Сочинения об авторе голдинг

Уильям Голдинг (William Golding, 1911-1993)

Уильям Голдинг занимает видное место в современной английской литературе благодаря своим философско-аллегорическим романам.

Философская основа романов Голдинга носит экзистенциалистский характер, хотя экзистенциализм проявляется в его произведениях не столь открыто и явно, как у французских писателей-модернистов.

Художественный метод романов Голдинга сложен. Модернистские тенденции в них сочетаются с реалистическими принципами.

Обратите внимание

Экзистенциалистские взгляды появляются у Голдинга после второй мировой войны, в которой он принимал участие. Жестокость фашизма и ужасы войны были основными факторами, заставившими писателя задуматься о судьбе человечества и о природе человека.

Однако идеалистические представления мешали объективной оценке современного состояния в мире, и писатель склоняется к экзистенциалистским воззрениям. В своих философско-аллегорических романах он выходит за рамки экзистенциалистских схем и обращается к реалистическим принципам.

Голдинг остро ставит проблему нравственной сущности прогресса, проблемы «личность и цивилизация», «человек и прогресс».

Благодаря этой проблематике романы Голдинга «Повелитель мух» (Lord of the Flies, 1954), «Наследники» (The Inheritors, 1955), «Воришка Мартин» (Pincher Martin, 1956), «Свободное падение» (Free Fall, 1959), «Шпиль» (The Spire, 1964), «Пирамида» (The Pyramid, 1967) включаются в литературный процесс современности.

Первый роман Голдинга «Повелитель мух» написан как «трагический урок», как роман-предупреждение.

Писатель хотел предупредить об опасности тоталитаризма и фашизма; по его мнению, то, что произошло в Германии 30-х годов, может случиться и в Англии; и причины зла нужно искать внутри самой страны, в самих людях Англии. В романе есть элементы антиутопии.

В нем рассказывается о том, что в связи с началом атомной войны детей отправляют на самолете подальше от места катастрофы. Но с самолетом произошла авария, и дети оказались на одном из океанских островов. Никто в мире не знает, где находятся дети.

Положительный герой мальчик Ральф думает о том, как увезти ребят с острова. Большой мир должен узнать о их местонахождении. Ральф разжигает огонь, чтобы проплывающий мимо корабль заметил его и смог бы забрать ребят с острова. Единственный путь к спасению – поддержание огня.

Важно

Образ огня здесь – символ существования человека. Добрым мальчикам Ральфу, Саймону и другим – противостоят злые; к ним относится Джек и его компания. Головорезы Джека поклоняются свиной голове, облепленной мухами. Это и есть повелитель мух – дьявол. Джек убивает приверженцев Ральфа, крадет у Ральфа огонь.

Без огня надежда на спасение потеряна.

Ральф бесстрашно идет навстречу банде дикарей, возглавляемой Джеком.

В ответ на разумные слова Ральфа о необходимости совместно думать, о спасении бандиты разбивают белую раковину (символ добра и демократии) и выдвигают вперед оскалившийся череп свиньи на палке (символ зла и тоталитаризма).

Ральф не покоряется повелителю мух, и Джек начинает преследовать его. Когда Ральф укрывается в чаще, Джек поджигает ее. Горящий остров увидели с крейсера, и на берег высаживаются взрослые. Капитан спасает детей от взаимного истребления.

Ральф снова оказывается во главе группы мальчиков, и Джек не смеет больше претендовать на власть. Здоровое начало и добро в конечном счете торжествуют над нездоровыми проявлениями человеческой природы. Но этот оптимистический финал трагедии омрачается общим пессимистическим выводом о природе человека.

Все происходящее в «Повелителе мух» описано в форме детской игры. Школьный учитель Уильям Голдинг, хорошо знающий психологию детей, хотел нарисовать обычных мальчиков. Но в обыденном автор раскрывает большой смысл.

«Детская игра» ассоциируется с историей человеческой цивилизации, которая представлена в ее ускоренном развитии.

Одичание детей символизирует процесс отчуждения, но финальная сцена романа свидетельствует о том, что этот процесс одичания-отчуждения можно остановить.

