Краткая биография аретино

Аретино, Пьетро – краткая биография – Русская историческая библиотека

Пьетро Аретино (1492-1556) был знаменитейшим из множества итальянских сатириков первой половины XVI века. Он писал стихотворения во всяческих видах шутливой, грубой и непристойной лирики.

Аретино писал также пасквили по заказу, получая за них большие деньги, позорил каждого, на кого сердился.

При необыкновенном остроумии, его пасквили производили очень сильное впечатление и жадно читались публикой.

Обратите внимание

Пьетро Аретино родился в Ареццо. Он был побочный сын, покинутый отцом без всякой помощи, не получил школьного образования, поступил в работники к переплетчику в Перудже, читал книги, отдаваемые в переплет, приобрел этим способом очень обширные знания и отправился в Рим искать счастья.

Благодаря уму, литературному таланту, безграничной наглости, Аретино составил там себе блестящую карьеру. Папа Лев X любил его как остроумного собеседника. Рафаэль советовался с ним о своих картинах (по крайней мере, так говорит сам Пьетро); Себастиано дель Пиомбо был его другом.

Аретино оставался на папской службе и при Клименте VII, но в 1524 году попал в немилость, написав 16 очень неблагопристойных сонетов к рисункам Джулио Романо и гравюрам с них, сделанным Маркантонио Раймонди. Эти рисунки были так циничны, что папа, не слушая заступничества нескольких кардиналов, велел посадить Маркантонио в темницу за издание гравюр.

Аретино бежал от наказания. Он уехал к знаменитому вождю «Чёрного легиона», Джованни Медичи, и оставался при нем до самой его смерти. Джованни умер на руках Аретино.

В это время уже все трепетали сатир Аретино, откупались от его злобы деньгами, льстили ему. Сам Тициан вошел в дружбу с ним. Он называл себя бичом государей, il flagello dei principi. Пьетро приехал к флорентийскому двору, был принят там с почетом.

Владетели Флоренции, Медичи, познакомили его с королем французским. Франциск I пожаловал ему золотую цепь для ношения на шее; это был знак отличия, подобный нынешним высшим орденам.

Аретино уехал к своим друзьям Тициану и Сансовино в Венецию, где был безопасен от мщения итальянских государей, на которых писал пасквили. Венецианское правительство назначило его одним из членов посольства, отправляемого к императору.

Карл V, подобно королю французскому, нашел надобным льстить ему и давать подарки. Папа Юлий III дал ему орден святого Петра.

Тициан. Портрет Пьетро Аретино. 1545

Важно

Некоторое время Аретино жил в капуцинском монастыре, называл себя монахом, мечтал получить сан кардинала; он был мастер выставлять себя и благочестивым человеком, когда это было выгодно.

Виттория Колонна, гордая женщина безукоризненной жизни, переписывалась с ним. Он составил для неё молитвенник; он прославлял святую Катерину Сиенскую.

Его переложение семи псалмов покаяния в стихи было любимым чтением благочестивых людей, имело много изданий.

Рассердившись на Микеланджело, оставившего без ответа его любезные письма, Аретино выступил защитником христианского целомудрия в искусстве. Он называл Микеланджело врагом христианства за неблагопристойность нагих фигур в картине Страшного суда, говорил, что эта картина пригодна только для бани какого-нибудь развратника, а не для христианского храма.

Пьетро выставлял Микеланджело вором, взявшим деньги с фамилии Ровере за памятник её члену, папе Юлию II, и не сделавшим этого памятника; эта клевета оставалась пятном на Микеланджело до самой смерти. Но с такой же ядовитостью Аретино стал позорить и соперника Микеланджело, Бандинелли, не приславшего ему денег.

Аретино называл Бандинелли наглым дураком за то, что он хотел быть соперником Микеланджело.

Пасквили Аретино обычно имели форму писем, адресованных к лицам, которых он ругал. Копии этих писем расходились во множестве списков. Многие государи платили ему пенсии, чтоб он щадил их. Карл V, возвратившись из неудачной алжирской экспедиции, послал Аретино 100 скуди, чтобы предотвратить его насмешки.

Пьетро получал очень много денег и за то, чтобы молчать, и за то, чтобы писать. Он писал по заказу все, что угодно: циничные любовные песни и религиозные гимны, комедии, трагедии, поэмы, комментарии к книге «Бытия», эпопеи. Он с похвальбой говорил, что ему нужны только чернильница, перо и немного бумаги, чтобы получить 1000 скуди.

Совет

Произведения Аретино наполнены намеками интересными только для современников, и поэтому теперь кажутся скучными. Исключение составляют только его комедии; они сохраняют интерес и для нас.

Правда, стих его небрежен, остроумие слишком часто бывает непристойным; но разговор ведется у него легко и живо, комические положения натуральны, смешные стороны жизни обрисованы очень ловко, остроумие неистощимо.

Смерть Аретино была достойна его жизни. На пиру он хохотал, рассказывая любовные приключения своей сестры, упал со стула и умер. Хорошие стороны его характера выказываются в письмах к Пьерино Риччи, к Тициану и некоторым другим людям, которых он любил.

Аретино сам характеризовал себя словами: «Я милостию Божией свободный человек, не становлюсь рабом педантов, не подражаю ни Петрарке, ни Боккаччо, довольствуюсь своим умом, предоставляю другим болтать вздор о чистоте слога, о глубине мыслей и глупо мучить себя, чтобы переделать свою натуру».

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/3380-aretino-petro-kratkaya-biografiya

Доклад: Аретино Пьетро

Аретино Пьетро [Pietro Aretino, 1492–1556] — итальянский писатель. Р. в тосканском городке Ареццо, сын бедного сапожника, юные годы провел в Перуджии, где пробовал учиться живописи, потом попал в Рим. Здесь началась его бурная карьера в доме самого богатого из римских банкиров, Агостино Киджи. Незадолго до смерти Льва X А.

проник в Ватикан и обратил на себя внимание папы. К этому времени он успел уже прославиться как автор целого ряда остроумных и злых пасквинат, высмеивавших то одного, то другого из папских придворных. После смерти Киджи и Льва X А. должен был бежать из Рима, потому что новый папа Адриан VI, больно задетый его стишками в дни конклава, хотел расправиться с ним по-серьезному.

Год спустя, когда Адриана VI сменил Климент VII [1523], А. вернулся в Рим, надеясь на покровительство нового папы. Но он ошибся. Впутавшись неосторожно в придворные интриги, он получил несколько ударов кинжалом и, не встретив со стороны папы готовности вступиться за него, снова покинул Рим. Через некоторое время, в 1527, он поселился в Венеции.

Здесь началась жизнь, не похожая на ту, которую вел А. до сих пор. Слава его росла, со славою пришло богатство, и до конца своей жизни А. жил в кругу друзей (Тициан, Якопо Сансовино), окруженный учениками, почитателями, прихлебателями, любовницами, — как настоящий вельможа. В Венеции А. и умер.

А.

был первым из крупных европейских писателей, который создал себе положение исключительно благодаря литературному таланту и литературной ловкости. Его богатство создалось из его литературных гонораров, хотя эти гонорары иногда были несколько особенного свойства. До А. писатель мог существовать только при дворе какого-нибудь мелкого государя или вельможи.

Его лит-ая деятельность должна была быть прославлением его покровителя. А. отверг покровителей, ушел от дворов, презрел меценатов, стал свободным публицистом. Именно в публицистике А. — его главное литературное значение. А. был очень плодовитым писателем.

