Сочинения об авторе кэрролл

Сочинение на тему Льюис Кэрролл – по русскому языку и литературе

Английский писатель, профессор математики Оксфордского университета. Чарльз Людвидж Доджсон ( таково настоящее имя Кэрролла ) родился в небольшой деревушке Дэрсбери в гравстве Чешир . Он был старшим сыном скромного приходского священника Чарлза Доджсона и Фрэнсис Джейн Лютвидж .

При крещении, как нередко бывало в те дни ему дали два имени: первое, Чарлз – в честь отца, второе, Лютвидж – в честь матери. Он рос в большой семье: у него было семеро сестер и три брата. Дети получили домашнее воспитание; обучал их закону Божьему, языкам и основам естественных наук, “биографии” и “хронологии” отец.

Чарлз Доджсон был человеком незаурядным: глубокая религиозность и университетская образованность сочетались в нем с той склонностью к эксцентрическому, которая нередко отличала в Англии духовных лиц. Отец не только не подавлял в детях стремление к всевозможным играм и веселым затеям, но и всячески им содействовал. Изобретателем всех их неизменно был Чарлз .

Обратите внимание

С помощью деревенского плотника Чарлз смастерил театр марионеток; он писал для него пьесы, которые сам и разыгрывал. Нередко, переодевшись факиром, он показывал взволнованной аудитории удивительные фокусы. Для своих младших братьев и сестер он издавал рукописные журналы, в которых все “романы”, забавные заметки из “естественной истории”, стихи и “хроники” – сочинял сам.

Он не только переписывал их мелким почерком, но и иллюстрировал их собственными рисунками, оформлял и переплетал. Уже в этих ранних опусах явно ощущается склонность юного автора к пародии и бурлеску. Юмористическому переосмыслению и переиначиванию подвергаются известные строки классиков – Шекспира, Мильтона, Грея, Маколея, Колриджа, Скотта, Китса, Диккенса, Теннисона и др.

В этих “первых полусерьезных попытках приближения к литературе и искусству” юный автор обнаруживает широкую начитанность и несомненную одаренность. Когда Чарлзу исполнилось двенадцать лет, его отдали в школу – с начало ричмондскую , а потом в знаменитый Рэгби. Это было привилегированное учебное заведение закрытого типа, которое вызывало у Кэрролла самую решительную неприязнь.

“Не могу сказать, чтобы школьные годы оставили во мне приятные воспоминания, – писал он много лет спустя. – Ни за какие блага не согласился бы я снова пережить эти три года”. Ученье Кэрроллу давалось легко. Особый интерес он проявил к математике и классическим языкам. Дальнейшая жизнь Кэрролла связана с Оксфордом.

Он окончил колледж Христовой церкви ( Крайст Черч Колледж ), один из старейших в Оксфорде, с отличием по двум факультетам: математике и классическим языкам – случай редкий даже по тем временам. В 1855г. ему был предложен профессорский пост в его колледже, традиционным условием которого в те годы было принятие духовного сана и обет безбрачия.

Последнее ограничение не волновало молодого математика, ибо он никогда не испытывал тяги к матримонии ; однако какое-то время откладывал принятие сана, ибо опасался, что ему из-за этого придется отказаться от страстно любимых им занятий – фотографии и посещения театра, которые могли счесть слишком легкомысленными для духовного лица. В 1861г.

он принял сан диакона, что было лишь первым промежуточным шагом. Однако изменения университетского статуса избавили его от необходимости дальнейших шагов в этом направлении. Доктор Доджсон посвятил себя математике.

Его перу принадлежат солидные труды по математике, но “особой виртуозности он достиг в составлении и решении сложных логических задач, способных поставить в тупик не только неискушенного человека, но и современную ЭВМ ” .

Доктор Доджсон вел одинокий и строго упорядоченный образ жизни: лекции, математические занятия, прерываемые скромным ленчем, снова занятия, дальние прогулки (уже в преклонном возрасте по 17- 18 миль в день), вечером обед за “высоким” преподавательским столом в колледже и снова занятия. Всю жизнь он страдал от заикания и робости; знакомств избегал; лекции читал ровным механическим голосом.

Важно

В университете он слыл педантом, был эксцентриком и чудаком. Доктор Доджсон писал множество писем. В отличии от своих современников, не пожелавших следовать славной эпистолярной традиции XVII – XVIII вв., он не только писал письма, но и завел специальный журнал, в котором отмечал все посланные и полученные им письма, разработав сложную системы прямых и обратных ссылок.

За тридцать семь лет Кэрролл отправил 98 721 письмо. Кэрролл страдал бессонницей. По ночам, лежа без сна в постели, он придумывал, чтобы отвлечься от грустных мыслей, “полуночные задачи” – алгебраические и геометрические головоломки – и решал их в темноте.

Позже Кэрролл опубликовал эти головоломки под названием “Полуночные задачи, придуманные бессонными ночами”, изменив во втором издании “бессонные ночи” на “бессонные часы”. Кэрролл страстно любил театр.

Читая его дневник, в который он заносил мельчайшие события дня, видите, какое место занимали в его жизни не только высокая трагедия, Шекспир, елизаветинцы, но и комические бурлески, музыкальные комедии и пантомима. Позже, когда, будучи уже известным автором, он лично наблюдал за постановкой своих сказок на сцене, он проявил тонкое понимание театра и законов сцены.

В ранней юности Доджсон мечтал стать художником. Он много рисовал – карандашом или углем, иллюстрируя собственные юношеские опыты. Он даже послал серию своих рисунков в “Юмористическое приложение к “Таймс”. Редакция их отвергла. Тогда Доджсон обратился к фотографии и достиг здесь удивительных высот. По мнению специалистов, Кэрролл был одним из лучших фотографов XIX в.

Однако больше всего доктор Доджсон любил детей. Чуждаясь взрослых, чувствую себя с ними тяжело и скованно, мучительно заикаясь, порой не будучи в состоянии вымолвить ни слова, он становился необычайно веселым и занимательным собеседником, стоило ему показаться в обществе детей.

“Не понимаю, как можно не любить детей, – писал он в одном из своих писем, – они составляют три четверти моей жизни”. Он совершал с ними долгие прогулки, водил их в театр, приглашал в гости, развлекал специально придуманными для них рассказами, которые сопровождались быстрыми выразительными зарисовками по ходу рассказа.

Общение с детьми, игра неизменно служили толчком к творческому импульсу для Кэрролла. Его лучшие произведения – обе сказки об Алисе, стихотворения – возникли как импровизация, хотя впоследствии и дорабатывались весьма значительно. Доджсон лишь раз выезжал за пределы Англии. Летом 1867г.

вместе со своим другом ректором Лиддоном он отправился в Россию – весьма необычное по тем временам путешествие. Посетив по дороге Кале, Брюссель, Потсдам, Данциг, Кенигсберг, он провел в России месяц с 26 июля по 26 августа – и вернулся в Англию через Вильно, Варшаву, Эмс, Париж.

Совет

В России Доджсон побывал в Петербурге и его окрестностях, Москве, Сергиевом Посаде и съездил на ярмарку в Нижний Новгород. Свои впечатления он кратко записал в “Русском дневнике”.