Иронический смысл аллегорического образа цивилизации -«детской игры» подчеркнут с особой силой переменой фокуса в финальном эпизоде, когда при появлении взрослого человека столкновения между ребятами вдруг начинают восприниматься как злые и жестокие проделки неразумных детей. Автор хочет сказать, что цивилизация, допускающая такие неразумные действия, находится еще в незрелом состоянии, и потому необходимо напоминать людям о простых, но мудрых истинах – о добре и здравом смысле.

Действие в романе-аллегории «Шпиль» происходит в средние века в Англии, но Голдинг стремится в философском плане раскрыть социальные и нравственные проблемы, волнующие современное человечество. Образ шпиля многозначен.

Совет

Противоречивость смыслового наполнения образа нарочито подчеркнута и призвана передать сложное содержание самой жизни.

Наиболее важная мысль, воплощенная в образе шпиля, – это мысль о необходимости высоких идеалов, которые, однако, призрачны, если под ними нет реальной основы.

Одна из основных идей романа – осуждение волюнтаристского произвола, игнорирующего факты и закономерности жизни. В фанатическом визионере Джослине, задумавшем строительство шпиля над собором, основание которого ненадежно, обнаружена внутренняя несостоятельность человека, оторвавшегося от реальной жизни. Узость и прямолинейность решений Джослина оборачиваются гибелью людей и его самого.

Есть в романе и другой аспект, который кажется несовместимым с вышеуказанным, но существенно дополняет противоречивый смысл философской аллегории. Одна из важных мыслей этого романа: надо вынести даже самое невыносимое и абсурдное.

Несмотря на экзистенциалистский привкус в воплощении этой идеи, в романе есть пафос преодоления невозможного. Даже в самых, казалось бы, неразрешимых ситуациях человеческий гений ищет новых путей.

Роман «Шпиль» посвящен философскому вопросу о противоречии между субъективными стремлениями человека и объективными результатами его деятельности, между намерением и реальными возможностями. Осознание трагизма своей жизни привело Джослина к нравственному прозрению.

В этом писатель видит залог возможного преодоления человеком противоречия между субъективными намерениями и объективным ходом вещей. Этот итог романа особенно важен в плане эволюции художественного метода писателя по пути к реализму.

Роман «Верительная грамота» (Rights of Passage, 1980), как и предшествующие произведения писателя, также является философской притчей. Действие романа происходит в начале прошлого века.

Обратите внимание

Юный герой Эдмунд Тэлбот совершает путешествие на корабле к островам, лежащим близ Австралии. Во время путешествия он ведет дневник, в котором осмысливает нравственные проблемы бытия и старается понять природу зла.

Таким образом, сюжет произведения составляет не только путешествие на корабле, но и «путешествие духа».

Роман-притча у Голдинга насыщен философскими проблемами, которые раскрываются в аллегорической форме. Философия у Голдинга касается прежде всего трагических сторон жизни человека. Поэтому его притча становится своеобразным тенденциозным «трагическим уроком», с которым писатель обращается к человечеству.

Философия в романах Голдинга – в постановке острых этических проблем, в трактовке которых он весьма часто смыкается с экзистенциалистами. В аллегориях Голдинга есть стремление к тотальному видению жизни, она отражает универсальный характер отчуждения в современном капиталистическом обществе.

Скептический взгляд на природу человека сочетается в романах с поисками нравственных начал, метафизическое осмысление проблемы добра и зла – со стремлением к изображению драматических конфликтов современности, модернистские эксперименты – с реалистическими тенденциями.

Однако в последних романах Голдинга («Верительная грамота» и «Чрезвычайный посол» – Envoy Extraordinary), в художественном отношении уступающих предшествующим произведениям, обнаруживается зыбкость его связей с реализмом.

Лучшие романы Голдинга являются оригинальным художественным опытом создания аллегорического романа, в котором преломляются трагические события нашего времени и ставится вопрос о сущности человека, его нравственном облике.

Источник: http://www.testsoch.info/uilyam-golding-william-golding-1911-1993/

Уильям Голдинг

Английский писатель Уильям Голдинг окончил Оксфордский университет, где поначалу — по настоянию родителей — изучал естественные науки, а затем, уже по велению своего сердца, — английскую филологию.