Он писал в стихах и прозе: героические поэмы, комедии, одну трагедию, лирические стихотворения всех видов, жития святых, диалоги всех видов, в том числе откровенно порнографические, giudizii, или сатирические предсказания и особенно письма. То и другое — сгусток блестящих памфлетов, коротеньких, но сильных, т. е. настоящая публицистика.

Обратите внимание

По силе влияния на общество, по общественному значению письма и giudizii А. уже являются крупным общественным фактором не только итальянской, но и европейской жизни. Они знаменуют определенный этап в эволюции социальных отношений. Венецианский период в жизни А. — время католической и феодальной реакции в Италии. Свободная мысль была раздавлена.

Торговля и промышленность пришли в упадок, буржуазия постепенно стала терять свое значение. Венеция была одиноким островом, где сосредоточилось все, что осталось от недавнего подъема в области науки, литературы, искусства. Только из Венеции итальянская буржуазия могла отстаивать свои позиции и пытаться завоевывать новые. А.

был самым настоящим лидером итальянской буржуазной интеллигенции. Он вел борьбу во имя свободы мысли и человеческого достоинства. Он не боялся выступать против монархов крупных и мелких, обрушивался злыми сатирами и на Франциска I французского, и на имп. Карла V, и на оставшихся еще неистребленными итальянских тиранов. Правда, ближайшая его цель была элементарно корыстная.

В этом отношении он был лишен каких бы то ни было принципов. Но вымогая и шантажируя, он утверждал значение публицистики такими средствами, какие его эпоха не считала недозволенными.

Из других произведений А.

его трагедия «Orazia» и пять его комедий — «Marescalco», «Cortigiana», «Ipocrito», «Filosofo», «Talanta» — пользовались при его жизни наибольшей популярностью, особенно комедии. В них, так же как и в знаменитых по своей непристойности диалогах «Raggionamenti», А. обнаруживает сочный пластический талант, умение лепить фигуры, давать яркие картинки быта, рисовать жанровые сцены.

Другая особенность его таланта, менее видная современникам, чем потомству, — это способность ценить произведения искусства, с одной стороны, а с другой — умение передавать словами язык линий, красок, светотеней. У А. был глаз художника и настоящий дар критика искусства. Ни того, ни другого он не культивировал. Поэтому в его писаниях имеются лишь случайные, хотя и необыкновенно яркие следы этих черт его таланта.

Список литературы

Дживелегов А. К. в «Голосе минувшего», кн. 1, 1913.

Его же, «Всемирные сатирики и юмористы», «Вестн. ин. лит.», № 5, 1900.

Возможно вы искали – Реферат: Даль Владимир Иванович

Sinigaglia, Saggio di uno studio su P. A., Roma, 1882

Rossi V., Le pasquinate di P. A. ed anonime etc., Palermo, 1891

Luzio A., P. A. nei primi suoi anni a Venezia, Torino, 1888

Bertoni P., A. e le sue opere secondo nuove indagini, 1891

Gautier P., L’Aretino, 1895

Похожий материал – Доклад: Альтенберг Петер

Bertoni P., Un pronostico satirico di P. A., 1904.

Источник: https://cwetochki.ru/ref-doklad-aretino-petro.html

Пьетро Аретино. «Праотец западной журналистики»?

«Бич государей» умел одновременно осмеять «великих мира», то есть был беспощадным публицистом, но с равным успехом писал о «божественном» и о «низменном» (эротические стихи).

Вот такой многогранный человек, как многогранна сама жизнь, как бывают многогранны периодические издания.

И пасквили, и драматические произведения, и серьезные религиозные тексты, и безудержное сочное «срамословие» — как это может принадлежать перу одного человека, пусть даже незаурядному? Такие разные жанры, такой безграничный и полярный диапазон интересов?

«Кондотьер от литературы» (Тициан о Пьетро Аретино)

«Предтеча европейской журналистики» Пьетро Аретино (или просто Аретин) родился, как видно из фамилии, в городе Ареццо 20 апреля 1492 года. Как звучала его настоящая фамилия — неизвестно (иногда указывается Дель Тура), не исключено, что появился он на свет вне брачных уз. Также отцом указывают сапожника по имени Лука.

Но, в любом случае, родился он в бедной семье, воспитывался одной матерью.

Знаменитый публицист, драматург, сатирик не получил никакого образования, с подросткового возраста бродяжничал. Провел 10 лет в городе Перуджа, пытался учиться, но отовсюду был изгнан за вольнодумство. Хотя основами латыни овладел.

Перебрался в Рим, и там пришла первая известность.

Аретино был вхож в богатые дома, но при этом вел себя совершенно независимо. С ним боялись иметь дело: уже тогда расцвел его недюжинный талант в сфере сатиры. И Пьетро Аретино совсем не боялся шокировать достопочтенную публику. Скорее, наоборот. Остроты, едкие каламбуры, площадная брань — и тут же изысканность, тонкость и ум.

И уже тогда — прекрасное знание европейской политической жизни, проницательность и бесстрашие.

Важно

Удивительное дело: выбрав любимой целью насмешек папский двор, он, тем не менее, был вполне обласкан папой Львом X. Любимым жанром к тому времени стал пасквиль («пасквинат»). В Риме до сих пор есть Пасквинская статуя — античный обломок, безрукий торс. Но это очень важная для римлян статуя.

Еще до Аретино на нее вывешивалось все: анекдоты, сплетни, эпиграммы. А тот привнес к пьедесталу статуи «плоды своего остроумия», вливая в них «свой кипучий темперамент».

(Много раз различные правители хотели сбросить статую в Тибр, однако дожила она до нашего времени. Висели на ней пасквили и на Гитлера, и на советских руководителей. Безусловно, и свои родные никогда не забывались.

Приходилось Аретино и сбегать из Рима, и возвращаться. Окончательно он покинул город после тяжелого ранения, нанесенному ему епископом, — тот был уж очень разобижен.

Умереть от смеха дано не каждому

Аретино выбрал Венецию — самый свободный, разгульный город, гнездо пороков, что вполне устраивало драматурга и сатирика. В Венеции к нему пришла еще большая слава: его любили и боялись, с ним стремились дружить влиятельные лица, его награждали орденами, полились нешуточные денежные потоки. Короли и князья не жили в такой роскоши, как он. Но при этом сотни людей кормились у него дома. Аретино создал бизнес на сатире: «я тебе плачу, чтобы ты меня не задел своим острым язычком, а еще лучше будет — если заденешь моего врага, и тогда плата двойная».

Ему платили пенсию одновременно с разных отчаянно враждующих сторон. И он «честно» торговал эпиграммами, злыми сонетами, сатирическими предсказаниями (пародиями на астрологические) и пасквилями. Эти сочинения всегда были остроумны и били прямо в цель.

Читайте также:  Краткая биография рыбаков

Но Аретино не всегда мог сдержаться и прохаживался-таки по европейским государям, не стесняясь в выражениях. А умаслить могущественного сатирика пытались не только европейцы: дары присылались и от султана Сулеймана, и от знаменитого турецкого пирата Хайр-ад-Дина (Барбароссы II). Аретино жил на широкую ногу в роскошном дворце, пользовался большим влиянием и сам влиял на общественное мнение. Несколько попыток проучить сатирика (и убийц подсылали, и палками пытались побить) закончились только одним: подстрекателей гневно осудили, а Аретино получил что-то вроде статуса журналисткой неприкосновенности. «Английский посол запятнал ту свободу, которая дарована Аретино всеми христианскими государями», — так написал флорентийский секретарь о «заговоре послов» против Аретино.

