Сочинения об авторе мандельштам

Сочинение «Мандельштам и его трагическая судьба»

Мандельштам сочинение.

История русской литературы складывается из творчества писателей, чьи судьбы часто складывались трагически.  ХХ век встретил мастеров слова революцией и связанной с ней жесткой цензурой. Никому не позволялось осуждать осуществляемые в стране изменения – в лучшем случае это грозило пытками, ссылками, каторгой.

Многие писатели и поэты, изначально положительно отнесшиеся к революции, позже осознали всю неоднозначность происходящего и хотели рассказать об этом миру в своем творчестве. К числу таких творцов «серебряного века» относится Осип Эмильевич Мандельштам.

Уже раннее творчество поэта подвергается внимательному прочтению большевистской властью.

Автор знает об этом, и первое время его сборники печатаются в России.

Обратите внимание

Одним из наиболее значительных произведений Осипа Мандельштама является стихотворение «Сумерки свободы», в котором автор откликается на события революции, отчаянно призывая русский народ собраться с силами:

«Прославим роковое бремя,

Которое в слезах народный вождь берет.

Прославим власти сумрачное бремя,

Ее невыносимый гнет».

Это произведение еще не вызвало гнева властей, но за написанные позже стихи «Горец», «За гремучую смесь» и «Старый Крым» автор ответил по всей строгости. В 1933 г. О. Мандельштам пишет памфлет «Горец», в котором открыто осуждает И. Сталина и его режим.

Близкий товарищ поэта Б. Пастернак, переживая за жизнь друга, советует ему уничтожить стихи, но О. Мандельштам не следует совету, и уже в начале следующего года его арестовывают. Как только О.

Мандельштам выступает против своеволия властей, его голос замолкает на родной земле.

Окружение поэта было уверено в том, что за свое откровенное стихотворение его лишат жизни, но судьба О. Мандельштама сложилась иначе. Поэта на три года отправили в ссылку, а после этого запретили проживание в крупных российских городах.

Такое снисходительное наказание позже вызвало недоумение у исследователя жизни и творчества поэта, ведь большинство писателей ХХ века заплатили слишком высокую цену за свои произведения.

Предполагается, что вождь был удивлен смелостью поэта и поражен его прямолинейностью.

После окончания ссылки О. Мандельштам снова пишет стихотворение об И. Сталине, но уже другого характера. Теперь их можно назвать положительными.

Важно

Доподлинно известно, что такие изменения в творчестве связаны с разговором поэта и вождя, в котором последний дает автору понять, что лишь хвалебные стихи смягчат его судьбу. Своими новыми строками О.

Мандельштам пытается реабилитироваться, но уже в следующем году его снова арестовывают и в конце 1938 года он умирает. По официальным документам поэта сразила внезапная сердечная смерть.

О. Мандельштам прожил недолгую жизнь, но оставил после себя ценное поэтическое достояние. Он относится к тем поэтам, чье творчество не оставляет безразличным.

Его антисоветские стихи вызывают восхищение, а поздние хвалебные стихотворения вождю вызывают возмущение и боль за судьбу талантливого поэта, вынужденного писать по чьей-то указке.

Осипа Мандельштама реабилитировали посмертно, поэтому его творчество еще не исследовано глубоко, а значит, перед читателями открывается целый поэтический мир, который ждет внимательного прочтения и вдумчивого толкования.

Источник: http://vsesoch.ru/o-e-mandelshtam/1416-sochinenie-lmandelshtam-i-ego-tragicheskaya-sudbar.html

Осип Мандельштам – Эссе

Осип Эмильевич Мандельштам

(1891-1938)

Эссе

О собеседнике

Франсуа Виллон

Заметки о Шенье

Петр Чаадаев

Пшеница человеческая

Барсучья нора

Девятнадцатый век

Конец романа

Гуманизм и современность

Выпад

К проблеме научного стиля Дарвина

Разговор о Данте

Из черновых набросков к “Разговору о Данте”

О СОБЕСЕДНИКЕ

Скажите, что в безумце производит на вас наиболее грозное впечатление безумия? Расширенные зрачки – потому что они невидящие, ни на что в частности не устремленные, пустые.

Безумные речи, потому что, обращаясь к вам, безумный не считается с вами, с вашим существованием, как бы не желает его признавать, абсолютно не интересуется вами. Мы боимся в сумасшедшем главным образом того жуткого абсолютного безразличия, которое он выказыва-ет нам.

Нет ничего более страшного для человека, чем другой человек, которому нет до него никакого дела. Глубокий смысл имеет культурное притворство, вежливость, с помощью которой мы ежеминутно подчеркиваем интерес друг к другу.

Совет

Обыкновенно человек, когда имеет что-нибудь сказать, идет к людям, ищет слушателей; – поэт же наоборот,- бежит “на берега пустынных волн, в широкошумные дубровы”. Ненормаль-ность очевидна… Подозрение в безумии падает на поэта.

И люди правы, когда клеймят именем безумца того, чьи речи обращены к бездушным предметам, к природе, а не к живым братьям. И были бы вправе в ужасе отшатнуться от поэта, как от безумного, если бы слово его действитель-но ни к кому не обращалось.

Но это не так.

Да простит мне читатель наивный пример, но и с птичкой Пушкина дело обстоит не так уж просто. Прежде, чем запеть, она “гласу бога внемлет”. Очевидно, ее связывает “естественный договор” с хрестоматийным богом честь, о которой не смеет мечтать самый гениальный поэт… С кем же говорит поэт? Вопрос мучительный и всегда современный.

Предположим, что некто, оставляя совершенно в стороне юридическое, так сказать, взаимоотношение, которым сопровождается акт речи (я говорю – значит, меня слушают и слушают не даром, не из любез-ности, а потому, что обязаны), обратил свое внимание исключительно на акустику.

Он бросает звук в архитектуру души и, со свойственной ему самовлюбленностью, следит за блужданиями его под сводами чужой психики. Он учитывает звуковое приращение, происходящее от хорошей акустики, и называет этот расчет магией.

В этом отношении он будет похож на “prestre Martin”1 средневековой французской пословицы, который сам служит мессу и слушает ее. Поэт не только музыкант, он же и Страдивариус, великий мастер по фабрикации скрипок, озабоченный вычислением пропорций “коробки” психики слушателя.

В зависимости от этих пропорций – удар смычка или получает царственную полноту, или звучит убого и неуверенно.

Но, друзья мои, ведь музыкальная пьеса существует независимо от того, кто ее исполняет, в каком зале и на какой скрипке! Почему же поэт должен быть столь предусмотрителен и заботлив? Где, наконец, тот поставщик живых скрипок для надобностей поэта – слушателей, чья психика равноценна “раковине” работы Страдивариуса? Не знаем, никогда не знаем, где эти слушатели… Франсуа Виллон писал для парижского сброда середины XV века, а мы находим в его стихах живую прелесть…

1 “Отец Мартин” (фр.).

Обратите внимание

У каждого человека есть друзья. Почему бы поэту не обращаться к друзьям, к естественно близким ему людям? Мореплаватель в критическую минуту бросает в воды океана запечатанную бутылку с именем своим и описанием своей судьбы.

Спустя долгие годы, скитаясь по дюнам, я нахожу ее в песке, прочитываю письмо, узнаю дату события, последнюю волю погибшего. Я вправе был сделать это. Я не распечатал чужого письма. Письмо, запечатанное в бутылке, адресовано тому, кто найдет ее. Нашел я.

Значит, я и есть таинственный адресат.

Мой дар убог, и голос мой не громок,

Но я живу, и на земли мое

Кому-нибудь любезно бытие:

Его найдет далекий мой потомок

В моих стихах; как знать? душа моя

Окажется с душой его в сношеньи,

И как нашел я друга в поколеньи,

Читателя найду в потомстве я.

