этом, Джакопо оставляет хранилище, но спустя некоторое время не выдерживает и возвращается, чтобы увидеться с Терезой и понять, что она тоже несчастна в своем браке, после чего он убивает себя. Такой простой и четкий сюжет этого романа, который в общих очертаниях напоминает трагедию.

Трагедийным является также объединение в нем темы возвышенной любви к отчизне и темы самоубийства, но разрабатываются они иначе, чем в классической трагедии.

Идеи патриотизма и освободительной борьбы звучали в итальянской литературе и до выхода этого романа, но они, по классицистической традиции, воплощались через мифологические или исторические сюжеты и образы, как это наблюдаем в трагедиях Алигьери или самого же Ф.

Значение романа заключается и в том, что Джакопо Ортис является первым непосредственным воплощением образа итальянского патриота и участника освободительного движения, и, как такой, он имел влияние на следующие поколения. Дж.

Мадзини, организатор и лидер «Молодой Италии», позднее вспоминал: «В бушующей и суматошной студенческой жизни я был пасмурным и сосредоточенным, будто преждевременно состаренным. «Ортис» попал тогда мне в руки и сделал меня фанатиком; я выучил его наизусть».

Важно

Роман написан в эпистолярной форме, т.е. в форме писем, которая на рубеже XVTII—XIX ст. стала популярной в итальянской литературе.

В первой редакции это были письма Ортиса к разным лицам, в следующих Фосколо под влиянием «Вертера» Гете оставил одного адресата, Лоренцо (кроме двух писем к Терезе), которому также, как «издателю» писем друга, приписаны короткие вставки. Эти коррективы предоставили роману большей композиционной стройности и завершенности.

Писатель придерживался в нем неоклассицистических стилевых принципов, но в его стиле ощутимы и романтические веяния, прежде всего, в лирических исповедях героя, которые принадлежат к лучшим страницам произведения.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани – » Прозаическое творчество Фосколо . Литературные сочинения!

Источник: http://www.testsoch.net/prozaicheskoe-tvorchestvo-foskolo/

Сочинение «Роман в письмах Уго Фосколо «Последние письма Якопо Ортиса»»

Действие начинается в октябре 1789 г., завершается в марте 1799 г. и разворачивается в основном на севере Италии, в окрестностях Венеции. Повествование представляет собой письма главного героя, Якопо Ортиса, своему другу Лоренцо, а также воспоминания Лоренцо о Якопо.В октябре 1797 г.

был подписан договор между наполеоновской Францией и Австрией, по которому Бонапарт уступал австрийцам Венецию, а получал Бельгию и Ионические острова. Этот договор перечеркнул надежды венецианцев на освобождение их родины от австрийского владычества, надежды, связывавшиеся первоначально с императором Франции, воплощавшим в глазах итальянцев Великую французскую революцию.

Многие молодые венецианцы, боровшиеся за свободу, оказались внесенными австрийскими властями в проскрипционные списки и обречены на изгнание. Вынужден был покинуть родной город и Якопо Ортис, оставивший в Венеции мать и уехавший в скромное семейное поместье в Эвганейских горах.

В письмах другу, Лоренцо Альдерани, он оплакивает трагическую судьбу своей родины и молодого поколения итальянцев, для которых в родной стране нет будущего.Уединение юноши разделял лишь его верный слуга Микеле.

Но вскоре одиночество Якопо было нарушено визитом соседа, синьора Т., проживавшего в своем поместье вместе с дочерьми — белокурой красавицей Терезой и четырехлетней крошкой Изабеллой.

Измученный душой Якопо нашел утешение в беседах с умным, образованным соседом, в играх с малышкой, в нежной дружбе с Терезой. Очень скоро молодой человек понял, что беззаветно любит Терезу.

Познакомился Якопо и с другом семьи, Одоардо, серьезным, положительным, начитанным, но совершенно чуждым тонких душевных переживаний и не разделяющим возвышенные политические идеалы Якопо.

Совет

Во время прогулки в Аркуа, к дому Петрарки, взволнованная Тереза неожиданно доверила Якопо свою тайну — отец выдает ее замуж за Одоардо.

Девушка не любит его, но они разорены; из-за своих политических взглядов отец скомпрометирован в глазах властей; брак с состоятельным, разумным, благонадежным человеком, по мнению отца, обеспечит будущее дочери и укрепит положение семьи Т. Мать Терезы, пожалевшая дочь и посмевшая возразить мужу, была вынуждена после жестокой ссоры уехать в Падую.

Обратите внимание

Исповедь Терезы потрясла Якопо, заставила его жестоко страдать и лишила того призрачного покоя, который он обрел вдали от Венеции. Он поддался уговорам своей матери и уехал в Падую, где намеревался продолжить свое образование в университете.

Но университетская наука показалась ему сухой и бесполезной; он разочаровался в книгах и велел Лоренцо продать свою огромную библиотеку, оставшуюся в Венеции. Светское общество Падуи отвергло Якопо: он высмеивал пустую болтовню салонов, открыто называл негодяев негодяями и не поддавался чарам холодных красавиц.В январе Ортис вернулся в Эвганейские горы.

Одоардо уехал по делам, и Якопо продолжал посещать семейство Т. Лишь видя Терезу, он чувствовал, что жизнь пока не покинула его. Он искал встреч с нею и одновременно боялся их.