И это не случайно: уже в 1934 году Уильям Голдинг выпускает сборник своих стихотворений, которые впоследствии охарактеризует как «бледные худосочные творения». По окончании университета в 1935 году он одно время писал пьесы для небольших театральных трупп, работал в них актером и режиссером.

Читайте также:  Сочинения об авторе фейхтвангер

С 1939 по 1961 год (за вычетом военных лет) учительствовал в средней школе в Солсбери, где преподавал английский язык и философию.

В годы Второй мировой войны Уильям Голдинг пошел добровольцем в британский военно-морской флот, принимал участие в боевых действиях, в высадке десанта союзников в Нормандии. Был награжден почетным Орденом Британской империи и произведен в чин капитана 3-го ранга.

Важно

После войны он возвращается в школу, но не забывает и о писательском труде. В 1954 году состоялся подлинный дебют Голдинга-писателя: публикуется его первый роман «Повелитель мух», сразу же завоевавший широкую популярность.

«Повелитель мух» — это не только реалистически достоверное повествование об английских мальчиках, попавших после авиакатастрофы на необитаемый остров, но и аллегорический рассказ, обретающий черты притчи, — напоминание об опасностях и искушениях, преследующих мир человеческой нравственности и духовности, испытывающих его на прочность. К жанру притчи тяготеет и большинство других прозаических книг Голдинга, появившихся вслед за его «Повелителем мух». Среди них такие романы, как «Наследники» (1955) — о горьких путях становления первобытных людей, «Шпиль» (1964) — о проблемах нравственного выбора и ответственности человека, о его греховных помыслах и высоких деяниях, и другие. В 1983 году Голдингу была присуждена Нобелевская премия по литературе за его романы, «которые с ясностью реалистического повествовательного искусства, сочетающегося с многообразием и универсальностью мифа1, помогают постигнуть условия существования человека в современном мире».

В числе произведений писателя, отвечающих этой формулировке, — и «Повелитель мух». Взяться за перо и написать этот роман побудили Голдинга неизгладимые впечатления и потрясения, которые он испытал в годы Второй мировой войны.

«В человеке, — замечал Уильям Голдинг , — больше зла, чем можно объяснить одним только давлением социальных механизмов, — вот главный урок, что преподнесла война моему поколению».

Война укрепила в писателе опасение, что человек может быть «самым опасным из всех животных»: ведь «то, что творили нацисты, они творили потому, что какие-то определенные, заложенные в них возможности, склонности, пороки — называйте это как хотите — оказались высвобожденными».

Свой первый роман, признается Уильям Голдинг, «я счел разумным написать после войны, когда все вокруг благодарили Бога за то, что они — не нацисты.

А я достаточно к тому времени повидал и достаточно передумал, чтобы понимать: буквально каждый мог бы стать нацистом; посмотрите, что творилось, какие страсти разгорелись в Англии в связи с цветными…

И вот я изобразил английских мальчиков и сказал: “Смотрите. Все это могло случиться и с вами”».

И эта максималистская обобщенность отражает пафос романа, не просто притчи с ее аллегорическими образами, но и актиг/тогагш-предостережения, напоминающего о зловещей опасности нацистского варварства и — еще шире, обобщеннее — об опасности любого тоталитаризма, подавляющего личность. Не случайно оторванные от воюющего мира английские ребята вспоминают вдруг об угрозе «красных». «Мы бы в плен к красным могли попасть». Это написано уже в послевоенные годы холодной войны. Конечно же, здесь дает о себе знать временное, преходящее. Но не менее ощутимо здесь и то вневременное зло, которое старается приглушить и даже извратить личностное, духовное начало в человеке. Мировое зло — война — еще продолжается на страницах романа Голдинга. Именно война и привела ребят на необитаемый остров: они попали сюда потому, что самолет, на котором они летели, был подбит. И вот теперь они на «великолепном острове», отдаленном от ужаса мировых битв на суше, на воде, на небе, от атомной бомбы, уже угрожающей человечеству.

Необитаемый остров — традиционное место действия в произведениях английских писателей, начиная со знакомого всем нам романа Даниеля Дефо «Робинзон Крузо» (1719) — истории моряка, выжившего на необитаемом острове и сохранившего достойный человеческий облик.

