Краткая биография крестовский

Всеволод Владимирович Крестовский : краткая биография

Все́волод Влади́мирович Кресто́вский (23 февраля 1839, село Малая Березянка, Киевская губерния — 30 января 1895, Варшава) — русский поэт и прозаик, литературный критик; отец писательницы М. В. Крестовской (в замужестве Картавцева) и скульптора И. В. Крестовского, дед художника Ярослава Крестовского.

Сын уланского офицера, выходца из польского дворянского рода. Учился в 1-й Санкт-Петербургской гимназии (1850—1857); под влиянием учителя словесности, переводчика и писателя В. И. Водовозова начал писать стихи и делать переводы. Учился на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета (1857—1861).

В. Крестовский в 1880 году

В 1857 году опубликовал первые произведения. Отличался общительностью, был одарённым рассказчиком и декламатором, музицировал и рисовал; стал завсегдатаем литературных кружков, познакомился с Д. И. Писаревым, А. А. Григорьевым, Ф. М. Достоевским, М. М. Достоевским и многими другими писателями. Участвовал в различных периодических изданиях.

Женился на актрисе Варваре Дмитриевне Гринёвой (1861). В 1865—1866 годах был членом-литератором комиссии по исследованию подземелий Варшавы, путешествовал по Волге (1867).

В 1868 году вступил юнкером в 14-й уланский Ямбургский полк, расквартированный в Гродно. В 1869 году выдержал экзамен при Тверском кавалерийском юнкерском училище и был произведён в офицеры.

Обратите внимание

В 1870 году ему было поручено составление истории Ямбургского уланского полка, и он был прикомандирован к главному штабу на 2 года для собирания материалов. В 1873 году выпустил «Историю 14-го уланского Ямбургского полка».

Книга была представлена шефу полка — Великой Княгини Марии Александровны, герцогине Эдинбургской, и автор в награду был переведён тем же чином (поручика) в лейб-гвардии Уланский Его Вел. полк.

По предложению Александра II составил «Историю л.-гв. Уланского Его Величества полка» (1876). В качестве журналиста, прикомандированного правительством к штабу действующей армии, принимал участие в русско-турецкой войне 1877—1878.

В 1880—1881 годах секретарь при начальнике Тихоокеанской эскадры, с 1882 года чиновник особых поручений при туркестанском генерал-губернаторе М. Г. Черняеве, в 1884 году был причислен к Министерству внутренних дел.

С 1892 года до конца жизни был редактором газеты «Варшавский дневник».

Умер в Варшаве, был похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры, затем перезахоронен на Литераторских мостках Волкова кладбища в Санкт-Петербурге.

Литературная деятельность

В 1857 в журнале «Общезанимательный вестник» опубликовал перевод оды Горация, рассказ в стихах «Офицерша», рассказ «Переписка двух уездных барышень». Очерк «Сплошь да рядом» и стихи поместил в журнале «Искра» (1859, 1861).

Стихи, повести и рассказы, критические статьи печатал в журналах «Время» (1861), «Светоч» (1861), «Русское слово» (1861—1862).

В. В.

Крестовский, 1880-е

Писал фельетоны для журнала «Модный магазин» (1862—1864) и газеты «Петербургский листок» (1864—1865), участвовал в журналах «Заноза» и «Оса» (1863), позднее очерки военного быта помещал в журналах «Заря», «Русский мир», «Нива», «Кругозор», «Всемирная иллюстрация».

Во время русско-турецкой войны 1877—1878 редактировал газету «Военно-летучий листок», писал корреспонденции для газеты «Правительственный вестник» и очерки для журнала «Русский вестник». Позднее очерки о Дальнем Востоке, Японии, Китае, Туркестане печатал в «Русском вестнике», выступал также в «Историческом вестнике», писал передовые статьи в газете «Свет» (1885—1892).

Важно

Выпустил сборник стихов «Стихи» (тт. 1—2, Санкт-Петербург, 1862), принятый критикой неодобрительно.

Некоторые стихотворения Крестовского стали популярными городскими романсами («Под душистою ветвью сирени», «Прости, на вечную разлуку»), баллада «Ванька-ключник» — известной народной песней. Переводил стихотворные произведения Анакреона, Алкея, Горация, Сапфо, римские элегии И. В.

Гёте, стихи Г. Гейне, Т. Г. Шевченко. Кроме того, стихотворения Крестовского «Владимирка» и «Полоса», часто приписываемые Н. А. Некрасову, — получили в народе статус революционных песен.

Автор либретто оперы Н. А. Римского-Корсакова «Псковитянка» по одноимённой драме Л. А. Мея и оперы «Наташа, или Волжские разбойники» с музыкой К. П. Вильбоа.

Прозаические произведения в жанре физиологического очерка издал в трёх книгах «Петербургские типы», «Петербургские золотопромышленники», «Фотографические карточки петербургской жизни» (1865). Очерки военного быта издал в сборнике «Очерки кавалерийской жизни» (Санкт-Петербург, 1892).

Собранный при подготовке «Истории л.-гв. Уланского Его Величества полка» (1876) материал использовал в исторической повести «Деды» (отдельные издания 1875, 1885, 1891). Очерки о русско-турецкой войне, публиковавшиеся в журнале «Русский вестник», вошли в книгу «Двадцать месяцев в действующей армии (1877—1878)» (т.

1—2, Санкт-Петербург, 1879).

Наиболее значительным произведением считается роман «Петербургские трущобы», написанный под влиянием и при поддержке Н. Г. Помяловского. Роман публиковался в журнале «Отечественные записки» (1864—1866), отрывки также в журнале «Эпоха» (1864), отдельным изданием вышел в 4 томах (1867) и выдержал несколько переизданий.

Антинигилистические романы «Панургово стадо» (опубликован в «Русском вестнике», 1869; отдельное издание Лейпциг, 1870) и «Две силы» (опубликован в «Русском вестнике», 1874) составили дилогию «Кровавый пуф. Хроника о новом Смутном времени Государства Российского» (т. 1—4, Санкт-Петербург, 1875).

Перу Крестовского также принадлежит роман-трилогия под условным названием «Жид идёт»: «Тьма египетская» («Русский вестник», 1888, отдельное издание 1889); «Тамара Бендавид» («Русский вестник», 1889—1890, отдельное издание 1890); «Торжество Ваала» (не закончен; «Русский вестник», 1891).

«Петербургские трущобы»

Могила Крестовского на Литераторских мостках в Петербурге

В романе писатель одним из первых обратился к уголовной почве, социальному дну, и ярко показал это дно в самых разных его проявлениях, в том числе и в его связи с «верхами» тогдашнего русского общества.

Этот роман о внешней изысканной жизни Петербурга и о его невидимой, но истинной, укрытой от посторонних глаз жизни создаёт социальный портрет всего российского общества. Современники зачитывались романом, находя в нём знакомые места и образы.

Авантюрный сюжет, психологически и реалистически точные образы персонажей, знакомые места, где разворачивается действие, типичные зарисовки жизни разных слоев общества — всё это вызывало читательский интерес и повсеместное обсуждение.