Читая стихотворение Боратынского, я испытываю то же самое чувство, как если бы в мои руки попала такая бутылка. Океан всей своей огромной стихией пришел ей на помощь,- и помог исполнить ее предназначение, и чувство провиденциального охватывает нашедшего. В бросании мореходом бутылки в волны и в посылке стихотворения Боратынского есть два одинаковых отчетливо выраженных момента.

Письмо, равно и стихотворение, ни к кому в частности определенно не адресованы. Тем не менее оба имеют адресата: письмо – того, кто случайно заметил бутылку в песке, стихотворение – “читателя в потомстве”. Хотел бы я знать, кто из тех, кому попадутся на глаза названные строки Боратынского, не вздрогнет радостной и жуткой дрожью, какая бывает, когда неожиданно окликнут по имени.

Я не знаю мудрости, годной для других,

Только мимолетности я влагаю в стих.

В каждой мимолетности вижу я миры,

Полные изменчивой радужной игры.

Не кляните, мудрые. Что вам до меня?

Я ведь только облачко, полное огня,

Я ведь только облачко. Видите, плыву

И зову мечтателей… Вас я не зову!

Какой контраст представляет неприятный, заискивающий тон этих строк с глубоким и скромным достоинством стихов Боратынского. Бальмонт оправдывается, как бы извиняется.

Непростительно! Недопустимо для поэта! Единственное, чего нельзя простить. Ведь поэзия есть сознание своей правоты. Горе тому, кто утратил это сознание. Он явно потерял точку опоры. Первая строка убивает всё стихотворение.

Поэт сразу определенно заявляет, что мы ему неинтересны:

Я не знаю мудрости, годной для других.

Неожиданно для него, мы платим ему той же монетой: если мы тебе не интересны, и ты нам не интересен. Какое мне дело до какого-то облачка, их много плавает… Настоящие облака, по крайней мере, не издеваются над людьми. Отказ от “собеседника” красной чертой проходит через поэзию, которую я условно называю бальмонтовской.

Нельзя третировать собеседника: непонятый и непризнанный, он жестоко мстит. У него мы ищем санкции, подтверждения нашей правоте. Тем более поэт. Заметьте, как любит Бальмонт ошеломлять прямыми и резкими обращениями на “ты”: в манере дурного гипнотизера.

“Ты” Бальмонта никогда не находит адресата, проносясь мимо, как стрела, сорвавшаяся со слишком тугой тетивы.

И как нашел я друга в поколеньи,

Читателя найду в потомстве я.

Важно

Проницательный взор Боратынского устремляется мимо поколения,- а в поколении есть друзья,- чтобы остановиться на неизвестном, но определенном “читателе”. И каждый, кому попадутся стихи Боратынского, чувствует себя таким “читателем” – избранным, окликнутым по имени…

Почему же не живой конкретный собеседник, не “представитель эпохи”, не “друг в поколеньи”? Я отвечаю: обращение к конкретному собеседнику обескрыливает стих, лишает его воздуха, полета. Воздух стиха есть неожиданное. Обращаясь к известному, мы можем сказать только известное. Это – властный, неколебимый психологический закон.

Нельзя достаточно сильно подчеркнуть его значение для поэзии.

Источник: https://libking.ru/books/prose-/prose-rus-classic/250298-osip-mandelshtam-esse.html

Сочинение на тему “Творчество Осипа Мандельштама”, – Сочинения по литературе

ОСИП МАНДЕЛЬШТАМ — ПОЭТ ИСКУССТВА

Немногие для вечности живут, Но если ты мгновеньем озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен.

О. Мандельштам

Интерес к поэзии как к способу самовыражения возник у Мандельштама в годы учебы в Тенишевском училище — одной из лучших школ Петербурга.

Семнадцатилетний юноша, страстно влюбленный в искусство, увлекающийся историей и философией, уже первыми своими стихами привлек внимание и читателей, и больших мастеров.

Раннее творчество Мандельштама испытало явное влияние поэтов- декадентов. Юный автор заявлял о своем полном разочаровании в жизни, едва начав жить:

Я от жизни смертельно устал, Ничего от нее не приемлю, Но люблю мою бедную землю.

Оттого, что иной не видал.

Поэтическое начало, дебют Мандельштама говорит о вхождении в мир поэта, обладающего глубоким ассоциативно-образным мышлением, стремящегося к равновесию между стихом и словом и помнящего истину: «В многословии несть спасение».

Звук осторожный и глухой Плода, сорвавшегося с древа, Среди немолчного напева

Глубокой тишины лесной…

Этим четверостишием открывается его сборник «Камень», вышедший в 1913 году. Что это, если не автоформула? Юный Мандельштам предвосхитил в ней будущего зрелого Мандельштама — лирика и философа. «Я не знаю в мировой поэзии подобного факта.

Мы знаем истоки Пушкина и Блока, но кто укажет, откуда донеслась до нас новая божественная гармония, которую называют стихами Осипа Мандельштама?» — говорит о юном поэте А. Ахматова. Очевидно, эти слова можно расценивать как высочайшую похвалу поэту.

Но учитель у Мандельштама был, и он сам не раз называл его имя…

С горы скатившись, камень лег в долине. Как он упал? Никто не знает ныне — Сорвался ль он с вершины сам собой, Иль был низринут волею чужой? Столетье за столетьем пронеслося,

Никто еще не разрешил вопроса.

Совет

Это стихотворение Ф. И. Тютчева стало своеобразным «краеугольным камнем» в раннем творчестве Мандельштама. Поясняя смысл заглавия своего первого сборника, поэт в статье «Утро акмеизма «писал, что он поднял тютчевский камень и положил его «в основу своего здания»:

Паденье — неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты,

И камень отрицает иго праха?

В книге «Камень» внимание сосредоточено на культурных ценностях человечества. Заглавие сборника иносказательно: автор видит в зодчестве воплощение духа истории.
Камень, тяжесть, тростинка, птица — ключевые образы поэта. Архитектура приводит его к мысли о победе художественного замысла над бездушным материалом.

Мандельштама можно назвать не поэтом Жизни, а поэтом Искусства. Он полностью погружен в мир литературы и искусства — отсюда насыщенность его произведений ассоциациями, реминисценциями из чужого творчества. Тютчевский образ получил развитие, но пока для Мандельштама он далек от завершения.

Поэт постоянно мысленно возвращается к нему. Неслучайно три первых своих сборника стихов он выпускает под одним и тем же названием — «Камень» и собирается назвать так четвертый.

Для поэта тютчевский камень — это символ поиска связи времен, причин, тех или иных явлений, определения места человека в мире природы и разгадки его «космической» жизни:

Так вот она, настоящая С таинственным миром связь! Какая тоска щемящая, Какая беда стряслась! Мерцающая всегда, Своей булавкой заржавленной

Достанет меня звезда?

У молодого лирика, мечтающего одолеть «врожденным ритмом прирожденную неловкость», звездное небо поначалу вызывает языческий испуг, загадки космоса внушают почтительное любопытство, граничащее с мистическим страхом: Я чувствую непобедимый страх В присутствии таинственных высот…

Обратите внимание

Над головой поэта, как предзнаменование беды, «роковая трепещет звезда», наполняя сердце «мировой туманной болью»:

Там— в беспристрастном эфире, Взвешены сущности наши — Брошены звездные гири

На задрожавшие чаши…

Лирический герой стихов Мандельштама пробует связать цифрами звезды и человеческие чувства, вечность и жизнь человеческую, далекие миры и мир душевный… Иногда ему это почти удается:

Я по лесенке приставной Лез на всклоченный сеновал, — Я дышал звезд млечной трухой, Колтуном пространства дышал… Звезд в ковше Медведицы семь. Добрых чувств на земле пять, Набухает, звенит темь,

И растет, и звенит опять…

Поэта волнуют голоса прошлого, отблески исчезнувших цивилизаций, мифы и предания древних народов. Прислушиваясь к ним, воскрешая их силой своего воображения, он надеется с их помощью разгадать загадку бытия, проникнуть в тайну, которую безуспешно пытался раскрыть Фауст:

При свете дня покрыта тайна мглой, Природа свой покров не снимет перед нами; Увы, чего не мог достигнуть ты душой,

Не объяснить тебе винтом и рычагами!

