Сочинения об авторе роллан

Характеристика героев по произведению Ромена Роллана “ЖАН-КРИСТОФ”

Жан-Кристоф Крафт – главное действующее лицо рома­на, носитель и выразитель авторских идей. Свои мечты, потребности времени Роман открыто проеци­ровал на образы прошлого, на фигуры исторически достоверные. Однако Жан-Кристоф – образ вымышленного писателем современника.

Это музыкант, немец по своему происхождению, который не может смириться с насилием над человеческой личностью и выражает открытый протест против уничтожения человеческо­го в человеке. Жан-Кристоф – гениальный композитор, “но­вый Бетховен”, призванный “видеть и судить Европу наших дней”.

Такой человек, безгранично одаренный, не может не вступить в резкое противоречие с окру­жающей средой. Гений и современное буржуазное общество не могут не быть враждебны друг другу. Все подымается против Кристофа, стремясь его уничто­жить. Свое 10-томное произведение Роллан строит как “четырехчастную симфонию”, каждая из частей имеет свою тональность.

Обратите внимание

Первая часть (романы “За­ря”, “Утро”, “Отрочество”) повествует о пробужде­ниях “чувств и сердца” Кристофа, его

первых столк­новений с миром. Вторая часть (“Бунт”, “Ярмарка на площади”) рассказывает о бунте героя, вступив­шего в схватку с ложью, разъедающей как общест­во, так и искусство в целом.

Третья (“Антуанетта”, “В доме”, “Подруги”) подобна грустной элегической песне “во славу Дружбы и чистой Любви”.

Четвер­тая, заключительная (“Неопалимая купина”, “Гря­дущий день”) представляет собой картину “опусто­шительных страстей, душевных бурь, которые… раз­решаются безмятежно ясным финалом…” То, что Роллан выбрал героем именно немца, а не француза, объясняется тем, что автор хотел посмотреть на Францию глазами человека со стороны, “свежим взглядом чистосердечного и простодушного гурона…” Кроме того, он хотел бросить вызов и фран­цузским националистам и наглому немецкому импе­риализму.

Детство и юность Кристофа протекают в карликовом не­мецком герцогстве, в маленьком провинциальном го­родке на Рейне. Его обитатели, ограниченные и са­модовольные мещане, раболепствуют перед силой и властью, душат проявление всякой живой мысли и искреннего чувства в угоду устоявшимся взглядам и обычаям, презирают и готовы задушить того, кто не похож на них.

Сын бедного придворного музы­канта и кухарки, Жан-Кристоф растет в среде простых лю­дей, которые оказывают глубокое влияние на буду­щего композитора. Демократическая основа его творчества закладывается с ранних пор, и это пред­ставляет залог особой устойчивости и прочности фигуры Кристофа, его смелости в решении творческих во­просов.

Герой рано познакомился с заботами и горе­стями жизни, рано выработал привычку к труду и умел чувствовать ответственность за других. Так, в 6 лет Кристоф опекает младших братьев, в 11 – зараба­тывает на хлеб игрой на скрипке, в 14 – после смерти деда – становится главой семьи, взвалив на свои плечи заботы о близких.

Роллан подчеркивает, что настоящий гений мог выйти только из народа. Жан-Кристоф поднимается из низов, и его плебейский ха­рактер сказывается в жизненной поступи. Твердая воля Кристофа (не случайно фамилия героя Kraft с немец­кого переводится как “сила”) и его непримиримость постоянно проявляются в той борьбе, которую он ведет. Кристофу не свойственно колебаться и отступать.

Важно

Он не может, не хочет принять действительность такой, какая она есть. Кристоф покидает свою родину и уезжает из Германии, где ему уже нечем дышать, где солдафонско-полицейский режим сочетается с господст­вом самой отвратительной реакции во всех областях культуры и искусства (книга “Бунт”).

Великое ис­кусство, давшее миру Баха и Бетховена, Шиллера и Гете, опустилось до “наспех сделанной музыки” и декадентских пьес – смеси “из Ибсена, Гомера и Оскара Уайльда”. Главный герой дает свой пер­вый бой такому лжеискусству и породившему его обществу.