Но у романа Голдинга были и более близкие предтечи, и среди них — известная в Англии книга для юношества, приключенческий роман Роберта Майкла Баллантайна «Коралловый остров» (1858).

Совет

Герои этого романа — юные «робинзоны», после кораблекрушения попавшие на тропический остров, преодолевают все трудности: побеждают пиратов и вразумляют дикарей, отучая их от людоедства. Неправдоподобные лихость и бодрячество этих юных героев вызывали раздражение у Голдинга, читавшего роман Баллантайна своим ученикам.

Это было уже во второй половине 1940-х — начале 1950-х годов, когда за плечами школьного учителя из Солсбери стоял суровый опыт военных лет. Вот почему Уильям Голдинг — учитель и писатель — решил вступить в полемику с «Коралловым островом», резко переосмысляя традиционную для английской литературы ситуацию.

Ничего нереально идиллического нет в романе Голдинга, неожиданно сближающего, казалось бы, отдаленные друг от друга времена дремучего дикарства, варварства и современной цивилизации. Поначалу ребятам, попавшим на необитаемый остров, кажется: «Потрясающий остров. Пока взрослые не приедут за нами, нам будет весело!» А ведь и в самом деле: ребятам предоставляется возможность самим стать «робинзонами», испытать приключения, о которых они только читали. Но все оборачивается неожиданной стороной. Робинзон Крузо принес на необитаемый остров плоды цивилизации, приобщив к ним дикаря Пятницу. А в романе Голдинга юные англичане, оказавшиеся на необитаемом острове без взрослых, забывают о «правилах» цивилизации и сами становятся дикарями. Так перед читателями развертывается своего рода антиробинзонада. Большинство детей, увлеченных игрой в охотников, добывающих мясо, сплачиваются в дикарское племя во главе с вождем. Но есть на острове и ребята, которые противостоят дикарской вседозволенности, сохраняя в душе уроки цивилизованного общества, его нравственные нормы. Такое разделение новоявленных островитян отражается в системе действующих лиц романа. С одной стороны — Ральф, выбранный большинством ребят главным, понимающий, что надо жить по правилам, которые помогут преодолеть трудности и дождаться помощи от взрослых. Рядом с ним мудрый Хрюша, который умеет здраво рассуждать и нередко подсказывает нужные решения. Но его «практические идеи» не всегда учитывают реальные ситуации, возникающие на острове. Хрюша рассчитывает на здравый смысл окружающих, но его расчет, увы, не оправдывается. И пронзительно звучащий вопрос Хрюши: «Кто мы? Люди? Или звери? Или дикари? Что про нас взрослые скажут?» — повисает в воздухе без ответа. А неожиданные, пугающие известия о духах, о неведомом звере отвергаются Хрюшей именно потому, что они не поддаются рациональному толкованию: «…тогда бы все ни к чему. Дома, улицы. И телевизор бы не работал. И все бы тогда зазря. Без смысла». А вот Саймон, с большой симпатией относящийся к Ральфу, стремится, преодолевая страх, постичь непонятное, казалось бы, не отвечающее здравому смыслу. Он приходит к разгадке зловещей тайны, увидев погибшего парашютиста, которого ребята и принимали за неведомого зверя. И тогда Саймон спешит сообщить эту новость — и погибает… А с другой стороны — дикари. И возглавляет их староста церковного хора, честолюбивый Джек Меридью. Поначалу он готов разделить заботы Ральфа о том, как устроить жизнь на острове. «Ральф совершенно верно говорит, — заявляет Джек, — Нам нужны правила, и мы должны им подчиняться. Мы не дикари какие-нибудь». Но вот после первых удач охотников, которыми руководит Джек, его самомнение возрастает: ведь он добывает мясо, в котором так нуждаются ребята. И теперь резко меняется его отношение к Ральфу: «Катись ты со своими правилами! Мы сильные! Мы охотники!» Эта уверенность в своей силе как раз и приводит Джека к полному попранию правил, тех нравственных норм, о которых он еще помнил в первые дни жизни на острове. Он становится вождем охотников, превратившихся в племя дикарей, и открыто упивается своей властью. «Они все сделают, что я захочу», — говорит он о подчиненных ему дикарях Ральфу. Но не все дикари