Краткая биография мельников

Мельников-Печерский Павел

Мельников Павел Иванович (25.10(6.11).1818 года, Нижний Новгород, ныне г. Горький, – 1(13).2.1883 года, там же) – выдающийся беллетрист-этнограф, известный под псевдонимом Андрей Печерский.

Павел Иванович Мельников родился в 1818 году в Нижнем Новгороде. Семейство его было из старинного, но обедневшего дворянского рода. До поступления в нижегородскую гимназию воспитывался матерью, много читал.

В 1834 поступил на словесный факультет казанского университета, который успешно окончил. Будучи уже перспективным учёным, попал под подозрение властей и был выслан в Щедринск.

После ссылки работал старшим учителем гимназии.

Обратите внимание

Первое своё произведение Мельников напечатал в журнале «Отечественные записки». Называется оно «Дорожные записки на пути из Тамбовской губернии в Сибирь», написано в беллетристическом духе.

В 1840 году появился рассказ писателя «О том, кто такой был Елпидифор Перфильевич и какие приготовления делались в городе Чернограде к его именинам» («Литературная газета») слабое подражание Гоголю. Одно из крупнейших произведений этого периода роман «Торин».

В этом романе персонажи, по выражению самого автора, «списаны с натуры». Он утверждает, что в Вятке, Перми, Уфе можно найти таких окуньковых, шабуровых. Действие романа происходит в провинциальном городе. Роман состоит из 5 очерков и рассказов.

По общему мнению, «Торин» не удался Мельникову. Он недостаточно углубился в изучение быта и нравов народа. Потом Мельников не принимался за беллетристику 12 лет.

Мельникову была интересна история. Ещё в своём родном городе он был допущен к архивам, изучал старообрядческие предания и легенды. Старообрядческими делами он занимался на службе, будучи чиновником особых поручений. Но через 10 лет Мельников оставил служебную карьеру и начал литературную деятельность.

Мельников, чтобы не быть тем самым чиновником Мельниковым, берёт псевдоним Андрея Печерского. В 1841 году Мельников получил звание члена-корреспондента Археологической комиссии.

В 1845 1850 был редактором неофициальной части «Нижегородских губернских ведомостей», где публиковал многочисленные исторические и этнографические материалы, собранные им самим.

Мельников-Печерский посылает один из лучших своих рассказов «Красильниковы» на суд Далю. Даль дал положительную оценку. «Красильниковы» – рассказ о характере русского купца.

Важно

Рассказ наполняет масса деталей из реальной жизни, которые могут быть интересны этнографам и фольклористам.

На интересном диалекте говорит девка-чернавка купца Красильникова: «Лыска! Лыска! Цыма-те! Экой пострел, кабан проклятой!» Красильников это новый русский купец середины 19 века. Его апартаменты обставлены роскошно, но он не считает роскошь функциональной в своём быту.

Сам живёт в маленькой комнатушке, где спит, ест и работает. Он интересуется политикой, мыслит масштабно. Вся цель его жизни деньги, и это прежде всего пагубно влияет на его сына Дмитрия, талантливого мальчика. Печерский признаёт за такими купцами силу.

С 1850 года работал в Министерстве внутренних дел, преимущественно по делам раскола. К государственной службе Мельников относился необыкновенно ревностно, был «административным Дон Кихотом», чем вызвал недовольство начальства и осуждение общественности.

Был известен как жестокий разоритель скитов и даже стал «героем» раскольничьего фольклора (о нём слагались песни и легенды например, будто Мельников заключил союз с дьяволом и стал видеть сквозь стены, или будто в Нижегородской губернии крестьяне видели его верхом на змие). Однако, досконально изучив раскол, Мельников изменил своё отношение к нему.

В «Отчёте о современном состоянии раскола» (1854) он возложил ответственность за раскол на низкий нравственный уровень православного духовенства.

В 50-е годы Мельников-Печерский пишет рассказы «Дедушка Поликарп», «Поярков», «Медвежий угол», «Непременный». В этих рассказах писатель обличает нравы и порядки николаевского режима. Герои рассказов губернские и уездные чиновники различных рангов.

Они занимаются взяточничеством, вымогательством, грабежом. Мельников, пройдя долгую службу чиновником, досконально изучил тип государственных стяжателей. Именно по причине коррупции в государстве страдает беззащитный народ. В повести «Старые годы» обсуждается крестьянский вопрос.

Совет

После отмены крепостного права некоторые помещики продолжают видеть за собой родовое право владеть крестьянами, оправдывая это своими заслугами перед отечеством: например, за доблести на войне 1812 года, за становление русской культуры.

