Сочинения об авторе воробьёв

Сочинение -эссе “Мой Воробьёв”

Жигалкина Полина, ученица 10 Б класса МБОУ

” СОШ №35 им. К.Д. Воробьёва”г. Курск

Руководитель: учитель русского языка и литературы

Каргалова М. А.

МОЙ ВОРОБЬЁВ

У каждого человека есть любимое времена года , любимые места, фильмы и, конечно же, книги. Книги, которые сопровождают нас всю жизнь , являясь чем-то дорогим и очень важным. Такими для меня стали произведения Курского писателя Константина Дмитриевича Воробьева.

С чего началось моя дорога к писателю? Наверное, с того, что в первый класс я пришла в школу, которая носит имя Константина Дмитриевича. Хорошо помню, как в третьем классе учительница прочитала нам рассказ «У кого поселяются аисты?».

О чём он? О взаимоотношениях, о преданности, о родстве всего живущего на земле, о доброте человеческого сердца. Тогда, в юном возрасте, я многое , конечно, не могла осмыслить, мне было просто очень жалко хромого аистенока Кольку. Я плакала , сердилась на бабку , невзлюбившую его.

Обратите внимание

Аистенок погиб, а мне все время хотелось написать другое продолжение, где он жив и счастлив со своим другом. Хорошо запомнила строки из рассказа: “И всё одно плохо не бывает долго на свете. Всё одно когда-нибудь наступает хорошо, если всем ждать”. Я и сейчас верю в эту истину.

Так у кого же поселяются аисты? Теперь я точно знаю ответ: у добрых, милосердных людей. Всем нам нужно учиться откликаться сердцем на беду других Нужно учиться быть по-настоящему добрыми, и это добро обязательно вернется.

У Константина Дмитриевича Воробьева есть одна особенность: лаконично, но очено ёмко передать и историю души человека, и историю времени. Доказательство тому рассказ “Синель”( синелью в Курской области называли васильки). Мы узнаем историю взаимоотношений мальчика Сергея и девочки Даши( Синель) , которые прошли свой путь жизни.

С первых строчек автор погружает нас в мир их отношений , основанный на доверии, взаимопомощи, искренней дружбе. Константин Дмитриевич сразу настраивает нас на что-то личное, интимное, ведя повествование от первого лица. Детям приходится пройти вместе много испытаний: от конфликтов с одноклассниками до раскулачивания отчима Даши .

” Невольное предательство” Сергея разлучило их на долгие годы . Рушится привычный для обоих мир. Многое надо осознать, переосмыслить. В конце рассказа писатель ” устраивает” встречу героев лет. Сергей на операционном столе , а его Даша в белом халате , все та же «синель» , только с седыми волосами.

Уроки литературы в нашей школе проходят в кабинете, где собраны вещи К.Д. Воробьёва( передала несколько лет назад его покойная ныне жена Вера Викторовна). Шахматная доска, плащ, удочки и , конечно же, книги, изданные на разных языках. В них – его жизнь. У него была невероятно трудная судьба… Военная судьба.

Он видел войну своими глазами, изведал на себе «натурализм войны» . «Он писал страдая , а не любуюсь войной и подвигами , не наряжая войну в романтические одежды», – так говорил Юрий Бондарев о творчестве писателя. Он был высокоодарённой , наделенной настоящим гражданским мужеством личностью .

В начале войны в составе роты кремлевских курсантов он отправляется на фронт. А потом будет плен , семь лагерей, партизанский отряд и одно желание – выжить. Повести « Убиты под Москвой» и «Это мы , Господи!» – ” невероятная явь войны”.

«Это мы , Господи» «написана кровью сердца…» . С первых же страниц потрясает бесчеловечность фашистов в отношении к советским пленным, изощренность зверств. Сергей Костров – автобиографический герой – ведет нас дорогами плена. Страх, отчаяние, невероятная тоска, но надо выжить. А для этого- бежать, бежать, бежать .

