Краткая биография альфьери

Витторио Альфьери

Витторио Альфьери, граф ди Кортемилья (Vittorio Alfieri, conte di Cortemiglia, 1749−1803) — величайший итальянский трагический писатель. Родился в городе Асти, в Пьемонте. Воспитывался в Туринской академии. Много путешествовал. Писать начал с 1774 года. Чтобы сделаться итальянским писателем, ему нужно было преодолеть колоссальные трудности для овладения языком, т. к.

он не знал тосканской речи, говоря все время или по-французски, или на пьемонтском диалекте. Великую французскую революцию он вначале приветствовал, но скоро глубоко разочаровался, испуганный террором, возненавидел и Францию и ее деятелей, против которых направлен сборник его эпиграмм «Ненавистник французов» («Misogallo»). Свою жизнь Альфьери описал в мемуарах (1802, русск. пер., 1914).

В мировоззрении Альфьери наиболее важен его догматический рационализм; его идеал — свободная человеческая личность, управляемая прежде всего разумом, логикой и волей, руководимая чувством долга; с этими идеями тесно связаны политические взгляды Альфьери, лучшей иллюстрацией которых служат трагедии и предисловия к ним.

Обратите внимание

Он говорит о «свободе народа», на каждом шагу подчеркивает свою ненависть к тиранам, свой республиканизм, но это — республиканизм аристократа, резко разграничивающего «изначально свободных» от «рожденных рабами» («Misogallo», XIX). Герой, наиболее близкий ему, — Брут младший, борец за право аристократической верхушки против «тирана», ставленника народа, Цезаря.

«Свобода» Альфьери для тех избранных, что сумели воспитать себя свободными. Он приветствует американскую революцию 1776 года в трагедии «Брут I», посвященной Вашингтону, но в то же время посвящает трагедию «Агис» памяти казненного Карла I английского, павшего жертвой «несправедливого» парламента.

К состоянию Италии XVIII века Альфьери относится всецело отрицательно, предпослав «Бруту II» («Брут младший») ироническое и едкое посвящение «Будущему итальянскому народу». В его воззрениях ясно выражена психология представителя верхов дворянства, сохранявших еще перед завоеванием Италии французами политическую гегемонию во многих местах (Венеция, Пьемонт — родина Альфьери и др.).

Альфьери представлял наиболее здоровую часть своего класса, осознавшую, что спасение раздробленной Италии — в национальном объединении. Те преобразования, которые принесли с собой французские завоеватели, представители ненавистной Альфьери буржуазии, — эти преобразования Альфьери не принял и не хотел принять. Впоследствии Альфьери изменил свое отношение к «третьему сословию».

Все художественное наследие Альфьери теснейшим образом связано как с изложенными общественно-философскими воззрениями, так и с идеями его о значении литературы, которые чрезвычайно четко выражены в его трактате «Del principe e delle lettere» («О государе и литературе»), основная мысль которого сводится к тому, что истинная литература может процветать только у истинно свободного народа.

Она должна учить добродетели и проповедывать свободу (догматизм Альфьери). Но из всех видов литературы наилучшим образом достигает этой цели поэзия, потому что она наставляет путем наслаждения, научает человека познавать разумом свои права и способности, неосознание которых порождает рабство всякого народа. В трагедиях Альфьери отражается его рационализм.

Основной организующий принцип его драматургии — логическое построение пьес. Оно проявляется, с одной стороны, в композиционной стороне трагедий: все сосредоточено вокруг основного стержня действия, число персонажей весьма ограничено, причем центральные персонажи всегда оттесняют на задний план всех прочих.

Трагедии Альфьери построены на резких контрастах, без полутеней; их логическая схема — противопоставление идеального человека, борющегося за свободу и отечество, отрицательному типу (тирану).

Таковы: Дон-Карлос и Филипп («Filippo»), Брут и Цезарь («Bruto II»); даже там, где любовная интрига должна играть центральную роль («Maria Stuarda», «Mirra» — трагедия кровосмесительницы), Альфьери сосредоточивает внимание всегда на моральной проблеме, являющейся основой всех его трагических конфликтов, — именно на преодолении страсти и личных чувств во имя долга и разума.

Важно

Слабые личности гибнут (Изабелла в «Filippo», изменяющая мужу), сильные — побеждают, как Брут Старший, приговаривающий к смерти детей, или Брут Младший, которого Альфьери нарочито сделал сыном Цезаря, основываясь на легендарных словах умирающего Цезаря «И ты, дитя». Действие трагедии начинается in medias res (в разгаре) и стремительно идет к развязке; нет отвлекающих эпизодов.

Язык Альфьери — прежде всего ораторский язык. Логические обоснования, апелляция к разуму встречаются даже в любовных излияниях, не говоря уже о политических монологах, где диалектическое искусство Альфьери развертывается в полной силе.

Повторения, перекличка отрывочными, лаконичными вопросами и ответами, лозунги, выкрикиваемые оратором и вслед за ним народом, — таковы признаки ораторского стиля Альфьери.

Рядом с этим стих его изобилует ударениями, односложными словами, часто прерывается, вводятся намеренные уклонения от плавного, напевного ритма, которому, по мнению Альфьери, не место в трагедии, воспевающей человеческие страсти, служащей «школой нравственности, добродетели и великодушия».

Трагедии Альфьери чрезвычайно сценичны; к этому стремился Альфьери в своем лаконизме и сосредоточенности действия. Единство времени, места и действия соблюдается у Альфьери. Он делает довольно удачные попытки восстановить хоры греческой трагедии («Alceste»).

Особняком стоит его цикл из 4 комедий («L'uno» — «Единый», «I pochi» — «Немногие», «I troppi» — «Излишние», «L'antidoto» — «Противоядие»), где Альфьери проводит свою идею о несовершенстве монархии, демократии, олигархии как форм правления; идеальное государство, по Альфьери, может создаться лишь в результате соединения этих трех «ядов».

Также особо стоит его «Abel», названный Альфьери «трамелогедией» (сочетание мелодрамы и трагедии), уже отражающий новые веяния в итальянской литературе (сентиментализм), проявлявшиеся в творчестве Уго Фосколо и др.

Чрезвычайно выдаются своей злобной иронией, разнообразными ритмами, богатством рифм и мастерством каламбуров эпиграммы Альфьери.