Как-то, читая Стерна, Якопо поразился сходству истории, рассказанной в романе, с судьбой юной Лауретты, которую когда-то знали оба друга, — после смерти возлюбленного она потеряла разум.

Соединив перевод части романа с истинной историей Лауретты, Якопо хотел дать прочесть это Терезе, дабы она поняла, как тягостна неразделенная любовь, но не осмелился смущать душу девушки. А вскоре Лоренцо сообщил другу, что Лауретта умерла в страданиях. Лауретта стала для Якопо символом истинной любви.

Но юноше довелось увидеть и другое — у синьора Т. он встретил девушку, которую когда-то любил один его ныне покойный друг. Ее выдали замуж по расчету за благонамеренного аристократа. Теперь она поразила Якопо своей пустой болтовней о шляпках и откровенным бессердечием.Однажды на прогулке Якопо не выдержал и поцеловал Терезу.

Источник: https://shdo.net/sochinenie-roman-v-pismax-ugo-foskolo-poslednie-pisma-yakopo-ortisa/

Об авторе » К.Державин. Божественная комедия Данте

Перевод М.Лозинского

«Божественная Комедия» возникла в тревожные ранние годы XIV века из бурливших напряженной политической борьбой глубин национальной жизни Италии.

Для будущих – близких и далеких – поколений она осталась величайшим памятником поэтической культуры итальянского народа, воздвигнутым на рубеже двух исторических эпох Энгельс писал: «Конец феодального средневековья, начало современной капталистической эры отмечены колоссальной фигурой.

Это – итальянец Данте, последний поэт средневековья и вместе с тем первый поэт новою времени».

«Суровый Дант» – так назвал творца «Божественной Комедии» Пушкин – совершил свой великий поэтический труд в горькие годы изгнания и странствий, на которые осудила его восторжествовавшая в 1301 году в буржуазно-демократической Флоренции партия «черных» – сторонников папы и представителей интересов дворянско-буржуазной верхушки богатой республики. Во Флоренции – этом крупнейшем центре итальянской экономической и культурной жизни средневековья – Данте Алигьери родился, вырос и возмужал в атмосфере, раскаленной жаждой богатства и власти, раздираемой политическими страстями и волнуемой жестокими междоусобиями. Здесь, в этом муравейнике торговли, городе ремесленников и знатных купцов, банкиров и надменных феодальных грандов, в городе-государстве, гордом своим достатком и давней независимостью, своими древними цеховыми правами и своей демократической конституцией – «Установлениями правосудия» (1293 г.), рано образуется один из крупнейших центров того мощного общественно-культурного движения, которое составило идейное содержание эпохи, определяемой Энгельсом как «…величайший прогрессивный переворот из всех пережитых до того времени человечеством..».

Данте стоит на пороге Возрождения, на пороге эпохи, «…которая нуждалась в титанах и которая породила титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености». Творец «Божественной Комедии» был одним из таких титанов, поэтическое наследие которого осталось в веках величественным вкладом итальянского народа в сокровищницу мировой культуры.

Обратите внимание

Отпрыск старой и благородной флорентийской семьи, член цеха врачей и аптекарей, в состав которого входили лица различных интеллигентных профессий, Данте Алигьери (1265-1321) выступает в своей жизни как типичный для его времени и для развитого городского уклада его родины представитель всесторонне образованной, деятельной, крепко связанной с местными культурными традициями и общественными интересами интеллигенции.

Юность Данте протекает в блестящем литературном кругу молодой поэтической школы «нового сладостного стиля» (doice stil nuovo), возглавляемой его другом Гвидо Кавальканти, и в общении с выдающимся политическим деятелем и одним из ранних флорентийских гуманистов – Брунетто Латини.

Зрелые годы автор «Божественной Комедии» проводит на службе республики, участвуя в ее войнах, выполняя ее дипломатические поручения и, наконец (1300 г.), состоя одним из членов правительствующего совета приоров в дни политического господства буржуазно-демократической партии «белых».

Читайте также:  Сочинения об авторе зегерс

К 1302 году – году своего изгнания и заочного осуждения на смерть захватившими власть во Флоренции дворянско-буржуазными верхами (партией «черных») – Данте был уже первостепенной литературной величиной.

Поэтическое становление Данте происходит в условиях переломных и переходных от литературного средневековья к новым творческим устремлениям. Сам поэт в этом сложном и противоречивом процессе занимает одно из определяющих и высоких мест.

Его поэтическое сознание в полной мере предвосхищает «высочайшее развитие искусства» в эпоху, «…которая разбила границы старого orbis и впервые, собственно говоря, открыла Землю».

Как последний поэт средневековья Данте вместе с тем завершает и обобщает предшествующую философскую и поэтическую эпоху, схоластическому миротолкованию которой он дал столь грандиозное в своих творческих масштабах художественное претворение.

К.Маркс и Ф.Энгельс. Сочинения, т. 22, изд. 2-е, с. 382.
К.Маркс и Ф.Энгельс. Сочинения, т. 20, изд. 2-е, с. 346.
Там же.
К.Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 20, изд. 2-е, с. 508.

Источник: http://dante.velchel.ru/index.php?cnt=4&part=60&sub=1

Сочинение Поэтическое творчество Фосколо

Родился Фосколо на острове Закинф (Занте) возле западного побережья Греции, который принадлежал Венецианской республике. Его отец — итальянец из Венеции, врач, мать — гречанка. После смерти отца в 1792 г.