Надежда на светлое будущее не умирает даже в этом жестоком, страшном плену, но при этом он сохраняют в своем сердце доброту, любовь к ближнему , готовность к самопожертвованию. В повести “Это мы, Господи!..” рассказывается не о гибели души, а о ее спасении.

Важно

Пока теплится, тлеет, горит в лейтенанте Кострове костер любви к Родине, к русским людям, спасение возможно.

“Убивали за поднятый окурок на дороге. Убивали, чтобы тут же стащить с мёртвого шапку и валенки. Убивали за голодное пошатывание в строю. Убивали за стон от нестерпимой боли в ранах”. Убивали, расстреливали, закапывали… Это уже картины из повести ” Убиты под Москвой”. Убиты , но не сломлены. К.Д.

Воробьёв честно и открыто говорит о событиях того времени. Таким же правдивым мы видим автора и в другом рассказе – ” Уха без соли”. Мирное время. Два друга отмечают свой второй день рождения – день, когда они бежали из плена. Представлена картина умиротворения. Но вдруг… Из тьмы появляется незнакомец, и в нем герои узнают бывшего полицая.

Как поступить? Простить? Убить? Писатель поднимает тему всепрощения, покаяния, показывает особенности ” славянской души”. Этим , наверное, и близок мне писатель. Нет прямого ответа, открытый финал. Каждый читатель выбирает ” свой путь”.

Моё любимое произведение у писателя – земляка – повесть «Почем в Ракитном радости», которую некоторые исследователи считают повествованием Воробьева о собственной жизни.

Казалось бы, фабульная основа повести проста – писатель Константин Останков едет в родное село, которое он покинул 25 лет назад, оказавшись невольным виновником трагической судьбы своего дяди Мирона Останкова (« В Ракитное еду как на суд»). Герой изображен в один из решающих, этапных моментов его жизни – наступило время итогов.

Напряженно думая о жизни, он понял, что « ничто не исчезает из мира». Автор, тщательно анализируя чувства, мысли, переживания Останкова, не упрощает их сложности. С годами тот осознал и свою вину перед Ракитным, и вину перед самим собой, потому что она перечеркнула мир детства, сохранив в памяти « темное и нелюбимое» прошлое.

Встреча с родными местами, с детством расширяет диапазон воспоминаний героя. А как встретиться с дядей Мироном? Как посмотреть ему в глаза? А оказывается… дядя Мирон давно простил, а умение прощать – величайшая черта человека, как и умение покаяться: «Ну что ты означал в моей беде?..».

Этот старый человек поистине обладает удивительным нравственным чутьем, это – истинный духовный наставник, умеет прощать «вольные и невольные» прегрешения, становится исцелителем души Константина Останкова , который двадцать пять лет ходил с клеймом «убийцы». Сознание «бесконечного счастья», которое переживает герой в конце повести – это чудо? Случайность? Закономерность? Нет, выстраданное воздаяние за то, что сумел сохранить в себе духовно-нравственные ценности: любовь к людям, веру в добро

Совет

Мне кажется, что полное представление о личности писателя дают его письма. Эпистолярное наследие писателя – своебразное завещание нам, потомкам. Письма К.Д. Воробьева – это живые страницы истории: истории литературы, личной жизни. Переписка ведет нас и к биографии, и к творчеству, ко всем проявлениям духовной жизни писателя.

Обращения к адресатам в его эпистолярном наследии помогают нам сделать вывод о многогранности личности самого К.Д. Воробьева – заботливого сына и брата, задушевного друга, влюблённого, дотошного автора и критика, любящего мужа и отца.

Мне кажется, писательский дар К.Д. Воробьёва в глубокой пронзительной любви к народу и России.

Читайте также:  Краткая биография задорнов

Константин Дмитриевич не переносил фальши ни в жизни, ни в литературе ,что и доказывал каждый день своим творчеством.

Мой Воробьев – мой воспитатель , мой учитель, мой наставник в жизни. Его послание человечеству , действительно, способно пробудить в людях чувство патриотизма, любви к своим близким . Он научил меня радоваться мелочам, видеть счастье в мире без войны , беречь любовь.