Искренне дружил Пьетро Аретино с художниками, особенно с Тицианом, который написал несколько его портретов. Сам тоже немного учился рисованию и любил живопись. Но и здесь часто извлекал интерес, посредничая между ними и меценатами. Хотя мог помочь и бескорыстно. Врагов тоже было достаточно — после смерти сатирика книги его вошли в «индекс запрещенных книг», а биография наполнилась пикантными деталями. Возможно, и оболгали из зависти, как теперь узнать? Да и был Пьетро Аретино человеком своей эпохи, которая умудрялась совмещать всё: и благочестие, и неприкрытую греховность, и политические интриги.

Первый свободный публицист Пьетро Аретино умер, когда расхохотался, услышав непристойный анекдот. Случилось это в ставшей ему родной Венеции 21 октября 1556 года. По одной версии — задохнулся от смеха, по другой — хохоча, упал и разбился. Некоторое время даже бродило выражение «аретинов смех».

Его долго еще поминали в литературе, в том числе, и в русской: и Пушкин, и Тынянов, и Марина Цветаева. Пьетро Аретино — герой нескольких литературных произведений, в том числе — фантастической книги Роджера Желязны «Пьеса должна продолжаться (Театр одного демона)».

В живописи Пьетро Аретино также отражен немало, причем не только портретами. Он изображен и в образе святого на бронзовых дверях сакристии собора святого Марка, и довольно своеобразно у Микеланджело (в образе святого Варфоломея, с которого содрали кожу).

Совет

В фильме «Великий Медичи» (2001 года, совместный, итальянское название «Il Mestiere delle armi») повествование ведется от лица Пьетро Аретино.

Человек, который писал житие девы Марии, святой Екатерины, Фомы Аквинского и других, написавший книгу «Вочеловеченный Христос»; человек, который написал с десяток пьес; человек, который писал весьма неприличные стихи, на грани порнографии;

публицист, прекрасно разбирающийся во всех вопросах, одновременно независимый и заказной, держащий монархов в страхе перед своим язвительным словом.

Многовато для одного человека. Вполне достаточно для маститого журналиста. Все-таки отцом европейской журналистики его называют не зря.

Я люблю вас, и потому вы скорее станете ненавидеть меня за открытую вам правду, чем обожать за произнесенную мною ложь (Пьетро Аретино).

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/biographies/articles/37743/

АРЕТИНО, ПЬЕТРО

АРЕТИНО, ПЬЕТРО (Aretino, Pietro) (1492–1556), итальянский писатель эпохи Возрождения. Родился 20 апреля 1492 в Ареццо (Тоскана) в семье сапожника. Не получил систематического образования.

В четырнадцатилетнем возрасте ушел из дома; вел бродячую жизнь; перепробовал самые различные занятия (был погонщиком мулов, уличным певцом, даже помощником палача). Некоторое время учился в университете в Перужде (Умбрия), но был исключен за вольнодумство; пытался стать живописцем. В 1516 приехал в Рим.

Своей едкой сатирой Завещание слона привлек внимание папы Льва X (1513–1522) и удостоился его покровительства. В правление Адриана VI (1522–1523) сочинил несколько пасквинат (небольших сатирических памфлетов) против ряда влиятельных лиц и самого папы, впал в немилость и бежал в Мантую.

Вернулся в Рим после воцарения нового папы Климента VII (1523–1534), однако, несмотря на его благоволение, в 1525 был вынужден покинуть Вечный город из-за враждебности, вызванной его слишком фривольными стихами. Поступил на службу к кондотьеру Джованни Медичи дель Банде Нере. В 1525–1526 написал свою первую комедию О придворных нравах, высмеивающую папский двор.

После смерти Джованни Медичи в 1527 обосновался в Венеции, где создал свои основные сочинения, прежде всего комедии Кузнец (пародия на сам комедийный жанр), Лицемер (прообраз мольеровского Тартюфа), Философ (гротескное изображение гуманистической учености) и трагедию Горация на известный сюжет из Тита Ливия о поединке Горациев и Куриациев.

Благодаря своему острому перу приобрел чрезвычайную популярность в Италии. Хотя имел прозвище «бич государей», пользовался покровительством сильных мира сего – германского императора Карла V и его наместников в Италии, семьи Медичи, герцога Урбино, князя Салерно, маркиза Дель Васто.

Получая от них щедрые денежные подарки и беззастенчиво торгуя панегириками и эпиграммами (Тациан назвал его «кондотьером от литературы»), жил на широкую ногу в своем роскошном дворце на Канале-Гранде; поддерживал дружеские отношения со многими видными итальянскими художниками – Тицианом, Сансовино, Вазари, Джулио Романо. Умер 21 октября 1556 в Венеции от сердечного приступа. Сочинения Аретино были внесены Римом в Индекс запрещенных книг.

Пьетро Аретино считался ведущим итальянским писателем своего времени. Он творил в самых разных жанрах, прежде всего в сатирическом и комедийном.

Обратите внимание

Кроме пасквинат, он оставил после себя героико-комическую поэму Орландино, в которой осмеивал рыцарство, пародию на астрологические гороскопы Предсказания, сатирические диалоги – Рассуждения (1532–1534), Диалог о дворе (1538), Диалог об игре (1545).

Среди его пяти комедий лучшими являются О придворных нравах (1526), Кузнец (1533) и Философ (1546). Как комедиограф он порывает с традициями гуманистической «ученой комедии» и пытается разрушить классические комедийные фабулы и типажи.

Для его комедий характерны отсутствие единого сюжета, разорванность композиции, несвязанность сцен, немотивированность действия. Главная цель Аретино – натуралистическая имитация реальной жизни; он даже дает некоторым комическим героям имена их подлинных прототипов.

В лучших своих комедиях ему удается индивидуализировать речь персонажей. Аретино критикует нравы своего «позорного века» с точки зрения простолюдина. Его комедийный мир населен живыми и колоритными людьми из народа – мастеровыми, слугами, сводницами, мошенниками, ворами и др., говорящими на сочном грубоватом языке улицы.

Единственная трагедия Аретино – Горация (1546) – занимает особое место в итальянской литературе. В ней впервые в ренессансной драматургии хор заменяется народом, который определяет исход драматического конфликта.

Здесь нет жестоких сцен, сюжет развивается прямолинейно, характеры однозначны, язык отличается простотой и ясностью.

Автор стремится освободиться от монологов (и вестников) и заменить рассказ о событиях непосредственным сценическим действием, хотя и не всегда успешно.

Аретино также писал по заказу сочинения на религиозные темы, в первую очередь романизированные жития – Вочеловечнный Христос (1535), Житие Св. Екатерины (1540), Житие Св. Девы (1540), Житие Св. Фомы Аквинского (1543).

Важно

Из под его пера вышли многочисленные поэтические произведения – капитоли, канцоны и сонеты, а также эпическая поэма Марфиза (были опубликованы только три ее первые песни).

Значительный интерес представляет обширное эпистолярное наследие Аретино (шесть томов), в котором, помимо богатейшей исторической информации (он активно переписывался как с государственными мужами, так и с деятелями итальянской культуры), можно обнаружить основные виды журналистской прозы (военный репортаж, политическая передовица, художественная рецензия).

