Краткая биография шелли м.

Мэри Шелли

“Пустая трата рабочей силы и денег” – с такой формулировкой Тим Бёртон был уволен со студии Дисней после этой картины. Снято в 1984 году, но решением руководства компании положено на полку на долгие восемь лет.

Я смотрела не художественный фильм, а сделанный по нему в 2012 мультипликационный. Двадцать восемь лет на то, чтобы донести до зрителя, что хотел сказать в далеком 84-м. Титаническое упорство и невероятная бережливость к продукту своего труда.

По нынешним временам бездумного потребления и отбрасывания едва надкушенного, чтобы потянуться за следующим.

И поразительное умение доводить продукт до коммерчески успешной конечной формы. Не утверждаю, что мультик стал культовым, но трижды в прокате отбился, пусть зритель шел смотреть более “на Бёртона”, чем на адаптированную для детей историю монстра Франкенштейна. Подруга посоветовала, иначе не узнала бы о фильме.

Обратите внимание

Даже несмотря на то, что после “Алисы” режиссер – священная корова, с грифом: “смотреть непременно”, намертво оттиснутым в левом верхнем углу (чего?, ну неважно, пусть будет – постеров к его фильмам).

Итак, “Франкенвини”, история мальчика, у которого был единственный друг – бультерьер Спарки.

А ему никто особо и не нужен, кроме. Так-то многие бы не прочь дружить с Виктором, но ему хватает для счастья увлечений и первых шагов в науке, а ниша потребности в общении заполнена хвостатым похожим на крыску любимцем.

Тоже редким умницей среди собак, к тому же нрава спокойного и деликатного, вопреки расхожему мнению о булях, как собаках-убийцах.

Так бы все и продолжалось, не выскочи пес на дорогу под колеса машины. А дальше… Дальше совершенно тимбёртоновское кино. Потому что, знаете, всегда смутно чувствовала, что в гороскопе режиссера силен Плутон – планета смерти и возрождения. Убедилась сегодня утром, построив его гороскоп. Точное соединение Солнца с Плутоном.

С русского на понятный – тяжелое, давящее могильной плитой ощущение жизни, человек как-будто живет среди других землян, придавленный силой тяжести, втрое превышающей гравитацию планеты.

Обыденные действия, которые все мы совершаем во множестве, не задумываясь, требуют от него усилий, способных поставить обычного человека на грань физического и морального истощения.

Очень тяжело, почти невыносимо, но ничего не остается, кроме как прокачать невидимые душевные мышцы, отвечающие за выживание в экстремальных условиях. А когда это происходит, человек обретает силу семи королей и способность влиять, воздействовать на большие группы людей. Очень большие.

Важно

Практически на мир, изменяя его, определяя тенденции развития и направление движения на многие годы вперед. Нет, радужные крылышки не вырастут за спиной. Плутон – планета тяжелая и давящий мрачный фон останется спутником самого творца и его поклонников.

Так вот, “Франкенвимни” совершенно тимбёртоновский фильм потому, что Плутон в его высшей октаве – возрождение через смерть.

Ну да, здесь не франкенштейнова моральная дилемма: имеет ли человек право замахнуться на роль творца, создавая живое из неживого. Тут другое. То, что в “Кладбище домашних животных” Стивена Кинга: можно ли противиться смерти, которая отнимает у тебя самое дорогое? Кинг, помнится, дает однозначный ответ – нельзя.

У Бёртона иначе, через вторую бритву Оккама, (не знаю, существует реально такое понятие или это плод пелевинского воображения, прочла днями в его “Смотрителе”): “Не умножай сущностей без любви”.

То есть – можно, если с любовью. Он умножает свои странные диковинные сущности, исподволь заселяя ими мир и делая всех нас терпимее к разного рода фрикам, которые в сути – мы сами. Он учит любить и принимать то в нас, чего привыкли стыдиться и прятать даже себя, не то, что от других. И за то ему земной поклон.

Источник: https://www.livelib.ru/author/22371-meri-shelli

Мэри Шелли. Подробная биография

Мэри Шелли родилась 30 августа 1797 года в Лондоне в семье известной феминистки, преподавательницы и писательницы Мэри Уолстонкрафт и не менее известного философа и журналиста Уильяма Годвина, придерживавшегося либеральных, анархистских и атеистических взглядов. Её мать умерла вскоре после родов, и отец, вынужденный опекать Мэри и её единоутробную сестру Фэнни Имлей, вскоре женился снова. Под его руководством Мэри получила великолепное образование, что было редкостью для девушек того времени.

Она встретила Перси Шелли, такого же вольнодумца и радикала, как и её отец, когда Перси и его первая жена Гарриет посетили дом Годвинов в Лондоне. Летом 1814 он и Мэри, которой тогда было только 16, полюбили друг друга.

Они сбежали во Францию вместе со сводной сестрой Мэри, Клэр Клэрмонт. Это был второй побег поэта, так как он уже сбегал вместе с Гарриет тремя годами раньше.

Совет

Возвратившись несколько недель спустя, молодая пара была поражена тем, что Годвин не захотел их видеть.

Утешением для Мэри стали её работы и Перси, который стал, несмотря на разочарование и трагедию, любовью всей её жизни. Перси так же был более чем удовлетворён своей спутницей в первые годы.

Он радовался тому, что Мэри могла «чувствовать поэзию и понимать философию».

Мэри поняла, что верность Перси идеалам свободной любви всегда будет конфликтовать с его внутренним стремлением к «настоящей любви», о которой он писал во многих своих стихах.

В январе 1816 у них родился сын Вильям; его назвали в честь отца Мэри. 30 декабря 1816, вскоре после смерти первой жены Перси, он и Мэри венчались.

В сентябре 1817 родилась дочь Клара, умершая через год. В июне 1818 скончался Вильям, а 12 ноября родился сын Флоренс.

Перси утонул в июле 1822, возвращаясь из Ливорно домой на шхуне «Ариэль».

Мэри Шелли умерла 1 февраля 1851 года.

Основные произведения:

История шестинедельного путешествия / History of Six Weeks' Tour through a Part of France, Switzerland, Germany, and Holland, with Letters Descriptive of a Sail round the Lake of Geneva, and of the Glaciers of Chamouni (1817)
Франкенштейн, или Современный Прометей / Frankenstein; or, The Modern Prometheus (1818)
Матильда / Mathilda (1819)
Вальперга, или Жизнь и приключения Каструччо, князя Лукки / Valperga; or, The Life and Adventures of Castruccio, Prince of Lucca (1823)
Последний человек / The Last Man (1826)
Судьба Перкина Уорбека / The Fortunes of Perkin Warbeck (1830)
Лодор / Lodore (1835)
Фолкнер / Falkner (1837)

Биография

Произведения

  • Девушка-невидимка
  • Наследник Мондольфо
  • Франкенштейн, или Современный Прометей

Критика

Ключевые слова: Мэри Шелли, Mary Shelley, биография Мэри Шелли, скачать подробную биографию, скачать бесплатно, английская литература 19 в., жизнь и творчество Мэри Шелли

Источник: http://md-eksperiment.org/post/20171127-biografiya-meri-shelli

Мэри Шелли. Английская писательница

Мэри Шелли. Английская писательница

Мэри Шелли (англ. Mary Shelley; урождённая Мэри Уолстонкрафт Годвин, англ. Mary Wollstonecraft Godwin) (30 августа 1797, Лондон — 1 февраля 1851, Лондон) — английская писательница.