Источник: https://infourok.ru/sochinenie-esse-moy-vorobyov-3042923.html

Проблема щедрости души. Сочинение по тексту К. Воробьёва

Константин  Воробьёв  — русский писатель, автор повестей и рассказов о войне,  в предложенном тексте ставит проблему бескорыстия и щедрости души человека.

Эта тема в наше время злободневна, как никогда. Сейчас, когда многие люди находятся в постоянной погоне за деньгами, когда материальное благополучие является самоцелью большей части нашего общества, когда главным жизненным кредо становится выражение «хочешь жить — умей вертеться», может ли идти речь о таких вещах, как добродетель, милосердие, бескорыстие?

Автор рассказывает о том, как возвращаясь с фронта, попросил шофёра-сержанта подвезти его за 300 рублей до своей деревни. Шофёр показал себя человеком, который не упустит возможности заработать на этом, плата показалась ему мизерной, и только лишь за дополнительные пол-литра спирта согласился.

Обратите внимание

Это было тяжелое послевоенное  время. Деревни опустели.. Мужчин, не вернувшихся с фронта,  заменили женщины, подростки, старики. Когда путники добрались до места, перед  ними возникла удручающая картина.

  Они увидели, как  пахали женщины, привязав  к бревну рушниками и обрывками веревок  плуг, у поручня которого шёл парнишка лет тринадцати.  Шофёр молча, не взглянув ни на кого, отвязал от плуга бревно, ожесточенно швырнул его в сторону и, завязав на веревке петлю, накинул ее на крюк в задке своего «виллиса».

Он работал до тех пор, пока в машине не закончилось горючее.  Закончив работу, залил в бак спирт, и, отказавшись от денег уехал.

Очевидно, что автор испытывает глубокую симпатию к этому человеку. Этот простой сержант  обладает душевной щедростью, большим сердцем, излучающим добро и любовь. Его душу он называет «живой»  — в этом я вижу позицию автора.

Я полностью согласен с автором: невозможно представить себе жизнь общества, в котором нет сочувствия, сострадания ближнему. Но способность сострадать требует душевных сил, действенной помощи, и только по-настоящему добрые и отзывчивые люди принимают чужую боль, как свою и спешат помочь, чем могут.

Именно человеколюбию учили своих читателей гениальные русские писатели, такие, как Лев Толстой. Любимые герои Толстого — это по-настоящему добрые и милосердные натуры.

Вспомните Пьера Безухова, который, как и сам автор романа «Война и мир», строил школы и больницы для крестьян. Вспомните Наташу Ростову, которая убеждает свою семью отдать подводы раненым.

Эти поступки героев — пример искреннего желания помочь людям, облегчить жизнь окружающих.

Важно

В произведении «Летят мои кони…» Борис Васильев рассказывает историю про замечательного человека – доктора Янсена, который  обладал редчайшим даром жить не для себя,  думать не о себе, заботиться не о себе, никогда никого не обманывать и всегда говорить правду, как бы горька она ни была. Жители Смоленска считали его святым, потому что не было более бескорыстного и честного человека, отдающего себя людям, помогающего им во всем. Он и погиб, спасая детей.

Давайте прислушаемся к голосу сердца. Я верю, что у любого в душе есть место для любви, милосердия и бескорыстия. Давайте будем настоящими, такими, какие мы есть на самом деле. Возрождение всего общества начинается с нравственного совершенствования каждого его члена.

Валерия Гумовская ©

Текст Константина Воробьёва

This entry was posted in Сочинения ЕГЭ (русский язык). Bookmark the permalink.

Источник: http://s.bacenko.ru/problema-beskoryistiya-i-shhedrosti-dushi-cheloveka/

Рецензия на повесть К. Д. Воробьева «Убиты под Москвой»

/ Сочинения / Воробьев К.Д. / Разное / Рецензия на повесть К. Д. Воробьева «Убиты под Москвой»

  Скачать сочинение

    Книги могут нравиться или не нравиться. Но есть среди них такие, которые не попадают ни в одну из этих категорий, но представляют собой нечто большее, которые врезаются в память, становятся событием в жизни человека. Таким событием для меня стала книга Константина Воробьева “Убиты под Москвой”. Я словно услышала тот голос:
    …Нам свои боевые
    Не носить ордена.

