Краткая биография ивашкевич

Ярослав Ивашкевич польский писатель

Ивашкевич родился в селе Кальник (теперь — Винницкая обл.). Его отец, Болеслав Ивашкевич, учился в Киевском университете (вместе с Фадеем Рыльским, отцом М. Рыльского), но за участие в польском восстании 1863 г.

был исключен из университета и, отбыв наказание, некоторое время работал домашним учителем, пока не нашел скромную должность бухгалтера сахарного завода, на которой работал до конца своей жизни. Отец умер в 1902 году, и большая семья (Ярослав был самым молодым, а кроме него, в семье было три сестры и брат) осталась без средств к существованию.

Сначала Ивашкевичи перебрались в Варшаву, где жили 2 года (1902— 1904), а потом надолго поселились в Елизаветграде (теперь — Кировоград). Здесь Ярослав поступил в гимназию, но в 1909 г. мать перевела его на обучение в Киев. Начиная с шестого класса, Ивашкевич учился в IV киевской гимназии, которую закончил в 1912 году.

Обратите внимание

В том же году он поступил в Киевский университет на юридический факультет. Вместе с тем Ивашкевич учился в музыкальной школе, а потом — в консерватории.

Средств не хватало, и это заставляло его подрабатывать репетиторством. В 1918 году, после окончания университета, Ивашкевич приехал в Варшаву, где сразу попал в водоворот общественной и культурной жизни.

Он служил в армии, работал в газете, вместе с тем активно налаживал творческие контакты. В 1922 г. вступил в брак и на долгие годы поселился в предместье Варшавы. Жизненные и материальные позиции писателя постепенно улучшались. С 1922 до 1924 г.

Ивашкевич работал секретарем сейма Ратая, потом специальным корреспондентом литературной газеты в Париже, старшим референтом отдела пропаганды польского искусства за границей, секретарем польского посольства в Копенгагене, Брюсселе.

В период с 1925 до 1938 года Ивашкевич посетил Австрию, Германию, Италию, Швейцарию и Испанию.

Эстетичная ориентация писателя формировалась в процессе поисков и экспериментов с разными художественными направлениями. Первые шаги в литературе Ивашкевич сделал под влиянием «Молодой Польши». После приезда в Варшаву он более всего сблизился с поэтической группой «Скамандр».

Творчество Ивашкевича межвоенного двадцатилетия условно можно разделить на два периода — «киевский» и «варшавский». Первым произведением «киевского» периода творчества и вообще первым произведением Ивашкевича стала поэма «Молодость господина Твардовского» (1912—1915), построенная на шутливой игре с разными литературными образами, а вторым — повесть «Бегство в Багдад» («Ucieczka do Bagdadu»), которая была написана зимой 1916 г. в Саратове, куда, в связи с войной, на некоторое время был эвакуирован Киевский университет.

«Бегство в Багдад» — стилизация под произведения писателей «Молодой Польши». Сюжет произведения довольно запутан и нечеткий, а главное место в нем отведено восточной экзотике. В центре повести — судьбы разных людей, которые напрасно стараются найти свое счастье.

На протяжении 1916—1918 годов Ивашкевич написал также поэтические сборники «Восьмистишия» («Oktostychy»), «Дионисии» («Dionizje»), «Kacudu», выдержанные в модерном духе, и повести «Зенобия. Пальмура» и «Осенний банкет», которые вышли уже в Варшаве.

Важно

Лучшими произведениями «варшавского» периода творчества Ивашкевича считаются поэтический сборник «Возвращение в Европу» («Powrot do Europy»), повесть «Луна всходит» («Ksiezyc wschodzi») и роман «Красные щиты» («Czerwone tarcze»).

Сборник «Возвращение в Европу» вышел в 1931 г. Ведущая идея сборника заключается в утверждении мысли о культурном единстве всех народов Европы.

Ивашкевич думает о братстве народов, братстве культур всех европейских стран. В сборнике много стихов о Париже, Брюсселе, Италии. Но вместе с тем важное место в книге занимают стихи, посвященные Польше, России и Украине.

Главный герой повести «Луна всходит» — молодой поэт Антоний, в образе которого много автобиографических моментов.

Польская критика склонна толковать повесть как историю литературного рождения Ивашкевича. В этом произведении, по мнению критиков, Ивашкевич преодолел модернизм, присущий его раннему творчеству, и ступил на путь реалистического изображения действительности.

Виднейшим произведением в творчестве Ивашкевича межвоенного двадцатилетия стал его исторический роман «Красные щиты» (1934). Он охватывает несколько десятилетий XII ст. в жизни Польши, Германии, Италии, Ближнего Востока.

Главный герой произведения — польский князь Генрих Сандомирский.

В польской истории этот князь не оставил какого-то значительного или даже более или менее заметного следа. Некоторые свидетельства о нем сохранились в польских хрониках. Генрих Сандомирский у Ивашкевича — это словно нереализованная возможность приостановления процесса феодальной раздробленности. Генрих стремится стать королем, чтобы приостановить распад государства.

Его навряд ли можно назвать слабым и нерешительным, но в своих стремлениях к власти он становится перед серьезной и даже трагической этической дилеммой.

Совет

Занять трон он может лишь при условии убийства своих старших братьев, которые просто так не уступят своей власти. Генрих так и не решается лишить жизни своих братьев.

А перед самой смертью он бросает в Вислу корону отца, которую он мечтал одеть после того, как займет трон. В «варшавский» период Ивашкевич написал еще целый ряд произведений.

В частности, романы «Заговор мужчин» («Zmowa mezczyzn»,1930), «Блендомирские страсти» («Pasje btedomierskie», 1938), ряд рассказов, поэтический сборник «Другая жизнь» (1937), пьесы «Лето в Ноанее» («Lato w Nohant», 1936—1937) — о жизни Ф. Шопена, «Маскарад» («Maskarada», 1939) — о А. Пушкине.

Во время войны и оккупации Польши Ивашкевич жил в городке Стависко, возле Варшавы, где проявлял заботу о польских писателях и артистах и продолжал писать.

Именно в этот период он написал большинство разделов своей будущей автобиографической работы «Книга моих воспоминаний».

Художественные произведения этого периода, распределяются по трем тематическим направлениям: 1) философско-дидактическое — рассказ «Битва на Сейджмурской равнине» (1942); 2) морально-религиозное — повесть «Мать Иоанна от ангелов» (1943) и 3) антифашистское — рассказ «Старая цегельня» (1943), повести «Мельница на Лютине» (1945), «Икар» (1945) и др.

Центральным произведением этого периода является повесть «Мать Иоанна от Ангелов», события которой основываются на реальном историческом факте, который имел место в XVII ст. в небольшом французском городке Луден. В 1634 г.

в Лудене был сожжен на костре местный священник Урбен Грандье, которому предъявили обвинение в том, что он с помощью дьявола напустил чары на нескольких монахинь монастыря урсулинок. Как было «установлено» во время судебного процесса, настоятельница монастыря Иоанна от Ангелов была одержима семью дьяволами, Луиза от Иисуса — двумя, Элизабет от Креста — пятью.

Обратите внимание

Этот исторический факт неоднократно привлекал внимание европейских писателей, в частности А. Дюма, О. Хаксли, Дж. Вайтинга. Ивашкевич принял за основу реальные события, но перенес их в Польшу второй половины XVII ст. Город Луден он превратил в городок Людинь, священника Грандье в ксендза Гарнеца, а баронессу Иоанну Бельсье в княжну Иоанну Бельскую.

Центральным героем повести Ивашкевича является ксендз Юзеф Сурин, который с 12-летнего возраста жил при монастыре, а в 16 лет вступил в орден иезуитов. Он очень далек от светской жизни, никогда не любил и вообще мало общался с женщинами, кроме набожной матери и сестер, которые также пошли в монастырь.