Спасаясь от преследования немецкой по­лиции, Кристоф приезжает во Францию, которая кажется ему оплотом подлинной цивилизации. Пятая книга повествует об этом периоде жизни музыканта. По­началу он бедствует, голодает, перебивается слу­чайными заработками, давая уроки музыки дочкам богатых буржуа и переписывая ноты для издатель­ства Гехта.

Розовые мечты Кристофа, его готовность к сме­лому творческому взлету терпят крушение. Даже в Париже нет настоящего искусства. Перед ним – “ярмарка на площади”, где все продается и где на­дувательство стало законом. Все пропиталось “ду­хом рассудочной проституции”. Великая француз­ская литература измельчала.

Роллан смотрит на происходящее глазами своего героя и задает вопрос: “Неужели у Франции нет больше солнца?” С горе­чью Жан-Кристоф сознает, что в этом бесполезном и цинич­ном мире честному художнику никогда не позволят свободно развиваться, творить и расти. Так нарас­тает неизбежность нового “бунта”.

Дельцы от ис­кусства испытывают ужас при виде молодого ху­дожника, чуя в нем опасного противника. Они дела­ют все, чтобы закрыть ему путь к успеху и славе. Кристоф нисколько не растерян. Он идет напролом, нанося удары направо и налево, расталкивая толпу “тор­говцев безобразием”. Кристоф борется против декадентов и всякой “литературной и музыкальной черни”, “продающих искусство за тридцать сребреников”. Но одержать победу над всем обществом невозмож­но даже такой сильной личности, какой предстает в эпопее Жан-Кристоф.

Характерно, что идеалом для главного героя яв­ляется искусство, тесно связанное с действитель­ностью (“искусство есть укрощенная жизнь”). Ведь “задача художника в том и заключается, чтобы со­здать солнце, когда его нет”. Необходимо “говорить языком человеческим…” Кристоф призывает: “Сочиняйте песни для всех”.

Примером такого искусства слу­жит для Жана-Кристофа, как и для Роллана, творчество Л. Н. Толстого. Поиски подлинного искусства, ново­го искусства проходят совместно с поисками еди­номышленников и соратников. Жан-Кристоф сближается с талантливым поэтом Оливье Жаненом, который тоже ненавидит лживое искусство и фальшивую демократию, знакомится с его сестрой Антуанеттой.

Совет

В них, а также в служанке Сидонии, веселом кровельщике, в молодой работнице, влюбленной в музыку, в участнике Коммуны Ватлэ видит Жан-Кристоф людей, представляющих подлинную Францию.

Это – “простой народ, маленькие люди, хозяйст­венные, рассудительные, трудолюбивые, спокой­ные, в чьих сердцах дремлет пламень… вечно при­носимый в жертву народ”, который “десятки раз проходил через испытания огнем и только зака­лялся в них, народ, который, побеждая смерть, де­сятки раз воскресал!” Оливье и Жан-Кристоф горячо инте­ресуются жизнью социальных низов.

Но герой ясно осознает недостаточность одной лишь мечты о все­общей любви и братстве людей. Необходимо дейст­вие ради ее осуществления. Девятая книга рома­на – “Неопалимая купина” в значительной части посвящена поискам пути к народу. Это жизненно важно для Жана-Кристофа Он знакомится с вождями социа­листического движения (Жусье, Кокар, Грайо и др.

), посещает политические митинги и даже пи­шет революционную песню. Однако потеря друга Оливье, убитого во время первомайской демонстра­ции, утрата веры в возможность изменить мир при помощи насилия заставляют Жана-Кристофа свернуть с пу­ти борьбы и замкнуться в той самой индивидуали­стической скорлупе, которую ему так хотелось от­бросить.

Конечно, он не может примириться с тор­жеством реакции, но и рабочий класс не внушает ему доверия. В последней книге романа-эпопеи стареющий Жан-Кристоф, пройдя через социальные и личные потрясения (гибель друга, мучительная страсть к Анне Браун, смерть Грации), обретает способ­ность спокойно и мудро созерцать жизнь.

