Сочинения об авторе моэм

Сомерсет Моэм (William Somerset Maugham, 1874-1965)

Широко известный писатель Сомерсет Моэм выступал как драматург, романист, новеллист и критик. В своем творчестве Моэм придерживался в основном реалистических принципов, однако его художественный метод складывался также под влиянием натурализма, неоромантизма и модернизма.

Творческий путь Моэма неровен: наряду с высокохудожественными произведениями он создавал и довольно слабые. Сам Моэм называл себя «одним из ведущих писателей второго ряда».

Моэм достиг большой популярности и признания за присущее ему мастерство рассказчика, правдивость, отточенность литературной формы, основанной на принципе простоты, ясности и благозвучия.

Обратите внимание

Моэм родился в семье юриста Британского посольства в Париже. Говорить по-французски он начал раньше, чем овладел английским. Он был намного младше своих трех братьев, и когда те были отправлены учиться в Англию, он оставался единственным ребенком в доме родителей, почти никогда не расставаясь с матерью, к которой был страстно привязан.

В восемь лет он осиротел: от туберкулеза умерла мать. С ее утратой связаны самые сильные переживания в жизни Моэма. Именно в это время он стал заикаться. Через два года внезапно умер отец. Это произошло в то самое время, когда в предместье Парижа был достроен дом, в котором должна была жить вся семья. Но семьи больше не было.

Старшие братья учились в Кембридже, готовясь стать юристами, а Уилли был отправлен в Англию на попечение дяди-священника Генри Моэма. В унылом и холодном пасторском доме прошли его школьные годы. Он рос одиноко и замкнуто. В школе чувствовал себя аутсайдером, отличаясь от мальчиков, выросших в Англии.

Они смеялись над заикой, над тем, как он говорит по-английски. Болезненная застенчивость мучила его, преодолеть ее он был не в состоянии. Близких друзей не оказалось. «Я никогда не забуду страданий этих лет», – говорил Моэм, избегавший вспоминать свое детство. Навсегда остался осадок горечи, постоянной настороженности, боязни быть униженным.

Выработалась привычка наблюдать за всем с определенной дистанции. Книги и пристрастие к чтению помогали Моэму укрыться от окружающего. Уилли жил в мире книг, среди которых любимыми стали сказки «Тысячи и одной ночи», «Алиса в стране чудес» Кэрролла, «Уэверли» В. Скотта и приключенческие романы капитана – Марриета.

Моэм хорошо рисовал, любил музыку, был среди сильных учеников и мог претендовать на место в Кембридже, но глубокой заинтересованности в этом не испытывал. Светлые воспоминания остались только об одном учителе – Томасе Филде, которого под именем Тома Перкинса Моэм описал в романе «Бремя страстей человеческих».

Но и радость общения с Филдом не могла перевесить то жесткое и темное, что пришлось познать Уилли в классных и спальных комнатах школы-интерната для мальчиков.

В пятнадцать лет детство кончилось. Боль и раны остались на всю жизнь, но укрепилась сила сопротивляемости, внутренней независимости, что и помогло добиться согласия дяди отправить его в Германию изучать немецкий язык.

Важно

Моэм едет в Гейдельберг, где впервые чувствует себя свободным, занимается тем, к чему испытывает интерес. Его увлекает философия, он слушает лекции Куно Фишера о Шопенгауэре, штудирует труды Спинозы. Открывает для себя Ибсена и Зудермана, проникается особой атмосферой театра.

Потрясающее впечатление на Моэма производит музыка Вагнера, а чтение гётевского «Фауста» открывает для него новый мир. В это время прочитаны романы Мередита, стихи Суинберна, Шелли, Верлена, «Божественная комедия» Данте.

Размышляя над «Жизнью Иисуса» Ренана, Моэм впервые отдает себе отчет в том, что он утратил веру и стал агностиком. Как утверждал впоследствии близкий Моэму Алан Сирл, Моэм хотел, но не мог верить; душа его тяготела к вере, разум отрицал ее.

Моэм вернулся в Англию, когда ему было восемнадцать. Жизнь в Гейдельберге содействовала его интеллектуальному пробуждению. Теперь надо было избрать профессию. Дядя хотел видеть его священником и склонял к изучению богословия, но он сделал свой выбор самостоятельно: едет в Лондон и в 1892 г.

становится студентом медицинской школы при больнице св. Томаса. Годы, проведенные в больнице и в бедных кварталах одного из районов Лондона – Ламбете, где он лечил своих пациентов, сделали из Моэма не только дипломированного врача, но и писателя. Все эти годы он напряженно работал.

Врачебная практика многое дала Моэму как писателю. Он увидел жизнь в неприкрашенном виде, научился понимать людей. «За эти три года, – писал Моэм в своей автобиографической книге “Подводя итоги” (The Summing Up, 1938), – я был свидетелем всех эмоций, на какие способен человек.

Это разжигало мой инстинкт драматурга, волновало во мне писателя… Я видел, как люди умирали. Видел, как они переносили боль. Видел, как выглядят надежда, страх, облегчение; видел черные тени, какие кладет на лица отчаяние; видел мужество и стойкость». Занятия медициной сказались на особенностях творческой манеры Моэма.

Как и у других писателей-врачей (Синклер Льюис, Джон О'Хара), его проза не метафорична, лишена аффекции и преувеличений.

