Сочинения об авторе поляков

Сочинение по тексту Ю. Полякова

Светоносный
(1)Когда-то любомудр Дмитрий Веневитинов заметил: «Приписывать Пушкину лишнее — значит отнимать у него то, что истинно ему принадлежит». (2)В праздничном бесновании мы горазды на приписки, излишние восторги и филологические фейерверки.

(3)А ведь если разобраться, нашему национальному гению в XX веке на юбилеи не везло. (4)Грандиозно отпразднованное в 1937-м столетие со дня его гибели совпало с годом, ставшим символом послереволюционного террора. (5)Да, в двадцатые годы народу извели куда больше.

(6)Да, как раз к середине тридцатых революция начала пожирать своих жестоких, запачканных кровью отцов и детей.

(7)Однако именно 1937 год, не самый кровавый год террора, в нашем общественном сознании и в нашем коллективном бессознательном стал черным нумерологическим символом… (8)Кто знает, может быть, именно потому и стал, что был еще и 1837 год?

(9)Но парадокс истории в том, что, устраивая грандиозные торжества в честь «солнца русской поэзии», склонный к знаковым поступкам Сталин в определенном смысле отмечал возвращение России на свой традиционный имперский путь из тупика интернационалистского прожектерства. (10)И эта символика, конечно, многими современниками угадывалась.

(11)Пушкин, мучительно размышляя о Великой французской революции и многое предвидя в будущей российской истории, писал в стихотворении «Андрей Шенье»:

Мы свергнули царей. Убийцу с палачами Избрали мы в цари. О ужас! О позор! Но ты, священная свобода,я Богиня чистая, нет, не виновна ты В порывах буйной слепоты,

В презренном бешенстве народа.

(12)Кстати, в годы послереволюционной «варваризации» и бешенства не столько народа, сколько интеллигенции, в годы, когда чуть ли не вся прежняя Россия признавалась позорным недоразумением, многое удалось уберечь, сохранить именно благодаря Пушкину.

(13)Все накопленное, как в сказке, скаталось в космическое яйцо пушкинианы и пережило трудное время, когда уже не нужно было «мстить за Пушкина под Перекопом», а если уж и судить Онегина, то не за крепостничество, а за потерю единственной в его жизни подлинной любви(14)Без Пушкина не смогли обойтись ни декабристы, ни самодержцы, ни революционные демократы, ни белые, ни красные, ни советские, ни антисоветские, ни постсоветские… (15)В строках Пушкина, в этом, по известному выражению, «светском евангелии», во все эпохи искали не только «тайны вечности и гроба», но и ответы на иные, порой до смешного сиюминутные вопросы. (16)Для власти Пушкин был авторитетом, чья правильно истолкованная строка могла оправдать любой поступок, даже такой, за который вспыльчивый африканец надавал бы по щекам. (17)К сожалению, борцы за свободу обходились с Пушкиным почти так же.

(18)Александр Блок писал: «Великие художники русские — Пушкин, Гоголь, Достоевский, Толстой — погружались во мрак, но они же имели силы пребывать и таиться в этом мраке: ибо они верили в свет, они знали свет. (19)Каждый из них, как весь народ, выносивший их под сердцем, скрежетал зубами во мраке, отчаянье, часто злобе. (20)Но они знали, что рано или поздно все будет по-новому, потому что жизнь прекрасна».

(21)Да, Пушкин знал свет! (22)Этим светом пропитаны его сочинения, да и вся жизнь его светоносна. (23)Когда мы читаем его строки, этот свет льется нам в душу, освещая самые ее потайные глубины. (24)Свет мысли «умнейшего мужа России» помогает нам сегодня отвечать на мучительные вопросы о судьбе Отечества.

(25)Пушкин старался понять и Петра, который «уздой железной Россию поднял на дыбы», и несчастного Евгения, крикнувшего отчаянное «Ужо тебе!..

» безжалостному царю-окнорубцу, и Пугачева, ведь через его «окаянство» Бог наказывал Россию… (26)Прежде всего в этом всепонимании и заключена знаменитая всеотзывчивость Пушкина.

(27)Пушкин — световой код, с помощью которого Россия сама себя открывает, разгадывает, расшифровывает. (28)Кто знает, быть может, пушкинский «либеральный консерватизм», как определил взгляды своего гениального друга П. Вяземский, и есть наша столь безуспешно искомая национальная идея…

                                                                                                                                                                                                                                       (Ю. Поляков) 

Источник: http://russkiy-na-5.ru/articles/969

Биография Поляков Ю

Родился 12 ноября 1954 года в Москве, в рабочей семье. Отец – Поляков Михаил Тимофеевич, электромонтер. Мать – Полякова Лидия Ильинична, технолог. Супруга – Полякова Наталья Ивановна, программист. Дочь – Полякова Алина Юрьевна, филолог. Внук – Шелудяков Егор Максимович.

По отцовской и материнской линиям Ю. Поляков происходит из рязанских крестьян (отец родился в селе Деменьшино Пронского уезда, мать – в селе Гладкие Выселки Михайловского уезда Рязанской губернии), обосновавшихся в Москве в годы индустриализации. Окончив в 1976 году Московский областной педагогический институт имени Н. К.

Крупской, Юрий Поляков служил в Советской армии в ГДР, работал учителем русского языка и литературы, инструктором в райкоме комсомола. С 1979 по 1986 год – сотрудник газеты Московской писательской организации «Московский литератор» (с 1981 г. – главный редактор). В 1981 году Юрий Поляков защитил кандидатскую диссертацию на тему «Творческий путь Г. К.

Суворова: К истории фронтовой поэзии».

Обратите внимание

В том же году он был принят в Союз писателей СССР. Юрий Поляков начинал свою литературную деятельность как поэт. Первая книга стихов «Время прибытия» с предисловием поэта В. Н.