Читайте также:  Краткая биография лагерквист

Города и страны, народы и цивилизации… Иногда поэта пугает размах собственной фантазии, но «звездные углы» выводят его из оцепенения, и его душа продолжает «неописуемый полет», слагая «вольные былины о смутно пережитом дне»:

Я вздрагиваю от холода, — Мне хочется онеметь. А в небе танцует золото, Приказывает мне петь. Томись, музыкант встревоженный, Люби, вспоминай и плачь, И, с тусклой планеты брошенный,

Подхватывай легкий мяч!

Поэт знал, что пишет для будущих поколений, и верил, что будет понят. Могли ли несчастья испугать того, кто сказал: «Немногие для вечности живут»? Он верил в свой талант и предназначение, верил, что, если «рассыпать пшеницу по эфиру, будет отклик, «отклик неба», оживляемый «дыханием всех веков»:

И, если подлинно поется И полной грудью, наконец, Все исчезает — остается

Пространство, звезды и певец!

Важно

Когда-то Осип Эмильевич писал, что стихи Ф. И. Тютчева подобны «альпийским вечным снегам», которые долгое время были недосягаемы. Но изменился читатель — и Тютчев стал открывать тайники своей поэзии. «Тают, тают тютчевские снега, через полвека Тютчев спускается к нашим домам…». Этими словами Мандельштама можно сказать и о его поэзии. Но если «тютчевские снега» — следствие сложности, философичности, то «снега» Мандельштама — в первую очередь следствие «сталинской стужи», а потом уже всего остального.

Внимание! Для получения значительной скидки, заполните поля и следуйте дальнейшим подсказкам.

Источник: https://referatbooks.ru/literature/essay/sochinenie-na-temu-tvorchestvo-osipa-mandelshtama/

Образ времени в творчестве Мандельштама (сочинение)

Какого бы поэта мы ни взяли, в его стихах отражается время, в которое он жил, эпоха, питавшая его творчество. Осипу Мандельштаму было свойственно удивительное ощущение времени. В его произведениях оно предстаёт исполином, живущим по законам живой природы.

В стихотворении «Век» вздыбленная революцией эпоха видится поэту зверем с перебитым хребтом. Говоря о становлении нового уклада жизни, поэт пишет о том, что «кровь-строительница хлещет горлом из земных вещей». При этом он подчёркивает историческую неотвратимость происходящего, безжалостность революционной ломки.

Однако по мере того как в результате происходящего «строительства» новый режим приобретает всё более конкретные черты, отношение поэта к облику времени меняется. Если в стихотворении «Век» автор сочувствует ему («Но разбит твой позвоночник, мой прекрасный жалкий век!..»), то в 30-е годы поэт остро ощущает себя заложником эпохи.

С наибольшей силой это мироощущение выражено, на мой взгляд, в стихотворении «За гремучую доблесть грядущих веков…».

В стихотворениях этого периода «звериный» лик времени зачастую проявляется в безобидных, на первый взгляд, деталях, которые требуют расшифровки для нас, потомков. Таково, например, стихотворение «Я вернулся в мой город, знакомый до слёз…», его заключительные строки:

Я на лестнице чёрной живу, и в висок

Ударяет мне вырванный с мясом звонок,

И всю ночь напролёт жду гостей дорогих,

Шевеля кандалами цепочек дверных.

Каких «гостей дорогих» ждёт герой? Почему он их ждёт «всю ночь напролёт»? Разгадка, по моему мнению, заключена в последней строке. Сравнение дверных цепочек с кандалами говорит об атмосфере, присущей времени: из истории мы знаем, что при сталинском режиме людей арестовывали и увозили по ночам, так что многие горожане проводили бессонные ночи, ожидая визита «гостей дорогих».

В других стихах Мандельштама мы улавливаем сам дух того жестокого времени, когда случайно сказанное слово могло стать неопровержимой уликой, обернуться непоправимой бедой:

Не говори никому,

Всё, что ты видел, забудь —

Птицу, старуху, тюрьму

Или ещё что-нибудь…

Совет

Судьба Осипа Мандельштама была, как мне кажется, самой трагичной в поколении поэтов, творчество которых мы относим к серебряному веку.

«Век-волкодав» выиграл физическую схватку с человеком, который «по крови своей» не был волком. То была даже не схватка, а расправа, которую никак нельзя считать победой над поэтом.

«Век» и «вечность» — слова одного корня, однако по своему значению они не совпадают. Поэзия Осипа Мандельштама останется в вечности.

Источник: Школьные сочинения на “пятерку”. Для школьников и абитуриентов. – М.: ООО “Мир книги”, 2004

Источник: http://classlit.ru/publ/literatura_20_veka/drugie_avtory/obraz_vremeni_v_tvorchestve_mandelshtama_sochinenie/63-1-0-1824

Сочинение на тему Размышления Мандельштама об историческом пути России» – по русскому языку и литературе

Размышления Мандельштама об историческом пути России были связаны с идеями Чаадаева и Герцена. В 1914 году в статье о Чаадаеве он писал: «С глубокой, неискоренимой потребностью единства, высшего исторического синтеза родился Чаадаев в России…

У него хватило мужества сказать России в глаза страшную правду, – что она отрезана от всемирного единства, отлучена от истории, этого «воспитателя народов Богом». Дело в том, что понимание Чаадаевым истории исключает возможность всякого вступления на исторический путь. Мало одной готовности, мало доброго желания, чтобы «начать» историю. Ее вообще невозможно начать.

Не хватает преемственности, единства. Единства не создать, не выдумать, ему не научиться. Где нет его, там в лучшем случае – «прогресс», а не история, механическое движение часовой стрелки, а не священная связь и смена событий ».

Разговор с Чаадаевым продолжается в статье «О природе слова »: «Чаадаев, утверждая свое мнение, что у России нет истории, то есть что Россия принадлежит к неорга н изованному, неисторическому кругу культурных явлений, упустил одно обстоятельство, – именно: язык. Столь высоко организованный, столь органический язык не только дверь в историю, но и сама история.

Для России отпадением от истории, отлучением от царства исторической необходимости и преемственности, от свободы и целесообра з ности было бы отпадение от языка. «Онемение» двух-трех поколений могло бы привести Россию к исторической смерти… Поэтому совершенно верно, что русская история идет по краешку . .. и готова каждую минуту сорваться в нигилизм, то есть в отлучение от слова.

» С началом войны в Петрограде стали устраивать вечера в пользу раненых. Вместе с Блоком, Ахматовой, Есениным Мандельштам выступает в Тенишевском и Петровском училищах. Его имя не раз встречается в газетных заметках об этих вечерах. В декабре 1915 года Мандельштам выпускает второе издание «Кам н я», по объему почти втрое больше первого.

Во второй «Камень» вошли такие шедевры, как «Вполоборота, о, печаль» («Ахматова »), «Бессоница. Гомер. Тугие паруса», «Я не увижу знаменитой Федры». С борник включал и новые стихи о Петербурге: «Адмиралтейство», «На площадь выб е жав, свободен» (Казанский собор) с подзаголовком «Памяти Воронихина», «Дев полуночных отвага», «В спокойных пригородах снег».

Второй «Кам е нь» получил значительно больше откликов, чем первый. «Это одна из тех редких книг, – писал критик «Одесских новостей», – значительность которых уже заранее надолго предопределяет их судьбу. Осип Мандельштам сохраняет своеобразие поэтического лица – в поэзии современной и прошлой у него нет двойников.