так безраздельно преданы Джеку. Все явственнее выделяется в племени охотников сумрачная фигуpa Роджера, который в момент первого своего появления на собрании островитян «скрытно держался в сторонке». Потом мы видим его швыряющим камешки в беззащитного малыша. Хулиганскую проказу Роджера прерывает появление Джека, которого Роджер, один из самых смелых охотников, признает как предводителя. Он отдает должное изобретательности Вождя и в то же время «прикидывает возможности неограниченной власти». И вот уже происходит прямое столкновение угрюмого Роджера с предводителем охотников: «Вождь сердито спросил: — Ты почему не на посту? Роджер поднял на него твердый, сумрачный взгляд: — Просто спустился. Смерть смотрела из его глаз. Вождь не сказал ему больше ни слова…» И уже чувствуется, что Роджер — соперник Вождя, «облеченный неведомой властью» — правом беззастенчивой силы, которая может разрушить, казалось бы, уже сложившуюся иерархию власти и перевести отношения в племени на еще более низкую ступень одичания. А возможности для таких резких перемен таятся в складывающихся привычках юных дикарей. Их ритуальные танцы после успешной охоты или в момент убийства зверя и даже человека помогают им забыть о прежней цивилизованной жизни, о преподанных ею уроках морали и личной ответственности за содеянное. И недаром лица дикарей «раскрашены до неузнаваемости». Это не только маскировка, нужная для охоты. Это и умение «сочинить себе новое лицо» — маску, которая прикроет все угрызения совести и необузданные чувства. И еще одно свойство маски отмечено Голдингом: она «завораживала и подчиняла». Так проявляется символическая многозначность аллегорического образа маски, передающего стремления человека скрыть от окружающих свои намерения и поступки. Маска — один из целого ряда аллегорических образов в романе Голдинга, которые перекликаются и противостоят друг другу, намечая смысловое движение философской притчи. Так, дикарским маскам в «Повелителе мух» противостоит морской рог, звучание которого созывает собрания юных обитателей острова. Это — аллегория равенства островитян и свободы слова, всего того, что не приемлет племя охотников. Примечательна в сюжетном развитии романа такая аллегорическая деталь, как очки Хрюши, страдающего сильнейшей близорукостью. Но здесь очевиден и переносный смысл: очки как бы указывают на уязвимое свойство Хрюши — наивный, близорукий рационализм, упрямую веру в незамедлительную возможность разгадки любой непредсказуемой ситуации. Как щит перед лицом разъяренных дикарей поднимает Хрюша хрупкий рог, надеясь на победу здравого смысла. А с вершины горы уже летит на него огромный камень: «Камень прошелся по Хрюше с головы до колен; рог разлетелся на тысячу белых осколков и перестал существовать». С гибелью Хрюши и рога перестало существовать демократическое равенство юных островитян, отступив перед слепой яростью дикарского племени. Огромный камень, убивший Хрюшу, пустил «в исступленном забытьи» Роджер, в теле которого «бил темный источник силы». Темные, звериные инстинкты пробуждаются в подростках, предоставленных самим себе, не желающих думать о нравственной ответственности за свои поступки. Мотив тьмы, противостоящей свету добра и разума, пронизывает весь роман Голдинга. «Дар тьме» — жертвенник неведомому, пугающему ребят Зверю. Этот жертвенник обретает символическое имя — Повелитель мух. Так переводится имя библейского божества Баал-Зебуба, оно звучит в позднейших трактовках как Вельзевул — таково одно из имен дьявола, который, как считается в народных поверьях, является владыкой всей животной нечисти. Об этом напоминает Мефистофель в трагедии Гёте «Фауст», когда представляет себя: Царь крыс, лягушек и мышей, Клопов, и мух, и жаб, и вшей…

Читайте также:  Краткая биография гумилев

Тьма пугает обитателей «великолепного острова», проникает в их души, ведет по ложным путям. А ощутить, осмыслить это нелегко. И лишь в финале романа, когда взрослые спасители наконец-то пришли к ребятам, наступает отрезвление дикарей, опьяненных жестокой погоней за Ральфом.