В конце концов, Пушкин и Лермонтов тоже были дворянами и владели душами.

Повесть «Гриша» (1861) оказалась слабее предшествующих; однако она любопытна разнообразными портретами старообрядцев. Один из них, развязный старец Варлаам, любитель выпить и погулять, близок пушкинскому Варлааму («Борис Годунов»). Это позволило Мусоргскому использовать черты мельниковского Варлаама и приведённую в повести песню «Как во городе то было во Казани».

В 1866 году Мельников вышел в отставку, переселился в Москву и всецело отдался литературной работе. С 1868 года постоянный сотрудник «русского вестника». Встречался с А.Ф.Писемским, А.М.Майковым, К.Н.Бестужевым-Рюминым; Н.А.Некрасова знал, но относился к нему холодно. Один раз видел Чехова и угадал в нём большой талант.

В «московский» период Мельников создал ряд исторических трудов («Княжна Тараканова и принцесса Владимирская», 1867 год) и, наконец, начал своё главное произведение романную дилогию «В лесах» и «На горах». Последние главы Мельников диктовал жене, будучи уже тяжело больным.

Перед смертью он задумал несколько исторических романов («В пещерах» и д-р). Последние 10 лет прожил в Нижнем Новгороде, уезжая летом в своё имение, где с увлечением занимался садоводством.

Дилогия Мельникова повествует о старообрядческом Заволжье середины 19 века, об обычаях местного населения, скитах и тайных сектах, о заготовке леса, о старообрядческих обычаях и верованиях, о хлебной торговле, о монастырских нравах, о поверьях, легендах, о еде.

В центре романов жизнь нескольких купеческих семей в переломный исторический момент, когда торговое сословие обрело в русском обществе реальную силу. Судьбы персонажей так или иначе связаны с проникновением в патриархальную среду денежных отношений.

Обратите внимание

Сразу в нескольких сюжетных линиях раскрывается власть алчности и стяжательства: поначалу привлекательный, Алексей Лохматый в погоне за материальной наживой теряет в себе всё человеческое, губит полюбившую его Настю; Гаврила Залётов продаёт единственную дочь богатому старику. Показана в дилогии жестокость религиозного фанатизма, который ломает судьбы Манефы и её дочери Флёнушки.

Автор показывает и поэтические черты русской жизни. В купечестве он находит верность здоровым устоям народной нравственности, предлагает яркую концепцию национального характера. Мельникова привлекает исключительно богатый этнографический и фольклорный материал, он реконструирует мотивы славянской языческой мифологии.

Романом «На горах» завершилась литературная деятельность Мельникова. В 1881 Мельников переехал на постоянное жительство в Нижний Новгород: там он и умер в 1883 году, и был похоронен на Покровском кладбище в фамильном склепе.

Произведения можно отнести к таким жанрам:

Поделитесь своими впечатлениями с нашими читателями

Источник: http://velib.com/biography/melnikov_pecherskijj_pavel/

Мельников Константин Степанович — биография архитектора, личная жизнь, фото, работы

Константин Мельников — классик русского архитектурного авангарда. По его проектам были созданы самые необычные здания Москвы: Клуб имени Русакова, гараж Госплана, здание конторы Ново-Сухаревского рынка, дом-мастерская самого архитектора. В 1930-е годы Мельникова критиковали за формализм, а в 1965-м ему присвоили степень доктора архитектуры без защиты диссертации.

Ученик Московского училища ваяния и зодчества

Константин Мельников родился в 1890 году в небольшом селе под Москвой. В девять лет его отдали в местную церковно-приходскую школу при Сельскохозяйственном институте.

Уже тогда проявились художественные способности мальчика, поэтому после школы родители устроили его в иконописную мастерскую.

Мельникову не нравилось писать иконы по строгим канонам, поэтому он проучился в мастерской меньше месяца и вернулся домой.

Вскоре он устроился на работу в Торговый дом инженера Владимира Чаплина, который нанял для него учителя рисования.

Через год работы и учебы Константин Мельников решил поступить в Московское училище ваяния и зодчества. Экзамены по художественным дисциплинам он сдал блестяще, но провалил русский язык.

Весь следующий год Мельников усердно занимался с репетиторами — и в 1905 году был зачислен в училище.

«Мое имя стояло в числе 11 счастливчиков среди 270 претендентов. Конкуренты мои носили усы и даже бороду: возраст служения Искусству не ограничивался».

В общей сложности Константин Мельников учился 12 лет: первые пять лет он получал общее образование, четыре года изучал живопись и три года — архитектуру. В 1918 году Мельников получил диплом об окончании училища.