Совет

И. Тургенев назвал роман «чепухой». Известный издатель и журналист А. Суворин иронически отметил «стенографизм» произведения. А Немирович-Данченко, напротив, относился к большинству читателей, хваливших роман, особо подчеркивая динамичность действия. Н. С. Лесков считал этот роман «самым социалистическим романом на русском языке».

По свидетельству одного из современников Крестовского Ф.

Берга: «Несмотря на всё, что писалось против этого произведения, роман „Петербургские трущобы“ должен быть признан выдающимся по его общественному и художественному значению…».

Очерковые главы романа (описание ночлежек, притонов, тюремных камер и публичных домов; роскошных домов аристократов и оргий богатых «прожигателей жизни») соединены фабульными линиями.

Роман считался одним из самых популярных в России во второй половине XIX века. В советское время переиздавался в 1930-е годы (М.-Л.: Academia, 1935—1937) и в 1990 году (М.: Правда; М.: Художественная литература; Л.: Художественная литература, Ленинградское отделение).

В 1990-е годы по мотивам книги был снят телесериал «Петербургские тайны», при этом сценаристы и режиссёры отошли от трагического сюжета романа, придав телесериалу хэппи-энд и социальную легковесность, полностью изменив многие характеры и поступки персонажей.

Семья

  • Дед — Василий Матвеевич Крестовский (1775—8.12.1850). Выпускник Первого кадетского корпуса и Военно-медицинский академии. В 1805 году в качестве врача участвовал в Аустерлицком сражении. Был женат на Прасковье Петровне (2.10.1788—24.05.1814). Работал штатным врачом в Придворной больнице. В 1822 году надворный советник. В 1824 году коллежский советник. В 1837 году статский советник.
  • Бабушка — Фёкла Анкудиновна Крестовская (ум. 3.12.1861). В 1841 года купила имение Русско-Высоцкое. Похоронена там в Церкви Николая Чудотворца рядом с Варварой Шац. По её завещанию в 1866 году был выстроен второй предел, освящённый во имя равноапостольной Фёклы. Строительством руководил архитектор Львов. После Крестовской село перешло в наследство её родственнику Степану Дмитриевичу Вальватьеву.
  • Отец — Владимир Васильевич Крестовский. В 1844 году штабс-капитан, проживал в 1 кв. придворного Госпиталя.
  • Мать — Марфа Осиповна Крестовская (урожд. Товбич) (9.02.1819—20.02.1896). В Санкт-Петербурге в 1868—91 гг. жила по адресу 11 рота Измайловского полка, д. 10, кв. 1 . В 1893–96 гг. жила на Шпалерной, д. 68, кв. 55.
  • Брат – Леонид Владимирович Крестовский (16.04.1853—13 марта 1928)
  • Брат – Александр Владимирович Крестовский (3.02.1877—30.04.1885)
  • Сестра – Клеопатра Владимировна Майкова (ум. 22.03.1880)
  • Первый брак
    • Жена — Варвара Дмитриевна Крестовская (Гринёва) (ум. 19 июля 1879), актриса
    • Дочь — Мария Всеволодовна Крестовская (1862—1910), писательница (дочь В. В. Крестовского от первого брака).

    Источник: https://worldofaphorism.ru/kratkie-biografii/vsevolod-vladimirovich-krestovskij

    Крестовский Всеволод Владимирович

    Крестовский Всеволод Владимирович – известный писатель. Был студентом историко-филологического факультета в Петербургском университете, но курса не кончил. Литературную деятельность начал стихотворениями (отдельное издание, СПб., 1862).

    Широкую известность ему доставил написанный в сенсационной манере большой роман “Петербургские трущобы”, печатавшийся в “Отечественных Записках” с 1864 по 1867 г. (отдельно 5 изданий).

    Следующие произведения Крестовского посвящены одностороннему обличению движения шестидесятых годов, связываемого автором с польским повстанием.

    Родился Крестовский 11 февраля 1840 года в Киевской губернии. Происходил из старинного дворянского рода. Отец Всеволода Владимировича, Владимир Васильевич, в Крымскую компанию воевал под Севастополем офицером уланского полка, затем вышел в отставку и переехал к семье в Санкт-Петербург.

    К тому времени (1850-1856 годы) Всеволод прошел курс наук в 1-й гимназии и поступил в 1857 году на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского императорского университета.

    К этому же времени относятся первые писательские опыты Всеволода Крестовский в жанрах психологического рассказа и очерка нравов.

    Обратите внимание

    К 1859 году семья Всеволода Крестовского разорилась. Он был вынужден уйти из университета и зарабатывал на жизнь литературной поденщиной в журнале “Русское Слово” у Аполлона Григорьева, попутно давая уроки за курс гимназии чиновникам, желавшим сдать экзамены на первый чин коллежского регистратора (14 класс).

    Одним из первых учеников Крестовского стал 19-летний помощник полицейского надзирателя Сенного рынка Иван Дмитриевич Путилин. В благодарность за учение Путилин по просьбе Всеволода Крестовский начал знакомить его с криминальным миром Санкт-Петербурга.

    Благодаря Путилину и его начальнику следственному приставу К.К.

    Галахову, Крестовский получил уникальную возможность участвовать в полицейских облавах и ловле преступников методом личного сыска, допросах подозреваемых, работы в столичных судебно-полицейских архивах и т.п.

    В 1860 году Крестовский женился по любви на 20-летней барышне Варваре Дмитриевне Гриневой – и, ввиду неизбывной бедности, – поселился с молодой женой в пустующей даче на Петровском острове. Несмотря на крайнюю скудность обстановки (кровати жильцам заменяли копны сена), эта дача стала излюбленным местом сборищ талантливой питерской молодежи той эпохи.

    Частыми гостями молодой четы были братья-художники Маковские, скульптор Михаил Микешин, литератор Николай Лесков.

    Двух последних Крестовский водил “на натуру” в самые “знаменитые” питерские притоны той эпохи – “Вяземскую лавру”, “Малинник”, трактир “Ерши” у Аничкова моста и т.п.

    Безопасности ради, Крестовский всякий раз наряжал себя и спутников в нищенские лохмотья либо одеяния рабочих-поденщиков, но несколько раз им приходилось отбиваться в рукопашных драках от заподозривших неладное “блатных”.

    В 1863 году Крестовский расстался с супругой. Вероятно, тогда же он, став к тому времени знатоком скрытых подземных убежищ криминалитета, обратил на себя внимание Третьего отделения Канцелярии Е.И.В.

    – и в том же 1863 году отбыл с особым поручением в Царство Польское в составе официальной комиссии по исследованию подземелий Варшавы, использовавшихся участниками польского восстания 1863 года.

    Важно

    Там же Крестовский начал работу над рукописью своего первого романа “Петербургские трущобы”, опубликованного в журнале “Отечественные записки” в 1864-1866 годах.

    Выход этой книги в одночасье сделал Крестовского одним из самых известных и модных писателей России.

    Летом 1867 года он отправился в пароходное турне по Волге для участия в цикле литературных вечеров.

    Попав в Нижний Новгород, Всеволод Крестовский стал свидетелем вопиющих злоупотреблений местного обер-полицмейстера Лаппо-Старженецкого и начал газетную кaмпанию против последнего.

