Краткая биография куняев

Краткая биография Куняев С. Ю

Поэт Станислав Юрьевич Куняев родился 27 ноября 1932 года в Калуге. Там же закончил школу. Его предки – земские врачи, офицеры, губернские чиновники, один из них – писал стихи и даже публиковал сборники в Петрозаводске.

Станислав Куняев писал о своей родословной: “По материнской линии моя родня происходит из калужских деревень Лихуны и Петрово. Дед был сапожником, а бабка – крестьянкой. Она, собственно, и растила меня до войны (покамест мать с отцом учились и работали в разных концах нашей земли)…

Брат деда, Алексей, работая учителем в Олонецкой губернии, писал стихи народнического “надсоновского” толка и вместе со ссыльными революционерами занимался просветительской работой среди крестьян в окрестностях Петрозаводска.

Обратите внимание

В 1919 году Олонецкий губернский отдел народного образования издал книгу “Стихотворения народного учителя Алексея Николаевича Куняева”… Дед в 1914 году построил на пожертвования нижегородцев больницу, которой заведовал вплоть до 1920 года… До 1931 года на фасаде больницы…

висела мемориальная доска с надписью “Больница имени доктора Куняева”. Уже в наши дни мемориальная доска на здании больницы была восстановлена.

В годы войны семья Куняевых была эвакуирована в северное село Пыщуг, где Станислав и закончил четыре первых класса начальной школы. Там на русском севере и родились первые куняевские стихи. Одно из них, посвященное войне, даже было помещено в стенной газете. После войны семья вернулась в Калугу.

С 1952 по 1957 год Станислав Куняев учился на филологическом факультете МГУ, где и начал писать стихи.

Первая книга стихов “землепроходцы” вышла в 1960 году в Калуге. В 1960-1970 годы входил в группу поэтов так называемой “тихой лирики”, опирающейся на корневые традиции русской поэзии (яркие представители – Н. Рубцов, В. Соколов, А. Передреев, Ю. Кузнецов).

Вышло около 20 книг стихов, прозы, публицистики. Наиболее известные из них – “Вечная спутница”, “Свиток”, “Рукопись”. “Глубокий день”, “Избранное”.

Стихотворение 1959 года “Добро должно быть с кулаками” не только сделало поэта знаменитым, но в чем-то и предопределило все развитие его поэзии, даже с учетом того, что поэт позже отказался от категоричности своего поэтического манифеста.

И все-таки именно категоричность, волевое жестокое начало превалируют во всех поэтических сборниках, его энергия ведет Куняева в самую гущу общественной жизни страны.

Важно

Достаточно рано определившись как русский национальный поэт и гражданин, он не боялся и смелых публичных заявлений о положении русского народа, о русофобии, господствовавшей в среде интеллигенции.

Станислав Куняев как бы перехватил эстафету русского национального движения в литературе у своего предшественника Сергея Викулова, и с 1989 года становится главным редактором ведущего русского литературного и общественного журнала “Наш современник”, объединявшего все лучшие литературно-патриотические силы страны (таких, как В. Белов, В. Распутин, Ю. Кузнецов, А. Проханов, В. Личутин, В. Кожинов).

Вместе с сыном Сергеем опубликовал в серии “ЖЗЛ” книгу о жизни и творчестве Сергея Есенина. За последние годы опубликовал трехтомник воспоминаний “Поэзия. Судьба. Россия”, ставший несомненным литературным событием начала третьего тысячелетия. Женат. Живет в Москве.

Источник: http://dp-adilet.kz/kratkaya-biografiya-kunyaev-s-yu/

Куняев Станислав Юрьевич

Станислав Юрьевич Куня́ев (род. 1932) — русский поэт, публицист, литературный критик, главный редактор журнала «Наш современник» (с 1989 года). Член КПСС с 1960 года.

С. Ю. Куняев родился 27 ноября 1932 года в Калуге.

Во время Великой Отечественной войны семья была эвакуирована в село Пыщуг Костромской области, где Куняев закончил четыре первых класса начальной школы. После войны семья Куняевых вернулась в Калугу[1].

