Краткая биография калидаса

Калидаса

Он известен всему миру, но история не может рассказать
о поэте ничего достоверного. В этом отношении Калидаса разделяет судьбу почти всех выдающихся художников слова древней и отчасти средневековой Индии.

Исследователи не уверены
даже, располагают ли они полным художественным наследием
 Калидасы. Но и те произведения писателя, что нам доступны,
рассказывают о жизни, окружавшей Калидасу, и о самом поэте. Из множества произведений, приписываемых Калидасе, современная наука считает действительно созданными классиком индийской литературы только семь — четыре поэмы и три драмы. Герой поэмы «Облако-вестник» — добрый полубог-якша
 из свиты Куберы, бога богатства. Поэт рисует небожителя, охваченного глубоким любовным чувством. Оно мешает якше исполнять свой долг — охранять сокровища Куберы.

Такого изображения человеческого чувства индийская литература до Калидасы не знала. Разгневанные боги изгоняют якшу из райской обители, разлучают с возлюбленной. Якша молит облако, летящее на север,
передать весточку любимой от изгнанника. Близка уж осень; чтоб придать своей подруге жизни силы, Он просит облако об участи своей ей весть доставить. (Перевод П. Риттера) Тоска терзает сердце разлученных возлюбленных. Но разлука придает чувству героя поэмы огромную силу. Чувства небесного существа очеловечены поэтом. Горе не может сломить любящего, и он бросает дерзкий вызов судьбе. Якше не страшен
даже гнев сурового бога, ему чуждо смирение перед страданиями, которому учила религия. Любовь обострила зрение якши. Тоскующий полубог видит путь, по которому должно пролететь облако: бурные потоки,
снежные хребты, шумные города, поля битв, где легендарные
герои в бешеной схватке с чудовищами добыли бессмертную славу. Якша любуется красотой Индии, прекрасной, как любимая женщина. Возлюбленная якши, небожительница — обыкновенная женщина, лишенная каких-либо атрибутов божественности. Прелестная и трогательная в своей скорби, небесная дева, грустя
о любимом, разговаривает с канарейкой, гадает по цветам.
Расставаясь с супругом, она, согласно обычаю, в знак печали
заплела волосы в одну косу. Само уютное жилище якши не походит на чертоги небожителей. Переход от мифологической приподнятости к простому, обыденному и милому придает поэме
задушевный характер. Калидаса умеет несколькими словами снять пафос фантастики, как бы говоря: моя поэма только сказка. Но облако, созданье света, воздуха, воды и пара, Как может вестником служить и передать живое слово? (Перевод П. Риттера) Калидаса был первым индийским поэтом, чье творчество
позволяет говорить о лирическом герое автора. Лиричность Калидасы не уменьшает ни эпической шири изображаемой им жизни, ни философской глубины осмысления ее.

Обратите внимание

Поэма «Облако — вестник» зарождает у читателя искру сомнения в непререкаемой мудрости богов. Справедлив ли владыка,
разлучивший супругов и причинивший им столько горя? Человек и природа, прошлое и современность, небо и земля,
боги и люди связаны воедино творческой волей Калидасы. «Облако-вестник» индийского поэта облетело весь мир. В поэме «Времена года» Калидаса живописует шесть времен
года — шесть времен счастья человека, влюбленного в жизнь,
в ее красоту и богатство. В самом выборе сюжета заложен вызов омертвевшему канону. Сменяющие друг друга картины природы и земного бытия лишены религиозной окраски. В поэме «Рождение бога войны Кумары» Калидаса, рисуя
богов, тоже возвысился до изображения красоты лучших человеческих чувств — любви, верности, дружбы. Верховный владыка помогает людям защититься от злобного демона Тараки.
 Одолеть Тараку, согласно предсказаниям владыки, сможет храбрый воин, который родится от бога Шивы и богини Парвати.
 Гималайские горы и Весна, разделяя тревогу богов и сочувствуя
их замыслам, пробуждают любовь Шивы и Парвати. Родившийся у супругов славный сын Кумара, бог войны, побеждает
 Тараку, олицетворяющего злые силы. В поэме «Род Рагху» Калидаса поднялся до прямого осуждения деспота. Легендарная хроника Солнечной династии, из
которой произошел любимый герой народа Рама, красочно расцвечена деятельной фантазией Калидасы.

В первых песнях поэмы Калидаса воспевает царей Дилипу, Рагху, старших в ряду
правителей Солнечной династии, их потомков Аджу и Дашаратху, Раму и Кушу — героев индийского фольклора, воплощающих народные представления об идеальных защитниках страны,
 их правдивости, воинской доблести. Заканчивается поэма ядовитой издевкой над последним царем этой династии — Агниварной.
 В образе Агниварны явно проступают черты царя — современника Калидасы. Агниварна по существу устранился от управления царством и доверил все государственные дела министрам.
 Изнеженный монарх ведет праздную, разгульную жизнь.

В драме «Шакунтала» наиболее полно раскрылся гений
 Калидасы. Насилие господствует во владениях царя Душьянты, сеющего
смерть на своем пути. Охота для царя не забава: убийство доставляет ему наслаждение. Но вот Душьянту полюбила лесная
девушка Шакунтала. И в душе царя завязывается борьба низменного и высокого. Мысли и чувства его еще отравлены миром жестокости, лжи и обмана. Зло побеждает: обманув Шакунталу,
царь удовлетворяет свою страсть. В образе Шакунталы Калидаса выразил беспредельную любовь, в которой не должно быть места эгоизму. Опечаленная
 Шакунтала, погруженная в невеселые думы, обидела невниманием гостя лесной обители мудреца Дурвасаса. Любовь несовместима с равнодушием к людям. Шакунтала нарушила закон гостеприимства, и автор заставляет богов наказать ее за проступок. Боги лишают памяти Душьянту, и, когда Шакунтала приходит во дворец, царь отрекается от нее. Душьянта, познав свободу в лесной обители девушки, не
знает теперь счастья во дворце. В мире, где нет свободы, царь
 — тоже только раб.

Прозрение героя Калидаса вновь объясняет вмешательством 
богов. Кольцо-талисман напоминает Душьянте о лесной девушке. Любовь полностью завладевает сердцем царя, дает ему мудрость и бескорыстие. Муки совести терзают царя. Не ослушание воле богов, а жестокая обида, нанесенная человеку, принесла Душьянте горе.
Боги возвращают Шакунталу царю только после того, как он
 побеждает исполинских демонов. Подвиг Душьянты искупил зло
и несправедливость, им совершенные. Калидаса в своей драме 
говорит о победе любви над эгоизмом, добра — над злом, высокого идеала — над суетностью, мужества — над прозябанием. Пьеса Калидасы «Малавика и Агнимитра», легкая комедия
 интриги, рассказывает о взаимной любви царя Агнимитры и прислужницы его супруги — пленницы Малавикн. Калидаса явно
 осуждает монарха за пренебрежение государственными делами,
 хотя и высказывается об этом косвенно. Царь лишен черт благородства и героизма, пренебрегает своими обязанностями защитника государства. Все образы комедии снижены; ни царь, ни
Малавика не способны к борьбе за свое счастье. Хотя традиция
 индийской драматургии выдвигает царя и его возлюбленную на 
авансцену, в действительности они играют пассивную роль. Любовную интригу ведет видушака. И царь выступает лишь как
 орудие в руках пройдохи — шута. Он даже думает за царя. Чувство царя не обогащено активной мыслью и деянием. Любовь 
героев лишена идеалов, она только чувственна. В пьесе отсутствует героическое начало. Такое важное событие, как война на
границах страны, почти не нашло отражения в произведении,
 зато война женщин во дворце показана достаточно ярко. Не
нашлось места и для провидения, символизирующего обычно 
у Калидасы высшую мудрость. Во многих произведениях Калидасы миром правит высокая идея закономерности, но в «Малавике и Агнимитре» господствует случайность. Случай — единственный бог комедии; а поскольку в комедии боги не выведены,
 Калидаса не считает нужным давать нравственно-философское
оправдание поступкам героев.