Важно

В том же году в числе лучших выпускников он устроился в Архитектурно-планировочную мастерскую Строительного отдела Моссовета — первую советскую ассоциацию архитекторов. Вместе с другими зодчими Мельников создавал план перепланировки и реконструкции столицы «Новая Москва».

Первыми работами молодого архитектора стали проекты зданий Бутырского района и Ходынского поля в стиле неоклассицизма.

Классик советского авангарда

Постепенно у Константина Мельникова стал появляться собственный стиль. Он отказался от старых, изживших себя архитектурных традиций и начал искать новые конструктивные решения и пространственные формы, иную эстетическую выразительность.

В 1923 году на Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке архитектор представил деревянный павильон махорочного синдиката. Концептуальное сооружение «Махорка» с открытой винтовой лестницей и большими окнами выделялось среди многочисленных выставочных построек. Это здание определило развитие авангардной архитектуры XX века и стало предтечей современных небоскребов.

«Я не собираюсь открывать законы, я не верю в их существование. Гений… преодолевает все, что останавливает обыкновенные умы. Меня не заботит, если я не точен к термину «новое», новое — то, что должно жить в веках; я легко беру задачу преподнести современности новое такое, которое для Архитектуры будет открытием».

В 1924 году Константин Мельников спроектировал первый саркофаг для временного мавзолея Владимира Ленина. Следующей крупной работой архитектора стал Ново-Сухаревский рынок. Мельников обустроил территорию рационально: продавцы получили постоянные места для торговли, а покупатели могли сразу увидеть товары целого ряда. Стихийно появившийся рынок преобразился в упорядоченную торговую площадь.

В этом же году советское правительство объявило конкурс на лучший проект павильона СССР для Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности в Париже. Власти придавали ей большое значение: это был первый выход страны на международную арену.

Мельников предложил свой проект, и жюри признало его лучшим среди других работ. Павильон отвечал главному требованию конкурса — «резко отличался от всей существующей буржуазной архитектуры». Он представлял собой двухэтажную деревянную постройку со стеклянными стенами.

Каркасное здание перерезала по диагонали открытая лестница на второй этаж, над ней было сооружено оригинальное перекрытие из перекрещивающихся деревянных плит. Эта постройка принесла Мельникову всемирную известность.

Позже советский павильон много лет использовался в Париже как рабочий клуб.

«Золотая десятилетка» Мельникова

После выставки Мельников с семьей еще два года провел во Франции: по заказу парижской мэрии он спроектировал два гаража.

Его заинтересовала система движения автомобилей при парковке, поэтому, вернувшись в Москву в 1927 году, он построил здесь гаражи — на Бахметьевской и Новорязанской улицах. Архитектор разработал «прямоточную систему» парковки.

При ней машины ставили плотно друг к другу, что позволяло экономить пространство, но при этом они не мешали движению. Позже Мельников построил гараж для Всесоюзного акционерного общества «Интурист» и гараж Госплана СССР.

В конце 1920-х архитектор получил от профсоюзов сразу несколько заказов на создание рабочих клубов. В клубе имени Ивана Русакова Мельников вынес зрительные балконы наружу так, что здание стало напоминать шестерню.

Таким образом архитектор сэкономил внутреннее пространство, но сохранил функциональность помещения. В клубе обувной фабрики «Буревестник» все служебные комнаты он поместил в отдельную четырехэтажную башню в форме пятилистника.

Всего по проектам Мельникова построили шесть клубов, все они отличались по форме, размеру и функциональности.

Совет

Задумки архитектора часто приходилось упрощать. Например, предполагалось, что в здании клуба «Буревестник» фойе первого этажа превратится в плавательный бассейн, но этот замысел не осуществили.

Многие новаторские идеи архитектора вообще не удалось воплотить в жизнь: в стране не хватало средств, строительных материалов и квалифицированных рабочих.

Некоторые творческие эксперименты так и остались проектами «бумажной архитектуры», опережающими технические возможности своего времени.

Параллельно с проектированием Мельников занимался педагогической деятельностью: он преподавал в Высших художественно-технических мастерских в Москве, а затем — в Высшем художественно-техническом институте в Ленинграде.

Доктор архитектуры без защиты диссертации

В 1927 году Константин Мельников начал работать над собственным домом-мастерской. Здание представляло собой два вписанных друг в друга цилиндра в виде знака бесконечности. Фасад украшали окна-шестиугольники.

Внутри не было ни одной несущей опоры: зодчий разработал особый способ кирпичной кладки — в виде пчелиных сот и потолочные перекрытия без плит и балок. Через два года дом был достроен.

Читайте также:  Краткая биография маркес

Он стал последней крупной работой Мельникова.