Москва. 11. 08. 2011 г. Главный редактор журнала «Наш современник», Сопредседатель Международного Шолоховского комитета Станислав Куняев[2] и Председатель Международного Шолоховского комитета Андрей Черномырдин.[3]

В 1952—1957 годах учился на филологическом факультете МГУ, где начал писать стихи. Первый поэтический сборник «Землепроходцы» вышел в 1960 году в Калуге. В 1957—1960 годах работал в газете «Заветы Ленина» (г. Тайшет Иркутской области). Член СП СССР с 1961 года. В 1960—1963 годах — заведующий отделом поэзии журнала «Знамя».

В 1976—1980 годах — секретарь Московской писательской организации. Был членом секретариата правления Союза писателей России.

В 1989 году в газете «Московский литератор» вышла статья Куняева «Обслуживающий персонал», где автор обвинил секретаря ЦК КПСС Александра Яковлева в проведении антирусской политики. В 1990 году подписал «Письмо 74-х». 19 августа 1991 года поддержал ГКЧП.

Позже писал о ГКЧП: „Под сень «Матросской тишины» / Без слов сошли гекачеписты, / Не зная за собой вины, / Смущенные, как декабристы“[4]23 февраля 1992 года был участником митинга на Тверской, который был разогнан ОМОНом.

Совет

Вместе с сыном Сергеем опубликовал в серии «Жизнь замечательных людей» книгу о жизни и творчестве Сергея Есенина. Автор около 20 книг стихов, прозы, публицистики, наиболее известные — «Вечная спутница», «Свиток», «Рукопись». «Глубокий день», «Избранное»[1].

Автор множества переводов из украинской, грузинской, абхазской (в том числе Мушни Ласурия, Дмитрия Гулиа), киргизской (в том числе Токтогула), бурятской, литовской (в том числе Эдуардаса Межелайтиса) поэзии.

Некоторые его произведения переведены на болгарский, чешский и словацкий языки.

Публицистика

Станислав Куняев является автором публицистической работы «Жрецы и жертвы холокоста»[5].

Станислав Куняев поддерживает точку зрения отрицателей Холокоста[6] на общее число погибших евреев как на многократно завышенное историографией Холокоста. Основной тезис работы — недопустимость создания «культа холокоста в России».

В связи с этим С. Куняев сосредотачивается на критике современных российских авторов работ о Холокосте — в частности, А. Р. Коха и П. М. Поляна.

В совместном заявлении Московского антифашистского центра, Фонда «Холокост», Московского бюро по правам человека, Конгресса национальных объединений России, Федерации Мигрантов России 26 января 2012 года сказано, что в этой книге Куняев «преуменьшает признанную трагедию ХХ века, а также обрушивается на „происки и преступления“ евреев в самых разных сферах и в самые разные периоды истории, озвучивая застарелые абсурдные клише о разрушении ими Советского Союза и ограблении русского народа»[7].

Оценки

Поэзия Куняева определяется тесной связью с прошлым, близким и далёким, ухо­дящим корнями в русскую традицию. Она пока­зывает приятие жизни как она есть, высоко­го и низкого, земного и духовного, мира машин и красоты природы. Его лирика отли­чается страстными чувствами и контрастно­стью.[8]

Награды и премии

  • Орден Дружбы (21 июля 2014) — за большие заслуги в развитии отечественной культуры и искусства, многолетнюю плодотворную деятельность[9]
  • премия «России верные сыны» (2001) — за 3-томную книгу воспоминаний «Поэзия. Судьба. Россия»
  • «Большая литературная премия России» Союза писателей России (2001) за книгу «Поэзия. Судьба. Россия»
  • Государственная премия РСФСР имени М. Горького (1987) — за книгу критических и публицистических статей «Огонь, мерцающий в сосуде»
  • лауреат Всероссийской литературной премии имени С. Т. Аксакова (2008)
  • лауреат Всероссийской литературной премии им. Н.С. Лескова «Очарованный странник» (2012)