    Противник Крестовского пытался привлечь его к суду за клевету, но в итоге разбирательства автор был полностью оправдан, а его оппонент с позором изгнан с должности.

    В июле 1868 года Крестовский добровольно поступил на службу в 14-й уланский Ямбургский полк в Гродненской губернии, совмещая службу строевого офицера-кавалериста с творческой деятельностью. В 1870 году писатель в чине поручика был прикомандирован к Главному Штабу русской армии в Санкт-Петербурге с официальным поручением написать историю полка.

    В то же время он исполнял некоторые иные особые поручения, в результате которых в 1872 году был переведен тем же чином в лейб-гвардии Уланский полк.

    В декабре 1876 года штаб-ротмистр Крестовский получил отпуск по службе и отправился на воюющие Балканы в качестве официального корреспондента столичной газеты “Правительственный вестник” при добровольческом отряде генерала М.Г.Чернява.

    Совет

    С начала русско-турецкой войны Крестовский попал в штаб действующей Дунайской армии уже как редактор армейской газеты “Военно-летучий листок”. К этому времени относится знакомство писателя с генералом М.Д.

    Скобелевым, а также с аккредитованными при штабе иностранными корреспондентами. В отличие от штатских коллег, ВВК имел право беспрепятственного въезда в ближние армейские тылы, и не раз добровольно участвовал в боевых действиях передовых частей русских войск.

    В том числе в штурме Траянова перевала на Шипке, боях за Деда-апач и рейде кавалерийского отряда Струкова до Адрианополя в феврале 1878 года. За боевые заслуги и храбрость военный журналист был удостоен чина штаб-ротмистра и орденов Св.Анны 3 ст.. Св. Станислава 2 ст. с мечами.

    Св. Владимира 4 ст. с мечами, сербского Таковского креста, орденов Румынии и Черногории.

    Вскоре после завершения военных действий (в феврале 1880 года) ВВК был командирован в качестве “секретаря для военно-сухопутных сношений” в эскадру Тихоокеанского флота под командованием адмирала С.С.Лесовского.

    До базы эскадры во Владивостоке ВВК добирался на пассажирском пароходе из Неаполя через Суэцкий канал, Красное море и Индийский океан.

    В ноябре 1881 года ВВК вместе с эскадрой Лесовского прибыл в японский порт Нагасаки и еще полгода оставался там с военно-дипломатической миссией.

    Вернувшись в Россию в 1882 году, ВВК в чине подполковника был вскоре переведен из столицы в распоряжение генерал-губернатора Туркестана М.Г.Черняева. Участвовал в посольствах в Бухару и Хиву, раскапывал курганы в Самарканде – и вторично женился на юной 20-летней вдове чиновника по особым поручениям Евдокии Лагоде.

    Обратите внимание

    С 1884 по 1887 гг. ВВК вновь служил в столицах, инспектировал земские учреждения в Центральной России, занимался журналистикой в газетах “Гражданин” и “Свет”. В апреле 1887 года был назначен штаб-офицером Корпуса погранстражи при Департаменте таможенных сборов Министерства финансов, получив чин полковника.

    Следующие 5 лет жизни В.В.Крестовский прошли в постоянных разъездах с ревизиями по границам в Закавказье и Царстве Польском. Летом 1892 года В.В.Крестовский уже в чине генерал-майора переехал в Варшаву, став редактором газеты “Варшавский вестник” при генерал-губернаторе Царства Польского И.В.Гурко.

    В последний период жизни Крестовский всерьез занимался “польским” и “еврейским вопросами” и проблемой взаимоотношения национальных культур в условиях развития капитализма в России. Чтобы лучше освоить этот вопрос. В.В.

    Крестовский на склоне лет вместе с еврейскими священнослужителями штудировал Талмуд и Тору и даже выучил иврит (помимо коего свободно говорил на французском и немецком языках, мог объясняться на английском и польском, знал основы японского – и. разумеется, в совершенстве владел “уголовным языком”, будучи автором первого словаря уголовного жаргона России).

    18 января 1895 года Всеволод Владимирович Крестовский скончался от хронической болезни почек в Варшаве, оставив вдову и шестерых детей от двух браков. Потомки его до сих пор живут в России.

    К сожалению, после 1917 года их предок считался “апологетом консервативно-охранительного направления российской словесности”.

    К тому же при жизни он не скрывал своей нелюбви к “либеральной интеллигенции” и “национально-освободительным движениям” Российской Империи.

    Поэтому переиздания произведений Крестовского, а также экранизация его самого известного романа “Петербургские трущобы” стали возможны с конца 1980-х гг. а его биография так до сих пор никем не написана.

    Произведения можно отнести к таким жанрам:

    Поделитесь своими впечатлениями с нашими читателями

    Источник: http://velib.com/biography/krestovskijj_vsevolod/

    Всеволод Крестовский

    КРЕСТОВСКИЙ, ВСЕВОЛОД ВЛАДИМИРОВИЧ (1839–1895), русский поэт, прозаик. Родился 11 (23) февраль 1839 в с. Малая Березянка Тарощанского уезда Киевской губ. в семье уланского офицера. Детство Крестовского прошло в имении бабушки. В 1850 поступил в 1-ю Петербургскую гимназию. Будучи гимназистом, Крестовский начал писать стихи и делать поэтические переводы.

    В 1857 окончил гимназию и поступил на юридический факультет Петербургского университета, однако в 1861 оставил учебу с формулировкой «по болезни». Во время учебы произошло знакомство с Д.Писаревым, повлиявшее на мировоззрение Крестовского.

    Вскоре, благодаря природному обаянию и разносторонней одаренности (артистической, музыкальной, живописной), он стал завсегдатаем литературных салонов.

    Важно

    В 1857 состоялся литературный дебют Крестовского: в журнале «Общезанимательный вестник» были напечатаны его перевод оды Горация, рассказ в стихах Офицерша и рассказ Переписка двух уездных барышень. В 1858 он получил признание в кружке поэта Л.Мея.

    В 1859 сотрудничал в журнале «Искра», напечатав сатирический очерк о ярмарочных нравах Сплошь да рядом и стихи. Общительность Крестовского способствовала его сближению с А.Григорьевым, а затем с кружком почвенников при журналах «Светоч» и «Время».

    В число его близких знакомых вскоре вошел Ф.М.Достоевский.

    В 1860–1861 Крестовский написал стихотворный цикл Испанские мотивы, отмеченный откровенным эротизмом, за что был прозван в сатирических журналах Клубничкиным.

    В 1861–1862 печатал статьи, стихи и прозу в журнале «Русское слово», отдавая дань в равной мере как почвенническим, так и радикально-нигилистическим идеям в духе Писарева, что дало основание А.Григорьеву заметить, что «натуры в нем нет», а критику Д.

    Минаеву отозваться на стихотворный сборник Крестовского Стихи (1862) статьей На все отозвался, ни до чего не договорился.

    В 1863 Крестовский отказался от своих нигилистических взглядов, о чем написал в рассказе Любовь в двух часах (1863). С этого времени начал высмеивать нигилистов – в частности, увлекающихся романом Что делать? Н.Г.Чернышевского (статья Заметки постороннего, 1863, и др.). Это дало основание Писареву назвать его «продажным стиходелателем», а журналу «Русское слово» – порвать с Крестовским.