А у Ральфа, ошеломленного неожиданным спасением, «из глаз брызнули слезы, его трясло от рыданий… Заразившись от него, другие дети тоже зашлись от плача». И в этом плаче пробивается неожиданное понимание всего ужасного, злого, что произошло на острове, — и робкая надежда детей на возможность преодолеть случившееся.

Ибо любое зло может быть обуздано силами добра.

По наблюдению критиков, одну из самых главных ценностей в голдинговской этике составляет «способность личности, не устрашившись, заглянуть в темные глубины своей души». Такая способность сродни душевным движениям героев Достоевского. И неудивительно, что исследователи творчества Голдинга замечали в его романах литературные аллюзии1 и реминисценции из произведений Достоевского.

И еще об одной перекличке творчества Голдинга с русской литературой.

Можно с большой долей вероятности утверждать, что английский писатель был знаком с романом-антиутопией Евгения Замятина «Мы», который выходил в свет в английском переводе и о котором писал в своей рецензии Оруэлл. Так что, создавая свою антиутопию в «Повелителе мух», Уильям Голдинг помнил и об антиутопии Замятина.

Источник: http://www.sochuroki.com/uilyam-golding/

Уильям голдинг

Уильям голдинг

(родился в 1911 г.)

Если приходит беда, причина его лишь в том, что человек по природе своей – зверь… и единственный враг человека – в ней самой.

Уильям Голдинг

Патриарх из Солсбери, как я тогда про себя окрестила Голдинга, несмотря на его долгую и спутанность бороду цвета вицвілої соломы и общий вид, который напоминал мне библейского Бога – отца или не менее легендарного пророка… Че-рез несколько лет …

я узнала, как Голдинг резко менялся, побывав у парикмахера и надев современный костюм от прекрасного лондонского портного. Говорил он … не спеша, непрерывно показывая различные стороны одного явления. И было в его словах что-то шаткое, так что можно было понять и так и сяк.

Валентина Ивашова

Обратите внимание

ОТЧАЯВШИЙСЯ ФИЛОСОФ. Каждое произведение английского писателя Уильяма Джеральда Голдинга вызывает острые дискуссии, которые ведутся вокруг его концепции человека. По произведениям Голдинга и его высказываниями эту концепцию можно сформулировать так: «В человеке живет темное, злое начало, и преодолеть его трудно, а иногда невозможно».

Поэтому исследователи творчества Голдинга пишут о его философский пессимизм. Однако сам писатель с такой оценкой упорно не соглашается и при каждой возможности подчеркивает, что фиксировать и показывать все темное, что он видел и видит вокруг, значит предостерегать против этого и, наконец, исправлять его.

Когда он в 1962 году читал лекцию студентам Калифорнийского университета (в 1965 году Голдинг напечатал эту лекцию под названием «Притча»), то отметил, что писатель, который обращается к жанру притчи, есть моралістом, ибо стремится поучать. Называя все свои произведения притчами, Голдинг этим определяет их дидактическую, обучающую направленность.

Понять его романы – притчи непросто: это очень сложный философский и художественный мир. Сам Голдинг иронизирует по поводу односторонней трактовки своих произведений.

Голдинг родился в 1911 году в семье учителя, и сам после окончания Оксфордского университета преподавал с 1938 по 1961 год. Во время второй мировой войны служил в британском флоте. В литературе дебютировал в тридцатых годах сборником стихов, которую сам позже оценивал скептически.

Славу и признание Голдінгу принес его первый роман «Повелитель Мух» (1954). Это произведение включено в школьные программы в Великобритании и в Соединенных Штатах Америки. В статье «Притча» писатель так объяснил свой роман: «Общее намерение можно определить достаточно просто.

До второй мировой войны я верил в способность социального индивида к совершенствованию, в том, что правильная структура общества принесет добрую волю, а поэтому все общественные бедствия можно вылечить реорганизацией общества. Возможно, сегодня я снова верю в нечто подобное, но после войны я не мог в такое верить.