мать с детьми перебралась в Венецию, где будущий писатель получил образование, которое завершил в Падуанском университете.

На его формирование большое влияние оказала Французская революция и идеи французских просветителей, но вместе с тем много значило национальное культурное литературное наследство; как он сознавался, его воспитывали Плутарх, Данте и В. Алигьери.

Важно

В литературу Фосколо вошел во 2-ой пол.90-х гг., дебютируя почти одновременно, как поэт и драматург.

Его первым поэтическим произведением была ода « Бонапарту-Освободителю» («Bonaparte-libera-tore», 1797), в которой нашли также выражение его республиканские убеждения и пылкий итальянский патриотизм.

В том же 1797 г. он завершил свое первое драматическое произведение, трагедию «Тиест», в которой подражает Алигьери.

Тяжелым ударом для Фосколо было Кампоформийское перемирие, которое в октябре 1797 г. Бонапарт заключил с Австрией и отдал ей Венецию с областью. Спустя некоторое время Фосколо переехал в Милан, который стал столицей Цизальпийской республики и вместе с тем центром духовного пробуждения и патриотичного движения в северной Италии; молодой писатель активно включился в эти процессы. Когда в 1799 г.

в Северную Италию ворвались объединенные российско-австрийские войска под командованием А. Суворова, Фосколо взял в руки оружие, принимал участие во многих битвах и несколько раз был ранен. В следующем году оккупанты были вытеснены из Италии, но с военной службой Фосколо окончательно порвал лишь в 1806 г. и возвратился в Милан; на этот период приходится расцвет его художественного творчества.

После падения Наполеона австрийцы возвратились в Италию и заняли Милан, где жил Фосколо. Они предложили ему сотрудничество в замаскированном бывшем правительственном журнале, но писатель отклонил это предложение и вынужден был эмигрировать. Сперва он перебрался в Швейцарию, но там не чувствовал в безопасности от австрийской полиции. В 1816 г.

он переехал в Лондон, где и прошел его последний, эмигрантский, период жизни. Ему приходилось тяжело бедствовать, но и в этих условиях он не прекращал патриотичной и литературной деятельности, которые у него тесно переплетались. Умер Фосколо в Лондоне 1827 г., и уже после объединения Италии, в 1871 г.

, его тело было перевезено на родину и похоронено во флорентийской церкви Санта-Кроче, усыпальнице великих сынов Италии.

Творческое наследие Фосколо сравнительно небольшое, но очень разнообразное по жанровому слогу.

Совет

Наиболее значительную его часть составляют поэтические произведения, в частности поэмы и оды, но он был также автором трех трагедий и одного романа, выступал как публицист и литературный критик, в последний период жизни писал историко-литературные работы, которыми начал современное итальянское литературоведение.

Его эстетико-литературные взгляды были классицистическими, но как неоклассицист границы XVIII—XIX ст. он ориентировался не на «старый» классицизм XVII ст., его законы и правила, а на классическое наследие античности. Особенно подчеркивал Фосколо гражданско-патриотическую и воспитательную функции литературы, и этим принципам подчинялось его творчество.

Наиболее классицистическая по своему смыслу и структуре драматургия Фосколо и, соответственно, она наименее самостоятельная и оригинальная.

Особенно это касается его ранней трагедии «Тиест», которая была наследованием Алигьери; в ней античный мифологический сюжет (из знаменитого аргоского цикла древнегреческих мифов) используется для декларации политической идеи «тираноборства».

Этими же чертами обозначена и более поздняя трагедия Фосколо «Аякс» по сюжету из цикла мифов о Троянской войне, в который вводятся современные политические идеи, а в образе главного героя Аякса угадывается Наполеон и улавливается антинаполеоновская тенденция.

Интереснейшей является последняя трагедия Фосколо «Риччарда» (1813) с ее средневековым сюжетом, который напоминает «Ромео и Джульетту» В. Шекспира, вправленным в безупречную классическую форму, и идеей объединения Италии в единое государство.

В поэзии любимым жанром Фосколо была ода, которая больше всего отвечала его таланту и творческой программе. Он писал оды на политические и патриотические темы, преисполненные пафоса и страсти («К Бонапарту-Освободителю», «Новым республиканцам», «Данте»), а также особо – лирического содержания («К выздоровлению подруги»).

В этих произведениях, особенно второй группы, Фосколо идет не только от канона классицистической оды XVTI—XVTII ст., где властвовала риторика, — в них отзывается также хоровая лирика Пиндара, дает о себе знать могущественная лирическая стихия, первоначально присущая оде.

Обратите внимание

Кроме од, Фосколо писал сонеты, которые тоже отмечаются лиричностью содержания, в частности сонет «Джачинто», посвященный родному острову.

Но вершиной поэтического творчества Фосколо является поэма «Гробницы» («Svpolcn», 1807), которая вошла в золотой фонд итальянской классической поэзии. После ее выхода в свет Фосколо начали называть «автором «Гробниц». По словам Ф. Де Санктиса, эта поэма была в Италии «первым лирическим голосом новой литературы, утверждением сознания нового человека, который формировался».

Поводом к написанию поэмы стал распространенный из Франции на Италию декрет, который запрещал хоронить покойников в черте города и сооружать им пышные гробницы. Творцы этого декрета руководствовались «демократическими намерениями»: направлен он был на уравнивание богатых и бедных если не при жизни, то после смерти.

