Сочинения об авторе арцыбашев

Михаил Арцыбашев – Записки писателя

Здесь можно скачать бесплатно “Михаил Арцыбашев – Записки писателя” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Русская классическая проза. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Записки писателя” читать бесплатно онлайн.

В русской литературе Серебряного века едва ли было другое имя, вокруг которого столько бы спорили — вплоть до судебных процессов, сколько об этом выдающемся прозаике и драматурге. В 1923 г.

Арцыбашев в ореоле славы и почитания, с только что завершенным десятитомным Собранием сочинений оказался в эмиграции, а на родине стал запрещенным, неиздаваемым. В эти годы изгнанник завоевывает славу первого публициста русского зарубежья.

Обратите внимание

Его страстный голос в защиту свободы, его скорбь по России слышались во всех уголках эмигрантского рассеяния.С тех пор как я начал свои «Заметки», я получаю много писем от читателей.

Радуюсь этому, ибо хотя письма бывают самого разнообразного характера — и хвалебные, и ругательные, и насмешливые, и добрые, и злые, — но все же они показывают, что мои «Записки» кого-то волнуют, кого-то радуют, кого-то трогают, кого-то озлобляют и, как бы ни было, не пропадают бесследно… А ведь для того и пишем, чтобы не бесследно.М. П. Арцыбашев

Михаил Арцыбашев

Записки писателя

Я не фаталист, но одно сектантское поверье возбуждает во мне мрачную уверенность: смерть убирает человека тогда, когда все, и дурное и хорошее, что могла получить от него жизнь, — получено, мера дел его исполнена, и лицо его ясно перед Богом.

И еще думаю я, что абсолютной правды на земле нет, и потому важно не то, о чем пишет писатель, не те истины, которые он якобы открывает, а его Собственная личность, поскольку она велика и своеобразна.

И исходя из этих двух положений, я думаю, что Чехов умер вовремя и должен был умереть.

Однажды, осенней слякотью, проходя по Петербургской стороне, я поднял с панели бумажку, на которой малограмотный человек записал себе те книги, которые хотел взять из библиотеки. Так и было записано: взять то-то и «третий том Чехова-милого человека»!

В то время много говорили о том, что человек звучит очень гордо, и из миллионов хулиганов, добродетельных мещан, солдат, мужиков, купцов, чиновников, попов и царей стремились вылепить величественный образ человека.

Было потрачено много стараний и много шума, но величественный образ не вытанцовывался и роковым образом, через силу, гордость, своеволие и сверх переживания, впадал в величественную пошлость, желавшую плевать на весь свет и плюющую на собственное самодовольное чрево.

Важно

Человека обряжали в плащ индивидуализма, надевали хитон христианина, совали ему в руку красный флаг товарища, пускали голяком анархистом на оголенной земле, а он; одетый и голый, равно упорно оказывался если не зверь зверем, то свинья свиньей.

По-прежнему, рождаясь, человек становился в тягость себе и другим и аккуратно увеличивал собою ряды или плохих людей, от которых жить скверно, или очень хороших, принципиальных, с которыми жить трудновато.

Долго я думал над тем, каким должен быть, наконец, человек, чтобы от его личности не торчали во все стороны острые углы прямо в ребра его ближним. И только найдя эту бумажку, в которой какой-то наивный брат мой от всего немудрого сердца воскликнул по адресу Чехова «милый»! — я кое-что уразумел и нарисовал наконец себе настоящего человека.

Это не величественный образ — и это слава Богу — ибо от величий всех сортов на свет смотреть стало тошно.

Но это Человек, при жизни которого у всех возбуждается желание войти с ним в общение, а после смерти является потребность тихо и вдумчиво говорить о нем, неуловимыми сближениями перенося из его личности в свою нечто драгоценное.

Таким человеком был Чехов.

Я не успел узнать его лично, выйдя на литературную дорогу чуть ли не в год его смерти, но я знаю его лучше многих из тех, что намозолили мне глаза и душу.

Знаю, ибо всякий, знавший Чехова, при воспоминании о нем становится ласков, задумчиво грустен, интересен и много говорит о нем, торопясь высказать что-то особенное, чему на человеческом языке и названия нет; а все, не знавшие его, спрашивают о нем и, слушая, становятся тише, мягче и как будто лучше.

Обаяние Чехова и должно быть исключительными и носить особый милый характер, ибо в нем соединились все лучшие, милые черты человеческого духа.

Совет

Был он тонко остроумен, имел взгляд беспредельно широкий и, не наваливаясь всей тяжестью, как иной слон мысли человеческой, в одну точку, легко проходил мыслью по всем изгибам жизни, в ее радости, горе, поэзии, скуке, глупости, трагичности, сложности и простоте.