    Крестовский перевел некоторые стихи античных поэтов (Анакреон, Алкей, Гораций, Сафо) и И.В.Гете, Г.Гейне, Т.Г.Шевченко, написал либретто оперы Н.

    Римского-Корсакова «Псковитянка», сделал переложение сказки Теремок, написал стихи романсов Под душистою ветвью сирени и Прости, на вечную разлуку и революционных песен Владимирка и Полоса.

    Совет

    Писал светские фельетоны для журнала «Модный магазин» и газеты «Петербургский листок», сотрудничал с другими изданиями.

    Любимой темой прозаических произведений Крестовского была драма брошенной женщины (Погибшее, но милое создание, 1861, Бесенок, 1861, и др.). Его рассказам и повестям свойственны как романтические штампы, так и выразительные картины быта – например, гимназического в повести Не первый и не последний. Неоконченные записки студента (1861).

    Способность к точному литературному воплощению житейских картин и нравов привела Крестовского к созданию физиологических очерков Гнилушница с Чернышева моста (1864), Извозчик Ванька (1864) и др. В 1865 издал три книги физиологических очерков – Петербургские типы, Петербургские золотопромышленники, Фотографические карточки петербургской жизни.

    В 1862–1863 Крестовского заинтересовала жизнь петербургского «дна», и он начал собирать материал о его обитателях. Писатель Н.Помяловский дал ему идею большого романа в духе Парижских тайн Э.Сю, в котором соединилась бы реалистическая и романтическая тенденции. В 1864–1867 был написан роман Петербургские трущобы.

    Авантюрный сюжет включал в себя историю двух поколений князей Шадурских, их законных и незаконных жен и детей, а также связанных с ними мошенников, воров и фальшивомонетчиков. Это дало основание критикам написать о том, что герои романа – это «смесь сливок общества с его подонками».

    Запутанная детективная интрига сочеталась в Петербургских трущобах с описанием нравов различных слоев общества. В романе описывались ночлежки, притоны, публичные дома, тюрьмы.

    Роман Петербургские трущобы, пользовавшийся огромной популярностью у массового читателя, вызвал противоречивые оценки просвещенных современников. И.Тургенев назвал его «чепухой», А.Суворин иронически отметил «стенографизм» Крестовского, Вас.И.Немирович-Данченко положительно оценил динамичность действия.

    В 1865–1866 в качестве «члена-литератора» специальной комиссии Крестовский исследовал подземелья Варшавы, о чем написал в очерке Подземный ход (1867). В 1867 путешествовал по Поволжью (очерк По дороге, 1867). В 1868 стал офицером уланского полка, расквартированного в Гродно.

    Обратите внимание

    К этому времени у него сложилось убеждение, что российский нигилизм является следствием «польской интриги». Эта идея проводилась в дилогии Крестовского Кровавый пуф. Хроника о новом смутном времени Государства Российского (1875). Дилогия состояла из романов Панургово стадо (1869) и Две силы (1874).

    Антинигилистическая идея была облечена в авантюрно-детективный сюжет, в котором присутствовали все элементы «бульварного» романа – например, главный герой, «нигилист по стечению обстоятельств», был обольщен коварной красавицей-полькой.

    Сюжет разворачивался на фоне событий 1861–1863 – польского восстания, петербургских пожаров, студенческих волнений и др.

    Впоследствии Крестовский писал в основном тенденциозные очерки. Так, в Очерках кавалерийской жизни (1892) идеализировал военных, в очерках На зимних квартирах (1872) оправдывал антисемитизм. По заданию царя Александра II написал Историю лейб-гвардейского Уланского Его Величества полка (опубл. 1876) и, использовав собранный для этой работы материал, историческую повесть Деды (1875).

    В качестве официально прикомандированного к штабу русской армии журналиста участвовал в русско-турецкой войне, издал книгу очерков Двадцать месяцев в действующей армии (1877–1878) (1879).

    Впоследствии издал этнографические очерки о Дальнем Востоке, Китае и Японии (1885), где побывал как секретарь при начальнике Тихоокеанской эскадры; очерки В гостях у эмира Бухарского.

    Путевой дневник (1884), написанные во время службы чиновником особых поручений при туркестанском генерал-губернаторе, и многие другие очерки, связанные с перемещениями по службе.

    В 1888–1891 Крестовский написал трилогию под условным названием Жид идет!, в романах которой Тьма египетская, Тамара Бендавид и Торжество Ваала проводилась мысль о еврейском заговоре.

    Важно

    Авантюрный сюжет о похождениях мошенника и судьбе крестившейся еврейки разворачивался на фоне политических событий 1870-х годов – русско-турецкой войны, обострения восточного вопроса и т.д.

    Несмотря на идеологическую поддержку Крестовского, консервативная критика отметила падение его мастерства – например, критик К.Буренин написал о трилогии: «Сухо, скучно, книжно и отдает посредственностью».

    В 1892 Крестовский был назначен редактором официальной газеты «Варшавский дневник», в которой печатал свои статьи и рассказы. Большинство его знакомых отмечали не только деградацию его как прозаика, но и «способность к дурным поступкам» (Достоевский) и «разврат ума», которым «пересиливается его прекрасное и мягкое сердце» (А.Григорьев).

    Умер Крестовский в Варшаве 18 (30) января 1895.

    Энциклопедия Кругосвет

    Источник: http://bookinistic.narod.ru/rus_biography/k/krestovsky.htm

    Дети писателя Всеволода Крестовского

    Первая полосаКультдайвингДети писателя Всеволода Крестовского

    Ярослав Игоревич Крестовский «Екатерининский парк»

    Что мы сегодня помним о писателе Всеволоде Владимировиче Крестовском и какие книги этого автора, помимо нашумевших «Петербургских трущоб», можем назвать? Что известно нам о его семье и жизни вне поля литературы? Кем стали его наследники? Как сложились их судьбы? И главное: почему все эти вопросы достойны нашего сегодняшнего внимания? Дело в том, что Крестовские без преувеличения оставили заметный след в истории и культуре как нашей страны, так и зарубежья.

     

     
    Всеволод Владимирович Крестовский появился на свет 11 февраля 1840 года в селе Малая Березянка Таращенского уезда Киевской губернии в дворянской семье. Всеволод был не единственным ребенком. У Владимира Васильевича Крестовского, уланского офицера, и его супруги Марфы (Марии) Осиповны Крестовской, в девичестве Товбич, родилось ещё двое детей: Леонид и Клеопатра.

    «Один из самых ругаемых и самых читаемых при жизни русских писателей» был женат дважды и стал отцом пятерых детей. В первый супружеский союз он вступил в 21 год. В этом браке родился один ребенок. Но отношения пары долго не продлились. Более 20 лет спустя у Крестовского, женившегося во второй раз, появилось ещё четыре наследника.

    Мария

     
    В 1862 году у Всеволода Владимировича Крестовского и его супруги актрисы Варвары Дмитриевны, в девичестве Гринёвой, рождается дочь Маша. Мария Всеволодовна прожила не слишком долгую (всего 48 лет), но яркую, по-своему непростую и наполненную творчеством жизнь. Судьбу этой женщины склонны романтизировать все, кто о ней слышал.