Библиография

Жрецы и жертвы Холокоста. Кровавые язвы мировой истории. Книга. Москва: Алгоритм. Год издания: 2011. Страниц: 384 Формат: 84×108/32 (130х205 мм) ISBN 978-5-9265-0736-9

Публикации Станислава Юрьевича Куняева в журнале «Наш Современник»

  • “Жрецы и жертвы Холокоста”, журнал «Наш современник», № 1 за 2010 год
  • “Жрецы и жертвы Холокоста” (продолжение), журнал «Наш современник», № 2 за 2010 год
  • “Жрецы и жертвы Холокоста” (продолжение), журнал «Наш современник», № 3 за 2010 год
  • “Жрецы и жертвы Холокоста” (продолжение), журнал «Наш современник», № 4 за 2010 год
  • “Жрецы и жертвы Холокоста” (продолжение), журнал «Наш современник», № 5 за 2010 год
  • “Спасибо Джорджу Соросу” — “Спасибо “Нашему современнику”, журнал «Наш современник», № 5 за 2010 год
  • “Племя младое, незнакомое”, журнал «Наш современник», № 6 за 2010 год
  • Душа России, журнал «Наш современник», № 6 за 2010 год
  • “Жрецы и жертвы Холокоста” (продолжение), журнал «Наш современник», № 9 за 2010 год
  • “Жрецы и жертвы Холокоста” “завершение первой книги”, журнал «Наш современник», № 10 за 2010 год
  • Крушение великой иллюзии, журнал «Наш современник», № 11 за 2010 год
  • “Пилигримы”, журнал «Наш современник», № 1
  • “Воздух Эльбы”, журнал «Наш современник», № 4
  • “За базар отвечать надо…”, журнал «Наш современник», № 4
  • “Душа России”, журнал «Наш современник», № 6
  • “Племя младое, незнакомое”, журнал «Наш современник», № 6
  • Нам надо знать свою Россию (Беседа Станислава КУНЯЕВА с Валерием ГАНИЧЕВЫМ), журнал «Наш современник», № 9
  • «Самая жгучая связь», журнал «Наш современник», № 9

2012 год

  • «В борьбе неравной двух сердец», журнал «Наш современник», № 1
  • «В борьбе неравной двух сердец»(продолжение), журнал «Наш современник», № 2
  • «В борьбе неравной двух сердец»(продолжение), журнал «Наш современник», № 3
  • «В борьбе неравной двух сердец»(продолжение), журнал «Наш современник», № 4
  • «В борьбе неравной двух сердец»(продолжение), журнал «Наш современник», № 5
  • «В борьбе неравной двух сердец»(продолжение), журнал «Наш современник», № 6
  • «Характер гиперборейский», журнал «Наш современник», № 8
  • «Из дневника третьего тысячелетия», журнал «Наш современник», № 11

2014 год

  • Народный губернатор, журнал «Наш современник», № 2
  • Виктор ЛАПШИН – “Страницу наугад перелистни…” (Предисловие Сергея КУНЯЕВА), журнал «Наш современник», № 3
  • “И бездны мрачной на краю…”, журнал «Наш современник», № 8
  • “И бездны мрачной на краю…”, журнал «Наш современник», № 9

2015 год

  • Золотая пора, журнал «Наш современник», № 2
  • Русская глубинка, журнал «Наш современник», № 4
  • “Разделили и мы неделимое”, или Письма с Украины, которой нет…, журнал «Наш современник», № 5
  • Возвращение, журнал «Наш современник», № 6
Читайте также:  Краткая биография шукшин

Произведения можно отнести к таким жанрам:

Поделитесь своими впечатлениями с нашими читателями

Источник: http://velib.com/biography/kunjaev_stanislav_jurevich/

Станислав Юрьевич Куняев

Поэт Станислав Юрьевич Куняев родился 27 ноября 1932 года в Калуге. Там же закончил школу. Его предки — земские врачи, офицеры, губернские чиновники, один из них — писал стихи и даже публиковал сборники в Петрозаводске. Станислав Куняев писал о своей родословной: «По материнской линии моя родня происходит из калужских деревень Лихуны и Петрово.