К нему пришла уверенность, Что его поиски, муки, за­блуждения, борьба, сама музыка были необходи­мы: они готовили будущее. Не случайно последняя книга называется “Грядущий день”. Жан-Кристоф умирает очень патетически, думая, что “…в эту минуту дру­гие люди любят и живут… и так бывает всегда, – ни на миг не оскудевает могучая радость жизни”.

Однако герою Роллана так и не удалось победить. И необычайно величественный, прекрасный, чис­тый образ, так высоко поднявшийся над уровнем современной ему литературы, образ, в котором бы­ла заложена могучая сила гнева и ненависти к буржуазному миру и который стал таким ярким воплощением духовной красоты человека, – этот образ остался незавершенным. Финал романа до известной степени разочаровывает. Человек, всту­пивший в великую борьбу, гений и бунтарь, успо­каивается в каком-то восторженном все примиряющем самосозерцании.

Читайте также:  Краткая биография верн

Глоссарий:

– главного героя романа Жан Кристоф

– как писать сочинение по цитате ромен роллана

– роллан жан кристоф анализ

(Пока оценок нет)

Источник: https://ege-essay.ru/xarakteristika-geroev-po-proizvedeniyu-romena-rollana-zhan-kristof/

Ромен роллан

В 20-ые годы Ромена Роллана неофициально называли “совестью Европы”, сейчас же его воспринимают неоднозначно. Это типичная для эпохи судьба. Он получил прекрасное образование, занимался историей и теорией итальянской музыки, сделал научную карьеру в области гуманитарных наук.

Он еще в юности страстно хотел стать писателœем, он обращается к писательству старательно, он обдумывал, каким писателœем он должен стать, о чем он должен писать. По этой причине он пишет письмо Льву Толстому. Это, кстати, свидетельствует об изменении роли русской литературы, она входит в контекст европейской, пользуется большим авторитетом.

Толстой ответил на то письмо, в ответе он написал об идее служении писателя народу, и эта идея очень понравилась Роллану, хотя он ее сначала не понял, ибо в России общественная функция литературы очень велика, совсœем иная ситуация сложилась в литературе 19 века в Европе.

Обратите внимание

Там господствовал буржуазный индивидуализм, на котором и построено западное общество. Человек должен отвечать только перед господом Богом, между человеком и богом нет никаких посредников, писатели не стремились, в связи с этим, учить, не брали на себя такую функцию, эта идея начинает работать только под влиянием русской литературы.

Идея Толстого, что писатель это лицо общественно значимое, что он должен воспитывать, повлияло очень сильно на всœе творчество Ромена Роллана.

В прошлый раз я начала говорить вам говорить о Ромене Роллане и о том, как он начинал свою деятельность. Ощущение конца века, совпадающее с концом эпохи, заставляло многих подводить итоги; а с другой стороны, пытаться выстроить какие-то перспективы, планы на будущее.

По этой причине резко возрастает степень осознанности, с которой начинающие писатели подходят к определœению того, о чем им нужно писать и как им нужно писать. Отсюда желание Р.Роллана найти способ письма, потом что-то пытаться делать. Ему в достаточной мере помогло письмо Толстого, в котором он заговорил о долге писателя как представителя перед народом.

Роллан в связи с этим выбрал для себя реализм как метод, которому он считает нужным следовать.

Первые шаги Роллана были в области драматургии. Он написал целый ряд пьес в 90-е годы, которые потом были напечатаны и существуют под единым названием “Театр революции” (“14 июля”, “Дантон”, о великом французском революционере).

Правда, есть у этого цикла еще одно название – “Пьесы народного театра”. Необходимо отметить, что по своим художественным достоинствам и особенностям эти пьесы весьма традиционны. Роллан писал эти пьесы для определœенных актеров и определœенных зрителœей.

В конце века во Франции, Англии, России распространяется мода, тенденция образовывать народные массы. (В Петербурге – “Народные дома”). Цель – научить грамоте, политической грамоте, раскрыть таланты и дарования.

Важно

И Роллан писал свои пьесы для вот такого самодеятельного театра, для одного из парижских Народных домов.