    Вам — все это, живые,
    Нам — отрада одна:
    Что недаром боролись
    Мы за Родину-мать.
    Пусть не слышен наш голос, —
    Вы должны его знать.
    Эти строки взяты автором в качестве эпиграфа из стихотворения Твардовского “Я убит подо Ржевом”, которое и названием, и настроением, и мыслями перекликается с повестью Константина Воробьева.

    Ее автор сам прошел через войну — об этом узнаешь и без чтения биографии. Так писать невозможно с чужих слов или из воображения — так писать мог только очевидец, участник. Повесть “Убиты под Москвой”, впрочем, как и все творчество Константина Воробьева, очень эмоциональна.

Эта книга особенна еще тем, что в ней сочетаются, с одной стороны, реалистичность, а с другой — глубокое осмысление событий и тонкий психологический анализ поступков героев с высоты прожитых лет.
    “Убиты под Москвой” — по форме короткая повесть, однако по содержанию она включает в себя целую эпоху.

Такое ощущение появляется потому, что война, врываясь в челове- ческую жизнь, влияет на нее, как ничто другое, радикально меняет ее. Если в мирной жизни душа развивается, эволюционирует, то на войне в ней происходит ломка: ломаются прежние нравственные ценности, прежний взгляд на вещи.

Если в литературе мирного времени символом духовных исканий становится дорога, путь, то у Константина Воробьева — беспорядочное, безысходное метание под обстрелом с воздуха.
    Проблемы, встающие перед человеком на войне, почти те же, что и в мирное время, однако они поставлены настолько остро, требовательно, что от них ни скрыться, ни убежать.

Эти извечные проблемы героизма, гуманизма, долга решает для себя курсант Алексей Ястребов. Автор говорит словами Рюмина: “Судьба каждого курсанта… вдруг предстала средоточием всего, чем может окончиться война для Родины — смертью или победой”. В судьбе одного курсанта словно сконцентрировалась судьба всей России.

Совет

    Актом огромного гуманизма и гражданского мужества стало само слово в защиту тех, кто струсил, спасовал, проявил слабость в тяжелую минуту, “придавленный к земле отвратительным воем приближающихся бомб”, вжавшийся в нее под минометным обстрелом. Они, курсанты, не думали о спасении так холодно и расчетливо, как генерал-майор, снявший знаки различия и бежавший с передовой.

У них не было времени думать о долге (“Он подумал о Рюмине, но тут же забыл о . нем… Мысли, образы и желания с особенной ясностью возникали и проявлялись в те мгновения, которыми разделялись взрывы…”), поскольку “тело берегло в себе лишь страх”. Тот, кто переборол в себе чувство страха, безусловно, герой.

Но в остальных, менее сильных духом, автор учит видеть не трусов, – а прежде всего людей. Обыкновенных.

Таких же, как те, что не почувствовали еще в жизни настоящего страха, не увидели смерть вблизи, но берутся судить свысока, не имея на то морального права! На протяжении всей повести я задавала себе вопрос: “А как бы я поступила на месте героев Воробьева?” И, честно ответив на него, понимала, что не все в жизни можно разделить на черное и белое, трусость или героизм.

    К тому же, говорит автор, погибать страшно и противоестественно, но погибать напрасно, бесполезной жертвой, противно самой природе человеческой, тому, что отличает человека от зверя. Протест против этого звучит в потрясающей сцене, когда курсанты в отчаянии и бессилии стреляют в горизонт.

    Автор прощает своим героям страх за собственную жизнь еще потому, что жизнь человеческая была ценна для них вообще, и своя, и чужая. Преодоление любви к человеку, заложенной в них заповедью “не убий”, стало для них даже мучительнее, чем борьба с трусостью.