Москва с ее “коническими башнями”, которые выступают друг из друга, “наподобие раскрытого телескопа”, с “огромными позолоченными куполами церквей, где словно в зеркале отражается перевернутый город”, Воробьевы горы, откуда, как вспоминает Кэрролл, глядел впервые на город Наполеон, церемония венчания, столь непохожая на английский обряд, “удивительный эффект” церковного пения – все поражает его воображение не меньше чем “город гигантов” Петербург. Верным своим привязанностям, он посещает Малый театр и театр в Нижнем Новгороде, восхищается “первоклассной игрой актеров”. Больше Кэрролл не выезжал за пределы Англии. Изредка он бывал в Лондоне, где продолжал также внимательно следить за театральными постановками; каникулы проводил обычно в Гилфорде, где жили его сестры. Там он и умер 14 января 1898г. На гилфордском кладбище над его могилой стоит простой белый крест. На родине Кэрролла, в деревенской церкви Дэрсбери, есть витраж, где рядом с задумчивым Дадо стоит Алиса, а вокруг теснятся Белый Кролик, Болванщик , Мартовский Заяц, Чеширский Кот и др. Первое издание книги “Алиса в Стране чудес” вышло в свет 27 июня 1865г. , а в декабре 1871г. читатели встретились и со второй частью книги – “Сквозь зеркало и что там увидела Алиса, или Алиса в Зазекалье ”. Первая книга об Алиса далась Кэрроллу не сразу. Существует по меньшей мере три вариант. О первых двух известно немного. 1 июля 1862г. во время лодочной прогулки по небольшой речушке, впадающей в Темзу неподалеку от Оксфорда, Кэрролл начал рассказывать девочкам Лидделл, дочерям своего коллеги ректора колледжа Крайст Черч, сказку о приключениях Алисы, названной так по имени его любимицы, десятилетней Алисы Лидделл. Сказка девочкам понравилась, и во время последующих прогулок и встреч они не раз требовали продолжения. Из дневника Кэрролл известно, что он рассказывал свою “бесконечную сказку”, а порой, когда под рукой оказывался карандаш, то рисовал по ходу рассказа своих героев в странных ситуациях, выпавших на их долю. Позже Алиса попросила Кэрролла записать для нее сказку: “Пусть в ней будет побольше всяких глупостей”. Уже в начальном импровизированном варианте “глупости” ( или нонсенсы, как мы их теперь называем даже по русски ) присутствовали на ряду с более традиционными “приключениями”. Лишь в 1863г. Кэрролл закончил первый рукописный вариант сказки, которую назвал “Приключения Алисы под землей”. Однако этот вариант не был отдан Алисе Лидделл ; в 1864г. Кэрролл принялся за второй, более подробный. Своим мелким каллиграфическим почерком он переписал его от руки и снабдил тридцатью семью рисунками в тексте, а первый вариант уничтожил. 26 января 1864г. он подарил Алисе эту рукописную тетрадку, наклеив на последней странице фотографию семилетней Алисы ( возраст героини сказки ). Наконец, в 1865г. появился окончательный вариант, известный всем как “дефинитивный текст”. Казалось, этим все и должно было ограничиться, но этого не произошло. В 1890г., в разгар первой волны популярности сказки, Кэрролл издает вариант “для детей”. Пожалуй, в спорах, которые уже более столетия ведутся вокруг книги Кэрролла, все исследователи едины лишь в одном: книга имеет двойной “адрес”: она рассчитана на два уровня восприятия – детский и взрослый.

Сочинение на тему Льюис Кэрролл
Кэрролл Л.
Стр. 1

Сочинение на тему Льюис Кэрролл
Кэрролл Л.
Стр. 2

Сочинение на тему Льюис Кэрролл
Кэрролл Л.
Стр. 3

Сочинение на тему Льюис Кэрролл
Кэрролл Л.
Стр. 4

Источник: http://my-soch.ru/sochinenie/171lyuis-kerroll187

Сочинение по прочитанной книге Л. Кэрролла “Алиса в Стране Чудес”

Вот и наступили летние каникулы, когда можно посвятить время любимым занятием. Мне очень нравится читать, поэтому я решила познакомиться с книгой Л. Кэрролла “Алиса в Стране Чудес”. Тогда я даже не могла представить, сколько удовольствия получу, читая ее.

С первой страницы я окунулась в интересный мир приключений, которые постоянно сопровождали главную героиню Алису и ее друзей. С ними она познакомилась во время своего путешествия по загадочной Стране чудес. Тут девочка встретилась с разными диковинными существами, которые удивляли ее своими способностями и поступками.

Некоторые из них были добрыми, но необычными, например, Чеширский кот, Пеликан Додо. Другие, наоборот, очень неприятные, злые и невоспитанные – это Королева Сердец и ее подданные. И вообще, все в той стране было не так, но Алисе было интересно посмотреть, что происходит в другом мире.

Для этого ей пришлось даже несколько раз поменять свой рост, иногда это было жизненно необходимо (например, когда Королева велела отрубить Алисе голову, и ей пришлось с помощью волшебного гриба быстро увеличиваться). 

Персонажи удивляли Алису, а вместе с ней и меня, своим необычным видом, разговорами и даже именами. Среди них больше всего мне понравился Чеширский кот, который, как и настоящие коты, приходит тогда, когда сам захочет и куда захочет, причем иногда появлялись только его голова или другие части тела, что было очень забавно. Он подсказал Алисе, как вернуться домой, однако для этого ей пришлось познакомиться с капризной и строптивой Королевой. Этот персонаж я воспринимала как отрицательный, поскольку в ее образе обусловливались все черты плохого характера и недостойного поведения, особенно по отношению к тем, кто от нее зависел. На ее примере я убедилась в том, что когда человек, имеющий власть, эгоистичный и неумный, это приводит к несправедливому отношению к подчиненным, которые должны подчиняться и подлизываться, иначе будут наказаны. Но не только Королева вызывает негативное отношение, но и те, кто ему потакают, например, безвольный Король.

Многие персонажи меня очень порадовали, например, Шляпник и Безумный Заяц. Они не были злыми, говорили разные забавные и веселые вещи, но по отношению к Алисе были очень невежливы и, на удивление, не считали, что это нехорошо и так делать нельзя.

Из всех персонажей наиболее близкой мне была сама Алиса, неуверенно, за то, что мы с ней почти одного возраста.

И я ей даже немножко завидую, ведь, действительно, так интересно было бы попасть в загадочную страну! Мне нравится то, что Алиса смелая, не теряет интерес к происходящему при любых обстоятельствах, имеет свое мнение, пытается анализировать и делать выводы о своих и чужих поступках.

Обратите внимание

Очень интересно было знакомиться с видами этой загадочной страны, ведь там росли не просто цветы, а цветы, что умеют петь, встречались причудливые животные и что подтверждается названием страны. 

Итак, книжка “Алиса в Стране Чудес” оказалась для меня как захватывающей, так и поучительной, поскольку на интересных и забавных примерах английским писателем Льюисом Кэрроллом были раскрыты некоторые нехорошие черты характера персонажей, что, по моему мнению, свойственны не только сказочным героям, но и обычным современным людям, и которых обязательно нужно избавляться.