Печальное сказание о небесной деве, полюбившей земного
 царя, но вынужденной вернуться на небо, Калидаса превратил
в радостный гимн человеческой любви, мужеству и стойкости
(«Мужеством добытая Урваши»). Дочь неба Урваши — олицетворение чистоты, искренности и благородства. Царь Пуруравас
 освободил Урваши от демонов. Любовь человека дала богине неизведанное на небесах счастье. Урваши оставляет рай — царство примитивного покоя — ради тревожных радостей земли. Но
 Урваши оскорбила большое чувство подозрением и ревностью.
 Небожители прокляли Урваши, превратив ее в лиану. Обезумевший от горя Пуруравас отправляется на поиски возлюбленной.
Он обращается за помощью к солнцу и рекам, птицам и животным. Добыв волшебный самоцвет, царь находит Урваши. Безмерны подвиги Пурураваса, — он завоевал право на свое счастье. Калидаса не хочет дарить своим героям маленькое, уютное
 счастье, защищенное от бурь и опасностей. Коршун уносит волшебный талисман, и Пуруравасу вновь приходится расстаться
 с Урваши. Но бог Индра оценил мужество и упорство Пурураваса. Он приказывает царю готовиться к схватке с демонами.
 «И Урваши, пока ты жив, пребудет верною твоею подругой», —
 говорит Пуруравасу вестник Индры.

Драма Калидасы учит презирать покой и косность. Счастье
не вымаливают у судьбы, его завоевывают в борьбе. Только
борьба — достойная форма жизни. Только крайнее напряжение
сил, безграничные победы человека над миром таят в себе высшую красоту и радость. Лишь тот достоин жизни и свободы, Кто каждый день за них идет на бой! (Гёте) Так скажет, подобно Калидасе, много веков спустя великий
немецкий поэт Гёте. Мир един в представлении Калидасы. Созданные его творческим воображением боги не имеют ничего общего с грозными
богами религиозных ортодоксов, внушавшими человеку страх и
сознание собственного бессилия. Боги Калидасы наделены человеческими чертами и отличаются от земных существ только
большим могуществом, мудростью и благородством. Они заключают с людьми договоры и союзы, участвуют в совместных походах против демонов, делят радость и горе своих земных братьев.
Близость человека согревает бога.

Развенчивая царей, противопоставляя им легендарных монархов прошлого, Калидаса не осуждал монархическую систему.
 В эпоху Гуптов, в период становления феодальных отношений
 никто не представлял себе иной формы государственной власти,
 кроме деспотии. Калидаса видел, что только сильная, уверенная 
рука правителя могла спасти государство от междоусобиц. Политический идеал Калидасы — мудрый, человеколюбивый монарх; поэт мечтал об единой, неразделенной Индии, империи 
мира, гармонии и порядка.

Творчество Калидасы сотрясало твердыни рабства и тирании,
 ослабляло авторитет религии. Но светлые мечты поэта о счастливом человеке — хозяине земли и неба — не могли быть осуществлены в обществе, где царили насилие и произвол. Калидаса — поэт мудрости и борьбы. Краса и сила его поэзии близки 
нашему суровому героическому веку.

Важно

До Калидасы древняя индийская литература не знала писателя столь индивидуального. Характерно, что его великий
современник Тао Юань-мин (IV—V вв.), как считает советский
 китаевед Л.З. Эйдлин, также был первой осязаемой индивидуальностью в китайской поэзии. Индивидуальность Калидасы проявилась, в частности, в небывалом для античности творческом разнообразии. Только жанр романа оставил он в стороне. Внешняя
«несхожесть» жанровых форм, сюжетов и образов Калидасы порождена усложнившимся характером индийской жизни. Выразительные средства Калидасы чрезвычайно многообразны. Нет тех традиционных для древнеиндийской литературы
художественных приемов, которые бы он не использовал. Его 
аланкары тонки и красивы, его расы остры и необычны. Дхвани
 позволяло ему подвести читателя к своим затаенным мыслям,
 сделать его соучастником событий. Когда индиец смотрел «Шакунталу», его воображение без 
труда дорисовывало мчащихся коней и высокую колесницу царя.
 Он слышал приветственные клики и оглядывал вместе с царем 
горизонт в поисках убежавшей лани. Индийскому зрителю не
нужна была декорация сада и беседки из тростника, чтобы поверить истомленной любовью Шакунтале. Когда подруги обмахивали девушку листьями лотоса, зритель чувствовал жаркий
полдень и слышал шелест растений. Он страдал вместе с Шакунталой и желал ей счастья. (Когда в бытовой сцене испуганный рыбак обмолвился о рыболовных снастях, ценители великого драматурга видели на
 сцене скромную рыбачью хижину и лодку рыбака, глубоко осевшую после удачного лова. Они вдыхали острый запах (просмоленных канатов у речных причалов, им мерещились челны, уплывающие вдаль по зеркальной глади. Мы «простим» Калидасе замедленные действия и длинные
 монологи. Калидаса должен был только наметить картину. Он
 должен был дать пищу творческому воображению зрителя. Индийский зритель не чувствовал заторможенности действия
 «Шакунталы».

Калидаса впервые в индийской литературе с огромной художественной силой воплотил в своей поэзии и драматургии многие религиозно-мифологические образы устного художественного творчества. К числу таких образов относятся, например, Шива и Парвати. Издревле в Индии поклонение богу сочеталось с поклонением
и его супруге. Жены Брахмы, Вишну и Шивы обладали таким 
же могуществом и внушали такой же трепет верующим, как и 
великая троица богов. В дальнейшем Вишну и Шива оттеснили
Брахму на задний план, что сказалось и на круге мифологиче ских персонажей. Шива и Вишну выдвинулись на авансцену
 мифотворчества, фигура же Брахмы потускнела, поблекла. Поскольку мифология была главной движущей силой устно-поэтического творчества, естественно, что именно образы Шивы и
Вишну в наибольшей мере влекли к себе художественную фантазию народа. Их жены также стали традиционными персонажами устно-поэтического творчества. Разработанный фольклором художественный образ супружеской пары — Шивы и Парвати — послужил Калидасе благодатным материалом. Как уже упоминалось, он поставил эти образы в центре поэмы «Рождение бога войны Кумары».

Читайте также:  Краткая биография погорельский

После 
Калидасы поэты в течение почти полутора тысячелетий использовали «вечные» образы «супружеской пары, обращаясь к тем 
фигурам индийского 'пантеона, которые отвечали идейным и художественным устремлениям авторов. Калидаса стоял у преддверия тысячелетнего пути литератур на живых индийских языках, связанного с воспеванием бога-пастуха Кришны и его возлюбленной Радхи. Славы, доставшейся на долю Калидасы, не знал ни один другой индийский поэт древности или средних веков; только уже в
наши дни вровень с ним встал Рабиндранат Тагор. Калидаса и
Тагор, эти два гиганта в глазах читателей всего мира, являются наиболее яркими и характерными выразителями художественной культуры Индии, ее поэтического гения. Первое знакомство Запада с Калидасой в конце XVIII в.
было равноценно художественному открытию Индии. Спустя
столетие Западу привелось вторично «открыть» художественную культуру Индии, на этот раз Индии современной, когда тагоровские гимны убедили Европу в том, что литература Индии не утратила свою творческую мощь.