Был он добр и не сентиментален, ибо никого не ненавидел, но никого и не облюбовывал свыше меры. Был нежен и не слащав, с ласковой иронией относясь ко всему, что трогает красотой и возбуждает жалость своей слабостью и недолговечностью, как все на земле.

Был он культурен во всех мелочах и просто естественен, как ребенок. Был он большой художник — весело-грустный и грустно-веселый, — и, читая его рассказы, хочется и заплакать, и улыбнуться над тем подневольным трагизмом, имя которому — человеческая жизнь.

Был он тих, не гремел, как медь звенящая и кимвал бряцающий, но голос его доходил до самых чутких и самых глухих людей равно.

Всякая мелочь повседневной жизни, к которой он прикасался или которая прикасалась к нему, приобретала особый, задушевно-милый характер.

Этою весною я посетил дачу Чехова в Ялте.

Были уже сумерки, и в белом доме, от которого видно засыпающее море и шевелящиеся огоньки веселого городка, было тихо, как на кладбище.

Словно черные монахи, вышедшие на молитву, стояли внизу кипарисы и тихо шли к морю, а сад, где я сидел в ожидании света и ключей, был какой-то особенный, чеховский: деревья все тоненькие, — стройные, дорожки небогатые и задумчивые, и ходил по ним ручной журавль Чехова, серьезная одинокая птица.

В доме все было, как при Чехове, и казалось, что он только что вышел за дверь. И поражало в этом доме простота и удобство обстановки, в которой было все, что помогает жить, и не было ничего, что мешает, требуя заботы и лишнего почтения. Так когда-то будет жить настоящий культурный человек.

Обратите внимание

И ушел я, унося в душе дух тихой печали о том, что человек может быть удивительно хорошим, оставить на всем, к чему притрагивался, особый отпечаток милой одухотворенности и осмысленности, и такой человек умирает, как и все.

И тогда-то мне пришло в голову, что Чехов умер вовремя.

Не в том состояло главное Чехова, что он был писатель и написал «В овгаре», «Дуэль» и другое, и не в том состоял расцвет его личности, что к длинному списку своих произведений прибавил он «Архиерея», «Невесту» и «Вишневый сад», а в том, что он сам был таков, каков был, а не другой.

Проживи он еще тысячи лет — к тому образу, который являет лицо его жизни, не прибавилось бы новых черт, ибо если бы они не были повторением и были действительно новыми, то получился бы новый, образ, — может быть, еще выше, еще лучше, но иной. А за ним исчез бы тот, который мы имеем и цена которому неизмерима.

И напиши он еще тысячу прекрасных вещей и будь они новыми, явись хотя бы развитием бравурной нотки, зазвучавшей в «Невесте», мы получили бы, быть может, писателя еще большего, еще талантливейшего, но утратили бы законченного писателя Чехова, того, который имел свою недосягаемую грустную прелесть, какую имеют весенние сумерки, какая исчезает при восходе солнца, но драгоценная человеку не менее яркого дня.

Так зазвенит одна струна и порвется с долгим замирающим звуком. Быть может, не порвись она, звук разросся бы в могучую симфонию, сплелся бы с тысячами других звуков и был бы блестящ и звучен, но звук порвавшейся струны не зазвенел в воздухе, и та особая печально задумчивая красота, которую люди слышат в звуке порванной струны, и не дошла бы до их слуха.

А между тем назревали времена казней, террора, экспроприации, анархизма, восстания масс, свержения мертвых и казни живых идолов, и каждый человек, тем больше, чем больше душа его, должен изменить часть души своей, дав в ней ответ на все муки и кровь проходящего времени.

И потому, когда я слышу, что Чехов умер в расцвете таланта, что еще многое мог бы сделать, что судьба несправедлива и смерть Чехова нелепа, мне странно это слышать.

Читайте также:  Сочинения об авторе солоухин

1906

Мне только тридцать лет, а когда я оглядываюсь назад, мне кажется, будто шел я по какому-то огромному кладбищу и ничего не видел, кроме могил и крестов. Рано или поздно где-нибудь вырастает новая могила, и каким бы памятником ее ни украсили, простым крестом или гранитной громадой, все равно — это будет все, что от меня останется.

Важно

В конце концов, это и не важно: и бессмертие вещь скучная, и жизнь мало любопытна. Скверно то, что смерть страшна, и, пожалуй, так и не решишься собственноручно отправить себя к черту; будешь жить долго, долго идти по этому кладбищу, которое называют жизнью, и мимо, бесконечно вырастая, все будут мелькать новые кресты.

Все дорогое, все милое останется позади, и добредешь до конца один, как перст.