Соколова вышла в 1980 году в издательстве «Молодая гвардия». В стихах Ю.

Полякова очевидна реалистическая традиция русской и советской поэзии, их отличают оригинальность мысли, ясность формы, открытость лирического чувства, тонкая самоирония.

В эти же годы Ю. Поляков выступает как литературовед, публикует статьи о поколении поэтов-фронтовиков. В 1983 году выходит его литературоведческая книга «Между двумя морями». В конце 1970-х – начале 1980-х годов, будучи успешным представителем молодой литературы, Ю. Поляков начинает писать прозу, по своей тематике и идейной направленности оппозиционную официальной идеологии.

В 1980 году он закончил повесть «Сто дней до приказа», где впервые в советской литературе поднял тему неуставных отношений в армии – «дедовщины». В 1981 году Ю. Поляков пишет повесть «ЧП районного масштаба».

В центре внимания – деформированная нравственно-психологическая атмосфера комсомольского аппарата.

Опубликованная в январе 1985 года после четырехлетнего цензурного запрета в журнале «Юность», эта повесть вызвала общесоюзную дискуссию и в определенном смысле явилась предвестницей еще не начавшейся перестройки.

В 1986 году «Юность» публикует новую повесть Ю. Полякова – «Работа над ошибками», посвященную еще одной болезненной теме – школе, проблеме взаимоотношений учителей и учеников.

Автор показывает, как в условиях кризиса советской идеологии нарушается нравственная преемственность и углубляется отчуждение между поколениями.

Важно

Наконец, в 1987 году в «Юности» после семилетнего противостояния с военной цензурой выходят «Сто дней до приказа», которые оказываются в центре бурных общественных дискуссий периода «гласности». Социальная острота и злободневность первых повестей сделали Ю.

Полякова чрезвычайно популярным писателем. Вместе с тем, отдавая должное пафосу разоблачительства, наиболее чуткие критики уже тогда обратили внимание на динамичность сюжетных построений, яркость психологических характеристик и особенно на языковую точность и богатство этих повестей.

Некоторые наиболее удачные языковые находки автора быстро вошли в общеразговорный обиход. Начиная с повести «Апофегей» (впервые в журнале «Юность», 1989) в творчестве Ю. Полякова появляются новые черты. Он заметно отходит от принесшей ему популярность социальной тематики, больше сосредотачиваясь на внутренней жизни героев.

Это заметно обогатило художественную палитру писателя. Формируется особый, легко узнаваемый «поляковский» стиль, складывающийся из смелого смешения разностилевой лексики, игры семантическими смыслами, иронии, незаметно переходящей в лиризм. Кроме того, в «Апофегее» намечается типичное для последующих сочинений писателя сатирическое изображение разрушительного российского либерализма.

Повесть «Парижская любовь Кости Гуманкова» («Юность», 1991) развивает эту тенденцию. В то время когда многие его собратья по перу были заняты дозволенным разоблачением предыдущего периода истории, Ю.

Поляков одним из первых попытался взглянуть на уходящую советскую натуру с добрым, ностальгическим юмором, что на фоне тогдашних настроений вызвало гнев критиков и очередное признание читателей.

В тот же период оформляется творческий интерес Ю. Полякова к заметно набравшему силу в начале 1990-х годов постмодернизму.

Оставаясь на позициях реалистической прозы, он пытается усвоить наиболее плодотворные элементы эстетики постмодернизма.

Совет

С одной стороны, это творческая полемика с ним, с другой – попытка художественного синтеза ведущих тенденций современной литературы. Первым результатом этого синтеза явилась повесть «Демгородок» (журнал «Смена», 1993).

Автор совмещает здесь политическую сатиру, антиутопию, детектив, литературную пародию и любовную драму. Ю. Поляков вновь оказывается оппонентом официальной, на сей раз либеральной, идеологии.

Тема этой повести органично связана с пафосом публицистических выступлений прозаика в периодической печати 1990-х годов. С позиций просвещенного патриотизма Ю. Поляков дает глубокий и нелицеприятный анализ происходящих в России духовных и социально-политических процессов.

Его статьи отличаются афористичностью, эмоциональным накалом, полемической заостренностью и неизменно вызывают широкий общественный резонанс.

Свою публицистику автор объединил в две книги: «От империи лжи – к республике вранья» (1997) и «Порнократия» (1999). В одной из самых своих популярных книг – романе-эпиграмме «Козленок в молоке» (журнал «Смена», 1995) Ю.

Поляков дает сатирическую картину жизни творческой интеллигенции, показывая, как формируются виртуальные «таланты» в литературе. Шире этот роман воспринимается как злая сатира на пореформенный период российской истории.

«Козленок в молоке» интересен как художественно состоявшаяся попытка совместить принципы реализма с достижениями постмодернизма.

Повесть «Небо падших» (журнал «Смена», 1998) посвящена так называемым «новым русским». Автор одним из первых создает убедительный образ «страдающего победителя», современного «Фому Гордеева», показывая, как разрушает душу бизнес, построенный на ограблении своей страны.

В этот период критика все чаще выделяет Ю. Полякова как лидера «гротескного реализма», характерного, по мнению М. Бахтина, для переходных эпох, когда новое сталкивается со старым. Наиболее значительным произведением Ю. Полякова в ушедшем веке стал роман «Замыслил я побег…

Читайте также:  Краткая биография задорнов

» (журнал «Москва», 1999), представляющий собой своего рода семейную сагу и охватывающий 30 лет жизни страны. В центре романа – «эскейпер» Башмаков, отличительной чертой которого является неспособность принимать решения, что отражается и на его личной судьбе, и на судьбе державы. Сложный по композиции и мысли, роман написан ярко, остроумно и стал чрезвычайно популярен.