Читайте также:  Краткая биография скотт

Война отбрасывает высшие нравственные ценности, лучшие человеческие качества: доброту, гуманность, способность к сопереживанию — и превращает их в источник слабости. Ведь надо совершить единственный выбор: мы или они. Поэтому очень трудно, мучительно происходит перестройка сознания, вырабатывается ненависть к врагу.

Константин Воробьев, будучи писателем-философом, гуманистом, под жертвами войны понимает не только убитых и пострадавших физически, но и духовно, тех, кто пересилил в себе ради высшей цели — справедливости — чувства добра и милосердия. В этих жертвах — тоже ужас войны.
    Сначала у Алексея “сердце упрямилось” думать о фашистах “иначе как о людях”.

Сердцем он еще чувствовал, что убийство — преступление. Первый немец, убитый им во время ночной атаки, для него все еще такой же человек. Потом он пытался и не смог взглянуть ему в лицо, боясь, что оно будет лицом человека, а не врага. Воробьев не осуждает своего героя и не оправдывает его.

Обратите внимание

Писатель не призывает к ненависти или мести — он лишь с огромной, бесконечной болью говорит, что сама жизнь учит этому: “Со стороны учиться мести невозможно. Это чувство само растет из сердца, как первая любовь к не знавшим ее…

” Гибель роты, самоубийство Рюмина, смерть под гусеницами немецких танков уцелевших после налета курсантов — все это завершило переоценку ценностей в сознании главного героя. В нем зарождается ненависть, освященная воспоминаниями детства. Да, он приобрел способность ненавидеть, ибо “так было легче идти”, так было легче воевать. Но он при этом многое, очень многое потерял.

То, как он “вяло, всхлипывающе” повторял ничего не значащие слова: “Стерва… Худая…” — было внешним выражением этой ужасной потери…
    Чувство долга и ответственности есть у Алексея Ястребова и капитана Рюмина.

Это чувство диктует им быть спокойными, уверенными в себе, чтобы курсанты “испытывали облегчающее чувство безотчетной надежды”, требовать прежде с себя, а затем уже с остальных. “Нет, сначала я сам, надо все сперва самому… надо первым” — ив борьбе с врагом, и в борьбе с самим собой.

Такое чувство ответственности — у молодых ребят, курсантов! Оно звучит гневным упреком высшему командованию, бросившему их на передовую лишь с учебными самозарядными винтовками и бутылками с бензином, без пищи, без пулеметов, бросившему на произвол судьбы. А в это время в тылу войска НКВД, сытые, одетые, вооруженные… Чувство долга — это еще то, что подвигло писателя сказать правду. И это тоже было подвигом.
    Константин Воробьев — писатель-психолог. В его произведениях “говорят” даже детали. Вот курсанты хоронят погибших товарищей. Время остановилось для мертвеца, а на его руке все тикают и тикают часы. Время идет, жизнь продолжается, и продолжается война, которая будет уносить все новые и новые жизни так же неотвратимо, как тикают эти часы.
    Опустошенный страшными потерями, человеческий ум начинает болезненно подмечать подробности: вот сожжена изба, а на пепелище ходит ребенок и собирает гвозди; вот Алексей, идущий в атаку, видит оторванную ногу в сапоге. “И понял все, кроме главного для него в ту минуту: почему сапог стоит?”
    И жизнь, и смерть описаны с ужасающей простотой, но сколько боли звучит в этом скупом и сжатом слоге!
    С самого начала повесть трагична: еще идут строем курсанты, еще война не началась для них по-настоящему, а над ними, как тень, уже нависло: “Убиты! Убиты!” Под Москвой, подо Ржевом…”
    И во всем этом мире     До конца его дней     Ни теплички, ни лычки     С гимнастерки моей.

    Сжимается сердце при мысли, что они были лишь чуть старше меня, что это они убиты, а я жива, и тотчас же оно наполняется невыразимой благодарностью за то, что мне не пришлось испытать того, что испытали они, за драгоценный дар свободы и жизни. Нам — от них.