Совет

Средства на жизнь были, но не было близких друзей, никого, кто мог бы направить в литературном труде, которому Моэм отдавал теперь все свободное время. Жесткий режим – с девяти до шести больница – оставлял свободными только вечера. Он проводил их, поглощая книги, и учился писать.

Перевел «Привидения» Ибсена, стремясь изучить технику драматурга, сам пишет пьесы и рассказы. Рукописи двух рассказов Моэм отправил издателю Фишеру Анвину. Один из них получил благосклонный отзыв Э. Гарнета – известного авторитета в литературных кругах.

Гарнет советовал безвестному автору продолжать писать, а издатель ответил: нужны не рассказы, а роман. Прочитав ответ Анвина, Моэм тут же приступил к созданию «Лизы из Ламбета». В сентябре 1897 г. этот роман был опубликован.

С этого времени Моэм стал профессиональным писателем.

Моэм писал в разных жанрах: выступал как драматург – «Леди Фредерик» (Lady Frederick, 1907), «Невидимый» (The Unknown, 1920), «Круг» (The Circle, 1921), «За боевые заслуги» (For Services Rendered, 1932), «Шеппи» (Sheppey, 1933) и др.

, романист – «Лиза из Ламбета» (Liza of Lambeth, 1897), «Миссис Крэддок» (Mrs.

Craddock, 1900), «Бремя страстей человеческих» (Of Human Bondage, 1915), «Луна и грош» (The Moon and Sixpence, 1919), «Узорный покров» (The Painted Veil, 1925), «Пироги и пиво» (Cakes and Ale, 1930), «Театр» (The Theatre, 1937), «На острие бритвы» (The Razor's Edge, 1945) и др.

, новеллист (сборники «Трепет листа» – The Trembling of a Leaf, 1921, «От первого лица, – First Person Singular, 1931, «Игрушки судьбы» – Creatures of Circumstances, 1947 и др.).

Моэм является автором многих статей о писательском ремесле, об искусстве рассказчика, о романистах (Филдинг, Остен, Диккенс, Флобер, Достоевский). Моэм живо откликался на запросы времени и вкусы публики. Его путь к успеху не был легким; он работал регулярно, упорно, целеустремленно, сумел добиться признания и материального благополучия, став одним из самых читаемых авторов. Тиражи его книг расходились с удивительной быстротой и приносили большие доходы.

Моэм всегда подчеркивал, что сфера его интересов как писателя была связана с характерами и судьбами людей, внешне, казалось бы, ничем особенно не примечательных. Он тяготел к исключительному, полагая, что самое интересное и неожиданное заключено в повседневном.

Из боли и страданий, с которыми жизнь столкнула его в Ламбете, родился его первый роман, написанный в традициях натурализма и посвященный судьбе молодой женщины, становящейся жертвой среды.

«В “Лизе из Ламбета”, – писал Моэм, – я, ничего не добавляя и не преувеличивая, изобразил людей, встречавшихся мне в районе, который я обслуживал как практикант-акушер, и случаи, поразившие меня, когда по долгу службы я заходил в дома или в свободное время бродил по улицам…

Обратите внимание

По недостатку воображения я просто вносил в книгу то, – что видел своими глазами и слышал своими ушами». Принципу достоверного описания обыденного Моэм остался верен и впоследствии.

Если в «Лизе из Ламбета» ощущается влияние Золя, то роман «Миссис Крэддок» написан в традициях мопассановской прозы. Здесь впервые у Моэма прозвучал вопрос о том, что такое жизнь и любовь.

Очевидна близость «Миссис Крэддок» к роману Мопассана «Жизнь». Моэм высоко ценил Мопассана. «Он предельно ясен и четок, отлично чувствует форму и умеет выжать из своих сюжетов максимум драматизма», – писал Моэм.

К тому же стремился и он сам.

Источник: http://www.testsoch.info/somerset-moem-william-somerset-maugham-1874-1965/

Уильям Моэм. Скачать или читать новинки и популярные книги автора

Наст. имя: William Somerset Maugham

Уи́льям Со́мерсет Мо́эм[1] (англ. William Somerset Maugham [ˈsʌməsɪt mɔːm]; 25 января 1874, Париж — 16 декабря 1965, Ницца) —английский писатель, один из самых преуспевающих прозаиков 1930-х годов, агент английской разведки.Сомерсет Моэм родился 25 января 1874 году в Париже, в семье юриста британского посольства во Франции.

Родители специально подготовили роды на территории посольства, чтобы ребенок имел законные основания говорить, что родился на территории Великобритании: ожидалось принятие закона, по которому все дети, родившиеся на французской территории, автоматически становились французскими гражданами и, таким образом, по достижении совершеннолетия подлежали отправке на фронт в случае войны.

[2]

В детстве Моэм говорил только по-французски, английский освоил лишь после того как в 10 лет осиротел (мать умерла от чахотки в феврале 1882 года, отец (Роберт Ормонд Моэм) умер от рака желудка в июне 1884 года) и был отослан к родственникам в английский город Уитстебл в графстве Кент, в шести милях от Кентербери. По приезде в Англию Моэм начал заикаться[3] — это сохранилось на всю жизнь.

Так как Уильям воспитывался в семье Генри Моэма, викария в Уитстебле, то он начал учебу в Королевской школе в Кентербери. Затем изучал литературу и философию в Гейдельбергском университете — в Гейдельберге Моэм написал свое первое сочинение — биографию композитора Мейербера (когда оно было отвергнуто издателем, Моэм сжег рукопись).