В 1933 году на Триеннале декоративного искусства и архитектуры в Милане прошла персональная выставка Мельникова в числе лучших архитекторов мира.

На Западе его считали выдающимся архитектором, а в СССР новаторские идеи не принимали и критиковали за «формализм». Позже Мельникова отстранили от работы в мастерской Моссовета и от преподавательской деятельности.

В течение нескольких лет он не получал заказы, поэтому решил заняться живописью.

«Мне так казалось, весь мир лежит у моих ног, заказы в Париже, заказы в Москве… и вдруг все это рассеялось как дым. Свержение, отлучение, забвение, но может, все это и было дымом, ничего не значащим и совсем ненужным».

В 1949 году Константин Мельников впервые за долгое время получил работу: его пригласили преподавать архитектурные дисциплины в Саратовский автодорожный институт.

В Саратове Мельников участвовал в нескольких конкурсах: он представил свои проекты интерьера Центрального универмага города, реконструкции площади имени Кирова, застройки поселка Вязовка Саратовской области.

В тот же период он спроектировал памятник Семену Козаку, дважды Герою Советского Союза.

Обратите внимание

В 1951 году Мельникова перевели в Московский инженерно-строительный институт имени Куйбышева. Через год его утвердили в звании профессора.

В 1958 году архитектор перешел во Всесоюзный заочный инженерно-строительный институт, где преподавал до конца жизни.

В 1965 году Мельникову присвоили ученую степень доктора архитектуры без защиты диссертации, а в 1972 году — почетное звание заслуженного архитектора РСФСР.

В начале 1970-х годов здоровье Мельникова ухудшилось, в 1974 году он умер. Архитектора похоронили на Введенском кладбище.

Источник: https://www.culture.ru/persons/8472/konstantin-melnikov

Мельников П. И. Биография кратко. Мельников Павел Иванович

Мельников Павел Иванович

(1818 – 1883)

Павел Иванович Мельников родился 6 ноября 1818 года в Нижнем Новгороде в семье Ивана Ивановича Мельникова и его жены Анны Павловны в доме своего деда по матери надворного советника Павла Петровича Сергеева, в честь которого и нарекли первенца.

Род Мельниковых принадлежал к старинному дворянству, но он не был ни знатным, ни богатым. Ни отец, ни дед будущего писателя не извлекли из службы каких-либо особых материальных выгод и потому не могли дать своим детям того начального образования и воспитания, которое получали многие дети людей их круга, их сословия. До десяти лет П.

Мельников обучался дома, и тут особую роль в его развитии сыграла мать, Анна Павловна, привившая сыну любовь к чтению, любовь к литературе и истории. Десятилетний мальчик переписывал в тетради стихи Пушкина, Жуковского, Дельвига, Баратынского.

В 1829 году Павел Мельников поступил в Нижегородскую гимназию, которую успешно окончил в 1834 году.

В июле 1834 года Мельников в числе других двенадцати человек успешно сдал выпускные экзамены и получил аттестат из рук самого принца Ольденбургского, прибывшего на торжественный акт в Нижегородскую гимназию. Однако в Московский университет родители своего первенца не отпустили, и он в компании трех своих товарищей и учителя русской словесности отправился по Волге в Казань.

Мельников, сдав успешно вступительные экзамены, поступил на словесный факультет Казанского университета, ректором которого был Н. И.Лобачевский. 18 июня 1837 года в Казанском университете состоялся очередной выпуск. Курс русской словесности насчитывал всего четырнадцать человек, и среди наиболее успешно сдавших выпускные экзамены оказался Павел Иванович Мельников.

На торжественный акт приехал великий князь Александр Николаевич, путешествовавший тогда по России. В свите наследника находился В. А.Жуковский. Знаменитый поэт подошел к выпускникам-словесникам и стал расспрашивать, кто чем намеревается заниматься в дальнейшем.

Важно

В год окончания университета Мельников лишится отца, а мать его умерла еще в 1835 году. Но теперь судьба улыбнулась ему.

В университет П.

Мельников поступал своекоштным студентом, что давало ему в дальнейшем право выбрать поприще по собственному усмотрению, однако со второго курса (в связи с затруднительным материальным положением) он был переведен на казенный кошт, а казеннокоштным студентам, согласно существовавшим тогда порядкам, после окончания университета предстояло несколько лет прослужить “по учебному ведомству”.

Обычно их отправляли учительствовать в самые отдаленные или глухие места. Но П. Мельникова, как окончившего курс наук с отличием, оставили при университете на год с тем, чтобы он подготовился к заграничной поездке для пополнения своих знаний. В дальнейшем он должен был вернуться в университет и занять место на кафедре славянских наречий.