Известна как жена поэта-романтика Перси Шелли и как автор книги «Франкенштейн, или Современный Прометей».

Мэри Шелли была дочерью философа и писателя Уильяма Годвина и Мэри Уолстонкрафт – романистки, страстной защитницы женских прав.

Мэри Шелли

Мэри Шелли с писателем и философом Годвином поборница женского равноправия впервые встретилась еще в молодости. Знакомство продолжилось годы спустя. Годвин давно разменял пятый десяток, Мэри Уолстонкрафт приближалась к своему сорокалетию, когда они решили зажить по-семейному.

Правда, в соответствии со своими взглядами на независимость поселились в разных домах, что давало приятную возможность обмениваться письмами по поводу и без, ходить друг к другу на свидания.
Но эта своеобразная идиллия длилась недолго: 30 августа 1797 года Мэри родила дочь, а 10 сентября из-за общего заражения крови умерла.

Обратите внимание

Новорожденная Мэри, как, впрочем, и двухлетняя Фанни – дочь покойной от ее предыдущей связи, так никогда и не узнали материнской ласки и любви.

Понимая, что одному с воспитанием таких малюток не справиться, Годвин вскоре женился на своей соседке миссис Клермон, вдове средних лет с двумя маленькими детьми, которая уже в законном браке подарила мужу сына.

Ради заработка Годвину пришлось взяться за составление и издание, под чужим именем, школьных пособий и книг для детского чтения. В его доме царила нужда и, как вспоминала впоследствии Мэри, было принято не говорить о еде.

Мачеха с трудом управлялась с хозяйством и большой беспокойной семьей. Родная дочь миссис Годвин, Клер, ровесница Мэри, – одаренная, но взбалмошная девушка, мечтала о сцене.

А замкнутая, тихая Фанни покончила с собой в двадцать два года, чтобы никому не быть в тягость, как написала она в своей предсмертной записке.

Вокруг занимавшегося издательской деятельностью Годвина всегда роился кружок людей литературно-поэтического склада.

В основном это были его ровесники, поэтому понятно, какое впечатление произвел на юную Мэри молодой, изящный и красивый Перси Биши Шелли – яркий полемист и блестящий рассказчик.

Вполне естественно, что она влюбилась, хотя в их дом поэт приходил, как правило, с женой. Впрочем, еще до первой встречи с Мэри его семейная лодка дала значительную течь…

Важно

Шестнадцатилетняя Мэри – бледная и хрупкая, тоненькая блондинка с пристальным взглядом темных глаз, встречалась с возлюбленным у могилы матери (сочинения Мэри Уолстонкрафт, ее портрет и последнее пристанище на кладбище церкви св. Панкратия были для Мэри святынями).

Как и полагается по правилам романтического жанра, влюбленные решили бежать. Стать законной супругой возлюбленного Мэри не могла, так как Перси уже был женат.

В свое время хорошенькая дочь трактирщика, подружившаяся с его младшими сестрами, шестнадцатилетней убежала с ним из дома и стала его женой… Теперь настала очередь Мэри Годвин покинуть родительский дом ради прекрасного Перси.

За ней увязалась сводная сестра Клер – особа истеричная, склонная к авантюрам и всяческого рода рискованным предприятиям.

Навязчивое общество Клер доставляло молодой паре немало неудобств. Во время путешествия влюбленные практически не имели возможности побыть наедине. И лишь очень редко в их общем дневнике можно отыскать такие умиротворенные строки: «Мэри и Шелли три часа гуляли вдвоем».

Мэри и Шелли могли до утра беседовать у камина о чем-нибудь таинственном и потустороннем.

Устав слушать «страшное», Клер уходила к себе, но одна долго находиться не могла, снова возвращалась, начинала приставать к Шелли с дурацкими вопросами.

И обычно все завершалось истерическим припадком с катанием по полу. Волей-неволей приходилось переключаться на несчастную родственницу и «нянчиться» с ней оставшуюся часть ночи.

Совет

В дни памятного путешествия Мэри принялась писать повесть под красноречивым названием «Ненависть», которая, правда, осталась неоконченной, но, как отмечается в дневнике, «доставила Шелли живейшее удовольствие».

На долю юной Мэри выпали немалые потрясения. Побег с женатым мужчиной, да еще вместе с сестрой, не остался без внимания злоречивого общества. Поговаривали даже, что обнищавший отец просто-напросто… продал девушек развратному поэту.

Законную свою жену, Гарриет, которая к тому же ждала второго ребенка, Шелли просил поселиться рядом с ним и «дружить»: сообща читать философов, растить детей… Говорят, Мэри поддерживала эту идею. «Человек, которого я когда-то любила, умер. А это – вампир!» – признавалась Гарриет подруге.

Высший лондонский свет по-прежнему оставался закрытым для Мэри и ее возлюбленного, а кредиторы не оставляли их в покое.

В то время как Шелли метался по городу, скрываясь от ареста за долги и стараясь сделать новый заем, беременная Мэри ютилась в жалких меблированных комнатах, обмениваясь с мужем отчаянными записками.

Немудрено, что девочка, ее первый ребенок, родилась недоношенной и вскоре умерла…

В декабре 1817 года в лондонском Гайд-парке нашли труп утопившейся Гарриет Шелли. Мэри уже готовилась принять в свой дом ее осиротевших детей, но канцлерский суд отказал Шелли в его ходатайстве, оставив детей у чужих людей.

Потрясенный этой несправедливостью и боясь, что у него отнимут и детей, рожденных Мэри, Шелли окончательно переселился с семьей в Италию. Однако здесь один за другим от болезней погибли их дети. Отчаяние Мэри было беспредельным.

Спасло ее только рождение четвертого ребенка, сына, Перси Флоренса.

Обратите внимание

Мэри стала законной женой любимого человека, но жизнь их не сделалась от этого легче. Молодую миссис Шелли тревожила судьба сводной сестры: еще в 1816-м Клер, тщетно добиваясь приема в труппу театра «Друри-Лейн», познакомилась с Байроном, который являлся членом Театрального комитета.

Атаковав поэта пылкими письмами, она вскоре стала его любовницей. Их роман продолжался и в Швейцарии, куда Клер приехала вместе с ничего не подозревавшими Шелли и Мэри.

По соседству «оказался» лорд Байрон, и вскоре по Лондону прошел слух, что знаменитый создатель «Чайльд-Гарольда» и его приятель Шелли состоят в связи сразу с двумя сестрами Годвин.

Вскоре у Клер родилась девочка от Байрона. Заботы об этом ребенке легли на плечи Мэри. Чтобы уберечь репутацию Клер, рождение Аллегры Байрон окружили тайной. В ожидании помощи от поэта Мэри впоследствии растила девочку вместе со своим маленьким сыном.

Связь Байрона с Клер имела весьма трагическое завершение – впрочем, как и все, чего он касался в своей жизни. Самонадеянно решив, что сам воспитает ребенка, он забрал девочку у матери и заботливой четы Шелли и поместил ее в холодный, суровый монастырь.