Сурин почти ничего не знает об окружающем мире, поскольку всю свою сознательную жизнь он посвятил Богу. Его обязывают провести обряд экзорцизма, т.е. очищение душ монахинь, а также настоятельницы Иоанны от дьяволов. Влюбившись в Иоанну, Сурин в отчаянии соглашается отдать всего себя дьяволу. После войны Ивашкевич активно занимался культурной, общественной и литературной работой. Он часто бывал в Советском Союзе и, в частности, на Украине, поддерживал интенсивные творческие связи с украинскими и русскими писателями.

В послевоенный период Ивашкевич издал 9 стихотворных сборников: «Олимпийские оды» — 1948, «Косы осени» — 1954, «Темные тропы» — 1957, «Завтра жатва» — 1963, «Круглый год» — 1967, «Аксиньи и элегии» — 1970, «Итальянский песенник» — 1974, «Карта погоды» — 1977, «Вечерняя музыка» — 1980, роман-эссе «Шопен» (1955), повести «Любовники с Мароны» (1961), драмы «Бракосочетание господина Бальзака» (1959), «Космогония» (1967) и прочие. В последних поэтических сборниках Ивашкевич достиг, по словам польского исследователя Я. Рогозинского, «такой меры совершенной простоты, которую можно сравнить только с простотой ярчайший лириков — Гете или Мицкевича». Мудрая старость — так можно обозначить основную тональность последних стихов поэта.

Источник: http://www.uznaem-kak.ru/yaroslav-ivashkevich-polskij-pisatel/

Персональный сайт – Ярослав Ивашкевич

 Мальков М.П. Ярослав Ивашкевич и Александр Блок: Опыт сопоставительно-типологического исследования. Л.: Изд-во Ленингр. университета. 1988. 160 стр. ISBN 5-288-00109-x/                  Итальянские стихи Ярослава Ивашкевича  и Александра Блока// Литературныесвязи славянских народов/Под ред. В.Н.Баскакова.Л.: Наука.1988.  С.155-165 Wiersze włoskiе Jarosława Iwaszkiewicza i Aleksandra Błoka // Acta UniversitatisWratislawiensis, №1239 (по-польски).Вроцлав, изд-во Вроцлавского ун-та.1991.С.23-36 Музыкальные аспекты творчества Ярослава Ивашкевича /Литература и музыка.Л.: изд-во ЛГУ.1975.    С.207-226

ПЕВЕЦ ГУМАНИСТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
      Яркое писательское дарование, богатство и многообразие проявлений творческой личности Ярослава Ивашкевича (1894 — 1980) сделали плоды его более чем 65-летней художественной деятельности значительным вкладом как в польскую, так и в мировую культуру. Чувство единения с людьми, с миром, верность долгу художника перед народом и историей, ощущение глубокого духовного родства с гуманистической мировой культурой — определяющие черты его творческой натуры ...читать дальше

ПОЛЬСКИЕ МОТИВЫ В “ПЕТЕРБУРГЕ” Я. ИВАШКЕВИЧА
           «Человеку пишущему — поэту, литератору — нужно путешествовать».

Эти слова старейшины современной польской литературы Ярослава Ивашкевича, которые недавно напомнил читателям “Жиче Варшавы” критик Я. Рогозиньский, лучшее подтверждение обретают в последних по времени публикации книгах автора “Чести и славы”.

“Путешествия в Италию”, “Очерки о скандинавской литературе”, “Петербург” — эти произведения вобрали в себя богатейший материал наблюдений, собранный за время его многочисленных поездок по странам, известным писателю не как туристу, а как давнему другу и знатоку средиземноморской, скандинавской и славянской культур…читать дальше

ПЕТЕРБУРГ  А. МИЦКЕВИЧА И  ВАРШАВА  АЛ. БЛОКА

              Эссе о Мицкевиче в своей книге «Петербург» (1977) последний по времени классик польской литературы Ярослав Ивашкевич (1894 – 1980) завершил   словами: «Думаю, что о Мицкевиче в Ленинграде должен напоминать хотя бы какой-то скромный памятник. Ведь это и его город. Hic natus est Conradus»…читать дальше

СОВЕТСКАЯ КУЛЬТУРА В «БЕСЕДАХ О КНИГАХ» Я. ИВАШКЕВИЧА

      Многообразное творческое наследие старейшины современной польской литературы Ярослава Ивашкевича, отмеченное за шесть десятилетий его писательской деятельности большими свершениями во всех её жанрах, в течение последних 20 лет регулярно пополнялось публикуемыми в воскресных выпусках газеты «Жиче Варшавы» (одной из самых популярных в Польше) «Беседами о книгах». Свыше 900 напечатанных к настоящему времени фельетонов Я. Ивашкевича (этот термин писатель употребляет в его первоначальном значении, не связанном с одной лишь сатирической трактовкой темы) содержат огромный материал, раскрывающий богатейшую интеллектуальную и духовную жизнь их автора, его размышления о литературе, музыке, живописи, театре… читать дальше

«ЕЁ  ПОЭЗИЯ НЕПОВТОРИМА…» (Я. Ивашкевич об А. А. Ахматовой)

      Классик польской литературы XX века, как по праву называют на родине и за её пределами Ярослава Ивашкевича (1894 — 1980), детство и юность которого прошли на Украине, рос и художественно формировался в эпоху, когда, по его словам, «поэтические течения в Польше и России взаимно переплетались, их притоки насыщались достижениями и открытиями соседей, и именно это сочетание встречных воздействий и влияний (Станислав Пшибышевский, Тадеуш Мичиньский, Анна Ахматова) породило поразительную поэтическую плодоносность того времени». Переводчик В. Борисов, обычно опекавший Ивашкевича от Иностранной комиссии Союза писателей во время его неоднократных посещений нашей страны, запомнил слова польского литератора, что его «первые поэтические привязанности — это русские акмеисты» и что на него «большое влияние в раннем… творчестве оказали Блок, Мандельштам, Ахматова, Городецкий, Северянин, все те поэты, которые группировались вокруг „Аполлона”»… читать дальше

БИБЛЕЙСКИЕ СТИХИ АННЫ АХМАТОВОЙ И КАЗИМЕРЫ ИЛЛАКОВИЧУВНЫ

         Библия христиан, подобно Корану мусульман, Торе и Талмуду иудеев, Ведам индусов и другим “священным писаниям”, какими их веками почитают люди, является богатейшим кладезем мировой культуры, из которого черпают все искусства — изобразительные, музыкально-сценические, театральные, но более всего — искусство слова, литература. Недаром самым расхожим определением Библии стало название “Книга книг” (оно, понятно, имеет как иерархический, так и генетический смысл). С классическим совершенством стиха мысль эту выразила в своём знаменитом библейском стихотворении “Кого когда-то называли люди // Царём в насмешку, Богом в самом деле…” А. А. Ахматова…   Для Ярослава Ивашкевича именно знакомство с творчеством этих поэтесс летом I914 г. стало постижением самой сущности стихотворства (ахматовская ее формулировка — “свежесть слов и чувства простота”), о чём он писал в стихотворении «Посвящение», адресованном своим наставницам в мире поэзии…читать дальше

РОМАНТИЧЕСКАЯ БИОГРАФИЯ ПОЛЬСКОЙ НОВЕЛЛЫ

         Антология новеллы, представляющая читателю богатую зарубежную литературу со столь давними традициями, как польская, опирающаяся на более чем тысячелетнюю историю национальной письменности, может, естественно, основываться на самых разнообразных началах отбора  и сочетания художественного материала. Любителям чтения хорошо известны сборники, содержание которых объединяет признак тематического или жанрового единства: новеллы об искусстве, научно-фантастический рассказ, детективная повесть. В основу может быть положен выбор общего хронологического измерения, монографический, авторский и другие принципы…читать дальше