    Биография Марии Крестовской давно превратилась в печально-прекрасную сказку.

    Атмосферой легенды мягко окутана история виллы Мариоки, выстроенной в 1890-е годы на территории поселка Метсякюля (фин. «Лесная деревня») бывшего Великого княжества Финляндского, а ныне — посёлка Молодёжное Курортного района Санкт-Петербурга.

    С усадьбой Мариоки, названной так в честь Марии Всеволодовны её супругом Евгением Эпафродитовичем Картавцевым, связана значимая глава из жизни писательницы. Здесь она мечтала, творила, любила и боролась тяжёлой с болезнью; здесь в условиях волшебной, но суровой северной природы ей удалось создать чудесный пышный сад и парк; здесь они с супругом принимали удивительных гостей.

    Среди них можно было увидеть, к примеру, Илью Ефимовича Репина, написавшего портрет Крестовской «Грезы», её подругу Татьяну Львовну Щепкину-Куперник, Анатолия Федоровича Кони и многих других.

    Этот дом привлекал своей красотой и никого не стесняющим гостеприимством: в правила хозяев дома входило следующее — дать пищу, кров и не надоедать, все пребывающие были вольны сами выбирать себе компанию и имели право проводить отдых по своему усмотрению.

    Несмотря на то что Мария в связи с разводом родителей в раннем возрасте воспитывалась бабушкой, от них она унаследовала артистическую натуру, от отца — писательское дарование. На литературной арене Крестовская появилась в 23 года и сразу довольно серьёзно заявила о себе.

    Но надо отметить, что перед тем, как окончательно и всерьёз посвятить себя литературной деятельности, Мария Всеволодовна начала свой путь как актриса. И небезуспешно. После окончания Смольного института она, по-настоящему увлекаясь театром, участвовала в постановках Киевского драматического общества, театра Ф.А. Корша.

    Играла на одной сцене с Ермоловой, Стрепетовой, Ленским… Ходили слухи, что по выходе её романа «Артистка» многие гадали, кого именно она вывела в образе главной героини: себя или некую известную особу из театрального круга?

    Совет

    С тем же «сценическим» периодом связан первый и, увы, несчастный роман Крестовской, который окончился тем, что она осталась одна с маленьким ребёнком на руках.

    Совсем юная, но решительно настроенная самостоятельно воспитать сына Всеволода несмотря на трудности и нужду, Мария прекращает свои театральные занятия и начинает публиковать первые произведения, печатается в «Русском вестнике», редактором которого был один из её знакомых Клюшников, разглядевший в молодой писательнице талант.

    Кроме того, она печаталась в «Вестнике Европы» и в «Северном вестнике». Выходили и отдельные издания её текстов, в том числе прижизненное четырёхтомное собрание сочинений. По воспоминаниям Щепкиной-Куперник: «Теперь мало кто знает и помнит ее. Но тогда — в последние годы XIX столетия — это имя было известно всем и любимо многими. Она имела “свой час”». Среди её работ, доступных и сегодня к прочтению: «Ранние грозы», «Вопль», «Сон в летнюю ночь», «Семейные неприятности», «Именинница», «Артистка», «Исповедь Мытищева» и другие произведения. Лёгкость, живость языка Крестовской без «излишне женских интонаций» в разговорах на «женские темы» завоевала в своё время положительные критические отклики.

    Когда сыну Марии Всеволодовны было 8 лет, она встретила Евгения Картавцева, своего будущего мужа. Будучи банкиром и промышленником, он также являлся казначеем Литературного фонда, в котором состояла и Крестовская. Это был богатый и статусный человек.

    Отношения с особой, вне брака «прижившей» и воспитывающей ребенка, по тем временам, конечно, казались предосудительными. Однако искреннее большое чувство победило колебания, порождённые предрассудками общества.

    Евгений Эпафродитович женился на Марии и усыновил Всеволода, что в дальнейшем позволило мальчику получить хорошее образование. Отношения Картавцева и Крестовской нельзя назвать безоблачными, но очевидно одно: это были сильные чувства, настоящая крепкая связь, важная для обоих.

    После смерти жены Евгений оставил такие трогательные слова на надгробном камне: «При жизни недостаточно ценил и лелеял я тебя, дорогая Марьюшка, зато по смерти свято исполняю волю, заветы и желания твои. Твой всей душой Евгений».

    Владимир

     
    Владимир Всеволодович — старший сын Крестовского и первый ребенок, родившийся во втором браке писателя с Евдокией Степановной Петровой в 1888 году. Будучи студентом-медиком, принимал участие в Первой мировой войне, во время которой смог продолжить обучение, а получив ранение и вместе с тем — эвакуацию в Москву, сдать государственные экзамены, став «лекарем с отличием».

    Гражданская война также не обошла его стороной. В 1918 году он был призван в ряды Красной армии и отправлен на Восточный фронт. Демобилизован в 1920 году, до 1942 года работал хирургом и занимал главные должности в больницах разных городов России: Самары, Бузулука, Рязани, Ленинграда и Гатчины.

    После Великой Отечественной войны Владимир Всеволодович вновь вернулся в Ленинград, проведя до этого несколько лет в эвакуации в Уфе. С 1950 года его назначили на должность главного хирурга Псковской области, где он служил до пенсии. Оставив врачебную практику, продолжал консультационную деятельность.

    Обратите внимание

    Владимир Всеволодович — заслуженный врач РСФСР (звание получил в 1953 году), основоположник сосудистой хирургии в России: он первым в нашей стране провёл операцию на сосудах.

    Он единственный из пятерых детей, кто нашёл и реализовал себя в профессии, далёкой от артистической стези. Его заслуги на врачебном поприще неоценимы.

    Однако он не первый медик в роду Крестовских: Владимир Всеволодович стал достойным продолжателем дела своего прадеда — Василия Матвеевича Крестовского (1776—1850) — дедушки писателя Всеволода Владимировича.

    Василий Матвеевич был выпускником Первого кадетского корпуса и Военно-медицинской академии, участвовал в качестве врача в Аустерлицком сражении. А позднее стал главным медиком при Дворе Его Императорского Величества. Так что, можно сказать, правнук пошёл по его стопам.

    Василий

     
    Василий Всеволодович родился в 1889 — спустя год после появления на свет Владимира. У Василия интересная, хотя и довольно непростая судьба, приведшая его в начале 1900-х к эмиграции во Францию, где он, сражаясь в рядах французской армии во время Первой мировой, погиб в 1914 году. Доступных материалов, рассказывающих историю его жизни, совсем немного.

    И общую картину судьбы среднего сына Крестовских можно сложить, собрав воедино лишь небольшие эпизоды. Так, известно, что Василий состоял в партии эсеров и участвовал в покушении на генерал-губернатора. После чего был судим и отправлен в ссылку в Сибирь. Оттуда ему помог бежать старший брат Владимир, однако неясно, каким образом последнему удалось это устроить.

    Далее Василий эмигрирует во Францию и оказывается в Париже.