Лирические стихотворения Альфьери носят большей частью характер иронический и сатирический. Главные их темы — политические («Misogallo», см. выше). Альфьери — один из лучших мастеров сатиры и сонета; в его «Misogallo» встречаются весьма оригинальные по ритму стихотворения (например, сатирическая ода «Teleutodia» в форме греческой оды). Язык прозы Альфьери — язык политических трактатов-памфлетов. В известной степени ученик классика Ш. Маффеи (умер 1755), Альфьери — один из виднейших представителей националистической тенденции в итальянской поэзии, которая, начиная с Филикайя в XVII веке, развилась в творчестве Парини, Пиндемонте и затем у В. Монти, С. Пеллико и Уго Фосколо. Драматическое творчество трех последних уже проходит всецело под влиянием Альфьери, но и на романтическую трагедию (Никколини, Косса, Мандзони) Альфьери оказал сильнейшее влияние: его националистический пафос нашел себе достойных продолжателей именно среди романтиков; последний крупный классик в итальянской литературе, Альфьери уже стоит на грани романтизма. Сам Леопарди в своей политической лирике часто вдохновлялся Альфьери-поэтом. Его общественное значение огромно; несмотря на свою враждебность к французской революции, он ярко отразил в своем творчестве пафос революционной эпохи.

Совет

Витторио Альфьери, граф ди Кортемилья — известный итальянский трагический писатель. Уроженец города Асти, в Пьемонте, получил образование в Туринской академии. В 1774 году впервые взялся за перо. Владея французским и пьемонтским диалектом, граф ди Кортемилья приложил немыслимые усилия для изучения тосканской речи, чтобы стать итальянским писателем. Разочаровавшись в Великой французской революции, граф пишет эпиграмм «Ненавистник французов» («Misogallo»). Свою биографию Альфьери изложил в мемуарах (1802, русск. пер., 1914).

Он вполне согласен с американской революцией 1776 года в трагедии «Брут I», посвященной Вашингтону, но пишет трагедию «Агис» в память казненного Карла I английского. В период Италии XVIII века Альфьери издает «Бруту II» («Брут младший»), посвященный «Будущему итальянскому народу». Все общественно-философские взгляды Витторио изложены в его трактате «Del principe e delle lettere» («О государе и литературе»).

Создавая трагедии, Альфьери Витторио соблюдал схему — простолюдины против тирании. Таковы: Дон-Карлос и Филипп («Filippo»), Брут и Цезарь («Bruto II»); даже в трагедии «Maria Stuarda», «Mirra» он выделяет долг и разум превыше личных чувств. Вымирание слабых (Изабелла в «Filippo), процветание сильных, как Брут Старший, которого писатель окрестил «сыном Цезаря», подразумевая слова умирающего Цезаря «И ты, дитя». Свои трагедии Альфьери издавал чрезвычайно сценичными, делая удачные попытки восстановления греческой трагедии («Alceste»). Нерушимым остался его цикл из 4 комедий («L'uno» — «Единый», «I pochi» — «Немногие», «I troppi» — «Излишние», «L'antidoto» — «Противоядие»), где излогается несовершенстве монархии, демократии, олигархии. Без внимания не остался его «Abel», названный Альфьери «трамелогедией» (сочетание мелодрамы и трагедии), уже отблескивающий новое поветрие в итальянской литературе (сентиментализм), будучи использованным в творчестве Уго Фосколо и др.

Альфьери Витторио — элита сатиры и сонета. Направление писателя — язык политических трактатов-памфлетов. Будучи учеником Ш. Маффеи (умер 1755), Альфьери превзошел остальных в итальянской поэзии, развивать которую начал Филикайя в XVII веке, Парини, Пиндемонте и после В. Монти, С. Пеллико и Уго Фосколо. Альфьери оказал сильнейшее влияние на романтическую трагедию (Никколини, Косса, Мандзони) и очутился уже на грани романтизма.

Источник: https://www.allsoch.ru/alferi/

АЛЬФЬЕРИ, ВИТТОРИО

АЛЬФЬЕРИ, ВИТТОРИО (Alfieri, Vittorio) (1749–1803), граф, итальянский поэт и драматург. Родился 16 января 1749 в Асти (княжество Пьемонт) в знатной богатой семье; племянник знаменитого итальянского архитектора Бенедикта-Иннокентия Альфьери (1680–1767).

Рано потерял отца. В девятилетнем возрасте отдан в Туринскую военную академию; учился несистематически, много времени уделял верховой ездой.

После окончания Академии в 1766 и непродолжительной службы в пьемонтской армии вел праздную жизнь аристократа, объездил в 1767–1772 большую часть Европы.

По возвращении в Турин стал серьезно заниматься самообразованием, много читал, изучал латинский и греческий языки. Увлекшись театром, написал в 1775 свою первую трагедию Клеопатра.

В 1777 переехал в Тоскану, чтобы в совершенстве овладеть основным диалектом итальянского языка – тосканским (он знал только пьемонтское наречие и пользовался в основном французским языком).

Жил в Сиене и Флоренции, где встретил свою Музу – красавицу графиню Луизу Альбани, супругу претендента на английский престол Карла-Эдуарда Стюарта, под влиянием которой продолжил свои литературные опыты.

Знакомство с флорентийской литературой эпохи Возрождения, прежде всего с Данте и Макиавелли, сформировало у него республиканские убеждения, что отразилось в его творчестве. В тосканский период (1777–1784) Альфиери создал четырнадцать трагедий, в том числе лучшую из них – Саул, тираноборческий пафос которых принес ему необычайную популярность; теоретическое обоснование своим взглядам он дал в трактате О тирании.

В 1784 Альфиери переехал во Францию; жил сначала в Кольмаре (Эльзас), затем в Париже. Во французский период (184–1792) создал еще пять трагедий и завершил начатый еще в Тоскане трактат О государе и о литературе.

Обратите внимание

В 1788, после смерти Карла-Эдуарда Стюарта, сочетался брактом с его вдовой. Восторженно приветствовал Французскую революцию 1789; написал оду на взятие Бастилии.

Однако свержение монархии и начавшийся террор изменили его позицию: он с сожалением констатировал, что тираноборческие мотивы его творчества созвучны ненавистной ему якобинской идеологии.

В 1792 вернулся во Флоренцию; его имущество во Франции было конфисковано. Свое осуждение Революции выразил в сборнике Галлоненавистник. В последние годы вел уединенный образ жизни; ревностно предавался научным занятиям, переводил древнегреческие и латинские тексты.

Умер во Флоренции 8 октября 1803. Похоронен в церкви Санта-Кроче между гробницами Микеланджело и Макиавелли, где графиня Альбани установила великолепный памятник работы Кановы. Благодаря ее усилиям в Пизе в 1805–1815 было издано первое полное собрание сочинений Альфьери.

Альфьери является создателем итальянской классицистической трагедии. Он перенес на национальную почву традиции французского классицизма.