Затем поступил в медицинскую школу (1892) при больнице св. Фомы в Лондоне — этот опыт отражен в первом романе Моэма «Лиза из Ламбета» (1897). Первый успех на поприще литературы Моэму принесла пьеса «Леди Фредерик» (1907).

Читайте также:  Краткая биография максимов

Во время первой мировой войны сотрудничал с МИ-5, в качестве агента британской разведки был послан в Россию с целью не дать ей выйти из войны. Прибыл туда на пароходе из США, во Владивосток.

Находился в Петрограде с августа по ноябрь 1917 года, неоднократно встречался с Александром Керенским, Борисом Савинковым и другими политическими деятелями.

Важно

Покинул Россию из-за провала своей миссии (Октябрьская революция) через Швецию.[4]

Работа разведчика нашла отражение в сборнике из 14-ти новелл «Эшенден, или Британский агент» (1928, русские переводы — 1929 и 1992).

После войны Моэм продолжил успешную карьеру драматурга, написав пьесы «Круг» (1921), «Шеппи» (1933). Успехом пользовались и романы Моэма — «Бремя страстей человеческих»[5] (1915; рус. пер. 1959) — практически автобиографический роман, «Луна и грош» (1919, рус. пер. 1927, 1960), «Пироги и пиво» (1930), «Театр» (1937), «Остриё бритвы» (1944).

В июле 1919 года Моэм в погоне за новыми впечатлениями отправляется в Китай, а позднее в Малайзию, — что дало ему материал для двух сборников рассказов.

Моэм скончался 15 декабря 1965 года в больнице в Ницце от пневмонии.

Но так как по французским законам пациентов, умерших в больнице, полагалось подвергать вскрытию, то его отвезли домой и только 16 декабря сообщили, что Сомерсет Моэм скончался дома, на вилле «Мореск», во французском городке Сен-Жан-Кап-Ферра близ Ниццы.Моэм был практикующим бисексуалом.

[источник не указан 69 дней] В старости он почти открыто признал: «Моя самая большая ошибка заключалась в том, что я воображал себя на три четверти нормальным и только на четверть гомосексуалом, тогда как в действительности все было наоборот».[источник не указан 69 дней]

В мае 1917 года в США Моэм женился на Сири Велком. Развёлся в 1929 году, после продолжительной любовной связи со своим секретарём Фредериком Джеральдом Хэкстоном[источник не указан 74 дня], которая началась ещё в 1915 году. В дальнейшем любовники несколько лет жили на вилле Моэма. Причиной раздора стало пьянство Хэкстона.

Однако, когда в 1943 году Хэкстон серьёзно заболел, Моэм делал всё возможное, чтобы вытащить Хэкстона из лап смерти. Но спасти Хэкстона не удастся. Он скончается в 1944 году. Известие о его смерти повергнет Моэма в шок. Когда ему позвонят по телефону и скажут, что Хэкстон умер, он резко бросит в трубку: «Я не желаю вас слышать! Я никого не хочу видеть.

Я хочу умереть».[источник не указан 74 дня]

[править]Интересные факты Умирая сказал: «Умирать — скучное и безотрадное дело. Мой вам совет — никогда этим не занимайтесь».

В сборник английского писателя Уильяма С. Моэма включен роман «Вилла на холме», который является образцом поздней прозы писателя, окрашенной тонким юмором, мастерской по стилистическому рисунку и философской…

Круговорот жизни, чередование удач и несчастий, разлук и неожиданных встреч. Круговорот страстей и увлечений, зависти и дружбы, предательства и самоотверженности.Дочь священника, посвятившая себя юному…

Совет

Герой романа «Рождественские каникулы» — молодой человек Чарли Мейсон — едет в Париж с единственной целью — развлечься, однако судьба распоряжается иначе. В борделе он знакомится с Ольгой, как утверждают…

Уильям Сомерсет Моэм — классик английской литературы XX века, произведения которого широко переиздаются во всем мире. «Пироги и пиво, или Скелет в шкафу» — один из самых известных романов Моэма. Сразу…

Роман «Лиза из Ламбета», впервые публикуемый на русском языке, знаменателен для английского писателя, ведь именно этот роман (о котором слышали все отечественные поклонники автора, но никто не читал)…

Эту книгу Джон Бойнтон Пристли назвал «самым честным произведением Моэма, в котором автор позволяет себе быть собой».Собрание эссе, посвященных самым разным темам — истории, литературе, искусству и философии.От…

Изящные, остроумные рассказы-анекдоты.Герои — обитатели высшего света Лондона веселых двадцатых, со всеми их сильными и слабыми сторонами, мелкими капризами и большими причудами.Модные красавицы и хозяйки…

Источник: https://itexts.net/avtor-uilyam-somerset-moem/

46 Общая характеристика творчества с.Моэма

Широко
известный писатель Сомерсет Моэм
выступал как драматург, романист,
новеллист и критик.

В своем творчестве
Моэм придерживался в основном
реалистических принципов, однако его
художественный метод складывался также
под влиянием натурализма, неоромантизма
и модернизма.

Моэм достиг большой
популярности и признания за присущее
ему мастерство рассказчика, правдивость,
отточенность литературной формы,
основанной на принципе простоты, ясности
и благозвучия.

Обратите внимание

Моэм
родился в семье юриста Британского
посольства в Париже. Говорить по-французски
он начал раньше, чем овладел английским.
Дядя отправляет его в Германию изучать
немецкий язык. Моема увлекает философия.
Потрясающее впечатление на Моэма
производит музыка Вагнера, а чтение
гётевского «Фауста» открывает для него
новый мир.