Читайте также:  Сочинения об авторе руставели

Источник: https://www.lang-lit.ru/2016/06/sochinenie-po-knige-alisa-v-strane-chudes.html

Льюис Кэрролл и его реальная жизнь

          АГЕНТ СМИТ:
          Одна жизнь имеет будущее. Другая — нет.
          (разговор в кабинете)

Льюис Кэрролл, настоящее имя – Чарльз Лютвидж Доджсон (Додсон). Дата рождения: 27 января 1832 года.

Место рождения: тихая деревушка Дерсбери, графство Чешир, Великобритания. Национальность: великобританец до мозга костей. Особые приметы: глаза ассиметричные, уголки губ подвернуты, глух на правое ухо; заикается. Род занятий: профессор математики в Оксфорде, дьякон.

Хобби: фотограф-любитель, художник-любитель, писаталь-любитель. Последнее подчеркнуть.

Наш именинник, на самом деле, личность неоднозначная. То есть, если представлять его числами, то получится не один, а два – или даже три. Считаем.

Чарльз Лютвидж Доджсон (1832 – 1898), закончивший школу с отличием по математике и латинскому яызыку, в последующие годы профессор Оксфордского университета, а также куратор преподавательского клуба (с присущими статусу и учреждению причудами!), благополучный и исключительно добропорядочный гражданин викторианского общества, отправивший за свою жизнь более ста тысяч писем, написанных четким убористым почерком, благочестивый дьякон англиканской церкви, талантливейший британский фотограф своего времени, одаренный математик и логик-новатор, на многие годы опередивший свое время, – это раз.

Льюис Кэрролл – любимый всеми детьми автор ставших классическими произведений «Приключения Алисы в стране чудес» (1865), «Сквозь зеркало и что там увидела Алиса» (1871) и «Охота на Снарка» (1876), человек, три четверти свободного времени проводивший с детьми, способный часами без устали рассказывать детям сказки, сопровождая их забавными рисунками, и, отправляясь на прогулку, нагружавший свой саквояж всевозможными игрушками, головоломками и подарками для детей, которых он может повстречать, этакий Дед Мороз на каждый день – это два.

Возможно (только возможно, а не обязательно!), был еще и некий третий – назовём его «Невидимка». Потому что его никто никогда не видел. Человек, про которого сразу после смерти Доджсона специально сочинили миф, прикрывающий реальность, которой никто не знал.

Важно

Первого можно назвать успешным профессором, второго – выдающимся литератором. Кэрролл-третий – полный провал, Буджум вместо Снарка. Но провал международного уровня, провал-сенсация. Этот третий Кэрролл и есть самый значительный, самый гениальный из трех, он – не от мира сего, он принадлежит к миру Зазеркалья.

Одни биографы предпочитают говорить только о первом – Доджсоне-ученом, и втором – Кэрролле-писателе. Другие многозначительно намекают на всевозможные причуды третьего (про которого почти ничего не известно, а что известно, то невозможно доказать!).

Но на самом деле Кэрролл – как жидкий терминатор – был всеми своими ипостасями сразу – хотя каждая из них всем своим существом опровергала другие… Стоит ли удивляться тому, что у него были свои странности?

Ирония судьбы, или Желтый парик

Алиса. фото Льюиса Кэрролла

Первое, что мне приходит в голову, когда упоминают Льюиса Кэрролла – это, как ни странно, его любовь к маленьким девочкам, в том числе к Алисе Лиддел, семилетней красавице с широко раскрытыми глазами, дочери ректора, которая благодаря Кэрроллу превратилась в Алису сказочную.


Кэрролл, действительно, дружил с ней – многие годы, и в том числе после того, как она успешно вышла замуж. Он сделал много замечательных фотографий маленькой и большой Алисы Лиддел. И других знакомых девочек. Но «совы не те, кем они кажутся». Как отмечает в своем исследовании королева отечественного кэрролловедения Н.М.

Демурова, всем известная версия о «педофилизме» Кэрролла – мягко говоря, сильное преувеличение.

Дело в том, что родственники и друзья специально сфабриковали множество свидетельств о якобы великой любви Кэрролла к детям (и к девочкам, в частности) с целью скрыть его излишне активную светскую жизнь, которая включала множество знакомств с «девочками» вполне зрелого возраста – поведение, в то время абсолютно непростительное ни для дьякона, ни для профессора.

Выборочно уничтожив сразу после смерти Кэрролла многое из его архива и создав сильно «припудренную» биографию, родственники и друзья писателя сознательно мумифицировали память о нём как об этаком «дедушке Ленине», который очень, ну очень любил детей. Излишне говорить, насколько двусмысленным стал такой образ в двадцатом веке! (Согласно одной из «фрейдистских» версий, в образе Алисы Кэрролл вывел свой собственный детородный орган!) Репутация писателя, по иронии судьбы, пала жертвой сарафанного заговора, как раз и созданного с целью защитить его доброе имя и представить в выгодном свете перед потомками…

Алиса. Фото Кэрролла

Совет

Да, уже при жизни Кэрроллу приходилось «соответствовать» и прятать свою разностороннюю, активную и где-то даже бурную жизнь под непроницаемой маской викторианской респектабельности. Что и говорить, неприятное занятие; для такого принципиального человека, как Кэрролл, это было, несомненно, тяжелым бременем.

И все же, думается, в его личности скрывалось и более глубокое, более экзистенциальное противоречие, кроме постоянного страха за свою профессорскую репутацию: «ах, что будет говорить княгиня Марья Алексевна».

Тут мы вплотную подходим к проблеме Кэрролла-Невидимки, Кэрролла-третьего, живущего на темной стороне Луны, в Море Бессонницы.

Говорят, Кэрролл страдал бессонницей. В 2010 году, возможно, наконец будет снят и выпущен в прокат китчевый полнометражный фильм, главным героем которого станет сам Кэрролл.

Фильм, который поддерживают такие мэтры кинематографа, как Джеймс Кэмерон и Алехандро Ходоровский, должен называться «Фантасмагория: Видения Льюиса Кэрролла», а снимает его – кто бы вы думали? – ни кто иной, как… Мэрилин Мэнсон! (Подробнее я писал об этом здесь.)

Впрочем, даже если Кэрролла и в самом деле мучила по ночам бессонница, он так же не мог найти покоя и днём: ему постоянно надо было себя чем-то занять.

На самом деле, Кэрролл за свою жизнь придумал и написал столько, что просто диву даёшься (опять невольно вспоминается дедушка Ленин, также отличавшийся литературной плодовитостью!). Но в центре этого бурного творчества был конфликт.

Что-то тяготило Кэрролла: что-то помешало ему, например, жениться и завести детей, которых он так любил. Что-то отвратило его от пути священника, на который он было ступил в молодости.