ЯРОСЛАВ   ИВАШКЕВИЧ  И  ТАДЕУШ  ЗЕЛИНЬСКИЙ

                B жизни последнего по времени классика польской литературы Ярослава Ивашкевича (1894-1980)  революционные события 1917 г. обозначили драматическую цезуру, разделяющую, условно говоря, «российский» (он родился в  Кальнике под Киевом) и «польский» разделы его биографии (в 1918 г. писатель переезжает из Советской России в Польшу и поселяется в Варшаве). Относительность этого разграничения объясняется тем, что и в свои отроческие и юношеские годы будущий автор «Путешествий в Польшу» (1977) неоднократно посещал родину предков и её столицу (1902, 1912 — дважды, 1913, 1914).  В  начале послеоктябрьского варшавского периода жизни писателя  судьба часто сводила его с представителями русской эмиграции, которые в силу понятных геополитических обстоятельств оказывались здесь транзитом или задерживались надолго. Это Дмитрий Философов — критик и публицист, участник петербургского кружка Д. Мережковского и 3. Гиппиус и организатор варшавского литературного объединения «Домик в Коломне»; это композитор Николай Набоков, двоюродный брат автора «Защиты Лужина» и «Дара», человек, охарактеризованный в «Kниге моих вocпоминаний» Я. Ивашкевича словами: « Он былквинтэссенцией всего лучшего, что заключала в себе контрреволюционная Россия»  (одна эта фраза поясняет, почему эти замечательные мемуары не издавались по-русски в советское время — впрочем, они неизвестны нашей аудитории доныне); это Михаил Арцыбашев, автор нашумевшего в свою пору романа «Санин», и другие. Сопряжённый со многими опасностями исход российской интеллигенции на чужбину дополнился после возрождения польской государственности в1918 г. и репатриацией этнических поляков, среди которых были Я. Ивашкевич и Т. Зелиньский (1859-1944)…читать дальше

Читайте также:  Краткая биография ли г.

МУЗЫКАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ТВОРЧЕСТВА ЯРОСЛАВА ИВАШКЕВИЧА

    Ярослав Ивашкевич — виднейший литературный деятель современной Польши, прозаик, поэт, драматург, переводчик, публицист, эссеист, критик и музыковед, внес огромный вклад в развитие национальной культуры, литературы и искусства.
     Музыкальность Ивашкевича как человека и писателя легко объяснима, кроме его природной одаренности,  условиями, в которых формировалась его художественная натура, влиянием его двоюродного брата, крупнейшего польского композитора XX века Кароля Шимановского,  и семьи Нейгаузов, к которой относился другой его кузен, снискавший в нашей стране славу замечательного пианиста, музыкального мыслителя и фортепианного педагога, — Генрих Густавович Нейгауз…читать дальше

Источник: http://nataliamalkova61.narod.ru/index/jaroslav_ivashkevich/0-78

Ярослав Ивашкевич

Ярослав Ивашкевич

С польским писателем Ярославом Ивашкевичем мы сверстники и однокашники. Оба мы учились в Киеве в одно и то же время, в начале XX века, но в разных гимназиях – Ивашкевич в Пятой, на Новом Строении, а я в Первой – на Бибиковском бульваре.

По железным традициям тех лет гимназисты разных гимназий (а их в Киеве было пять) находились друг с другом в натянутых, а то и во враждебных отношениях по многим причинам, – из-за соревнований по гребле на Днепре (стилем «ласточка»), из-за первенства футбольных команд и залихватского зимнего катания на коньках и, наконец, из-за ухаживания за одними и теми же красавицами гимназистками.

Каждая гимназия считала себя самой выдающейся в Киеве и гордилась или футбольным вратарем (тогда их называли еще «голкиперами», а лучший голкипер, по фамилии Шило, учился как раз в нашей Первой гимназии), гордились своими поэтами (у нас был, конечно, лучший в Киеве поэт-гимназист Михаил Сандомирский, и стихи его печатала даже передовая газета «Киевская мысль») или танцорами. А были даже такие гимназии, которые гордились своими бильярдистами.

Мы считали свою Первую гимназию лучшей потому, что ей исполнилось сто лет и в ней учились в свое время художник Ге и композитор Рахманинов, а директором ее когда-то был знаменитый хирург и педагог Пирогов – участник Севастопольской обороны 1854 года.

В мое время Первая гимназия растеряла свои давние музыкальные традиции и жила в этом отношении за счет сомнительной славы единственного в Киеве балалаечного оркестра.

«Воспитанники» других гимназий всегда пели нам вслед при встречах: «Трынди-брынди балалайка, ты станцуй, моя хозяйка!» Мы гордо отмалчивались по той простой причине, что нам трудно было защищать этот жидкий и примитивный музыкальный инструмент.

Но с Пятой гимназией у нас были, пожалуй, наиболее мирные отношения. Может быть, потому, что она находилась далеко от нашей и в ней к тому же учились здоровые парни с очень серьезных киевских окраин – Нового Строения и Соломенки, не дававшие спуска «задавалам» и насмешникам.

Мы с Ивашкевичем учились в одно время, происходили примерно из одной и той же среды, и естественно, что наши увлечения, интересы и самый быт наших семей были во многом одинаковы.

Важно

Из киевских гимназий того времени вышло много людей, прославившихся впоследствии в разных областях, но главным образом в области искусства.

Вот их краткий перечень (очень неполный): польские писатели Ивашкевич, Парандовский и Бжехва, режиссеры Берсенев и Таиров, русские писатели Михаил Булгаков и Ромашов, поэт и певец Вертинский, актеры Куза и Хмара, композитор Лятошинский, политический деятель и революционер Луначарский. И даже такие незаурядные авантюристы, как убийца Столыпина Богров и внук сербского короля Карагеоргий.

Никто из кропотливых исследователей общественных явлений не заинтересовался этим фактом, пренебрег им и даже не пытался выяснить его причины. Это отчасти жаль.

Очевидно, в характере тогдашней киевской жизни, в театральных и литературных традициях города, в самой его южной живописи и, – кто знает, – может быть, даже в блеске и свежести киевских весен и в пышном цветении киевских каштанов содержались, как тогда говорили, какие-то «флюиды», рождавшие повышенную тягу к искусству.

Киевские гимназии отражали в лице своих несовершеннолетних питомцев социальную картину (хотя и неполную) своего времени – конец XIX и начало XX века.

В каждом гимназическом классе было по два отделения – первое и второе. В первом отделении учились сыновья помещиков, генералов, заводчиков, крупных чиновников и дельцов, а во втором – сыновья интеллигентов, разночинцев, поляков и евреев. Это разделение соблюдалось очень точно и, очевидно, было сознательным. Во всяком случае, так я думаю теперь.

Ученики-поляки были в подавляющем большинстве детьми служащих, небогатых интеллигентов и шляхты. В то время поляки-служащие оседали не в Киеве, а в провинции, по всему юго-западу, главным образом на многочисленных в этом крае сахарных заводах.

Эти заводы, разбросанные по правобережной Украине, были своего рода очагами польской культуры. Почти все мои товарищи-поляки были детьми инженеров и служащих сахарных заводов или же так называемых «посессоров» – управляющих именьями крупных помещиков – графа Бобринского, графини Браницкой, Терещенко, Фальц-Фейна и других.

Совет

В семье служащего сахарного завода где-то под Винницей и родился Ярослав Ивашкевич.

Я могу утверждать, не боясь особенно ошибиться, что Ивашкевич испытал то же влияние трех культур, которое испытали и мы все, киевляне, – культуры русской, украинской и польской. Это сказалось на его формировании как человека и писателя. Переселившись навсегда в родную Польшу, Ивашкевич сохранил привязанность к Украине, к местам своей юности и любовь к русской культуре.