Перед девятнадцатилетним Павлом открывался прямой путь к профессорству.

Но судьба распорядилась иначе: вместо поездки на запад он отправляется на восток. Как-то на одной из вечеринок он излишне “погорячился”, дело дошло до начальства, и в результате Мельникова отправляют в Пермь учителем истории и статистики в местную гимназию, а это означало, что ученая карьера рухнула.


Через год ему удалось перевестись на ту же должность в Нижний Новгород, где у него были и родственники, и знакомые, что как-то облегчало его положение, но не изменило его судьбы. Мельникова педагогическая работа удовлетворяла мало, а энергии у него было много, и он, попав в Пермь, бросается изучать новый для себя край, его народ.

Собранные за год пребывания в Перми сведения и накопленные впечатления позволят Мельникову уже в 1839 году опубликовать в “Отечественных записках” главы своих “Дорожных записок на пути из Тамбовской губернии в Сибирь”. Так началась литературная деятельность П. И.Мельникова.

В течение последующих трех лет он печатает в “Отечественных записках”, “Литературной газете” и “Москвитянине” целый ряд статей исторического, краеведческого и статистического характера. Одновременно он начнет пробовать себя и в области изящной словесности. Он задумает написать большой роман о жизни губернских и уездных городов разных разрядов.

В то время шел в литературе горячий спор между романтиками и реалистами, и П. Мельников безоговорочно встал на позиции реалистов. В своем будущем романе он намеревался высмеять провинциальных поклонников Марлинского и написать реалистическую картину провинциальной русской действительности.


Совет

В 1840 году на страницах “Литературной газеты” появляются его стихотворение “Великий художник” и два рассказа о неком Елпидифоре Перфильевиче, которые, по существу, были отрывками из задуманного им романа. Сам Мельников был довольно строгим судьей собственного таланта.

Так, но признается брату, служившему на Кавказе и где-то доставшему номер “Литературной газеты”: “Никогда не прощу себе, что я напечатал такую гадость… Я еще мало знаю людей, чтобы писать повести, я даю тебе и себе честное слово не писать ни стихов, ни прозы до тех пор, пока не узнаю жизнь получше”.

Он свое слово сдержал, обет литературного молчания затянулся на двенадцать лет: следующее его беллетристическое произведение (рассказ “Красильниковы”) появилось лишь в 1852 году.

За годы “молчания” Павел Мельников сделал неплохую карьеру и его современникам могло показаться, будто он бросил литературу во имя карьеры.

Его рвение в работе было не чиновничьим, а научным, порой, чтобы приобрести какой-нибудь важный документ или старую книгу о расколе, П. И.Мельникову приходилось тратить собственные деньги; порой он проникал в такие углы, какие не предполагала ни одна его служебная командировка.

А сколько времени он провел в архивах, дотошно изучая старину!

По приезде в 1839 году в Нижний Новгород Мельников сблизился с директором Нижегородской ярмарки графом Д. Н.Толстым, который, по словам П.

Мельникова, обратил его деятельность на изучение русской истории, древностей и русских расколов…

В частности, Мельников в одной из купчих обнаружил, что полное имя знаменитого Козьмы Минина – Козьма Захарыч Минин-Сухорук, о чем он и напечатал статью в 1842 году в “Отечественных записках”.

Обратите внимание

А его материалы, посланные в Археографическую комиссию обратили на себя внимание министра просвещения графа С. С.Уварова, и 8 апреля 1841 года, минуя представление попечителя учебного округа, Мельникова утвердили в звании корреспондента Археографической комиссии.

В 1845 году он принял на себя редакцию неофициальной части “Губернских ведомостей” и со следующего года оставил преподавание в гимназии. Почти все материалы для газеты Мельников писал сам, и хотя “Ведомости” отнимали у него очень много времени, он не переставал работать в архивах, изучать древности и все, что связано с расколом.

Деятельность его не осталась незамеченной, и в 1850 году его зачисляют на службу в министерство внутренних дел, чиновником особых поручений. Хотя Павел Иванович по-прежнему живет в Нижнем Новгороде, но теперь он в качестве чиновника особых поручений ревизует городские учреждения, что дает ему возможность изучить быт купцов и мещан.

В 1849 году в Нижний Новгород приехал на жительство В. И.Даль, прежде Мельников был только знаком с ним, теперь же они близко сошлись.

Конечно, не легко было на четвертом десятке лет вновь браться за перо и вновь выступать на писательском поприще, однако Владимир Иванович сумел подвигнуть на такой шаг чиновника особых поручений Павла Мельникова, и тот в 1851 году написал рассказ “Красильниковы”, а получив одобрение Даля, отослал его М. П.Погодину в “Москвитянин”.