15941 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Воробьев К.Д. / Разное / Рецензия на повесть К. Д. Воробьева «Убиты под Москвой»

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00097201184864086935

Тема войны в творчестве К. Д. Воробьева

Тема: Жизнь и творчество поэта

Константин Дмитриевич Воробьев (1919-1975) в октябре 1941 г. в составе роты кремлевских курсантов попал на фронт.

В декабре под Клином Воробьев оказался в плену, дважды бе­жал. В 1943 г., находясь в шяуляйском подполье, за тридцать дней он написал повесть о пережитом в плену. «Повесть эта, как писал другой фронтовик В.

Кондратьев, не только явление литературы, она — явление силы человеческого духа, потому как … писалась как исполнение священного долга солдата, бойца, обязанного рас­сказать о том, что знает, что вынес из кошмара плена…». В 1946 г. рукопись повести была отправлена в «Новый мир», но не опублико­вана.

У самого писателя полного экземпляра повести не сохрани­лось. Уже после смерти Воробьева в 1985г. рукопись обнаружилась в архиве журнала и была напечатана под названием «Это мы, Гос­поди!..»

В начале 60-х г. К. Воробьев написал две небольшие повести о войне: «Убиты под Москвой» (1961) и «Крик» (1962). В основу обеих повестей легли личные воспоминания автора во время боев под Москвой. Одни увидели в повестях Воробьева правдивость в изо­бражении военных событий, другие — «искажение правды о войне».

«Что это такое?! — вопрошал автора «Убиты под Москвой» один из критиков. — Мрачный реестр страданий, ужасов и смертельно изу­родованные тела, оторванные руки, искалеченные жизни». На са­мом деле повесть «Убиты под Москвой» очень эмоциональна.

В ней сочетается, с одной стороны, реалистичность и, с другой стороны, глубокое осмысление событий, анализ поступков героев с высоты прожитых автором лет. По форме это короткая повесть, однако по содержанию она включает в себя целую эпоху.

В произведении Во­робьева поднимаются извечные проблемы: о героизме, воинском долге и гуманизме задумывается курсант Алексей Ястребов. Автор говорит словами Рюмина: «Судьба каждого курсанта… вдруг пред­стала средоточием всего, чем может окончиться война для Родины – смертью или победой». В судьбе одного курсанта сконцентриро­вана судьба всей России.

Материал с сайта //iEssay.ru

Важно

В своей повести автор говорит, что погибать страшно и противо­естественно, но погибать напрасно, бесполезно-противно самой при­роде человеческой. Протест против этого звучит в потрясающей сце­пе, когда курсанты в отчаянии и бессилии стреляют в горизонт.

Читайте также:  Краткая биография херасков

В «послеоттепельное» время традицию фронтовой лирической повести продолжили Б. Васильев («А зори здесь тихие…») и 15. Кондратьев («Сашка», «Селижаровский тракт»).

На этой странице материал по темам:

  • тема войны в произведениях константина воробьёва
  • какую роль сыграла фронтовая биография в творчестве К.Воробьева
  • творчество воробьева
  • какую рольсыграла фронтовая биография в творчестве Воробьева
  • произведения воробьева о войне

Источник: http://iessay.ru/ru/writers/native/v/vorobev/stati/zhizn-i-tvorchestvo-poeta/tema-vojny-v-tvorchestve-k.-d.-vorobeva

Сочинение на тему Рецензия на повесть К. Д. Воробьева «Убиты под Москвой» – по русскому языку и литературе

Книги могут нравиться или не нравиться. Но есть среди них такие, которые не попадают ни в одну из этих категорий, но представляют собой нечто большее, которые врезаются в память, становятся событием в жизни человека. Таким событием для меня стала книга Константина Воробьева «Убиты под Москвой». Я словно услышала тот голос: …Нам свои боевые Не носить ордена.