Вот умер и Башкин. Еще одним из тех, с кем вышел я на литературную дорогу, стало меньше.

А впрочем, и хорошо сделал, что умер. Радости в его жизни было так немного, что ее не хватило бы и на один день существования самого среднего обывателя. Времена, когда литература была кладезем всяческой добродетели, давно прошли.

Из всех щелей полезло в наш мирок столько дряни, начался такой кабак, такая биржа, что скромному, тихому Башкину было в нем так же хорошо, как васильку, брошенному в пыль на базарной площади.

Может быть, в былые времена тихая прелесть его души и задумчиво нежного дарования оценились бы иначе, но теперь, на большой дороге литературы, в шуме и грохоте купли и продажи, в хитросплетенной борьбе интриг и рекламы нужны крепкие руки, могучая мысль, жестокое сердце.

Ничего этого у Башкина не было, и он жил в затоне, бедствовал, надрывался и умер, как подобает русскому писателю, в чахотке.

Источник: https://www.libfox.ru/129982-mihail-artsybashev-zapiski-pisatelya.html

Михаил Арцыбашев

.
. – Чем?.. Вы прекрасно знаете… Я больше не могу так, Нина. Вы еще ребенок, вы и не жили вовсе, а я уже не мальчик, я не могу удовлетворяться поэтическими разговорами и прогулками при лунном свете! – Почему же прежде вы не говорили этого…

– Прежде я еще не любил вас так!

Показать полностью… – Вы меня и теперь не любите!.. – утвердительно и печально возразила девушка. Для нее это действительно было так: разве недостаточно радости и счастья в том, что они вместе, что луна светит так ярко, ночь так светла и тиха, сколько есть такого, о чем хочется рассказать только друг другу?..

А то грубое, грязное, пошлое, зачем?.. Разве любовь в этом?.. Конечно, для него она готова на все, но как это опоганит их светлое чувство, как будет стыдно и гадко потом!..

Теперь весь день проходит в ожидании встречи, а тогда нельзя будет думать о нем, потому что эта мысль соединится с грязным воспоминанием и вызовет только стыд и отвращение к самой себе. Это не любовь!..М.Арцыбашев

“Женщина, стоящая посреди”

. Они сразу отрезвели, когда все было кончено, и они пресытились, и тогдавесь ужас содеянного предстал перед ними, холодный и растерянный.”Ужас”

1905

. Когда я вижу беременную женщину, мне хочется ее убить… Еслиплод ее выживет, и рост ее потомства пойдет естественным порядком, толькопредставьте себе, какая ужасная река страдания вытечет из ее тела. Среди еепотомства будут миллионы калек, миллионы злодеев, убийц, самоубийц, миллионы

будут убиты на войне, миллионы раздавлены поездами, миллионы сойдут с ума…

.
. Я сам наполняю свою жизнь литературой;могу наполнять ее любовью, немного игрой и немного искусством. Но ведь немогу же я ей посоветовать заняться литературой, к которой у нее не было нималейшей способности, любовью, которой у нее не было, игрой, которая еевовсе не интересовала, искусством, к которому она была равнодушна…

(Записки писателя)

.
.
. Почему едва ли не главный персонаж его произведений смерть? Рисуя ее ужасный лик, он прибегает подчас к средствам предельно натуралистическим. Писатель словно бы устрашает этим и себя, и нас, читающих. Видения смерти преследуют его с роковой неотступностью, она ужасающей тенью стоит за его спиной и водит его пером, создавая картины одна страшнее другой.
Показать полностью… Даже солнце, венчая своим сиянием какую-либо печальную, трагическую историю, появляется чаще всего не для того, чтобы порадовать нас, утешить, вселить надежды, а для того, чтобы торжествующим сиянием своим окинуть поле жизненных бурь, человеческих метаний и контрастно, с пронзительной яркостью высветить все уродливое, отвратительное, мерзкое – чтоб содрогнулся человек, чтоб задумался: если так жить, то стоит ли? Писатель словно бы целью задался показать все боли и горевания людские, возбудить в человеке отвращение к такой жизни, но забыл рассказать о жизни другой – наполненной теплом и светом. “Забыл”, увы, не только Арцыбашев. Именно в эту пору Д. В. Философов встревоженно воскликнул: “Какая грусть лежит на всей современной литературе! Не верится в это разухабистое веселие, в нем – надрыв” {Философов Д. В. Слова и жизнь. Литературные споры новейшего времени (1901-1908 гг.). С. 21.}.
.

Но была меж ними и прослойка третьих, отдававших дань и оптимистам, и пессимистам. По словам В. Львова-Рогачевского, “мрачное понимание жизни чудесным образом совмещалось в них с радостно-светлым отношением к ней”. Среди “третьих” критики и разместили Арцыбашева, написавшего книгу о годах сладострастного самоуслаждения и – отчаянных самоубийств.