Обратите внимание

Какие бы нити ни связывали Мандельшта ма с акмеизмом, – а в более раннюю пору и с символизмом, – в целом его творчество минует всякие поэтические школы и влияния. В современности он хочет выявить ее сущность». В начале 1916 года в Петроград приезжала Марина Цветаева. На литературном вечере она встретилась с петроградскими поэтами.

С этого «нездешнего» вечера началась ее дружба с Мандельштамом. В своей прозе «История одного посвящения» она рассказывает, как Мандельштам приезжал к ней, и она дарила ему свою любимую Москву: Из рук моих – нерукотворный град Прими, мой странный, мой прекрасный брат.

От этих встреч остались знаменитые цветаевские строки «Откуда такая нежность», «Ты запрокидываешь голову», «Никто ничего не отнял »: Я знаю: наш дар – неравен. Мой голос впервые – тих. Что вам, молодой Державин, Мой невоспитанный стих! Нежней и бесповоротней Никто не глядел вам вслед… Целую вас – через сотни Разъединяющих лет.

Мандельштам ответил ей стихами «На розвальнях, уложенных соломой», «В разноголосице девического хора», «Не веря воскресенья чуду »: Нам остается только имя: Чудесный звук, на долгий срок. Прими ж ладонями моими Пересыпаемый песок. Российский корабль неумолимо двигался к октябрю семнадцатого года. С начала века страна жила ожиданием больших перемен.

Реальность оказалась суровее всех предположений. Немногие сохранили тогда трезвость взгляда перед лицом грандиозных событий, и только Мандельштам ответил на вызов истории стихами ветхо з аветной мощи: Прославим, братья, сумерки свободы, Великий сумеречный год! В кипящие ночные воды Опущен грузный лес тенет.

Восходишь ты в глухие годы, – О, солнце, судия, народ! Прославим роковое бремя, Которое в слезах народный вождь берет. Прославим власти сумрачное бремя, Ее невыносимый гнет. В ком сердце есть, тот долже н слышать, время, Как твой корабль ко дну идет. Ну что ж, попробуем: огромный, неуклюжий, Скри п учий поворот руля. Земля плывет. Мужайтесь, мужи.

Как плугом океан деля, Мы будем помнить и в летейской стуже, Что десяти небес нам стоила земля. Сведения о Мандельштаме в первые месяцы после октября 1917 г . мы находим у Ахматовой: «Особенно часто я встречалась с Мандельштамом в 1917–18 годах, когда жила на Выборгской у Срезневских (Боткинская, 9 )…

в квартире старшего врача Вячеслава Срезневского, мужа моей п одруги Вал е рии Сергеевны. Мандельштам часто заходил за мной, и мы е хали на извозчике по невероятным ухабам р е волюционной зимы, среди знаменитых костров, которые горели чуть ли н е до мая, слушая неизвестно откуда н е сущуюся ружейную трескотню.

Важно

Так мы ездили на выступления в Академию худож е ств, где происходили вечера в пользу раненых и где мы оба несколько раз выступали. Был со мной О. Э. на концерте Вутомо-Названовой в консерватории, где она пела Шуберта. (см. «Нам пели Шуберта. ..»). К этому времени относятся все обращенные ко мне стихи: «Я не искал в цветущие мгновенья» (декабрь 1917 года).

«Твое чудесное произношенье»; ко мне относится странное, отчасти сбывшееся предсказание: Когда – нибудь в столице шалой На диком празднике у берега Невы Под звуки омерзитель н ого бала Сорвут платок с прекрасной головы…» В начале весны 19 1 8 года Мандельштам уезжает в Москву.

По-видимому, последнее из написанных перед отъездом стихотворение «На страшной высоте блуждающий огонь »: Прозрачная весна над черною Невой Сломалась, воск бессмертья тает… О, если ты звезда, – Петроноль, город твой, Твой брат, Петрополь, умирает! Начинаются скитания Мандельштама по России: Москва, Киев, Ф е одосия… Я изучил науку расставанья В простоволосых жалобах ночных.

Жуют волы, и длится ожиданье – Последний час вигилий городских… Кто может знать при слове “расставанье”, Какая нам разлука предстоит… В 1919 г . в Киев е Мандельштам познакомился с двадцатилетней Надеждой Яковлевной Хазиной, которая стала его женой . Волны граждан ской войны прокатывались через Киев. Горожане потеряли счет сменам власти. Мандельштама тянуло на юг.

Казалось, там можно пережить грозные времена. Чуя грядущие казни, от рева событий мятежных Я убежал и нереидам на Черное море… После целого ряда приключений, побывав во врангелевской тюрьме, Манд е льштам осенью 1920 г . возвращается в Петроград.

Вот как выглядел город в то время, по воспоминаниям Ахматовой: «Все старые петербургские вывески были еще на своих местах, но за ними, кроме пыли, мрака и зияющей пустоты, ничего не было. Сыпняк, голод, расстрелы, темнота в квартирах, сырые дрова, опухшие до н е узнаваемости люди… Город не просто изменился, а решительно превратился в свою противоположность». Мандельштам поселился в «Доме искусств» – елисеевском особняке на Мойке, 59, превращенном в общежитие для писателей и художников. В «Доме искусств» жили Гумилев, Шкловский, Ходасевич, Лозинский, Лунц, Зощенко, художник Добужинский, у которого собирались ветераны «Мира искусства». «Жили мы в убогой роскоши Дома искусств, – пишет Мандельштам, – в Елисеевском доме, что выходит на Морскую, Невский и на Мойку, поэты, художники, ученые, странной семьей, полупомешанные на пайках, одичалые и сонные… Это была суровая и прекрасная зима 20–21 года . .. Я любил этот Невский, пустой и черный, как бочка, оживляемый только г лазастыми автомобилями и редкими, редкими прохожими, взятыми на учет ночной пустыней ». 21 октября 1920 года Мандельштам впервые выступал в Клубе поэтов в доме Мурузи (Литейный, 24) .

Сочинение на тему Размышления Мандельштама об историческом пути России»
Мандельштам О.Э.
Стр. 1

Сочинение на тему Размышления Мандельштама об историческом пути России»
Мандельштам О.Э.
Стр. 2

Сочинение на тему Размышления Мандельштама об историческом пути России»
Мандельштам О.Э.
Стр. 3

Источник: http://my-soch.ru/sochinenie/sochinenie-laquorazmyshleniya-mandelshtama-ob-istoricheskom-puti-rossiiraquo

Осип Мандельштам. Иосиф Эмильевич Мандельштам – Русский Поэт Прозаик

Русский поэт и прозаик. Переводчик. Эссеист. Критик. Литературовед.
Один из крупнейших русских поэтов XX века.

Осип Мандельштам родился 15 января 1891 года в городе Варшава, Польша. Мальчик вырос в семье кожевенника и мастера перчаточного дела.

Старинный еврейский род Мандельштамов дал миру известных раввинов, физиков и врачей, переводчиков Библии и историков литературы.

Совет

Вскоре после рождения Осипа, его семья переехала в город Павловск недалеко от Санкт-Петербурга, а затем в 1897 году и в сам Петербург.

    В 1900 году Осип Мандельштам поступил в Тенишевское училище. Большое влияние на формирование юноши во время учебы оказал преподаватель русской словесности Владимир Гиппиус. В училище Мандельштам начал писать стихи, одновременно увлекшись идеями эсеров.

    Сразу же после окончания в 1907 году училища Мандельштам уехал в Париж, слушал лекции в Сорбонне. Во Франции Мандельштам открыл для себя старофранцузский эпос, поэзию Франсуа Вийона, Шарля Бодлера, Поля Верлена. Познакомился с поэтом Николаем Гумилевым.

     В 1910 году поэт жил в Берлине, занимался философией и филологией в Гейдельбергском университете. В октябре 1910 года вернулся в Санкт-Петербург.