В восьмом номере за 1852 год “Красильниковы” были опубликованы. Рассказ был замечен.

“Давно мы не читали в русской литературе, – писал “Современник”, – ничего, что бы подействовало на нас так глубоко, что бы поразило нас такою простотою и верностью изображения, таким отсутствием всякой искусственности, как превосходная повесть под заглавием “Красильниковы”, помещенная в 8 книжке “Москвитянина” и подписанная Андреем Печерским.

Повесть эта обличает в авторе, имя которого мы встречаем в первый раз в печати (если только оно не псевдоним), тонкую и умную наблюдательность и при этом большое умение владеть языком…”

Действительно, это был псевдоним. П. И.

Мельников жил в Нижнем Новгороде на Печерской улице, придумал он псевдоним этот еще в 1850 году, когда печатал в “Губернских ведомостях” статью “Концерты на Нижегородском театре”, правда, тогда он подписался “П. Печерский”, в литературу же он вошел как “Андрей Печерский”.


Важно

В 1857 году в “Русском вестнике” один за другим печатаются его рассказы: “Старые годы”, “Дедушка Поликарп”, “Поярков”, “Медвежий угол”, “Непременный”. В это время Добролюбов ставит Печерского рядом с Щедриным, а статьи Чернышевского и Добролюбова о “Губернских очерках” позволяют судить о том, как высоко они оценивали творчество последнего.

С 1859 года Мельников-Печерский сиановится редактором газеты “Русский дневник”, правда, издательское дело доставляло ему одни неприятности: с одной стороны – подписчиков оказалось немного, и газета приносила одни убытки; с другой – благоволивший к Мельникову министр внутренних дел Ланской поставил вопрос прямо: или газета, или служба. Не имея достаточных средств к жизни Мельников с 5 июля 1859 года прекратил выпуск газеты. К тому же в начале года цензура запретила сборник его рассказов, хотя все они по отдельности были опубликованы в периодической печати.

В “Русском дневнике” Мельников-Печерский успел напечатать рассказ “На станции”, несколько передовых статей и семь “фельетонов” о “Зоузольцах”. В какой-то мере “Зоузольцы” окажутся неким прообразом его будущего романа “В лесах”. После закрытия “Русского дневника” Мельников-Печерский активно сотрудничает в газете “Северная пчела”, в которой он напечатал немало статей, в том числе статью о пьесе Островского “Гроза”, рассказы “У Макарья”, “В Чудове” и пять “Писем о расколе”. С 1863 года Мельников-Печерский вновь возобновляет свои отношения с “Русским вестником” и с 1863 года по 1869 год опубликовал в нем целый ряд материалов о расколе (“Старообрядческие архиереи”, “Исторические очерки поповщины”, “Счисление раскольников”, “Тайны секты”, “Белые голуби”).

С началом реформ прекратились гонения на раскольников. Теперь раскол как государственная проблема Мельникова перестал интересовать, хотя он по-прежнему интересуется и расколом, и раскольниками, но то уже интерес не чиновника, а историка и писателя. В 1864-1865 годах Мельников работает редактором внутреннего отдела газеты министерства внутренних дел “Северной почты”. В апреле 1864 года он был произведен в действительные статские советники, а в августе 1866 года вышел в отставку и переехал в Москву. В следующем году в “Русском вестнике” опубликовал историческую повесть “Княжна Тараканова и принцесса Владимирская”. Отныне он живет только литературным трудом. В 1868 году Мельников-Печерский приступил к работе над романом “В лесах”.

Теперь Мельников зимой обычно живет и работает в Москве, а летом – в небольшом имении жены, в Ляхове, расположенном верстах в восьми от Нижнего Новгорода. В 1874 году роман “В лесах” был закончен. Новое произведение заставило заговорить об Андрее Печерском как о первоклассном беллетристе, а сам писатель сразу же принимается за новый труд – роман “На горах”, работа над которым займет пять лет. Заканчивал свое последнее произведение Мельников-Печерский, будучи уже очень тяжело больным человеком. Не в состоянии сам писать – он диктовал жене. В 1881 году Павел Иванович переезжает на постоянное жительство в родной Нижний Новгород, и там, в доме на Петропавловской улице, 1 февраля 1883 года он и скончался. Похоронили его на кладбище при женском Крестовоздвиженском монастыре.

Читайте также:  Краткая биография кэррол

meljnikov

Источник: http://www.slavkrug.org/melnikov-p-i-biografiya-kratko-melnikov-pavel-ivanovich/

Мельников-Печерский Павел Иванович

И.Н. Крамской. Портрет П.И. Мельникова. 1876 г.