Обратите внимание

По мнению критиков, этот роман явился одной из вершин отечественной реалистической прозы конца ХХ века. Продолжением этой темы стал новый роман Юрия Полякова – «Грибной царь» (2005). В 2001–2004 годах Ю. Поляков опубликовал цикл «Плотские повести» (журналы «Смена», «Нева», «Наш современник»), посвященный проблемам современной семьи.

Он так же активно работает как драматург, его пьесы «Контрольный выстрел», «Халам-Бунду», «Козленок в молоке», «Хомо эректус» и другие идут в российских и зарубежных театрах и пользуются зрительским успехом. Произведения Ю. Полякова изданы в виде «Собрания сочинений» в 3 (М., 1997) и 4 (М., 2001) томах, сборников «Избранные сочинения» (С.-Пб.

, 1994), «Небо падших: Избранное» (М., 2002), «Плотские повести» (М., 2003), «Хомо эректус: Пьесы» (М., 2004). По произведениям Ю. Полякова сняты фильмы: «Работа над ошибками» (1987, режиссер А. Бенкендорф), «ЧП районного масштаба» (1988, режиссер С. Снежкин), «Сто дней до приказа» (1989, режиссер Х. Эркенов), «Левая грудь Афродиты» (1999, режиссер А.

Павловский), «Игра на вылет» (2000, режиссер К. Одегов), «Замыслил я побег…» (2003, режиссер М. Ибрагимбеков), «Козленок в молоке» (2003, режиссер К. Мозгалевский, В. Нахабцев). Ю. Поляков является соавтором сценария известного фильма С.

Говорухина «Ворошиловский стрелок» (1997), а также автором оригинальных сценариев, по которым сняты ряд фильмов и сериалов.

Произведения Ю. Полякова переведены на многие языки стран ближнего и дальнего зарубежья. Его проза включена в школьные и вузовские курсы современной российской литературы. С 2001 года Ю. Поляков возглавляет «Литературную газету», которая, отказавшись от либеральной моноидеологии, пытается восстановить единое идейно-эстетическое пространство российской литературы. Живет и работает в Москве.

Источник: http://www.uznaem-kak.ru/biografiya-polyakov-yu/

Александр Люсый. Юрий Поляков. Сочинения: В трех томах

Популярнейший Юрий Поляков издал “малое” собрание своих сочинений, представ перед читателем в разных жанрах. Подборку стихотворений оставим в стороне сразу: присутствие их казалось бы оправданным, будь они подписаны кем-нибудь из персонажей автора. Увы, Поляков почему-то не обратил свойственное ему игровое начало к своим же истокам…

Остаются органично дополняющие друг друга проза и публицистика.

Как смотрятся теперь в весьма “товарном” виде некогда прочитанные взахлеб – в затрепанных номерах “старой “Юности”” – “Сто дней до приказа”, “ЧП районного масштаба”, “Апофегей”, так виртуозно рифмовавшиеся с тогдашним состоянием общества и читательского сознания? Насколько они, помещенные на сей раз в переплеты красочного политэротического дизайна, актуальны сейчас?

Первое чувство – ностальгия по тому, уже давнишнему, прочтению Полякова и всему, что с этим было связано. Таким же чувством (что уже заметила критика) пронизан и поляковский “Козленок в молоке”.

Ведь и здесь реалистическая при всем своем гротеске игра с сегодняшним постмодернизмом охватывает пусть и хронологически недавнюю, но успевшую уйти в безвозвратное прошлое эпоху единого и неделимого еще Союза писателей – специфического культурного организма, для постижения которого до Полякова, как ни странно, не нашлось своих Гессе и Борхеса.

Важно

В отдельных деталях жизнь обогнала пророчества поляковских персонажей. Вспомнить хотя бы того же Костю Гуманкова, который, насмотревшись во французской столице эротических телепередач, сохраняет наивную уверенность-сокрушение, что “у нас такого никогда не будет”.

И книги с девственно чистыми листами бумаги выходят перформативно-всерьез, даже с “айэсбиэном” (“Зады Азов” Александра Бабулевича).

Впрочем, утяжеленная глянцевыми переплетами и в этой утяжеленности своей ждущая внутреннего стилистического перехода в новое качество, проза Полякова стала, на мой взгляд, отставать не столько от жизни, сколько от острой поляковской публицистики.

Рассеянные по его статьям неологизмы – “торгонавты”, “ближнее зазеркалье” – как свернувшиеся кольцами сюжеты ненаписанных повестей, которых ждут от автора избалованные его же продуктивностью читатели.

Довольно длительная литературная пауза Полякова – осознание принципов “реализма с человеческим лицом”, основы которого он излагает в редактируемом им альманахе “Реалист”. Знаменательна и попытка Полякова донести свое “не могу молчать” до масс.

Однако, к удивлению доверенных лиц писателя, в московскую городскую Думу во время последних выборов он не попал.

Как ни дистанцировался в своем критическом пафосе Поляков от организационно оформившейся оппозиции, прошел по его округу все же твердый “лужковец”.

Позволю себе предположить, что так познанная одномандатность окажется не поражением писателя, а обретением важного литературного опыта. Недавно Б. Соколов в статье “Два лица постсоветской литературы.

Совет

О прозе Юрия Полякова и Владимира Сорокина” (“Дружба народов”, 1997, # 6) очертил две возможности поствыборного (в широком, не только столичном смысле) литературного развития: “Либо возвращение к не стесненному цензурой старому доброму реализму, либо тористая дорога литературного эксперимента, на которой возможны стремительные взлеты к вершинам слова и мысли и не менее стремительные падения, граничащие с уходом в графоманство”. Удивляет это “либо”. Поляков-реалист тоже экспериментирует и даже проваливается, хотя и за пределами осмеянного им белого листа бумаги. В то же время, по мнению Соколова, он знаком с исканиями Сорокина. А тот с поляковскими – вряд ли. Пушкин тоже нещадно высмеивал темного футуриста XVIII века Семена Боброва, а потом вдруг захотел у него “чего-нибудь украсть”. Постперестроечный Эрос в одномандатном округе Юрия Полякова впредь будет вынужден осваивать и новые приемы художественного баллотирования, а не одни лишь проходные темы.