Литературный дебют Мандельштама состоялся в том же году, когда в журнале «Аполлон» напечатаны пять его стихотворений.

В эти годы увлекался идеями поэтов-символистов, стал частым гостем Вячеслава Иванова, теоретика символизма, у которого собирались талантливые литераторы.

     Через год Осип Мандельштам, желая систематизировать свои знания, поступил на историко – филологический факультет Петербургского университета.

Читайте также:  Краткая биография мориак

К этому времени прочно вошел в литературную среду, принадлежал к группе акмеистов, от греческого «акме», высшая степень чего-либо, цветущая сила, к организованному Николаем Гумилевым «Цеху поэтов», в который входили Анна Ахматова, Сергей Городецкий, Михаил Кузмин.

Обратите внимание

     В 1913 году в издательстве «Акмэ» вышла первая книга Мандельштама «Камень», куда вошли двадцать три стихотворения. К этому времени поэт уже отошел от влияния символизма.

В эти годы стихи Мандельштама часто печатались в журнале «Аполлон», молодой поэт завоевывал известность.

В декабре 1915 года вышло второе издание «Камня», издательства «Гиперборей», по объему почти втрое больше первого.

     В начале 1916 года на литературном вечере в Петрограде Мандельштам познакомился с Мариной Цветаевой. С этого вечера началась их дружба, своеобразным «поэтическим» итогом которой стало несколько стихотворений, посвященных поэтами друг другу.

    1920-е годы стали для Мандельштама временем интенсивной и разнообразной литературной работы. Вышли новые поэтические сборники: Tristia , «Вторая книга», «Камень» – 3-е издание. Стихи поэта печатались в Петрограде, Москве, Берлине. Мандельштам опубликовал ряд статей по важнейшим проблемам истории, культуры и гуманизма: «Слово и культура», «О природе слова», «Пшеница человеческая».

     Вскоре, Мандельштам выпустил автобиографическую книгу «Шум времени». Вышли несколько книг для детей: «Два трамвая», «Примус», «Шары». В 1928 году опубликована последняя прижизненная книга стихов Мандельштама «Стихотворения», а чуть позже, сборник статей «О поэзии» и повесть «Египетская марка».

     Много времени поэт отдавал переводческой работе. В совершенстве владея французским, немецким и английским языками в целях заработка, брался за переводы прозы современных зарубежных писателей.

С особой тщательностью относился к стихотворным переводам, проявляя высокое мастерство. В 1930-е годы, когда началась открытая травля поэта, и печататься становилось все труднее, перевод оставался той отдушиной, где поэт мог сохранить себя.

В эти годы Мандельштам перевел десятки книг.

Важно

    В 1930 году Осип Эмильевич посетил Армению. Результатом этой поездки явилась проза «Путешествие в Армению» и стихотворный цикл «Армения», который лишь частично опубликован в 1933 году.

Осенью 1933 года написал эпиграмму против Сталина «Мы живем, под собою не чуя страны…», за которую в мае 1934 года оказался арестован. Его выслали в Чердынь на Северном Урале, где пробыл две недели, заболел и попал в больницу. Затем поэта выслали в Воронеж, где работал в газетах и журналах, на радио.

После окончания срока ссылки Мандельштам вернулся в Москву, но здесь ему жить запретили, поэтому пришлось переехать в Тверь.

     В мае 1938 года поэта вновь арестовали. Приговор, пять лет лагерей за контрреволюционную деятельность. Этапом отправлен на Дальний Восток. Умер Осип Мандельштам от тифа 27 декабря 1938 года в больничном бараке в пересыльном лагере на Второй речке, сейчас в черте города Владивостока. Похоронен в братской могиле. Место захоронения до сих пор неизвестно.

    Имя Осипа Мандельштама оставалось в СССР под запретом около 20 лет. Жена поэта Надежда Яковлевна Мандельштам сохранила его стихи, которые в 1960-х годах стало возможным опубликовать. В настоящее время изданы все произведения Осипа.

Собрания сочинений

Мандельштам О. Э. Собрание сочинений в трех томах. Вступительные статьи проф. Кларенса Брауна, проф. Г. П. Струве, Б. А. Филиппова. – Washington: Inter-Language Literary Associates/Международное Литературное Содружество, 1967Мандельштам, Осип. Собрание сочинений. IV – дополнительный том.

Под редакцией Г. Струве, Н. Струве, Б. Филиппова. – Paris: YMCA-Press, 1981Мандельштам О. Э. Сочинения. В 2 т. – М.: Художественная литература, 1990, 200 000 экз.Том 1 – 640 с.Том 2 – 464 с.Мандельштам О. Э. Собрание сочинений в 4 т. – Изд-во «Арт-Бизнес-Центр», 1993-1999.

Подготовлено Мандельштамовским обществом.Мандельштам О. Э. Полное собрание сочинений и писем. В 3 т. Сост., подг. текста и комм. А. Г. Меца. – М.: Прогресс-Плеяда, 2009-2011Том 1. Стихотворения. / Вступ. ст. Вяч. Вс. Иванова. – 2009, 808 стр.Том 2. Проза. – 2010, 760 стр. Том 3. Проза.

Письма. – 2011, 944 стр.

Совет

Приложение. Летопись жизни и творчества. / Сост. А. Г. Мец при участии С. В. Василенко, Л. М. Видгофа, Д. И. Зубарева, Е. И. Лубянниковой. – 2014, 536 с.

Источник: https://ruspekh.ru/events/item/osip-mandelshtam

Особенности творчества Осипа Мандельштама

Характер творчества Осипа Мандельштама определяется непростым временем, в котором он жил. Революция, сталинские репрессии, горечь и страх за судьбу Родины и свою собственную. Его поэзия не приобрела широкой известности. Однако по силе ее звучания автора смело можно поставить наряду с такими известными личностями, как Ахматова, Маяковский, Есенин…

Свой первый сборник Мандельштам назвал «Камень». И это неслучайно, ведь слова стихов – это камни, твердые, основательные, которые ложатся в кладку духовности.

Гумилев как-то отметил, что главным вдохновителем для Осипа Эмильевича стал русский язык. И это тем более удивительно, что Мандельштам не имел русских корней.

Тем не менее, в своих стихах поэт широко использует певучесть и необыкновенное богатство речи, как, например, в поэзии «Пилигрим»:

Слишком легким плащом одетый,

Повторяю свои обеты.

Ветер треплет края одежды —

Не оставить ли нам надежды?..

Какая-то непривычная тоска, унылое настроение живут в сборнике «Камень». Возможно, время оставило свой отпечаток на мировоззрении литературного героя. «Печаль» для него – ключевое слово. «Я печаль, как птицу серую, в сердце медленно несу», – признается он. Но наряду с этим в восприятии мира живут юношеское удивление и светлая радость.

Дано мне тело — что мне делать с ним,

Таким единым и таким моим?..

…На стекла вечности уже легло

Мое дыхание, мое тепло.

Воспевание культурных ценностей разных народов присуще всем поэтам начала 20 века. Осип Мандельштам развил это наиболее полно, поскольку, возвращаясь к достоянию разных исторических эпох и народов, лирик приходит к выводу, что духовные ценности не имеют национальности, они принадлежат всем.

В стихотворении «Мы живем, под собою не чуя страны», Осип Мандельштам осуждает процессы, происходящие в государстве. Поэт осуждает тупую покорность толпы, которая боится высказывать свое мнение. Лирический герой выступает как гражданин – переживающий, думающий.

Обратите внимание

Однако, линия осуждения «вождя всех народов» у Мандельштама непоследовательна. Со временем он вдруг начинает восхищаться «отцом», чувствуя свою вину за прежнюю резкость. Просит всех талантливых личностей идти в ногу со временем, а значит и вождем:

Художник, помоги тому, кто весь с тобой,

Кто мыслит, чувствует и строит…

Трудно сказать, насколько искренними были написанные Мандельштамом строки. Достаточно отметить, что в то время строго каралось инакомыслие. И такая подавленность и неприкаянность лирического героя вполне отражает суть эпохи, которая душила любой творческий порыв. Смерть настигла Осипа Мандельштама в ГУЛАГе.