Моэм
вернулся в Англию, когда ему было
восемнадцать. Жизнь в Гейдельберге
содействовала его интеллектуальному
пробуждению.

Моэм
писал в разных жанрах: выступал как
драматург – «Леди Фредерик» «Невидимый»,
«За боевые заслуги», романист – «Лиза
из Ламбета» «Миссис Крэддок», новеллист
(сборники «Трепет листа», «Игрушки
судьбы».

Моэм является автором многих
статей о писательском ремесле, об
искусстве рассказчика, о романистах
(Филдинг, Остен, Диккенс, Флобер,
Достоевский). Моэм живо откликался на
запросы времени и вкусы публики. Он
сумел стать одним из самых читаемых
авторов.

Моэм был участником первой и
второй мировых войн, выступал против
кайзеровской, а затем фашистской Германии
в качестве агента британской разведки. 

Моэм
называл себя писателем-самоучкой. Его
не увлекало экспериментирование в
литературе. Он стремился писать без
всяких ухищрений, вполне укладывался
в традиционные формы. Моэма интересуют
контрасты, которые он обнаруживает в
людях, в их характерах и действиях.

Изучая человеческую природу на протяжении
всей жизни, писатель признавался, что
и на склоне лет воспринимал человека
как загадку и всегда остерегался судить
о людях по первому впечатлению. Он был
терпим и относился к окружающим с юмором.
Оптимистом Моэм не был.

Трагизм
мироощущения присутствует во многих
его произведениях, однако герои Моэма
находят в себе силы противостоять
судьбе.

Важно

С
особой силой талант Моэма проявился в
жанре рассказа. Особенность рассказов
Моэма состоит в соединении остро-сюжетности
с психологизмом. В критико-биографической
литературе интерпретация творчества
и личности Моэма противоречива,
неоднозначна.

Нет единства и в оценках
художественных достоинств произведений
писателя: для одних Моэм – автор
произведений, рассчитанных на
невзыскательного читателя, на вкусы
которого он и ориентируется, для других
– создатель романов и рассказов, по
достоинству занявших видное место в
литературе новейшего времени.

47 «Смерть героя» р.Олдингтона – роман о «потерянном поколении»

Олдингтон
был участником первой мировой войны.
Воспоминания о пережитом на войне,
потребность рассказать всю правду о
мировой бойне побудили писателя перейти
к антивоенному социально-психологическому
роману. Через десять лет после войны
Олдингтон написал роман «Смерть героя».

«Смерть
героя» – это роман о «потерянном
поколении». Олдингтон рассказал о
трагедии молодого поколения, сломленного
и раздавленного войной. Молодое поколение,
вовлеченное в пучину войны, представлено
в романе образом Джорджа Уинтерборна.

«Смерть
героя» — это художественное исследование
причин войны, причин гибели главного
героя. О гибели Джорджа Уинтерборна
сообщается уже в начале произведения;
автор представляет судьбу этого человека
как символ загубленной юности Европы.

«Смерть
героя» – это страстный монолог человека,
возмущенного социальной несправедливостью.
Роман стал трагической, сатирической,
лирической книгой о войне, обществе и
человеке.

В
романе есть признаки драматического
произведения. Значительное место в нем
занимают диалоги и монологи. В форме
внутреннего монолога даны раздумья
Джорджа, в форме прямой монологической
речи – комментарий, публицистические и
лирические отступления рассказчика.

Олдингтон
взял из греческой трагедии общие
художественные принципы, но создал
произведение глубоко современное.
«Смерть героя» – социально-политический
роман, роман-трагедия с сатирической
направленностью, роман-симфония и, по
определению самого Олдингтона, –
«роман-джаз». Роман написан по законам
джазовой композиции. Герой погиб в
последний день войны.

Вопрос о том, была
ли это роковая случайность или сознательный
шаг самоубийства сформулирован в самом
начале, а весь текст романа это попытка
ответа на этот вопрос.

Это
рассказ о том, как человек теряет себя
на войне. Он прослеживает своего героя
с детства до самой его смерти.

Ричард
Винтерборн в итоге войны он понимает,
что жизнь бессмысленна не только на
войне, но и в мирном мире, который ничему
не научился и ничего не понял. Существование
его настолько бессмысленно, что он
кончает жизнь самоубийством в последний
день войны, в первый день перемирия.

Совет

Суть мироощущения человека потерянного
поколения это не только потрясение
войной, это еще и потрясение тем, что
мир прошел мимо нее. Война это трагедия,
ужас, но оказавшись внутри трагедии,
человек теряет возможность врать, он
раскрывается, ты знаешь, кто чего стоит.

Герой
романа – молодой человек Джордж
Уинтербуорн. Его смерть была скорее
самоубийством, добровольным выходом
из ада жестокости и бессовестности,
честным выбором бескомпромиссного
таланта, не вписавшегося в войну.

Олдингтон
стремится как можно глубже анализировать
психологическое состояние героя в
основные моменты его жизни, чтобы
показать, как он расстается с иллюзиями
и надеждами. Роман Олдингтона – это
«надгробный плач».

Отчаяние захлестывает
автора так сильно, что ни сострадание,
ни сочувствие, ни даже любовь, столь
спасительные для героев Ремарка и
Хемингуэя, не могут помочь.