Александр Люсый

Полный список книжных обзоров Книга на вчера

Источник: http://old.russ.ru/journal/kniga/98-03-20/lusyi.htm

Поляков Юрий Михайлович скачать книги FB2 TXT HTML бесплатно без регистрации и читать онлайн

Творчество автора (Поляков Юрий Михайлович) представлено в следующих жанрах: Проза, Современная проза, Поэзия, Драматургия, Поэзия, Драматургия, Документальная литература, Публицистика, , , Биографии и Мемуары

Творчество автора (Поляков Юрий Михайлович) представлено в следующих сериях книг: , Собрание сочинений Юрия Полякова

 отображать обложки и аннотации в списке

Серия: Жанр: Проза, Современная проза Бахрома жизни.

Афоризмы, мысли, извлечения для раздумий и для развлечения

Афоризмам Юрия Полякова абсолютно не свойственны дидактизм, нравоучения и морализаторство.

Они скорее общефилософского плана с явным тяготением к иронии, юмору, сатире, где-то, может, даже сарказму и гротеску. Но чего они напрочь лишены, так это глумливости, пошлости и скабрезности. …хотел написать, что книга афоризмов Полякова – универсальный цитатник на все случаи жизни. Написал. Посмотрел на написанное и увидел – “универсальный цитатник на все случаи жизни.

И поразился экзистенциально подсознательной емкости нового слова”.

Николай Казаков

Серия: Жанр: Проза, Современная проза Бахрома жизни.

Афоризмы, мысли, извлечения для раздумий и для развлечения

«Афоризмам Юрия Полякова абсолютно не свойственны дидактизм, нравоучения и морализаторство.

Они скорее общефилософского плана с явным тяготением к иронии, юмору, сатире, где-то, может, даже сарказму и гротеску. Но чего они напрочь лишены, так это глумливости, пошлости и скабрезности.

…хотел написать, что книга афоризмов Полякова – универсальный цитатник на все случаи жизни. Написал. Посмотрел на написанное и увидел – “универсальный читатник на все случаи жизни”. И поразился экзистенциально-подсознательной ёмкости нового слова».

Николай Казаков

Серия: Жанр: Проза, Современная проза

Серия: Жанр: Проза, Современная проза Возвращение блудного мужа

Повесть «Возвращение блудного мужа», посвящена вечным проблемам семейного счастья, которые писатель с привычной виртуозностью облекает в зримые художественные образы, завораживая читателя динамично закрученным сюжетом, искрометным юмором и утонченной эротикой.

Жанр: Проза, Современная проза Возвращение блудного мужа (сборник)

В книгу вошли три повести – «Возвращение блудного мужа», «Красный телефон» и «Подземный художник», которые объединяет очень важная для автора тема ухода из семьи и возвращения. Мастер бытовой и психологической детали, в них автор снова исследует тонкую материю любви, из которой скроена и сшита человеческая жизнь.

Серия: Жанр: Проза, Современная проза Время прибытия

В первый том десятитомного собрания сочинений известного русского писателя Юрия Полякова вошли знаменитые «запретные» повести «Сто дней до приказа» (1980) и «ЧП районного масштаба» (1981), а также стихи разных лет, многие из которых публикуются впервые. Специально написанные для этого издания авторские вступительные эссе «Как я был поэтом» и «Как я был колебателем основ» приоткроют читателям тайны творческой лаборатории замечательного художника слова.

Серия: Собрание сочинений Юрия Полякова Жанр: Проза, Современная проза, Поэзия, Драматургия, Поэзия, Драматургия Геометрия любви

Обратите внимание

Тема возможного разрыва семейных связей и их восстановления очень важна для автора. Что каждый из нас понимает, говоря о семье: «Муж и жена – одна сатана» или «Браки совершаются на небесах»? И что для современного мужчины семья – дар Божий или проклятие, наложенное на него, поскольку он инстинктивно стремится к абсолютной свободе?

Серия: Жанр: Проза, Современная проза Гипсовый трубач

Роман Юрия Полякова «Гипсовый трубач», уже ставший бестселлером, соединяет в себе черты детектива, социальной сатиры и любовной истории. Фабула романа заставляет вспомнить «Декамерон», а стиль, насыщенный иронией, метафорами и парадоксальными афоризмами загадочного Сен-Жон Перса, способен покорить самого требовательного читателя.

В новой авторской редакции собраны все части романа, а также искрометный рассказ писателя о его создании.

Серия: Жанр: Проза, Современная проза Гипсовый трубач: дубль два

Придирчивый Жарынин отвергает один за другим варианты сценария для его нового фильма.

В поисках подходящего сюжета они с Кокотовым перебирают множество историй, все больше отвлекаясь. Кокотову приходится нелегко – трезво мыслить ему мешает внезапно вспыхнувшее чувство, судя по всему, взаимное.

Между тем, пытаясь спасти Дом ветеранов от бандитов-рейдеров, писатель и режиссер попадают на прием к высокому чиновнику и даже вступают в переговоры с жуликами.

Жанр: Проза, Современная проза Гипсовый трубач, или конец фильма

Cкандально известный режиссер и автор популярных женских романов отправляются за город писать киносценарий. Они рассказывают друг другу множество смешных и грустных историй, вспоминают любимых женщин и случайных знакомых. Но в их беззаботное существование неожиданно вторгаются события, связанные с большой игрой, ставка в которой —  собственность на землю в историческом заповеднике.