Прелестная девочка, к которой Шелли и Мэри привязались как к родной, стала предметом ожесточенных раздоров между Байроном и Клер. Мольбы матери, обращенные к поэту, остались без ответа и не вызвали ничего, кроме презрения, к этой «падшей женщине», родившей дитя без брака.

Читайте также:  Сочинения об авторе пруст

Бедная малютка умерла пятилетней.

Именно в «байроновский» период в голове Мэри возник замысел «Франкенштейна». «Надо ли удивляться тому, что, работая над «Франкенштейном», Мэри Шелли в свои девятнадцать лет уже могла найти в собственном жизненном опыте достаточно красок для изображения тоски, ужаса, отчаяния и скорби, образующих мрачный психологический колорит этой романтической повести?» – подчеркивают литературоведы.

Вся компания была вынуждена сидеть дома – шел дождь, лодочные прогулки по живописному озеру пришлось отложить. Заскучавший лорд Байрон предложил друзьям развлечься: пусть каждый сочинит страшную историю, а потом расскажет ее окружающим.

Важно

Однажды Мэри услышала, как ее возлюбленный обсуждает с Байроном исследования доктора Дарвина – прадеда великого ученого. Этот врач якобы проводил эксперименты по созданию искусственной жизни. Ночью молодой женщине приснился жуткий сон – оживленный с помощью науки труп. Тема для страшного рассказа была найдена…

Так появился на свет роман «Франкенштейн, или Современный Прометей» – самое известное ее произведение.

Имя главного героя в романе принадлежит вовсе не страшилищу, которого оживил человек, а ученому, создавшему фантастического монстра – символ зла и разрушения.

Чудовище преследует своего создателя и постепенно истребляет его семью, преисполнившись мстительным чувством за то, что, вдохнув в него жизнь, его не наделили человеческой душой…

Мэри отдавала дань сочинительству уже давно.

«Я марала бумагу еще в детские годы, – признавалась она, – и любимым моим развлечением было «писать разные истории»…

Мой муж с самого начала очень желал, чтобы я оказалась достойной дочерью своих родителей и вписала свое имя на страницы литературной славы. Он постоянно побуждал меня искать литературной известности…

Переезды, и семейные заботы заполняли все мое время; литературные занятия сводились для меня к чтению и к драгоценному для меня общению с его несравненно более развитым умом».

Сам Шелли признавался:

«Как глубоко я ощущал собственную незначительность, с какой готовностью признал, что уступаю ей в оригинальности, в подлинном благородстве и величии ума».

В ту пору, когда книга «Франкенштейн, или Современный Прометей» увидела свет, Мэри едва исполнилось двадцать. («Считаю, что это удивительное произведение для девочки девятнадцати лет», – высказал свое мнение Байрон.)

Летом 1822 года судьба нанесла Мэри свой самый жестокий удар. Яхта, в которой Шелли с двумя спутниками возвращался домой из Ливорно, была застигнута внезапным шквалом; тела погибших нашли лишь через несколько дней. Тело Шелли было сожжено на костре, на берегу моря в присутствии Байрона и нескольких друзей. Останки поэта захоронены в Риме.

«Восемь лет, которые я провела с ним, – писала Мэри через месяц после смерти мужа, – значили больше, чем обычный полный срок человеческого существования».

Совет

Все ее заботы были отданы теперь сыну, маленькому Перси Флоренсу. Начались многолетние конфликты с сэром Тимоти Шелли. Суровый отец поэта, назначивший внуку скудное содержание, запретил безутешной Мэри что-либо писать о муже, издавать его рукописи и вообще пользоваться его именем.

В противном случае грозился отнять сына – единственное, что у нее осталось… Когда писательница рискнула нарушить этот запрет, опубликовав «Посмертные стихотворения» мужа, сэр Тимоти немедленно прекратил выплату денег на содержание внука; большую часть тиража пришлось изъять из продажи.

Отчаявшаяся Мэри искала средства к существованию. «Пока все обстоятельства не разъяснятся, я буду вашим банкиром», – заверил ее Байрон, всегда великодушный в своих намерениях, но не в поступках. Сей благой порыв, как и следовало ожидать, разделил судьбу многих ему подобных.

Чтобы дать сыну достойное образование, Мэри Шелли неустанно зарабатывала на жизнь литературным трудом: занималась редактурой, компилировала биографические очерки об иностранных писателях, переводила, рецензировала, чаще всего анонимно. На титульных листах ее романов значилось вместо фамилии: «Автор «Франкенштейна».

Маленький Перси рос пассивным ребенком, никак не выказывая отцовской «гениальности», на проявление которой надеялась Мэри. После завершения учебы он ринулся было в политику, но скоро понял, что дело это не его.

В 1844 году скончался сэр Тимоти, и семья Мэри освободилась от гнета денежных забот. Двадцатипятилетний Перси, женившись на молодой вдове Джейн Сент-Джон, решил заняться обустройством доставшихся в наследство разоренных имений. У Мэри с невесткой сложились просто идеальные отношения.

Они всюду ездили втроем. И лишь внезапно сваливавшаяся как гром среди ясного неба сестрица Клер вносила уже чуть подзабытый хаос и сумятицу в их размеренную жизнь. После очередного, особенно щедрого на истерические выходки визита ее попросили больше не трудиться приезжать.

«Она с двухлетнего возраста отравляет мое существование», – доверительно признавалась Мэри своей невестке.

Разбитая параличом, Мэри Шелли ушла из жизни на пятьдесят четвертом году. В последний период она готовила к печати биографию мужа и его произведения, просто наслаждалась уютным спокойным существованием рядом с сыном и невесткой, которые преданно за ней ухаживали и были рядом до конца.

Обратите внимание

История «автоматического человека» Франкенштейна, обладающего огромной и вместе с тем слепой разрушительной силой, стала особенно популярной в XX веке – веке технических и прочих революций.

На волнующую человечество тему появились десятки художественных и мультипликационных фильмов, спектаклей, рок-опер. Смельчаки от литературы ринулись «дописывать» продолжение знаменитого романа.

Но гениальность леди, создавшей монстра, так и осталась для них непокоренной высотой…

Источник: https://k-dmitriev.com/75-zhenskie-imena-mariya/556-meri-shelli-anglijskaya-pisatelnitsa.html

Мэри Шелли

Мэри Шелли прожила долгую и не очень счастливую жизнь. Написав до “Франкенштейна” несколько произведений, она и после него продолжала заниматься литературным трудом, опубликовав в 1826 году еще один фантастический роман – “Последний человек”. Однако только “Франкенштейну” суждено было стать явлением мировой культуры.

Мэри родилась 30 августа 1797 года, в семье известных английских писателей конца XVIII века Уильяма Годвина и Мэри Уолстонкрафт, бывших в свое время “властителями дум” английского общества.

Мэри Уолстонкрафт прославилась пропагандой женского равноправия. Она умерла через несколько дней после рождения дочери, навсегда оставшись для той предметом поклонения.

“Нет ничего удивительного в том, что я, дочь родителей, занимающих видное место в литературе, очень рано начала помышлять о сочинительстве, – отмечала позднее М. Шелли. – Я марала бумагу еще в детские годы, и любимым моим развлечением было “писать разные истории”.