Идеи социализма конца 19 – начала 20 пека не просто призраком ходили по Европе, а имели вполне определœенную форму. Сама идея социалистического переустройства общества витала в воздухе и была чрезвычайно популярна.

И как производное от этой социалистической идеи и возникали Народные дома и всякого такого рода организации, так как самым распространенным вариантом социализма была доктрина реформаторского социализма, то есть кардинального изменения социально-экономического устройства при помощи реформ и пропаганды, постепенного эволюционного перехода от одного строя к другому.

Соответствующим элементом пропаганды было распространение этих идей, повсœеместно – и в верхах, и в низах. Но низы нужно было образовывать, чтобы они имели возможность раскрыть свой потенциал.

Ромен Роллан пишет пьесы, выбирая предмет изображения – Великая Французская революция, выбирая намеренно: для успехов в воспитании народных масс нужно привить им чувство собственного достоинства, сознание собственных великих возможностей.

Это можно сделать, напомнив французскому народу о его “звездном” часе, а именно как данный “звездный” час Роллан рассматривает французскую революцию, когда всœе зависит от народных масс, когда они оказывают решающее воздействие, когда они активизируются. Этот цикл пьес – своего рода идейный урок. Литература должна не только что-то сообщать, не просто что-то рассказывать, она должна иметь идейный заряд, который она должна стараться довести до читателя, которые должны быть преимущественно простые люди, а не буржуа.

Примерно эти же идеи, но не столь юношески прямолинœейно, легли в основу первого крупного прозаического произведения, написанного в первые годы 20 века, сделавшего ему имя – “Жан-Кристоф”. Роллан писал данный роман долго: с 1904 по 1912 год.

Ему всœе время вменяли в вину: почему он сделал героем романа немца? Жан-Кристоф Крафт – немецкий музыкант. Роллан отвечал, что его задачей было не столько рассказать биографию своего героя, сколько рассказать о жизни Франции прежде всœего и других европейских стран. Действительно, большая часть действия происходит во Франции.

Совет

Сторонний глаз иностранца может увидеть во французской жизни гораздо больше, чем глаз человека изнутри. Важно что: Роллан в данном ответе очень четко сформулировал, что есть главная задача романа — не столько жизнь Жана-Кристофа, сколько рассказ о жизни Франции и других европейских стран.

Тот контекст, в котором действует персонаж, перестает быть фоном историческим и социальным, а становится самостоятельным предметом, изображения. То есть резко возрастает степень прорисовки связей героя и окружающего его мира.

Роман сохраняет модель бальзаковского повествования: в центре одно действующее лицо и далее то, что с ним происходит в жизни. Тип романа-биографии, но это не роман-биография в понимании литературы середины 19 века, здесь биография личности тесно вписана в биографию континœента многих стран.

Он бывает в Швейцарии, Италии, детство, юность в Германии затем уезжает во Францию. Биография вписана в континœент европейской жизни очень и очень подробно. В результате мы узнаем, что Р.Роллан счел сущностно важным в истории Европы большей части 19 века. Жан-Кристоф прожил достаточно долгую жизнь, и в романе мир вокруг него представлен на достаточно большом отрезке.

Роллан использует толстовский прием. Толстой написал роман-эпопею, это особый жанр (эпопея > эпос). Суть эпоса: через судьбу персонажей показана судьба народа (героическая или мифологическая).

Этот принцип эпоса используется при создании романа-эпопеи, когда судьбы отдельных персонажей становятся зеркалом – воплощение того, что происходит в мире, в стране. Толстой создал данный жанр.
Размещено на реф.

рф
В начале 20 века именно данный жанр приходит в западноевропейскую и американскую литературу не без влияния Толстого.

Писатели понимают, что такого рода повествование может решить эти задачи и создать произведение, в котором писатель продемонстрирует свое осознанное внимание к народной жизни, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ вырисовывало бы суть исторических моментов и тем самым обладало бы зарядом обучающим и воспитывающим.

С народностью в данном романе-эпопее не всœе у Роллана получилось.

Обратите внимание

Он пошел самым примитивным путем: он пытался доказать, что музыка Жана-Кристофа необычна и непривычна для музыкальных кругов не тем, что она экспериментаторская, авангардная, а тем, что она возвращается к народным истокам, к народной музыке.