Большинство из его двадцати трагедий написано на античные сюжеты (Антигона, Агамемнон, Орест, Полиник, Тимолеон, Меропа, Агис, Клеопатра, Виргиния, Октавия, Софонисба, Мирра, Брут Первый, Брут Второй); реже используются средневековые (Розамунда, Дон Гарсия, Заговор Пацци, Филипп II, Мария Стюарт) и библейские (Саул) мотивы.

Их отличают свойственные классицизму строгость стиля, точный напряженный диалог, сжатое действие, четко очерченные характеры, возвышенность чувств, подлинный трагизм ситуаций.

Некоторые классицистические правила иногда доводятся до абсолюта: сведено до минимума число персонажей (четыре), ради верности одной единственной ведущей теме устраняются эпизоды и побочные действия, исключаются лирические сцены.

Важно

Аскетическая поэтика Альфьери и игнорирование им исторических обстоятельств сделали его объектом критики со стороны романтиков, считавших, что он «смиренно тащится в хвосте французских классицистов». Однако Альфьери не был классицистом в полном значении этого слова. Он испытал сильное влияние Данте и, особенно, Шекспира, что побуждало его наделять своих персонажей страстностью и интенсивной душевной жизнью. Вот почему адепты классицизма называли его «еретиком».

В концептуальном плане Альфьери решительно отвергал макиавеллизм с его лозунгом «цель оправдывает средства».

Читайте также:  Краткая биография крылов

В своих трагедиях он анализировал психологию и логику рассуждений тирана, порождающие ужасные преступления, показывал его поведение в политике и личной жизни, его одиночество и духовную опустошенность (Филипп II, Тимолеон и др.).

Абсолютно негативному образу деспота он противопоставлял безусловно позитивный образ тираноборца, носителя свободомыслия и бунтарства (Брут Первый, Брут Второй, Заговор Пацци, Мирра и др.).

Кроме трагедий, перу Альфьери принадлежат мелотрагедия Авель, в которой он попытался ввести в драматический жанр музыку, шесть сильно политизированных комедий (лишенных подлинного комизма и не приспособленных для сценической постановки), шесть од, сатиры и поэма Этрурия Мстительница; лучшим образцом его прозы является автобиографическая повесть Жизнь Витторио Альфьери, рассказанная им самим. Из осуществленных им переводов античных авторов наиболее удачен перевод Саллюстия.

Переводы на русский язык: Альфиери В. Орест. Саул. Мирра. Брут Второй // Гольдони К. Комедии. Гоцци К. Сказки для театра. Альфьери В. Трагедии. М., 1971.

Евгения Кривушина

Источник: https://www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/literatura/ALFERI_VITTORIO.html

Альфьери Витторио

Vittorio Alfieri

Итальянский поэт и драматург

16 января 1749 – Витторио Альфьери родился в Асти (княжество Пьемонт) в знатной богатой семье. Рано потерял отца.

1758 – в девятилетнем возрасте отдан в Туринскую военную академию; учится несистематически.

1766 – оканчивает Академию, затем недолго служит в пьемонтской армии.

1767-1772 – путешествует по Европе.

1772 – возвращается в Турин, серьезно занимается самообразованием, много читает, изучает латинский и греческий языки.

Совет

1775 – увлекшись театром, пишет свою первую трагедию «Клеопатра» и затем трагедию «Филипп» (опубл. 1783). Написанная на сюжет из испанской истории, обработанный позднее Шиллером в «Доне Карлосе», и посвященная трагической судьбе принца, осужденного на смерть собственным отцом, трагедия переписывалась 5 раз (последний вариант 1789).

1775-1776 – трагедии «Полиник», «Орест», «Антигона».

1777 – переезжает в Тоскану, чтобы в совершенстве овладеть основным диалектом итальянского языка – тосканским (он знал только пьемонтское наречие и пользовался в основном французским языком). Живет в Сиене и Флоренции, где встречает графиню Луизу Альбани, супругу претендента на английский престол Карла-Эдуарда Стюарта, под влиянием которой продолжает свои литературные опыты.

Здесь происходит знакомство с флорентийской литературой эпохи Возрождения, прежде всего с Данте и Макиавелли, сформировавшей у него республиканские убеждения, что отразилось в его творчестве. В этом же 1777 году написан трактат «О тирании» (опубл. 1789 г.), в котором Альфьери высказывает свои политические взгляды и высказывается против теории «просвещенного абсолютизма».

Написана трагедия «Виргиния».

1777 – 1781 – трагедии «Заговор Пацци», «Тимолеон».

1777-1784 – тосканский период творчества Альфьери, в который создано четырнадцать трагедий, в том числе лучшая из них – «Саул» (1782), тираноборческий пафос которых приносит ему необычайную популярность.

1777-1786 – трагедия «Мария Стюарт».

1778 – трагедия «Дон Гарсиа».

1778-1786 – Альфьери работает над трактатом «О государе и литературе» (опубл. 1789), в котором он излагает свои литературные взгляды, и говорит об общественной значимости и воспитательной роли искусства.

1779 – трагедия «Октавия».

1780 – трагедия «Тимолеон» (опубл. 1783). В этом же году закончена трагедия «Розамунда».

1782 – трагедии «Саул», «Меропа».

1784 – Альфьери переезжает во Францию; живет сначала в Кольмаре (Эльзас), затем в Париже.

1784-1786 – работает над трагедиями «Мирра», «Софонисба», «Агис».

1784-1792 – во французский период творчества Альфьери создает пять трагедий.

1786 – трагедии «Брут I», «Брут II».

1788 – после смерти Карла-Эдуарда Стюарта сочетается браком с его вдовой.

1789 – восторженно приветствует Французскую революцию; пишет оду на взятие Бастилии. Однако свержение монархии и начавшийся террор меняют его позицию: он с сожалением констатирует, что тираноборческие мотивы его творчества созвучны ненавистной ему якобинской идеологии.

1792 – возвращается во Флоренцию; его имущество во Франции конфискуется.

В последние годы ведет уединенный образ жизни; ревностно предается научным занятиям, переводит древнегреческие и латинские тексты.

1797 – трагедия «Альцеста».

1799 – сборник стихов и прозы «Франконенавистник» (Misogallo), осуждавших революцию во Франции.

1800-1803 – создает 6 комедий в стихах («Единственный», «Немногие», «Лишние», «Противоядие», «Оконце», «Развод»).

Обратите внимание

8 октября 1803 – Альфьери умер во Флоренции. Похоронен в церкви Санта-Кроче между гробницами Микеланджело и Макиавелли, где графиня Альбани установила великолепный памятник работы Кановы.

1804 – посмертно изданы мемуары «Жизнь Витторио Альфьери из Асти, рассказанная им самим».