Ее детство прошло в сельской местности, в Шотландии. Уильям Годвин женился во второй раз. Ему приходилось заниматься изматывающей литературной поденщиной, чтобы прокормить многочисленную семью: Мэри, ее старшую сестру Фанни (внебрачную дочь Мэри Уолстонкрафт), сына и дочь второй миссис Годвин от первого брака, малолетнего Уильяма – плод его любви со второй миссис Годвин.

Он в то время уже не походил на “властителя дум”. Многие старые друзья отвернулись от него. Зато появились новые. В их числе юный наследник баронетского титула и изрядного состояния Перси Биши Шелли, которому вскоре, наряду с Байроном, суждено было занять одно из первых мест в английской поэзии.

Знакомство с Перси Шелли открыло шестнадцатилетней Мери тот мир благородных стремлений, помыслов и чувств, которые ранее существовали лишь в её воображении. А произошло это знакомство следующим образом.

Шелли зашёл в гости к Уильяму Годвину, идеями которого он так восхищался. Там он и увидел впервые бледную, хрупкую блондинку с пристальным, “пронзительным” взглядом тёмных глаз, поразившую его воображение.

Важно

Забытому всеми Годвину безусловно было приятно такое отношение к нему со стороны Шелли, к тому же Перси был аристократом и наследником крупного состояния. Правда написанная Шелли брошюра “Необходимость атеизма” привела к исключению его из Оксфордского университета.

А необдуманный брак с Хэрриет Вестбрук, хорошенькой дочкой трактирщика, которую Шелли, в порыве юношеского максимализма, решил “спасти” от домашней тирании, окончательно рассорил его с родителями.

Но Годвин, повинуясь горькой необходимости, сумел извлечь пользу даже из отдалённых имущественных прав своего юного друга.

Шелли занимал и занимал деньги под ростовщические проценты, в счёт состояния, которое ему предстояло унаследовать после смерти отца и деда, чтобы поддержать непрочный бюджет семьи Годвинов. Шелли стал частым гостем в этой семье. Он имел возможность хорошо узнать Мери. В ней он нашёл то, чего не хватало ему в Хэрриет.

Они полюбили друг друга.

Вот что пишет Перси Шелли в своём философском этюде “О любви”: “Найти своё соответствие; встретить ум, способный оценить твой; воображение, способное понять тончайшие неуловимые оттенки чувств, которые ты втайне лелеял; тело, чьи нервы вибрируют вместе с твоими, подобно струнам двух лир, сопровождающих прекрасный голос певца; найти всё это в том сочетании, какого жаждет наша душа:” Эти строки он посвятил Мери. Да, он был женат и даже успел стать отцом, но он не мог расстаться с ней, своей единственной любовью ибо без любви “человек превращается в живую гробницу, от него остаётся лишь оболочка того, чем он был прежде”.

Роман между Шелли и шестнадцатилетней Мэри был бурным и изобиловал теми переживаниями и приключениями, что свойственны романтическому началу XIX века.

Свидания, назначавшиеся у могилы Мэри Уолстонкрафт. Побег из отцовского дома вместе со сводной сестрой Клер Клермонт. Преследования Хэрриет Вестбрук, жены Шелли, дочки трактирщика, на которой тот женился совсем юным.

Они не только “писали разные истории”, но и жизнью своей иллюстрировали правдоподобие этих историй, сколь ни невероятными казались бы те постороннему глазу. Поэзия и трагедия в равной степени отмечали их реальную жизнь – продолжение выдуманной.

Совет

Отравилась Фанни. Утопилась Хэрриет. Шелли лишили отцовских прав на его детей от Хэрриет . Клер Клермонт стала любовницей Байрона и родила от него дочь.

И на этом фоне совсем другая жизнь! Байрон пишет “Чайльд Гарольда”. Шелли создает несколько поэм. Его юная жена тоже пробует себя в литературе.

Обыденность изо всех сил старается сделать из них “обычных” людей, но они успешно рвут ее путы, равняя свои дела и мысли по звездам.

Издатели “Образцовых романов”, включив “Франкенштейна” в свою серию, высказали пожелание, чтобы я изложила для них историю создания этой повести. Я согласилась тем более охотно, что это позволит мне ответить на вопрос, который так часто мне задают: как могла я, в тогдашнем своем юном возрасте, выбрать и развить столь жуткую тему?

Нет ничего удивительного в том, что я, дочь родителей, занимающих видное место в литературе, очень рано начала помышлять о сочинительстве. Я марала бумагу еще в детские годы, и любимым моим развлечением было “писать разные истории”.

Впоследствии моя жизнь заполнилась заботами и место вымысла заняла действительность. Однако мой муж (Перси Биши Шелли) с самого начала очень желал, чтобы я оказалась достойной дочерью своих родителей и вписала свое имя на страницы литературной славы. Но я ничего не предпринимала. Переезды и семейные заботы заполняли все мое время.

Летом 1816 года мы приехали в Швейцарию и оказались соседями лорда Байрона. Лето оказалось дождливым и ненастным; непрестанный дождь часто по целым дням не давал нам выйти. В руки к нам попало несколько томов рассказов о привидениях в переводе с немецкого на французский.

“Пусть каждый из нас сочинит страшную повесть”, – сказал лорд Байрон, и это предложение было принято. Я решила сочинить повесть и потягаться с теми рассказами, которые подсказали нам нашу затею.

Такую повесть, которая обращалась бы к нашим тайным страхам и вызывала нервную дрожь; такую, чтобы читатель боялся оглянуться назад; чтобы у него стыла кровь в жилах и громко стучало сердце. Я старалась что-то придумать, но тщетно.

Обратите внимание

Я ощущала то полнейшее бессилие – худшую муку сочинителей, – когда усердно призываешь музу, а в ответ не слышишь ни звука. “Ну как, придумала?” – спрашивали меня каждое утро, и каждое утро, как ни обидно, я должна была отвечать отрицательно.

“Все имеет начало”, говоря словами Санчо; но это начало, в свою очередь, к чему-то восходит.

Надо смиренно сознаться, что сочинители не создают своих творений из ничего, а всего лишь из хаоса; им нужен прежде всего материал; они могут придать форму бесформенному, но не могут рождать самую сущность.

Творчество состоит в способности почувствовать возможности темы и в умении сформулировать вызванные ею мысли.

Лорд Байрон и Шелли часто и подолгу беседовали, а я была их прилежным, но почти безмолвным слушателем. Однажды они обсуждали различные философские вопросы, в том числе секрет зарождения жизни и возможность когда-нибудь открыть его и воспроизвести.

Они говорили об опытах доктора Дарвина (имеется в виду Эразм Дарвин (1731-1802), дед знаменитого естествоиспытателя Чарлза Дарвина); он будто бы хранил в пробирке кусок вермишели, пока тот каким-то образом не обрел способности двигаться. Решили, что оживление материи пойдет иным путем.

Быть может, удастся оживить труп; явление гальванизма, казалось, позволяло на это надеяться; быть может, ученые научатся создавать отдельные органы, соединять их и вдыхать в них жизнь.

Пока они беседовали, подошла ночь; было уже за полночь, когда мы отправились на покой. Положив голову на подушки, я не заснула, но и не просто задумалась. Воображение властно завладело мной, наделяя являвшиеся мне картины яркостью, какой не обладают обычные сны.