В числе писателей – своих великих учителей – он прежде всего называет Льва Толстого. Ему он посвятил свое недавнее великолепное исследование о «Войне и мире».

Мы росли под влиянием таких разных писателей, как Сенкевич и Чехов, Жеромский и Леонид Андреев, Куприн и Болеслав Прут, Тютчев и Словацкий, Пшибышевский и Бальмонт. Расплывчатый гуманизм сливался с изысканным и, по мнению наших родителей, аморальным модернизмом и декадентством. Народная струя пересекалась с вылазками в область изощренного и почти болезненного психологизма.

Все это переплавлялось в нашем юном сознании и, как это ни покажется странным, иной раз приводило к появлению довольно цельных и положительных натур. Следы всех этих влияний сохранились, конечно в разной степени, у каждого из нас.

Мне кажется, что глубокий аналитический интерес Ивашкевича к сложному и противоречивому внутреннему миру человека был приобретен им еще в годы этих увлечений. Об этом свидетельствуют его откровенные и острые рассказы и его такие резкие вещи, как пьеса «Мать Иоанна из монастыря Ангелов».

Она, я бы сказал, мучительно гуманна, эта вещь, – именно мучительно гуманна тем, что Ивашкевич выступает в ней не только в качестве знатока человеческого сердца, но и в качестве друга этого встревоженного, страдающего и гордого сердца.

Эта вещь написана как бы в защиту естественных и неизбежных чувств, попираемых законом, религией, предрассудками и невежеством. Я не знаю, как Ивашкевич относится к картине режиссера Кавалеровича, сделанной по «Матери Иоанне».

Обратите внимание

Картина эта, по-моему, точно совпадает с психологическим рисунком Ивашкевича и полна очень сильных мест. Режиссер передал в ней даже характерный пейзаж Ивашкевича – как бы умышленно простой, топографически точный, временами похожий на рукописную карту.

Бывают собеседники, которые, рассказывая о чем-нибудь, тут же машинально рисуют на клочке бумаги карту тех мест, где происходят события, планы городов, эскизы домов. Такие собеседники – всегда прекрасные рассказчики, обладающие завидной памятью и воображением. Таким собеседником и представляется мне Ивашкевич.

Пейзаж Ивашкевича сдержан, лишен лишних подробностей, кроме одной или двух существенно необходимых (к примеру, сухого дерева, определяющего внешне однообразный и замкнутый мир польского «кляштора» – монастыря).

Не для того, как и каждый писатель, пишет Ивашкевич, чтобы критики более или менее удачно пересказывали его вещи читателям. Давно надо отказаться от обычного у нас беспомощного разговора о творчестве писателя, от подмены его огромного, разнообразного, талантливо построенного мира людей, событий и мест школярскими пересказами.

«Ивашкевич пишет, Ивашкевич говорит», – а раз он пишет и раз говорит, то потрудитесь слушать то, что он говорит сам, и читайте то, что написано им самим, не полагаясь на посредников. Пейте из чистого источника чистую воду, а не разбавленную сиропом или уксусом водицу переложений. Поэтому я не буду рассказывать от себя о вещах Ивашкевича. Читайте их. Они лежат перед вами.

Я же предпочитаю хотя бы бегло рассказать об Ивашкевиче как о человеке и друге.

Ивашкевич – человек острый. Это – наблюдатель, склонный к иронии, великий и скромный патриот не только своей страны, а, если позволено так выразиться, патриот всего человечества, неутомимый скиталец и любитель испытывать жизнь в ее характерных формах. Временами я видел его утомленным, изредка – нежным, иногда суровым и взыскательным, но всегда терпимым к чужим человеческим свойствам.

Впервые я познакомился с Ивашкевичем в Москве в специфически полуофициальной обстановке. Но Ивашкевич легко и решительно снял ее мертвый налет тем, что сразу же заговорил со мной как старый и закадычный мой школьный товарищ, хотя в Киеве мы с Ивашкевичем не были знакомы.

Очевидно, у школьных товарищей взаимное понимание заложено с давних пор. Даже после многих лет разлуки они встречаются легко и непосредственно, как будто только вчера расстались на углу Крещатика и Фундуклеевской улицы или на пароходной пристани на Подоле.

Московские встречи были коротки. Я увидел Ивашкевича ближе и спокойнее в Италии, в Турине, на конгрессе Европейского сообщества писателей.

Важно

Мы жили не в знойном и блесткой Турине, а в загородной безлюдной гостинице, в прохладных и наполненных душистым воздухом предгорьях Пьемонтских Альп.

Однажды мы возвращались с Ивашкевичем с конгресса, где он произнес на французском языке большую речь о поляках-гарибальдийцах, участниках объединения Италии.

Я почему-то особенно ясно помню это наше возвращение в автобусе-пульмане, мелодично певшем на всех бесчисленных поворотах горной дороги.

Утомленные жарой заросли роз и бегоний вдыхали в открытые окна пряный и усыпительный воздух, и мы вели странный разговор односложными фразами. Должно быть, от усталости. Я спрашивал, а Ивашкевич, помолчав, отвечал.

Потом спрашивал Ивашкевич, а я, тоже помолчав, отвечал. Как будто бы каждый из нас говорил сам с собой.

Тогда-то Ивашкевич и сказал мне, что больше всего в жизни любит скитания и только после них – литературу.

И я подумал, что он недаром написал свой превосходный рассказ о Миклухо-Маклае.

Литературу он почему-то поставил на второе место. В словах Ивашкевича тут же, за окнами пульмана, как бы возникали быстролетные видения разных стран. Я внезапно ощущал почти физическую власть далеких и разнообразных пространств, сопровождающих нас в этой жизни, их таинственность, их новизну, свет и волшебство.

Мы бывали с Ивашкевичем на разных писательских собраниях и приемах (Ивашкевич – в качестве председателя – «презеса» союза литераторов Польши) – в обществе шумном и оживленном.

Совет

Но только в усадьбе Ивашкевича, в его знаменитом Стависко около Варшавы, я как бы вошел в сердцевину Польши. В Стависко сохранились многие черты старопольской патриархальной жизни.

Я ее совершенно не знал и только представлял себе по романам.

Большой обжитой дом, где оставили свой след многие поколения, – дом, где тесно от множества книг и вещей и темновато от вековых деревьев за окнами. Дом этот пахнет старым деревом, старыми книгами – удивительно уютным запахом, смешанным с запахом полевых цветов, сухих лечебных трав и знакомым по Украине сладким духом аира.

Пруды, закутанные слабым туманом, плакучие ивы, стук дятлов и нежные польские, чуть вопросительные голоса белокурых девочек – внучек Ивашкевича. Тоненькие сдержанные девушки и молчаливые юноши с легкими движениями и их удивительное варшавское произношение, когда простые слова «тридцать три» – «тшидести тши» – звучат как вкрадчивая музыка неизвестного мелодичного инструмента.

В парке мы встретили двух старушек. Застенчивых, типичных польских старушек, украшающих жизнь всех поколений своей добротой и приветливостью.

Я невольно вспомнил свою бабушку-польку, ее понимание нашей молодой жизни, ее заботу о том, чтобы мы выросли настоящими людьми, а не пустозвонами и хвастунами.

Когда происходило что-нибудь ненужное, усложняющее жизнь, бабушка тихо говорила: «Эт! Глупство!» – и эти слова действовали на всех отрезвляюще.

Я отдыхал в просторном и вместе с тем наполненном вещами, собранными от поездок по всему миру, доме Ивашкевича. Отдыхал в свободном и вместе с тем строгом строе этой польской семьи.