Обратите внимание

Что-то одновременно подорвало его веру в самые основы человеческого бытия и дало ему силу и решимость идти по своему пути до конца. Что-то – громадное, как целый явленный нашим глазам мир, и непостижимое, как мир незримый! Что это было, мы можем теперь только догадываться, но в существовании этой глубочайшей «пропасти» сомневаться не приходится.

carroll&alice – очевидно, коллаж

Так, например, в отрывке, который Кэрролл (по совету Дж. Тенниела, художника, создавшего «классические» иллюстрации к обеим книгам про Алису) убрал при окончательной правке, содержится горькая жалоба на двойную – чтобы не сказать «двуличную», жизнь, которую ему пришлось вести под давлением общества. Приведу стихотворение полностью (в переводе О.И. Седаковой):

Когда легковерен и молод я был,
Я кудри растил, и берег, и любил.
Но все говорили: «О, сбрей же их, сбрей,

И желтый парик заведи поскорей!»

И я их послушал и так поступил:
И кудри обрил, и парик нацепил –
Но все закричали, взглянув на него:

“Признаться, мы ждали совсем не того!»

«Да, — все говорили, — он плохо сидит.
Он так не к лицу вам, он так вас простит!»
Но, друг мой, как было мне дело спасти? –

Уж кудри мои не могли отрасти…

И нынче, когда я не молод и сед,
И прежних волос на висках моих нет.
Мне крикнули: «Полно, безумный старик!»

И сдернули мой злополучный парик.

И все же, куда бы ни выглянул я.
Кричат: «Грубиян! Простофиля! Свинья!»
О, друг мой! К каким я обидам привык,

Как я поплатился за желтый парик!

Вот он, «видимый миру смех и невидимые миром слезы» Кэрролла-невидимки! Дальше следует уточнение:

— Я вам очень сочувствую, — сказала Алиса от души. — По-моему, если бы ваш парик сидел лучше, вас бы так не дразнили.

— Твой-то парик сидит прекрасно, — пробормотал Шмель, глядя на Алису с восхищением. — Это потому, что у тебя форма головы подходящая.

Сомнений быть не может: парик – это, конечно, совсем не парик, а социальная роль вообще, роль в этом сумасшедшем спектакле, который в старых добрых Шекспировских традициях разыгрывается на сцене целого мира.

Важно

Кэрролла – если, конечно, принять на веру, что в образе Шмеля Кэрролл изобразил себя самого, или свою «тёмную» половину (вспомните знаменитый автопортрет Кэрролла, где он сидит в профиль – да-да, это Луна, тёмная сторона которой никогда не будет видна!), – так вот, Кэрролла мучает и парик, и отсутствие кудрей, а также красота и лёгкость детства – этих идеально сидящих «париков» прелестных маленьких девочек.

Тот самый автопортрет

Вот какая «одна, но пламенная» страсть мучает дьякона: он вовсе не хочет секса с маленькими девочками, он хочет вернуться в детство, идеализированное в образе семилетней Алисы с «широко закрытыми глазами», которая естественным образом погружена в свою собственную Страну чудес! Ведь маленьким девочкам даже не надо прыгать в кроличью нору, чтобы оставить мир взрослых где-то там, далеко. А мир взрослых, со всеми его условностями – стоит ли он того, чтобы тратить на него жизнь? И вообще, чего на самом деле стоит весь этот мир, социальная жизнь и т.п., — спрашивает себя Кэрролл. Ведь люди вообще странные существа, которые ходят все время головами вверх и проводят половину жизни лежа под одеялом! «Life, what is it but a dream?» («Жизнь, это всего лишь сон») — так заканчивается первая сказка про Алису.

Голова профессора Доджсона

ТРИНИТИ:
Ты пришел сюда, потому что хочешь
узнать ответ на главный вопрос хакера.
НЕО:

Матрица… Что такое Матрица?

(разговор в ночном клубе)

До зубовного скрежета высокодуховный Кэрролл был мучим идеей экзистенциального, эзотерического прорыва в «настоящее», в Страну чудес, в мир вне Матрицы, в жизнь Духа. Он (как и все мы!) был тем самым злополучным «вечности заложником у времени в плену», и крайне остро это осознавал.

Характер Кэрролла отличало несгибаемое намерение реализовать свою мечту. Он работал целыми днями, не отрываясь даже на нормальную еду (в течение дня «в слепую» перекусывал печеньем) и зачастую просиживая долгие бессонные ночи за своими исследованиями.

Кэрролл, действительно, работал как безумный, но целью его работы было как раз довести свой разум до совершенства. Он мучительно осознавал себя запертым в клетку собственного разума, но разрушить эту клетку пытался, не видя лучшего метода, тем же самым средством – разумом.

Обладая блестящим интеллектом, профессиональный математик и способный лингвист Кэрролл пытался именно с помощью этих инструментов найти выход, ту самую запретную дверь в чудесный сад, которая привела бы его к свободе.

Математика и лингвистика – вот две сферы, в которых Кэрролл ставил свои эксперименты, эзотерические и научные одновременно – смотря с какой стороны посмотреть. Доджсон издал около десятка книг по математике и логике, оставив в науке свой след, но стремился он к гораздо более глубоким результатам.

Совет

Игра словами и числами была для него войной с реальностью здравого смысла – войной, которой он надеялся обрести мир вечный, бесконечный, непреходящий.

Повзрослевшая Алиса

По признанию современников, дьякон Кэрролл не верил в вечные адские муки. Осмелюсь предположить, что он, кроме того, допускал возможность выхода за пределы человеческого синтаксиса уже при жизни. Выхода и полного перевоплощения в другую реальность – реальность, которую он условно называл Страной чудес.

Допускал – и страстно желал такого освобождения… Разумеется, это всего лишь догадка.

В рамках христианской традиции, к которой, без сомнений, принадлежал дьякон Доджсон, это немыслимо, однако, например, для индуиста, буддиста или суфия такое «чеширское» исчезновение – вполне закономерно (как исчезновение по частями или целиком – для самого Чеширского кота!).

Факт, что Кэрролл без устали проводил эксперименты по своеобразному «прорыву Матрицы». Отказавшись от логики здравого смысла и применяя формальную логику как рычаг, «переворачивающий мир» (а точнее – привычные сочетания слов, которыми этот мир людьми описывается, вслух и про себя, в ходе размышлений), Кэрролл «научно нащупал» логику гораздо более глубокую.

Как выяснилось впоследствии, в XX веке, в своих математических, логических и лингвистических штудиях профессор Доджсон предвосхитил позднейшие открытия в математике и логике: в частности, «теорию игр» и диалектическую логику современных научных исследований. Кэрролл, мечтавший вернуться в детство, повернув время вспять, на деле опередил науку своей эпохи.

Но так и не достиг своей основной цели.

Блестящий, совершенный разум Доджона-математика и логика страдал, не в силах преодолеть пропасть, отделяющую его от чего-то, принципиально непостижимого разумом. Ту экзистенциальную пропасть, которая бездонна: в нее можно «лететь, лететь». И стареющий Доджсон летел и летел, становясь все более одиноким и непонятым. Эта пропасть не имеет имени.

Возможно, это то, что Сартр называл «тошнотой». Но поскольку человеческому разуму свойственно ко всему непременно приклеивать ярлыки, назовём её пропастью им. Снарка-Буджума. Это пропасть между человеческим сознанием, стремящимся к свободе, и бесчеловечностью окружающей его среды.