Источник: https://www.portal-vostok.ru/index.php/indiya/literatura/istoriya-indijskoj-literatury/antichnaya-literatura/350-kalidasa

КАЛИДАСА

0 комментариев

КАЛИДАСА – индийский поэт и драматург.

Пи­сал на сан­ск­ри­те. О вре­ме­ни жиз­ни и о лич­но­сти Калидаса дос­то­вер­ных све­де­ний нет. Пред­по­ло­жи­тель­но жил в IV-V веках. Калидасе при­пи­сы­ва­ет­ся мно­го раз­но­об­раз­ных со­чи­не­ний, но современная нау­ка при­зна­ёт не­со­мнен­но при­над­ле­жа­щи­ми Калидасе лишь 3 дра­мы и 3 по­эмы.

Наи­боль­шее при­зна­ние по­лу­чи­ла ли­рическая дра­ма «Вновь уз­нан­ная Ша­кун­та­ла» («Аб­хидж­ня­на-Ша­кун­та­ла»), в ко­то­рой гру­бо­ва­тый сю­жет из «Ма­хаб­ха­ра­ты» пре­вра­щён в утон­чён­ную сказ­ку о люб­ви – вне­зап­но воз­ник­шей, ро­ко­вым об­ра­зом уте­рян­ной и под ко­нец вновь сча­ст­ли­во об­ре­тён­ной.

Им соз­да­ны так­же дра­ма «Му­же­ст­вом до­бы­тая Ур­ва­ши» («Ви­кра­мур­ва­ши») – о люб­ви ца­ря Пу­ру­ра­ва­са и не­бес­ной де­вы Ур­ва­ши (на сю­жет из Риг­ве­ды); ли­рическая ко­ме­дия на сю­жет из при­двор­ной жиз­ни «Ма­ля­ви­ка и Аг­ни­мит­ра» («Ма­ля­ви­каг­ни­мит­ра»); по­эмы: «Род Раг­ху» («Раг­ху­ван­ша»), вос­пе­ваю­щая цар­скую ди­на­стию, к ко­то­рой, как по­ла­га­ют, при­над­ле­жал и по­кро­ви­тель Калидаса; «Ро­ж­де­ние Ку­ма­ры» («Ку­ма­ра­самб­ха­ва») – о люб­ви бо­га Ши­вы и бо­ги­ни Умы; «Об­ла­ко-вест­ник» («Мег­ха­ду­та»), в ко­то­рой из­гнан­ник об­ра­ща­ет­ся к об­ла­ку с прось­бой дос­та­вить по­сла­ние же­не, стра­даю­щей в раз­лу­ке.

Ещё од­на не­боль­шая по­эма, «Вре­ме­на го­да» («Ри­ту­сан­ха­ра»), счи­та­ет­ся или юно­ше­ским со­чи­не­ни­ем Калидаса, или про­из­ве­де­ни­ем др. ав­то­ра. В индийской тра­ди­ции про­из­ве­де­ния Калидаса по­чи­та­ют­ся как вы­со­кие об­раз­цы ка­вьи.

По­эти­ка Калидаса весь­ма изо­щрён­на, но по срав­не­нию с бо­лее позд­ни­ми ав­то­ра­ми ещё дос­та­точ­но про­ста. С твор­че­ст­ва Калидаса на­ча­лось зна­ком­ст­во Ев­ро­пы с санскритской сло­вес­но­стью. Пе­ре­ве­дён­ная на английский язык в 1789 году У.

Джон­сом, «Вновь уз­нан­ная Ша­кун­та­ла» вы­зва­ла вос­тор­жен­ный от­зыв И. В. Гё­те. Про­из­ве­де­ния Калидаса пе­ре­ве­де­ны на основные ев­ропейские язы­ки. Уже в 1792 году Н. М. Ка­рам­зин опуб­ли­ко­вал сце­ны из «Вновь уз­нан­ной Ша­кун­та­лы» в русском пе­ре­во­де (с немецкого языка).

В XIX-XX веках про­из­ве­де­ния Калидаса мно­го­крат­но пе­ре­во­ди­лись на русский язык.

Сочинения:

Из­бран­ное / Пер. К. Баль­мон­та, П. Рит­те­ра. М., 1956;

Из­бран­ное. Дра­мы и по­эмы / Пер. С. Лип­ки­на. М., 1974;

Совет

Род Раг­ху (Раг­ху­ван­ша) / Вве­де­ние, пер. с сан­ск­ри­та и прим. В. Г. Эр­ма­на. СПб., 1996.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература

  • Эр­ман В. Г. Ка­ли­да­са. М., 1976

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/kalidasa

Калидаса, время жизни и творчества

Имя Калидаса
Оригинал имени कालिदास
Дата рождения приблизит. IV—V век
Место рождения Индия
Дата смерти приблизит. IV—V век
Место смерти Индия
Род деятельности поэт, драматург
Жанр героический эпос, лирика, драма
Язык произведений санскрит

Калида́са (कालिदास, Kālidāsa, буквально «Слуга богини Кали») — величайший драматург и поэт древней Индии, писавший на санскрите.

Созданные Калидасой произведения символизируют расцвет классической индийской культуры.

Драма Калидасы «Шакунтала» стала одним из первых произведений восточной литературы, переведённым на европейские языки и познакомившим Европу с литературой Востока.

Время жизни и творчества

Время и обстоятельства жизни Калидасы неизвестны. Не сохранилось ни одного документа той эпохи, касающегося поэта. Также отсутствуют упоминания о нём современников и потомков. Известны народные легенды о нём, однако информации, содержащейся в них, доверять невозможно.

Единственным способом сделать какие-либо предположения о жизни Калидасы является историографический анализ его произведений, его языка и персонажей. Никаких фактических сведений об авторе его произведения не содержат.

Сложность состоит также в том, что в целом существует очень мало исторических документов об Индии той эпохи, количество легенд намного превосходит количество достоверной информации.

Самый ранний период, к которому относили жизнь Калидасы, — VIII век до н. э. Hippolyte Fauche выдвинул предположение, что поэт жил во времена правления Агниварны из Солнечной династии. Именно этим правителем заканчивается «Рагхувамша» Калидасы, посвящённая истории царей этой династии.

С другой стороны, народные сказания связывают жизнь Калидасы с эпохой правления царя Бходжи Парамары, владетеля Малавы, правившего в Дхаре и Удджайни, около 1040—1090 гг. Существует даже апокрифическое (позднее) произведение индийской литературы, в котором изображается жизнь Калидасы при названном дворе. Эти крайние рамки (VIII век до н. э.

 — XI век н. э.) в настоящее время сужены до более точных.

Драмы и другие произведения Калидасы не содержат в себе никаких прямых указаний на время их сочинения.

Упоминание о греческих невольницах свидетельствует о сравнительно позднем времени, а формы пракрита в речах некоторых действующих лиц указывают на большое хронологическое расстояние, отделяющее их от языка надписей царя Ашоки, или Пиядаси.

Обратите внимание

Сомнительно, однако, чтобы Калидаса жил в XI веке, так как произведения других писателей этого века явно свидетельствуют о литературном упадке, тогда как драмы Калидасы представляют собой кульминационный пункт индийской поэзии.

Более точный диапазон основан на следующих предположениях. В пьесе «Малавика и Агнимитра» одним из главных героев является царь Агнимитра. Очевидно, Калидаса мог создать пьесу о его личной жизни только спустя какое-то время.