Но Фосколо этот декрет воспринял как посягательство на память о прошлом, в частности на национальную память, которая в тогдашних итальянских условиях приобретала особый смысл. Для порабощенной и униженной страны, которой была тогдашняя Италия, ее гробницы — это память о великом и знаменитом прошлом, которое согревает и зажигает сердца.

В глазах поэта гробницы стали символом духовной связи поколений, своеобразным кодом национально-патриотичной памяти.

Генетически эта поэма Фосколо связана с «кладбищенской поэзией», которая в конце XVIII ст. распространилась и в Италии. Но автор «Гробниц» наполнил свое произведение другим, богатым и разнообразным содержанием, далеким от унылых медитаций о быстротечности жизни и вечном покое.

Она вся обращена к жизни, ее страстным проблемам и неугомонным страстям. Вместе с тем это философская поэма в лучшем значении слова, и начинается она размышлениями о жизни и смерти, об иллюзорном и настоящем бессмертии.

Духовный сын эпохи Просвещения, Фосколо не верит в бессмертие души и потустороннюю жизнь, хотя ему и хотелось бы в это верить. И хоть сама материя бессмертна, а все ее формы преходящие, все же смерть — это не переход в ничто.

Важно

Бессмертие существует, и настоящее бессмертие совершается людьми, теми, кто живет и действует, и теми, кто приходит им на смену; оно — в памяти живых о тех, кто отошел.

Переводя тему в исторический план, где история переплетается с мифологией, Фосколо говорит, что бессмертие не в великолепии гробниц, а в действиях людей, которыми они служили отчизне и человечеству. Гробницы — это лишь символы этой связи, этой эстафеты поколений.

Появляется в поэме знаменитый эпизод, в котором речь идет о церкви Санта-Кроче во Флоренции, этот настоящий пантеон Италии, куда Алигьери для духовного воодушевления приходил беседовать с великими мертвецами.

Завершается произведение вызовом из небытия Трои, которая удостоверяет, что и разрушение цивилизации не приводит к исчезновению памяти о знаменитых подвигах — они сохраняются, воспетые музами. Из героев Троянской войны Фосколо возвышает Гектора как патриота и защитника отчизны.

Троя погибнет, но Гектора будут уважать и оплакивать «всюду, где кровь, пролита за отчизну, будет священной, пока солнце будет освещать скорбь людей».

В тогдашней итальянской литературе поэма «Гробницы» была ярким новаторским произведением как на содержательном, так и на формальном уровнях. В ней выразительно проявился процесс обновления форм итальянской поэзии.

Автор отказался от традиционных размеров, от строфики и рифмы, но это не означало отказ от музыки, с которой родственно поэтическое искусство, — наоборот, в белых стихах поэмы зазвучали, говоря словами Де Санктиса, «голос души и музыка вещей».

По своим формальным признакам «Гробницы» является, собственно, свободной лирической композицией, в которой мир мыслей и чувств человека новых исторических пор находит спонтанное патетичное воплощение, не скованное условностями и предписаниями стариков поэзии. С этой стороны поэма Ф. была важным шагом в направлении романтизма.

(нет оценок)
Loading…

Источник: https://sochinenienatemupro.ru/sochinenie-na-temu-kratkoe-soderzhanie/sochinenie-poeticheskoe-tvorchestvo-foskolo/

История всемирной литературы. Итальянская литература. Художественные тенденции в литературе начала века

Написала : Яна Николайчук

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ЛИТЕРАТУРЕ НАЧАЛА ВЕКА

Последние годы XVIII в. – это начало длительной и сложной эпохи борьбы Италии за свое национальное освобождение и объединение (Рисорджименто). Итальянская литература в этот период получает мощный импульс к перестройке эстетической системы, унаследованной от века предыдущего.

В первой половине XIX в. эта художественная переориентация идет особенно интенсивно. Она вызывает существенные сдвиги в творчестве тех писателей, которые остаются на позициях классицизма.

Растущее самосознание нации наиболее органично воплощается в произведениях романтиков, чья эстетическая платформа формируется в первые десятилетия века в сложном взаимодействии с традициями просветительской эпохи.

Совет

Наконец, подъем национального самосознания выводит на магистральные художественные пути издавна существовавшие в некоторых итальянских провинциях литературы на местных диалектах, где складываются реалистические принципы изображения действительности.

Читайте также:  Краткая биография корчак

В духовной жизни Италии рубеж XVIII-XIX вв. обозначен яркой вспышкой патриотических и революционных настроений, вызванных победоносными походами наполеоновской армии, которая уничтожила монархии и превратила все итальянские провинции в республики.

И хотя вскоре якобинские иллюзии сменились разочарованием в освободительной миссии Наполеона, политическое и национальное самосознание народа было разбужено. Годы Империи, а затем и начавшееся в 1814 г.

восстановление старых порядков и австрийского господства еще более укрепили уверенность итальянцев в том, что им самим надлежит добиваться независимости и единства страны.

В первые годы XIX в. устремления начинающейся эпохи Рисорджименто выражаются в литературе классицизма. Это время расцвета творчества Винченцо Монти (1754-1828). Еще в 80-е годы предыдущего столетия поэт завоевал громкую славу певца свободы, справедливости и возрождения порабощенной родины.