Читайте также:  Сочинения об авторе вега

Я открыл, что один человек может сделать другому. Я не говорю о том, что один человек может застрелить другого из ружья, взорвать, или торпедировать ее. Я думаю о зверстве, для которого нет слов, которое из года в год чинилось в тоталитарных государствах…

Важно

Я должен сказать, что каждый, кто пережил те годы, не поняв, что человек продуцирует зло, как пчела мед, наверное, слепой или умственно поврежденный».

Итак, в первом своем произведении Голдинг осмысляет трагический исторический опыт человечества XX века вторую мировую войну с массовым уничтожением евреев и бомбарду-ем Хиросимы и Нагасаки, тоталитарные режимы.

И он считает, что сущность человека и всей человеческой цивилизации самое страшное раскрылась именно во времена второй мировой войны.

Такой взгляд на человечество и человека определяет позицию Голдинга и его полна трагизма мироощущения.

Не потому ли в реальной, обычной жизни Голдинг избегает общения с миром, что мир кажется ему мерзким и обреченным на гибель?

О жизни Голдинга, лауреата Нобелевской премии (1983) почти ничего не известно: он не поддерживает связей с другими писателями, почти не дает интервью.

Уильям Голдинг пишет ради того, чтобы предостеречь человека и человечество от абсурдного разрушения окружающего мира.

Его философско-аллегорические романы – притчи: «Наследники» (1955), «Воришка Мартин» (1956), «Свободное падение» (1959), «Шпиль» (1964), «Пирамида» (1967), «Бог Скорпион» (1971), «Зримый мрак» (1979), «Ритуал посвящения» (1980), «Бумажные люди» (1984), «Близкие палубы» (1987), «Огонь там внизу» (1989) – заставляют задуматься над смыслом бытия, над человеческой сутью, над будущим человечества.

Совет

КТО ТАКОЙ ПОВЕЛИТЕЛЬ МУХ? Серьезный и трагический роман «Повелитель Мух» был задуман и написан как пародия.

Почти за сто лет до Голдинга, в 1857 году, английский писатель Роберт Майкл Баллантайн издал книгу «Коралловый остров». В ней рассказывается о том, как группа английских мальчиков из-за аварии на корабле оказалась на необитаемом острове.

Но чрезвычайные обстоятельства не нарушили прочных основ цивилизации в этих достойных представителей британского общества.

Они с честью выходят из сложных ситуаций, дружно действуют, уверенно противостоят стихии, побеждают людоедов и пиратов, даже побуждают последних к христианству.

Уильям Голдинг в своем романе воссоздает ситуацию Баллантайна: авария, необитаемый остров, английские дети; дает своим главным героям те же имена, что и в «Коралловом острове»,- Ральф и Джек, но дети из «Властелина Мух» ведут себя совсем не так, как их юные соотечественники в вымышленной истории столетней давности.

Дети XX века у Голдинга в сложных обстоятельствах не действуют дружно, а становятся непримиримыми врагами. Джек стремится физически уничтожить Ральфа. Экзотические пло-ды не приносят наслаждения, а приводят к расстройству желудка. Охота на дикую свинью выливается в охоту на человека. Персонажи романа Голдинга вырождаются в дикое племя, возглавляемое фанатичным вожаком.

По сравнению с героями Баллантайна герои Голдинга движутся в обратном направлении: от цивилизации к полному одичанию. Писатель предлагает читателю выяснить, чего больше в человеке – привитого ей цивилизацией или биологического, того, что идет не от ума, а от инстинкта.

Собственно, он ставит вопрос: что представляет собой человек? Кроме того, Голдинг в своем романе опровергает, лишает убедительности концепцию благотворности социально-технического прогресса, ибо XX век с его двумя мировыми войнами, атомной бомбой, лагерями смерти, вспышками геноцида – плохо увязывается с доктриной оптимизма, истоки которой содержатся в философии Просвещения.

Обратите внимание

Поэтому в романе «Повелитель Мух» есть еще один пародийный план, обусловленный полемикой Голдинга с английским писателем XVIII века Даниэль Дефо, автор знаменитого романа «Робинзон Крузо». В произведении Дефо нашла свое воплощение идея основателя европейского Просвещения Джона Локка о том, что развитие человечества сказывается на развитии каждого человека.

Робинзон Крузо провел на необитаемом острове более двадцати лет, но, имея опыт цивилизованной жизни, не погиб ни физически, ни морально.