Будучи человеком образованным и всесторонне развитым, поэт Мандельштам, верил, что все в истории закономерно, и для его страны период мрака, в конце концов, сменится временем расцвета.

Но в книгах ласковых и в играх детворы

Воскресну я сказать, что солнце светит…

(1 votes, average: 5.00

Источник: https://school-essay.ru/osobennosti-tvorchestva-osipa-mandelshtama.html

Готовые школьные сочинения

Апр
21 2010

Жизнь и творчество О. Э. Мандельштама

МАНДЕЛЬШТАМ Осип Эмильевич [3 (15) января 1891, Варшава 27 декабря 1938, лагерь Вторая Речка под Владивостоком], русский поэт, прозаик, переводчик, эссеист. Начинал как представитель акмеизма.

Поэзия насыщена культурно-историческими образами и мотивами, отмечена конкретно-вещественным восприятием мира, трагическим переживанием гибели культуры. Сборники «Камень» (1913), « Tristia » (1922), цикл «Воронежские тетради» (опубликован 1966).

Книга «Разговор о Данте» (опубликована 1967), автобиографическая проза, статьи о поэзии. Репрессирован; реабилитирован посмертно.
“Стихи о неизвестном солдате” — основное стихотворение “Третьей Воронежской тетради”.

Оно само по себе является циклом, вокруг которого располагаются дополнительные тематические (и словесные) циклы.” В частности, “небесные” стихи. Предтечей “Солдата” безусловно является стихотворение, написанное еще в 1923 г . — “А небо будущим беременно …

Опять войны разноголосица
На древних плоскогорьях мира,
И лопастью пропеллер лоснится,

Как кость точеная тапира …

Итак, готовьтесь жить во времени,
Где нет ни волка, ни тапира,
А небо будущим беременно —

Пшеницей сытого эфира …

Давайте бросим бури яблоко
На стол пирующим землянам.
И на стеклянном блюде облака

Поставив яств посередине…

Как шапка холода альпийского,
Из года в год в жару и лето,
На лбу высоком человечества
Войны холодные ладони.
А ты, глубокое и сытое,
Забременевшее лазурью,
Как чешуя многоочитое ,
И альфа и омега бури:
Тебе чужое и безбровое,
Из поколенья в поколенье, —
Всегда высокое и новое

Передается удивление.

Важно

Как видно из этих строчек основные темы для будущего шедевра уже намечены (собственно, само это стихотворение — также самостоятельный шедевр, но все же …) Тема Неба, Тема Войны и Смерти, Тема Человека во Вселенной, Тема Будущего.

В этом произведении уже взята та непостижимая метафизическая высота Слова, которая позже повторится (хотя в искусстве ничего не повторяется — значит будет еще выше, еще непостижимее) — в “Солдате”.
Одновременно с “Солдатом”, в 1937 г .

были написаны еще несколько стихотворений, ступеньками ведущие, подготавливающие нас к той головокружительной вершине, которая предстоит в итоге.

Вот отрывки из них :

Не кладите же мне, не кладите
Остроласковый лавр на виски,
Лучше сердце мое разорвите
Вы на синего неба куски …
И когда я усну, отслуживши,
Всех живущих прижизненный друг,
Он раздастся и глубже и выше —

Отклик неба — в остывшую грудь.

Заблудился я в небе — что делать?
Тот, кому оно близко — ответь!
Легче было вам, Дантовых девять
Атлетических дисков звенеть,

Задыхаться, чернеть, голубеть …

Может быть, это точка безумия,
Может быть, это совесть твоя
Узел жизни, в котором мы узнаны
И развязаны для бытия.
…………………………………………
Чистых линий пучки благородные,
Направляемы тихим лучом,
Соберутся, сойдутся когда-нибудь

Словно гости с открытым челом …

“Работая над “Солдатом”, точнее над его “небесной” частью, О.Мандельштам вспомнил слова Гумилева о том, что у каждого поэта свое отношение к звездам, и сказал, жалуясь, что у него звезды появляются, когда материал кончается …”

До чего эти звезды изветливы ?
Все им нужно глядеть — для чего?
В осужденье судьи и свидетеля,
В океан без окна вещество.
или —
Для того ль заготовлена тара
Обаянья в пространстве пустом,
Чтобы белые звезды обратно

Чуть-чуть красные мчались в свой дом?..

Читая эти строчки, хочется продолжить фразу Мандельштама, слегка изменив ее — ” … когда о тработанный материал кончается, и появляется нечто новое …” Вообще же Мандельштам слегка лукавил и немного воображал — материал был всегда!

А вот как писал о звездах Афанасий Фет:

Совет

Долго ль впивать мне мерцание ваше,
Синего неба пытливые очи?
Долго ли чуять, что выше и краше

Вас ничего нет во храмине ночи?

Может быть нет вас под теми огнями:
Давняя вас погасила эпоха, —
Так и по смерти лететь к вам стихами

К призракам звезд, буду призраком вздоха?

“Угасшим звездам”

Неправда ли, как “далеки” друг от друга звезды первого и второго поэта, какая разная у них аура, какое разное к ним отношение.

Общее — лишь вечное “звездное вопрошение ” и сами звезды…
“На первом этапе работы разрабатывалась тема пехоты, окопов, свороченных пластов земли (насыпи, осыпи) и неба, если на него смотреть из окопов … Отсюда сохранившийся в окончательном тексте эпитет “дальнобойный” (к слову “воздух”) — дальнобойные орудия — это новинка первой мировой войны, и в этом же отрывке “яд Вердена” — воспоминания об ядовитых газах — нововведении этой же-войны .”

Вот запись из черновика (их было очень много — черновых вариантов на каждый отрывок)

Этот воздух пусть будет свидетелем,
Дальнобойное сердце его,
Яд Вердена — всеядный и деятельный

Океан без окна — вещество …

или другой вариант —

Этот воздух пусть будет свидетелем —
Безымянная манна его —
Сострадательный, темный, владетельный —

Океан без души, вещество …

Темный, отравленный воздух — уже не воздушный океан, а вещество — враждебное, ненастоящее, “химическое вещество”.
“В связи с газами появляется семистишие “Шевелящимися виноградинами угрожают нам эти миры …” Так любимый, воспетый Поэтом виноград, виноградная лоза обыгрывается здесь как нечто смертельное, неживое.

И висят городами украденными,
Золотыми обмолвками, ябедами,

Ядовитого холода ягодами…

“Стихи о неизвестном солдате” начались едва ли не в январе, работа над ними продолжалась не меньше двух месяцев.
“Работая над “Солдатом” О.

МАНДЕЛЬШТАМ как-то сказал: “Получается что-то вроде оратории…” ” И получилось действительно крупное музыкальное — драматическое произведение для хора, певца-солиста и оркестра.

Обратите внимание

Певец — сам Осип Мандельштам, хор — “миллионы убитых задешево …” Истребления Человека Человеком и находит свой апофеоз в строках — “Аравийское месиво, крошево …” Тема Апокалипсиса, конца Жизни — ЭТО ЗРЕНИЕ ПРОРОКА СМЕРТЕЙ
Тема Неизвестного Солдата … Она впервые появилась в черновом (каком по счету?) варианте “Солдата”.
Надежда Мандельштам спросила О. МАНДЕЛЬШТАМ: “На что тебе сдался этот “неизвестный солдат”? Он ответил, что может, он сам — неизвестный солдат. Личная тема, проявившаяся в последней строфе — “Я рожден в ночь с второго на третье Января…” — начинается именно с неизвестного солдата — “И в своей знаменитой могиле неизвестный положен солдат”.