Читайте также:  Сочинения об авторе фейхтвангер

Когда я узнал, что во время захвата Польши фашистами Ивашкевич прятал в своем доме в Стависко многих людей и спас их от верной смерти, сам смертельно рискуя, я начал смотреть на этот старопольский милый дом с особым уважением, как на живого человека, воплотившего в себе спокойный и независимый дух своего хозяина.

Обратите внимание

Мы сидели за большим столом в кругу семьи Ивашкевича, пили крепкий горячий чай – «гербату», и мне казалось, что во всех углах этого дома, в его комнатах и переходах, на его деревянных лестницах и за кадками с цветами живут какие-то простые и милые истории, существующие для всех обитателей этого дома: для Ивашкевича – его замыслы, новеллы и романы, для милых девушек – навязчивые, но любимые музыкальные фразы, для пожилых людей – воспоминания, а для маленьких панн – таинственные рассказы, которые можно передавать друг другу только шепотом и тотчас же замолкать, когда в старом рояле сама по себе звякнет струна. Это значит, что одна из девочек, одна из белокурых панн, выдумывает больше, чем следует, и рояль сердится. Тогда, очевидно, Ивашкевич говорит, что выдумывать надо в меру. Этим несколько необычным состоянием, какое я испытывал в доме в Стависко, я обязан был его талантливому и спокойному хозяину, никогда не терявшему явно ощутимого «ивашкевического» отношения к окружающему. В этом его отношении – сила его дарования как писателя и человека. Встречая таких людей на больших жизненных дорогах, всегда чувствуешь к ним благодарность.

Таруса, июль 1963

Источник: http://paustovskiy-lit.ru/paustovskiy/public/yaroslav-ivashkevich.htm

Александр Ивашкевич

В 1982 году окончил Харьковский Художественный институт по специальности «актёр театра и кино» и был принят в труппу Национального театра в Харькове.

Обладатель звания «Лучший актёр года» по версии Союза театральных деятелей Эстонии (2000, за роль Мышкина в спектакле «Идиот»)

Лауреат Премии «Железная роза» на международном театральном фестивале в Тарту (2001, за роль Мышкина в спектакле «Идиот»)

Лауреат Приза зрительских симпатий в Русском Драматическом театре Эстонии (2003)

Обладатель звания «Лучший актёр года» (2004)

Лауреат премии «Лучший актер кинофестиваля» на ХХ Международном Детском кинофестивале «АРТЕК» (2012, за роль в фильме “Ярослав. Тысячу лет назад»)

Обладатель специального приза за «Лучшую балетмейстерскую работу» на IV молодежном фестивале-конкурсе «Чечётка-2012», проходившем в Ярославле (2012, за хореографию «Libertango»)

Лауреат премии фонда «Благовест» (2013, за роли в спектаклях «Пять вечеров» и «Одна летняя ночь в Швеции»)

Начало карьеры

Александр Ивашкевич родился и вырос в Харькове. Там же он в 1982 году окончил Харьковский Художественный институт по специальности «актёр театра и кино» и был принят в труппу Национального театра в Харькове. Затем актер поработал в Латвийском театре Балтийского флота (Лиепая) и в Калининградском театре.

В 1985 году Александр Ивашкевич перебрался в Эстонию, где стал актером Русского театра. На этой сцене он сыграл в спектаклях: «Сон в летнюю ночь», «Ловушка №46, рост 2», «Прикосновения и слияния», «Чао, Руди».

В 1993 году Александр Ивашкевич исполнил роль слепого мальчика Дона Бейкера в спектакле «Эти свободные бабочки» (по пьесе Л. Герша). Эта работа стала в его театральной карьере особой. Спектакль полюбился зрителям, став источником жизненных сил для нескольких поколений.

В течение 13 лет зрители не позволяли ему уйти из репертуара, неизменно обеспечивая аншлаг.

Степ

В начале 90-х в Таллинне гастролировала группа из Америки. Американцы представляли шоу и давали показательный урок степа. На том уроке Александр Ивашкевич обратил на себя внимание и получил предложение поучиться степу в Нью-Йорке. Он решил не упускать такого шанса и в 1993 году отправился в США.

Александр Ивашкевич рассказывает: «Когда я стал заниматься степом и поехал в Америку, мне было 32 года. Это кардинально изменило мою жизнь. Координально! Все говорили, что я больной, сумасшедший.

Думали, что я прыгаю там где-то и ногами что-то стучу, называя это степом. И вообще, что я странный! Когда я сказал, что хочу ехать в Америку учиться, мне сказали, что я ненормальный.

Но через три месяца я был уже в Нью-Йорке».

Важно

Помню, что тогда я очень этого хотел. Так хотел! Я точно знаю, что если ты чего-то очень хочешь, если это искренне, тебе обязательно это удастся! А если ты не уверен, то те, кто может тебе помочь, тоже не уверены в своем решении помогать тебе или нет. Поэтому все зависит от искренности твоего желания.

В течение семи месяцев Александр жил и

обучался степу в Нью-Йорке. Было невероятно трудно: абсолютное незнание языка, традиций, отсутствие денег. Но все это оказалось не напрасным. Он признается: «Я много изменил в себе как в человеке, поняв и увидев другой мир и иную жизнь. Я встречался с такими звездами, что и представить себе не мог раньше такого. Так что, если хочешь, – иди. Но для всего нужна мотивация».

Вернувшись в Эстонию, Александр Ивашкевич продолжил занятия степом (параллельно работе в Русском театре). Он регулярно организовывал шоу, концерты. Свой опыт артист передает и молодому поколению. Александр организовал детскую студию Duff Tap Studio, и его ученики завоевывают различные награды на многочисленных международных конкурсах и фестивалях.

Театр

Со временем Александр Ивашкевич стал ведущим актером Русского театра.

Его работы в спектаклях «Домовой» (Тийт Пийбелехт), «Капризы Марианны» (Оттавио), «Бульвар заходящего солнца» (Джо), «Укрощение строптивых» (Петруччо), «Пересечение с главной дорогой» (Роланд) принесли актеру любовь эстонской театральной публики.

А за роль князя Мышкина в спектакле «Идиот» (премьера состоялась в 2000 году) Ивашкевича признали «Лучшим актером года» в Эстонии. Для русского актера это просто невероятное достижение!

Такому успеху сопутствовало очень удачное сочетание, как внешних данных актера, так и его богатое драматическое дарование, которое Александр Ивашкевич постоянно совершенствует. Высокий, стройный, красивый, владеющий шпагой, он словно создан для героических костюмных ролей.

И таких работ в его репертуаре хватает (Дон Жуан в одноименном спектакле, Фредерик Леметр в спектакле «Фредерик, или Бульвар преступлений»). Но актер столь же органично перевоплощается и в совершенно иных персонажей. Он блестяще исполняет Кочкарева в гоголевской «Женитьбе», Ломова в «Свиданиях в июне» (по рассказам А.

Чехова), Кулигина в «Грозе» Островского, Ильина в «Пяти вечерах» Володина или Чацкого в «Горе от ума» Грибоедова.

В разные годы Александр Ивашкевич был занят в таких спектаклях, как: «Призрак любви» (Дон Мануэль), «Французские страсти на подмосковной даче» (Сергей Иванович), «Тойбеле и её демон» (Алхонон), «Голая правда» (Дени Дидро), «Русский смех» (Семён Семёнович), «Опасные связи» (Виконт де Вальмон), «Костюмер» (Норман), «Счастливых будней!» (Фред), «Одна летняя ночь в Швеции» (Тарковский), «Остров Полынь» (Дядя Ваня), «Да, господин премьер-министр» (Посол Куранистана).