Переводы на русский язык: Комедия о придворных нравах. Философ // Комедии итальянского Возрождения. М., 1965; Рассуждения. М., 1995; Комедия о придворных нравах // Итальянская комедия Возрождения. М., 1999.

Евгения Кривушина

Источник: https://www.krugosvet.ru/node/31425

Изложение: Комедия о придворных нравах. Пьетро Аретино

Комедия о придворных нравах

Пьетро Аретино (Pietro Aretino) 1492-1556

(La Cortigiana) (1554)

Итальянская литература

Е. Д.

Мурашкинцева

В прологе Иностранец допытывается у Дворянина, кто сочинил комедию, которую вот-вот будут разыгрывать: называется несколько имен (в числе других Аламанни, Ариосто, Бембо, Тассо), а затем Дворянин объявляет, что пьесу написал Пьетро Аретино.

В ней рассказывается о двух проделках, совершенных в Риме, — а этот город живет на иной манер, нежели Афины, — поэтому комический стиль древних авторов не вполне соблюден.

На сцену тут же выходят мессер Мако и его слуга. С первых слов становится ясно: сиенский юноша настолько глуп, что его только ленивый не обманет.

Он с ходу сообщает художнику Андреа о своей заветной цели сделаться кардиналом и договориться с королем Франции (с папой, уточняет более практичный слуга). Андреа советует для начала превратиться в придворного, ведь мессер Мако явно делает честь своему отечеству (уроженцы Сиены считались туповатыми).

Воодушевленный Мако приказывает купить книжку о придворных у уличного разносчика (слуга приносит сочинение о турках) и заглядывается на красотку в окне: не иначе это герцогиня Римская — надо ею заняться, когда будут освоены придворные манеры.

Появляются слуги Параболано — этот знатный синьор томится от любви, и именно ему суждено стать жертвой второй проделки.

Стремянный Россо от души честит своего господина за скупость, самодовольство и лицемерие. Валерио с фламминио порицают хозяина за доверие к проходимцу Россо.

Совет

Свои качества Россо сразу же и демонстрирует: сговорившись о продаже миног, он сообщает причетчику собора Святого Петра, что в рыбака вселились бесы, — не успев порадоваться тому, как ловко обжулил покупателя, бедняга попадает в лапы церковников.

Мастер Андреа приступает к обучению Мако.

Усвоить придворные манеры нелегко: нужно уметь сквернословить, быть завистливым и развратным, злоязычным и неблагодарным. Первое действие завершается воплями рыбака, которого едва не убили, изгоняя бесов: несчастный проклинает Рим, а также всех, кто в нем живет, кто его любит и кто в него верит.

В следующих трех действиях интрига развивается в чередовании сценок из римской жизни. Мастер Андреа объясняет Мако, что Рим — подлинный бардак, фламминио делится наболевшим со стариком Семпронио: в прежние времена служить было одно удовольствие, ибо за это полагалась достойная награда, а теперь все готовы сожрать друг друга.

В ответ Семпронио замечает, что сейчас лучше находиться в аду, чем при дворе.

Подслушав, как Параболано повторяет во сне имя Ливии, Россо спешит к Альвидже — своднице, готовой совратить само целомудрие.

Альвиджа пребывает в горести: приговорили к сожжению ее наставницу, безобидную старушку, которая виновата только в том, что отравила кума, утопила в реке младенца и свернула шею рогачу, зато в канун Рождества она всегда вела себя безупречно, а в Великий пост ничего себе не позволяла.

Выразив сочувствие в этой тяжкой утрате, Россо предлагает заняться делом: Альвиджа вполне может выдать себя за кормилицу Ливии и уверить хозяина, будто красотка сохнет по нему.

Валерио также хочет помочь Параболано и советует отправить нежное послание предмету страсти: нынешние женщины впускают любовников прямо в дверь, чуть ли не с ведома мужа — нравы в Италии пали настолько, что даже родные братья и сестры спариваются друг с другом без зазрения совести.

У мастера Андреа свои радости: мессер Мако влюбился в знатную даму — Камиллу и строчит уморительные стихи. Сиенского дурачка наверняка ждет неслыханный успех при дворе, ибо он не просто болван, а болван на двадцать четыре карата.

Обратите внимание

Сговорившись с приятелем Дзоппино, художник уверяет Мако, будто Камилла изнемогает от страсти к нему, но соглашается принять его только в одежде носильщика. Мако охотно меняется платьем со слугой, а нарядившийся испанцем Дзоппино кричит, что по городу объявлено о розыске шпиона Мако, который прибыл из Сиены без паспорта, — губернатор приказал оскопить этого негодяя.

Под хохот шутников Мако удирает во все лопатки.

Россо приводит к хозяину Альвиджу. Сводня без труда вымогает у влюбленного ожерелье и расписывает, как томится по нему Ливия — бедняжка с нетерпением ждет ночи, ибо твердо решила либо перестать мучиться, либо умереть.

Разговор прерывает появление Мако в одежде носильщика: узнав о его злоключениях, Параболано клянется отомстить бездельнику Андреа. Альвиджа поражается легковерию знатного синьора, а Россо объясняет, что этот самовлюбленный осел искренне верит, будто любая женщина должна за ним бегать.

Альвиджа решает подсунуть ему вместо Ливии жену булочника Арколано — лакомый кусочек, пальчики оближешь! Россо уверяет, что у господ вкуса меньше, чем у покойников, — все с радостью глотают!

Честные слуги Валерио и Фламминио ведут горестную беседу о современных нравах. Фламминио заявляет, что решил оставить Рим — притон бесчестия и разврата.

Жить нужно в Венеции — это святой город, настоящий земной рай, убежище разума, благородства и таланта. Недаром лишь там по заслугам оценили божественного Пьетро Аретино и кудесника Тициана.

Россо сообщает Параболано, что для свидания все готово, однако стыдливая Ливия умоляет поработать с ней в темноте — известное дело, все женщины поначалу ломаются, а потом готовы отдаться хоть на площади Святого Петра.

Альвиджа в преддверии бурной ночи спешит повидаться с исповедником и узнает, к великой своей радости, что наставница также успела спасти душу: если старушку и впрямь сожгут, она будет Альвидже хорошей заступницей на том свете, как была на этом.

Важно

Мастер Андреа объясняет, что Мако сглупил, удрав в самый неподходящий момент, — ведь прелестная Камилла с нетерпением ждала его! Утомленный слишком долгим обучением, Мако просит переплавить его в придворного поскорее, и Андреа с готовностью ведет подопечного к магистру Меркурио. Мошенники скармливают сиенцу слабительные пилюли и сажают в котел.

Читайте также:  Сочинения об авторе герман

Россо просит Альвиджу о маленькой услуге — напакостить ябеднику Валерио. Сводня жалуется Параболано, что негодяй Валерио предупредил брата Ливии — отчаянного головореза, который уже успел укокошить четыре десятка стражников и пятерых приставов.

Но ради такого знатного синьора она готова на все — пусть братец Ливии прикончит ее, по крайней мере, можно будет забыть о нищете! Параболано тут же вручает Альвидже алмаз, а изумленного Валерио прогоняет из дома пинками. Альвиджа тем временем сговаривается с Тоньей.