Даже в ряду
других книг «потерянного поколения»,
бескомпромиссных и резких, роман
Олдингтона по силе отрицания пресловутых
викторианских ценностей не имеет себе
равных.

Источник: https://StudFiles.net/preview/4431622/page:14/

Уильям Сомерсет Моэм. Подводя итоги. Ионкис Г. Э. Уильям Сомерсет Моэм Грани дарования

Написала : Яна Николайчук

Г. Э. Ионкис
УИЛЬЯМ СОМЕРСЕТ МОЭМ: ГРАНИ ДАРОВАНИЯ

“Самое большое преимущество старости – в духовной свободе” [*Цитаты приводятся из произведении Моэма, входящих в настоящий сборник, поэтому источники цитирования в дальнейшем не указываются], – записал Моэм в день своего семидесятилетия.

Судьба распорядилась так, что он мог пользоваться этим преимуществом достаточно долго. Оглядываясь на девяносто прожитых лет, Моэм пришел к заключению, что всегда жил грядущим.

Читайте также:  Краткая биография владимов

Он не смог освободиться от этой привычки даже тогда, когда будущее приобрело для него очертания небытия.

Творческое долголетие английского писателя впечатляет: начав свой путь в пору растущей известности поздних викторианцев – Т. Гарди, Р. Киплинга, О. Уайльда, он закончил его, когда отбушевали “сердитые” и на литературном небосклоне зажглись новые звезды – У. Голдинг и А. Мэрдок, Дж. Фаулз и М. Спарк.

Поражает не продолжительность отпущенного ему срока, а то, что на каждом витке стремительно меняющегося исторического времени, начиная с 90-х годов минувшего и кончая 50-ми нынешнего века, Моэм-художник оставался на редкость современным.

Разгадку этого феномена следует искать прежде всего в том, что в лучших своих произведениях Моэм поднимал большие проблемы общечеловеческого и общефилософского плана, а также в его удивительной чуткости к трагическому началу, столь характерному для бытия XX столетия, к скрытому драматизму характеров и человеческих отношений.

Странно, что при этом его чаще других упрекали в бесстрастности, сердечной холодности, даже цинизме. Он же вслед за кумиром своей юности, Мопассаном, мог бы сказать: “Меня, без сомнения, считают одним из наиболее равнодушных людей на свете. Я же скептик, это не одно и то же, скептик, потому что у меня хорошие глаза.

Мои глаза говорят моему сердцу: спрячься, старое, ты смешно. И сердце прячется”.

Трудно рассеивать сложившееся заблуждение, но, не отказавшись от предвзятости, не понять художника. Моэм не был равнодушен к человеку: ни когда избирал медицину своей профессией, ни когда отказался от нее ради писательства.

Обратите внимание

Из всех его интересов и склонностей самым устойчивым был интерес к людям. “О человеке можно писать всю жизнь и все равно сказать ничтожно мало”, – не уставал повторять Моэм.

Путешествуя по свету, он не столько увлекался достопримечательностями, сколько высматривал интересных, самобытных людей. “То, что было в людях хорошего, радовало меня; то, что в них было дурного, не приводило в отчаяние”, – признавался Моэм.

Свое мнение о роде человеческом он вложил в уста героя одного из рассказов: “Сердце у людей правильное, а вот голова никуда не годится”. Моэм не прав? Возражайте, спорьте с ним. Он честен, и важно именно это.

Ныне Моэм признан в мире наиболее читаемым английским писателем после Диккенса. Однако в курсах английской литературы и солидных академических трудах его соотечественников творчеству Моэма не уделяется заслуженного внимания.

Он часто скрыто полемизировал с академическим литературоведением, а его упоминания о “группах”, “кликах”, “элите” только укрепляли его позицию аутсайдера. Кроме того, неслыханный коммерческий успех явно повредил его репутации в кругах литературоведов академической ориентации.

Заработанные пером четыре миллиона создали невидимую стену между ним и его собратьями по ремеслу.

Моэм болезненно переживал то, что “интеллигенция” (в отместку он брал в кавычки это слово, подразумевая “высоколобых” интеллектуалов) не приняла его всерьез. Его раздражали несправедливые обвинения в угодничестве широкой публике. Он ни к кому не приноравливался, ему всегда было присуще стремление к независимости.

В свое время Драйзер сулил ему большое будущее. Однако титул Великого Бизнесмена английской литературы был оплачен и творческими потерями. На них указывали не только недоброжелатели, но и верные почитатели вроде Томаса Вулфа.

Важно

Сам Моэм на склоне лет испытывал горькое чувство, что великие современники, которых он пережил, обошли его. Не завидуя их славе, но ревниво присматриваясь к чужим достижениям, объективно оценивая их, он подчас досадовал на себя.

Любопытное свидетельство на этот счет находим у Юрия Нагибина[*

Источник: http://sochinenie.blogspot.com/2012/04/blog-post_04.html

Список книг и других произведений Сомерсет Уильям Моэм Сортировка по году написания

Уильям Сомерсет Моэм (англ. William Somerset Maugham [ˈsʌməsɪt mɔːm]; 25 января 1874, Париж — 16 декабря 1965, Ницца) — английский писатель, один из самых преуспевающих прозаиков 1930-х годов, агент английской разведки.

Моэм родился в семье дипломата, рано осиротел, воспитывался в семье дяди-священника и школе-интернате для мальчиков “Кингз Скул”; изучал медицину, получил диплом врача. После успеха его первой книги, романа “Лиза из Ламбета” (1897), он решил оставить медицину и стать писателем.