Кино

Как и любой актер театра, Александр Ивашкевич, конечно, мечтал сниматься в кино. В молодости он снимался в украинских телефильмах. Затем в 1991 году актер снялся в философской притче Александра Майорова «Побег на край света», где его герой попадал в другую эпоху. Как признается сам Александр Ивашкевич, ему нравился процесс, были какие-то кинематографические планы,

но именно в это время Советский Союз распался. Актер оказался в другой стране. Наступили совершенно иные времена: кинематограф и в России то переживал глубокий кризис, а в Эстонии с кино было и того хуже…

Свою первую большую роль на экране Александр Ивашкевич исполнил после долгого перерыва в 2006 году. Он сыграл модного фотографа глянцевых журналов в мелодраме Розы Орынбасаровой «Никаких других желаний». А широкий российский зритель открыл для себя этого интересного актера спустя несколько лет, когда на экраны вышли исторические ленты «Иван Грозный» и «Ярослав. Тысячу лет назад».

Совет

В «Иване Грозном» героем Ивашкевича стал Андрей Курбский – очень противоречивая историческая личность. В сознании многих Курбский – трус и предатель. Ивашкевич с этим не согласен: «Легко судить историческую личность, которая, поверьте, ничем не хуже нас с вами.

Курбский был интеллектуалом, одним из самых образованных людей той эпохи, отчаянным храбрецом – он первым вошел в Казань. Я играю человека, который перед собой абсолютно честен. О нем отдельный фильм можно снимать. А мы даже не всё, что было в сценарии, снять успели. Кризис помешал: деньги кончились. Курбский – антипод Ивана.

Один хочет свободы, другой власти. Хочет повелевать везде и всюду».

В отличие от Курбского другой исторический персонаж, воплощенный на экране Александром Ивашкевичем, вызывает куда как меньше вопросов: настоящая легенда, признанный лидер древней Руси. Режиссер фильма «Ярослав.

Тысячу лет назад» Дмитрий Коробкин признался, что искал на главную роль актера именно такого плана как Ивашкевич: «Нам нужен был именно такой актер. Актер с мудрыми глазами, интеллигентный, со своим внутренним миром, в котором есть все для того, что невозможно сыграть.

Потому что Ярослав в нашем фильме не какой-то горячий тип, который потом становится Мудрым».

Александр Ивашкевич рассказывает, что когда он готовился к этой роли, то очень многое смотрел, много слушал, общался и о времени, и о нравах той эпохи: «О Ярославе знают очень мало, информация о некоем периоде его жизни вообще отсутствует. Играть легенду, это конечно очень сложно, поэтому я пытался вжиться в образ. Мне было очень важно личностное начало Ярослава».

После двух исторических картин Александр Ивашкевич снялся в детективном сериале «Синдром дракона», в основу которого был также положен реальный исторический факт. В этой ленте актеру досталась небольшая, но достаточно заметная роль – одного из фигурантов по делу рок-музыканта Олега Малышева.

Фильмография:

1980 Имя на снегу

1981 Последнее облако

1981 Сладкий запах успеха

1991 Побег на край света

1993-2010 Счастливые с 13 улицы (Эстония) – сериал

2006 Никаких других желаний

2009 Иван Грозный

2010 Ярослав. Тысячу лет назад

2012 Синдром дракона (Россия, Украина

Источник: http://facecollection.ru/people/aleksandr-ivashkevich

Ивашкевич Александр Георгиевич – Молодежное театральное искусство

Совет: А чтобы не потерять эту страницу, просто нажмите на кнопочку ниже, и адрес этой страницы сохраниться на стене вашей соц.

сети Оцените материал

Когда родился (Дата рождения):

Где родился (Место рождения):

Какое имеет гражданство:

Кто по профессии:

Карьера (с какого – по какое):

a-ivashkevich.com
Имя актера на русском (кириллицей): Александр Георгиевич Ивашкевич
в 2011 году
27 апреля 1960 1960-04-27 55 лет
Тбилиси, СССР
СССР →
Эстония
актёр
с 1980 — настоящее время

Александр Георгиевич Ивашкевич (эст. Aleksandr Ivaškevitš; род. 1960) — актёр театра и кино, проф танцор степа, хореограф

Содержание

  • 1 Биография
    • 1.1 Образование
    • 1.2 Работа в театре
  • 2 Творчество
    • 2.1 Роли в театре
    • 2.2 Фильмография
    • 2.3 Танцевальные проекты
    • 2.4 Заслуги
    • 2.5 Ссылки

Биография

Родился в Тбилиси 27 апреля 1960 года.

Образование

  • 1978—1982 — Харьковский художественный институт, Харьков (актёр театра и кино).
  • 1993 — Танцевальный центр «Woodpeckers», New-york.
  • 1996—1997 — Бродвейский танцевальный центр, New-york.

Работа в театре

  • 1980—1982 — Российский театр, Харьков.
  • 1982—1983 — Государственный театр, Харьков.
  • 1983—1984 — Латвийский театр Балтийского флота, Лиепая.
  • 1984—1985 — Калининградский областной драматический театр, Калининград.
  • с 1985 — Российский театр Эстонии, Таллин.

Творчество

Роли в театре

Александр Ивашкевич
(фото: Дарья Воронцова, 2011 г.)

Главные роли прошедших лет:

  • 1986 — Сон в летнюю ночь, создатель пьесы У. Шекспир
  • 1987 — Ловушка №46, рост 2, создатель пьесы Ю. Щекочихин
  • 1989 — Прикосновения и слияния, создатель пьесы П. Мариво
  • 1991 — Чао, Руди, создатели мюзикла П. Гаринеи, С. Джованнини, Л. Маньи
  • 1993 — Эти свободные бабочки, по пьесе Л. Герша — Дон Бейкер
  • 1997 — Домовой, создатель пьесы Э. Вильде, режиссёр А.-Э. Керге — Тийт Пийбелехт
  • 1997 — Капризы Марианны, создатель пьесы А. де Мюссе — Оттавио
  • 1998 — Бульвар заходящего солнца, режиссёр Р. Виктюк — Джо
  • 1999 — Укрощение супротивных, создатель пьесы У. Шекспир, Д. Флетчер, режиссёр Г. Коротков — Петруччо
  • 1999 — Скрещение с главной дорогой, создатель пьесы Я. Тятте, режиссёр Я. Аллик — Роланд
  • 2000 — Кретин, создатель пьесы Ф. Достоевский, режиссёр Ю. Еремин — князь Лев Николаевич Мышкин
  • 2000 — Французские страсти на подмосковной даче, создатель пьесы Л. Разумовская, режиссёр Ю. Николаев — Сергей Иванович
  • 2002 — Гроза, создатель пьесы А. Островский, режиссёр М. Мокеев — Кулигин
  • 2002 — Свидания в июне, по рассказам А. Чехова, режиссёр М. Бычков — Ломов
  • 2003 — Призрак любви, создатель пьесы П. Кальдерон, режиссёр Г. Тростянецкий — Дон Мануэль
  • 2003 — Тойбеле и её бес, создатель пьесы И. Башевис-Зингер, режиссёр М. Бычков — Алхонон
  • 2003 — Нагая правда, создатель пьесы Э.-Э. Шмитт, режиссёр В. Петров — Дени Дидро
  • 2006 — Российский хохот, по произведениям Ф. Достоевского, режиссёр Р. Козак — Семён Семёнович, он же 1-ый
  • 2007 — Небезопасные связи, по пьесе Ш. де Лакло, режиссёр М. Чумаченко — Виконт де Вальмон
  • 2008 — Костюмер, по пьесе Р. Харвуда, режиссёр Р. Баскин — Норман
  • 2008 — Горе от разума, по пьесе А. С. Грибоедова, режиссёр Ю. Ерёмин — Александр Андреевич Чацкий
  • 2009 — Дон Жуан, по пьесе Ж-Б. Мольера, режиссёр М. Бычков — Дон Жуан
  • 2010 — Фредерик, либо Бульвар злодеяний, по пьесе Э.-Э. Шмитта, режиссёр С. Морозов — Фредерик Леметр