Жанр: Проза, Современная проза Демгородок

«Демгородок» – антиутопия + сатира о поражении демократов, воцарении социалистического строя и воссоединении Союза.

Серия: Жанр: Проза, Современная проза Желание быть русским

Когда российское государство в очередной раз рушится в пропасть смуты, когда на кону стоит будущее страны, когда распад единого пространства кажется неизбежным — приходит русский народ и спасает наш общий дом — Россию. Этот исторический закон так же верен, как верно то, что после ночи взойдет Солнце. Но все мы знаем, что рано или поздно наступит день и Солнце погаснет навсегда.

Важно

Так не погасла ли звезда русского народа? Сможем ли мы вытащить Россию из пропасти смутного времени в этот раз? Что такое русский народ? Как определить «русского» сегодня: по крови? по духу? по месту жительства? И кто в наше подлое время, когда русофобия царит в большинстве ведущих СМИ, а в УК существует «русская» статья, испытывает желание быть русским?

Читайте также:  Краткая биография иванов

Эта книга Юрия Полякова — откровенный разговор об этноэтике государственного строительства в России и ответ на вопросы, приведенные выше.

Серия: Жанр: Документальная литература, Публицистика Женщины без границ (Пьесы)

Известный российский писатель, автор культовых романов и повестей, Юрий Поляков – мастер диалога. Искрометный юмор и умение закручивать умопомрачительные сюжеты сделали его любимцем режиссеров. Пьесы Юрия Полякова неизменно собирают полные залы не только в России, но и за рубежом.

Искрометный юмор, лихо закрученный сюжет и утонченная эротика – отличительные черты прозы Юрия Полякова.

И при этом многие мужчины считают его чуть ли не предателем, а многие женщины – профессиональным проводником по закоулкам мужской души.

По мотивам повестей и романов Юрия Полякова сняты фильмы и поставлены спектакли, а пьесы с успехом идут не только на российских сценах, но и в ближнем и дальнем зарубежье.

Серия: Жанр: Поэзия, Драматургия, Драматургия Золото партии: семейная комедия.

Публицистика

Юрий Поляков — известный русский драматург, автор пьес, широко идущих в нашей страны и за рубежом.

В 2015 году на аншлагах прошел международный театральный фестиваль «Смотрины»: пятнадцать театров России, ближнего и дальнего зарубежья привезли в Москву спектакли, поставленные по пьесам Полякова, и с успехом показали их зрителям.

«Золото партии» — новая комедия знаменитого драматурга, неизменно увлекающего читателя и зрителя закрученным сюжетом, острыми социальными коллизиями, яркими характерами, афористичным языком и остроумными диалогами.

В книгу также вошли статьи и интервью, посвященные проблемам российского театра.

Серия: Как боги

«Юрий Поляков — один из моих любимых современных писателей.

Его стиль узнаваем с первых строк, его сюжеты не отпускают до последней страницы, его меткие слова и сравнения западают в память, а диалоги увлекают емкой легкостью. Его пьесы — редкое явление нынешней драматургии.

Совет

Они очень современны, хотя написаны по классическим канонам без хаотичного новаторства, скрывающего беспомощность. Его герои говорят на живом, настоящем русском языке…

Репризы и неологизмы из пьес давно перекочевали в живую речь, а это верный признак народности писательского дара.

И еще одна особенность этих пьес: они захватывают тебя не только тогда, когда разыгрываются на сцене. Читать их тоже очень интересно. Большая редкость не только по нынешним временам…»

Станислав Говорухин

Серия: Жанр: Поэзия, Драматургия, Драматургия Как боги. Семь пьес о любви

«Юрий Поляков — один из моих любимых современных писателей.

Его стиль узнаваем с первых строк, его сюжеты не отпускают до последней страницы, его меткие слова и сравнения западают в память, а диалоги увлекают емкой легкостью. Его пьесы — редкое явление нынешней драматургии.

Совет

Они очень современны, хотя написаны по классическим канонам без хаотичного новаторства, скрывающего беспомощность. Его герои говорят на живом, настоящем русском языке…

Репризы и неологизмы из пьес давно перекочевали в живую речь, а это верный признак народности писательского дара.

И еще одна особенность этих пьес: они захватывают тебя не только тогда, когда разыгрываются на сцене. Читать их тоже очень интересно. Большая редкость не только по нынешним временам…»

Станислав Говорухин

Серия: Жанр: Поэзия, Драматургия, Драматургия Конец фильма, или Гипсовый трубач

Искрометный юмор, социальная острота, политическое ехидство и утонченная эротика — отличительные черты прозы Юрия Полякова. И при этом многие мужчины считают его чуть ли не предателем, а многие женщины — профессиональным проводником по закоулкам мужской души.

«Конец фильма, или Гипсовый трубач» — завершение сатирической эпопеи, не имеющей аналогов в современной отечественной литературе. Сюжет, лихо закрученный в первой части «Гипсовый трубач, или Конец фильма» и головокружительно продолженный во второй части «Гипсовый трубач: Дубль два», приходит к совершенно неожиданной для читателя и самого автора развязке.

Серия: Жанр: Проза, Современная проза

Серия: Жанр: Проза, Современная проза Левиафан и Либерафан. Детектор патриотизма

Обратите внимание

Публицистика Юрия Полякова, так же как и его художественная проза, всегда вызывала бурный отклик читателей и явное недовольство властей.

Прочтя эту книгу, вы сможете не только приобщиться к острой, неординарной мысли писателя, оценить его афористично-иронический стиль, но и убедиться в том, насколько в своих прогнозах и предвидениях автор опережает текущий момент.

Кстати, используя в наших политических спорах некоторые словечки и выражения, мы даже не подозреваем, что попали они в современный русский язык из статей Юрия Полякова.