Дед был сапожником, а бабка — крестьянкой.

Она, собственно, и растила меня до войны (покамест мать с отцом учились и работали в разных концах нашей земли)… Брат деда, Алексей, работая учителем в Олонецкой губернии, писал стихи народнического «надсоновского» толка и вместе со ссыльными революционерами занимался просветительской работой среди крестьян в окрестностях Петрозаводска.

В 1919 году Олонецкий губернский отдел народного образования издал книгу «Стихотворения народного учителя Алексея Николаевича Куняева»… Дед в 1914 году построил на пожертвования нижегородцев больницу, которой заведовал вплоть до 1920 года… До 1931 года на фасаде больницы… висела мемориальная доска с надписью «Больница имени доктора Куняева».

Обратите внимание

Уже в наши дни мемориальная доска на здании больницы была восстановлена. В годы войны семья Куняевых была эвакуирована в северное село Пыщуг, где Станислав и закончил четыре первых класса начальной школы. Там на русском севере и родились первые куняевские стихи. Одно из них, посвященное войне, даже было помещено в стенной газете.

После войны семья вернулась в Калугу. С 1952 по 1957 год Станислав Куняев учился на филологическом факультете МГУ, где и начал писать стихи. Первая книга стихов «землепроходцы» вышла в 1960 году в Калуге. В 1960—1970 годы входил в группу поэтов так называемой «тихой лирики», опирающейся на корневые традиции русской поэзии (яркие представители — Н.

Рубцов, В. Соколов, А. Передреев, Ю. Кузнецов). Вышло около 20 книг стихов, прозы, публицистики. Наиболее известные из них — «Вечная спутница», «Свиток», «Рукопись». «Глубокий день», «Избранное».

Стихотворение 1959 года «Добро должно быть с кулаками» не только сделало поэта знаменитым, но в чем-то и предопределило все развитие его поэзии, даже с учетом того, что поэт позже отказался от категоричности своего поэтического манифеста.

И все-таки именно категоричность, волевое жестокое начало превалируют во всех поэтических сборниках, его энергия ведет Куняева в самую гущу общественной жизни страны.

Достаточно рано определившись как русский национальный поэт и гражданин, он не боялся и смелых публичных заявлений о положении русского народа, о русофобии, господствовавшей в среде интеллигенции. Станислав Куняев как бы перехватил эстафету русского национального движения в литературе у своего предшественника Сергея Викулова, и с 1989 года становится главным редактором ведущего русского литературного и общественного журнала «Наш современник», объединявшего все лучшие литературно-патриотические силы страны (таких, как В. Белов, В. Распутин, Ю. Кузнецов, А. Проханов, В. Личутин, В. Кожинов).

Вместе с сыном Сергеем опубликовал в серии «ЖЗЛ» книгу о жизни и творчестве Сергея Есенина. За последние годы опубликовал трехтомник воспоминаний «Поэзия. Судьба. Россия», ставший несомненным литературным событием начала третьего тысячелетия. Женат. Живет в Москве.

Куняев Станислав Юрьевич родился 27 ноября 1932 года в городе Калуга. Здесь же он окончил среднюю школу. В его роду были врачи, военные, чиновники. Один из его предков даже писал стихи.

Дед Станислава построил на благотворительные средства нижегородцев больницу, в которой был заведующим до 1920 года. До 1931 года на одной из стен больницы висела мемориальная доска в честь доктора Куняева. В наше время эта доска уже восстановлена.

Важно

Во время войны, семейство Куняевых было эвакуировано на север, в село Пыщуг, где Станислав пошёл первый класс. В этом селе он закончил четыре класса. На Севере России Куняев и написал свои первые стихи. Одно из этих произведений, даже было отпечатано на стенде. После того, как закончилась война, Куняевы возвратились в родной город.