Источник: https://vk.com/michael_artsybashev

Арцыбашев М.П

Есть что добавить?Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Биографии / Арцыбашев М.П.

  Скачать биографию

    Арцыбашев Михаил Петрович (1878-1927) – родился 24 октября (5 ноября) 1878 года в Харьковской губернии. Учился в Ахтырской гимназии, в харьковской Школе рисования и живописи (1897-1898).

    Писать начал очень рано, 16 лет, в провинциальных газетах; в 1901 году поместил в ''Мире Божьем'' очерк ''Паша Туманов'', в 1902 году в ''Русском Богатстве'' – большой рассказ из народной жизни: ''Куприян''.

Литературное имя Арцыбашев составил себе повестью ''Смерть студента Ланде'', напечатанной в ''Журнале для всех'' 1904 год.

Совет

Огромную, хотя и крайне сомнительную известность доставил его роман ''Санин'', напечатанный первоначально в ''Современном Мире'' 1907 года, а затем быстро разошедшийся в отдельном издании. 2-е издание было конфисковано, и автор привлечен к уголовной ответственности за порнографию.

Переведенный на многие иностранные языки, ''Санин'' всюду имел сенсационный успех. В Германии он тоже вызвал судебное преследование, и притом в двух местах: Берлине и Мюнхене. Было возбуждено преследование против переводчиков и в Венгрии. Судебное преследование в Германии, однако, закончилось оправданием.

Русский суд еще не рассматривал дела о ''Санине''. Судебное преследование за порнографию было возбуждено против Арцыбашева и за первую часть романа ''У последней черты'', напечатанную в 1910 году, в 4-й книге сборников ''Земля''.

Из других произведений писателя обратили на себя внимание критики большие рассказы: ''Миллионы'' (''Земля'', кн. 2) и ''Рабочий Шевырев'' (''Земля'', кн. 3, 1909), “У последней черты”. Кроме того, Арцыбашев написал несколько пьес – “Ревность”, “Война”.

На революцию 1905 Арцыбашев откликается рядом повестей и этюдов; для некоторых из них материалом послужили подлинные исторические факты. Так, рассказ “Кровавое пятно” написан под впечатлением многочисленных расправ и расстрелов 1905 года. “На белом снегу” дает картину ожесточенной борьбы царской опричнины с революционным движением в Прибалтике.

Рассказ “Один день” связан с 9 января 1905 года. В 1907 Арцыбашев пишет повесть “Человеческая волна”, где переплетаются эпизоды московского восстания, история с “Потемкиным” в Одесском порту и восстание моряков в Севастополе. Кульминационным пунктом творчества Арцыбашева является роман “Санин”, который создавался в течение семи лет (1901-1907).

В революцию 1917 Арцыбашев выступил в качестве публициста (“Записки писателя”). По своей манере Арцыбашев – реалист и даже натуралист французской школы. Вслед за Достоевским и Мопассаном он стремится вскрыть механику психических переживаний, всю силу звериного инстинкта человека. Арцыбашев со злым отвращением старается унизить человека, сбросить с того пьедестала, на который его поставил Горький . Сборник размышлений “Вечный мираж”, написанный в 1919, издан в 1922 в Берлине. В августе 1923 Арцыбашев эмигрировал в Польшу. Был одним из руководителей и постоянным автором газеты “За Свободу!”. В Варшаве изданы сборник “Под солнцем” (1924), пьеса в стихах “Дьявол: Трагический фарс” (Варшава, 1925). Статьи из газеты “За Свободу!” собраны в книгу “Записки писателя” (Варшава, 1925).

    Умер Арцыбашев 3 марта 1927 года в Варшаве.

/ Биографии / Арцыбашев М.П

Смотрите также по Арцыбашеву М.П.:

  • Краткие содержания
  • Полные содержания

Заказать сочинение      

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

Читайте также:  Сочинения об авторе бэкон

100% гарантии от повторения!

Источник: http://www.litra.ru/biography/get/wrid/00321951233856369568/

Герой романа русского писателя Арцыбашева “Санин”

Фигура Санина имеет некоторые автобиографические черты, главным образом это относится к нравственно-мировоззренческим установкам Санина. Герой явился результатом развития ряда предшествующих ему образов: художник Молочаев (“Жена”, ок.

1902), Иван Ланде (“Смерть Ланде”, 1904), Андреев и Коренев (“Тени утра”, 1905). В образе С.

Арцыбашев выявил социальный тип – человека “новой нравственности”, резко отвергающего идеал самопожертвования личности и служения общественному благу, главенствовавший в литературе до появления Санина.