Правда, тогда, да и позже, эти идеалы рисовались Монти весьма отвлеченно; он воспевал их и в тираноборческой трагедии “Аристодем” (1784), и в антиякобинской поэме “Басвилиана” (1793). Мироощущение самых первых лет XIX в. – жажда итальянцев окончательно избавиться от гнета вернувшихся в 1799 г.

австрийцев – отражено в поэме “На смерть Лоренцо Маскерони” (первые три ее части были напечатаны в 1801 г.). Монти скорбит о вновь униженной родине, пафос нравственных сентенций и обличений, которые произносят четыре героя поэмы – выдающиеся ломбардские просветители XVIII в.

, – призван укрепить в соотечественниках волю к борьбе за грядущее освобождение.

В трагедии “Гай Гракх” (1802) по-новому трактуется традиционная для поздней классицистической традиции тема противоборства героя с тиранической властью, поправшей все человеческие законы: народ предстал в “Гае Гракхе” сознательным защитником своей свободы. Он борется с притеснителями, и в гражданской войне, возникшей в результате вражды патрициев и плебеев, Гай Гракх, верный своему идеалу справедливости, оказывается во главе сражающегося плебса.

Обратите внимание

Поэма “На смерть Лоренцо Маскерони” и трагедия “Гай Гракх” Монти входят в число немногих произведений итальянского классицизма начала XIX в., пафос которых передает дыхание того времени.

Творчество Монти в период Империи и в годы Реставрации, когда развитие классицизма поощрялось в придворных кругах, свидетельствует, однако, о все большей утрате классицистической литературой той действенной роли, которую она играла еще на рубеже XVIII-XIX вв. в годы республиканского правления.

Хотя мастерство Монти как стилиста по-прежнему очень высоко, после “Гая Гракха” он уже не создает произведений, богатых общественным содержанием.

Признанный первым поэтом Италии, он, как правило, пишет теперь лишь стихотворения “на случай” и все более отдаляется от главной линии литературы Рисорджименто.

Классицистические художественные формы не раз использовал и Уго Фосколо (1778-1827), у которого они своеобразно, часто противоречиво сочетались с романтическим мироощущением.

Ранний Фосколо – поэт-лирик – заплатил богатую дань традициям академии “Аркадия”. Но бурные события 1796-1799 гг., в которых Фосколо принял самое деятельное участие, направили художественные поиски поэта в другое русло.

В одах “Венеции”, “Новым республиканцам”, “Бонапарту-освободителю” (1797) возобладало влияние Альфьери. Фосколо в этих одах поэт сильных гражданских страстей: жажды подвига, ненависти к угнетателям родины, отчаяния патриота, чувствующего свое бессилие.

Произведениям этих лет свойственны резкая смена тональности, диссонансы стиля.

В 1802 г. был напечатан в Милане роман “Последние письма Якопо Ортиса” (окончательная редакция, мало отличающаяся от миланской, относится к 1816 г.). В этом романе соединились черты романа-исповеди и романа в письмах – жанров сентименталистской прозы, по существу не имевшей корней в итальянской литературной традиции.

Важно

Но принципиальная новизна “Последних писем”, позволяющая расценить этот роман как романтический, заключается в другом.

Роман Фосколо – первое произведение литературы Рисорджименто, в котором растущее национальное сознание выразилось в душевной борьбе героя, во многом мотивированной событиями эпохи и драматической судьбой его угнетенной страны.

Рассказанная в “Последних письмах” история Якопо Ортиса в значительной степени автобиографична.

Трагедия, пережитая героем Фосколо, созвучна тому духовному разладу, который испытал сам автор романа после предательского по отношению к Венеции Кампоформийского сговора Бонапарта с Австрией и после падения первых итальянских республик. В “Последних письмах” почти повторен сюжет гётевского романа “Страдания юного Вертера”.

Но романтические краски в образе Ортиса – этого “итальянского Вертера” – у Фосколо преобладают. С первых же страниц романа Ортис резко противопоставлен всему, что его окружает.

Мироощущение отчаявшегося юноши, чьи иллюзии развеяла жестокая действительность, отразило чувства итальянца, испытавшего разочарование в просветительских лозунгах, разуверившегося в иноземных “освободителях”.

Якопо Ортис переживает трагедию патриота, обреченного в условиях политической реакции на скитания, бездействие и одиночество. Самоубийство Якопо – акт отчаяния, обусловленный не только безнадежной любовью, но и неприятием угнетенного положения его родины. Судьба Якопо, его жизненные неудачи воспринимаются у Фосколо как знамение времени. Стиль романа, необычный для итальянской прозы начала XIX в., – нервный, то драматически-лаконичный, то многословно-описательный, передает обостренную чувствительность молодого героя.

Новаторское осмысление единства индивидуальных и исторических судеб было развито Фосколо в наиболее значительном его поэтическом произведении – поэме “Гробницы” (1807). Это сохраняющий классицистическую строгость рассказ о мироощущении человека нового века.

Совет

Гробницы, почитаемые потомками, становятся у Фосколо не символом всеразрушающего времени, но, напротив, как бы свидетельством вечного подвижного сцепления прошлого и будущего.

Подобно Вольнею в “Руинах”, Фосколо доказывает, какую высокую нравственную и гражданскую ценность имеет хранимая людьми память о прошедшем.