Роли текущего репертуара:

  • 2005 — Счастливых будней!, создатель пьесы Я. Тятте, режиссёр Р. Баскин — Фред
  • 2011 — 5 вечеров, по пьесе А. Володина, режиссёр А. Кладько — Ильин
  • 2012 — Одна летняя ночь в Швеции, по пьесе Э. Юзефсона, режиссёр И. Таска — Тарковский
  • 2012 — Полуостров Полынь, по пьесе А. Яблонской «Утюги», постановка Л. Манониной, Санкт-Петербург — Дядя Ваня, дядя Саши и Если (играет в Санкт-Петербурге)
  • 2013 — Да, государь премьер-министр, по пьесе Э. Джей, Д. Линн, режиссёр И. Таска — Засол Куранистана
Читайте также:  Сочинения об авторе ходасевич

Фильмография

  • 1980 — Имя на снегу (основная роль)
  • 1981 — Последнее скопление (основная роль)
  • 1981 — Сладкий запах фуррора
  • 1992 — Побег на край света (основная роль)
  • 1993 — Он своё получит — каскадёр, постановщик трюков
  • 2005—2006 — Никаких других желаний (Елагин полуостров) (основная роль)
  • 2009 — Иван Суровый — Андрей Курбский
  • 2009—2010 — Ярослав. Тыщу годов назад — Ярослав (основная роль)
  • 2012 — Синдром дракона — Малышев
  • 2012 — Небесные жёны луговых мари, реж. А. Федорченко. Глобальная премьера кинофильма свершилась на Римском кинофестивале

Танцевальные проекты

Управляющий студии степа «Duff Tap». Участвовал в интернациональных танцевальных проектах в США, Финляндии, Германии, Рф, Эстонии, Болгарии.

Ставил хореографию в эстонских мюзиклах «Лавка ужасов», «Чикаго», «Crazy for you», «No, no, Nanette!».

Обратите внимание

В 2005, 2006, 2008 годах участвовал со собственной студией в Чемпионате мира по степу, проходящему в г. Риза, Германия. Студия занимала призовые места.

1995—2007, 2010 — являлся устроителем, продюсером и ведущим каждогоднего концерта «Jazz&Tap Show», посвящённого Интернациональному Деньку Степа. (Таллинн, Эстония). В концертах учавствовали звезды степа мирового масштаба: Б. Даффи, Г. Алонсо, О. Розенкрантц, М. Поллак и др.

Заслуги

  • 2000 — Признан Союзом театральных деятелей Эстонии наилучшим актёром года за роль Князя Мышкина в спектакле «Идиот» (реж. Ю. Еремин).
  • 2001 — Премия «Железная роза» на международном театральном фестивале в Тарту за роль Князя Мышкина в спектакле «Идиот».
  • 2003 — Приз зрительских симпатий — возлюбленный актёр сезона 2003/2004 в Российском Драматическом театре Эстонии
  • 2004 — Наилучший актёр года, Российский Драматический театр Эстонии
  • 2004 — Более проф работа, IV Республиканский фестиваль Детских и Молодежных Музыкальных Театров. Таллин, Эстония
  • 2011 — Номинирован в категории «Лучшая мужская роль» на 19-м международном кинофестивале актеров кино «Созвездие». Лауреат премии «За правдивое и профессиональное воплощение вида Ярослава Мудрейшего» в кинофильме «Ярослав. Тыщу годов назад». (Кострома, Наша родина).
  • 2012 — Награжден как «Лучший актер кинофестиваля» за роль в кинофильме «Ярослав. Тыщу лет назад» на ХХ Международном Детском кинофестивале «АРТЕК». Крым, Артек
  • 2012 — Награждён особым призом за «Лучшую балетмейстерскую работу» за хореографию «Libertango» на IV молодежном фестивале-конкурсе «Чечётка-2012». Ярославль, Наша родина
  • 2013 — Награждён премией фонда «Благовест» за роли в спектаклях «5 вечеров» и «Одна летняя ночь в Швеции».
  • 2013 — Награждён наградным кинжалом «Ярослав Мудрый» от Союза Меценатов Ярославии за роль Ярослава Мудрейшего в кинофильме «Ярослав. Тыщу лет назад».
  • 2013 — Награждён дипломом Мэрии г. Ярославля за «Яркое раскрытие вида Ярослава Мудрого» в кинофильме «Ярослав. Тыщу лет назад».

Источник: http://www.onteatr.ru/aktery/ukrainy/ivashkevich-aleksandr-georgievich-1

Поэтесса Серебряного века, или краткая биография Анны Ахматовой

23 Мар, 2019 Опубликовано Яна Ерошенко в Творческий календарь | Один комментарий |

Здравствуйте друзья, коллеги и наши дорогие гости сайта.

Сегодня я хотела бы поговорить и вспомнить вместе с вами о замечательной поэтессе Анне Андреевне Ахматовой.

И, несмотря на то, что всем нам она очень знакома и многие хорошо знакомы с творчеством Анны Ахматовой, всё же хотелось бы уделить внимание этой теме в дань памяти человеку, который оставил яркий след в истории русской литературы на долгие-долгие годы.

Анна (Горенко) Ахматова – одна из талантливейших поэтесс Серебряного века, прожившая длинную, и я вам скажу далеко не самую счастливую жизнь. В её судьбе было море горести, бед и трагических событий. Поэтесса пережила революцию, две мировые войны и блокаду Ленинграда. В её жизни имели место репрессии и смерти близких людей.

А её творчество претерпело как славу и признание, так и замалчивание, травлю и гонения со стороны властей. Но, несмотря на все это, гордая и вместе с тем хрупкая женщина смогла найти в себе силы преодолеть все жизненные перипетии и пронести по жизни свой дар писателя.

Началась поэтическая деятельность Анны еще с детства, и с той поры до последних дней не переставали выходить в свет всё новые и новые произведения, несмотря на все жестокие подарки судьбы:

«Я не переставала писать стихи. Для меня в них – связь моя со временем, с новой жизнью моего народа. Когда я писала их. Я жила теми ритмами, которые звучали в героической истории моей страны. Я счастлива, что жила в эти годы и видела события, которым не было равных».

Анна Ахматова

Кроме всего перечисленного, на протяжении всей жизни поэтессу преследовала тень её мистического дара. Анна обладала способностями предвидения. Однажды, в семнадцать лет девушка стала невольным свидетелем случайного разговора соседок по даче. Речь шла о молодой, талантливой, красивой и успешной барышне.

Одна из собеседниц сказала фразу: «Наверняка ей уготовано блестящее будущее». В этот самый момент у Анны Ахматовой прозвучало в голове: «Если не умрет в шестнадцать от чахотки». Даже для самой Анны это было настолько неожиданно, что она испугалась своих собственных мыслей.

Важно

А спустя некоторое время, поэтесса узнала, что девушки той действительно не стало от туберкулёза именно в шестнадцать лет. Это привело Анну в дикий ужас и шок. Таких подобных ситуаций было множество, более того Анна также была способна читать мысли других людей и за такие пророчества поэтессу стали называть ведьмой.

В какой-то момент Анна начала задумываться: «А может и вправду я ведьма? Ужас…». Ей все больше и больше становилось досадно за свой такой своеобразный дар, который должен был помогать людям. Оказалось наоборот, поэтесса получила клеймо «ведьмы» на всю жизнь и многие люди её просто опасались и обходили стороной.