Читайте также:  Краткая биография зингер

Это доказывается тем, что в салонах музыку Жана-Кристофа не принимают, но когда он, сидя в своей мансарде, что-то сочиняет, кровельщики, стучащие по сосœедней крыше, перестают работать и слушают.

Когда началась I мировая война, Р.Роллан был одним из тех, кто занял четкую антивоенную позицию. Он очень четко сформулировал эту позицию: “Я чересчур люблю свою страну, чтобы позволить ей победить в этой войне”.

Когда война началась, не многим было ясно из-за состояния эйфории, патриотизма, но потом, по мере того война шла, становилось ясно, что эта война для всœех воюющих сторон в одинаковой степени несправедлива. Это была в чистом виде империалистическая война за передел сфер влияния, за передел территории.

Роллан стал всœеми средствами с этой войной сражаться: стал активным участником идейных боев, толкователœем коллизий, воспитателœем масс. Он занимался и публицистикой, работал в службе Красного Креста͵ помогал раненым. Писал драмы, повести, в которых речь шла о смысле этой войны.

Когда I мировая война закончилась чередой, революций, в ходе которых три из пяти империй перестали существовать, Роллан был среди тех, кто приветствовал русскую революцию. Тут он наткнулся на дилемму: революция – это не только торжество одних, но и репрессии других.

Что с этим делать? В эти годы он открыл для себя совсœем другой мир идей: становится популярным маленький сухонький человек Махатма Ганди. Вместе с Ганди приходит мир Востока, идеология Востока, культура Востока. Роллан начинает увлекаться идеями непротивлению злу насилием. Отсюда вытекает идея бескровной революции, духовного обновления. В это время он возвращается к жанру художественной биографии: жизнь Толстого, жизнь Микеланджело и жизнь Бетховена – композитор, художник, писатель, три бунтаря.

А в 20-е годы он пишет другие литературные биографии: “Жить Махатма Ганди” и о жизни других людей Востока. В 1922 году Роллан начал писать свою следующую эпопею “Очарованная душа”. Весь данный комплекс идей и представлен в первых томах “Очарованной души”. Закончил он в 1933 году, год прихода к власти фашистов в Германии, а в Италии фашистский режим существовал с середины 20-х годов.

Важно

Умным людям становилось ясно, что это начало нового пути к войне. На этом пути никому не удастся остаться в стороне и. что самое главное – никому нельзя оставаться в стороне. В этой грядущей войне посторонних не должна быть. По этой причине Роллан вынужден принять идею крайне важно сти борьбы, насилия, в случае если в ходе этой борьбы отстаиваются интересы народа, демократии.

Эти идеи напрямую видны в “Очарованной душе”, они составляют суть “Московских дневников” Ромена Роллана (у Роллана неофициальный титул – “Совесть Европы”, “Друг советского народа”). Роллан виделся со Сталиным, разговаривал с ним. Подробно описывает разговор.
Размещено на реф.рф
Этот дневник разрешалось вскрыть через 50 лет.

Грядет война, это неизбежно, западноевропейские страны вступят в войну с Германией.

Где в этой схватке будет Советский Союз? Стоит дилемма: пускается ли он, со всœем его моральным авторитетом в Европе, в критику Советского Союза, сталинизма, культа личности и, обличив, подталкивает Россию к сближению с Германией (его моральный авторитет будет много значить других странах для построения отношений с Советским Союзом), или он молчит о том, что происходит, и отношения укрепляются, сохраняются, и Англия и Франция приобретают союзника. Нельзя из этих двух возможностей выбрать безупречный ответ. В “Дневниках” представлен неупрощенный взгляд на историю, неупрощенное понимание событий. Можно занять любую позицию, ни одна из них не безупречна. Роллан занял свою позицию: не стал “выступать с критикой того, что происходит в Союзе, и запретил публикацию дневников.

Вот эта степень вовлеченности Роллана в общественную жизнь Европы – до того небывалая. Изменились времена – эта позиция определяет и творчество, так как предметом обсуждения является и судьба персонажа, и историческая жизнь разных стран. В “Очарованной душе” действие основное происходит во Франции.