Новая книга «Левиафан и Либерафан. Детектор патриотизма» — пятый публицистический сборник автора. Ей предшествовали издания «От империи лжи — к республике вранья» (1997), «Порнократия» (2000), «Россия в откате» (2008), «Лезгинка на лобном месте» (2013).

В новую книгу вошли свежие публикации, но уникальна она еще и тем, что писатель являет читателям все виды своего отточенного гражданского оружия: здесь и острейшие статьи, и литературная полемика, и разящие высказывания в Фейсбуке, и сатирическая поэзия, и интервью, ставшие событиями общественной жизни.

В каждом слове — тревога за будущее Отечества, жесткая отповедь «либерафанам», борьба с государственной недостаточностью и устремление к созидательному реваншу.

Серия: Жанр: Документальная литература, Публицистика Любовь в эпоху перемен

Новый роман Юрия Полякова «Любовь в эпоху перемен» оправдывает свое название.

Это тонкое повествование о сложных отношениях главного героя Гены Скорятина, редактора еженедельника «Мир и мы», с тремя главными женщинами его жизни.

И в то же время это первая в отечественной литературе попытка разобраться в эпохе Перестройки, жестко рассеять мифы, понять ее тайные пружины, светлые и темные стороны. Впрочем, и о современной России автор пишет в суровых традициях критического реализма.

Важно

Как всегда читателя ждут острый сюжет, яркие характеры, язвительная сатира, острые словечки, неожиданные сравнения, смелые эротические метафоры… Одним словом, все то, за что настоящие ценители словесности так любят прозу Юрия Полякова.

Серия: Жанр: Проза, Современная проза

Серия: Жанр:

Источник: https://nemaloknig.com/author-3769/

Юрий Поляков — самый злободневный российский писатель

Юрий Поляков

Юрий Поляков (р. в 1954) — самый злободневный из современных российских писателей. Его книги — отражение новейшей истории страны, начиная с середины 80-х гг.

Это  отражение выходит у него столь художественно, что уже сегодня написанное им стало объектом пристального внимания литературоведения: от университетского, где создаются диссертации  («Средства и способы выражения субъективной модальности в текстовом пространстве Ю.

Полякова») до школьного, где программой предусмотрены сочинения про нынешнюю литературу («Проблемы нравственности в повести Ю. Полякова»).

Фотография на первой полосе

Тридцать третий главред «Литературной газеты» обладает бесстрашным прямодушием, благодаря чему является всегда полемически настроенным публицистом. У него, говорят, жесткий стиль управления, и он не стесняется обзаводиться недругами.

Последнее качество позволяет ему заявлять о своем презрении к сегодняшней демократии вообще и либералам в частности (причем впервые он заявил это еще в 1993 г., написав повесть «Демгородок»). Он свободно признается, что жалеет о потере Советского Союза.

Он 15 лет доказывает, что в России надо модифицировать призывную армию, а не тужиться создавать профессиональную. Он… Словом, он писатель с убеждениями, о которых не считает возможным молчать.

Его книги, появляясь, вызывают не только — и не столько — литературоведческие споры («в полной ли мере удалось автору описание цветущей черемухи на 45 странице, и насколько это описание соответствовало душевному состоянию героя»).

Совет

Когда в журнале «Юность» напечатали последовательно повести «ЧП районного масштаба» (1985) и «Сто дней до приказа» (1987), в империи как-будто опять наступил XIX в., золотой век не одной литературы, но и публицистики, — все страстно хотели высказать публично свое мнение по поднятым проблемам.

И последующие книги (выходящие сравнительно редко: Юрий Михайлович пишет трудно и долго) обладают такой же острой постановкой актуальных вопросов, хотя уже и не вызывают повсеместных споров, как встарь: обленилась публика.

Вкус настоящего

Книги Полякова всегда о настоящем — во всех смыслах этого слова. В 80-е он пишет про восьмидесятые, в 90-е — про девяностые и так далее. В «ЧП районного масштаба» он высказывается о том, что комсомол из организации деятельных энтузиастов превратился в бессмысленную обязаловку для рядовых членов и стартовую площадку для функционеров-карьеристов.

Повесть «Сто дней до приказа» поднимает проблему армейской «дедовщины». «Апофегей» (1989) исследует внутренний мир тогдашних партийцев. В «Парижской любви Кости Гуманкова» (1991) он формулирует зарождающееся в обществе ностальгическое настроение — печаль об ушедшей советской эпохе. «Демгородок» (1993) развенчивает ельциновский режим.

Каждая новая книга Полякова фиксирует ментальный мейнстрим общества. Многие думают — он говорит. Первый.

Однако всякая повесть Юрия Михайловича много шире обозначенной в ней общественно-политической проблемы.

Так, «ЧП районного масштаба» — не только о комсомоле 80-х, он вообще о человеке, хорошем, честном, который пришел во власть, потому что у него есть склонности к общественной работе и желание сделать мир лучше.

Он не карьерист, но его затягивает, и вот он уже атакуем морально-этическими противоречиями со всех сторон.

Обратите внимание

В повести затронуто так много психологических моментов, касающихся проблемы «человек и власть», что она, возможно, будет переиздаваться и тогда, когда про комсомол даже седые старушки-учительницы будут зачитывать по учебнику. И «Козленок в молоке» (1995) — это не просто злободневный анекдот про очередного голого короля. И «Грибной царь» — не только памфлет на очумевших от богатства олигархов.

Герои Полякова, в какой бы шаржевой, гротесковой форме не преподносились они читателю, — настоящие, живые, интересные.

Они, как прохожие на улице, вызывают насмешливую улыбку или заставляют неодобрительно хмурится; как близкие знакомые, требуют внимания к своей судьбе и вынуждают волноваться за исход.

Читайте также:  Краткая биография аввакум

Здесь литературоведы обычно вворачивают про «глубокий психологизм образов», — и он в самом деле присутствует у Полякова.