Тема ласточки… Ласточка (как и щегол) — сквозная тема в творчестве Мандельштама. В черновом варианте “Солдата” она звучала как “смертоносная ласточка”. Но затем была отвергнута Поэтом и появились такие окончательные строки

Научи меня, ласточка хилая,
Разучившаяся летать,
Как мне с этой воздушной могилой

Без руля и крыла совладать…

Иносказательно, — это тема авиации, воздушной катастрофы, погибающего летчика … и похороны летчика, т.е. себя

Читайте также:  Краткая биография мелье

Не мучнистой бабочкой белой
В землю я земной прах верну —
Я хочу, чтоб мыслящее тело
Превратилось в улицу, в страну:
Позвоночное, обугленное тело,

Сознающее свою длину.

Поэт ассоциирует себя с летчиком — сначала “холод пространства бесполого”, а потом беспамятство, быстро просмотренная Жизнь и “свист разрываемой марли”

Дальше — еще не припомню — и дальше как будто
Пахнет немного смолою, да кажется, тухлой ворванью…

Это уже там, в запредельном мире…
Каждая ремарка, каждый отсыл к другому, сопряженному стихотворению показывают сколь сильна, неразрывна, хотя и незаметна на первый взгляд связь между ними и “Солдатом”.

“Солдат” — это некая сердцевина, сердце, от которого и к которому по невидимым капиллярам движется кровь, соединяя в общую кровеносную систему практически все позднее (последнее) творчество Осипа Мандельштама

Я скажу это начерно, шепотом,
Потому что еще не пора,
Достигается потом и опытом

Безотчетного неба игра…

Предтечи … Тема “оптовых смертей…”

Миллионы убитых задешево
Протоптали тропу в пустоте, —
Доброй ночи! всего им хорошего

От лица земляных крепостей!

Неподкупное небо окопное —
Небо крупных оптовых смертей, —
За тобой, от тебя, целокупное ,

Я губами несусь в темноте…

Важно

В первой строфе — какое cострадание , какая истинная любовь ко всем безвестным — “Неизвестным Солдатам” — это в первых двух строчках — и какое осуждение ко всеобщему равнодушию и отупению — в третьей и четвертой.

Даже некая издевка — “от лица земляных крепостей”, от которых скоро ничего не останется, настолько все мнимо, эфемерно, недолговечно именно в силу вселенского людского равнодушия.
Во второй строфе строчка — “Я губами несусь в темноте…” — именно губами, которые созданы для нежности, для поцелуя.

Поэт пытается дыханием своих губ согреть этот вечный равнодушный Холод целокупного — Неба и Земли с его мертвыми воздушными ямами и развороченными могилами…

А вот как на ту же тему — у Д.Г. Байрона —

Вседневно тысячи ложились, умирая,
Но увенчала все резня при Ватерлоо

… Не мне писать о бойне той,
Коль в страхе — ангелы, коль даже Вельзевула
Его ж деяние схватило тошнотой,
По горло сытого средь адского разгула:
В исконной жажде зла он собственной рукой
Те отточил мечи — но и его шатнуло …”

“Видение суда”

Есть также свидетельство Л.В.Кациса Байроновского влияния на саму идею “Стихов о неизвестном солдате”, и даже на само построение вещи

Зарыт он без почестей бренных
Врагами в сыпучий песок,
Лежит на нем камень тяжелый,

Чтоб встать он из гроба не мог.

И в час его грустной кончины,
В полночь, как свершается год,
К высокому берегу тихо

Воздушный корабль пристает.

Но спят усачи — гренадеры —
В равнине, где Эльба шумит,
Под снегом холодной России,
Под знойным песком пирамид.

“Воздушный корабль.”

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани – » Жизнь и творчество О. Э. Мандельштама . Литературные сочинения!

Источник: http://www.testsoch.net/zhizn-i-tvorchestvo-o-e-mandelshtama/

Мандельштам: Особенности творчества

Первый свой поэтический сборник, вышедший в 1913 году, Мандельштам назвал “Камень”; и состоял он 23 стихотворений. Но признание к поэту пришло с выходом второго издания “Камня” в 1916 году, в который уже было включено 67 стихотворений.

О книге в большинстве восторженно писали многие рецензенты, отмечая “ю велирное мастерство”, “чеканность строк”, “безупречность формы”, “отточенность стиха”, “несомненное чувство красоты”. Были, правда, и упреки в холодности, преобладании мысли, сухой рассудочности.

Да, этот сборник отмечается особой торжественностью, готической архитектурностью строк, идущей от увлечения поэтом эпохой классицизма и Древним Римом. Не в пример другим рецензентам, упрекавшим Мандельштама в несостоятельности и даже подражании Бальмонту, Н.

Совет

Гумилев отметил именно самобытность и оригинальность автора: “Его вдохновителями были только русский язык…

Да его собственная видящая, слышащая, осязающая, вечно бессонная мысль… ” Слова эти тем более удивительны, что этнически Мандельштам не был русским. Настроение “Камня” минорное.

Рефрен большинства стихотворений – слово “печаль” : “О вещая моя печаль”, “невыразимая печаль”, “Я печаль, как птицу серую, в сердце медленно несу”, “Куда печаль забилась, лицемерка…” И удивление, и тихая радость, и юношеская тоска – все это присутствует в “Камне” и кажется закономерным и обычным.

Но есть здесь и два-три стихотворения невероятно драматической, лермонтовской силы: …Небо тусклое с отсветом странным –

Мировая туманная боль О, позволь мне быть также туманным И тебя не любить мне позволь.

Во втором большом сборнике “Tristia”, как и в “Камне”, большое место занимает тема Рима, его дворцов, площадей, впрочем, как и Петербурга с его не менее роскошными и выразительными зданиями. В этом сборнике есть цикл и любовных стихотворений.

Часть из них посвящена Марине Цветаевой, с которой по свидетельству некоторых современников, у Мандельштама был “бурный роман”. Не следует думать, что “романы” Мандельштама походили на игру “трагических страстей”.

Влюбленность, как отмечали многие, почти постоянное свойство Мандельштама, но трактуется оно широко, – как влюбленность в жизнь. Сам этот факт говорит о том, что любовь для поэта – все равно что поэзия. Любовная лирика для Мандельштама светла и целомудренна, лишена трагической тяжести и демонизма.

Обратите внимание

Вот одно из них посвящено актрисе Александринского театра О. Н. Арбениной – Гильденбранд, к которой поэт испытал огромное чувство: За то, что я руки твои не сумел удержать,

За то, что предал соленые нежные губы, Я должен рассвета в дремучем акрополе ждать. Как я ненавижу пахучие древние срубы!

Несколько стихотворений Мандельштам посвятил А. Ахматовой. Надежда Яковлевна пишет о них: “Стихи Ахматовой – их пять… – нельзя причислить к любовным. Это стихи высокой дружбы и несчастья. В них ощущение общего жребия и катастрофы”. Мандельштам влюблялся, пожалуй, до последних лет жизни.

Но постоянной же привязанностью, его вторым “я” оставалось беспредельно преданная ему Надежда Яковлевна, его Наденька, как он любовно ее называл. Свидетельством влюбленного отношения Осипа Эмильевича к жене могут служить не только письма, но и стихи. Читатель может подумать, что Мандельштам во все времена писал только о любви, либо о древности. Это не так.

Поэт одним из первых стал писать на гражданские темы. Революция была для него огромным событием, и слово народ не случайно фигурирует в его стихах.

В 1933 году Мандельштам первый и единственный из живущих и признанных в стране поэтов, написал антисталинские стихи и прочел их не менее чем полутору десяткам людей, в основном писателям и поэтам, которые, услышав их, приходили в ужас и открещивались: “Я этого не слышал, ты мне этого не читал” Вот одно из них:

Мы живем, под собою не чуя страны, Наши речи за десять шагов не слышны, А где хватит на полразговорца, Там припомнят кремлевского горца. Его толстые пальцы, как черви, жирны, И слова, как пудовые гири, верны, Тараканьи смеются глазища, И сияют его голенища.