Глаза мои были закрыты, но я каким-то внутренним взором необычайно ясно увидела бледного адепта тайных наук, склонившегося над созданным им существом. Я увидела, как это отвратительное существо сперва лежало недвижно, а потом, повинуясь некоей силе, подало признаки жизни и неуклюже задвигалось.

Тут я сама в ужасе открыла глаза. Я так была захвачена своим видением, что вся дрожала и хотела вместо жуткого создания своей фантазии поскорее увидеть окружающую реальность. Я не сразу прогнала ужасное наваждение; оно еще длилось. И я заставила себя думать о другом. Я обратилась мыслями к моему страшному рассказу – к злополучному рассказу, который так долго не получался!

О, если б я могла сочинить его так, чтобы заставить и читателя пережить тот же страх, какой пережила я в ту ночь!

И тут меня озарила мысль, быстрая как свет и столь же радостная: “Придумала! То, что напугало меня, напугает и других; достаточно описать призрак, явившийся ночью к моей постели”.

Наутро я объявила, что сочинила рассказ. В тот же день я начала его словами: “Это было ненастной ноябрьской ночью”, а затем записала свой ужасный сон наяву.

В течении нескольких вечеров Мери рассказывала своим друзьям страшную и трагическую историю. Байрон был поражён необыкновенным литературным талантом этой девятнадцатилетней женщины и посоветовал ей непременно записать свой вымысел. Так родился “Франкенштейн” замечательный роман об учёном, который во многом предвосхитил научную фантастику XX века.

В декабре 1817 покончила с собой Хэрриет Шелли. Как это было не печально, но её смерть освободила влюблённых и позволила Мери и Перси наконец-таки обвенчаться (1818). Мери уже готовилась принять в свой дом, как родных, осиротевших детей Хэрриет, но родительские права Перси Шелли были оспорены в Канцлерском суде.

Как опасного вольнодумца, открыто проповедующего “безнравственные принципы”, его лишили права воспитывать своих детей. Шелли болезненно переживал это решение суда. Мери утешала его как могла. В это же время у неё появились и другие проблемы.

Совет

Клер родила от Байрона дочь, чтобы уберечь репутацию сестры, Мери оставила маленькую Аллегру у себя и заботилась о ней до тех пор, пока Байрон не поместил её в монастырскую школу в Италии, где несчастная девочка и умерла.

Несмотря на всё это трагическое стечение обстоятельств Мери именно в этот период пишет свой знаменитый роман и заканчивает его в мае 1817. В октябре она вновь становится матерью, у неё родилась дочь Клара.

Постоянная борьба с нуждой, поиски средств к существованию, решение суда, с которым он не смог смириться до конца своей жизни, надломили здоровье Шелли. Он заболел. К тому же его постоянно тревожила мысль о том, что у него могут отнять и детей Мери. Всё это побудило семью Шелли покинуть Англию. Весной 1818 они уехали в Италию. Именно в это время вышел в свет роман Мери Шелли “Франкенштейн”.

Долгожданный отъезд в Италию не изменил их кочевого образа жизни. Им не было места на этой земле. Куда бы они не последовали беда подстерегала их повсюду.

Казалось, что чудовище Мери Шелли, её нематериальный гомункул, созданный в реторте высшей тайной науки – алхимии слова, воплотился и преследовал её, отнимая самых близких людей, тех, кого она так любила, отметив её судьбу печатью обречённости. В Венеции умерла Клара.

В Риме – Уильям. Отчаянье Мери было беспредельным. Спасло её только рождение четвёртого ребёнка, сына, Перси Флорен.

В начале июля 1822 судьба нанесла Мери свой самый жестокий удар. Яхта, в которой Шелли с двумя спутниками возвращался из Ливорно, была застигнута внезапным шквалом. Выброшенные на берег изуродованные тела были обнаружены только 18 июля. Шелли опознали по находившимся в карманах его одежды томикам Эсхила и Китса.

После того, как было получено разрешение властей, 13 августа тело Шелли было сожжено на костре на берегу моря в присутствии Байрона и нескольких друзей. Пепел был захоронен на Английском кладбище в Риме рядом с могилой погребённого незадолго до того Д.Китса. А обугленное сердце Шелли Мери носила с собой до самой смерти.

Обратите внимание

Перси Шелли, родившийся 4 августа 1792 года, не дожил всего несколько дней до своего тридцатилетия.

После трагической гибели поэта в 1822 Мери посвятила жизнь редактированию и публикации его наследия и воспитанию их сына, единственного из четырех детей, не умершего во младенчестве.

Женщина талантливая и образованная, она зарабатывала на жизнь литературным трудом, поскольку свекор выделял на внука весьма скудное содержание. При жизни Мери Шелли выпустила шесть романов (седьмой был издан только в 1859).

Пять из них прочно забыты и принадлежат истории литературы, хотя «Последний человек» (1826) – интересный образец ранней английской антиутопии.

Но самый первый, написанный ею в 19 лет, стал поистине классическим произведением – «Франкенштейн, или Современный Прометей» (1818), в тексте которого прихотливо сочетаются элементы готического романа, поэтики романтизма и просветительского реализма.

Это роман о великом свершении и роковой ошибке человеческого гения. Швейцарский учёный Виктор Франкенштейн, изучив труды средневековых алхимиков и кабалистов, а также достижения современной медицины и естествознания, проникает в тайны жизни.

Вознамерившись победить саму Смерть, он создает человекоподобное гигантское существо, непередаваемо уродливое чудовище.

Наделённое добрыми задатками, его творение стремится сблизиться с людьми и служить им, но люди ужасаются его виду, гонят прочь и пытаются убить, и оно, отчаявшись, объявляет войну человеческому роду и своему создателю. Франкенштейн преследует сотворённого им “демона”, чтобы его уничтожить.

Важно

Погоня приводит преследователя и преследуемого в полярные широты, где учёный умирает на борту корабля, пробивающегося к Северному полюсу. Терзаемое одиночеством и раскаянием чудовище клянётся перед телом своего создателя, что умертвит себя и сожжёт, чтобы унести с собой тайну искусственной жизни.

Созданию особой атмосферы романа, в котором показан поединок титанических страстей в обстоятельствах исключительно безысходных, способствуют описания экзотических ландшафтов: диких гор Швейцарии, пустошей и морской стихии Оркнейских островов, ледяного безмолвия Арктики.

Философская идея Мери Шелли – непостижимость тайн мироздания и опасность вмешательства человека в дела природы и ее законы – со временем была упрощена и опошлена.

В бесчисленных драматизациях, экранизациях и примитивных «продолжениях» ее книги на первый план постепенно выдвинулось само чудовище, оттеснив своего творца на второй и даже присвоив себе его имя.

В XX веке монстр Франкенштейн – наряду с вампиром Дракулой из одноимённого романа (1897) ирландца Брэма Стокера – стал одной из важнейших фигур-символов в мифологии массового сознания Запада и порождённой ею культуре.

Из пяти романов, опубликованных Мэри Шелли после «Франкенштейна», наиболее интересны «Последний человек» (1826) и «Lodore» (1835). Как и в других произведениях, написанных ею после смерти Шелли, в них много автобиографического.