Булочница радуется возможности насолить мужу-пьянчужке, а Арколано, почуяв неладное, решает проследить за ретивой женой.

В ожидании вестей от сводни Россо не теряет времени даром: столкнувшись с жидом-старьевщиком, приценивается к атласному жилету и тут же сплавляет незадачливого торговца в руки стражников.

Затем расторопный слуга извещает Параболано, что в семь с четвертью его ждут в доме добродетельной мадонны Альвиджи — дело сладилось ко всеобщему удовольствию.

Мессера Мако едва не выворачивает наизнанку от пилюль, но он так доволен операцией, что желает разбить котел — из опасения, как бы другие не воспользовались.

Когда же ему подносят вогнутое зеркало, он приходит в ужас — и успокаивается, только взглянув в обыкновенное зеркало. Заявив, что хочет стать не только кардиналом, но и папой, мессер Мако начинает ломиться в дом приглянувшейся ему красотки, которая, разумеется, не посмеет отказать придворному кавалеру.

Совет

В пятом действии все сюжетные линии сходятся. Безутешный Валерио клянет столичные нравы: стоило хозяину проявить немилость, как челядь показала свое истинное лицо — каждый наперебой старается оскорбить и унизить. Тонья, облачаясь в одежду мужа, предается горьким размышлениям о женской доле: сколько приходится терпеть от никудышных и ревнивых мужей! Мастер Андреа и Дзоппино, желая слегка проучить Мако, врываются в дом красотки под видом испанских солдат — бедный сиенец выскакивает из окна в нижнем белье и в очередной раз спасается бегством. Арколано, лишившись штанов, с проклятиями напяливает платье жены и встает в засаду у моста.

Альвиджа приглашает Параболано.к своей голубке — бедняжка так боится брата, что явилась в мужской одежде. Параболано устремляется к возлюбленной, а Россо с Альвиджей с наслаждением перемывают ему кости. Затем Россо начинает жаловаться на скудную жизнь в Риме — жаль, что испанцы не стерли этот мерзкий город с лица земли! Услышав вопли Параболано, разглядевшего наконец свою ненаглядную, сводня и мошенник бросаются наутек. Первой хватают Альвиджу, та валит все на Россо, а Тонья твердит, что ее затащили сюда силком. Верный Валерио предлагает хозяину самому рассказать об этой ловкой проделке — тогда над ним будут меньше смеяться. Излечившийся от любви Параболано следует здравому совету и для начала утихомиривает взбешенного Арколано, который жаждет расправиться с неверной женой. Следом за обманутым булочником на сцену врывается мессер Мако в одном белье, а за ним бежит мастер Андреа с одеждой в руках. Художник клянется, что он вовсе не испанец — напротив, ему удалось убить грабителей и отобрать похищенное. Тут же появляется Россо, за которым гонятся рыбак и жид. Слуга молит прощения у Параболано, а тот заявляет, что у прекрасной комедии не должно быть трагического конца: поэтому мессер Мако должен помириться с Андреа, а булочник — признать Тонью верной и добродетельной супругой. Россо заслуживает милости за необыкновенную хитрость, но ему следует расплатиться с рыбаком и жидом. Неугомонная Альвиджа обещает раздобыть для доброго синьора такую милашку, которой Ливия и в подметки не годится. Параболано со смехом отвергает услуги сводни и приглашает всю компанию на ужин, чтобы вместе насладиться этим беспримерным фарсом.

Список литературы

Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Зарубежная литература древних эпох, средневековья и Возрождения: Энциклопедическое издание. / Ред. и сост. В.И.Новиков – М.: «Олимп» ; ООО «Издательство ACT» , 1997

Источник: https://www.bestreferat.ru/referat-5643.html

Пьетро Аретино – Философ

В прологе автор сообщает, что увидел во сне и побасенку о перуджинце Андреуччо(персонаже пятой новеллы второго дня в «Декамероне» Боккаччо — его именем Аретинов шутку наградил своего героя), и историю лжефилософа, вздумавшего хвастаться рогами,но наказанного за пренебрежение к женскому полу, Вот уже вышли на сцену двекумушки — настало время проверить, обратился ли сон в явь.

Обе сюжетные линии развиваются в пьесе параллельно и никак не связаны друг с другом.Первая начинается женской болтовней: Бетта рассказывает, что сдала комнату скупщику драгоценныхкамней из Перуджи, зовут его Бокаччо, и денег у него куры не клюют.

В ответ Меавосклицает, что это её бывший хозяин, очень славный человек, — она вырослав его доме!Вторая сюжетная линия открывается спором Полидоро с Радиккьо: господин толкует о небесномлике своей желанной, тогда как лакей превозносит здоровых, румяных служанок — будь его воля,он бы всех их произвел в графини. Завидев философа, Полидоро спешит удалиться.

Платаристотель делится с Сальвадальо мыслями о женской природе: эти скудоумные созданияисточают мерзость и злобу — воистину мудрецу не следовало бы жениться. Хихикающийв кулак слуга возражает, что его господину стыдиться нечего, поскольку супруга служит ему всеголишь грелкой.