Л во 2-й части романа – уже и война, и революция. И Роллан стал едва ли не первым писателœем, который дал в своем произведении изображение “новых русских”, которые служат советской России, а не эмигрантов.

Герои “Очарованной души” не желают просто жить, они желают понимать, как и почему они живут, быть сознательными участниками исторического процесса. Aнетта Ривьер не желает подчиняться кому бы то ни было, желает быть самостоятельной личностью, самодостаточной.

Мир меняется, и женщина начинает существовать как самостоятельная единица. Именно об этом роман, о том, как меняется мир и люди живущие в нем.

Совет

Ромен роллан – понятие и виды. Классификация и особенности категории “Ромен роллан” 2017, 2018.

  • – Ромен Роллан (Romain Rolland) 1866-1944

    Жан-Кристоф (Jean-Christophe) Роман-эпопея (1904—1912) В маленьком немецком городке на берегу Рейна в семье музыкантов Крафтов рождается ребенок.

    Первое, еще неясное восприятие окру­жающего мира, тепло материнских рук, ласковое звучание голоса, ощущение света, темноты, тысячи… [читать подробнее].

  • – Ромен Роллан

    Литература Барбюс А. Огонь. Ясность. Правдивые повести. – М., 1967 (любое другое издание). Видаль А. Анри Барбюс – солдат мира. – М., 1964. Фомин С.М. Анри Барбюс // Зарубежные писатели. Биобиблиографический словарь: В 2 ч. – М., 1997. – Ч 1. – С. 59–60.(1866-1944) Роллан, Ромен (Rolland, Romain) –… [читать подробнее].

  • Источник: http://referatwork.ru/category/literatura/view/124955_romen_rollan

    Роллан Ромен | Литературный портал

    Ромен Роллан (Romain Rolland) (1866-1944), французский романист и публицист, родился в обеспеченной буржуазной семье в Кламси, маленьком городке на юге Франции, где провел детские годы.

    Его отец, Эмиль, был адвокатом, уважаемым в городе человеком, а мать, урожденная Антуанетта Мари Куро, – набожной, замкнутой женщиной, по желанию которой в 1880 году семья переехала в Париж, чтобы сын мог получить хорошее образование. 

    С ранних лет, когда мать обучала его игре на пианино, Ромен полюбил музыку, особенно произведения Бетховена. Позже, будучи учеником лицея Людовика Великого, он столь же сильно полюбил сочинения Вагнера.

    В 1886 году юноша поступает в весьма престижную Эколь нормаль сюперьер, где изучает историю, готовясь стать университетским ученым, чего так хотела его мать, и в 1889 году получает диплом преподавателя.

     

    С 1889 по 1891 год Pоллан едет по стипендии в Рим, где изучает историю в Эколь франсэз, однако со временем утрачивает интерес к исследовательской работе и под впечатлением исторических пьес Шекспира начинает писать цикл исторических драм, в основе которых лежат события и личности итальянского Возрождения.

    В Риме будущий писатель знакомится с Мальвидой фон Мейзенбуг, немкой, которая была другом и доверенным лицом таких знаменитостей XIX века, как Лайош Кошут, Джузеппе Мадзини, Фридрих Ницше и Рихард Вагнер. Ее идеалистическая философия и интерес к немецкому романтизму существенно повлияли на образ мыслей Роллана.

     

    Вернувшись в 1891 году в Париж, Роллан продолжает писать пьесы и заниматься исследовательской работой. В октябре 1892 году он женился на Клотильде Бреаль, дочери знаменитого филолога.

    Обратите внимание

    В том же году молодожены возвращаются в Рим, где Роллан начинает работу над диссертацией об оперном искусстве до Жана Батиста Люлли и Алессандро Скарлатти. В 1893 году Роллан вновь приезжает в Париж, занимается здесь преподавательской и научной работой, а также литературой.

    Читайте также:  Краткая биография мо

    Двумя годами позже в торжественной обстановке он защищает первую в Сорбонне диссертацию в области музыки, после чего получает кафедру музыкознания, специально для него учрежденную. 