Поскольку время правления царя известно (149—141 год до н. э.), это даёт верхнюю границу жизни Калидасы не ранее II века до н. э.. Нижняя граница определяется из датировки Aihole inscriptions — 634 год.

Исходя из того, что в ней говорится о Калидасе как о классике поэзии, нижней границей можно принять VI век.

Источник: http://www.cultin.ru/writers-kalidasa

Калидаса

Время и обстоятельства жизни Калидасы в точности неизвестны. Существует индийское стихотворное изречение, помещающее Калидасу при дворе царя Викрамы или Викрамадитьи, вместе с прочими «девятью перлами» его двора.

Более новые памятники индийской литературы считают этим Викрамой царя Бходжу, владетеля Малавы, правившего в Дхаре и Уджайини, около 1040—1090 г. Существует даже апокрифическое (позднее) произведение индийской литературы, в котором изображается жизнь Калидасы при названном дворе.

Драмы и другие произведения Калидасы не содержат в себе никаких прямых указаний на время их сочинения. Упоминание о греческих невольницах свидетельствует о сравнительно позднем времени, а формы пракрита в речах некоторых действующих лиц указывают на большое хронологическое расстояние, отделяющее их от языка надписей царя Ашоки, или Пиядаси.

Обратите внимание

Сомнительно, однако, чтобы Калидаса жил в XI веке, так как произведения других писателей этого века явно свидетельствуют о литературном упадке, тогда как драмы Калидасы представляют собой кульминационный пункт индийской поэзии.

Ранее помещали Калидасу в I веку до н. э., однако сейчас отказались от данной точки зрения, поскольку тогда было бы вправе ожидать большой разницы в культурно-историческом отношении, между его драмами и произведениями другого индийского драматурга — Бхавабхути, принадлежность которого к VIII веку установлена довольно прочно.

Между тем, содержание тех и других указывает на их сравнительную близость, по времени возникновения. Голландский санскритист Керн, основываясь на астрологических данных, имеющихся в сочинениях предполагаемого современника Калидасы — астронома Варахамихиры, относит последнего к первой половине VI века.

В применении к Калидасе это предположение хорошо гармонирует с указанным уже фактом близости Калидасы и Бхавабхути.

Важно

Южные буддисты также категорически относят Калидасу к VI в. К VI в. относит Калидасу и Фергюсон, известный своими работами в области индийской хронологии; но в последнее время соображения Фергюсона относительно эры царя Викрамы сильно поколеблены. Якоби, основываясь на астрологических данных, в поэмах, приписываемых Калидасе, приходит к заключению, что их автор не мог жить раньше 350 года.

Таким образом, хотя индийская традиция относит жизнь Калидасы к I в. до н. э., но общий характер его творчества и в частности его поэтическая техника, обнаруживаемое им знакомство с данными греческой астрономии IV в. и ряд других черт заставляют европейских исследователей отнести его к IV—V вв. н. э. — ко времени династии Гупта, цари которой носили титул Викрамадитьи.

Легендарная биография Калидасы превращает его в бедного невежественного пастуха, женившегося на принцессе, получившего мудрость и поэтический дар от умилостивленной им богини Кали (откуда его имя «раб Кали») и погибшего от зависти придворных; здесь — обычная в средневековых биографиях Запада и Востока циклизация сказочных «бродячих сюжетов» вокруг известной личности. В других сказаниях о Калидасе, например в многочисленных анекдотах об его поэтических победах над невежественными брахманами и кичливыми придворными поэтами, нашла себе выражение высокая оценка его литературного наследства.

В честь Калидасы назван кратер на Меркурии.

Творчество

Калидасе приписывается много произведений иногда совсем различного характера и достоинства. Это обстоятельство находится, очевидно, в связи с существованием нескольких писателей этого имени, и теперь употребительного среди индусов.

Из всех этих произведений европейская научная критика признает несомненно принадлежащими Калидасе только три драмы: «Шакунтала», «Викраморваши», «Малавика и Агнимитра», и три больших поэмы: две эпические, «Рагхувамша» и «Кумарасамбхава», и одна лирическая — «Мегхадута».

«Шакунтала»

Калидаса-драматург выше Калидасы-эпика и лирика. Во главе их стоит «Узнанная Шакунтала» или просто «Шакунтала», образчик натаки или высшей драмы. Это история взаимной любви царя Душьянты и Шакунталы, дочери нимфы Менаки и мудреца Вишвамитры.

Влюбленная Шакунтала, погруженная в свои мечты, не замечает приближения святого ведийского мудреца-подвижника Дурвасы и тем навлекает на себя его гнев. Дурваса налагает на нее проклятие: царь Душьянта забудет ее и только тогда вспомнит, когда увидит на ней кольцо, подаренное им.

Это проклятие, остающееся сокрытым для Шакунталы, и составляет драматическую завязку пьесы.

Царь отталкивает от себя свою милую, и только после ряда различных перипетий и трогательных сцен, ему попадается на глаза его кольцо; он вспоминает прошлое и, встретив в небе Индры Шакунталу, успевшую тем временем родить сына, соединяется с ней уже навеки.

Драма имеется в двух списках, названных по шрифту, которым они написаны, деванагари и бенгальский. Первый короче второго. На списке деванагари основаны издания: Бётлингка (с прозаическим немецким переводом, Бонн, 1842); Monier Williams’a, c английским переводом (Hertford, 1853, 2 изд. 1876); Буркхарда (Бреславль, 1872); Дживананда Видьясагара (Калькутта, 1880).

Литературные переводы с этого списка: английский Monier Williains’a (Hertford 1855, роскошное изд.), французский A. Bergaigne и P. Lehugeur (П. 1884), немецкий Э. Мейера (Гильдбурггаузен 1867), Лобеданца (7 изд. Лейпциг, 1884), Ф. Рюкерта (1885).

Совет

Бенгальский список издал Пишель (Киль, 2 изд. 1886); с него сделан англ. перевод Джонса (Л. 1789), нем. Фрице (Хемниц 1877) и др. Лучшие, по точности, переводы Бетлингка и Фрице. Русский перевод издан А. Путятой (Москва, 1879), датский перев. Martin Hammerich (Копенгаген, 1879).

Первым познакомил россиян с творчеством Калидасы известный русский историк и писатель Николай Карамзин, который в 1792 году перевёл «Шакунталу» с английского на русский язык. В предисловии к переводу он отметил:

«Викраморваши» и «Малавика и Агнимитра»

Следующая драма Калидасы, «Викраморваши», имеет предметом миф о взаимной любви нимфы Урваши и царя Пуруравы, встречаемый уже в ведах. Третья драма Калидасы, «Малавика и Агнимитра», имеет сюжетом легкую любовную интригу между царем Агнимитрой и Малавикой, служанкой его жены, королевы Дхарини.

Ревнивая королева скрывает свою красивую служанку от глаз супруга, который, однако, успевает открыться ей и получить её взаимность, несмотря на всевозможные хитрости и интриги Дхарини и другой королевы Иравати.

В конце пьесы открывается царственное происхождение Малавики, так что главное препятствие к соединению обоих любовников устраняется, и все кончается к общему благополучию.

Принадлежность пьесы «Малавика и Агнимитра» Калидасе долго оспаривалась, но была признана доказанной. Издания: О. Tullberg (Бонн, 1840), Shankar Pandit (Бомбей, 1869, 2 изд. 1889), Taranatha Tarkavacaspati (Калькутта, 1870), Bollensen (СПб., 1879). Переводы: англ. С. Н.