Книги Юрия Михайловича — это настоящая литература, с точной и четкой композицией, выстроенной так, что многослойный сюжет предстает ясным, как на ладони; это литература с сочным и «вкусным» языком, чеканным и без излишеств; здесь юмор и сатира не являются самоцелью (хотя и любителям «тупо поржать» вполне может понравится, скажем, «Козленок в молоке»); здесь все темы, идеи и мотивы на месте, а излагается все столь просто, что эстеты в отчаянье хватаются за голову.

Д. Каралис пишет в рецензии на одну из повестей Полякова:

«Последние лет пятнадцать нас так усиленно приучали к мысли, что в красивых упаковках с пятнистыми коровками и деревенскими домиками продается молоко, что мы почти поверили — да, таким оно и должно быть на вкус. И когда вышло распоряжение маркировать эти пакеты надписью «молочный напиток», многие были удивлены и даже растеряны.

Подобная картина сложилась в книгоиздании. Последние годы критики дудели в разные дудки и били в литавры, выдавая за литературу то, что литературой по определению являться не может. /…/ Но время от времени появляются книги, заставляющие поклонников литературы вспомнить вкус молока». Именно таков вкус книг Полякова — вкус настоящего.

Минуя критиков

«Я с критикой общего языка не нашел, — сетует Юрий Михайлович. И добавляет: — Сразу попал в литературоведение…».

Действительно, складывается ощущение, что книги Полякова игнорируются подвижной критической мыслью. Напишет Гришковец какую-нибудь ерунду, и все сразу спешат об этом рассказать. Выпустит однофамилица одного известного писателя сборник старых своих журнальных публикаций, и критики сразу лбы (или носы) морщат.

А про Полякова такая благодатная тишина, будто у него и в самом деле все в порядке. Есть немного статей, от уважительных до хвалебных, но в основном его поминают походя, то брезгливо кривясь от «пошлости», будто бы океаном разлившейся в его произведениях, то презрительно величая «популярным главным редактором». Ну и все.

Важно

Так что Юрий Михайлович свои отношения с критиками характеризует в общем верно: общего языка у них нет. У них вообще ничего нет общего.

Но для читателя, пребывающего в поисках хорошей литературы, это не должно иметь значения.

Читать Полякова нужно и лучше всего это делать в хронологическом порядке: и недавние события российской истории в памяти освежатся (или познания о них обретутся), и можно с удовольствием следить, как взрослеет писательский талант, хотя уже первые повести, опубликованные в «Юности», явно написаны мастером.

 Наталия Гуревич

Всего просмотров:

современные писатели Юрий Поляков

Источник: http://novostiliteratury.ru/2012/04/putevoditel-po-pisatelyam/yurij-polyakov-samyj-zlobodnevnyj-rossijskij-pisatel/

Поляков Юрий Михайлович

Поляков Юрий Михайлович [12.11.1954, Москва] — поэт, прозаик, публицист, драматург, литературовед.

Родился в семье рабочих, детство прошло на окраинах столицы (ставших прообразом вымышленного Поляковым Краснопролетарского р-на, в котором развивались события написанных в дальнейшем повестей и романов).

В 1976 окончил Московский областной педагогический институт им. Н.К.Крупской, непродолжительное время работал школьным учителем русского языка и литературы, был призван в армию, служил на территории ГДР (1976-77). Тогда же в армейских периодических изданиях начали регулярно публиковаться его стихи.

Сегодня на месте воинской части, в которой Поляков получил первый опыт журналистской работы (в дивизионной газете), расположен музей оккупации.

По возвращении в Москву Поляков стал инструктором в Бауманском райкоме ВЛКСМ. Был сотрудником газеты «Московский литератор» (1979-86), а с 1981 — ее главным редактором. Защитил кандидатскую диссертацию «Творческий путь Г.К.

Суворова: К истории фронтовой поэзии» (1981) и выпустил книгу «Между двумя морями» о его жизни и творчестве (1983).

Первая стихотворная публикация Полякова появилась в газете «Московский комсомолец» (1974). Первая книга стихов «Время прибытия» вышла в 1980 с предисл. Владимира Соколова.

Совет

В 1981 принят в члены СП, избран секретарем комитета комсомола Московского отделения СП.

В ранней поэзии Полякова заметное место отводится армейской тематике, в первую очередь отражению в душе современника образов Великой Отечественной войны. За цикл стихов «Непережитое» отмечен премией им. В.Маяковского (1980); лауреат премии Московского комсомола (1983).

В 1980-е появляются прозаические произведения Полякова. В повести «Сто дней до приказа» (написана в 1980) воссоздан образ современной автору Советской Армии, которая предстала как институт инициации, становления мужчин из мальчиков, со всеми сопутствующими издержками — неуставными (а по сути дела полууголовными) отношениями.

Возникли цензурные проблемы с публикацией повести, и лишь в 1986, когда о «дедовщине» было позволено говорить и писать, она увидела свет на страницах журнала «Юность», неожиданно для автора послужив сигналом к началу травли и очернительства армии. После расстрела «Белого дома» (1993) последний министр обороны СССР Д.

Язов упрекал Поляков: «Вот из-за таких как вы, развалился великий Советский Союз!» (Литературная газета. 2004. №7. С.4).

Знакомство с жизнью работников аппарата ВЛКСМ изнутри позволило Полякову правдиво отразить закрытую прежде номенклатурную реальность в повети «ЧП районного масштаба» (1981).

Убедительный натурализм изображения нравственной деградации молодежного резерва правящей партии не укладывался в каноны позднесоветского социалистического реализма, и повесть была опубликована в журнале «Юность» только в 1985.

Парадоксально, что именно за это произведение в 1986 Поляков получил премию Ленинского комсомола и даже был избран в состав ЦК ВЛКСМ, что стало очередной иллюстрацией процесса идеологического и организационного разложения номенклатуры.