Станислав Куняев поступил в Московский Государственный Университет, и учился там с 1952 по 1957 годы. Здесь поэт и начал свой творческий путь.

Свою первую книгу автор опубликовал в 1960 году в Калуге. В этом же году он входит в сообщество поэтов, которые отдавали предпочтения традициям русской поэзии. Следует отметить, что Куняев создал более 20 книг, которые популярны и сейчас.

Станислав писал свои произведения, подхватив эстафетную палочку национального движения в России. Начиная с 1989 года, Куняев был главным редактором, лидирующего издательства “Наш современник”, в котором печатались все самые лучшие писатели страны.

В одной команде со своим сыном Куняев публикует книгу из литературной серии “ЖЗЛ”. В книге он описывает жизнь и творчество Есенина. В настоящее время Станислав Куняев живёт в Москве со своей семьёй.

Источник: http://edportal.net/kunyaev/

Станислав Куняев

КУНЯЕВ, СТАНИСЛАВ ЮРЬЕВИЧ (р. 1932), русский советский поэт, литературный критик. Родился 27 ноября 1932 в Калуге, вышел из семьи потомственных служащих на военном и гражданском (чиновники, земские врачи) поприщах. Окончил филологический факультет МГУ (1952–1957).

Читайте также:  Сочинения об авторе булычев

Печатал стихи с 1956, первый поэтический сборник Землепроходцы (1960), вышедший в Калуге, принес Куняеву определенную известность (в т.ч. стихотворение Добро должно быть с кулаками).

В 1961 публикует цикл Казахстанская тетрадь, в духе и стиле тогдашней комсомольско-молодежной пропагандистской лирики повествующий о юношах и девушках, с энтузиазмом осваивающих целинные земли.

Многочисленные последующие книги стихов Куняева (Звено, 1962; Вечная спутница, 1973; Свиток, 1976; Рукопись, 1977; Глубокий день, 1978; Свободная стихия, 1979; Отблеск, Солнечные ночи, обе 1981; Путь, 1982; Озеро Безымянное, 1983; Пространство и время, 1985; Огонь, мерцающий в сосуде, 1986; Мать сыра земля, 1988, и др.) характеризуют их автора как поэта-публициста, в советское время с явным привкусом «официоза», в перестроечной России – непримиримо-оппозиционного. Декларировав себя, наряду с Н.М.Рубцовым, Ю.П.Кузнецовым, А.К.Передреевым и др., в качестве продолжателя «почвеннической» традиции в русской поэзии второй пол. 20 в., Куняев, с одной стороны, насытил свое творчество космическими образами, планетарными размышлениями и глобальными обобщениями, а с другой – обнаружил определенную скудость, «заштампованность» поэтического языка, нередко сочетающуюся с банальностью мысли (поэт – «очевидец неба и земли, / свидетель дождя и полнолунья…», который «никогда не может / или не хочет жить оседло», а в его душе борются «жажда странствий» и «жажда покоя»; в природе – «и родина, и смерть, / и жизнь, и вечность – воедино»).

Совет

Российская действительность 1990-х годов дала новый стимул политизированной поэзии Куняева, пронизав ее обличительным пафосом противника антинародных реформ (сборники Русские сны, 1990; Высшая воля: Стихи смутного времени. 1988–1992, 1992; Сквозь слезы на глазах, 1996, где главной темой становится бичевание врагов русской нации: «Несчастный век! Несчастная Россия! / Все те же бесы выползли на свет!» – стихотворение Окаменели лица депутатов…; „«Споили нас!»… «Сгноили нас!»… «Растлили нас!»” – Три голоса). Предчувствуя, не без тайной угрозы, что «русские дороги… / К Полю Куликову приведут (Вся душа аж пропиталась болью…) и «грешный Минин чугунной ладонью / Указует единственный путь, / По которому прах самозванца / Был исторгнут из жерла в пространство» (Лезли бесы в Кремлевскую стену…), поэт в то же время страшится гражданских междоусобиц и надеется на «высшую волю» Творца, на православие, должное возродить Россию – не без помощи, однако, русских солдат, в виде «гранитных монументов» двинувшихся в Россию из не так давно освобожденной от фашизма, а ныне глумящейся над родиной Европы (Последний парад).