Tawney (Калькутта, 1875), Gopal Raghunatha Nandargikar (Пуна, 1879); немец. А. Вебера (Б. 1856) и Л. Фрице (Лейпциг, 1882); франц. Р. Е. Foucaux (Париж, 1877). Итальянский перевод всех трех драм: A. Marozzi, «Teatro di Calidasa» (Милан, 1871).

Менее вероятна принадлежность Калидасе описательной поэмы Ртусанхара; совсем мало вероятно авторство Калидасы для поэмы Налодая (ib. 87), принадлежащей несомненно к более позднему периоду индийской литературы. То же надо сказать и о Шрутабодхе, трактате по санскритской метрике (см.

Читайте также:  Краткая биография зощенко

«Sroutabodna, traite de prosodie sanscrite», в «Journ Asiat.» IV, 1854, отд. отт. П. 1855).

Источник: http://people-archive.ru/character/kalidasa

Шакунтала

Могущественный царь Душьянта попадает во время охоты в мирную лесную обитель отшельников и встречает там трёх юных девушек, поливающих цветы и деревья. В одну из них, Шакунталу, он влюбляется с первого взгляда.

Выдавая себя за царского слугу, Душьянта расспрашивает, кто она такая, ибо опасается, что, будучи иного, чем он, происхождения, она по закону касты не сможет ему принадлежать. Однако от подруг Шакунталы он узнает, что она тоже дочь царя Вишвамитры и божественной девы Менаки, которая оставила её на попечение главы обители мудреца Канвы.

В свою очередь, когда на обитель нападают демоны-ракшасы и Душьянте приходится её защищать, выясняется, что и он не царский слуга, а сам великий царь.

Шакунтала пленена мужеством, благородством и учтивым поведением Душьянты не менее, чем он — её красотой и скромностью. Но некоторое время влюблённые не решаются открыть друг Другу свои чувства.

И только однажды, когда царь случайно подслушивает беседу Шакунталы со своими подругами, в которой она признается, что днём и ночью её сжигает страстная любовь к Душьянте, царь делает ей ответное признание и клянётся, что, хотя во дворце его много красавиц, «лишь две составят славу его рода: опоясанная морями земля и Шакунтала».

Продолжение после рекламы:

Приёмного отца Шакунталы Канвы не было в это время в обители: он ушёл в дальнее паломничество. Поэтому Душьянта и его возлюбленная заключают брачный союз по обряду гандхарвов, который не требует согласия родителей и свадебной церемонии.

Обратите внимание

Вскоре после этого, призванный неотложными царскими делами, Душьянта ненадолго, как он надеется, уезжает к себе в столицу. И как раз в его отсутствие обитель посещает мудрец Дурвасас.

Погруженная в мысли о Душьянте, Шакунтала его не замечает, и гневливый мудрец проклинает её за невольное негостеприимство, обрекая на то, что тот, кого она любит, не вспомнит её, «как пьяный не помнит ранее сказанных слов».

Подруги просят Дурвасаса смягчить его проклятие, которого Шакунтала, к счастью, даже не слышала, и, умилостивленный ими, он обещает, что проклятие потеряет силу, когда царь увидит кольцо, подаренное им Шакунтале.

Между тем в обитель возвращается отец Канва. Он благословляет брак своей приёмной дочери, которая, по его словам, уже ждёт ребёнка, несущего благо всему миру, и, дав ей мудрые наставления, отсылает с двумя своими учениками к супругу-царю. Шакунтала приезжает в величественный, поражающий своим великолепием царский дворец, так не похожий на скромную её обитель.

И здесь Душьянта, околдованный проклятием Дурвасаса, не узнает её и отсылает прочь. Шакунтала пытается показать ему подаренное им самим кольцо, но обнаруживает, что кольца нет — она потеряла его в дороге, и царь окончательно её отвергает.

В отчаянии Шакунтала молит землю раскрыться и поглотить её, и тогда в блеске молний нисходит с небес её мать Менака и уносит её с собой.

Брифли бесплатен благодаря рекламе:

Спустя некоторое время дворцовая стража приводит рыбака, заподозренного в краже драгоценного перстня. Оказывается, что этот перстень — кольцо Шакунталы, которое рыбак нашёл в брюхе пойманной им рыбы. Как только Душьянта увидел кольцо, память к нему вернулась.

Любовь, угрызения совести, скорбь разлуки терзают его: «Моё сердце спало, когда в него стучалась газелеокая, а теперь оно пробудилось, чтобы изведать муки раскаяния!» Все усилия придворных утешить или развлечь царя оказываются тщетными, и пробуждает Душьянту от безнадёжной печали лишь прибытие Матали, возничего царя богов Индры.

Важно

Матали призывает Душьянту помочь небожителям в их борьбе с могучими демонами-асурами.

Царь поднимается в небо вместе с Матали, совершает множество воинских подвигов и после победы над демонами, заслужив благодарность Индры, опускается на воздушной колеснице на вершину горы Хемакуты в обитель прародителя богов святого мудреца Кашьяпы.

Вблизи обители Душьянта встречает мальчика, играющего со львёнком. По его поведению и облику царь догадывается, что перед ним его собственный сын. И тут же появляется Шакунтала, которая, как выясняется, все это время жила в обители Кашьяпы и там родила царевича.

Душьянта падает в ноги Шакунталы, молит её о прощении и получает его. Кашьяпа рассказывает любящим супругам о проклятии, заставившем их безвинно страдать, благословляет их сына Бхарату и предрекает ему власть над всем миром. На колеснице Индры Душьянта, Шакунтала и Бхарата возвращаются в столицу царства.

Источник: https://briefly.ru/kalidasa/shakuntala/

Калидаса

Калидаса (कालिदास, с санскр. «Слуга Кали») — великий поэт и драматург древней Индии.

Достоверных данных о точных датах жизни и деталях биографии не сохранилось. Предполагают, что Калидаса жил между II в. до н.э. и VI в. н.э.

Существует несколько легенд о происхождении Калидасы. Согласно одной из них он был сыном брахмана, но в возрасте 6-ти лет осиротел и был отдан на воспитание пастуху, так и не получив должного образования. Принцесса, плененная его красотой, вышла замуж за Калидаса. Он, чтобы быть достойным супруги, стал молиться Кали и по Её милости был наделён остроумием и поэтическим даром. Возможно, эта история всего лишь миф, которые показывает, что Калидасе пришлось самому прокладывать путь в высшие слои общества.

Считается, что часть своей жизни Калидаса провел в городе Удджайн. Предполагается, что он также много путешествовал, поскольку четвертая песня драмы «Род Рагху» описывает поездку по всей Индии и даже за её пределы.

Калидаса в совершенстве знал санскрит, риторику и драматическую теорию, обладал познаниями в области астрономии и права. Калидаса не изобретал новых литературных приемов, но его индивидуальность и совершенное владение санскритом выделяет Калидасу из поэтов того времени. С присущим ему мастерством Калидаса описывал истории своих героев в контексте процессов целой эпохи.

Учёные сходятся во мнении, что до нас дошло 6-7 произведений, написанных Калидасой:

  • три драмы: «Абхиджняна-Шакунтала» («Признанная по кольцу Шакунтала»), «Викраморваши» («Мужеством добытая Урваши»), «Малавика и Агнимитра» (имена героев);
  • два эпоса: «Рагхувамша» («Род Рагху») и «Кумарасамбхава»(«Рождение Кумары»);
  • лирическая поэма «Мегхадута» («Облако-вестник»); – стихотворение «Ри­ту­сан­ха­ра» («Времена года») (авторство последнего спорно).