Этот период его жизни косвенно отражен в его романах “Бремя страстей человеческих” (1915) и “Пироги и пиво, или Скелет в шкафу” (1930). Несколько написанных следом романов денег не принесли, и Моэм обратился к драматургии. После громкого успеха комедии “Леди Фредерик” (1907) Моэм стал преуспевающим автором.

С этого времени он часто и много ездил по свету, в частности, выполняя задание британской разведки в 1916-1917 годах, побывал и в России, о чем поведал в сборнике рассказов “Эшенден, или Британский агент” (1928). В том же году он купил виллу на французском Лазурном берегу и жил там постоянно, кроме периода с октября 1940 по середину 1946 года.

Урна с прахом Моэма, согласно его воле, захоронена у стены созданной на его деньги и носящей его имя библиотеки школы “Кингз Скул”.

Драматург и эссеист.

Моэму принадлежат легкие комедии характеров и положений, злые сатиры на нравы и социально-психологические драмы типа “За заслуги” (1932) с острым конфликтом и точной прорисовкой исторического времени. Его пьесы – в 1903-1933 годах их было поставлено около 30 – отличаются динамичным действием, тщательной разработкой мизансцен, компактным живым диалогом.

Однако главный вклад писателя в литературу – это новеллы, романы и эссеистика, в т. ч. книга “Подводя итоги” (1938), в которой свободное эссе о литературе и искусстве, осторожная авторская исповедь и эстетический трактат сплавлены в примечательное художественное целое.

Рассказчик.

Взыскательное мастерство формы – крепко выстроенный сюжет, строгий отбор материала, емкость детали, естественный как дыхание диалог, виртуозное владение смысловым и звуковым богатством родного языка, раскованно-разговорная и вместе с тем сдержанная, неуловимо скептическая интонация повествования, ясный, экономный, простой стиль – делает Моэма классиком рассказа 20 века. Многообразие характеров, типов, положений, конфликтов, сопряжение патологии и нормы, добра и зла, страшного и смешного, обыденности и экзотики превращают его новеллистическое наследие (подготовленное им в 1953 году полное собрание рассказов включает 91 произведение) в своего рода “человеческую трагикомедию”. Однако этот свод смягчен бесконечной терпимостью, мудрой иронией и принципиальным нежеланием выступать в роли судьи ближнего своего. У Моэма жизнь как бы сама себя рассказывает, сама себя судит и выносит нравственный приговор, автор же не более, чем наблюдатель и хроникер изображаемого.

Романист. Достоинства объективной манеры письма и блестящего стиля, которым Сомерсет Моэм в немалой степени обязан своей любовью к мастерам французской прозы, присущи и его лучшим романам. Помимо “Бремени”, это роман о художнике “Луна и грош” (1919) и роман об актрисе “Театр” (1937), образующие вместе с романом о писателе “Пироги и пиво” нечто вроде трилогии о творцах искусства, его смысле и отношении к реальной жизни, а также “Узорный покров” (1925), “Рождественские каникулы” (1939) и “Острие бритвы” (1944). За взаимоотношениями персонажей, столкновениями их устремлений, страстей и натур у Моэма отчетливо проступает художественно-философский анализ некоторых “вечных” тем мировой литературы: смысл жизни, любовь, смерть, сущность красоты, назначение искусства. Постоянно возвращаясь к волновавшей его проблеме сравнительной ценности нравственного и прекрасного, Моэм в каждом случае, хотя и по-разному, отдавал предпочтение первому, как то явствует из логики созданных им образов: “…больше всего красоты заключено в прекрасно прожитой жизни. Это – самое высокое произведение искусства” (“Узорный покров”). Жизнь Ларри Даррелла, главного персонажа итогового для Моэма романа “Острие бритвы”, и есть художественное воплощение этой высшей формы красоты.

Источник энциклопедия компании “КИРИЛЛ и МЕФОДИЙ” и Wikipedia.org

Источник: http://librebook.me/list/person/somerset_uiliam_moem

Читать Собрание сочинений в пяти томах. Том первый. Бремя страстей человеческих. Роман

Уильям Сомерсет Моэм

Собрание сочинений

Том первый

Бремя страстей человеческих

Роман

ДОСТИГНУТАЯ ГАРМОНИЯ

«Я замыслил тогда прожить такую жизнь, в которой писательство, не исключая других форм деятельности, играло бы самую существенную роль и которую гармонично завершала бы смерть.

Гармония в моем случае уже достигнута».

(У. Сомерсет Моэм.

В девяностолетний юбилей)

В 1897 году рецензент английского журнала «Литературный мир» с похвалой отозвался о дебюте молодого автора — романе «Лиза из Ламбета»: «Поставленную перед собой задачу он исполнил с примечательным умением».

В 1964 году маститый английский писатель Уильям Сомерсет Моэм (1874—1965) подвел черту: «Я давно уже перенес на бумагу все, что у меня было, и отложил перо в сторону».

Совет

Однако же старый мэтр, более полувека отслуживший английской изящной словесности, не удержался и посетовал: «Меня, правда, взяла досада, что я не успел закончить новую книгу…»

Между этими двумя вехами умещается впечатляющий литературный труд — множество романов, рассказов, эссе, пьес, очерковых книг, критических выступлений и т. п.— и долгая человеческая жизнь: в целом благополучная, отмеченная бесконечными путешествиями, поездками, встречами, жадным вниманием к многообразию мира и людей.