1805-1815 – благодаря усилиям графини Альбани в Пизе издано первое полное собрание сочинений Альфьери.

Альфьери является создателем итальянской классицистической трагедии. Он переносит на национальную почву традиции французского классицизма. Его трагедии отличают свойственные классицизму строгость стиля, точный напряженный диалог, сжатое действие, четко очерченные характеры, возвышенность чувств, подлинный трагизм ситуаций.

Некоторые классицистические правила иногда доводятся до абсолюта: сведено до минимума число персонажей (четыре), ради верности одной единственной ведущей теме устраняются эпизоды и побочные действия, исключаются лирические сцены.

Новаторство Альфьери заключается также и в том, что на сцене между героями происходит живой разговор, обмен репликами, восклицаниями, что активизирует действие.

Произведения можно отнести к таким жанрам:

Поделитесь своими впечатлениями с нашими читателями

Источник: http://velib.com/biography/alferi_vittorio/

Витторио альфьери

Витторио альфьери.

Биография и обзор творчества

Витторио Альфьери жил в эпоху, насыщенную бурными событиями. В то время народ Италии стремился к объединению своих сил в борьбе против иноземных захватчиков.

Чезаре Беккариа, автор книги «О преступлениях и наказаниях», смелый мыслитель, решительно выступал против консервативных, косных понятий средневековья. Карло Гольдони закладывал фундамент реалистического театра.

Джузеппе Парини, написавший поэму «Деньр, направлял Звенящие стрелы сатиры против чванливых дворян и религиозных иезуитов.

Важно

Свою биографию Альфьери описал в замечательной книге «Жизнь Витторио Альфьери из Асти, рассказанная им самим» (1790—1803). На страницах этой книги запечатлены вдохновенные поиски подлинных идеалов и кипучая, творческая натура талантливого итальянского драматурга.

Альфьери родился 16 января 1749 года в небольшом итальянском городке Асти в аристократической семье. В возрасте одного года он потерял отца.

С девяти лет Альфьери воспитывался в Туринской академии (1758—1766). Там учились немцы, англичане, русские и итальянцы. В учебном заведении господствовал дух зубрежки, догматизма и схоластики. На уроках аристотелевской философии «мерли мухи», как писал он сам.

Ищущий истины, пылкий Альфьери не мог удовлетвориться теми знаниями, какие сообщали ему педагоги. Он стремился обогатить свою память, свой ум все новыми и новыми фактами из истории, философии и литературы и поэтому многие часы проводил за чтением книг. Он изучил латинский и французский языки и читал преимущественно французские романы.

В 1766 году Альфьери поступил на военную службу в своем родном городе Асти. Военную службу, муштру, казарменный быт Витторио возненавидел всеми фибрами своей пылкой и поэтической натуры. Вскоре он вышел в отставку и почти десять лет путешествовал по разным городам Европы.

Из Парижа он поехал в Лондон. Столица Днглии произвела на него^глубокое впечатление. Альфьери с большим интересом знакомился с архитектурными и духовными богатствами Лондона. Неизгладимое впечатление на него произвел напряженный ритм лондонской жизни.

Потом он был в Голландии, ненадолго вернулся в Турин, а в 1769 году совершил свое второе большое путешествие по Европе. Альфьери побывал в Пруссии. Эта страна не понравилась ему, он назвал ее «гауптвахтой». Был Альфьери в Вене, в «тихои, благословенной Швеции» и в «дикой, суровой Финляндии». Наконец, он прибыл в Петербург.

Альфьери до этого, прочитав книгу Вольтера о Петре I, очень интересовался Россией. И вот впечатлительный итальянский путешественник в столице России — в Северной Пальмире, как в то время называли'Петербург. Этот город разочаровал его. Здесь Альфьери увидел холодную чопорность, аристократическую напыщенность и бюрократизм.

Поэтому он назвал в своих мемуарах Петербург городом «азиатских бараков».

Совет

Альфьери снова приехал в Лондон и там пережил бурную, ко роткую любовную драму. Затем он перебрался в Париж, из Парижа уехал в Испанию и Португалию. В дороге он с наслаждением читал пормы Тассо, Ариосто, Пульчи, трактаты Маккиавелли и жизнерадостные стихи Гвиницелли и Кавальканти.

На Пиренейском полуострове Витторио встретил аббата ди Калю-зо, который впоследствии стал его искренним другом.

В 1772 году Альфьери возвратился в Турин и решил попробовать свои силы в литературе. Витторио вступил в литературный кружок. Члены этого своеобразного творческого объединения опускали свои произведения в специальный ящик, а потом обсуждали их на заседаниях.

В это время Альфьери упорно работал над своей первой трагедией «Клеопатра» (1773). Его увлек античный сюжет сильными образами римского завоевателя Антония и Клеопатры. Эта трагедия написана в классической манере и изобилует патетическими монологами и декламационными диалогами.

Несмотря на то, что Альфьери ее неоднократно перерабатывал (в 1774 и 1775 годах), все же она оказалась нежизненной.

Альфьери неутомимо работал. Он создавал сонеты, канцоны и оды. Его лирические стихи, эпиграммы и оды тех лет были пронизаны сатирическими мотивами. Альфьери осмеивал в них устаревшие понятия, суеверия и пошлость.

Они были написаны разнообразными, гибкими ритмами и изобиловали каламбурами в народном стиле.

Чтобы освободиться от мелочных материальных забот, Альфьери все имущество передал своей сестре Джулии, взяв с нее обязательство выплачивать ему пожизненную ренту, и решил посвятить всю свою жизнь литературе. Он хотел стать драматургом.

Обратите внимание

В 1785 году Альфьери вынужден был по личным мативам поки нуть Италию. Он после непродолжительного путешествия по Европе попал снова в Париж, где его застала французская революция. Вначале Альфьери встретил ее восторженно, но когда в 1792 году власть перешла к якобинцам, перебрался во Флоренцию, где и жил до са мой смерти.

Альфьери много читал. Он знакомился с произведениями фран цузских просветителей — Вольтера, Монтескье — и с жадным вниманием изучал «Сравнительные жизнеописания» древнегреческого историка Плутарха. Сочинения Плутарха на него подействовали очень сильно. В своих мемуарах он заявил, что Плутарх вознес его до небес.

С 1775 по 1790 год были написаны основные трагедии Альфьери.

В его творческое наследие входит 21 трагедия, 6 комедий, 200 сонетов, 16 сатир, поэма «Отомщенная Этрурия» (4 песни), много эпиграмм и переводов произведений Эсхила, Софокла, Аристофана, Теренция и Вергилия.

Творчество его, несмотря на то, что оно пронизано аристократическими тенденциями, было прогрессивным.