    Впрочем, есть один наиболее надёжный, подробный и прямой источник информации о нашем герое, пока, однако, отсутствующий в свободном доступе для российского читателя. Речь идёт о книге жены Василия Всеволодовича, филолога и писательницы Лидии Крестовской, в девичестве — Ратнер.

    В 1923 году в Париже на французском языке она выпустила монографию «Василий Крестовский. Жизнь художника», снабжённую иллюстративным материалом, включающим и картины её супруга. Жизненные перипетии не помешали Крестовскому раскрыть свой художественный талант и стать известным мастером, несмотря на столь короткий, прерванный войной путь.

    Помимо прочего, Лидия Александровна (Альбертовна), чья интересная и непростая судьба заслуживает отдельного разговора, является автором очерков «Из истории русского волонтерского движения во Франции» (1924), где она рассказывает о судьбах добровольцев из России, вступивших в ряды Иностранного легиона.

    Книга, посвящённая «памяти тех, кто никогда больше не вернется», — это свидетельство эпохи через призму личных впечатлений. И ещё один источник, способный живо передать атмосферу, в которой пребывала Европа и, в частности, семья Василия Крестовского в начале XX века.

    Ольга

     
    Вторая дочь Крестовского Ольга родилась в Санкт-Петербурге в 1891 году. Она получила отличное образование: за её плечами — Смольный институт и Женское училище принцессы Терезии Ольденбургской, основанное в 1841 году. Ольга Всеволодовна (в первом замужестве — Петровская, во втором — Юркевич) известна как актриса и писательница.

    Некоторое время она играла на сцене московского театра Ф.А. Корша. К литературной же деятельности обратилась позже — уже за границей, где она печаталась под псевдонимом Ольга Йорк.

    К писательскому наследию Юркевич относятся: посвящённый её супругу роман в четырёх частях «Река времен» (1967) с вышедшим позднее продолжением «Всесокрушающий поток» (1973), в котором речь идёт о судьбах русской интеллигенции в период революции 1905 года и Первой мировой войны, её перу принадлежат также рассказы и мемуары о жизни в эмиграции.

    Большую часть жизни Ольга Всеволодовна провела за границей. Впервые за рубежом она оказалась в годы Первой мировой. Принимая участие в движении Красного Креста, в 1916 году Ольга отправилась в качестве медсестры во Францию. Получив ряд почётных наград, среди которых Георгиевский крест, а также французские и сербские ордена, она вернулась на родину.

    Окончательно эмигрировала уже в 1920 году. Югославия, Франция и, наконец, США, где и закончилась её жизнь в 1976 году, — такова «география жизни» младшей дочери Крестовского. В Париже в 1927 году она выходит замуж за инженера-кораблестроителя, дворянина по происхождению Владимира Ивановича Юркевича, создателя знаменитого трансатлантического лайнера «Нормандия».

    Писательница и мемуаристка Ольга, кроме того, стала биографом собственного мужа и хранителем его архивов, которые, исполняя волю супруга, после его смерти передала в 1965 году в Россию, тем самым ответив отказом на просьбы Колумбийского университета, желавшего получить коллекцию документов известного кораблестроителя.

    Игорь

     
    Игорь Всеволодович — младший ребенок в семье Крестовских, появившийся на свет в 1893 году, — также связал свою жизнь с искусством. В 1916 году он поступил в Высшее художественное училище при Императорской Академии художеств (позднее — Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.

    Репина), одно из старейших учебных заведений России, история которого ведётся с 1757 года. Жизнь Игоря Всеволодовича была тесно связана с этим местом и после окончания обучения в 1924 году. Более 30 лет он посвятил преподавательской деятельности в стенах Института.

    Но прежде чем вернуться туда в качестве педагога, художник с 1926 по 1934 год работал в Русском музее под руководством Григория Макаровича Преснова — крупного специалиста по скульптуре. За это время Игорь Всеволодович восстановил большое количество экспонатов из различных материалов: мрамор, бронза, воск и др.

    Все они — произведения известных мастеров: Растрелли, Мартоса, Козловского, Антокольского, Голубкиной…

    Важно

    Любопытный эпизод его творческой биографии, о котором стоит упомянуть особо, связан с одним непредвиденным случаем, произошедшим в декабре 1928 года на выставке в Русском музее.

    Некий психически неуравновешенный посетитель экспозиции, где была выставлена полихромная гипсовая скульптура Михаила Врубеля «Голова Демона», вдребезги разбил последнюю. За реставрацию этого произведения взялся Игорь Всеволодович. Из сотен фрагментов ему удалось восстановить, казалось бы, уничтоженное произведение.

    Крестовским была разработана уникальная реставрационная методика: он создал и применил топографическую картограмму для поиска и склейки осколков.
    В годы Великой Отечественной войны Крестовский руководил деятельностью по защите памятников скульптуры Ленинграда. А после — участвовал в работе по восстановлению Петергофа.

    Известный скульптор, реставратор и педагог внёс существенный вклад в отечественную культуру.

    Среди наиболее известных работ художника: памятник русскому учёному, геологу и почвоведу Василию Васильевичу Докучаеву (1962), бюст великому хирургу, анатому, учёному и основоположнику военно-полевой хирургии в России Николаю Ивановичу Пирогову (1932) — оба установлены в Санкт-Петербурге.

    Но есть и те работы Крестовского, о которых сегодня, возможно, современная публика и не подозревает, а между тем, прогуливаясь по Петербургу, с ними можно ознакомиться.

    Так, в 1932 году Игорь Всеволодович восстановил статуи древнегреческих муз в нишах на главном и заднем фасадах Александринского театра: благодаря его трудам Терпсихора, Мельпомена, Клио и Талия во всём блеске смотрят на посетителей одного из главных русских театров и сегодня.

    Чугунная решётка на Дворцовом мосту, установленная в 1939 году, — итог его совместной работы с архитектором Л.А. Носковым.

    Совет

    Его сын, Ярослав Игоревич Крестовский (1925—2004), пошёл по стопам отца, став крупных художником, чьи работы можно увидеть в Государственном Русском музее и в Государственной Третьяковской галерее, в музеях и частных собраниях целого ряда стран.

    История Крестовских представляет собой пример семьи, где каждый следовал своим уникальным путём, где дети не потерялись в тени незаурядной личности их знаменитого отца и стали яркими продолжателями рода.

    Источник: http://gazetargub.ru/?p=7234

    Библиотека Поэта

    Все́волод Влади́мирович Кресто́вский (11 [23] февраля 1840, село Малая Березянка Таращанского уезда Киевской губернии —18 [30] января 1895, Варшава) — русский поэт и прозаик, литературный критик; отец писательницы М. В. Крестовской (в замужестве Картавцева) и скульптора И. В. Крестовского, дед художника Ярослава Крестовского.

    Биография

    Сын уланского офицера, выходца из польского дворянского рода. Учился в 1-й Санкт-Петербургской гимназии (1850—1857); под влиянием учителя словесности, переводчика и писателя В. И. Водовозова начал писать стихи и делать переводы. Учился на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета (1857—1861).