Драма «Абхиджняна-Шакунтала» считается лучшим индийским литературным произведением. В книге рассказывается история любви нимфы Шакунталы и благородного царя Душанты. Эта легенда имеет особое значение, т.к. сын Шакунталы и Душанты — Бхарата, изветный правитель, сумевший первым покорить территорию всего Индийского субконтинента (отсюад название страны — Бхаратаварша).

Вторая драма «Викраморваши» рассказывает легенду любви царя Пуруравы и апсары Урваши. Это история встречается ещё в Ведах. Третья драма «Малавика и Агнимитра» повествует о том, как несмотря на дворцовые интриги, царь Агнимитр и служанка его жены Малавика стремятся быть вместе. В конце концов выясняется королевское происхождение Малавики, что делает их союз официально возможным.

Вступления ко всем драмам посвящены Шиве, что указывает на то, что Калидаса был преданным Махадева. Например, в драме «Абхиджняна-Шакунтала» встречается такое обращение к Шиве:

Совет

Восемь тел высокого владыки: Первая из созданных, Вода, Жертву совершающее, Пламя, Жрец, в телесном облике своем, Солнце и Луна, что время делят, Звука путь, объемлющий Эфир. И Земля, где семя всякой жизни, И дыханье тех, кто дышит, Воздух. В этих возникающий восьми, Да пребудет милостив владыка. (перевод К. Бальмонта)

Поэма «Род Рагху» — это хроника легендарной Солнечной династии. В произведении рассказываются легенды о предках и потомках героя Рамы.

Считается, что поэма «Рождение Кумары» осталась незаконченной и была дописана позже. В её основе лежит история рождения Кумары (Сканды или Карттикеи), сына Шивы.

Лирическое стихотворение «Мегхадута» ценно мифологическими образами и непревзойденными метафорическими описаниями природы Северной Индии. Произведения, написанный Калидасой, одновременно являются и вершиной классической индийской литературы, и её завершением, т.к. произошел распад империи Гуптов. После Калидасы уже никто не смог достигнуть такого мастерства в написании художественных произведений на санскрите.

Источник: http://kama-kala.ru/dictionary/kalidasa/

Калидаса

Полторы тысячи лет отделяют нас от эпохи, когда жил и творил Калидаса. В V в. н. э. мощная рабовладельческая держава властителей Гуптов объединила значительную часть Индии.

Несметные богатства, стекавшиеся ко двору Гуптов в виде дани, налогов, пошлин, способствовали расцвету строительства и науки, литературы и искусства.

Это был «золотой век» индийской культуры, подаривший родине выдающихся астрономов и математиков, философов и писателей. Самым значительным поэтом того времени был Калидаса.

История не сохранила достоверных сведений о жизни Калидасы. Случайно уцелевшие зерна истинных фактов породили множество народных сказаний и легенд. Народ каждой области Индии считает Калидасу своим земляком. Поэт сам стал литературным героем, излюбленным персонажем индийского фольклора, символическим образом носителя народной мудрости.

Перу Калидасы принадлежат три драмы и четыре поэмы, составившие целую эпоху в истории индийской литературы.

Наиболее полно раскрылся гений поэта в драме «Шакунтала».

Драма Калидасы говорит о победе любви над эгоизмом, добра — над злом, высокого идеала — над мелкими личными желаниями, мужества — над трусливым прозябанием. Ни на земле, ни на небе нет пределов дерзанию человека.

Царь Душьянта встретил на охоте в лесу юную Шакунталу — дочь отшельника. Сердце царя пленено чудесной девушкой. Но когда Душьянта возвращается во дворец, он забывает о Шакунтале. Искренняя любовь, простые человеческие чувства быстро увядают под сводами дворца, где царят корысть, обман, тонкая лесть.

Обратите внимание

Опечаленная Шакунтала, погруженная в свои думы, обидела невниманием мудреца Дурвасаса. Боги наказывают Шакунталу за ее проступок, так как Любовь несовместима с равнодушием к людям. Они лишают памяти Душьянту, и, когда Шакунтала приходит во дворец, царь отрекается от нее.

Волшебное кольцо напомнило Душьянте о встрече в лесу, о юной Шакунтале. Муки совести терзают царя за жестокую обиду, нанесенную девушке. Боги возвращают Шакунталу царю лишь после того, как он побеждает исполинских демонов. Только подвигом Душьянта искупает содеянное им зло и несправедливость.

Созданные творческим воображением Калидасы боги не имеют ничего общего с грозными богами религии, внушавшими человеку страх и сознание собственного бессилия.

Боги Калидасы отличаются от земных существ только большим могуществом, особенной мудростью и благородством.

Они заключают с людьми договоры и союзы, участвуют в совместной борьбе против демонов, разделяют радости и печали своих земных собратьев.

Древняя легенда о небесной девушке, полюбившей земного царя, лежит в основе драмы Калидасы «Мужеством добытая Урваши». Дочь неба Урваши — олицетворение чистоты, искренности и благородства. Мужественный царь Пуруравас освободил Урваши от демонов.

Любовь человека принесла богине неизвестное на небесах счастье. Урваши оставляет рай — царство безмятежного вечного покоя — ради беспокойной жизни на земле, ради человеческих страстей. Но Урваши оскорбила большое чувство ревностью.

Боги наложили на Урваши заклятье, превратив ее в лиану.

Мужество не покидает обезумевшего от горя Пурураваса. Упорно ищет он возлюбленную, обращаясь к солнцу, к горам, к рекам, птицам и животным. Добыв волшебный самоцвет, царь находит Урваши.

Важно

Безмерны подвиги царя Пурураваса, он завоевал право на свое счастье. Но Калидаса не может и не хочет подарить своим любимым героям маленькое, уютное счастье, защищенное от бурь и опасностей.

Коршун унес талисман, и Пуруравасу вновь пришлось расстаться с Урваши. Бог Индра оценил мужество и упорство Пурураваса.

Индра приказывает царю готовиться к схватке между богами и демонами, обещая ему награду: «Урваши, пока ты жив, пребудет верною твоею подругой».

Драмы Калидасы учат презирать покой и косность. Только крайнее напряжение сил, безграничные победы человека над миром таят в себе высшую красоту и радость.

В поэме «Рождение бога войны Кумары» Калидаса, рисуя богов, наделил их красотой лучших человеческих чувств — любви, верности, дружбы. По мысли Калидасы, даже грозный бог войны велик лишь тогда, когда сражается за правое дело.

В поэме «Род Рагху» Калидаса поднялся до прямого осуждения деспотизма. Деятельная фантазия Калидасы красочно расцветила легендарную хронику Солнечной династии, из которой произошел любимый герой индийского народа Рама.

Цари Солнечной династии воплощают народные представления об идеальных защитниках страны, о доблести, прямоте и правде. Но в поэме «Род Рагху» чувствуется ядовитая издёвка над последним царем этой династии Агниварной, в образе которого проступают черты современного Калидасе правителя.

Устранившийся от управления царством, доверивший все государственные дела министрам, Агниварна ведет беспечную, разгульную жизнь. В знак особого расположения к подданным он разрешает им «лицезреть» свою ногу, высунутую из окна дворца.

Совет

Так Калидаса нарушил законы индийской классической поэзии, согласно которым царя следовало изображать только мужественным и волевым человеком.

Политический идеал Калидасы — просвещенный, человеколюбивый монарх, заботящийся о народе. Именно о таком правителе говорит поэт в заключительных строках «Шакунталы»:

Да правит царь, о благе царства помня,
И счастье подданным дает…

Творчество Калидасы расшатывало твердыни рабства и тирании, ослабляло авторитет служителей религии.