Он был представителем революционного классицизма и в своих трагедиях заявлял о том, что страстно и сильно «ненавидит тиранов».

Альфьери тщательно отделывал свои произведения. Работа над каждой трагедией распадалась на три этапа. Вначале писатель набрасывал план, потом развивал его в прозаической форме. А затем уже прозаический вариант превращал в поэтический.

Причем свои трагедии драматург писал, руководствуясь принципами определенной эстетической теории. Он ее изложил в трактате «О государе и литературе».

Альфьери считал, что литература тесно связана с философией и наукой, но она выше их, так как воспитывает у людей нравственность и добродетель. Подлинная поэзия пробуждает в человеке стремление к свободе, возвышает дух и обогащает его ум и чувства.

Важно

Настоящий поэт не может стоять в стороне от борьбы за новую, лучшую жизнь. Пвртому истинный писатель в то же время является и общественным деятелем, а настоящий политик по своему интеллектуальному складу — всегда поэт.

Читайте также:  Краткая биография амаду

Идеальным писателем Альфьери считал Гомера, который объединил в своих произведениях гражданский пафос с высоким художественным мастерством.

В трактате «О государе и литературе» Альфьери определил значение, цели и специфичность различных литературных жанров. Эпические произведения, по его мнению, изображают психолопцо героических личностей; сатирические изобличают не частные, а общественные пороки; а сущностью трагедии являются возвышенные и сильные страсти.

Альфьери считал, что многие столкновения и противоречия не носят трагического характера и не могут быть основой трагедии. Так, например, по его мнению, борьба заговорщиков против тирана естественна и поэтому не является сюжетом для трагедии.

Только резкие, острые конфликты — основа трагического искусства. Юний Брут, осуждающий своих сыновей. Орест, мстящий своей матери,— вот, по утверждению Альфьери, подлинные герои трагедии.

Он считал, что настоящий писатель в своих произведениях выражает неукротимое стремление человека к свободе.

Свои теоретические представления о трагедии он воплощал в творчестве. В его произведениях нет полутеней, все они построены на резких конфликтах добра и зла.

Альфьери был противником запутанной и сложной интриги. Действие его трагедий развивалось динамично и стремительно, особенно в финальных сценах. Действующих лиц, как правило, было очень мало.

Совет

Он очень часто изображал не только энергичных, активных мужчин, но и волевых женщин,, настойчиво боровшихся за воплощение своих идеалов в жизни. Герои в трагедиях Альфьери говорили ораторским, иногда декламационным и лозунговым языком. Длинные лирические монологи он чередовал с лаконичными диалогами.

Трагедии Альфьери, несмотря на то, что в них он точно соблюдал классические правила единства места, времени и действия, восхищали зрителей сильными страстями.

Альфьери — родоначальник революционной классической драмы, его трагедии, несомненно, подготавливали почву для романтизма.

Мировоззрение писателя было противоречиво. Он сочувственно относился к свободолюбивым устремлениям народа и в то же время не мог преодолеть в своем творчестве аристократических тенденций.

Когда Альфьери был в Париже в годы французской революции, он горячо приветствовал восставший народ и с радостью узнал о разрушении Бастилии. Под влиянием этого известия он написал пламенную оду «Взятие Бастилии».

Это не помешало ему в 1803 году опубликовать памфлет на французскую революцию «Ненавистник Франции», в котором он выступил как подлинный аристократ, ненавидящий «чернь». Но в лучших своих трагедиях Альфьери всегда выступал пламенным защитником свободы. Он был борцом против деспотизма.

Его трагедии очень разнообразны по темам и сюжетам («Саул», «Мирра», «Агамемнон», «Орест», «Антигона», «Альцеста», «Клеопатра», «Полиник», «Мария Стюарт», «Филипп» и др.). Многие сюжеты своих трагедий Альфьери заимствовал у других писателей.

По его собственному признанию, им написано только шесть оригинальных трагедий. Альфьери придерживался мнения, что заслуга драматурга не в изобретении сюжета, а в его оригинальной обработке.

Обратите внимание

Почти во всех трагедиях, несмотря на то, что они раскрывают и любовные, и семейные, и психологические конфликты, всегда решаются серьезные общественно-политические проблемы.

Например, трагедия «Филипп», посвященная истории любви сына Филиппа Карлоса и жены Филиппа Изабеллы, одновременно является гневным обличением деспотизма и насилия.

Филипп II — жестокий и коварный властитель. Цель его жизни в том, чтобы удержать власть в своих руках, он способен совершить любую подлость. Филипп окружил себя клевретами и шпионами. Он способен уничтожить каждого, кто покушается на его власть. Это человек сильной воли и ему чужды слабость, колебания и нерешительность.

Узнав о том, что его сын Дон Карлос примкнул к бунтовщикам, он решает подвергнуть его чудовищным пыткам. Супруга Филиппа Изабелла самоотверженно любит своего пасынка Дона Карлоса. Королева — образ чистой, преданной и верной женщины. Дон •Карлос, обвиненный в покушении на отца, кончает жизнь самоубийством.

Изабелла тоже закалывает себя.

Острый конфликт положен и в основу трагедий «Мирра». Царь Кинир, добрый и гуманный, искренне хочет счастья своей дочери Мирре. Служанка Эвриклея всем сердцем предана ей. Мирру любит мужественный и честный Пирей.

Но в атмосфере всеобщего поклонения Мирра переживает страшную духовную драму. Люди, окружающие ее, не знают, что терзает сердце Мирры.

А она не может открыть им свою тайну, которая, подобно неизлечимой болезни, подрывает ее физические и духовные силы.

Мирра согласна стать женой Пирея и в то же время, когда приблизился роковой для нее день бракосочетания, отказывается от своего обещания, Пирей, страстно любивший Мирру, не выдерживает и убивает себя. Мирра, измученная переживаниями, также предпочитает смерть своим духовным мучениям. Умирая, она признается Киниру, своему отцу в преступной любви к нему.

«Мирра» — трагедия сильных страстей и психологических бурь.

Важно

Трагедия «Тимолеон» посвящена конфликту политическому. Альфьери в ней рассказывает о борьбе свободолюбивого Тимолео-на со своим братом — тираном Тимофаном.

Тимолеон ясно выражает свою политическую программу в следующих словах:

Отчизна живет лишь в священных законах,

Лишь в судьях, законам одним подчиненным,

В народе; в ничем не стесненных, согласных,

Народных избраньях, в всеобщей свободе Надеждой, широкой, истинной; добрых всех граждан

равняющих.

Трагедии Альфьери в художественном отношении очень своеобразны. Поскольку он был представителем революционного классицизма, принципы классической драмы характерны и для его творчества. Во многих его пьесах мы наблюдаем сходство ситуаций, характеров и все внешние приемы классицизма.