Обратите внимание

Герой – индивидуалист, жизнелюб и женолюб, моральный нигилист, следующий исключительно голосу своего желания, презирающий устои и общепризнанные нравственные нормы. Это человек, обладающий мощным потенциалом личности, являющийся окружающим как “сверхчеловек”. Современники признали в С. “героя нашего времени”.

Такой герой вбирает в себя типические черты, отражающие проблемы, решения которых требует время. С этой точки зрения С. стоит в ряду с Печориным, Базаровым и Заратустрой (Ницше. “Так сказал Заратустра”, 1884). Просветительство и революционный нигилизм Базарова, его желание трудиться сменились у С.

отказом от какого бы то ни было труда и участия в жизни общества. Муки Печорина в процессе попыток найти место в жизни и ее цель сменились “талантом наслаждения жизнью”. Проповедуя, Санин не обнаруживает страстности Заратустры, который ему “скучен”. В отличие от предшественников С.

ощущает слияние с “естественными” силами природы, плывя по течению событий. По определению Л. Ганчхофера, это “герой без ненависти, но без страдания”.

Реакцией на появление в печати романа о С. явилось огромное количество статей и книг, ему посвященных. Критики разделились на два лагеря. Одни, как И. П. Баранов, горячо приветствовали С. – певца “свободы” от веками давящей рутины и “символ грядущей силы”.

Другие, как Г. С. Новополин и А. П. Омельченко, предавали его анафеме, называя “диким зверем”, “социальным паразитом”, утверждая, что С.- герой порнографического романа, наследник героев действительно порнографических романов 80-х гг. XIX века.

Против романа и его автора было возбуждено несколько судебных дел. Но Д. В. Философов еще в 1909 году писал, что здесь речь идет не о похоти, а о “скорби пола”.

После “шедевров” порнографического бума, захлестнувшего Европу в XX веке, очевидно, что Санин всего лишь реакция на пуританство в литературе.

Важно

Санин герой перелома времени, межвременья. Суть образа Санина – в таинственном взаимодействии тела и духа в человеке, низменного и святого начал его души. Исследование этой проблемы в русской литературе имеет большие традиции, прежде всего в творчестве Л.

Н. Толстого и Ф. М. Достоевского. При умалении высшего начала низменное преобладает, превращая человека в существо хуже зверя. Но при замалчивании проблем плоти или при неумелом аскетизме плоть заявляет о себе, приводя человека к уродливой форме жизни.

Сила образа Санина заключается в привлечении внимания к тому, что пришло время вернуться к основам и пересмотреть сложившиеся в обществе взгляды на естество человека. С.- герой отрицания, знающий, как “не надо”, пришедший на гребне волны многолетней литературной проповеди необходимости подавления плоти и замалчивания самого факта ее существования. С.

как бы обнажает, раскрывает низ менную природу человека. Характерно, что в романе часто встречаются слова “зверь” и “тварь” по отношению практически ко всем персонажам. Вызывает сочувствие неприятие С. уродливых сторон жизни мещанства и поверхностности в понимании духовной жизни. Но в своем отрицании С.

доходит до мысли о том, что плоть – единственное “естество” человека, что только ее полное освобождение приведет человека к счастью. При этом он, естественно, отрицает самую мысль о положительности влияния христианства на природу человека, продолжая линию “Антихристианина” Ницше. В своем отрицании С.

доходит до положения о бесплодности мысли человека вообще. Фауст и Гамлет ему скучны, как и Заратустра.

Санин герой-проповедник, открывающий окружающим новые истины. Он туманно говорит о новых условиях жизни, при которых не будет ни зверств, ни аскетизма. Именно эта туманность делает С. героем промежуточным, двойственным.

Это герой нереализованных возможностей, не знающий, “как надо”, но в отличие от мучающихся этим героев Толстого и Достоевского не уходящий в глубины саморефлексии, всему предпочитающий сон и рюмку водки. Он способен на кратковременный душевный порыв, сочувствие.

Совет

Однако принятая им формула жизни превращает его из человека в самца и ведет ко все большей туманности относительно путей к “естеству” и счастью.

А. Блок, один из немногих современников, отнесшихся мудро к образу С., задавался вопросом относительно его будущего, считая, что скорее всего С. “потеряется”. Образ С.

получил у Арцыбашева завершение в образе художника Михайлова (“У последней черты”, 1912), который, следуя “голосу естества”, дошел до грубости и насилия, а затем до потери возможности “наслаждения жизнью” и всепоглощающей тоски.