Но светлые мечты Калидасы о счастливом человеке — хозяине земли и неба — не могли быть осуществлены в обществе, где царили насилие и произвол. В произведениях Калидасы раскрывается мировоззрение людей его эпохи.

Народные мифы и предания в поэмах и драмах поэта доносят до нас облеченные в высокую художественную форму представления древних индийцев о природе и обществе.

Источник: http://de-ussr.ru/literat/zarlit/kalidasa.html

Литературная энциклопедия – калидаса

КАЛИДАСА (KalidДЃsa) величайший поэт индийского средневековья. Многочисленные биографические легенды, циклизировавшиеся вокруг его имени, не дают никаких достоверных сведений об его времени и жизни. Индийская традиция относит жизнь К. к I в.

Читайте также:  Сочинения об авторе бёлль

до христианской эры, но общий характер его творчества и в частности его поэтическая техника, обнаруживаемое им знакомство с данными греческой астрономии IV в. христ. эры и ряд других черт заставляют европейских исследователей отнести его к IV-V вв. христ. эры ко времени династии Гупта, цари к-рой носили титул Викрамадитьи.

Легендарная биография К.

превращает его в бедного невежественного пастуха, женившегося на принцессе, получившего мудрость и поэтический дар от умилостивленной им богини Кали (откуда его имя «раб Кали») и погибшего от зависти придворных; здесь обычная в средневековых биографиях Запада и Востока циклизация сказочных «бродячих сюжетов» вокруг известной личности.

В других сказаниях о К., напр. в многочисленных анекдотах об его поэтических победах над невежественными брахманами и кичливыми придворными поэтами, нашла себе выражение высокая оценка его литературного наследства.Если события личной жизни К. окутаны сказочным туманом, то с достаточной ясностью выявляется в его произведениях характер породившей их социальной среды.

Это сосредоточенная при дворах меценатов-раджей верхушка господствующих классов, nДЃgarakДЃs (homines urbani), материально обеспеченные, культивирующие изящество форм быта и общения полов «жители городов».

Обратите внимание

Полный отрыв от борьбы за существование, паразитическое благоденствие за счет низших классов, непрерывный досуг образуют необходимые предпосылки для создания самодовлеющих и переутонченных форм культуры, для к-рой характерны: изысканная чувственность, глубокая изнеженность, склонность и уменье прослеживать тончайшие оттенки переживаний, острота «чувства природы», любовь к словесной игре и ученой шутке, словом, черты, типичные для начинающей клониться к упадку, но еще находящейся на вершине своего расцвета культуры непроизводящего класса.

Поэтическая продукция К. в изумительных по мастерству формах отображает психоидеологию этой верхушки распадающегося феодального общества.

Ему (в отличие от более ранних авторов) чужда критика существующих общественных форм и взаимоотношений: в своем эпосе он выступает апологетом просвещенного абсолютизма воспетые им в «Родословной Рагху» (Raghuvamca) мудрые цари «лишь для блага своих подданных взимают с них подати: так солнце собирает влагу, дабы тысячекратно ее возвратить».

В центре поэтического внимания К. внутренний мир далеких от житейских забот избранных счастливцев; сила его поэзии в изображении бесчисленных оттенков установленных индийской теорией драмы четырех основных поэтических настроений, в любовании красотой человеческого тела и природы, в величавых или нежных, но всегда идеализованных помыслах и чувствах почтительной, дружеской или страстной приязни.

Его драмы связанный сказочным романтическим сюжетом ряд лирических сцен, его эпос смена насыщенных лирической эмоцией описаний природы и пышных картин изысканного быта.К. величайший мастер слова. Перевод может дать лишь слабое представление об его эмоциональных и в то же время четких образах, о неожиданности и красочности его сравнений и метафор, об изящной «игре» словом, к-рая осуществляет на практике учение Анандавардханы о «дхвани» «отзвуке», скрытом символическом смысле поэзии.

Характерна его «символика природы»: «Когда месяц прогоняет ночной мрак, он откидывает своей возлюбленной ночи черные волосы с лица, и она в упоении от его поцелуев закрывает очи-лотосы» («Raghuvamca»). «Влюбленная лиана, как прекрасная женщина, овивает дерево, ее груди грозди цветов высоко подымаются, ее уста нежные отпрыски содрогаются от сладострастья» (там же).

Совершенно непередаваемо в переводах мастерство звуковой инструментовки в произведениях К.Из многочисленных произведений, приписываемых ему, безусловно подлинными являются: эпические поэмы «Рождение Кумары» бога войны (KumДЃrasambhava) и «История рода Рагху» (Raghuvamça), лирическая поэма «Облако-вестник» (MeghadЕ«ta) и три драмы «Признание (по перстню) Шякунталы» (AbhijñДЃnДЃçДЃkuntala, сохранилась в двух версиях), «Добытая мужеством Урваши» (VikramorvaçД«ya) и «Малявика и Агнимитра» (MДЃlavikДЃgnimitra).Сюжеты произведений К. частью заимствованы из древних мифов и пуран (миф. о браке Шивы и Парвати, миф о любви земного царя Пурураваса к небесной деве Урваши, разрабатываемый еще в Ведах), частью являются очевидно достоянием поэта (напр. легенда об изгнании полубога-якшаса, посылающего «облако-вестника» к своей возлюбленной).

Из многочисленных произведений, ошибочно приписываемых К. индийской традицией, наиболее вероятна принадлежность ему «Описания времен года» (RtusamМЃhДЃra) типичного образца идиллической описательной поэзии.К. принадлежит к числу индийских поэтов, знакомство с к-рыми в Европе восходит еще к XVIII в. (английский перев. В. Джонса «Шякунталы» в 1789, Г.

Вильсона «Облака-вестника» в 1813). Им восхищались Гумбольдт и Гердер, а Гёте подражал ему в «Прологе в театре» (1797) «Фауста». Неоднократно делались попытки поставить пьесы К.

на европейской сцене: одна из последних по времени постановка «Шякунталы» (Сакунталы) в московском Камерном театре.

Библиография:

I. Переводы: Kumärasambhava англ., R. T. H. Griffith, 1879; нем., O. Walter, 1913; Raghuvamça нем., O. Walter, 1914; франц., L. Renou, 1927; MeghadЕ«ta нем., B. Hirzel, 1846; M. Müller, 1847; L. Fritze, 1847; C. Schütz, 1859; англ., H. Wilson, 1813; Jacob, 1870; франц.

, A. Guerinot, 1902; русск., Риттера, в «Сборнике в честь проф. Бузескула»; Г‡ДЃkuntala нем., E. Meier, 1867; F. Rückert, 1876; L. Fritze, 1877; H. Kellner, 1890; англ., W. Jones, 1789; M. Williams, 1853; франц., P. E. Foucaux, 1867; A.

Bergaigne, 1884; русск., К. Бальмонта, 1916; UrvacД« нем., L. Fritze, 1880; англ., E. B. Cowell, 1851; франц., P. E. Foucaux, 1861; русск., К. Бальмонта, 1916; MДЃlavikДЃgnimitra нем., L. Fritze, 1881; англ., C. Tawney, 1875; франц., V.

Henry, 1889; русск.

, К. Бальмонта, 1916.

II. Seneviratne J. E., The Life of Kalidasa, Colombo, 1901; Narasimhiengar M. T., Kalidasa’s Religion and Philosophy, «Indian Antiquary», 1910; Chand Hari, Kalidasa et l’art poetique de l’Inde, 1917; Hildebrandt A., Kalidasa, 1921; ThДЃkura B. K., The text of the Г‡akuntala, 1922. .