Но подлинная трагическая атмосфера, психологичность, безудержное кипение страстей, необычная острота конфликтов, наполняющие его лучшие трагедии, разрушают каноны классицизма и свидетельствуют о том, что Альфьери в известной мере подготавливал новое течение в литературе — романтизм. 

Шесть комедий, написанных Альфьери, очень своеобразны. В четырех из них он стремился показать недостатки различных государственных систем.

Комедия «Единый» направлена против монархического строя. Пьеса «Немногие» обличает несовершенство демократической формы правления. Комедия «Излишние» вскрывает пороки олигархии.

В пьесе «Противоядие» Альфьери выступил защитником своеобразного совершенного государственного устройства.

Альфьери считал, Что идеальное правление можно создать только на основе разумного сочетания «трех ядов»: монархии, олигархии и демократии.

Совет

Прогрессивный дух трагедий Альфьери, их сценичность были залогом их успеха в Италии.

Пьесы Альфьери пользовались огромным успехом и в революционной Франции. Во времена якобинской диктатуры Альфьери был любимейшим драматургом, ибо его произведения наилучшим образом выражали свободолюбивые тираноборческие настроения масс.  Лучшие прогрессивные умы с восторгом отзывались об Альфьери.

Байрон, побывавший в Санто-Кроче (там он осматривал могилы Микельанджело, Галилея, Маккиавелли и Альфьери), выразил свои чувства так: «Это четыре ума, которые подобно элементам, могли создать все созданное».

Стендаль в книге «Рим, Неаполь, Флоренция» утверждал, что Альфьери является «одним из величайших поэтов восемнадцатого века».

Он был мужественным поборником свободы, объединения Италии, врагом деспотов. Поэтому его произведения не утратили своей ценности и в наши дни.

Источник: http://www.winstein.org/publ/10-1-0-763

Саул

Давид приходит ночью в стан израильтян в Гелвуе. Он вынужден скрываться от царя Саула, к которому питает сыновние чувства. Раньше и Саул любил его, он сам избрал Давида в супруги для любимой дочери Мелхолы. «Но выкуп / Зловещий — сотню вражеских голов — / Ты требовал, и я двойную жатву / Снял для тебя…» Нынче Саул не в себе: он преследует Давида.

Давид мечтает принять участие в битве с филистимлянами и делом доказать свою преданность Саулу. Сын Саула Ионафан, услышав, как Давид разговаривает сам с собой, подходит к нему. Ионафан радуется встрече: он любит Давида как брата. Он опасается за жизнь Давида, зная, как ненавидит его Саул.

Давид ничего не боится: «Я здесь, чтоб умереть: но только в битве, / Как сильный — за отечество и за / Того неблагодарного Саула, / Что молится о гибели моей». Ионафан рассказывает, что злой и завистливый Авенир, родственник Саула и начальник его войска, все время настраивает Саула против Давида.

Обратите внимание

Мелхола, жена Давида, верна мужу и каждый день со слезами умоляет Саула вернуть ей Давида. Ионафан говорит, что без Давида израильтяне утратили былую храбрость: «С тобой ушли / Мир, слава и уверенность в бою». Ионафан вспоминает, как пророк Самуил перед смертью принял Давида и помазал его елеем.

Он советует Давиду ждать в горах сигнала к битве и лишь тогда выйти из укрытия. Давид сокрушается: «О, неужели смелые поступки / Скрывать, как козни?» Он хочет пойти к Саулу и, несмотря на то что не знает за собой никакой вины, попросить у него прощения. Самуил некогда любил Саула как сына, но Саул своей неблагодарностью навлёк на себя гнев Господень.

Пророк Самуил завещал Давиду любовь и верность царю, и Давид никогда не ослушается его. Ионафан клянётся, пока жив, защищать Давида от гнева Саула. Давид хочет увидеться с Мелхолой. Обычно Мелхола ещё до зари приходит плакать о Давиде и вместе с Ионафаном молится за отца. Давид прячется, а Ионафан осторожно подготавливает сестру к встрече с мужем.

Мелхола видит Давида без пурпурной епанчи, которую она ему выткала, в грубом плаще он похож не на царского зятя, а на простого пехотинца. Ионафан и Мелхола решают выяснить, в каком расположении духа находится Саул, и если оно покажется им благоприятным, то исподволь подготовить отца к встрече с Давидом.

Чтобы никто не опознал Давида и Авенир не подослал убийцу, Ионафан просит его опустить забрало и смешаться с толпой воинов. Но Мелхола считает, что по взгляду и по умению носить меч Давида легко узнать. Она показывает ему пещеру в лесной чаще, где он может укрыться. Давид уходит.

Продолжение после рекламы:

Саул вспоминает, каким неустрашимым воином он был. Теперь он стар и силы его уже не те, что прежде. Но он утратил не одну лишь юность: «Была со мною / Ещё неодолимая десница / Всевышнего!.. И был, по крайней мере, / Со мной Давид, мой витязь». Авенир внушает Саулу, что Давид — главная причина всех его бед.

Но Саул понимает, что дело в нем самом: «Нетерпеливый, мрачный, / Жестокий, злобный — вот я стал каков, / Всегда себе не мил, не мил другим, / При мире жажду войн, при войнах — мира».

Авенир убеждает Саула, что пророк Самуил, который первым сказал, что Саул отвержен Богом, — дерзкий, лживый и хитрый старик, он сам хотел стать царём, но народ избрал Саула, и Самуил из зависти объявил, что Бог отверг Саула.

Важно

Авенир говорит о том, что Давид всегда был ближе к Самуилу, чем к Саулу, и больше расположен к алтарю, чем к полю битвы. Авенир одной крови с Саулом: «Я рода твоего, и блеск царя / Есть слава Авенира, а Давид / Не вознесётся, не поправ Саула».

Саул часто видит во сне, как Самуил срывает с его головы царский венец и хочет возложить на голову Давида, но Давид падает ниц и со слезами просит пророка вернуть венец Саулу. Авенир восклицает: «Погибнет пусть Давид: исчезнут с ним / Все страхи, и несчастья, и виденья».

Саул больше не хочет оттягивать сражение с филистимлянами. Ионафан не сомневается в победе. Мелхола надеется, что после битвы Саул обретёт отдых и покой и вернёт ей любимого мужа. Саул считает, что израильтяне обречены на поражение. Мелхола вспоминает, как Давид своим пением ублажал Саула и отвлекал от мрачных мыслей.