    В 1857 году опубликовал первые произведения. Отличался общительностью, был одарённым рассказчиком и декламатором, музицировал и рисовал; стал завсегдатаем литературных кружков, познакомился с Д. И. Писаревым, А. А. Григорьевым, Ф. М. Достоевским,М. М. Достоевским и многими другими писателями. Участвовал в различных периодических изданиях.

    Женился на актрисе В. Д. Гринёвой (1861). В 1865—1866 был членом-литератором комиссии по исследованию подземелий Варшавы, путешествовал по Волге (1867).В 1868 году вступил унтер-офицером в 14-й уланский Ямбургский полк, расквартированный в Гродно. Выпустил «Историю 14-го уланского Ямбургского полка» (1873) и был переведён в гвардию (1874).

    По предложению Александра II составил «Историю л.-гв. Уланского Его Величества полка» (1876). В качестве журналиста, прикомандированного правительством к штабу действующей армии, принимал участие в русско-турецкой войне 1877—1878.

    В 1880—1881 годах секретарь при начальнике Тихоокеанской эскадры, с 1882 года чиновник особых поручений при туркестанском генерал-губернаторе М. Г. Черняеве, в 1884 году был причислен к Министерству внутренних дел. С 1892 года до конца жизни был редактором газеты «Варшавский дневник».

    Умер в Варшаве, был похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры, затем перезахоронен на Литераторских мостках Волкова кладбища в Санкт-Петербурге.

    Литературная деятельность

    В 1857 в журнале «Общезанимательный вестник» опубликовал перевод оды Горация, рассказ в стихах «Офицерша», рассказ «Переписка двух уездных барышень». Очерк «Сплошь да рядом» и стихи поместил в журнале «Искра» (1859, 1861). Стихи, повести и рассказы, критические статьи печатал в журналах «Время» (1861), «Светоч» (1861), «Русское слово» (1861—1862).

    Обратите внимание

    Писал фельетоны для журнала «Модный магазин» (1862—1864) и газеты «Петербургский листок» (1864—1865), участвовал в журналах «Заноза» и «Оса» (1863), позднее очерки военного быта помещал в журналах «Заря», «Русский мир», «Нива», «Кругозор», «Всемирная иллюстрация».

    Во время русско-турецкой войны 1877—1878 редактировал газету «Военно-летучий листок», писал корреспонденции для газеты «Правительственный вестник» и очерки для журнала «Русский вестник». Позднее очерки о Дальнем Востоке, Японии, Китае, Туркестане печатал в «Русском вестнике», выступал также в «Историческом вестнике», писал передовые статьи в газете «Свет» (1885—1892).

    Выпустил сборник стихов «Стихи» (т. 1—2, Санкт-Петербург, 1862), принятый критикой неодобрительно. Некоторые стихотворения Крестовского стали популярными городскими романсами («Под душистою ветвью сирени», «Прости, на вечную разлуку»), баллада «Ванька-ключник» — известной народной песней. Переводил стихотворные произведения Анакреона, Алкея, Горация, Сапфо, римские элегии И. В. Гёте, стихи Г.

    Гейне, Т. Г. Шевченко. Кроме того, стихотворения Крестовского «Владимирка» и «Полоса», часто приписываемые Н. А. Некрасову, — получили в народе статус революционных песен. Автор либретто оперы Н. А. Римского-Корсакова «Псковитянка» по одноимённой драме Л. А. Мея и оперы «Наташа, или Волжские разбойники» с музыкой К. П. Вильбоа.

    Прозаические произведения в жанре физиологического очерка издал в трёх книгах «Петербургские типы», «Петербургские золотопромышленники», «Фотографические карточки петербургской жизни» (1865). Очерки военного быта издал в сборнике «Очерки кавалерийской жизни» (Санкт-Петербург, 1892). Собранный при подготовке «Истории л.-гв.

    Уланского Его Величества полка» (1876) материал использовал в исторической повести «Деды» (отдельные издания 1875, 1885, 1891). Очерки о русско-турецкой войне, публиковавшиеся в журнале «Русский вестник», вошли в книгу «Двадцать месяцев в действующей армии (1877—1878)» (т. 1—2, Санкт-Петербург, 1879).

    Наиболее значительным произведением считается роман «Петербургские трущобы», написанный под влиянием и при поддержке Н. Г. Помяловского. Роман публиковался в журнале «Отечественные записки» (1864—1866), отрывки также в журнале «Эпоха» (1864), отдельным изданием вышел в 4 томах (1867) и выдержал несколько переизданий. Роман «Петербургские трущобы» Н. С.

    Лесков считал «самым социалистическим романом на русском языке».Этот роман о внешней изысканной жизни Петербурга и о его невидимой, но истинной, укрытой от посторонних глаз жизни создаёт социальный портрет всего российского общества. Современники зачитывались романом, находя в нём знакомые места и образы.

    Важно

    Авантюрный сюжет, образы персонажей, типичные зарисовки жизни разных слоев общества — всё это вызывало читательский интерес и повсеместное обсуждение. Роман считался одним из самых популярных в России в XIX веке. Но постепенно стал незаслуженно забываться. Однако в конце 80-х годов XX столетия он снова был переиздан и снова стал пользоваться читательским интересом.

    В 1994 году по его мотивам начал сниматься телесериал «Петербургские тайны». Однако авторы фильма, привлеченные авантюрным действием и начавшие снимать фильм по сюжету произведения, очень скоро сами оказались покоренными приключенческой канвой, а отнюдь не социальной стороной романа.

    Сценаристы и режиссёры отошли от трагического сюжета романа, придав телесериалу хэппи-энд и социальную легковесность, полностью изменив многие характеры и поступки персонажей.Антинигилистические романы «Панургово стадо» (опубликован в «Русском вестнике», 1869; отдельное издание Лейпциг, 1870) и «Две силы» (опубликован в «Русском вестнике», 1874) составили дилогию «Кровавый пуф. Хроника о новом Смутном времени Государства Российского» (т. 1—4, Санкт-Петербург, 1875).Романы трилогии «Жид идёт»: «Тьма египетская» («Русский вестник», 1888; отдельное издание 1889),«Тамара Бендавид» («Русский вестник», 1889—1890; отдельное издание 1890),«Торжество Ваала» (не закончен; «Русский вестник», 1891)

    изображают рост влияния еврейства.

    Источник: http://biblioteka-poeta.ru/biografiya/krestovskii-v-v

    КРЕСТОВСКИЙ, ВСЕВОЛОД ВЛАДИМИРОВИЧ

    КРЕСТОВСКИЙ, ВСЕВОЛОД ВЛАДИМИРОВИЧ (1839–1895), русский поэт, прозаик. Родился 11 (23) февраль 1839 в с. Малая Березянка Тарощанского уезда Киевской губ. в семье уланского офицера. Детство Крестовского прошло в имении бабушки. В 1850 поступил в 1-ю Петербургскую гимназию. Будучи гимназистом, Крестовский начал писать стихи и делать поэтические переводы.

    В 1857 окончил гимназию и поступил на юридический факультет Петербургского университета, однако в 1861 оставил учебу с формулировкой «по болезни». Во время учебы произошло знакомство с Д.Писаревым, повлиявшее на мировоззрение Крестовского.