В период работы над «Последним человеком» Мэри отметила в своем дневнике, что проецировала в будущее, изображенное в этой фантастической утопии, свое мучительное чувство одиночества. В главных действующих лицах романа легко узнать романтически преображенные характеры Байрона и Шелли.

Будущее человечества рисуется Мэри Шелли в мрачных красках. Люди добьются расширения своих свобод; новые изобретения улучшат их жизнь (Мэри описывает, в частности, «пернатые» воздухоплавательные аппараты, на которых ее герои летят из Италии в Англию, на что им требуется шесть дней). В 2092 году всюду царит мир.

Совет

Еще двенадцать месяцев, и на земле наступит рай, мечтает Адриан. Но силы природы ополчаются против людей. Эпидемия чумы охватывает целые континенты. Народы охвачены паникой. В Англии начинается голод. К этому присоединяются небывалые стихийные бедствия: разрушительные ураганы, землетрясения, наводнения.

Банды беглецов из Америки являются в Англию; грабя и пожирая, как саранча, все, что попадается на пути, они идут штурмовать Лондон…

В «Lodore», вполне реалистическом психологическом романе, действие которого происходит в тогдашней Англии, в портретах героев также угадываются черты Байрона и Шелли. Особенно интересны главы, описывающие бедственную жизнь в Лондоне молодой супружеской четы Вильерсов.

В изображении их мытарств в сумрачном зимнем Лондоне, с его желтыми туманами, толпами равнодушных прохожих, бедными меблированными комнатами, судебными приставами и арестным домом, писательница явно воспользовалась воспоминаниями о печальной зиме 1814/15 года — первой зиме ее замужней жизни.

Представляет интерес и рассказ Шелли «The Mortal Immortal» (1883), в котором ассистент оккультиста Корнелия Агриппы выпивает эликсир бессмертия, сделанный его учителем.

Через 300 лет спустя он несчастен, мрачен, почти безумен, т.к. остается молодым, а его любовь давным-давно умерла.

На идейном уровне рассказ имеет отсылки к роману ее отца Уильяма Годвина «Сен Леон», и более 40 раз включался в различные жанровые антологии.

В жанровые антологии неоднократно включались также ее рассказы «Valerius: The Reanimated Roman» (1819), «Превращение» (1830), «Сон» (1931), «The Invisible Girl» (1832) и «Roger Dodsworth: The Reanimated Englishman» (1863).

Обратите внимание

Мэри Шелли умерла 1 февраля 1851 года на Честер-сквер в возрасте пятидесяти трех лет, как посчитал ее врач, — от опухоли головного мозга.

Последние лучшие фильмы

Источник: http://kino-expert.info/people/meri-shelli.html

Мэри Шелли: жизнь и творчество

статьи

Биографии писателей

Автор известного всему миру романа «Франкенштейн, или современный Прометей» Мэри Шелли появилась на свет в 1797 г. в Лондоне, в период процветания готического жанра в английской литературе. Ее предшественниками были А. Рэдклиф, Ч. Метьюрин, Г. Уолпол и другие.

Произведение, написанное ею в стиле научной фантастики, положило начало экспериментальному направлению в готическом жанре. «Франкенштейн» воплощает достижения химической науки Англии в XVIII столетии, а также выражает взаимосвязь между фантастическим и нравственным.

Биография писательницы

Мэри выросла под опекой отца, так как ее мать — писательница и известная феминистка скоропостижно скончалась, успев только подарить жизнь ей и ее сестре.

Ее отец, Уильям Годвин, занимался журналистикой, отрицал существование Бога, дал лучшее по тем временам образование Мэри.

Однако новая пассия отца не слишком жаловала талантливую падчерицу, и она поспешила создать свою семью, уже в 16 лет переехав во Францию к своему будущему законному супругу Перси Шелли, который на то время был женат. Пара обвенчалась в 1816 году.

Находясь в Женеве, на берегу живописного водоема, за разговорами в компании известного поэта Байрона и доктора Д. У. Полидори, писательница уловила интересную мысль об экспериментах по воскрешению мертвого тела с помощью воздействия электрического тока, как об этом писал Эразм Дарвин (дедушка ученого Чарльза Дарвина).

Под впечатлением от услышанного, писательница легла спать, и ей приснился странный ученый, пытавшийся собрать человеческое тело и «включить» его сознание с помощью некоего оборудования.

Вилла Диодатти, где разгорелись творческие споры между двумя поэтами (Перси Шелли и Байроном), и стала местом создания знаменитого романа, выразившего взгляды Мэри на процесс создания жизни, на попытки Э. Дарвина оживить мертвую материю. Роман был издан анонимно в 1818 году в Лондоне.

А под своим именем Мэри Шелли опубликовала его только через пять лет, в 1823 году во Франции.

Тяжелая судьба Мэри Шелли

Впоследствии судьба жестоко обошлась с Мэри: она потеряла двоих детей, перенесла гибель мужа, утонувшего у берегов Италии в Средиземном море в 1822 году, воспитала сына практически в одиночку, которого назвала Перси в честь мужа. Пребывая в ужасной нищете, она писала произведения, которые не пользовались успехом. Смерть настигла ее в больнице, где она боролась с неизлечимой опухолью головного мозга. В 1851 году писательницы не стало. Ей было всего 53 года.

Творчество

Склонность к сочинению историй Мэри обнаружила еще в детстве, когда жила на безлюдных просторах Шотландии, недалеко от реки Тэй. Стать известной писательницей, как пишет сама Мэри, ее побудил муж. Она стала невольным слушателем его беседы с Байроном в Швейцарии. В ее единственном широко известном романе отражена суть научной эпохи Англии.

Идея создания жизни с помощью изобретений человека находит критику со стороны самой природы в романе о докторе Франкенштейне. Чудовище, созданное им, похоже на человека, но таковым в полной мере не является.

Эксперименты с электрическим током удались, и на свет появляется монстр, наделенный добротой и любовью к окружающему миру.

Важно

Неприятие такого существа, внешне непривлекательного, есть безответственное поведение доктора, создавшего его.

Оценка произведению дана известным писателем-романистом Вальтером Скоттом, как художественному воплощению замысла человека стать Творцом; открывающего новые способы выживания человеческого сознания в необычных условиях. Ну а с точки зрения психологии – монстр, это наша тень, гонимая и непризнаваемая. И если не принять ее, то она способна разрушить нашу жизнь и лишить нас всего самого дорогого.

Советую посмотреть:

Тэффи – краткая биография королевы смеха

Советую почитать другие отзывы и статьи:

Источник: https://chitatelnica.ru/stati/meri-shelli-biografiya.html

Мэри Шелли (Mary Shelley) – Биография

Мэри Уолстонкрафт Шелли известна как жена поэта-романтика Перси Шелли и как автор книги «Франкенштейн, или Современный Прометей».

Мери Шелли родилась 30 августа 1797 года в Лондоне, в семье известных английских писателей Уильяма Годвина и Мэри Уолстонкрафт. Мать Мэри умерла через несколько дней после её рождения, навсегда оставшись для дочери предметом поклонения.

Уильям Годвин успел пережить свою славу, многие из самых ревностных его учеников, такие как поэты Вордсворт и Кольридж, для которых он был одно время поистине «властителем дум», – отступились от его взглядов и публично осудили их.