Ионафан напоминает Саулу о воинской доблести Давида. Появляется Давид: «Мой царь! Давно хотел / Ты головы моей. Так вот — бери, / Секи ее». Саул встречает его ласково: «В тебе вещает Бог; тебя привёл / Ко мне Господь…

» Давид просит Саула позволить ему сражаться в рядах израильтян или встать во главе войска — как тому будет угодно, — а потом готов принять казнь. Саул обвиняет Давида в гордыне, в желании затмить царя. Давид знает, что ни в чем не виноват, это все — наветы Авенира, который ему завидует.

Авенир утверждает, что Давид скрывался в Филистии, среди врагов, сеял смуту среди народа Израиля и не раз покушался на жизнь Саула. В оправдание Давид показывает лоскут от царской мантии Саула. Однажды Саул, искавший Давида, чтобы убить, заснул в пещере, где скрывался Давид.

Давид мог убить его и сбежать, ибо Авенир, который должен был охранять Саула, был далеко. Но Давид не воспользовался тем, что царь оказался в его власти, для мести и лишь отрезал мечом лоскут от мантии Саула. Услышав речь Давида, Саул возвращает ему своё расположение и назначает его военачальником.

Читайте также:  Сочинения об авторе соснора

Брифли бесплатен благодаря рекламе:

Давид призывает к себе Авенира для важного разговора. Он говорит, что Авенир должен служить не ему, Давиду, а оба они должны служить государю, народу и Богу. Авенир предлагает план битвы, который Давид полностью одобряет. Он назначает Авенира начальником главных сил. Давид хочет начать наступление в четыре часа пополудни: солнце, ветер и густая пыль помогут им в сражении.

Мелхола рассказывает Давиду, что Авенир уже успел что-то нашептать Саулу, и настроение царя переменилось. Саул снова обвиняет Давида в гордыне. Давид отвечает: «На поле битвы — воин, при дворе — / Твой зять, а перед Богом я — ничто». Саул замечает меч Давида. Этот священный меч Давиду вручил священник Ахимелех.

Совет

Услышав, что Ахимелех отдал священный меч, висевший в Номве над алтарём, Давиду, Саул приходит в ярость. Он обвиняет детей в том, что они только и ждут его смерти, чтобы завладеть царским венцом. Ионафан просит Давида спеть, надеясь развеять гнев отца. Давид поёт о ратных подвигах Саула, о покое после битвы, но, услышав слово «меч», Саул снова приходит в ярость.

Ионафан и Мелхола держат Саула, готового заколоть Давида, чтобы тот мог уйти. Саул посылает Мелхолу за Давидом. Ионафан тем временем пытается усмирить гнев отца, умоляет его не ожесточаться против истины и Бога, чей избранник — Давид. Авенир также ищет Давида: до битвы осталось меньше часа. В стане израильтян появляется Ахимелех.

Он упрекает Саула в том, что тот сошёл со стези господней, Саул же называет Ахимелеха изменником, давшим изгнаннику Давиду не только кров и пищу, но и священное оружие. Саул не сомневается, что Ахимелех пришёл, чтобы предать его, но священник пришёл, чтобы молиться о даровании Саулу победы.

Саул бранит всех священников, он вспоминает, как Самуил сам убил царя амаликитян, захваченного Саулом в плен и пощажённого за воинскую доблесть. Ахимелех призывает Саула вернуться к Богу: «Царь земной, но перед Богом / Кто царь? Саул, опомнись! Ты не больше, / Чем венценосная пылинка». Ахимелех грозит Саулу гневом Господним и обличает злобного и коварного Авенира.

Саул приказывает Авениру убить Ахимелеха, отменить приказ Давида и перенести наступление на завтра, видя в желании Давида начать сражение перед заходом солнца намёк на свою слабеющую старческую руку. Саул приказывает Авениру привести Давида, чтобы тот сам перерезал себе вены.

Ахимелех перед смертью предсказывает, что Саул и Авенир умрут жалкой смертью от меча, но не от вражеского и не в бою. Ионафан пытается воззвать к разуму отца, но безуспешно. Саул прогоняет детей: Ионафана отправляет в войско, а Мелхолу посылает искать Давида. «Один я остаюсь с самим собой, / И только самого себя страшусь».

Мелхола уговаривает Давида бежать под покровом ночи, но Давид не хочет покидать израильтян накануне сражения. Мелхола рассказывает о казни Ахимелеха и о том, что Саул дал Авениру приказ убить Давида, если тот встретит его во время боя. Давид слышит вещий голос, он предсказывает, что грядущий день будет страшным для царя и для всего народа.

Но здесь пролилась чистая кровь служителя Господня, и Давид не может сражаться на земле, которая осквернена. Скрепя сердце он соглашается бежать, но, тревожась за Мелхолу, не хочет брать её с собой: «оставайся / С отцом, покуда к мужу не вернёт / Тебя Господь». Давид скрывается.

Обратите внимание

Мелхола слышит из отцовского шатра вопли и видит Саула, бегущего от тени, которая преследует его. Мелхола тщетно пытается убедить отца, что за ним никто не гонится. Саул видит занесённый над ним огненный карающий меч и просит Господа отвратить свой меч от его детей, сам он виноват, но дети ни в чем не повинны.

Ему чудится голос пророка Самуила, вступающегося за Давида. Он хочет послать за Давидом…

Источник: https://briefly.ru/alferi/saul/

Герцог Альба – краткая биография – Русская историческая библиотека

Фернандо Альварес де Толедо, герцог Альба – знаменитый полководец испанский, генералиссимус войск Карла V и Филиппа II. Он родился в 1507 г. и принадлежал к одной из знаменитейших испанских фамилий.

На третьем году жизни он лишился отца и остался на попечении деда своего, Фердинанда де Толедо, который дал ему превосходное воспитание, и особенно старался усовершенствовать его в военных и политических науках.

Молодой Альба, будучи только 16 лет от роду, участвовал уже в походе коннетабля кастильского против Франции, и находился при взятии Фонтарабии, а в следующем (1525) году отличился в знаменитом сражении при Павии.

Еще более известным сделалось имя Альбы во время похода Карла V в Венгрию против турецкого султана Сулеймана II, и в других войнах, потрясавших Европу в начале XVI столетия. Угрюмый его нрав был однако ж причиною, что Карл Vдолго не доверял военным его способностям, пока он не обнаружил их блистательнейшим образом.

Возвратившись с войском из Африки, где он, под предводительством императора, участвовал в покорении Туниса и в разгроме кровавого пирата Барбароссы, Альба, против своего желания, должен был приступить к осаде Марселя, которая, согласно с его предсказаниями, не имела успеха. В 1541 году он участвовал в неудачном походе на Алжир, а в 1543 году выдержал в Перпиньяне 6-месячную осаду французов, и отличился в Наварре и в Каталонии. В 1545 году Карл V отправился в Германию, и управление Испанией предоставил 16-летнему сыну своему Филиппу, поручив его советам Альбы.