С осени 1989 Куняев – главный редактор «новопочвеннического» журнала «Наш современник». Опубликовал ряд сборников литературно-критических статей, посвященных т.н. крестьянским поэтам, прозаикам-«деревенщикам», общему состоянию современной литературы.

Автор десяти беллетризованных биографий в серии «ЖЗЛ» («Жизнь замечательных людей»), многочисленных переводов из украинской, грузинской, абхазской (в т.ч. Л.Мушни, Д.Гулиа), киргизской (в т.ч. Токтогул), бурятской, литовской (в т.ч. Э.Межелайтис) поэзии (также перевода с латинского оригинала Песни зубра Н.Гуссовского – первой эпической поэмы о белорусах).

Лауреат Государственной премии РСФСР им. М.Горького. Некоторые произведения Куняева переведены на болгарский, чешский и словацкий языки.

Энциклопедия Кругосвет

Источник: http://bookinistic.narod.ru/soviet_biography/k2/kunyaev_st.htm

Станислав куняев

СТАНИСЛАВ КУНЯЕВ  Станислав  Куняев  –  русский  поэт,  прозаик,  публицист,  литературный  критик, главный  редактор  «патриотического»  толстого  журнала  «Наш  Современник».  Статус 

редактора,  на  наш  взгляд,  наделяет  суждения  Куняева  качеством  общезначимости.  Он  – 

признанный  авторитет  в  среде  «патриотов»,  его  тексты  являются  проводниками сложившейся  и  утверждаемой  в  консервативных  журналах  системы  ценностей,  которая  в 1990-е  годы  носит  православно-патриотический  характер.  Православие  мыслится  основой русской  нации,  ее  духовным  стержнем,  основой  государственности.  Национальная культурная  традиция  утверждается  в  качестве  ориентира,  примера  для  подражания,  а современность  оценивается  негативно,  как  несоприродная  традиционному  укладу  жизни. Неприятие  западной  модели  обусловило  принятие  антизападных  позиций  и  привело 

«патриотическую»  критику  к  «вычитыванию»  прежде  всего  национального  аспекта  в 

современном  искусстве.  Именно  национальная  идея,  проблема  национальной идентичности определяет  интерпретационный  ракурс  литературной  критики  журнала.

  Национальная идентичность  предполагает  здесь  осознание  своей  причастности  к  истории  России, способность  к  героическому  служению  России  и  русскому  народу,  чувство  свободы  от чуждого  влияния  Запада,  осознание  идеи  национального  единства  как  объединяющей, созидательной. «Наш современник» становится главной трибуной Куняева, именно здесь он публикует критические тексты, посвященные поэтам, прозаикам-деревенщикам, современной  литературной  ситуации.  Материалом  для  анализа  послужили  статьи  критика, опубликованные в период с 2004 по 2011 годы. 

Наша  цель  –  выявить  особенности  литературно-критического  мышления,  в 

частности,  текстопорождения  С.Куняева.  Выскажем  предположение,  что,  освещенные 
авторитетностью и харизматичностью Куняева, эти особенности являются своего рода 
гносеологическим и ценностным ориентиром для других критиков, публикующихся на 
страницах журнала.  Куняев  –  критик,  который,  осознанно  выбирает  прагматическую  стратегию текстопорождения  и  коммуникации.  Перед  нами  увлеченный,  эмоциональный, 

профессиональный читатель, прагматическая цель которого задать/внушить/сформировать 