Читайте также:  Сочинения об авторе адамович


Обратите внимание

Окружающие (часть среды) считали Доджона-Кэрролла человеком с причудами, немного не в своём уме. А он знал, насколько сумасшедшие и причудливые все остальные – люди, которые «думают» словами, в то время как те играют в «королевский крокет» в их собственной голове. «Все здесь не в своём уме, и ты, и я», – говорит Чеширский Кот Алисе.

Реальность, когда к ней применяешь разум, становится еще безумнее. Она становится, разобраченная – миром «Алисы в стране чудес».

История жизни Доджсона-Кэрролла – это история поиска и разочарования, борьбы и поражения, а также того особого разочарования-поражения, которое приходит только после победы в конце долгого, длинной в целую жизнь, поиска. Кэрролл после долгой борьбы отвоевал своё место под солнцем, и солнце потухло.

«For the Snark *was* a Boojum, you see» – таким предложением (предложением своей головы, или (де-) капитуляцией) заканчивается последнее знаменитое сочинение Кэрролла – поэма-нонсенс «Охота на Снарка». Кэрролл добыл Снарка, и этот Снарк был Буджумом.

Вообще, биография Кэррола – это и есть история Снарка, который *был* Буджумом. Кэрролл-провал был тремя людьми: Морфеусом, который не нашел своего Нео, Тринити, которая тоже не нашла своего Нео, и самим Нео, который так и не увидел Матрицу как она есть.

История жидкого терминатора, которого никто не любил и не понимал как следует, и который растворился в небытие. История, которая не оставляет равнодушным.

Кэррол ввязался в борьбу, в которой человек разумный победить не может. Только лишь когда (и если! И это большое Если!) превзойдены мысли, за пределами ума появляются состояния, известные как интуиция.

Кэрролл как раз и пытался – интуитивно чувствуя, что ему это необходимо – развить в себе такую сверхспособность, вытащить себя за волосы из болота. Интуиция выше любого и всякого интеллекта: ум и интеллект оперируют с помощью слов, логики и ума (в которых Кэрролл достиг значительных высот) и потому ограничены.

Только состояние сверхлогики, интуиции превосходит логику разумную. Пока Кэрролл использовал свой ум, он был хорошим математиком, логиком-новатором, талантливым писателем.

Важно

Но когда перед ним вставал «город золотой» – Страна чудес, Лучезарные Гималаи Духа – он писал по вдохновению чего-то сверхчеловеческого, и эти проблески Высшего можно разглядеть даже сквозь перевод: Кэрролл, словно дервиш, кружится в своём мистическом танце, и перед нашим мысленным (а подчас и без-мысленным!) взором мелькают слова, числа, шахматные фигуры, стихи; наконец, постепенно, начинает проступать и сама фактура мира, линии Матрицы… Можно ли требовать от писателя большего? Это его подарок нам – что-то такое, чему он мог лишь позволить случиться, – наш дорогой дядюшка Кэрролл, математик-визионер, дьякон-театрал, шутливый пророк в неуклюжем желтом парике.

Текст подготовлен для «Частного Корреспондента»

Источник: https://www.peremeny.ru/blog/4027

Удивительное путешествие в Страну Чудес (по сказке Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране Чудес»)

5 класс

СИЛА ТВОРЧЕСКОГО ВООБРАЖЕНИЯ

ЛЬЮИС КЭРРОЛЛ, М. ЦВЕТАЕВА

ОБРАЗЕЦ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Удивительное путешествие в Страну Чудес (по сказке Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране Чудес»)

Дети, а очень часто и взрослые любят сказки. Почему? Потому что в сказке добро всегда побеждает зло, они счастливо заканчиваются, в сказке существует то, чего не хватает в реальной жизни.

Про обычные и необычные приключения, случившиеся с девочкой Алисой, рассказывает в своей книге «Алиса в Стране Чудес» английский писатель Льюис Кэрролл. Следует отметить, что эту сказку читают люди раВНОго возраста, и она и до сих пор вызывает неоднозначное отношение. Некоторые писатели и литературоведы считают, что сказка Льюиса Кэрролла – произведение для взрослых.

На первый взгляд, в сказке много нелепостей. Это объясняется многими причинами. Во-первых, своеобразием произведения. История про Алису начинается как повесть, а затем переходит в сказку. А в финале произведения читатель узнает, что все написанное просто приснилось Алисе. «Сон» девочки – это композиционный прием, который помог автору ввести героиню в сказку.

В тексте много аллегории, символики, метафоричности. Американский писатель Г. Брэдбери писал: «Страна Чудес – это то, что мы есть». То есть, Льюис Кэрролл изобразил человеческую жизнь, реальный мир, полный абсурда.

К сожалению, взрослые, занятые своими проблемами, не всегда замечают чудеса, которые существуют в жизни. За сказочным королевством, изображенным Льюис Кэрролла, виднеется Англия с ее законами, судом, королевской властью, – все то, что создали взрослые.

Королевский двор предстает в виде колоды карт. В карты, как известно, играют, их тасуют. Так и королева на свое усмотрение играла своими подчиненными.

То есть жизнь – это сложная игра, в которой всегда одни выигрывают, а другие проигрывают.

Совет

Все люди разные, как и жители Страны Чудес: Королева – злая, нервозная, Мышь все время обижается, Гусеница – тщеславная, Грифон и Черепаха – раздраженные, Чеширский Кот всегда улыбающийся.

В тексте много странных вещей, стихов. Но они являются странными только с точки зрения взрослых. Поскольку их засосало сумасшедшая жизнь и они потеряли чистоту взглядов, мнений, умение удивляться и верить в чудо.

Сказка Льюиса Кэрролла заставляет взрослых остановиться и увидеть необычное в обычном. А детям помогает развивать фантазию, воображение.

Когда перевернута последняя страница произведения, всегда остаются размышления над ней, над тем, как мы живем, какими следует быть. Итак, автор достучался до самых сокровенных глубин души читателя. А это и есть самое главное.

Источник: http://zarlitra.in.ua/56-1.html

«Алиса в Стране Чудес». Об авторе Льюис Кэрролл- настоящее имя Чарльз Лютвидж Доджсон. Писатель, философ, математик и фотограф. – презентация

1 «Алиса в Стране Чудес»

2 Об авторе Льюис Кэрролл- настоящее имя Чарльз Лютвидж Доджсон. Писатель, философ, математик и фотограф.

3 Наиболее известные произведения: «алиса в стране чудес»; «алиса в зазеркалье» и юмористическое произведение «охота на снарка»

4 О Произведении О произведении: «Алиса в Стране Чудес», жанр- сказка, язык- английский, создавалась три года.

5 Герои сказки

6 Алиса главная героиня сказки, которой около семи лет. Автор несколько раз упоминает, что образ «маленькой героини» не был основан на судьбе реального ребёнка и является полностью вымышленным. В романе Алиса предстаёт в качестве школьницы с причудливо-логическим складом ума, чьи прямые волосы «вечно лезут в глаза». Кэрролл в своей статье «Алиса на сцене» описывал персонажа любящую как собаку нежную, словно лань, учтивую по отношению ко всем, доверчивую и «любознательную до крайности, с тем вкусом к Жизни, который доступен только счастливому детству, когда всё ново и хорошо, а Грех и Печаль всего лишь слова пустые слова».