Потеряв жену, он женился во второй раз. Ему приходилось заниматься изматывающей литературной подёнщиной, чтобы прокормить многочисленную семью – детей от первого и второго брака. Но его заработка катастрофически не хватало.

В доме, как вспоминала впоследствии Мэри, было не принято говорить о еде. С мачехой у Мэри сложились плохие отношения, но иначе и быть не могло.

Читайте также:  Краткая биография грильпарцер

Эта напыщенная мещанка, с мелочными интересами и тупым деспотизмом была вопиющей противоположностью одухотворённому образу её матери. Мэри с раннего детства привыкла жить мечтами и книгами, пробовала писать.

«Нет ничего удивительного в том, что я, дочь родителей, занимающих видное место в литературе, очень рано начала помышлять о сочинительстве, – отмечала позднее Мэри. – Я марала бумагу ещё в детские годы, и моим любимым развлечением было писать разные истории».

Знакомство с Перси Шелли открыло шестнадцатилетней Мэри тот мир благородных стремлений, помыслов и чувств, которые ранее существовали лишь в её воображении. А произошло это знакомство следующим образом.

Шелли зашёл в гости к Уильяму Годвину, идеями которого он так восхищался. Там он и увидел впервые бледную, хрупкую блондинку с пристальным, «пронзительным» взглядом тёмных глаз, поразившую его воображение.

Совет

Забытому всеми Годвину безусловно было приятно такое отношение к нему со стороны Шелли, к тому же Перси был аристократом и наследником крупного состояния. Правда написанная Шелли брошюра «Необходимость атеизма» привела к исключению его из Оксфордского университета.

А необдуманный брак с Хэрриет Вестбрук, хорошенькой дочкой трактирщика, которую Шелли, в порыве юношеского максимализма, решил «спасти» от домашней тирании, окончательно рассорил его с родителями. Но Годвин, повинуясь горькой необходимости, сумел извлечь пользу даже из отдалённых имущественных прав своего юного друга.

Шелли занимал и занимал деньги под ростовщические проценты, в счёт состояния, которое ему предстояло унаследовать после смерти отца и деда, чтобы поддержать непрочный бюджет семьи Годвинов. Шелли стал частым гостем в этой семье. Он имел возможность хорошо узнать Мэри. В ней он нашёл то, чего не хватало ему в Хэрриет.

Они полюбили друг друга. Вот что пишет Перси Шелли в своём философском этюде «О любви».

«Найти своё соответствие; встретить ум, способный оценить твой; воображение, способное понять тончайшие неуловимые оттенки чувств, которые ты втайне лелеял; тело, чьи нервы вибрируют вместе с твоими, подобно струнам двух лир, сопровождающих прекрасный голос певца; найти всё это в том сочетании, какого жаждет наша душа:» Эти строки он посвятил Мэри. Да, он был женат и даже успел стать отцом, но он не мог расстаться с ней, своей единственной любовью ибо без любви «человек превращается в живую гробницу, от него остаётся лишь оболочка того, чем он был прежде». Они решили бежать. Клер, сводная сестра Мэри упросила их взять её с собой.

В романтических иллюзиях, с какими юная пара начала свою совместную жизнь, было много наивного, даже детского.

Дневник, который Перси и Мэри вели во время своего путешествия летом 1814 года, трогает своим простодушием и юмором. Волнующее утро тайного побега из родительского дома.

Переправа через Ла-Манш в утлом судёнышке. Ночлег в Кале. Странствия по горам и долам, которых не могло омрачить даже постоянное безденежье.

Но иллюзии влюблённых, были омрачены столкновением с суровой реальностью повседневной жизни. Отец Мэри не только не одобрил поступка дочери, он даже не желал её видеть. Двери отцовского дома для Перси также были закрыты навсегда.

Обратите внимание

В то время как Шелли затравленный и собственными заимодавцами, и кредиторами своей законной супруги, метался по Лондону, скрываясь от ареста за долги и стараясь сделать новый заём, Мэри одна, беременная, без денег, ютилась в жалких меблированных комнатах, обмениваясь с мужем отчаянными записками или видясь с ним урывками.

Её первый ребёнок, девочка, родилась недоношенной и вскоре умерла.

Но несмотря на трагическую утрату и тяготы быта Мэри, привыкшая с детства находить отраду в том, чтобы добывать «познания из запретных рудников» много работает. Списки книг, прочитанных ею в первые годы замужества, превосходили объём программы полного университетского курса.

Она изучает многотомные труды по истории древнего и нового мира, трактаты философов и социологов, читает сочинения античных классиков и современных поэтов. Великолепно образованный и эрудированный Перси был её помощником и наставником.

«Прощай любимая: тысяча сладчайших поцелуев живёт в моей памяти, – пишет Шелли семнадцатилетней жене, добавляя тут же. – Если ты расположена заняться латынью, почитай «Парадоксы» Цицерона».

Кроме латинского языка, с которым Мэри была уже знакома ранее, она с первых же месяцев замужества принимается за греческий, потом учит итальянский язык. Шелли высоко ценил дарования Мэри и относился к ней как к равной в их трудах и планах.

Нередко, считая, что ей особенно удаётся изображение трагического, он убеждал её взяться за разработку той или иной темы, с которой, он был уверен, она справится лучше, чем он. Так было с «Ченчи» и «Карлом I», и только когда она категорически отказалась, он стал писать эти трагедии.

Иногда они пользовались одной записной книжкой: сохранился рукописный томик, где наброски повести Мэри «Матильда» соседствуют с «Одой к Неаполю» и черновыми набросками «Освобождённого Прометея», вписанными рукой Шелли.

«Дитя любви и света» – так назвал он Мэри в обращённых к ней строфах посвящения «Восстания Ислама». Она рисовалась его воображению как участница их общего жизненного подвига:

«Есть радость не склоняться пред судьбой,

Ту радость мы изведали с тобой.»

Да так оно и было на самом деле. Поэзия и трагедия в равной степени отмечали их реальную жизнь. После побега из родительского дома доброе имя Мэри было полностью скомпрометировано, ходили сплетни о том, что Годвин просто продал дочь и падчерицу Шелли. Их не принимали в свете.

Даже близкая подруга Мэри отказалась от неё. Симпатии публики были на стороне законной жены Шелли – Херриет, оставшейся без средств с двумя детьми на руках. Шелли как только мог помогал ей, но они сами еле сводили концы с концами, постоянно преследуемые кредиторами.

Важно

К тому же в начале 1816 года у Мэри родился сын Уильям, молодой матери был необходим хотя бы относительный покой, ведь первого ребёнка она потеряла и очень тревожилась за жизнь сына. Ситуация была настолько тяжёлой, что они решили уехать на некоторое время из Лондона.

В начале лета семья Шелли отправляется в Швейцарию к ним присоединилась и Клер.

В Швейцарии их соседом оказался лорд Байрон. Между Шелли и Байроном возникла тесная дружба. А Клер, как оказалась, стала любовницей Байрона ещё в Лондоне и в Швейцарию направилась не случайно.

Почти всё лето стояла дождливая ненастная погода, лодочные прогулки по озеру пришлось отложить, да и просто на улицу выходить не хотелось. Поэтому молодые люди проводили время беседуя о поэзии, философии, делились творческими планами.