Сам мастер сказал на закате лет:

«Жизнь у меня была полная, интересная».

Здесь необходимо уточнение.

При том, что Моэм отнюдь не был аскетом и понимал толк в чувственных радостях существования, жизнь его была отдана творчеству, слову, о чем сам он писал с присущей ему определенностью в книге «Подводя итоги» (1938), этом необычном для английской литературы соединении автобиографии, свободного эссе об искусстве, осторожной исповеди и эстетического трактата. «В каждом человеке я вижу не самоцель, а материал, который может пригодиться мне как писателю». Такой материал видел он и в собственной жизни.

Один из самых проницательных в английской литературе XX столетия авторов, писавших о трагикомедии жизни, Моэм делал упор на комедии, но, когда полагал нужным, с не меньшим мастерством и пронзительной силой изображал трагические развязки судеб, пагубу заблуждений и самообманов, роковое торжество «общественного мнения» над естественными стремлениями личности. С первого же произведения, которое он опубликовал еще студентом медицинского института при лондонской больнице святого Фомы, Моэм предпочитал говорить своим соотечественникам вещи нелестные, малоприятные, а то и вовсе, с их точки зрения, недопустимые и даже оскорбительные.

Читайте также:  Краткая биография токарева

Дело заключалось не в том, о чем он писал,— писал о многом и разном: о лондонских трущобах и литературных салонах, об английской провинции и столичной аристократии, о культурных центрах Европы и об экзотических уголках планеты.

И даже не в том, что он издевался над официально провозглашенными установлениями, клеймил общественные язвы и смеялся над индивидуальными пороками: этим занимались и до него, и занимались успешно, так что обличение социальных несправедливостей и критика нравов есть неотъемлемая часть британской литературной традиции — Джон Беньян, Свифт, Филдинг, Смоллетт, Джейн Остен, Диккенс, Теккерей, Джордж Элиот, Сэмюел Батлер. Все заключалось в том, как это делал Моэм.

Сдержанно. Невозмутимо. Непринужденно. Тонко. С убийственной иронией.

Не давая при этом поблажки и себе самому, кем бы ни выступал его alter ego, главным ли действующим лицом или просто рассказчиком, и какое бы имя ни носил — Филипа Кэри («Бремя страстей человеческих», 1915), Уильяма Эшендена («Луна и грош», 1919; одноименный сборник рассказов, 1928; «Пироги и пиво», 1930) или, просто и откровенно, мистера Моэма («Острие бритвы», 1944).

Он говорил современникам то, что о них думал, и заставлял их увидеть себя такими, какими они доподлинно смотрелись на «ярмарке житейской суеты» (метафора Д. Беньяна). Автор и себя числил среди участников этой ярмарки и не только не стремился приобрести за счет ближних моральный капитал в глазах читателя, но сам себя подчас судил более нелицеприятно, чем действующих лиц.

Такая позиция невольно провоцировала даже читателей, не говоря о критиках.

Если уж сам автор, скрываясь за фигурой повествователя, подчеркивает, что отказывается выносить нравственный суд над жизнью, что он не выше и не ниже, не лучше и не хуже своих персонажей, то, стало быть, все люди таковы.

Обратите внимание

Неутешительный вывод, особенно для тех, кто считает, что уж к его-то персоне рассказанное в книге не может иметь никакого отношения. Моэма требовалось уличить в предвзятости, еще лучше — в очернительстве, чтобы объяснить такую его творческую установку. На помощь пришла нормативная эстетика.

Она сложилась в Великобритании в XIX веке при королеве Виктории и все еще пыталась диктовать художникам свои законы, когда Моэм был уже посредине своего творческого пути.

Эта эстетика с ее твердым кодом «нравственного» и «подобающего» в искусстве и литературе не только указывала, что прилично (то есть можно), а что неприлично (то есть нельзя) изображать, но и требовала неукоснительного разграничения и противопоставления добра и зла, добродетели и порока, причем порок надлежало заклеймить и наказать, а добродетели дать продемонстрировать свое торжество и схлопотать награду. Моэм эти требования постоянно нарушал, как нарушает их сама жизнь, а критика делала вывод, что он не различает добро и зло, что для него не существует святынь, что он способен лишь охаивать да осмеивать. Иными словами, что автор — циник.

Он сам, впрочем, понимал, что дразнит гусей, и устами эстета Элроя Кира, персонажа романа «Пироги и пиво», признал, что по-иному и быть не могло: «И потом вы ведь знаете критиков. Если напишешь правду, они назовут тебя циником, а такая репутация не идет на пользу писателю».

Не шли на пользу Моэму и весьма здравые его суждения о материальной стороне творчества, приносящего автору средства к существованию.

Допустим, такое: «Рискуя оскорбить чувство читателя, исповедующего недоступность писательского вдохновения практическим расчетам, должен сказать, что писатели, естественно, предпочитают писать то, на что имеется спрос».

Позволительно, однако, задаться вопросом — что цинического в том, если писатель, ставящий свободу первейшим условием творчества, резонно считает деньги необходимой в человеческом обществе предпосылкой такой свободы, ибо такова природа общества? В девяносто лет он подытожил это в блистательном афоризме: «…деньги можно сравнить разве что с шестым чувством, которое помогает пользоваться остальными пятью».