Теща философа мона Папа беседует с товаркой о бесчинствах мужчин: нетна земле более паскудного племени — покрыться бы им моровой язвой, сгнитьот свища, попасть в руки палачу, угодить в адское пекло!Меа простодушно выкладывает блуднице Туллии все, что знает о своем земляке: о его женеСанте, сынишке Ренцо и отце, у которого в Риме незаконный ребенок от красавицыБерты — отец Бокаччо вручил ей половинку монеты папской чеканки, а вторую отдал сыну.Туллия, решив поживиться деньгами богатого перуджинца, немедленно отправляет служанку Лизук Бетте с наказом заманить Бокаччо в гости.Жена философа Тесса поручает горничной Непителле пригласить на вечер Полидоро, своеголюбовника. Непителла охотно исполняет поручение, ибо с нерадивыми мужьями церемониться нечего.Радиккьо, пользуясь случаем, заигрывает со служанкой: пока господа тешатся, они могли бысотворить славный салатик, ведь её имя означает «мята», а его — «цикорий».Лиза расхваливает Бокаччо прелести своей хозяйки. Туллия, едва увидев «братца», заливаетсягорючими слезами, проявляет живой интерес к невестке Санте и племяннику Ренцо, а затемобещает предъявить половинку монеты — жаль, что добрый палаша уже покинул этот мир!Платаристотель обсуждает с Сальвалальо проблему первосущности, первоинтеллектаи первоидеи, но ученый спор прерывается с появлением взбешенной Тессы.Размякший Бокаччо остается ночевать у «сестры». Нанятые Туллией стражники пытаютсясхватить его по ложному обвинению в убийстве. Перуджинец в одной сорочке прыгает в окнои проваливается в нужник. На мольбы отворить дверь Туллия отвечает презрительным отказом,а сутенер Каччадьяволи грозится оторвать Бокаччо голову. Только двое воров проявляютсострадание к несчастному и зовут с собой на дело — хорошо бы ограбить одногопокойничка, но для начала следует смыть дерьмо. Бокаччо опускают на веревке в колодец,и в этот момент появляются запыхавшиеся стражники. Появление испарившегося беглеца путаетих, и они с воплями разбегаются.Платаристотель отрывается от размышлений об эрогенности планет. Подслушав, о чемшушукаются служанка с женой, он узнал, что Тесса спуталась с Полидоро. Философ хочетустроить любовникам ловушку, дабы вразумить тешу, которая всегда и во всем защищает своюненаглядную дочурку, а зятя клеймит.Притаившиеся воры помогают Бокаччо выбраться из колодца. Затем дружная компанияотправляется в церковь Святой Анфисы, где покоится епископ в драгоценном одеянии. Приподнявплиту, воры требуют, чтобы в могилу лез новичок, — когда же тот передает им ризус посохом, вышибают подпорку. Бокаччо вопит диким голосом, и сообщники уже предвкушают, какбравого перуджинца вздернут, когда на крики сбежится стража, Радиккьо, подстерегающийНепителлу, слышит радостное бормотание Платаристотеля, который сумел-таки заманитьПолидоро в свой кабинет и торопится обрадовать этим известием мону Палу. Слуга тут жепредупреждает Тессу. У предусмотрительной супруги имеется второй ключ: она приказываетНепителле выпустить любовника, а вместо него привести осла. Освобожденный Полидоро клянетсяне пропускать отныне ни единой утрени, а на свидания ходить только со светильником.Тем временем торжествующий Платаристотель, подняв с постели тещу, ведет её к своему дому.Сальвалальо угодливо поддакивает каждому слову хозяина, именуя его светочем премудрости,но мона Папа за словом в карман не лезет, величая зятя ослом. Тесса бестрепетно выходитна зов мужа, а в переулке как бы случайно показывается Полидоро, мурлыча песенкуо любви. Тесса решительно отпирает дверь кабинета: при виде осла Платаристотель бледнеет,а мона Папа проклинает злую судьбу — с каким негодяем пришлось породниться! Тесса жеобъявляет, что ни секунды не задержится в доме, где ей пришлось пережить столькоунижений: из стыдливости она таила беду свою от родни, но теперь может во всемпризнаться — этот душегуб, возомнивший себя философом, не желает должным образомисполнять супружеские обязанности! Мать и дочь гордо удаляются, а Платаристотелю остаетсялишь проклинать свое невезение. Провожая домой Полидоро, который едва держится на ногах,Радиккьо наставительно говорит, что от знатных дамочек беды не оберешься — любовьслужанок куда лучше и надежнее.К гробнице епископа направляется очередная троица грабителей — на сей раз в рясах.Судьба им благоприятствует: церковные врата открыты, а возле могилы валяется подпорка.Подбадривая друг друга, взломщики приступают к делу, но тут из-под плиты вырастаетпризрак, и они бросаются врассыпную. Бокаччо возносит хвалу небесам и клянется немедленнодать тягу из этого города. На его счастье, мимо проходят Бетта и Меа; он рассказывает им,как по милости Туллии едва не умер тремя смертями — сначала среди навозных жуков, потомсреди рыб, а напоследок среди червей. Кумушки уводят Бокаччо мыться, и на этом историязлополучного перуджинца завершается.Платаристотель приходит к здравому выводу, что смиренномудрие достойно мыслителя: в концеконцов, желание порождается природой женщин, а не похотливостью их мыслей —пусть же Сальвалальо уговорит Тессу вернуться домой. Мать с дочерью смягчаются, услышав, чтоПлатаристотель раскаивается и признает свою вину, философ сравнивает Тессу с Платоновым«Пиром» и Аристотелевой «Политикой», а затем объявляет, что сегодня ночьюприступит к зачатию наследника. Мона Папа плачет от умиления, Тесса рыдает от радости,

члены семьи получают приглашение на новую свадьбу. Природа торжествует во всем: оставшисьнаедине со служанкой моны Папы, Сальвалальо идет на штурм девичьей добродетели.

На нашем сайте Вы найдете значение “Пьетро Аретино – Философ” в словаре Краткие содержания произведений, подробное описание, примеры использования, словосочетания с выражением Пьетро Аретино – Философ, различные варианты толкований, скрытый смысл.

Первая буква “П”. Общая длина 44 символа

Источник: http://my-dict.ru/dic/kratkie-soderzhaniya-proizvedeniy/1398081-petro-aretino—filosof

Пьетро Аретино — Биография

Пьетро Аретино, устар. Пиетро Аретин (итал.

Pietro Aretino; 20 апреля 1492, Ареццо — 21 октября 1556, Венеция) — итальянский писатель Позднего Ренессанса, сатирик, публицист и драматург, ведущий итальянский автор своего времени, благодаря своим сатирам и памфлетам заработавший прозвание «бич государей, божественный Пьетро Аретино» («il flagello de’ Principi, il divin Pietro Aretino»), считающийся некоторыми исследователями предтечей и основателем европейской журналистики, «праотцом журналистики».

Имя его отца не сохранилось, по некоторым сведениям, его звали Лука. Родился в Ареццо в семье сапожника (по другим указаниям, вне брака), назвался Аретино (то есть «аретинец») по родному городу, свое «подлое» происхождение в дальнейшем не афишировал.

Образования не получил, в 14 лет ушёл из дома и бродяжничал, попробовав множество профессий. По некоторым указаниям, был изгнан из Ареццо за язвительный сонет, написанный им против продажи индульгенций — хотя эти данные не совпадают с информацией о возрасте.

Обратите внимание

Из дома отправился в Перуджу с целью изучить переплетное мастерство. Некоторое время учился там в университете, но был исключен за вольнодумство. По некоторым данным, учил живопись и был исключен, когда изобразил Деву Марию с лютней в руках.

Скорее всего, прожил в Перудже около 10 лет, овладев там начатками латыни.

Римский период

Из Перуджи перебрался в 1516 году в Рим. Там началась его карьера в доме самого богатого из римских банкиров, Агостино Киджи.

…он сразу обратил на себя всеобщее внимание тем, что не был похож на других. У него не было почти никакого образования, латынь он знал весьма приблизительно, греческого не знал совсем.

И блестящие гуманисты из приближенных Киджи сначала смотрели на нового пришельца свысока. Вскоре у него были обнаружены ещё и новые качества. Юный тосканец не любил оставаться в тени.

Он протискивался вперед настойчиво и энергично, не обращая внимания на то, что его локти порою не совсем деликатно упираются в грудь какому-нибудь почтенному гуманисту. Если его пробовали осадить, он отвечал насмешкой, эпиграммой.

Если его обижали, если ему пытались стать на дороге, на другой день появлялся сонет, обнаруживавший что-нибудь такое, о чём все говорили втихомолку, но что боялись сказать громко. Аретино не боялся.

Его сатира «Завещание слона», написанная после смерти любимого белого слона понтифика по имени Ганно, была полна язвительных шуток по поводу папского клира, и стала пользоваться такой популярностью, что привлекла внимание Льва X, который начал покровительствовать сатирику.

К этому времени Аретино стал известен благодаря целому ряду остроумных и злых «пасквинатов», высмеивавших то одного, то другого из папских придворных. Такое название они получили, так как их тексты вывешивались на статуе Пасквино в Риме, близ площади Навона.

В это время он заручился покровительством кардинала Джулио Медичи.

При новом папе Адриане VI (бывшем воспитателе императора Карла V, сыне утрехтского лодочного мастера — не ровня итальянским аристократам) из-за «пасквинатов» и своей активной деятельности против победившего кандидата на предшествовавшем конклаве, был вынужден скрыться в Мантуе: «после смерти Киджи и Льва X Аретино должен был бежать из Рима, потому что новый папа Адриан VI, больно задетый его стишками в дни конклава, хотел расправиться с ним по-серьёзному». В Мантуе пользовался покровительством герцога Федерико II Гонзага. Кардинал Джулио Медичи отправил его к своему родственнику, и Аретино поступил на службу к кондотьеру Джованни делле Банде Нере Медичи.