Герцог Альба. Художник А. Моро, 1549

Менее 40 лет от роду герцог был уже сделан генералиссимусом императорских войск, и предводительствовал ими в войне против Шмалькальденского союза; руководствуясь его советами, император в 1547 году выиграл сражение при Мюльберге, столь пагубное для Иоанна Фридриха, курфюрста Саксонского, который был здесь взят в плен.

Прозорливый Альба уже тогда советовал Карлу не доверять Морицу Саксонскому, и дальнейший ход событий оправдал его опасения. После происшествия в Инсбруке, где Карл V едва не попал в плен к Морицу, и по заключении Пассауского мирного договора, Альба возвратился в Испанию, и сопровождал принца Филиппа в путешествии по Италии и Германии.

Важно

Между тем открылась новая война с Францией. Карл V осадил Мец, обороняемый герцогом Гизом, и призвал к себе Альбу; но осада эта, невзирая на все усилия испанцев, была безуспешна. После её снятия герцог Альба был послан в Италию против папы Павла IV, непримиримого врага императора.

Разбив папские войска, и устрашив Рим, он обратился против герцога Гиза, прибывшего на помощь папе, и искусными маневрами ослабил и истощил мужественного своего противника до того, что он вынужден был возвратиться во Францию.

В самое это время Карл V отказался от престола в пользу сына своего Филиппа II, и Альба, по воле юного государя своего, должен был не только возвратить папе все завоеванные унего области, но даже на коленях умолять о прощении в том, что смел поднять против него меч. В 1555 г.

он заключил в Париже брачный союз Филиппа II с Елизаветой, дочерью французского короля Генриха II, после чего был главою мадридского кабинета до самого начала религиозного (протестантского) восстания в Нидерландах, которые тогда принадлежали Испании.

Альба, Фернандо Альварес де Толедо

Здесь начинается для Альбы новый период, в котором он упрочил свою славу великого полководца, но вместе с тем запятнал себя бесчеловечием и фанатизмом. Получив от Филиппа II приказание усмирить строгостью восставшие против Испании нидерландские провинции, он отправился во Фландрию с 8.000 отборного войска.

При одном известии о его приближении, около массы богатейших граждан Нидерландов, преданных протестантизму, оставили свое отечество и переселились в Англию, или собрались под знамена принца Вильгельма Оранского, удалившегося в Германию. В августе 1567 г. Альба принял наместничество нидерландскоеот миролюбивой и слабой герцогини Пармской.

Разместив войска свои по главнейшим городам и построив в них на счет граждан цитадели, он назначил любимца своего, неистового Хуана Варгаса, председателем инквизиционного судилища, которое стало действовать с неимоверною жестокостью и коему за это история придала имя кровавого.

Слава, богатство, знатность, ум – все было преступлением в глазах неумолимых судей: Графы Эгмонт и Горн, цвет нидерландского дворянства, и многие другие вельможи погибли на эшафоте. Имения их были разграблены испанскими солдатами.

Совет

Альба разбил принца Людовика Нассауского на Эмингской равнине (1568), и даже Вильгельм Оранский был не более счастлив в борьбе со столь искусным и опытным противником. Оставленный бельгийцами, он вынужден был отступить в Германию. Папа римский прислал в Брюссель Альбе, победителю протестантов, освященные шляпу и меч.

Сам же Альба поставил себе в антверпенской цитадели статую, которая изображала его, попирающего ногами две аллегорические фигуры, означавшие дворянское и гражданское сословия Нидерландов.

Между тем ненависть народа против гонителей возрастала более и более, и когда, сверх прежних тягостных налогов, Альба, для покрытия издержек войны, потребовал с граждан десятую часть всего их имущества, волнение сделалось всеобщим, и многие города в северной Голландии покорились принцу Оранскому.

Но счастье еще раз благоприятствовало Альбе: большая часть этих городов была опять взята испанцами. Сам он завладел Монсом; сын его, дон Фридрих де Толедо, покорил Гарлем после обороны, которая продолжалась 7 месяцев, и стоила испанцам до 10.000 войска. Месть победителей была ужасна: города и области были ими преданы грабительству и опустошены.

Но невзирая на эти успехи, положение Альбы делалось более и более затруднительными: недостаток в деньгах и военных потребностях, смелые действия морских гезов и участие, которое начали принимать в судьбе несчастной страны протестантские государи Германии, лишили его надежды на успех.

Сам Филипп убедился, что нельзя действовать одною строгостью, и потому в 1573 году прислал на смену Альбе нового наместника, Реквезенса. В декабре того же года суровый герцог, сопровождаемый проклятиями народа, оставил страну, в которой он предал казни, по собственным его словам, 18.

000 граждан, и возжег войну, которая продолжалась затем 68 лет и стоила Испании 800 миллионов талеров.

В Мадриде Альбе был оказан отличный приём, но он недолго пользовался прежним влиянием на дела. Непокорность одного из его сыновей воле короля была поводом к его удалению от двора. Два года жил он в замке своем Уседе, пока, после смерти португальского короля Генриха, не имевшего прямых наследников, королем Португалии не провозгласил себя дон Антонио.

Обратите внимание

Филипп, который также имел притязания на португальскую корону, опять прибег к опытности старого своего полководца. 73-летний Альба вступил вновь на военное поприще, и этот последний его поход был, может быть, блистательнее всех прежних.

В три недели он выиграл два сражения, из коих особенно примечательно то, что было дано на берегу речки Алькантары (1580), покорил все королевство, и торжественно вступил в Лиссабон, чьи предместья были преданы пламени, а сам город разграблен.

Филипп, недовольный этим поступком, потребовал у Альбы отчета в захваченных им несметных суммах; но на этот раз герцог не оказал обыкновенной покорности, и Филипп, опасаясь, вероятно, со стороны его возмущения, оставил это дело. Вскоре за тем Альба умер, 12 января 1582 года, в Лиссабоне, в должности вице-короля Португалии на 74 году жизни.

Герцог Альба был небольшого роста, но крепкого сложения, и имел важную осанку, спал мало, трудился и писал много. Говорят, что в течение шестидесятилетней военной службы он не проиграл ни одного сражения.

Он принадлежит, без сомнения, к числу величайших полководцев своего века; но жестокость и фанатизм навсегда запятнали его память.

Альба первый начал вооружать пехоту мушкетами и обучать кавалерию действию в сомкнутом строю.

Источник: http://rushist.com/index.php/west/4484-gertsog-alba-kratkaya-biografiya

Ссылка на основную публикацию