А вокруг него сброд тонкошеих вождей, Он играет услугами полу людей. Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет, Он один лишь бабачит и тычет.

Важно

Как подкову, дарит за указом указ – Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз. Что ни казнь у него – то малина И широкая грудь осетина.

Это стихотворение до недавнего времени хранилось в архивах Госбезопасности и впервые было напечатано в 1963 году на Западе, а у нас – только в 1987-м. И это не удивительно. Ведь каким должен быть смелым поэт, решившийся на такой дерзкий поступок.

Многие критики расценивали его антисталинские стихотворения как вызов советской власти, оценивая его смелость, граничащую с сумасшествием, но, я думаю, такое мнение шло от желания видеть поэта с его сложной метафорикой, и как бы не от мира сего.

Но Мандельштам был в здравом уме, просто с совершенно искренними чувствами он рисует атмосферу всеобщего страха, сковавшего страну в тот период времени. Это доказывают первые две строки этого стихотворения. Поэт вовсе не был политиком и никогда не был антисоветчиком, антикоммунистом.

Просто Мандельштам оказался инстинктивно прозорливее и мудрее многих, увидев жестокую, разрушавшую судьбы миллионов людей политику кремлевских властителей. Это просто своеобразное сатирическое обличение зла. Строка “Его толстые пальцы, как черви, жирны” выразительна, но, возможно, чересчур прямолинейна.

А дальше? “И слова, как пудовые гири, верны, тараканьи смеются глазищья и сияют его голенища. В этих строках Мандельштам дает полное описание “кремлевского горца”. И как к месту следующая деталь – “сияющие голенища” – непременный атрибут сталинского костюма. И вот пожалуйста – внешний портрет готов.

Психологический портрет в следующих восьми строчках: двумя строками сначала идет оценка “тонкошеих вождей” – нукеров, окрещенных “полулюдьми”. Трудно придумать более великолепную характеристику для этих, чьи нравственные качества оказались ниже человеческих пределов, людей.

Сталин расстреливал их братьев, сажал в тюрьмы жен, и не нашлось ни одного, кто бы восстал и отомстил за себя и за страну. Читая это стихотворение, мне невольно вспомнилась сказка о царе – самодуре, который постоянно кричал: “Казнить, или повесить, или утопить!” Только здесь, конечно, все гораздо более зловеще.

Совет

Строчка “Что ни казнь у него – то малина”, на мой взгляд, весьма выразительна: здесь и сладострастие от упоения властью, и утоления кровожадности. А строчка “…и широкая грудь осетина” – прямой намек на происхождение Сталина. А именно на легенду, говорившую об его осетинских корнях. Сталин к тому же вообще намекал, что он чуть ли не русский. Мандельштам с сарказмом говорит о непонятной национальности советского правителя. Мне понравилось это стихотворение потому что оно бросает вызов политической и социальной жизни России. Я преклоняюсь перед смелостью Мандельштама, который один среди всей толпы, изнемогающей от несчастья, но живущей по принципу – “Нам все не нравится, но мы терпим и молчим”, высказал всю свою критическую точку зрения на окружающее.

(No Ratings Yet)
Загрузка…

Мандельштам: Особенности творчества

Другие сочинения по теме:

  1. Первые творческие годы Мандельштам и акмеизм В двадцатых числах октября 1938 года Осип Эмильевич Мандельштам писал брату Александру и жене Надежде Яковлевне: “Дорогой Шура! Я нахожусь…
  2. Возраст мой, зверь мой О. Мандельштам Сочинение на тему “Образ XX столетия в мировой лирике”. XX столетие. Вот оно распрощалось с нами, назад не жди, оно…
  3. Особенности творчества Чехова Антон Павлович-Чехов – русский писатель, драматург. Писал он в конце XIX столетии, но и теперь, в ХХI веке мы встречаемся…
  4. Особенности барочного искусства на примере творчества Педро Кальдерона Педро Кальдерон де ла Барка, испанский драматург, родился 17 января 1600 года в Мадриде. Он принадлежал к старинному, но обедневшему…
  5. Особенности творчества Гарсия Лорки и Поля Елюара и связь с сюрреализмом Сюрреализм (фр. букв, ” надреализм”) – авангардийское течение, что возникшая на границы 20-х лет в французской литературе и распространилась на…
  6. Поэтический язык Мандельштама Осип (Иосиф) Эмильевич Мандельштам появился в то же время и в том же издании, что и Ахматова. Он один из…
  7. Николай Гоголь (1809-1852) – русский и украинский писатель. Влияние украинской культуры на развитие его творчества Цель: познакомить учеников с Н. Гоголем, писателем и личностью; выяснить влияние украинской культуры на развитие его творчества; формировать умение коротко,…
  8. Владимир Маяковский. Трагедия. Раннее творчество. Особенности поэтики Свою автобиографию В. Маяковский озаглавил “Я сам” и начал ее словами: “Я – поэт. Этим и интересен. Об этом и…
  9. Особенности ранней лирики М. Ю. Лермонтова Лермонтов рано начал пробовать свои силы в различных родах и жанрах. Но основанием его художественного мира явилась лирика. Ранняя лирика…
  10. Творческие пути Осипа Мандельштама: поэта “серебряного века” Через все многообразное творчество поэта и его тяжелую жизнь проходит поиск ответа на вопрос, который вынесен в эпиграф сочинения. Осип…
  11. И. А. Бунин и его творчество Для творчества И. А. Бунин и его творчество Для творчества Бунина характерен интерес к обыкновенной жизни, умение раскрыть трагизм жизни, насыщенность повествования…
  12. Художественные особенности пословиц и поговорок В пословицах и поговорках используются очень многие художественно-изобразительные средства и приемы фольклора. Существуют две основные формы пословиц: иносказание и прямое…
  13. Особенности жанра поэмы А. Ахматовой “Реквием” А. А. Ахматова творила в очень сложное время, время катастроф и социальных Потрясений, революций и войн. Поэтам в России в…
  14. Краткая хроника жизни и творчества Валерия Яковлевича Брюсова 1873, 1 декабря (по ст. ст.) Дата рождения Валерия Яковлевича Брюсова (г. Москва). 1885-1893 Учеба в гимназиях Москвы; увлечение поэзией…
  15. Особенности произведения Особенности произведения на общественную тему. 1. К общественным темам принадлежат такие, которые касаются жизни нашего общества. 2. Основные источники информации…
  16. О связях творчества Лермонтова с произведениями западноевропейских писателей Первые у Лермонтова переводы и переделки иноязычных стихов относятся к 1829 году, последние к 1841 году. Они, таким образом, сопровождают…
  17. Главный герой творчества Некрасова – крестьянство Сочинение на тему роли крестьянства в произведениях Некрасова. С исчерпывающей полнотой и ясностью в картинах, поражающих своей правдивостью, отобразил Некрасов…
  18. Поэзия Твардовского: образец самобытного творчества Александр Трифонович Твардовский родился в Смоленской области. Учился в сельской школе, затем в, Смоленском педагогическом институте. В 1939 году закончил…
  19. Художественные особенности драмы “Гроза” 1. Стремление Островского обобщить конкретные факты. На примере событий, происходящих в Калинове, раскрывается картина жизни провинциальной России второй трети девятнадцатого…
  20. Свет творчества А. А. Ахматовой Сегодня каждый культурный человек называет это имя с большим уважением. Но было ли так раньше? Стоит вспомнить начало пути поэтессы….

Источник: https://ege-russian.ru/mandelshtam-osobennosti-tvorchestva/

Ссылка на основную публикацию