7 Белый кролик Белый Кролик говорящее животное с розовыми глазами, одетое в жилетку и лайковые перчатки. Он носит часы в кармане и живёт в «чистеньком домике» с надписью: «Б. Кролик».В первых главах Кролик куда-то опаздывает, в четвёртой пытается попасть в свой дом, а в финале произведения сопровождает королевскую чету и выступает в качестве глашатая. Доджсон, визуализируя образ персонажа, говорит что «Белый Кролик носит очки, и я уверен, что голос у него должен быть неуверенный, колени дрожать, а весь облик бесконечно робкий». В «Приключениях Алисы под землёй» Кролик вместо веера роняет букет цветов. Алиса впоследствии уменьшается, вдохнув их аромат.глашатая

8 додо Додо птица, которую Алиса обнаруживает на берегу рядом с Морем Слёз. Орлёнок Эд отмечает, что Додо говорит «не по-человечески», его речь перегружена научными терминами. Он устраивает Бег по кругу, после чего объявляет победителями всех, кто участвовал в забеге. В результате Алисе приходится каждому подарить по цукату, а себе свой собственный напёрсток. Птица Додо является отражением самого Кэрролла. Когда писатель заикался, он произносил своё имя как «До-До- Доджсон». Впоследствии, когда биография писателя вошла в «Британскую энциклопедию», она шла непосредственно перед статьей «Додо».

9 гусеница Гусеница насекомое синего цвета и трёхдюймового роста, встречающееся в 4-й и 5-й главах. Он восседает на белом грибе. Совет Гусеницы о том, «что нужно всегда держать себя в руках Гарднер предполагает, что наиболее вероятный вид гриба, на котором сидит Гусеница Amanita fulva.

Обратите внимание

10 Чеширский кот Чеширский Кот кот Герцогини, который часто улыбается. Вид у персонажа добродушный, однако у него много зубов и длинные когти. Алиса ласково называла его Чешик и считала своим другом. Сам кот думает, что находится не в своём уме, поскольку (в отличие от собак) ворчит, когда доволен, и виляет хвостом, когда сердится. Он умеет исчезать как полностью, так и частично, оставляя только улыбку или голову. Во времена Кэрролла в ходу была поговорка: «Улыбается как чеширский кот». Объясняя происхождение поговорки, исследователи выдвинули две теории. Согласно первой в графстве Чешир некий неизвестный маляр рисовал ухмыляющихся львов над дверьми таверн. Согласно второй, чеширским сырам иногда придавали форму улыбающихся котов.

11 шляпник Шляпник шляпных дел мастер, один из участников Безумного Чаепития. При встрече с Алисой ведёт себя нетактично. Загадывает ей загадки и периодически пытается разбудить Мышь-Соню. По выражению Чеширского кота, Шляпник находится «не в своём уме». Помимо того, что персонаж постоянно пьёт чай, он занимается продажей шляп и поёт песни на концерте. На суде он выступил первым свидетелем, охарактеризовав себя как «маленького человека», который является таким же круглым, как и его шляпы. Персонаж не фигурировал в первоначальном варианте сказки. Его имя и характер предположительно возникли от поговорки «Безумен как шляпник». Она в свою очередь основывалась на том факте, что шляпники действительно могли сходить с ума из-за паров ртути, использовавшихся для обработки фетра.

12 Ночная соня Мышь-Соня мышь, участница безумного Чаепития. Большую часть времени спит; Шляпник и Заяц используют её в качестве подушки. Иногда во сне она начинает петь, тогда её щиплют за бока, чтобы она остановилась. Возможно прототипом персонажа был ручной вомбат Данте Россетти, знакомого Доджсона, любивший спать на столе. Согласно событиям сказки, Соня периодически находилась в чайнике. Это обосновывается тем, что дети во время Викторианской Англии, держали сонь в качестве домашних животных в чайниках, которые заполнялись травой.

13 Мартовский Заяц Мартовский Заяц сумасшедший заяц, которого Алиса встречает на Безумном Чаепитии. Он предлагает маленькой девочке выпить вина и считает, что нужно всегда говорить то, что думаешь. На появление персонажа повлияла поговорка, популярная во времена Кэрролла «Безумен как мартовский заяц».

14 По сказке «Алиса в стране чудес» был снят мультипликационный фильм, фрагмент которого вам сейчас покажут.

Источник: http://www.myshared.ru/slide/943554/

Сочинение 0933. (B). Льюис Кэрролл и его Страна Чудес

Апанасевич Мария. Белорусскй государственный экономический университет, Минск, Беларусь
Сочинение на английском языке с переводом. Номинация Прочее

This curious man lived in the epoch of English “stagnation”. It was a rather safe time of the Queen Victoria reign.

Charles Lutwidge grew up to a big joker, dreamer and inventive soul. Much it was favoured by his father – modest, but original priest. Apart from the fact that he had given his children (Charles had 7 sisters and 3 brothers) the basis of the sciences and imparted Christian virtues, he had developed rather a peculiar sense of humour in them. Little Charley was good at his cheerful inventions.

Важно

He adored magic tricks, published “hand-written” magazines, made puppets. His favourite game was a “Railway”, with the “trains” from a manual wheelbarrow, butts and a cart. The rules of behavior on this road composed by Charly, were very remarkable. One, for example, runs as follows: “The one, who “has got under a train” should remain lying until he is driven over couple more times”.

Even when he became a respectful professor, Charles Lutwidge Dodgeson didn’t refuse the entertainments – he wrote comic rhymes for magazines, constantly invented smth. Even mathematics Dodgeson perceived not as a dry tiresome science, but as a fascinating game.

Not without reason in the ancient time this science considered related philosophy and poetry; after all it dealt with abstract ideal concepts.

`- Did you ever see such a thing as a drawing of a muchness?`

`- Really now you ask me, – said Alice very much confused, – I don’t think…`

Dodgeson not only knew, how to draw a muchness. Suffering from insomnia, he occupiedhis mind making up various puzzles and problems. The choice in advantage of mathematics didn’t cool Dodgeson’s thirst for art. Our hero read a lot and randomly was passionately fond of theater.

Photography was his another hobby, where Charles made an impressive progress. Though he wasn’t a professional he was said to be one of the best as early as he was alive. Charles Lutwidge became famous for the various portrayals of children.

As a professor of mathematics of the Oxford College under the Christ Church, according to its rules he was condemned to celibacy, though Charles Lutwidge Dodgeson never longed for family life. Only when he was in children’s (more often girls’) company, Dodgeson was throwing off his mask of a pedant and became a child himself.

Spontaneity, hidden inside the Oxford mathematician, burst out. `Do-do-dodgeson`, that was how he introduced himself to his little lady-friends, therefore they called him `Dodo`.

Читайте также:  Сочинения об авторе солоухин

`Seven years and six months!` HumptyDumpty repeated thoughtfully. `An uncomfortable sort of age. Now if you`d asked MY advice, I`d have said “Leave off at seven” – but it`s too late now.`

`I never ask advice about growing,` Alice said indignantly.

`Too proud?` the other inquired.