Желание самому сказать о себе правду, развеять домыслы, клубившиеся вокруг его имени, было, возможно, одним из стимулов, подвигнувших Моэма на книгу «Подводя итоги», в которой он с предельной — для ставшего притчей во языцех сдержанного английского характера вообще и скрытного собственного в частности — откровенностью поведал о себе и своих взглядах на жизнь, искусство и писательское ремесло. Облик автора, встающий со страниц этой книги, отнюдь не прост; самоуважение и культ мастерства не позволили Моэму пускаться в оправдания или подниматься на котурны. Из книги явствует — и это подтверждают эссе Моэма и косвенно его романы и новеллы,— что по своим философским взглядам он был агностик, по натуре — скептик, в литературе же тяготел к реалистическому письму. И еще эта книга неоспоримо свидетельствует о демократизме Моэма.

Важно

Об английском, конечно, демократизме, который отличается от популистского его варианта, распространенного в Америке, и проявляется не столько в житейских обстоятельствах, сколько в сфере миропонимания. С каждым человеком Моэм умел разговаривать на его языке, но общение с народом, тем паче «хождение в народ» его не привлекало.

Его демократизм выражался, во-первых, в признании и отстаивании принципов социальной справедливости для всех, что привело его, человека, консервативного во всем, что касалось революций, переворотов и прочих пертурбаций общества, к апологии революции: «Трудно примириться с тем, что у людей нет работы; что самая работа так уныла; что они, а с ними их жены и дети, живут впроголодь и впереди их не ждет ничего, кроме нищеты. Если помочь этому может только революция, тогда пусть будет революция, и поскорее». Во-вторых, последовательные и твердые демократические убеждения Моэма, претворившись у него, писателя, в эстетические установки, обернулись требованием культуры для всех, то есть общедоступности всех культурных ценностей, включая литературу. Художественная сторона культуры, полагал Моэм, важна не сама по себе, она подчинена нравственной сверхзадаче. В «Итогах» он писал о культуре: «Она должна служить жизни. Цель ее — не красота, а добро». Поэтому позиция тех, кто сознательно творит для узкого круга посвященных, зашифровывая свои произведения, с тем чтобы они заведомо не были понятны массовому читателю и, следовательно, до него не дошли, в лучшем случае, на взгляд Моэма, граничила с самообманом, в худшем — с шарлатанством. Кичившуюся своей рафинированностью и эрудицией и не подпускавшую к ней «непосвященных» элиту он обозначил зло и метко: «спесь культуры». Поясним на всякий случай: это определение он никоим образом не распространял на великих экспериментаторов XX века, открывавших, нередко ценой гениальных ошибок, новые горизонты в искусстве и литературе, таких, например, как Пруст или Джойс.

Источник: https://online-knigi.com/page/177793

Подводя итоги. Уильям Сомерсет Моэм – отзыв

С Сомерсетом Моэмом я познакомилась будучи студенткой благодаря курсу литературы стран изучаемого языка. Первой его книгой для меня стала “Узорвый покров” (“The painted veil”).

Моэм как-то сразу покорил мое читательское сердце и попал в список любимых авторов. Каждая его книга была не похожа на предыдущую, открывала писателя с новой стороны.

До сих пор он оставался для меня самым противоречивым, хотя и горячо любимым автором.

Я несказанно обрадовалась, когда ко мне в руки попала маленькая книга-эссе “Подводя итоги”, где Моэм рассказал о себе все как на духу. Я узнала много. Прочувствовала еще больше.

Почти с каждой страницы я выписывала цитаты. Они сказали о многом… Первой неожиданностью было то, что светское общество не принимало молодого драматурга в свои круги, критиковало, даже осуждало его.

И не сложно предположить почему:

У большинства людей есть не мысли, или, во всяком случае, не осознанные мысли, а скорее смутное ощущение (подобное мышечному чувству, недавно открытому физиологами), впитанное ими из общества, в котором они живут, и слегка видоизмененное их собственным опытом.

Истеричность окружающего мира мне претит, и нигде я не чувствую себя так одиноко, как в толпе, охваченной бурным весельем или столь же бурным горем.

Совет

Безусловно, сарказм и циничность с которой Моэм отзывался об окружающих, сыграла свою роль. Он считал жизнь, общество вокруг себя и даже себя самого далекими от идеала, о чем не стеснялся высказываться.

Вторым неожиданным моментом стало его отношение к самому себе и своему творчеству:

Для себя я — самая значительная личность на свете, хотя я и не забываю, что, не говоря уже о такой грандиозной концепции, как Абсолют, но даже просто с точки зрения здравого смысла, я ровно ничего не значу.

Свое творчество он считал неважным и был уверен при жизни, что его никогда не признают. Критики, по его словам, не спешили проникнуться его мыслями и только двое из них поняли всю суть.

Автор очень горько и местами агрессивно пишет о любви:

Любовь не всегда слепа, и, может быть, нет ничего мучительнее, как всем сердцем любить человека, сознавая, что он недостоин любви.

Как будто привязанность имеет что-то общее с любовью!

Хотя текст книги насыщен размышлениями на различные темы, интересен и, в каком-то смысле, незабываем, “послевкусие” остается горьким, грустным. Создается впечатление что столь великий человек был глубоко несчастен и смиренно принимал это при жизни.

Советую всем любителям творчества Моэма, биографий и просто всем желающим провести вечер за хорошей книгой.

Источник: https://irecommend.ru/content/avtobiograficheskoe-esse-velikogo-pisatelya

Ссылка на основную публикацию