Вот что Анна сама говорила по этому поводу: «Судьба ничего нам не даёт просто так – и за талант, и за успех, и за необычные способности часто приходится расплачиваться благополучием близких людей, и одиночеством…»

Анна Горенко родилась 23 июня 1889 года в селении Большой Фонтан вблизи Одессы. Анна появилась на свет в семье дворянина Андрея Андреевича Горенко и Инны Эразмовны Стоговой. Детские годы девочки прошли в Царском Селе.

По личным воспоминаниям поэтессы, читать Анна научилась по «Азбуке» Льва Толстого, а французский язык и речь освоила благодаря тому, что внимательно слушала учительницу, преподававшую уроки французского языка старшим сестрам.

Сама же Ахматова училась в Царскосельской женской гимназии, в Киеве окончила Фундуклеевскую гимназию, а затем записалась на Высшие женские курсы юридического отделения. Но и на этом её образование не завершилось. По возвращению в Петербург поэтесса закончила историко-литературные курсы.

И хотя в семье никто не занимался поэзией, Анна нашла в себе дар поэтессы в возрасте 11-ти лет, когда и был написано первое стихотворение. Узнав о таком событии, отец не одобрил увлечение дочери, считая, что она срамит фамилию семейства.

Как результат Анна никогда не подписывала свои стихи настоящей фамилией, а взяла себе псевдоним Ахматова. В генеалогическом древе она отыскала прабабушку татарского происхождения, которая якобы вела свой род от ордынского хана Ахмата и в результате стала Ахматовой.

Таким образом, Анна выбрала себе именно этот псевдоним.

Совет

В ранней юности, когда девушка училась в Царскосельской гимназии, она познакомилась с молодым человеком (в будущем известным поэтом) Николаем Гумилёвым. В 1910 году весной молодая пара обвенчалась в Николаевской церкви. К слову, церковь стоит и сейчас в селе Никольская Слободка под Киевом.

После церемонии венчания, Анна и Николай отправились в Париж на медовый месяц. К этому времени Гумилёв уже состоялся как поэт и был довольно известным в литературных кругах, поэтому после возвращения в Петербург, Николай вводит поэтессу Анну в литературно-художественные круги. Анна Ахматова сразу же становится заметной и видной личностью в этих кругах.

Она привлекала и своей внешностью, и как человек, и как талантливая личность.

1912 год становится значимым и ярким для Анны.

В этом году у них с Николаем рождается единственный сын – Лев Гумилёв, а также в мир выходит небольшой тираж её первого сборника «Вечер», содержание которого, к слову, уже на склоне лет своей жизни она назовёт «бедными стихами пустейшей девочки».

И я полностью понимаю, о чем она говорит. Ведь согласитесь, все мы, создавая свои творения, через время видим в них множество недочетов и считаем их какими-то несовершенными. А некоторые из ранних работ и вовсе кажутся смешными.

Итак, продолжим…

Как вы уже обратили внимание, время событий приближается к переоду Первой мировой войны.

Так вод перед самым её началом, Анна Ахматова опубликовала второй свой сборник стихотворений под названием «Чётки», который приносит поэтессе успех и переиздается 9 раз на протяжении нескольких лет.

О творчестве Ахматовой отзываются с восторгом не только её поклонники, но и литераторы, критики. А в 1917 году Анна выпускает третью книгу «Белая стая», которая выходит нескромным тиражом в две тысячи экземпляров.

В 1918 году, несмотря на успех в творчестве, в личной жизни Ахматовой происходит разлом и брак Ахматовой и Гумилёва распадается. Вскоре поэтесса выходит замуж за Владимира Шилейко, — поэта и специалиста по Древнему Египту. Но этот брак длится недолго, и после развода с Шилейко Анна получает официально свою прежнюю фамилию Ахматова.

Обратите внимание

1921 год стал для Анны Ахматовой достаточно плодотворным по творческой линии. В апреле поэтесса выпускает сборник стихотворений «Подорожник».

Параллельно с этими событиями, в 1921 арестовали Николая Гумилёва, а затем расстреляли по обвинению поэта в причастности к контрреволюционному заговору.

Несмотря на то, что Анна была в разводе с Николаем, она довольно тяжело перенесла смерть отца их совместного ребенка.

Следующий виток в творчестве Анны Ахматовой очень тесно связан с переживанием за родных людей, прежде всего за сына Лёву, которого осенью 1935 года арестовали. И хоть через пару дней его отпустили, сердце матери не на месте, она очень переживает и просто чувствует, что кольцо преследования вокруг неё сжимается.

Через три года Лёву вновь арестовали и приговорили к 5 годам исправительно-трудовых лагерей. Изможденная женщина после всех пережитых событий, увенчанных арестом сына, носила ему передачи в Кресты. Вся эта жизненная встряска способствует написанию знаменитой поэмы «Реквием».

А чтобы облегчить жизнь сыну и вытянуть его из лагерей, Анна Ахматова накануне войны в 1940-м году издает сборник «Из шести книг». А когда грянула Великая Отечественная война, эти годы поэтесса провела в эвакуации. После окончания войны, Анна возвращается в Москву. Приблизительно в это время выпускают из лагерей сына.

И, казалось бы, тучи над головой начинают рассеиваться, как вдруг в 1946 году творчество Анны Андреевны оказывается разгромленым Союзом писателей; а сына в 1949 году снова арестовывают, но в этот раз уже на 10 лет. Жестокая неудача просто сломила несчастную женщину.

Более того пропало взаимопонимание между сыном и матерью, потому как Лев считал, что мать увлечена лишь своим творчеством и на его судьбу ей наплевать. И хотя на самом деле это было не так, отношения между матерью и сыном долгие годы были достаточно напряженными.

Важно

Спустя некоторое время, прошу заметить уже почти под конец жизни поэтессы, судьба преподносит ей несколько приятных моментов.

В 1951-м году Анну Ахматову восстановили в Союзе писателей, и снова начинают активно печататься её произведения, а в 1960-м году она получает престижную итальянскую премию и выпускает свой сборник «Бег времени».

А также Анна получила присвоенную докторскую степень от Оксфордского  университета.

На исходе лет, Анна Ахматова становиться литератором с мировым именем, и Ленинградский «Литфонд» выделяет ей скромную крошечную деревянную дачу в Комарово, которая состояла из веранды, коридора и одной комнаты с жесткой кроватью, вместо одной ножки у которой были кирпичи; стол сделан из двери и на стене старинная икона.

Вот так обидно и досадно, на мой взгляд. А каково ваше впечатление о непростой судьбе знаменитой поэтессы? Вы можете оставить свои комментарии под статьей.

В возрасте 76-ти лет Анна Ахматова тяжело заболела, а 5 марта 1966 года скончалась в подмосковном санатории в Домодедово. Похоронена Анна Андреевна на Комаровском кладбище.

И что было досадно узнать – даже перед смертью поэтессе так и не удалось помириться с сыном.

Единственное, что смог сделать Лев Гумилёв, так это выложить на могиле матери каменную стену с окошком, которая символизировала стену лагеря, куда Анна носила сыну передачи.

Совет

В Санкт-Петербурге на улице Авторской располагается музей Анны Ахматовой. Также музеи, памятники и барельефы в честь памяти Анны Ахматовой есть в Москве, Ташкенте, Киеве, Одессе и еще во многих городах, где прославилась своим замечательным литературным творчеством поэтесса.

А у меня сегодня, дорогие читатели, всё. Желаю вам хорошего настроения, творческих успехов и до новых встреч…

Если Вы разделяете деятельность ЛМО “Мир творчества, поддержите наш проект!
Благодаря Вашей помощи, мы воплотим в жизнь мечты ещё многих талантливых авторов!

Похожие записи

Источник: http://www.mt2012.ru/kalendar/poetessa-serebryanogo-veka-ili-kratkaya-biografiya-anny-axmatovoj.html

Ссылка на основную публикацию