Источник: https://ukrtvir.com.ua/geroj-romana-russkogo-pisatelya-arcybasheva-sanin/

Реальность мира у Арцыбашева

Вскоре после первой революции популярность Андреева затмил вошедший в моду автор Санина Михаил Петрович Арцыбашев. Арцыбашев родился в 1878 г. и впервые выступил в печати в 1902 г. В 1904 г.

он привлек внимание и возбудил надежды повестью Смерть Ланда – о жизни, посвященной поискам смысла и закончившейся бессмысленной смертью. В 1905-1906 гг. он порадовал радикалов серией рассказов о революции.

Но революция потерпела поражение, хмель прошел, волна разочарования в общественных идеалах захватила Интеллигенцию. Погоня за наслаждением и свобода от морали вошли в обычай, половая распущенность – часто с оттенком патологии – приняла эпидемические размеры.

Знаменитый роман Арцыбашева Санин, появившийся в 1907 г., с одной стороны, показал эту эпидемию, с другой – способствовал ее усилению. Успех романа был немедленным и громадным. Старомодные критики кричали о его аморальности, а модернисты указывали на полное отсутствие в нем литературных достоинств.

Но это была сенсация, и роман необходимо было прочесть.

В течение нескольких лет Санин был библией каждого гимназиста и гимназистки России. Не надо думать, что Арцыбашев сознательно стремился развратить школьниц или добыть денег, потакая животным инстинктам, – русская литература никогда не была “распутной” в открытую; к тому же Арцыбашев с самого начала проявил симптомы того андреевского нигилизма, который был клеймом поколения.

И тем не менее роман имел воздействие, и с автора Санина нельзя полностью снять обвинение в моральном разложении русского общества вообще и провинциальных гимназисток в особенности.

Дидактический характер русской литературы (или, во всяком случае, дидактизм, с которым она всегда воспринималась) был причиной странно серьезного отношения к Санину, встреченному не как легкое чтение, а как откровение.

Обратите внимание
Совет

Сама по себе эта книга действительно дидактична – это тяжеловесная профессорская проповедь на тему: будьте верны себе, следуйте своим личным наклонностям. А наклонности эти, проповедует Арцыбашев, сводятся к половому желанию: тот, кто следует ему, хорош; тот, кто его подавляет, – плох.

[/su_box]

Любви не существует – ее придумали в искусственной культуре; единственная реальность – желание. Проповедь Арцыбашева идет прямо от Толстого – только от Толстого, вывернутого наизнанку, и без его гениальности. Но общая почва у них совершенно очевидна: презрение к условностям и культуре, отрицание всего, кроме первичных импульсов.

Санин очень посредственная литература; это длинный, скучный роман, перегруженный “философскими” разговорами.

Арцыбашев не попадает в модернистские ловушки, как Андреев, но психология у него одномерная, ее всю можно свести к одной схеме, заимствованной у Толстого: он (или она) думал, что хочет того-то и того-то, а на самом деле хотел лишь удовлетворить сексуальное желание, которое является единственной человеческой реальностью.

Другая реальность арцыбашевского мира – смерть; смерти посвящен его второй большой роман У последней черты (1911-1912). Он тоже навязчиво дидактичен, его тема – эпидемия самоубийств, разразившаяся в провинциальном городе и уничтожившая всю верхушку интеллигенции.

Все прозаические произведения Арцыбашева – короткие и длинные – тенденциозны, и тенденция одна и та же: показать бессмысленность человеческой жизни, нереальность искусственной цивилизации и реальность только двух вещей – пола и смерти. В романах, рассказах, зарисовках-притчах – всюду одно и то же.

С неутомимым и однообразным усердием проповедь вбивается в читателя – если только читатель согласен слушать эти нудные лекции.

После романа У последней черты Арцыбашев посвятил себя драматургии. Его пьесы (Ревность, Война и т. д.) тоже тенденциозны, и тенденция все та же. Пьесы просто и последовательно построены – и в театре это уместно.

Важно

Именно благодаря организующей силе тенденции пьесы Арцыбашева, в отличие от большинства русских пьес, имеют настоящий драматический костяк. Они вполне пригодны к постановке и с хорошими актерами имели заслуженный успех.

Большевики очень плохо отнеслись к Арцыбашеву: Санина и другие его книги внесли в список запрещенных книг, а потом Арцыбашева и вовсе выслали из России. Неудивительно, что он занял непримиримую антибольшевистскую позицию.

Читайте также:  Краткая биография костер

Арцыбашев занялся политической журналистикой в русскоязычной прессе в Варшаве. Слава его в России (включая эмигрантскую Россию) закатилась. Показательно, что Санин не переиздавался даже вне России.

Сейчас уже никто не считает Арцыбашева значительным писателем – его воспринимают как забавный, а в целом прискорбный эпизод в истории русской литературы.