Sonetti lussuriosi, XIV

Важно

Погоди, постой, Купидон упорный,
Не тащи, ослище, свой воз упрямо!
Я хотел бы уд мой направить прямо
В лоно той, что скачет на нём проворно.
Но, увы, то в чистый цветок, то в сорный
Попадает он.

Неужели срама
Не избегну — стоя, как мул, — и дама
Подвиг мой сочтет слабиной позорной?
Беатриче! И Вам в этой позе трудно.
Но, поверьте, мне во сто крат труднее —
Я собою жертвую поминутно:
Замирают члены мои, немея.

И когда б Ваш зад не сиял так чудно,
Я решил бы – кончить я не сумею
При попытке – тягостной, безрассудной.
Но желанней персика Ваши доли –
И крепят мой уд в его тяжкой доле.

Читайте также:  Сочинения об авторе кэрролл

Пьетро Аретино

Через год после того, как кардинал Джулио Медичи стал следующим папой Климентом VII в 1523, Аретино снова вернулся в Рим. Однако после скандала, связанного с публикацией «Сладострастных сонетов» («Sonetti lussuriosi», 1525), представляющих собой стихотворные подписи к порнографическим рисункам Джулио Романо, опять покинул Вечный Город.

Вдобавок, ему угрожал убийством (и даже способствовал получению раны от кинжала в июле 1525) один из пострадавших от его пера, епископ Джованни Джиберти, папский датарий. «Покушение удалось не вполне. Аретино спасся, тяжко раненный. Виновника назвать было нетрудно. Рим указывал на него пальцами.

Аретино требовал у Климента наказания бандита и его подстрекателя, но папа на это не решился. Затаив месть, Аретино покинул Рим».

Он начал путешествие через северную Италию на службе у различных дворян, отправившись, во-первых, обратно к Джованни делле Банде Нере.

Совет

Через некоторое время Джованни умер на руках Аретино от раны, полученной в стычке с ландскнехтами Фрундсберга у Говерноло, в ноябре 1526 года. Аретино тогда обратился к своему старому покровителю в Мантуе, маркизу Федериго Гонзага.

Но папа Климент, которого он продолжал преследовать своими сатирическими сонетами и «предсказаниями», пригрозил послать к нему второго убийцу, а Гонзага боялся осложнений с Римом.

Венецианский период

Тогда Аретино обосновался в Венеции, самом анти-папском городе Италии и, как с удовольствием отмечал он позже, «месте всех пороков». Венеция оставалась в этот момент республикой, не имела государя (и соответственно придворных), жизнь там была веселая, да вдобавок, в эту эпоху она была центром книгопечатания в Европе.

Отношения с государями

Для Аретино же в Венеции наступил главный период творчества и расцвета славы. Он стал чрезвычайно популярным в Италии благодаря своему остроумию и язвительности.

Государи, стремясь добиться его благосклонности и боясь его острого языка, слали ему денежные подарки и выписывали пенсии. Он же в ответ ставил им на службу свое перо и снабжал информацией.

Любопытно, что Аретино удалось втянуть в эту систему обеспечения своего благосостояния огромное количество владетельных лиц.

В 1530 году дож Андреа Гритти добился некоторого мира между Аретино и епископом Джиберти. Епископ Виченцский помирил его с Климентом VII и отрекомендовал его также с лучшей стороны императору Карлу V, который дал писателю богатые подарки и назначил жалованье.

Аретино начал обильно пользоваться покровительством государей, не забывая одновременно по ним прохаживаться в соответствии со своим прозвищем «бич государей». Помимо Козимо Медичи и императора ему покровительствовал герцог Урбино, князь Салерно, маркиза Дель Вазо.

Подарки слали также даже султан Сулейман, мавританский пират Хайр-ад-Дин Барбаросса, Фуггеры из Германии, многие другие лица.

Аретино получал щедрые подарки, при этом совершенно бесстыдно торговал своими панегириками и эпиграммами, за что Тициан называл его «кондотьером от литературы». Литературная энциклопедия пишет о нём: «знаменитый публицист, памфлетист и пасквилянт … создавший себе положение и богатство исключительно своим пером».

«Из своего безопасного гнезда в Лагуне он с одного взгляда понимал все, что происходило в Европе наиболее примечательного; на все он имел глаз, великолепно лавировал между могущественными противниками, из всего извлекал немалую пользу. И подобно тому как государи через послов, он через посредство друзей, был всегда в курсе малейших событий».

Обратите внимание

Сочинения и письма, написанные Аретино, распространялись большими тиражами и очень влияли на общественное мнение.

Буркхардт, который очень не любил Аретино, пишет о нём так: «он держал всех знаменитых людей Италии как бы в состоянии осады; сюда шли подарки иностранных правителей, которые нуждались в нём или боялись его пера.

Карл V и Франциск I одновременно платили ему пенсию, ибо каждый из них надеялся, что Аретино досадит другому; Аретино льстил обоим, но склонялся скорее на сторону Карла, поскольку он был господином в Италии. После победы Карла V над Тунисом (1535 г.

) этот тон переходит в смешное обожествление; дело в том, что Аретино не переставал надеяться, что с помощью Карла станет кардиналом.

По всей вероятности, он пользовался особым покровительством и как папский агент, ибо посредством его высказываний или умолчаний можно было оказывать давление на мелких правителей Италии и на общественное мнение». Герцог Козимо Медичи ежегодно, несмотря на свою бережливость, выплачивал ему определенную сумму, достаточно высокую, так как опасался влияния Аретино в качестве агента Карла V.

«Аретино пришло однажды в голову заказать медаль, на одной стороне которой был его портрет, а на другой он же изображен сидящим на троне, в длинной императорской мантии, а перед ним толпа владетельных государей, приносящих ему дар. Кругом надпись: i principi, tributati dai popoli, il servo loro tributano, то есть государи, собирающие дань с народов, приносят дань своему рабу».

Благодаря своей публицистике он пользовался влиянием: «в Риме при Клименте он помог маркизу Мантуанскому добиться своих целей; он поддержал кандидатуру Козимо Медичи, сына Джованни делле Банде Нере, в герцоги Флоренции; без Аретино предшественник Козимо, герцог Алессандро, никогда не стал бы зятем Карла V; он спас Ареццо от разгрома, избавил Перуджу от большой опасности».

Его приглашали жить к себе различные государи, но Аретино предпочитал не покидать Венецию: «Пока ехали по венецианской земле, Аретино был рядом с императором, занимал его, заставлял смеяться так, что Карл пригласил его ехать с собой в Вену.

Немного не доезжая границы, Аретино скрылся в толпе, и его не могли найти» . Звали его к себе турецкий султан, Козимо Медичи, а его соотечественник папа Юлий III вызвал его в Рим, как гласили слухи, чтобы дать кардинальскую шапку.

Важно

Но Аретино вернулся без нее, гордо рассказывая, что отверг ее. Папа Климент сделал его рыцарем-госпитальером, а позже папа Юлий III записал его в рыцари ордена св. Петра.

Когда Карл V предложил возвести его во дворянство, он действительно отклонил эту честь по причине связанных с нею обязанностей и требуемых доходов (Тициан от Карла графский титул принял).