Такой взгляд на прошлое придал поэме “Гробницы” особый патриотический акцент. Слава великих соотечественников составляет разительный контраст с ничтожным настоящим; но память о свершениях предков делает всякого причастным к национальной славе. А поэзия, обессмертив великие деяния, сама становится важным фактором истории народа, она формирует его самосознание.

Воспетые поэтом старинные верования и традиции, глубоко личные воспоминания и чувства, питающие гражданское сознание человека, – все это открывало новые горизонты перед итальянской поэзией.

Три трагедии, написанные в разное время (“Фиест”, 1797; “Аякс”, 1811; “Риччарда”, 1813, опубл. в Лондоне в 1820 г.), свидетельствуют о том, как неуклонно трансформировалась творческая манера Фосколо: от подражания Альфьери в “Фиесте” он шел к созданию трагедии романтической по настроению и образной системе.

Романтические черты заметны уже в герое трагедии “Аякс” – благородном юноше, разочарованном в человечестве и по собственной воле обрывающем свою жизнь при виде торжествующего зла. “Риччарда” – наиболее романтическая трагедия Фосколо. Романтичен ее навеянный историей сюжет, воскрешающий мрачные времена средневековой феодальной вражды.

Романтичны образы персонажей, то неистовых, то меланхолических, раздираемых противоречивыми страстями. Как это типично именно для итальянского романтизма, трагедия Фосколо непосредственно обращена к национальным чувствам современников.

История братоубийственной феодальной распри, кончающейся лишь со смертью Риччарды и ее преступного отца, Гвельфо, несла в себе глубоко жизненную для Рисорджименто мысль о необходимости гражданского единства.

Обратите внимание

После 1809 г. в сознании поэта обостряются кризисные настроения. В 1815 г. Фосколо навсегда покидает родину, где восторжествовала реакция, и последние годы своей жизни проводит в Англии, полностью утратив веру в то, что его идеи будут поняты и продолжены молодыми отечественными писателями.

Перед отъездом на чужбину Фосколо в 1812-1814 гг. работал над поэмой “Грации”, которая так и осталась незавершенной. Три больших фрагмента ее представляют собой три гимна античным божествам – символам нетленной красоты, облагораживающей низменный мир людей.

Эти гимны, “последний цветок итальянского классицизма”, по выражению Фр. Де Санктиса, рождены воображением, погруженным в мифы древности.

Разуверившийся в действенности творчества, поэт ищет умиротворения в лирическом созерцании, в классической уравновешенности и гармонии стиха и не делает никакой попытки связать их с тревогами и духовными исканиями современности.

И это весьма знаменательно: предаваясь радости творить в тех формах, которые всегда притягивали его своим совершенством, поэт словно бы уже знал, что время их проходит и не им предстоит во всей полноте выразить характер наступившей эпохи. Поэтому “Грации” – гимн классицизму и в то же время приговор его условностям.

Как целостное художественное направление, которому принадлежит ведущий голос в литературе Рисорджименто, романтизм заявил о себе после 1816 г., когда стали появляться первые теоретические манифесты новой школы.

В стремлении пробудить общественное и гражданское самосознание в самых широких кругах соотечественников, романтизм стал действенной формой сопротивления всем проявлениям реакции, воцарившейся в Италии в годы Реставрации. Романтики своим творчеством горячо откликались на выступления революционных сил, а нередко и сами активно участвовали в национально-освободительном движении.

В первой половине XIX в. романтизм проходит в своем развитии два этапа. Их хронологическое совпадение с главными фазами национально-освободительной борьбы – еще одно свидетельство того, что судьбы романтизма теснейшим образом связаны в Италии с судьбами Рисорджименто.

Важно

Ранний период романтизма открывается 1816 годом и распространяется на 20-е годы – на время карбонарских заговоров и восстаний. Именно в это время в Ломбардии, одной из наиболее развитых итальянских провинций, принадлежавших тогда Австрии, появляются первые манифесты миланской романтической школы, выходит журнал романтиков “Кончильяторе” (“Примиритель”, 1818-1819).

“Если у нас нет единой политической родины… то кто нам может запретить… создать единую литературную родину”, – писал Джованни Берше в первом манифесте итальянского романтизма “Полусерьезное письмо Златоуста сыну” (1816).

Основная концепция романтизма – концепция национального искусства, одновременно народного и современного по духу и при этом вписывающегося в панораму развития европейского художественного поиска.

Романтики признали нужным не отвергать отечественную традицию, а находить в ней плодотворные импульсы для изображения нравов своей страны.

В “Полусерьезном письме” Берше, в “Литературных приключениях одного дня” (1816) Пьетро Борсьери и в других статьях сотрудников журнала “Кончильяторе”, издававшегося поэтом и критиком Сильвио Пеллико, неприятие устарелых канонов классицистической поэтики сочеталось, как правило, с высокой оценкой наследия просветителей. Так, в журнале не раз подчеркивалось актуальное для итальянцев гражданское содержание в трагедиях Альфьери; создателями современного по духу театра предстают на страницах издания и трагедии Шиллера на исторические сюжеты, и “Карл IX” М. – Ж. Шенье.

Читайте также:  Сочинения об авторе гумилев

Романтики выработали своеобразную теорию жанра исторической драмы, проливающую свет на самую сущность итальянского романтизма. В некоторых своих пунктах эта теория оказала значительное влияние на становление эстетических концепций таких неотделимых от судеб всего европейского романтизма художников, как Стендаль и Гюго.