(No Ratings Yet)
Загрузка…

Реальность мира у Арцыбашева

Другие сочинения по теме:

  1. Краткое содержание романа Арцыбашева “Санин” Герой романа Владимир Санин прожил долгое время вне семьи, вероятно, поэтому он легко овладевает нитями всех коллизий, которые замечает в…
  2. Вы читали произведения, в которых отображена реальность жизни? В наше время на полках книжных магазинов среди мировых классиков и научной фантастики мы найдем и альтернативную литературу, которую не…
  3. Судьба и Высшая Реальность в рассказе Пушкина “Метель” В этой повести, как ни в какой другой, мы наблюдаем воспитание героя жизнью. Здесь почти каждый, пройдя через жизненные испытания,…
  4. Немецкий экспрессионизм. Реальность и вымысел в произведениях Франца Кафки Кризисные умонастроения в Германии в начале XX в. Немецкий экспрессионизм в контексте идей европейского модернизма. Теория интуитивизма А. Бергсона и…
  5. Размышления о судьбах страны и мира в романе “Хождение по мукам” Если в “Петре Первом” главенствующее место занимали подлинные исторические личности, то в “Хождении по мукам” сюжетно-композиционное построение определяют персонажи, созданные…
  6. Проблемы войны и мира в одноименном романе Л. Толстого Роман “Война и мир” – масштабное произведение как за количеством и глубиной изображений персонажей, так и за важностью исторических событий,…
  7. “Сегелиель” – драма, мира человека и мира духов Одоевский долго работал над этой “земной” или “психологической комедией”,- как называется “Сегелиель” в различных рукописях. Он всегда был склонен к…
  8. Как ответить на вопрос о жанре “Войны и мира” В наше время историки и теоретики литературы сочли возможным принять название “роман-эпопея” как определение. В 1958 году А. В. Чичерин…
  9. Язык “Войны и мира” богат, красочен и разнообразен Толстой знает, что речь героев в своем содержании далеко не всегда правдиво характеризует их, особенно светское общество, лживое и пользующееся…
  10. Эстетическая функция образа нового мира в мировой литературе Роман Барбюса “Огонь” – этапное произведение истории французской литературы. В конце 10-х – начале 20-х-годов метод реализма вызревает в творчестве…
  11. Николенька Иртеньев – прямой предшественник героев “Войны и мира” Трилогия “Детство”, “Отрочество”, “Юность”, которую нередко называли “элегией в прозе”, была задумана как роман или, говоря точнее, как эпопея развития…
  12. Сочинение по творчеству Л. Н. Толстого до “Войны и мира” Двадцать восьмого августа (9 сентября) 1828 года в Ясной Поляне, родовом имении князей Волконских, родился четвертый сын Николая Ильича и…
  13. От “Севастопольских рассказов” до “Войны и мира” Разные типы мужества вызывают у Толстого разное отношение и разную нравственную оценку. Толстовский аналитический метод не равнозначен разоблачению в прямом…
  14. Проблемы войны и мира в одноименном романе Толстого Нельзя, однако, не заметить, что уже с первых глав первого тома и до последних глав эпилога романа тема войны развивается…
  15. Этический пафос “Войны и мира” Толстого “Мысль народная” явственно звучит в протесте против захватнических войн Наполеона и в благословении освободительной борьбы, в которой народ отстаивает свое…
  16. Темы “Мировой скорби” и бегства от мира в лирике Байрона Лирическое творчество великого английского поэта тесно переплетено с его поэмами и трагедиями, а его лирические стихи, по выражению литературоведа Н….
  17. Поэтическая модель мира в лирике Лини Костенко Все это способствует тому, что поэзия “Моя любовь! Я перед тобой…” воспринимается как своеобразная, поданная поэтически сама установка, жизненная программа,…
  18. Пафос познания мира в романах Жюля Верна Ученые – физики, химики, географы, астрономы, спелеологи, вулканологи, исследователи космоса и океанских глубин проявляют к Верну не только читательский, а…
  19. Разложение старого мира и его описание в романе “Преступление и наказание” Психоидеологической подпочвой мыслей Раскольникова является ожидание “конца века”, крутых перемен или же разрушительных катастроф. Мир, как он сложился, болен и…
  20. Своеобразие художественного мира Чехова Культура абсурда – это гримаса культуры ХХ века. А может быть ее улыбка? Такая же непостижимая и притягательная, как улыбка…

Источник: https://ege-russian.ru/realnost-mira-u-arcybasheva/

Реальность мира у Арцыбашева – Пересказ содержания

Вскоре после первой революции популярность Андреева затмил вошедший в моду автор Санина Михаил Петрович Арцыбашев. Арцыбашев родился в 1878 г. и впервые выступил в печати в 1902 г. В 1904 г.