Alice felt even more indignant at this suggestion. `I mean,` she said, `that one can`t help growing older.`

`ONE can`t, perhaps,` said Humpty Dumpty, `but TWO can. With proper assistance, you might have left off at seven.`

Источник: http://english-exam.ru/konkursy-sochinenii/3-i-konkurs/sochinenie-0933-b-lyuis-kyerroll-i-ego-strana-chudes.html

Готовые школьные сочинения

Окт
16 2010

Хроники творчества Кэрролла

Чарлз Латвидж Доджсон (таково настоящее имя Кэрролла) родился в небольшом селе Дарсбери в графстве Чешир. Он был старшим сыном скромного приходского священника Чарлза Доджсона и Френсис Джейн Латвидж.

При крещении, как нередко случалось в те времена, ему дали два имени: первое — в честь отца, второе, Латвидж, — в честь матери. Он воспитывался в большой семье: семеро сестер и трое братьев.

Дети получили домашнее воспитание; учил их закону Божьему, основам естественных наук, «биографии» и «хронологии» отец.

Совет

Чарльз Доджсон был человеком прямым: глубокая религиозность и университетская образованность объединялись в нем со склонностью к эксцентризму. Отец не только не уменьшал в детях стремление к разнообразнейшим играм и веселым затеям, но и всячески оказывал им содействие. Наибольшим выдумщиком неизменно был Чарлз.

С помощью сельского столяра Чарлз смастерил театр марионеток; он писал для него пьесы, которые сам и разыгрывал. Нередко, переодевшись факиром, он показывал взволнованной аудитории удивительные фокусы.

Для своих младших братьев и сестер он издавал рукописные журналы, в которых все — «романы», интересные заметки из «естественной истории», стихи и «хроники» — придумывал сам. Он не только переписывал их мелким каллиграфическим почерком, но и иллюстрировал собственными рисунками и оформлял.

Уже в ранних опусах выразительно ощущается склонность юного автора к пародии и бурлеску. Юмористическое переосмысление и переложение ждет строки классических стихов — В. Шекспира, Дж. Мильтона, Т. Грея, Т.Б.

Маколея, С.Т. Кольриджа, В. Скотта, Дж. Китса, Ч. Диккенса, А. Теннисона и др.

В этих «первых полусерьезных попытках приближения к литературе и искусству» юный автор обнаруживает широкую начитанность и безусловную одаренность.

Когда Чарльзу исполнилось двенадцать лет, его отдали в школу — сперва ричмондскую, а потом в знаменитую Регби. Это было привилегированное учебное заведение закрытого типа, которое вызвало у Кэрролла резкую неприязнь.

«Не могу сказать, будто школьные годы оставили во мне приятные воспоминания, — писал он через много лет. — Ни за какие блага не согласился бы я снова пережить эти три года». Обучение Кэрроллу давалось легко.

Особый интерес он проявил к математике и классическим языкам.

Остальная жизнь Кэрролла связана с Оксфордским университетом. Он закончил колледж Христовой церкви (Крайст Черч Колледж), один из старейших в Оксфорде, с отличием по двум факультетам: математики и классических языков — случай редчайший даже по тем временам. В 1855 г.

ему была предложена профессорская должность в этом колледже, традиционным условием которого тогда было принятие духовного сана и целибата.

Обратите внимание

Последнее ограничение не волновало молодого математика, поскольку он никогда не ощущал влечения к женщинам; однако некоторое время откладывал принятие сана, так как опасался, что ему придется отказаться от ужасно любимых им занятий — фотографии и посещения театра, которые могли считаться весьма легкомысленными для духовного лица. В 1861 г. он принял сан дьякона, который был только первым, промежуточным, шагом. Однако изменения университетского статуса лишили его от необходимости следующих шагов в этом направлении.

Доктор Доджсон посвятил себя математике. Его перу принадлежат Основательные работы в математике, но «особой виртуозности он достиг в составлении и решении сложных логических задач, способных поставить в тупик не только неопытного человека, но и современную ЭВМ».

Доктор Доджсон вел уединенный и аскетичный образ жизни.

Лекции, математические занятия, которые перерывались скромным завтраком, снова занятия, далекие прогулки (уже в пожилом возрасте по 17—18 миль в день), вечером обед за «высоким» преподавательским столом в колледже и снова занятия.

Всю жизнь он страдал от скромности и нерешительности, знакомств избегал, лекции читал равным механическим голосом. В университете его считали педантом, эксцентриком и чудаком.

Доктор Доджсон писал много писем. В отличие от своих современников, которые не желали подражать «доброй» эпистолярной традиции XVII— XVIII ст., он не только писал письма, но и завел специальный журнал, в котором отмечал все отосланные и полученные им письма, разработав сложную систему прямых и возвратных ссылок. За тридцать семь лет Кэрролл отослал 98721 письмо.

Кэрролл страдал от бессонницы. Ночами, лежа без сна в кровати, он сочинял, чтобы отвлечься от печальных мыслей, «Полночные задачи» — алгебраические и геометрические головоломки — и решал их в темноте. Позднее Кэрролл опубликовал эти головоломки под названием «Полночные задачи, придуманные бессонными ночами», изменив во втором издании «бессонные ночи» на «бессонные часы».

Керролл страстно любил театр.

Читая его дневник, в котором он записывал незначащие события дня, видно, какое место занимала в его жизни не только высокая трагедия, Шекспир, елизаветинцы, но и комические бурлески, музыкальные комедии и пантомима. Со временем, будучи известным автором, он лично наблюдал за постановкой своих сказок на сцене, обнаруживая утонченное понимание театра и законов сцены.

С юности Доджсон мечтал стать художником. Он много рисовал — карандашом или углем, иллюстрируя собственные юношеские попытки. Даже отослал серию своих рисунков в «Юмористическое дополнение в «Тайм». Редакция их отклонила. Тогда Доджсон взялся за фотографию и достиг здесь удивительных высот. По мнению специалистов, Керролл был одним из наилучших фотографов XIX ст.

Тем не менее, превыше всего Доджсон любил детей.

Важно

Сторонясь взрослых, чувствуя себя с ними тяжело и сковано, болезненно стесняясь, иногда не в силах выговорить ни одного слова, он становился чрезвычайно веселым и интересным собеседником, стоило ему только появиться в обществе детей.

«Не понимаю, как можно не любить детей, — писал он в одном со своих писем, — они составляют три четверти моей жизни».

Он проводил с ними продолжительные прогулки, водил их в театр, приглашал в гости, развлекал специально выдуманными для них рассказами, которые сопровождались быстрыми выразительными зарисовками по ходу рассказа. Общение с детьми, игра неизменно служили толчком к творчеству для Керролла. Его наилучшие произведения — обе сказки об Алисе, стихи — возникли как импровизация, хотя со временем значительно дорабатывались.

Доджсон лишь раз выезжал за границы Англии. Летом 1867 г. вместе со своим другом ректором Лидделлом он отправился в Россию — довольно непривычное к тому времени путешествие.

Посетив дорогой Кале, Брюссель, Потсдам, Данциг, Кенигсберг, он провел в России месяц — с 26 июля по 26 августа и возвратился в Англию через Вильно, Варшаву, Емс, Париж.

В России Доджсон побывал в Петербурге и его окраинах, Москве, Сергиевом Посаде и съездил на ярмарку в Нижний Новгород. Свои впечатления он сжато изложил в «Русском дневнике».