истинную  ценностную  установку  читателю  (в  этом  смысле его  тексты  вписываются  в 
ментативный  дискУрс);  «присвоить»  литературные  факты,  означить  их  как  «свои», 
убедить в последнем читателя.             В  качестве  ценностных  ориентиров,  актуальных  для  С.Куняева-критика,  выступают традиционные:  народность,  православие,  патриотизм,  а  также  кровные  связи,  семья,  род,  преемственность поколений. Репрезентаторами их становятся в статьях  критика «соцгород», «фэзэушный народ», «общежитие» и сопряженное с ним понятия общности.             Механизм  литературно-критического  мышления  Куняева  несложен,  его  можно 

представить  следующим  образом:  критик  «набрасывает»  сетку  актуальных  ценностных 

значений  на  биографию  писателя  и  его  художественные  тексты,  обнаруживает 
соответствия либо несоответствия, что и обусловливает оценку. 
              Куняев  –  критик  не  текстоцентричный.  Для  него  важнее  биография  писателя. 
Определяющим  является  факт  рождения  в  провинции.  Для  Куняева  это  неоспоримый  знак принадлежности к русской национальной культуре, духовной укорененности. Провинция для критика  –  средоточие  национальных  ценностей,  которые  сохранили  свою  самобытность, оставшись не тронутыми городской цивилизацией и западными веяниями. Так, например, он выделяет  группу  «поэтов  Кемеровской  земли»  куда  входят,  в  частности,  Сергей  Донбай  и Борис Бурмистров, и дает положительную оценку их творчеству:  «люди, преданные поэзии,  талантливые,  ищущие  новые  слова  о  времени  и  о  себе,  и  что  особенно  трогательно  – открытые  друг  другу,  радующиеся  удачам  каждого    из  своей  «общаги».  Истинный  поэт 

простонародья  –  это  тот,  кто  посвятил  свою  жизнь  непрестанному  труду,  кто  не  побоялся 

трудностей,  нищеты,  кто  прошел  лагеря  и познал  ссыльную  жизнь.  «Он  такой  же,  как  мы все,  весь  народ»  –  такая  характеристика  оказывается  значимой  для  критика,  и,  что  важно, 

«вписываемой»  в  судьбу  художника.  Так  Б.  Бурмистров  –  рабочий  из Кемерово,  Западно-

сибирской провинции, бывший и слесарем, и бульдозеристом, и  главным механиком, и зам. директором  завода.

  Такой  Бурмистров,  в  прошлом  также  ссыльный  колымских  лагерей,  является  для  критика     не    просто  «соглядатаем  праздным,  не  свидетелем,  а  соучастником земной,  материальной,  исторической  мистерии,  с  достоинством  несущий  «бремя  страстей человеческих».

Обратите внимание

                В  связи  с  пониманием  труда  как  смысла  жизни  в  сознании  критика  формируется  

образ  поэта-праведника.  Это  человек,  который  как  должное  принимает  все  испытания 

судьбы,  поддерживая  «аскетический  быт»,  осознанно  выбирающий  «жизнь  без  наживы», «русско-советское бессребреничество». 

       Христианство для Куняева наполнено глубоким смыслом, отражающим соборность 

русского  народа,  его  сплоченность.  Для  критика  вера  –  это  спасительная  сила,  которая способна сохранить сердце, уберечь его от тьмы, стужи, несчастий.  

          Одной  из  первостепенных  для  критика  является  ценность  семьи,  кровных  связей, 

преемственности. В двух статьях Куняев  упоминает пословицу «Жизнь прожить  – не поле перейти»  и  дополняет  ее  следующим  смыслом:  именно  семья  помогает  человеку  пройти  «бескрайнее поле жизни». По мнению критика, именно благодаря  «кровной связи с вечными обликами и явлениями жизни»  Б. Бурмистров и Ю. Перминов перешли это поле.            