Обратите внимание

Личный опыт непродолжительной работы школьным учителем отразился в еще одной повести — «Работа над ошибками» (1986), где Поляков показал разрушение нравственной преемственности поколений.

Уже в ранних произведениях Полякова чувствуется его особенный, цветистый язык, который автор демонстративно смакует.

Вычурные, но типологически выверенные образы почти всегда социальны (или подчеркнуто асоциальны), описание поступков героев публицистически злободневно, сюжетные линии свиты многослойными спиралями.

С повести «Апофигей» (1989) начинается отход Полякова от тематических социальных произведений.

Поляков переходит к конструированию собственной реальности, которую читатель воспринимает как нечто виртуальное, однако вскоре обнаруживает описанные Поляковым явления в окружающем мире. Перемена авторского худож.

стиля совпала по времени с изменением личных воззрений Поляков на казавшиеся фундаментальными ценности, которые некритически воспринимались и тиражировались перестроечными писателями и публицистами. В повести «Апофигей» либеральные идеи поданы Поляковым в непривлекательном виде, явно прослеживается критика автором спешно возводимого здания новой российской демократии и ее вождей.

Изданная миллионным тиражом, повесть «Апофигей» стала культовой книгой интеллигенции начала 1990-х. В ней же писатель одним из первых сатирически вывел образ Б.Н.Ельцина, прозрев в его властолюбии и показном демократизме угрозу для российской государственности.

Новые произведения Полякова, такие, как повесть «Парижская любовь Кости Гуманкова» (1991), уже невозможно было упрекать в очернительстве советского времени. Если взгляд на советское прошлое полон доброй иронии, то носители новых ценностей, напротив, выступают теперь в неприглядном виде.

Важно

Повесть «Демгородок» (1993), совместившая в себе политическую сатиру, антиутопию, детектив, литературную пародию и любовную драму — одна из лучших сатирических книг в русской литературе XX века. Она в полной мере демонстрирует творческий метод, который сегодня известен под именем «гротескного реализма» и который Поляков с блеском использует для создания своих новых произведений.

В 1995-97 Поляков издает альм. «Реалист», задача которого — объединить на своих страницах писателей противоборствующих между собой идейно-художественных направлений.

В это же время выходит и один из лучших романов Полякова — «Козленок в молоке» (1995), в котором в сатирической форме показана жизнь российской интеллигенции накануне перестройки.

Не только творческие организации, но и вся страна теряет вкус к созиданию, принимается за быстрое и легкое добывание чинов, званий, материального достатка. 500 страниц девственно чистой бумаги, выдаваемые за роман молодого писателя, получают признание продажных критиков — такой, казавшийся сюрреалистическим сюжет вскоре стал реальностью.

Поляков раньше показал (и предугадал) наступление времени, когда «раскрученный» «талант» пользуется почетом и всеми благами цивилизации, действительные же творческие способности девальвируются, а подлинные творцы оказываются в непроницаемом вакууме. В этом произведении наиболее ярко сплелись традиции реалистической литературы с литератуорой постмодернизма.

К 2002 роман выдержал 13 переизданий и был экранизирован и поставлен на сцене.

В повести «Небо падших» (1998) автор рассказывает о жизни «новых русских» — грабителей страны, скрывающихся под маской бизнесменов. Итог творчеству Полякова конца XX в. подвел роман «Замыслил я побег…

» (1999), соединяющий в едином сюжете личную жизнь персонажа и судьбу державы, охватывающий три десятилетия жизни страны. От героя требуется усилие воли, чтобы спасти страну от полного разрушения.

Новое тысячелетие Поляков отметил переходом в соседний литературный цех: параллельно с публикацией цикла «Плотские повести» (2001-2004) он пишет пьесы «Контрольный выстрел», «Халам-Бунду», «Козленок в молоке», «Хомо эректус, или Обмен женами» и др.

Поляков отличен от многих своих современников не только своеобразными художественными образами прозаических произведений, но и особенным задором публицистических выступлений. Выходившие во время перестройки в десятках газет и журналов статьи Поляков собрал и издал в 2 книгах — «От империи лжи — к республике вранья» (1997) и «Порнократия» (1999), представляющих собой обжигающе-искреннюю летопись пореформенной России. В статье «Государственная недостаточность» Поляков обвиняет СМИ в формировании неприязни к своей собственной стране: «Из двух спорных точек зрения “медийцы” упорно выбирают именно ту, которая формирует у общества негативный образ своей державы, не важно — на нынешнем или на давно пройденном этапе. Образ этакой злобной геополитической неудачницы Нас учат смотреть на свое как на чужое. Это очень опасно! Именно с этого начинается утрата культурной самоидентификации».

Совет

С мая 2001 Поляков — главный редактор «Литературной газеты», которая при нем взяла курс на воссоздание единого литературного пространства России и быстро вернула свою былую популярность.

По повестям и сценариям Полякова сняты фильмы: «Работа над ошибками» (1987), «ЧП районного масштаба» (1988), «Сто дней до приказа» (1989), «Ворошиловский стрелок» (1997, по сценарию, написанному в соавторстве с С.Говорухиным), «Левая грудь Афродиты» (1999), «Игра на вылет» (2000), «Замыслил я побег…» (2003), «Козленок в молоке» (2003).

В.Б.Румянцев

Использованы материалы кн.: Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 3. П – Я. с. 91-93.

Далее читайте:

Юрий ПОЛЯКОВ: “Клановость – гибель для культуры“. 12.05.2008  (“МОЛОКО”)

Юрий ПОЛЯКОВ: Общественная работа помогает отсеять ложные замыслы

Источник: http://www.hrono.ru/biograf/bio_p/polyakov_yuri.php

Ссылка на основную публикацию