Так, Эрмес Висконти ставил современное звучание исторической драмы в зависимость от того, насколько правдоподобно раскрыта в ней последовательная связь событий и насколько естественно вписывается в панораму коллективных судеб личная судьба героя.

В “Диалоге о единстве времени и места в драме” (1818), являющемся одним из важнейших теоретических документов итальянского романтизма, Висконти утверждает новый, по сравнению с классицистическим, романтический принцип правдоподобия действия.

Основа его – “воспроизведение происходящего во времени”; имеется в виду изображение естественно и постепенно совершающейся эволюции в сознании, поступках и судьбе героев.

Совет

Перекликаясь с романтическими школами других стран Европы, а иногда и отталкиваясь от их опыта, итальянские романтики создали высокие образцы лирики и сатиры, разработали самобытные жанры исторического романа и драмы.

Источник: http://sochinenie.blogspot.com/2012/04/blog-post_21.html

Сочинения по произведениям Фосколо У. – Интеллектуальная Кобринщина

Сочинения по произведениям Фосколо У.

Последние письма Якопо Ортиса

  1. Роман в письмах Уго Фосколо «Последние письма Якопо Ортиса»

Роман в письмах Уго Фосколо «Последние письма Якопо Ортиса»

Действие начинается в октябре 1789 г., завершается в марте 1799 г. и разворачивается в основном на севере Италии, в окрестностях Венеции. Повествование представляет собой письма главного героя, Якопо Ортиса, своему другу Лоренцо, а также воспоминания Лоренцо о Якопо.

В октябре 1797 г.

был подписан договор между наполеоновской Францией и Австрией, по которому Бонапарт уступал австрийцам Венецию, а получал Бельгию и Ионические острова. Этот договор перечеркнул надежды венецианцев на освобождение их родины от австрийского владычества, надежды, связывавшиеся первоначально с императором Франции, воплощавшим в глазах итальянцев Великую французскую революцию.

Многие молодые венецианцы, боровшиеся за свободу, оказались внесенными австрийскими властями в проскрипционные списки и обречены на изгнание. Вынужден был покинуть родной город и Якопо Ортис, оставивший в Венеции мать и уехавший в скромное семейное поместье в Эвганейских горах.

В письмах другу, Лоренцо Альдерани, он оплакивает трагическую судьбу своей родины и молодого поколения итальянцев, для которых в родной стране нет будущего.

Уединение юноши разделял лишь его верный слуга Микеле. Но вскоре одиночество Якопо было нарушено визитом соседа, синьора Т.

, проживавшего в своем поместье вместе с дочерьми — белокурой красавицей Терезой и четырехлетней крошкой Изабеллой. Измученный душой Якопо нашел утешение в беседах с умным, образованным соседом, в играх с малышкой, в нежной дружбе с Терезой. Очень скоро молодой человек понял, что беззаветно любит Терезу.

Познакомился Якопо и с другом семьи, Одоардо, серьезным, положительным, начитанным, но совершенно чуждым тонких душевных переживаний и не разделяющим возвышенные политические идеалы Якопо. Во время прогулки в Аркуа, к дому Петрарки, взволнованная Тереза неожиданно доверила Якопо свою тайну — отец выдает ее замуж за Одоардо.

Девушка не любит его, но они разорены; из-за своих политических взглядов отец скомпрометирован в глазах властей; брак с состоятельным, разумным, благонадежным человеком, по мнению отца, обеспечит будущее дочери и укрепит положение семьи Т. Мать Терезы, пожалевшая дочь и посмевшая возразить мужу, была вынуждена после жестокой ссоры уехать в Падую.

Обратите внимание

Исповедь Терезы потрясла Якопо, заставила его жестоко страдать и лишила того призрачного покоя, который он обрел вдали от Венеции. Он поддался уговорам своей матери и уехал в Падую, где намеревался продолжить свое образование в университете.

Но университетская наука показалась ему сухой и бесполезной; он разочаровался в книгах и велел Лоренцо продать свою огромную библиотеку, оставшуюся в Венеции. Светское общество Падуи отвергло Якопо: он высмеивал пустую болтовню салонов, открыто называл негодяев негодяями и не поддавался чарам холодных красавиц.

В январе Ортис вернулся в Эвганейские горы. Одоардо уехал по делам, и Якопо продолжал посещать семейство Т. Лишь видя Терезу, он чувствовал, что жизнь пока не покинула его. Он искал встреч с нею и одновременно боялся их. Как-то, читая Стерна, Якопо поразился сходству истории, рассказанной в романе, с судьбой юной Лауретты, которую когда-то знали оба друга, — после смерти возлюбленного она потеряла разум.

Соединив перевод части романа с истинной историей Лауретты, Якопо хотел дать прочесть это Терезе, дабы она поняла, как тягостна неразделенная любовь, но не осмелился смущать душу девушки. А вскоре Лоренцо сообщил другу, что Лауретта умерла в страданиях. Лауретта стала для Якопо символом истинной любви.

Но юноше довелось увидеть и другое — у синьора Т. он встретил девушку, которую когда-то любил один его ныне покойный друг. Ее выдали замуж по расчету за благонамеренного аристократа. Теперь она поразила Якопо своей пустой болтовней о шляпках и откровенным бессердечием.

Однажды на прогулке Якопо не выдержал и поцеловал Терезу.