Мельников Павел Иванович (Андрей Печерский) (1818/1883) — русский писатель, историк, этнограф. С ранних лет Мельников увлекался изучением истории, чему и посвятил впоследствии свою научную деятельность, тесно связанную с литературной. Основной темой для изучения было старообрядчество («В лесах», «На горах»).

Гурьева Т.Н. Новый литературный словарь / Т.Н. Гурьева. – Ростов н/Д, Феникс, 2009, с. 171.

Мельников-Печерский Павел
Иванович (25.10.1818-1.11.1883), русский прозаик и
историк. Детские годы провел в “лесном городке”
Семенове Нижегородской губ., окруженном
старообрядческими скитами. Окончил Казанский
университет. Служил учителем истории и
библиотекарем. В начале 1840-х сблизился с В.И. Далеми
архиеп. Иаковом, знатоком раскола.

Совет

Много
занимался краеведением, изучением статистики и
археологии, работал в архивах. С 1847 — чиновник
особых поручений, в 1850 причислен к Министерству
иностранных дел, в эти годы активно боролся
против раскольников, в т. ч. силой убеждения:
вступал в богословские споры, обратил ряд скитов
в Православие.

Однако в эпоху реформ выступил с
заявлением, что не считает более раскол опасным
для государства, а потому находит его
преследование излишним и даже вредным (“Записка
о русском расколе”, 1857). По мнению Даля, был
“первостепенным знатоком русского быта”.

В
истории русской литературы остался прежде всего
как автор дилогии из жизни заволжского
старообрядческого купечества “В лесах” (1871-1874) и
“На горах” (1875-81).

П.И. Мельников. 1859 г. С литографированного портрета

“Русского художественного листка” В.Ф, Тима.

Мельников Павел Иванович (псевд. Андрей Печерский) (25.10[6.11].1818—1[13].11.1883), писатель. Родился «в самый благовест к обедне» в Н. Новгороде. Отец состоял на военной службе, участвовал в военных походах 1813—1814. Был начальником жандармской команды в Н. Новгороде.

Род Мельниковых возник в XVII в. Ощущение связи поколений, уходящей в глубокую русскую древность, искреннее уважение и интерес к отечественной истории, к ее героике были характерной чертой мировосприятия писателя. Старинный образ Спасителя с жалованной надписью царя Ивана Васильевича был его семейной реликвией и как бы символизировал эту связь.

До 10 лет Мельников учился дома. «Еще у десятилетнего ребенка были у него толстые тетради, в которые по линейке переписывал он Пушкина, Дельвига, Баратынского и Жуковского. Двенадцати лет он знал наизусть всю “Полтаву”, много отрывков из “Онегина”», — писал Мельников о самом себе в автобиографии.

Окончив нижегородскую гимназию, в 1834 он поступил в Казанский университет. Окончил его в 1837 в возрасте 18 лет. В 1838 за какую-то провинность (подробности не установлены) был направлен уездным учителем истории и статистики в г. Шадринск Пермской губ., но затем оставлен в Перми при местной гимназии.

В мае 1838 Мельников был переведен в нижегородскую гимназию.

П.И. Мельников. С гравюры на дереве. 1883 г.

Поездка в Пермь дала материал для цикла статей. Первое печатное произведение («Дорожные записки на пути из Тамбовской губернии в Сибирь») увидело свет в ноябрьском номере «Отечественных записок» за 1839. Публикация продолжалась на протяжении нескольких номеров.

Обратите внимание

Произведение представляет собой синтез этнографических, исторических, статистических данных, аккуратно собранных пытливым наблюдателем. Его интересуют и достопримечательности Арзамаса, и история соляных промыслов, технология добычи соли, географические особенности разных мест и пермяцкий язык. В архиве
А.А.

Краевского сохранился запрещенный цензурой и потому не вошедший в «Дорожные записки…» мельниковский «Рассказ о Пугачеве Дементия Верхоланцева, походного полковника Третьего Яицкого полка». Для Мельникова рассказ 85-летнего старика, участника крестьянской войны под предводительством Пугачева, был ценен тем, что содержал целый ряд деталей, неизвестных Пушкину и историкам пугачевщины.

Мельникову дорога каждая мелочь. Он тщательно описывает в статье внешность Пугачева, опираясь на рассказ очевидца, его сподвижников, особенности боевых действий, их детали, поправляет Пушкина.

В 1841 Мельников был утвержден в звании корреспондента Археографической комиссии. В Н. Новгороде писатель занимался изучением истории, статистики, разбором местных архивов.