он привлек внимание и возбудил надежды повестью Смерть Ланда – о жизни, посвященной поискам смысла и закончившейся бессмысленной смертью. В 1905–1906 гг. он порадовал радикалов серией рассказов о революции.

Но революция потерпела поражение, хмель прошел, волна разочарования в общественных идеалах захватила Интеллигенцию. Погоня за наслаждением и свобода от морали вошли в обычай, половая распущенность – часто с оттенком патологии – приняла эпидемические размеры.

Знаменитый роман Арцыбашева Санин, появившийся в 1907 г., с одной стороны, показал эту эпидемию, с другой – способствовал ее усилению. Успех романа был немедленным и громадным. Старомодные критики кричали о его аморальности, а модернисты указывали на полное отсутствие в нем литературных достоинств.

Но это была сенсация, и роман необходимо было прочесть.

В течение нескольких лет Санин был библией каждого гимназиста и гимназистки России. Не надо думать, что Арцыбашев сознательно стремился развратить школьниц или добыть денег, потакая животным инстинктам, – русская литература никогда не была «распутной» в открытую; к тому же Арцыбашев с самого начала проявил симптомы того андреевского нигилизма, который был клеймом поколения.

И тем не менее роман имел воздействие, и с автора Санина нельзя полностью снять обвинение в моральном разложении русского общества вообще и провинциальных гимназисток в особенности.

Дидактический характер русской литературы (или, во всяком случае, дидактизм, с которым она всегда воспринималась) был причиной странно серьезного отношения к Санину, встреченному не как легкое чтение, а как откровение.

Обратите внимание
Совет

Сама по себе эта книга действительно дидактична – это тяжеловесная профессорская проповедь на тему: будьте верны себе, следуйте своим личным наклонностям. А наклонности эти, проповедует Арцыбашев, сводятся к половому желанию: тот, кто следует ему, хорош; тот, кто его подавляет, – плох.

[/su_box]

Любви не существует – ее придумали в искусственной культуре; единственная реальность – желание. Проповедь Арцыбашева идет прямо от Толстого – только от Толстого, вывернутого наизнанку, и без его гениальности. Но общая почва у них совершенно очевидна: презрение к условностям и культуре, отрицание всего, кроме первичных импульсов.

Санин очень посредственная литература; это длинный, скучный роман, перегруженный «философскими» разговорами.

Арцыбашев не попадает в модернистские ловушки, как Андреев, но психология у него одномерная, ее всю можно свести к одной схеме, заимствованной у Толстого: он (или она) думал, что хочет того-то и того-то, а на самом деле хотел лишь удовлетворить сексуальное желание, которое является единственной человеческой реальностью.

Другая реальность арцыбашевского мира – смерть; смерти посвящен его второй большой роман У последней черты (1911–1912). Он тоже навязчиво дидактичен, его тема – эпидемия самоубийств, разразившаяся в провинциальном городе и уничтожившая всю верхушку интеллигенции.

Все прозаические произведения Арцыбашева – короткие и длинные – тенденциозны, и тенденция одна и та же: показать бессмысленность человеческой жизни, нереальность искусственной цивилизации и реальность только двух вещей – пола и смерти. В романах, рассказах, зарисовках-притчах – всюду одно и то же.

С неутомимым и однообразным усердием проповедь вбивается в читателя – если только читатель согласен слушать эти нудные лекции.

После романа У последней черты Арцыбашев посвятил себя драматургии. Его пьесы (Ревность, Война и т. д.) тоже тенденциозны, и тенденция все та же.

Пьесы просто и последовательно построены – и в театре это уместно. Именно благодаря организующей силе тенденции пьесы Арцыбашева, в отличие от большинства русских пьес, имеют настоящий драматический костяк.

Они вполне пригодны к постановке и с хорошими актерами имели заслуженный успех.

Обратите внимание

Большевики очень плохо отнеслись к Арцыбашеву: Санина и другие его книги внесли в список запрещенных книг, а потом Арцыбашева и вовсе выслали из России. Неудивительно, что он занял непримиримую антибольшевистскую позицию.

Арцыбашев занялся политической журналистикой в русскоязычной прессе в Варшаве. Слава его в России (включая эмигрантскую Россию) закатилась. Показательно, что Санин не переиздавался даже вне России.

Сейчас уже никто не считает Арцыбашева значительным писателем – его воспринимают как забавный, а в целом прискорбный эпизод в истории русской литературы.

Источник: http://schooltask.ru/realnost-mira-u-arcybasheva/

Ссылка на основную публикацию