Больше Кэрролл не ездил за границы Англии. Иногда он бывал в Лондоне, где продолжал также внимательно следить за театральными постановками; каникулы проводил по обыкновению в Гилфорде, где жили его сестры. Там он и умер 14 января 1898 г. На гилфордском кладбище над его могилой стоит обычный белый крест.

На родине Кэрролла в сельской церкви Дарсбери, есть витраж, где рядом с задумчивым Додо стоит Алиса, а вокруг столпились Белый Кролик, Мартовский Заец, Чеширский Кот и др.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани – » Хроники творчества Кэрролла . Литературные сочинения!

Источник: http://www.testsoch.net/xroniki-tvorchestva-kerrolla/

Биография Кэррол Л. – Вариант 2

КЭРРОЛЛ (Carroll) Льюис [наст. имя Чарлз Лютвидж (Латуидж) Доджсон, Dodgson] (1832-98), английский писатель, математик и логик. Автор популярных повестей для детей «Алиса в стране чудес» (1865) и «В Зазеркалье» (1871). Научные работы Кэрролла предвосхитили некоторые идеи математической логики.

КЭРРОЛЛ Льюис (Carroll, Lewis), литературный псевдоним английского писателя, математика и логика Чарлза Лютвиджа Доджсона (Dodgson) (27 января 1832, Дарсбери, графство Чешир, Англия — 14 января 1898, Гилфорд, графство Суррей, Англия). Оксфордский «дон» Родился в многодетной семье англиканского священника.

Окончив с отличием колледж Церкви Христовой (Christ Church College) Оксфордского университета по математике и классическим языкам и получив степень магистра (Master of House), Доджсон принял младший духовный сан диакона (в клерикальном Оксфорде принятие сана было непременным условием избрания в члены колледжа) и стал «доном» — членом колледжа Церкви Христовой, которым оставался до конца жизни. Обязанности члена колледжа не были особенно обременительными и оставляли много свободного времени, которое «дон» мог заполнять по собственному усмотрению. Доджсон предпочитал проводить долгие часы за конторкой, занимаясь литературным творчеством.

Совет

Рождение псевдонима Издатель журналов и писатель Эдмунд Йетс посоветовал Доджсону придумать псевдоним, и в «Дневниках» Доджсона появляется запись от 11 февраля 1865: «Написал мистеру Йетсу, предложив ему на выбор псевдонимы: 1) Эдгар Катвеллис [имя Edgar Cuthwellis получается при перестановке букв из Charles Lutwidge]; 2) Эдгард У. Ч.

Вестхилл [рецепт получения псевдонима тот же, что и в предыдущем случае]; 3) Луис Кэрролл [Луис от Лютвидж — Людвик — Луис, Кэрролл от Чарлза]; 4) Льюис Кэррол [по тому же принципу «перевода» имен Чарлз Лютвидж на латынь и обратного «перевода» с латыни на английский]». Выбор пал на Льюиса Кэрролла.

С тех пор Чарлз Лютвидж Доджсон все свои «серьезные» математические и логические работы подписывал настоящим именем, а все литературные — псевдонимом, упорно отказываясь признавать тождество Доджсона и Кэрролла.

В нерасторжимом союзе скромного и несколько чопорного Доджсона и яркого Кэрролла первый явно проигрывал второму: литератор Льюис Кэрролл был лучшим математиком и логиком, чем оксфордский «дон» Чарлз Лютвидж Доджсон Математик Доджсон Математические работы Доджсона не оставили сколько-нибудь заметного следа в истории математики.

Его математическое образование исчерпывалось знанием нескольких книг «Начал» Евклида, основ линейной алгебры, математического анализа и теории вероятности; этого было явно недостаточно для работы на «переднем крае» математической науки 19 в., переживавшей период бурного развития (теория Галуа, неевклидова геометрия Н. И. Лобачевского и Я.

Бойяи, математическая физика, качественная теория дифференциальных уравнений и др.).

Сказывалась и по существу полная изоляция Доджсона от научного мира: не считая непродолжительных визитов в Лондон, Бат и к сестрам, Доджсон все время проводил в Оксфорде, и только в 1867 привычный уклад его жизни был нарушен поездкой в далекую Россию (впечатления от этой поездки Доджсон изложил в знаменитом «Русском дневнике»).

В последнее время математическое наследие Доджсона привлекает все большее внимание исследователей, обнаруживающих его неожиданные математические находки, так и оставшиеся невостребованными. Достижения Доджсона в области математической логики намного опередили свое время.

Обратите внимание

Он разработал графическую технику решения логических задач, более удобную, чем диаграммы Эйлера или Венна. Особого искусства Доджсон достиг в решении так называемых «соритов».

Сорит — это логическая задача, представляющая собой цепочку силлогизмов, у которых изъятое заключение одного силлогизма служит посылкой другого (к тому же оставшиеся посылки перемешаны; «сорит» по-гречески означает «куча»). Свои достижения в области математической логики Ч. Л.

Доджсон изложил в двухтомной «Символической логике» (второй том был найден недавно в виде гранок в архиве научного оппонента Доджсона) и — в облегченном варианте для детей — в «Логической игре».

Писатель Кэрролл Неповторимое своеобразие кэрролловского стиля обусловлено триединством его литературного дара мышления математика и изощренной логики.

Вопреки распространенному мнению о том, будто Кэрролл наряду с Эдвардом Лиром может считаться основоположником «поэзии нелепостей» («nonsense poetry»), Кэрролл в действительности создал иной жанр «парадоксальной литературы»: его герои не нарушают логики, а наоборот, следуют ей, доводя логику до абсурда.

Самыми значительными литературными произведениями Кэрролла по праву считаются две сказки об Алисе — «Алиса в Стране Чудес» (1865) и «Сквозь Зеркало и что там увидела Алиса» (1871), обычно для краткости называемая «Алиса в Зазеркалье».

Смелые эксперименты с языком, множество затрагиваемых в сказках об Алисе тонких логических и философских вопросов, многозначность («полисемантичность») высказываний действующих лиц и ситуаций делают «детские» произведения Кэррола излюбленным чтением «седовласых мудрецов».

Черты уникального кэрролловского стиля отчетливо ощутимы и в других произведениях Кэрролла: «Сильви и Бруно», «Охоте на Снарка», «Полуночных задачах», «Истории с узелками», «Что черепаха сказала Ахиллу», «Аллен Браун и Карр», «Евклиде и его современных соперниках», письмах к детям.

Важно

Кэрролл был одним из первых английских фотохудожников. Его работы отличаются естественностью и поэтичностью, особенно снимки детей. На знаменитой международной выставке фотографии «Род человеческий» (1956) английские фотографы 19 века были представлены единственным снимком работы Льюиса Кэрролла.

В России Кэрролл пользуется широкой известностью с конца прошлого века. Сказки об Алисе неоднократно (и с различным успехом) переводились и пересказывались на русский язык, в частности, В. Набоковым. Но один из лучших переводов осуществил Б. В. Заходер. Истории, придуманные Кэрролом, любят не только дети, но и взрослые.

Источник: http://www.uznaem-kak.ru/biografiya-kerrol-l-variant-2/

Ссылка на основную публикацию