    В течение следующих 17 лет Роллан совмещает занятие литературой с чтением лекций по музыке и изобразительному искусству в Сорбонне, а также в двух других учебных заведениях: в Школе социальных исследований и Эколь нормаль сюперьер. В это же время он знакомится с Шарлем Пеги, поэтом-католиком, в чьем журнале “Двухнедельные тетради” (“Cahiers de la Quinzaine”) Pоллан печатает свои первые произведения. 

    Поскольку Роллана больше всего интересовала история культуры, в особенности ее решающие или, как он их называл, “героические” периоды, он начал писать не отдельные произведения, а целые циклы, работу над которыми не всегда доводил до конца.

    Первый такой цикл пьес, посвященный итальянскому Возрождению, остался лишь в набросках и напечатан не был, а второй – “Трагедии веры” (“Les Tragedies de la foi”) – включал в себя три пьесы: “Святой Людовик” (“Saint Louis”, 1897), “Аэрт” (“Aert”, 1898) и “Торжество разума” (“Le Triomphe de la raison”, 1899).

    B последующие циклы писателя входили не только пьесы, но биографии и романы. 

    Три исторические пьесы, вошедшие в “Трагедии веры”, совмещали в себе искусство и социальную критику, ими Роллан стремился вселить в своих сограждан веру, мужество и надежду, которых, по мнению писателя, так не хватало во Франции того времени.

    Тем не менее “Трагедии веры” мало что изменили во французском театре, где в это время процветала мещанская мелодрамы. Это и навело Роллана на мысль о народном театре; подобно Льву Толстому, которым он восхищался и с которым переписывался, Роллан полагал, что публика должна воспитываться на героических примерах.

    Заинтересовавшись статьей Мориса Поттеше “Народный театр”, Роллан в 1903 году в “Двухнедельных тетрадях” опубликовал манифест, призывающий противодействовать пессимизму и материализму 80-х годов XIX века и вышедший впоследствии отдельной книгой – “Народный театр” (“Le Theatre du peuple”, 1918), где писатель говорит о необходимости создавать новые Пьесы, в основе которых лежали бы исторические события, вдохновляющие публику. 

    Важно

    Роллан создал цикл пьес, посвященный французской революции, в духе исторических хроник Шекспира. Три такие пьесы вошли в цикл “Театр революции” (“Theatre de la Revolution”, 1909), завершившийся спустя 30 лет драмой “Робеспьер” (“Robespierre”, 1939).

    Эти дидактические, полные патетики пьесы на политические темы в то время, когда главенствующим литературным направлением был натурализм, прошли незамеченными; успех к ним пришел позже – в Германии после Первой мировой войны, а во Франции – в 1930-е годы.

     

    Роллан задумал также серию биографий знаменитых людей, жизнь и деятельность которых могла бы стать примером для читателя.

    Его биограф, Уильям Томас Старр, полагает, что Роллан написал “Жизнь Бетховена” (“Vie de Beethoven”, 1903), первую и наиболее удавшуюся биографию серии, “в знак благодарности за источник вдохновения в минуты отчаяния и безнадежности”.

    Отчаяние, вероятно, во многом было вызвано разводом писателя с женой в 1901 году.

    Закончив в 1905 году биографию Микеланджело, Роллан отказывается от продолжения биографической серии, так как приходит к выводу, что правда о трудной судьбе великих людей едва ли подействует на читателя вдохновляюще. Впрочем, Роллан остался верен биографическому жанру и позже, когда пишет биографии Генделя (1910), Толстого (1911), Ганди (1924), Рамакришны (1929), Вивекананды (1930), Пеги (1944). 

    “Жан-Кристоф” (“Jean-Christophe”), десятитомный роман, выходивший с 1904 по 1912 год, представляет собой историю жизни гениального музыканта, прообразом которого послужил Бетховен, а также широкую панораму европейской жизни первого десятилетия XX века.

    Отдельными частями роман печатался в “Двухнедельных тетрадях” Пеги и сразу же получил мировую известность и принес Роллану международное признание, после чего писатель уходит из Сорбонны (1912) и целиком посвящает себя литературе.