Вам — все это, живые, Нам — отрада одна: Что недаром боролись Мы за Родину-мать. Пусть не слышен наш голос, — Вы должны его знать. Эти строки взяты автором в качестве эпиграфа из стихотворения Твардовского «Я убит подо Ржевом», которое и названием, и настроением, и мыслями перекликается с повестью Константина Воробьева.

Ее автор сам прошел через войну — об этом узнаешь и без чтения биографии. Так писать невозможно с чужих слов или из воображения — так писать мог только очевидец, участник. Повесть «Убиты под Москвой», впрочем, как и все творчество Константина Воробьева, очень эмоциональна.

Эта книга особенна еще тем, что в ней сочетаются, с одной стороны, реалистичность, а с другой — глубокое осмысление событий и тонкий психологический анализ поступков героев с высоты прожитых лет. «Убиты под Москвой» — по форме короткая повесть, однако по содержанию она включает в себя целую эпоху.

Такое ощущение появляется потому, что война, врываясь в челове- ческую жизнь, влияет на нее, как ничто другое, радикально меняет ее. Если в мирной жизни душа развивается, эволюционирует, то на войне в ней происходит ломка: ломаются прежние нравственные ценности, прежний взгляд на вещи.

Если в литературе мирного времени символом духовных исканий становится дорога, путь, то у Константина Воробьева — беспорядочное, безысходное метание под обстрелом с воздуха. Проблемы, встающие перед человеком на войне, почти те же, что и в мирное время, однако они поставлены настолько остро, требовательно, что от них ни скрыться, ни убежать.

Эти извечные проблемы героизма, гуманизма, долга решает для себя курсант Алексей Ястребов. Автор говорит словами Рюмина: «Судьба каждого курсанта… вдруг предстала средоточием всего, чем может окончиться война для Родины — смертью или победой». В судьбе одного курсанта словно сконцентрировалась судьба всей России.

Совет

Актом огромного гуманизма и гражданского мужества стало само слово в защиту тех, кто струсил, спасовал, проявил слабость в тяжелую минуту, «придавленный к земле отвратительным воем приближающихся бомб», вжавшийся в нее под минометным обстрелом. Они, курсанты, не думали о спасении так холодно и расчетливо, как генерал-майор, снявший знаки различия и бежавший с передовой.

У них не было времени думать о долге («Он подумал о Рюмине, но тут же забыл о. нем… Мысли, образы и желания с особенной ясностью возникали и проявлялись в те мгновения, которыми разделялись взрывы…»), поскольку «тело берегло в себе лишь страх». Тот, кто переборол в себе чувство страха, безусловно, герой.

Но в остальных, менее сильных духом, автор учит видеть не трусов, — а прежде всего людей. Обыкновенных.

Таких же, как те, что не почувствовали еще в жизни настоящего страха, не увидели смерть вблизи, но берутся судить свысока, не имея на то морального права! На протяжении всей повести я задавала себе вопрос: «А как бы я поступила на месте героев Воробьева?» И, честно ответив на него, понимала, что не все в жизни можно разделить на черное и белое, трусость или героизм.

К тому же, говорит автор, погибать страшно и противоестественно, но погибать напрасно, бесполезной жертвой, противно самой природе человеческой, тому, что отличает человека от зверя. Протест против этого звучит в потрясающей сцене, когда курсанты в отчаянии и бессилии стреляют в горизонт.

Автор прощает своим героям страх за собственную жизнь еще потому, что жизнь человеческая была ценна для них вообще, и своя, и чужая. Преодоление любви к человеку, заложенной в них заповедью «не убий», стало для них даже мучительнее, чем борьба с трусостью.

Война отбрасывает высшие нравственные ценности, лучшие человеческие качества: доброту, гуманность, способность к сопереживанию — и превращает их в источник слабости. Ведь надо совершить единственный выбор: мы или они. Поэтому очень трудно, мучительно происходит перестройка сознания, вырабатывается ненависть к врагу.

Константин Воробьев, будучи писателем-философом, гуманистом, под жертвами войны понимает не только убитых и пострадавших физически, но и духовно, тех, кто пересилил в себе ради высшей цели — справедливости — чувства добра и милосердия. В этих жертвах — тоже ужас войны. Сначала у Алексея «сердце упрямилось» думать о фашистах «иначе как о людях».