Однажды, чтобы развлечься, Байрон предложил сочинить каждому из присутствующих какую-нибудь страшную историю. Мэри отнеслась к этому предложению очень серьёзно. О том, как у неё возник замысел романа «Франкенштейн» она рассказала пятнадцать лет спустя, готовя книгу к изданию в серии «Образцовые романы».

«Лорд Байрон и Шелли часто подолгу беседовали, а я была их прилежным, – но безмолвным слушателем.

Однажды они обсуждали различные философские вопросы, в том числе секрет зарождения жизни и возможность когда-нибудь открыть его и воспроизвести»: «:было уже за полночь, когда мы отправились на покой.

Положив голову на подушку я не заснула, но и не просто задумалась. Воображение властно завладело мной, наделяя явившиеся мне картины яркостью, какой не обладают обычные сны. Глаза мои были закрыты, но я каким-то внутренним взором необычайно ясно увидала бледного адепта тайных наук, склонившегося над созданным им существом.

Я увидела, как это отвратительное существо сперва лежало недвижно, а потом, повинуясь некой силе, подало признаки жизни и неуклюже задвигалось…» В течении нескольких вечеров Мэри рассказывала своим друзьям страшную и трагическую историю.

Байрон был поражён необыкновенным литературным талантом этой девятнадцатилетней женщины и посоветовал ей непременно записать свой вымысел. Так родился «Франкенштейн» замечательный роман об учёном, который во многом предвосхитил научную фантастику XX века.

Совет

В той творческой атмосфере, которая создалась в тесном швейцарском кружке летом 1816 года, даже секретарь и домашний врач Байрона Джон Полидори написал страшную романтическую повесть «Вампир», которая была опубликована и имела успех. А.С. Пушкин упоминает эту повесть в «Евгении Онегине», характеризуя круг чтения образованной русской девушки:

«Британской музы небылицы

Тревожат сон отроковицы,

И стал теперь её кумир

Или задумчивый Вампир,

Или Мельмот, бродяга мрачный…»

Для Байрона и Шелли это был тоже необычайно плодотворный период. Но главное, после общения их творчество заметно обогатилось. Поэмы Байрона приобрели большую философскую глубину, образы стали многогранней, тема богоборчества, богоискательства выступила на первый план. В поэмах Шелли появились новые сюжеты, его творчество стало конкретней, земная страсть звучала в речах его героев.

Но время шло и расставание было неизбежным. В августе семейство Шелли вернулось в Англию. Месяцы последовавшие за их возвращением были омрачены печальными событиями. В октябре отравилась Фанни, сестра Мэри, «чтобы никому не быть в тягость», как написала она в предсмертной записке.

В декабре покончила с собой Хэрриет Шелли. Как это было не печально, но её- смерть освободила влюблённых и позволила Мэри и Перси наконец-таки обвенчаться. Мэри уже готовилась принять в свой дом, как родных, осиротевших детей Хэрриет, но родительские права Перси Шелли были оспорены в Канцлерском суде.

Как опасного вольнодумца, открыто проповедующего «безнравственные принципы», его лишили права воспитывать своих детей. Шелли болезненно переживал это решение суда. Мэри утешала его как могла. В это же время у неё появились и другие проблемы.

Клер родила от Байрона дочь, чтобы уберечь репутацию сестры, Мэри оставила маленькую Аллегру у себя и заботилась о ней до тех пор, пока Байрон не поместил её в монастырскую школу в Италии, где несчастная девочка и умерла.

Несмотря на всё это трагическое стечение обстоятельств Мэри именно в этот период пишет свой знаменитый роман и заканчивает его в мае 1817 года. В октябре она вновь становится матерью, у неё родилась дочь Клара.

Постоянная борьба с нуждой, поиски средств к существованию, решение суда, с которым он не смог смириться до конца своей жизни, надломили здоровье Шелли. Он заболел.

Обратите внимание

К тому же его постоянно тревожила мысль о том, что у него могут отнять и детей Мэри. Всё это побудило семью Шелли покинуть Англию. Весной 1818 года они уехали в Италию.

Именно в это время вышел в свет роман Мэри Шелли «Франкенштейн».

Долгожданный отъезд в Италию не изменил их кочевого образа жизни. Им не было места на этой земле. Куда бы они не последовали беда подстерегала их повсюду.

Казалось, что чудовище Мэри Шелли, её нематериальный гомункул, созданный в реторте высшей тайной науки – алхимии слова, воплотился и преследовал её, отнимая самых близких людей, тех, кого она так любила, отметив её судьбу печатью обречённости. В Венеции умерла Клара.

В Риме – Уильям. Отчаянье Мэри было беспредельным. Спасло её только рождение четвёртого ребёнка, сына, Перси Флорен.

В начале июля 1822 года судьба нанесла Мэри свой самый жестокий удар. Яхта, в которой Шелли с двумя спутниками возвращался из Ливорно, была застигнута внезапным шквалом. Выброшенные на берег изуродованные тела были обнаружены только 18 июля. Шелли опознали по находившимся в карманах его одежды томикам Эсхила и Китса.

После того, как было получено разрешение властей, 13 августа тело Шелли было сожжено на костре на берегу моря в присутствии Байрона и нескольких друзей. Пепел был захоронен на Английском кладбище в Риме рядом с могилой погребённого незадолго до того Д.Китса. А обугленное сердце Шелли Мэри носила с собой до самой смерти.

Перси Шелли, родившийся 4 августа 1792 года, не дожил всего несколько дней до своего тридцатилетия.

«Восемь лет, которые я провела с ним, – писала Мэри через месяц после смерти мужа, – значили больше, чем обычный полный срок человеческого существования.

» Бурная, романтическая драма её жизни была закончена; остальное было только эпилогом, затянувшимся на несколько десятилетий. Все её заботы теперь были отданы сыну, маленькому Перси Флоренсу, единственному, кто у неё остался.

Начались многолетние конфликты с сэром Тимоти Шелли, который сперва требовал, чтобы Мэри вовсе отказалась от своих прав на трёхлетнего ребёнка, а потом назначил внуку скудное содержание, поставив условием, чтобы Мэри не смела ни писать о Шелли, не издавать его рукописи. Когда она рискнула нарушить этот запрет, опубликовав «Посмертные стихотворения» Шелли, сэр Тимоти немедленно прекратил выплату денег на содержание внука.

Важно

Чтобы дать сыну достойное образование Мэри Шелли неустанно зарабатывала на жизнь литературным трудом. Она занималась редактурой, писала биографические очерки об иностранных писателях, переводила, рецензировала. Она написала ещё пять романов, которые были изданы и вызвали определённый интерес читателя, но «Франкенштейн» оказался единственным романом Мэри Шелли, который даровал ей бессмертие.

Тимоти Шелли дожил до девяносто одного года. Когда в 1844 году Перси Флоренс Шелли унаследовал фамильный титул и состояние ему было уже двадцать пять лет. Мери же до конца жизни занималась литературным трудом неизменно подписывая свои произведения «Автор «Франкенштейна». Умерла она 1 февраля 1851 года, пережив своего любимого мужа почти на тридцать лет.

Источник: http://lichnosti.net/people_1986-art_2644.html

Ссылка на основную публикацию