Полемизируя с философскими идеями Просвещения, пародируя «Робинзона Крузо» Дефо и «Коралловый остров» Баллантайна, Голдинг создал философский роман – притчу.

В произведении сочетаются черты антиутопии и антиробінзонади, Именно жанр романа – притчи дает возможность писателю символично моделировать действительность, поскольку художественный мир своего произведения Голдинг строит по заранее продуманной схеме.

Действие романа происходит во второй половине XX века. Временные рамки произведения можно определить за отдельными деталями: дети (только мальчики) попали в воздушную катастрофу самолет, на котором их, возможно, эвакуировали, было сбито.

Сначала на необитаемом острове царят мир и согласие. Дети надеются, что их спасут; нужно только поддерживать костер, чтобы дым было видно издалека. Великолепная экзотическая природа отвлекает мальчиков от грустных мыслей: «Ожидая на спасение, можно прекрасно поиграть… Как в книжке».

И они вспоминают известные им произведения о приключениях на острове, среди них «Остров Сокровищ» Стивенсона и «Коралловый остров» Баллантайна – так автор намечает пародийный план романа. Дети совмещают игру с выполнением необходимых действий. Старшие заботятся о младших, все вместе собирают в лесу дрова для костра: «…

даже можно меньше, если их не отвлекали плоды, приносили палки и швыряли в огонь».

Источник: http://zarlitra.in.ua/31-5.html

Сочинение «Голдинг «Повелитель мух»»

Самый известный роман Голдинга “Повелитель мух” не укладывается в рамки представлений о традиционном романе. По жанру он близок антиутопии.Мир охвачен войной. Самолет, на борту кот.

находится группа англ. школьников, сбит вражеским истребителем, и мальчики попадают на необ. Остров, вырождается до состояния примитивной дикости.

В книге явно ощущается романтическая линия, выходящая из традиции романов Стивенсона.

Важно

Сюжет Голдинга гораздо сложнее, поскольку в тексте присутствует аллегорическое измерение, которого не было в предыстории. Такой поворот в переосмыслении известного сюжета во многом обусловлен моральным кризисом, вызванным Второй мировой войной, во время которой.

Недаром у Голдинга время действия относится к гипотетическому будущему, к последствиям ядерной войны. В процессе выживания дети используют усвоенные стандарты поведения в строительстве своего маленького сообщества.Они избирают лидера, находят место для обсуждения своих дел.

Но идеалы, заложенные воспитанием, исчезают из мальчишеских умов с пугающей легкостью. Одновременно в детских душах возрождаются иррациональные страхи по поводу воображаемых монстров, темноты, царящей на острове, неизвестности, которой окутано будущее мальчиков.

Все это происходит перед лицом ужаса, греха и зла, ведущего к знанию того, что, по словам одного из персонажей, определяется как “конец невинности, наступление темноты человеческого сердца”.

Для Голдинга характерна метафорическая мысль, присутствующая в контексте “Повелителя мух”, о том, что нечто страшное постоянно следит за человеком из джунглей.

В этом воплощаются глубинные наблюдения автора над бессознательным в человеке. Дикое, разрушительное начало, по мысли писателя, является одновременно и наследием предков, и благоприобретенным “подарком” цивилизации.

Название книги “Повелитель мух” на древнееврейском означает имя дьявола – Вельзевула.

За каждым персонажем закрепляются символические ряды. У каждого своя дорога.В каждом человеке от рождения живет зверь и потенциальный убийца. Обыкновенный британский мальчик становится под влиянием обстоятельств жестоким, безжалостным зверенышем, возбужденным видом крови, способным убить своего товарища.

Совет

Ситуация разработанная Голдингом имеет два смысловых плана: непосредственно происходящее с мальчиками на отдаленном острове должно в то же время аллегорически представлять судьбу человечества.

Звериное существо в человеке не умирает никогда, хотя и сдерживается цивилизацией, оно спрятано недалеко и выступает наружу в любых благоприятных для этого обстоятельствах.

Выдуманное детьми чудовище – олицетворение этого кровавого звериного начала в людях.

Источник: https://shdo.net/sochinenie-golding-povelitel-mux/

Ссылка на основную публикацию