Враги

В 1529 году Аретино отозвался не очень почтительно о Федериго Гонзага в присутствии мантуанского посла. Посол велел ему сказать, что если так будет продолжаться, то Аретино не спасется от него и в раю. Аретино извинился.

Затем, когда он прошёлся по придворным Федериго в «Предсказании» 1529 года, тот попросил передать ему, что он велит дать ему несколько ударов кинжалом в самом центре Риальто. Эрколе д'Эсте подсылал к нему убийц, те не дождались и ушли из дома, ранив одного из «ганимедов» Аретино.

Английский посланник, когда Аретино начал жаловаться, что давно не получает пенсии от Генриха VIII, нанял «брави», велел его подстеречь и избить палками. После этого, впрочем, флорентийский секретарь писал: «Английский посол запятнал ту свободу, которая дарована ему (Аретино) всеми христианскими государями».

Общественное мнение осудило англичанина за то, что тот нарушил свободу «секретаря мира» – т.е. речь идет о прообразе журналистской неприкосновенности.

В венецианскую сеньорию также поступали жалобы других послов за неподобающие высказывания Аретино, после чего ему делалось формальное внушение – но удары кинжала, которые он бы получил в других городах Италии, ему больше не угрожали по-настоящему благодаря защите Республики. Предполагают также, что Аретино снабжал венецианских дипломатов секретными сведениями.

Многочисленными были нетитулованные соперники. Из них основные: знаменитый поэт Франческо Берни, автор новелл и диалогов Антонфранческо Дони (1513-94) и поэт Никколо Франко (1515—1570). По доносу одного из них после смерти писателя его книги будут внесены в Индекс запрещенных книг, также благодаря их наветам биография Аретино веками наполнялась нелицеприятными подробностями.

Отношения с художниками

В Венеции Аретино близко сошёлся с Тицианом (который написал ряд его портретов). В свою очередь, Аретино с большой выгодой для художника продал ряд его картин французскому королю Франциску, с которым он (равно как и с другими влиятельными людьми Европы) вёл переписку.

Он стал посредником между меценатами и художниками, которых он «рекламировал» своим пером. «Даже Тициан, которому не приходилось искать заказчиков и который хорошо умел считать свои дукаты, охотно сваливал на Аретино переговоры о своих картинах». Кроме того, в своих письмах он постоянно расхваливал венецианские муранские вазы, фабрика которых принадлежала Доменико Балларини.

Известен исторический анекдот о взаимоотношениях Аретино с другим знаменитым венецианцем — Тинторетто. По своей натуре Аретино очень злословил по поводу художника, пока однажды тот не пригласил его в свою мастерскую, чтобы написать портрет.

Совет

Не успел Аретино устроиться поудобнее, чтобы позировать, как художник внезапно вытащил кинжал. Испуганный Аретино, решив, что Тинторетто будет мстить, спросил в испуге, чего тот хочет. Тинторетто холодно попросил Аретино не двигаться, так как он использует кинжал как линейку, чтобы произвести измерения.

После этого случая Аретино никогда не говорил плохо о художнике, и они в итоге стали друзьями.

Образ жизни и кончина

Аретино о Венеции

«Там я обогащу свою нищету её свободой.
Там по крайней мере ни фаворитам, ни
фавориткам не дано власти убивать
бедных людей. Только там правосудие
держит весы в равновесии.

Там страх
перед чьей-нибудь немилостью не
вынуждает нас поклоняться вчераш-
нему паршивцу»…

«Это — святой город
и рай земной… Что до меня, то я хотел
бы, чтобы после моей смерти Господь
превратил меня в гондолу или в навес
к ней, a если это слишком, то хоть в
весло, в уключину или даже ковш,
которым вычерпывается вода
из гондолы».

«Архитектор и скульптор Сансовино, писатель Пьетро Аретино и Тициан составили блестящий триумвират, царивший на венецианской культурной сцене в течение нескольких десятилетий».

В Венеции Аретино поддерживал дружеские отношения со многими видными итальянскими художниками — Тицианом, Сансовино, аретинцем Вазари, Джулио Романо, Себастьяно дель Пьомбо, из писателей — Джовио, Бембо, Бернардо Тассо.

Также его другом и главным издателем стал печатник Франческо Марколини.

В письме к дожу Аретино обозначит одну из причин, по которой он больше не покинет Венецию никогда: «Поняв в свободе великой и доблестной республики, что значит быть свободным, отныне и навсегда я отвергаю дворы». Ещё он говорил: «Я свободный человек милостью Божьей. Я не иду по следам Петрарки или Боккаччо.

Мне хватает моего собственного независимого духа». Формулировка per la grazia di Dio uomo libero стала одним из характерных его определений. (Любопытно, что по указаниям исследователей «взгляды свои на независимость писателя Пушкин заимствовал, читая в личной библиотеке графа Воронцова труды Пьетро Аретино»).

Он жил на широкую ногу в своем роскошном дворце на Канале-Гранде, окруженный учениками, почитателями, прихлебателями, любовницами, и наслаждался плодами своей европейской славы до самой смерти в возрасте 64 лет в собственном доме на Рива дель Карбон.

Придерживался бисексуальной ориентации. Так, в одном из писем Джованни Медичи от 1524 года он пишет, что случайно влюбился в женщину, и поэтому временно переходит от мальчиков к девочкам. «Женщины занимали в его душе колоссальное место.

Его биографы называют десятками имена женщин, которые были ему в разное время близки, и никогда не могут поручиться, что не пропущена ни одна из его любовниц. Конечно, Аретино, вполне во вкусе своего времени, любил не только женщин».

Обратите внимание

Известна трогательная история его любви к Пьерине Риччья. В 1537 году его ученик женился на 14-летней девушке, хрупкой и тонкой, с большими черными глазами и неизлечимой болезнью. Аретино принял ее как дочь, отношения его к ней сначала были чисто отеческие.

Муж скоро бросил Пьерину, она стала изливать свое горе Аретино. В 1540 году их отношения перешли в другую стадию. Но болезнь девушки разыгралась, и 13 месяцев Аретино, «которого принято считать вульгарным развратником, изображал из себя самую нежную, самую заботливую сиделку.

Выздоровев, Пьерина сбежала с каким-то юным ловеласом. Письма Аретино сохранили следы удара, который нанесла его душе эта измена… Но когда четыре года спустя Пьерина, жалкая, покинутая, умирающая, пришла к нему опять, он забыл все, стал ухаживать за ней с прежним самоотвержением.

И когда она умерла у него на руках, ему казалось, что сам он умер вместе с нею» .

Он был отцом двух дочерей, которых он назвал Адрией в честь Венеции и Австрией в честь Карла V. Матерью первой, а может быть и второй, была Катарина Сан-делла.

Никогда не упускал случая похвастаться, что был верующим человеком, в то же время современники считали его нигилистом. Усердно писал жития святых, перелагал псалмы. Современники же говорили, что у Аретино были заготовлены колкости против каждого, кроме Бога, и то потому, что они не общались друг с другом.

По легенде, смерть Аретино стала следствием услышанной им на пиру непристойной остроты; разразившись хохотом, Аретино якобы упал и размозжил себе череп.

Похоронен в Венеции в церкви Сан-Лука.

Источник: http://pomnipro.ru/memorypage21637/biography

Ссылка на основную публикацию