          В  рамках  той  же  темы  кровных  связей  для  Куняева  оказывается  значимым  образ 

Родины,  его  отражение  в  мировоззрении  и  творчестве  поэтов.    Надо  отметить,  что  критик болезненно воспринимал события 90-х годов, когда подорвались советские устои, и на смену им  пришел,  по  словам  критика,  «всенародный  раздор».   В  своем  стремлении  защитить ценностные  опоры,  порожденные  советским  временем,  критик  выбирает  стратегию «оправдания»  советского.  Она  явно  реализуется  в  статье  «Крупнозернистая  жизнь»,  в которой  редуцируются  негативные  составляющие  образа  Сталина,  осуществляется  

конструирование  образа  народного  вождя.  Куняев  разрушает  мифы,  связанные  с 

постсоветским  представлением  о  сталинской  эпохе  как  эпохе  репрессий  и  террора; опровергает мысль, что Сталину присуща кровожадность и мстительность, необоснованный деспотизм,  утверждает,  что  Сталин  преследовал  высшие  цели,  проводя  свою  политику,  он действовал во благо своего народа.

 Не менее важным оказывается образ «чужого».  Так, например, в статье «Пилигримы» Куняев  противопоставляет  двух  поэтов  –  Бродского  и  Рубцова,  исходя  из  фактов  их биографии  и  мировоззрения.

  Бродский  является  чужим  для  критика  по  нескольким критериям: во-первых, он «не имеет отечества», не знает привязанности к родной земле. Во-вторых,  ему  присуще  «богоборчество»  и  пессимистическое  мироощущение.

Важно

  Он  отмечает, что «никакого просвета в стихах Бродского нет», что ему присущ  «негативный философский взгляд», «нагромождение изысканных темнот». Бродский – не поэт простонародья.  

              Куняев –  критик не только с устоявшейся системой ценностей, которая выполняет 

функцию  критериев  оценки  текстов,  личности.  Чтобы  достичь  своей прагматической  цели, 

Куняев использует стабильный арсенал приемов  убеждения.    Все его приемы направлены 

на сокращение дистанции между читателем и поэтом; критик  заставляет читателя поверить: «он (поэт) – наш, он такой же как мы». 

             Одним из приемов является отсылка к литературному авторитету, на соответствие 

которому  «проверяется»  тот  или  иной  писатель.  В  частности,  в  статье  «От  мира  сего» стихотворение  Сергея  Донбая  соотносится  со  стихотворениями  о  послевоенном  быте «детеныша  войны»,  «своего»  для  патриотов,  Игоря  Шкляревского.

  Их  роднит  «хищная внимательность  к  деталям,  к  эпохальным  картинам  послевоенного  быта,  неразрывно сросшегося  с  бытием  великого  народа  и  великой  страны».

  В  статье  «Самая  жгучая  связь» критик  упоминает  в  связи  с  творчеством  Бориса  Бурмистрова  «скрытую  теплоту патриотизма» Льва Толстого.

  В заключении он делает прямую отсылку к авторитету, говоря  о литературных предпочтениях поэта: «Я знаю, что одним из самых любимых поэтов Бориса Бурмистрова является Николай Рубцов». 

       Отдельный прием – отсылка к собственному опыту. Так, анализируя творчество Юрия 

Перминова,  Куняев  заключает:  «Как  это  все  знакомо  мне,  выросшему  в  30-е  годы  на полудеревенской  окраине  Калуги».  В  заглавиях  стихотворений  Сергея  Донбая  критик находит что-то знакомое, близкое, некогда прочувствованное. «Как это все близко и понятно мне»,  –  пишет  С.  Куняев.  В  результате  сокращается  дистанция  между  поэтом  и  критиком, повторим, авторитетнейшим для  «патриотов», и поэт воспринимается как духовно близкий, «свой».  

Другой  прием  –  актуализация  границы  «свой»-«чужой».  Такой  прием  позволяет 

Совет

подчеркнуть  истинные  качества  одного  писателя  на  фоне  отсутствия  их  у  другого.  Яркий пример  –  статья  «Пилигримы»,  где  сопоставляются  два  стихотворения  и,  по  сути,  два противоположных  мировоззрения  –  поэта  без  отечества  Иосифа  Бродского  и    поэта простонародья Николая Рубцова.  
    

Источник: http://topreferat.znate.ru/docs/index-59622.html

Ссылка на основную публикацию