    Австрийский писатель Стефан Цвейг утверждал, что “Жан-Кристоф” – это результат разочарования Роллана в биографическом жанре: “Поскольку история отказала ему в образе “утешителя”, он обратился к искусству…” 

    Нобелевскую премию по литературе за 1915 год Роллан получил в основном благодаря “Жан-Кристофу”.

    Как таковая премия была вручена писателю лишь в 1916 году – отчасти из-за скандала, вызванного тем, что Pоллан, поселившийся незадолго до Первой мировой войны в Швейцарии, опубликовал в 1915 году страстные антивоенные статьи под названием “Над схваткой” (“Audessus de la melee”), где ратовал за свободу и интернационализм, против несправедливости и ужасов войны, а также против бывших пацифистов, которые во время войны стали ярыми националистами. Роллан получил Нобелевскую премию по литературе “за высокий идеализм литературных произведений, за сочувствие и любовь к истине, с которой он описывает различные человеческие типажи”. Из-за войны традиционная церемония награждения не проводилась, и Роллан с Нобелевской лекцией не выступал. 

    Совет

    Политические взгляды Роллана продолжают оставаться противоречивыми, и особенно по отношению к Советскому Союзу, который он всячески поддерживал, хотя и критиковал за ошибки.

    Вообще в годы между мировыми войнами писатель все больше времени и сил уделяет политике и общественной жизни и в то же время по-прежнему очень много пишет: это музыковедческие статьи, биографии, пьесы, дневники, воспоминания, письма, очерки, романы.

    В 1920-е годы он увлекается индийской религиозной и политической мыслью; в 1931 году к нему в Швейцарию приезжает Ганди, биографию которого Роллан написал в 1924 году.

    Главным художественным произведением этого периода становится шестой цикл писателя “Очарованная душа” (“L'Ame enchantee”, 1925-1933), семитомный роман, в котором описывается мучительная борьба женщины за реализацию своих духовных возможностей. Отстаивая право на самостоятельный труд, на полноправное гражданское существование, Аннет Ривьер, героиня романа, освобождается от иллюзий. 

    В 1934 году Роллан женился на Марии Кудашевой, а четыре года спустя вернулся из Швейцарии во Францию. Во время Второй мировой войны писатель оставил свою позицию “над схваткой” и занял место в рядах борцов с нацизмом.

    30 декабря 1944 года Роллан скончался от туберкулеза, которым страдал с детства.

    Его письмо, прочитанное вслух в Сорбонне, в котором писатель выражает соболезнование семьям деятелей науки и искусства, погибших от рук нацистов, было написано за три недели до смерти, 9 декабря. 

    Личность Pоллана, его идеи, возможно, больше повлияли на современников, чем его книги. Его друг Мари Дормуа писала: “Я восхищаюсь Роменом Ролланом. Я также восхищаюсь “Жан-Кристофом”, но человек мне, пожалуй, нравится больше, чем автор…

    Он был поводырем, маяком, показывающим путь всем тем, кто колебался, у кого не хватало сил, чтобы пройти свой путь в одиночку”.

    Обратите внимание

    Некоторые критики недооценивали литературные достижения Pоллана, в книгах которого отдельные слова оказывались порой куда менее важными, чем общий смысл, основная идея; существует также мнение, что “Жан-Кристоф”, задуманный Ролланом как симфония, расплывчат и бесформен.

    По поводу поздних книг Роллана английский романист и критик Э. М. Форстер писал, что Роллан “не оправдал надежд, которые он подавал в молодости”.

    Наиболее взвешенная оценка творчества Роллана принадлежит его биографу Старру, писавшему, что, “если не считать “Жан-Кристофа”, Роллана будут помнить не как писателя, а как одного из наиболее активных и решительных защитников человеческого достоинства и свободы, как страстного борца за более справедливый и гуманный общественный строй”. Старр утверждал также, что, “возможно, еще не пришел час оценить Ромена Роллана по достоинству… Только время способно отделить гениальное от преходящего, недолговечного”. 

    Источник: https://adebiportal.kz/ru/authors/view/202

    Ссылка на основную публикацию