    Вскоре, благодаря природному обаянию и разносторонней одаренности (артистической, музыкальной, живописной), он стал завсегдатаем литературных салонов.

    В 1857 состоялся литературный дебют Крестовского: в журнале «Общезанимательный вестник» были напечатаны его перевод оды Горация, рассказ в стихах Офицерша и рассказ Переписка двух уездных барышень. В 1858 он получил признание в кружке поэта Л.Мея.

    В 1859 сотрудничал в журнале «Искра», напечатав сатирический очерк о ярмарочных нравах Сплошь да рядом и стихи. Общительность Крестовского способствовала его сближению с А.Григорьевым, а затем с кружком почвенников при журналах «Светоч» и «Время».

    В число его близких знакомых вскоре вошел Ф.М.Достоевский.

    В 1860–1861 Крестовский написал стихотворный цикл Испанские мотивы, отмеченный откровенным эротизмом, за что был прозван в сатирических журналах Клубничкиным.

    В 1861–1862 печатал статьи, стихи и прозу в журнале «Русское слово», отдавая дань в равной мере как почвенническим, так и радикально-нигилистическим идеям в духе Писарева, что дало основание А.Григорьеву заметить, что «натуры в нем нет», а критику Д.

    Минаеву отозваться на стихотворный сборник Крестовского Стихи (1862) статьей На все отозвался, ни до чего не договорился.

    Совет

    В 1863 Крестовский отказался от своих нигилистических взглядов, о чем написал в рассказе Любовь в двух часах (1863).

    С этого времени начал высмеивать нигилистов – в частности, увлекающихся романом Что делать? Н.Г.Чернышевского (статья Заметки постороннего, 1863, и др.).

    Это дало основание Писареву назвать его «продажным стиходелателем», а журналу «Русское слово» – порвать с Крестовским.

    Крестовский перевел некоторые стихи античных поэтов (Анакреон, Алкей, Гораций, Сафо) и И.В.Гете, Г.Гейне, Т.Г.Шевченко, написал либретто оперы Н.

    Римского-Корсакова «Псковитянка», сделал переложение сказки Теремок, написал стихи романсов Под душистою ветвью сирени и Прости, на вечную разлуку и революционных песен Владимирка и Полоса.

    Совет

    Писал светские фельетоны для журнала «Модный магазин» и газеты «Петербургский листок», сотрудничал с другими изданиями.

    Любимой темой прозаических произведений Крестовского была драма брошенной женщины (Погибшее, но милое создание, 1861, Бесенок, 1861, и др.). Его рассказам и повестям свойственны как романтические штампы, так и выразительные картины быта – например, гимназического в повести Не первый и не последний. Неоконченные записки студента (1861).

    Способность к точному литературному воплощению житейских картин и нравов привела Крестовского к созданию физиологических очерков Гнилушница с Чернышева моста (1864), Извозчик Ванька (1864) и др.

    Обратите внимание

    В 1865 издал три книги физиологических очерков – Петербургские типы, Петербургские золотопромышленники, Фотографические карточки петербургской жизни.

    В 1862–1863 Крестовского заинтересовала жизнь петербургского «дна», и он начал собирать материал о его обитателях. Писатель Н.Помяловский дал ему идею большого романа в духе Парижских тайн Э.

    Сю, в котором соединилась бы реалистическая и романтическая тенденции. В 1864–1867 был написан роман Петербургские трущобы.

    Авантюрный сюжет включал в себя историю двух поколений князей Шадурских, их законных и незаконных жен и детей, а также связанных с ними мошенников, воров и фальшивомонетчиков.

    Это дало основание критикам написать о том, что герои романа – это «смесь сливок общества с его подонками». Запутанная детективная интрига сочеталась в Петербургских трущобах с описанием нравов различных слоев общества. В романе описывались ночлежки, притоны, публичные дома, тюрьмы.

    Роман Петербургские трущобы, пользовавшийся огромной популярностью у массового читателя, вызвал противоречивые оценки просвещенных современников. И.Тургенев назвал его «чепухой», А.Суворин иронически отметил «стенографизм» Крестовского, Вас.И.Немирович-Данченко положительно оценил динамичность действия.

    В 1865–1866 в качестве «члена-литератора» специальной комиссии Крестовский исследовал подземелья Варшавы, о чем написал в очерке Подземный ход (1867). В 1867 путешествовал по Поволжью (очерк По дороге, 1867). В 1868 стал офицером уланского полка, расквартированного в Гродно.

    К этому времени у него сложилось убеждение, что российский нигилизм является следствием «польской интриги». Эта идея проводилась в дилогии Крестовского Кровавый пуф. Хроника о новом смутном времени Государства Российского (1875). Дилогия состояла из романов Панургово стадо (1869) и Две силы (1874).

    Важно

    Антинигилистическая идея была облечена в авантюрно-детективный сюжет, в котором присутствовали все элементы «бульварного» романа – например, главный герой, «нигилист по стечению обстоятельств», был обольщен коварной красавицей-полькой.

    Сюжет разворачивался на фоне событий 1861–1863 – польского восстания, петербургских пожаров, студенческих волнений и др.

    Впоследствии Крестовский писал в основном тенденциозные очерки. Так, в Очерках кавалерийской жизни (1892) идеализировал военных, в очерках На зимних квартирах (1872) оправдывал антисемитизм.

    По заданию царя Александра II написал Историю лейб-гвардейского Уланского Его Величества полка (опубл. 1876) и, использовав собранный для этой работы материал, историческую повесть Деды (1875).

    В качестве официально прикомандированного к штабу русской армии журналиста участвовал в русско-турецкой войне, издал книгу очерков Двадцать месяцев в действующей армии (1877–1878) (1879).

    Впоследствии издал этнографические очерки о Дальнем Востоке, Китае и Японии (1885), где побывал как секретарь при начальнике Тихоокеанской эскадры; очерки В гостях у эмира Бухарского.

    Путевой дневник (1884), написанные во время службы чиновником особых поручений при туркестанском генерал-губернаторе, и многие другие очерки, связанные с перемещениями по службе.

    В 1888–1891 Крестовский написал трилогию под условным названием Жид идет!, в романах которой Тьма египетская, Тамара Бендавид и Торжество Ваала проводилась мысль о еврейском заговоре.

    Совет

    Авантюрный сюжет о похождениях мошенника и судьбе крестившейся еврейки разворачивался на фоне политических событий 1870-х годов – русско-турецкой войны, обострения восточного вопроса и т.д.

    Несмотря на идеологическую поддержку Крестовского, консервативная критика отметила падение его мастерства – например, критик К.Буренин написал о трилогии: «Сухо, скучно, книжно и отдает посредственностью».

    В 1892 Крестовский был назначен редактором официальной газеты «Варшавский дневник», в которой печатал свои статьи и рассказы. Большинство его знакомых отмечали не только деградацию его как прозаика, но и «способность к дурным поступкам» (Достоевский) и «разврат ума», которым «пересиливается его прекрасное и мягкое сердце» (А.Григорьев).

    Умер Крестовский в Варшаве 18 (30) января 1895.

    См. также РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА.

    Источник: https://www.krugosvet.ru/enc/krestovskiy-vsevolod-vladimirovich

Ссылка на основную публикацию