Сердцем он еще чувствовал, что убийство — преступление. Первый немец, убитый им во время ночной атаки, для него все еще такой же человек. Потом он пытался и не смог взглянуть ему в лицо, боясь, что оно будет лицом человека, а не врага. Воробьев не осуждает своего героя и не оправдывает его.

Обратите внимание

Писатель не призывает к ненависти или мести — он лишь с огромной, бесконечной болью говорит, что сама жизнь учит этому: «Со стороны учиться мести невозможно.

Это чувство само растет из сердца, как первая любовь к не знавшим ее…» Гибель роты, самоубийство Рюмина, смерть под гусеницами немецких танков уцелевших после налета курсантов — все это завершило переоценку ценностей в сознании главного героя. В нем зарождается ненависть, освященная воспоминаниями детства.

Да, он приобрел способность ненавидеть, ибо «так было легче идти», так было легче воевать. Но он при этом многое, очень многое потерял. То, как он «вяло, всхлипывающе» повторял ничего не значащие слова: «Стерва… Худая…» — было внешним выражением этой ужасной потери… Чувство долга и ответственности есть у Алексея Ястребова и капитана Рюмина.

Это чувство диктует им быть спокойными, уверенными в себе, чтобы курсанты «испытывали облегчающее чувство безотчетной надежды», требовать прежде с себя, а затем уже с остальных. «Нет, сначала я сам, надо все сперва самому… надо первым» — ив борьбе с врагом, и в борьбе с самим собой.

Такое чувство ответственности — у молодых ребят, курсантов! Оно звучит гневным упреком высшему командованию, бросившему их на передовую лишь с учебными самозарядными винтовками и бутылками с бензином, без пищи, без пулеметов, бросившему на произвол судьбы. А в это время в тылу войска НКВД, сытые, одетые, вооруженные… Чувство долга — это еще то, что подвигло писателя сказать правду. И это тоже было подвигом. Константин Воробьев — писатель-психолог. В его произведениях «говорят» даже детали. Вот курсанты хоронят погибших товарищей. Время остановилось для мертвеца, а на его руке все тикают и тикают часы. Время идет, жизнь продолжается, и продолжается война, которая будет уносить все новые и новые жизни так же неотвратимо, как тикают эти часы. Опустошенный страшными потерями, человеческий ум начинает болезненно подмечать подробности: вот сожжена изба, а на пепелище ходит ребенок и собирает гвозди; вот Алексей, идущий в атаку, видит оторванную ногу в сапоге. «И понял все, кроме главного для него в ту минуту: почему сапог стоит?» И жизнь, и смерть описаны с ужасающей простотой, но сколько боли звучит в этом скупом и сжатом слоге! С самого начала повесть трагична: еще идут строем курсанты, еще война не началась для них по-настоящему, а над ними, как тень, уже нависло: «Убиты! Убиты!» Под Москвой, подо Ржевом…” И во всем этом мире До конца его дней Ни теплички, ни лычки С гимнастерки моей. Сжимается сердце при мысли, что они были лишь чуть старше меня, что это они убиты, а я жива, и тотчас же оно наполняется невыразимой благодарностью за то, что мне не пришлось испытать того, что испытали они, за драгоценный дар свободы и жизни. Нам — от них.

Сочинение на тему Рецензия на повесть К. Д. Воробьева «Убиты под Москвой»
Воробьев К.Д.
Стр. 1

Сочинение на тему Рецензия на повесть К. Д. Воробьева «Убиты под Москвой»
Воробьев К.Д.
Стр. 2

Сочинение на тему Рецензия на повесть К. Д. Воробьева «Убиты под Москвой»
Воробьев К.Д.
Стр. 3

Источник: http://my-soch.ru/sochinenie/171recenziya-nanbsppovest-k-d-vorobeva-laquoubity-pod-moskvojraquo187

Ссылка на основную публикацию