Потрясенная девушка убежала, а молодой человек ощутил себя на вершине блаженства. Однако приближалось неминуемое возвращение Одоардо, а от Терезы Якопо услышал роковые слова: «Я никогда не буду вашей».

Одоардо вернулся, и Якопо совершенно утратил душевное равно* весие, исхудал, побледнел.

Словно обезумев, он бродил по полям, терзался и беспричинно рыдал. Встреча с Одоардо закончилась бурной ссорой, поводом для которой послужили проавстрийские взгляды Одоардо. Синьор Т., любивший и понимавший Якопо, стал догадываться о его чувствах к Терезе.

Важно

Тревожась из-за болезни юноши, он тем не менее сказал Терезе, что любовь Ортиса может толкнуть семью Т. в пропасть. Уже начались приготовления к свадьбе, а Якопо слег в приступе жестокой лихорадки.

Ортис считал себя виновным в том, что разрушил душевное спокойствие Терезы. Едва поднявшись на ноги, он отправился в путешествие по Италии.

Он побывал в Ферраре, Болонье, Флоренции, где, глядя на памятники великого прошлого Италии, с горечью размышлял о ее настоящем и будущем, сравнивая великих предков и жалких потомков.

Важным этапом в путешествии Якопо стал Милан, где он встретился с Джузеппе Парини, известным итальянским поэтом.

Ортис излил старому поэту душу и нашел в нем единомышленника, также не принимавшего конформизма и мелочности итальянского общества. Парини пророчески предсказал Ортису трагический жребий.

Якопо намеревался продолжить скитания во Франции, однако остановился в городке в Лигурийских Альпах, где столкнулся с молодым итальянцем, бывшим лейтенантом наполеоновских войск, когда-то с оружием в руках боровшимся против австрийцев. Теперь он оказался в изгнании, в нищете, не в силах прокормить жену и дочь.

Якопо отдал ему все деньги; горестная судьба лейтенанта, обреченного на унижения, вновь напомнила ему о тщете существования и о неизбежности крушения надежд.

Добравшись до Ниццы, Ортис решил вернуться в Италию: кто-то сообщил ему новость, о которой предпочел умолчать Лоренцо, — Тереза уже обвенчана с Одоардо. «В прошлом — раскаяние, в настоящем — тоска, в будущем — страх» — так теперь представлялась жизнь Ортису. Перед возвращением в Эвганейские горы он заехал в Равенну поклониться могиле Данте.

Совет

Вернувшись в поместье, Якопо лишь мельком увидел Терезу в сопровождении мужа и отца. Глубокое душевное страдание толкало Якопо на безумные поступки. Он носился ночью верхом по полям и однажды случайно сбил конем насмерть крестьянина. Юноша сделал все, чтобы семья несчастного ни в чем не нуждалась.

У Якопо хватило сил нанести еще один визит семейству Т.

Он говорил о предстоящем путешествии и сказал, что они долго не увидятся. Отец и Тереза почувствовали, что это не просто прощание перед отъездом.

Рассказ о последней неделе жизни Якопо Ортиса по крупицам собрал Лоренцо Альдерани, включив туда и фрагменты записей, найденные в комнате Якопо после его смерти.

Якопо признавался в бесцельности собственного существования, в душевной пустоте и в глубоком отчаянии. По словам слуги Микеле, большую часть написанного накануне смерти его хозяин сжег. Собрав последние силы, юноша отправился в Венецию, где встретился с Лоренцо и с матерью, которую убедил, что возвращается в Падую, а затем продолжит путешествие.

В родном городе Якопо посетил могилу Лауретты. Проведя в Падуе лишь один день, он вернулся в поместье.

Лоренцо заехал к другу, надеясь уговорить его отправиться путешествовать вместе, но увидел, что Ортис ему не рад. Якопо как раз собирался к синьору Т. Лоренцо не решился оставить друга одного и пошел с ним.

Они увиделись с Терезой, однако встреча прошла в тяжелом молчании, только маленькая Изабелла неожиданно разрыдалась и ее никто не мог успокоить. Потом Лоренцо узнал, что к этому времени Якопо уже приготовил прощальные письма: одно — другу, другое — Терезе.

Микеле, спавшему в соседней комнате, ночью показалось, что из спальни хозяина доносятся стоны.

Обратите внимание

Однако в последнее время Ортиса часто мучили кошмары, и слуга не зашел к Якопо. Утром дверь пришлось взломать — Якопо лежал на постели, залитый кровью. Он вонзил себе в грудь кинжал, пытаясь попасть в сердце. У несчастного хватило сил вытащить оружие, и кровь рекой текла из обширной раны. Юноша умирал, но еще дышал.

Врача не оказалось дома, и Микеле бросился к синьору Т. Тереза, узнав о несчастье, потеряв сознание, упала на землю. Ее отец кинулся в дом Ортиса, где успел принять последний вздох Якопо, которого всегда любил как сына.

На листе бумаги, брошенном на столе, можно было прочесть «дорогая мама…», а на другом — «Тереза ни в чем не виновата…»

Из Падуи вызвали Лоренцо, Якопо в прощальном письме просил друга заняться похоронами. Тереза все эти дни провела в полном молчании, погруженная в глубокий траур. Похоронили Якопо Ортиса в скромной могиле у подножия холма в Эвганейских горах.

Источник: http://kobriniq.ru/obshie/sochineniya-po-proizvedeniyam-foskolo-u

Ссылка на основную публикацию