Источник: http://www.terminy.info/literature/the-literary-encyclopedia/kalidasa

КАЛИДАСА

[Kalid?sa] — величайший поэт индийского средневековья. Многочисленные биографические легенды, циклизировавшиеся вокруг его имени, не дают никаких достоверных сведений об его времени и жизни. Индийская традиция относит жизнь К. к I в.

до христианской эры, но общий характер его творчества и в частности его поэтическая техника, обнаруживаемое им знакомство с данными греческой астрономии IV в. христ. эры и ряд других черт заставляют европейских исследователей отнести его к IV—V вв. христ. эры — ко времени династии Гупта, цари к-рой носили титул Викрамадитьи. Легендарная биография К.

превращает его в бедного невежественного пастуха, женившегося на принцессе, получившего мудрость и поэтический дар от умилостивленной им богини Кали (откуда его имя «раб Кали») и погибшего от зависти придворных; здесь — обычная в средневековых биографиях Запада и Востока циклизация сказочных «бродячих сюжетов» вокруг известной личности. В других сказаниях о К., напр.

в многочисленных анекдотах об его поэтических победах над невежественными брахманами и кичливыми придворными поэтами, нашла себе выражение высокая оценка его литературного наследства.

Важно

61 Если события личной жизни К. окутаны сказочным туманом, то с достаточной ясностью выявляется в его произведениях характер породившей их социальной среды. Это — сосредоточенная при дворах меценатов-раджей верхушка господствующих классов, n?garak?s (homines urbani), материально обеспеченные, культивирующие изящество форм быта и общения полов «жители городов».

Полный отрыв от борьбы за существование, паразитическое благоденствие за счет низших классов, непрерывный досуг образуют необходимые предпосылки для создания самодовлеющих и переутонченных форм культуры, для к-рой характерны: изысканная чувственность, глубокая изнеженность, склонность и уменье прослеживать тончайшие оттенки переживаний, острота «чувства природы», любовь к словесной игре и ученой шутке, — словом, черты, типичные для начинающей клониться к упадку, но еще находящейся на вершине своего расцвета культуры непроизводящего класса. Поэтическая продукция К. в изумительных по мастерству формах отображает психоидеологию этой верхушки распадающегося феодального общества. Ему (в отличие от более ранних авторов) чужда критика существующих общественных форм и взаимоотношений: в своем эпосе он выступает апологетом просвещенного абсолютизма — воспетые им в «Родословной Рагху» (Raghuvam?a) мудрые цари «лишь для блага своих подданных взимают с них подати: так солнце собирает влагу, дабы тысячекратно ее возвратить». В центре поэтического внимания К. — внутренний мир далеких от житейских забот избранных счастливцев; сила его поэзии в изображении бесчисленных оттенков установленных индийской теорией драмы четырех основных поэтических настроений, в любовании красотой человеческого тела и природы, в величавых или нежных, но всегда идеализованных помыслах и чувствах почтительной, дружеской или страстной приязни. Его драмы — связанный сказочным романтическим сюжетом ряд лирических сцен, его эпос — смена насыщенных лирической эмоцией описаний природы и пышных картин изысканного быта. К. — величайший мастер слова. Перевод может дать лишь слабое представление об его эмоциональных и в то же время четких образах, о неожиданности и красочности его сравнений и метафор, об изящной «игре» словом, к-рая осуществляет на практике учение Анандавардханы (см.) о «дхвани» — «отзвуке», скрытом символическом смысле поэзии. Характерна его «символика природы»: «Когда месяц прогоняет ночной мрак, — он откидывает своей возлюбленной — ночи черные волосы с лица, и она в упоении от его поцелуев закрывает очи-лотосы» («Raghuvam?a»). «Влюбленная лиана, как прекрасная женщина, овивает дерево, ее груди — грозди цветов — высоко подымаются, ее уста — нежные отпрыски — содрогаются от сладострастья»

62 (там же). Совершенно непередаваемо в переводах мастерство звуковой инструментовки в произведениях К.

Из многочисленных произведений, приписываемых ему, безусловно подлинными являются: эпические поэмы «Рождение Кумары» — бога войны (Kum?rasambhava) и «История рода Рагху» (Raghuvam?a), лирическая поэма «Облако-вестник» (Meghad?ta) и три драмы — «Признание (по перстню) Шякунталы» (Abhij??n???kuntala, сохранилась в двух версиях), «Добытая мужеством Урваши» (Vikramorva??ya) и «Малявика и Агнимитра» (M?lavik?gnimitra).

Иллюстрация: Бракосочетание Шивы и Парвати (разработка мифа в скульптуре VIII—IX вв. — пещера Элефанта)

Сюжеты произведений К. частью заимствованы из древних мифов и пуран (миф. о браке Шивы и Парвати, миф о любви земного царя Пурураваса к небесной деве Урваши, разрабатываемый еще в Ведах), частью являются очевидно достоянием поэта (напр. легенда об изгнании полубога-якшаса, посылающего «облако-вестника» к своей возлюбленной). Из многочисленных произведений, ошибочно приписываемых К.

индийской традицией, наиболее вероятна принадлежность ему «Описания времен года» (Rtusam?h?ra) — типичного образца идиллической описательной поэзии. К. принадлежит к числу индийских поэтов, знакомство с к-рыми в Европе восходит еще к XVIII в. (английский перев. В. Джонса «Шякунталы» в 1789, Г. Вильсона «Облака-вестника» в 1813).

Им восхищались Гумбольдт и Гердер, а Гёте подражал ему в

63 «Прологе в театре» [1797] «Фауста». Неоднократно делались попытки поставить пьесы К. на европейской сцене: одна из последних по времени — постановка «Шякунталы» (Сакунталы) в московском Камерном театре. Библиография: I. Переводы: Kum?rasambhava — англ., R. T. H. Griffith, 1879; нем., O. Walter, 1913; Raghuvam?a — нем.

, O. Walter, 1914; франц., L. Renou, 1927; Meghad?ta — нем., B. Hirzel, 1846; M. M?ller, 1847; L. Fritze, 1847; C. Sch?tz, 1859; англ., H. Wilson, 1813; Jacob, 1870; франц., A. Guerinot, 1902; русск., Риттера, в «Сборнике в честь проф. Бузескула»; ??kuntala — нем., E. Meier, 1867; F. R?ckert, 1876; L. Fritze, 1877; H.

Совет

Kellner, 1890; англ., W. Jones, 1789; M. Williams, 1853; франц., P. E. Foucaux, 1867; A. Bergaigne, 1884; русск., К. Бальмонта, 1916; Urvac? — нем., L. Fritze, 1880; англ., E. B. Cowell, 1851; франц., P. E. Foucaux, 1861; русск., К. Бальмонта, 1916; M?lavik?gnimitra — нем., L. Fritze, 1881; англ., C. Tawney, 1875; франц.

, V. Henry, 1889; русск., К. Бальмонта, 1916. II. Seneviratne J. E., The Life of Kalidasa, Colombo, 1901; Narasimhiengar M. T., Kalidasa’s Religion and Philosophy, «Indian Antiquary», 1910; Chand Hari, Kalidasa et l’art po?tique de l’Inde, 1917; Hildebrandt A., Kalidasa, 1921; Th?kura B. K., The text of the ?akuntala, 1922.

Р. Шор

Источник: https://slovar.cc/lit/enc/2142218.html

Ссылка на основную публикацию