Выявленные им в архивах сведения легли в основу многих исторических и краеведческих статей («Нижний Новгород и нижегородцы в смутное время», «И. П. Кулибин», «Указатель достопримечательностей Нижнего Новгорода», «Нижегородская ярмарка» и др.).

Получив задание выявить, не осталось ли потомков Козьмы Минина, писатель установил полное имя величайшего русского патриота (Козьма Захарыч Минин-Сухорук).

П.И. Мельников. С портрета, нарисованного
его сыном и гравированного Э.Паннемакером.

С 1 января 1845 и по 14 мая 1850 Мельников состоял редактором неофициальной части «Нижегородских губернских ведомостей». С 1847 Мельников — чиновник особых поручений при нижегородском губернаторе. В 1850 он при помощи В. И. Даля был причислен к МВД.

Важно

В 1852—1853 руководил статистической экспедицией по изучению старообрядчества в Нижегородской губ. Итогом этой работы стал представленный в 1854 в Министерство внутренних дел «Отчет о современном состоянии раскола в Нижегородской губернии».

В нем Мельников предлагал жесткие меры к искоренению старообрядчества, называя его «язвой государственной».

Первые литературные опыты Мельникова («О том, кто такой Елпидифор Перфильевич и какие приготовления делались в Чернограде к его именинам», 1840) отмечены попытками подражать Н. В. Гоголю. В 1852 Мельников возвращается к литературной работе, публикует повесть «Красильниковы» («Москвитянин».

№ 8), свидетельствующую о нем как о зрелом писателе. В повести продемонстрировано глубокое знание народного быта, умение показать его с разных сторон, умение широко использовать фольклорные средства.

При этом они здесь, как и в последующих произведениях, являются органической составляющей творческого мироощущения писателя, не выглядят надуманными и лишними.

Несмотря на доброжелательные отзывы о «Красильниковых», писатель на несколько лет отходит от литературы. В 1867 публикует несколько рассказов («Дедушка Поликарп», «Поярков», «Медвежий угол», «Непременный», повесть «Старые годы», в основу которой лег восторженный рассказ старого слуги о буйствах жестокого барина).

В 1858 — рассказ «Именинный пирог», повесть «Бабушкины россказни». В 1861 — рассказ «Гриша». В них звучит гоголевская тема маленького человека с протестом против чиновничьих беззаконий. Народ изображен как пассивная сила, в нем нет инициативных характеров.

Многие рассказы отличает наличие очерковых эпизодов, дающих обличительную картину.

Старообрядческая тематика в 1860—70-е становится одной из ведущих в творчестве Мельникова. Вначале в своих противостарообрядческих рассказах («Поярков», «Гриша») он ничем не выделяется в изображении старообрядческой среды от современных ему авторов-«обличителей».

Совет

Старообрядческие характеры сатирически деформированы при помощи резкого окарикатуривания, использования ряда сатирических противопоставлений, негативных авторских характеристик, шаржирования и др. приемов. Это не случайно, ведь борьба со старообрядчеством силой смеха потребовала обращения к комическому.

Мир старообрядчества показан утрированно, акцент сделан на одностороннее подчеркивание негативных явлений.

Смена подходов к изображению старообрядчества в творчестве Мельникова шла медленно. Противообрядческая сатира «Пояркова» сменилась этнографизмом повести «Заузольцы» (пробный шаг на пути к дилогии «В лесах» (1874) и «На горах» (1881)), затем, спустя два года, возродилась в «Грише».

Этот рассказ органично объединял черты сатиры и этнографического описания, которое выразилось в использовании старообрядческих легенд, но не в изображении достоверного быта старообрядцев, однако в целом был написан в обличительных традициях.

Но не прошло и года, как в «Северной пчеле» появились «Письма о расколе», где Мельников признавал немаловажное значение старообрядчества для развития страны, ее промышленности.

Затем последовали «Очерки поповщины», где старообрядчество рассматривалось в целом с позиций «просветительского неприятия», где были пущены в ход старые приемы противообрядческой сатиры — особенно там, где речь заходила о современной автору эпохе.

Современное старообрядчество Мельников изображал при помощи иронических приемов, не брезговал передавать непроверенные и не соответствующие действительности слухи. Темой «Очерков…» стала история старообрядчества и его попытки приспособиться к вызовам действительности.

В каждой главе подана определенная конкретно-историческая ситуация и раскрыта реакция старообрядчества на нее. Проблематика «Очерков…» строится на изучении жизнеспособности старообрядчества, которая, по мнению автора, невозможна при условии строгого соблюдения церковных установлений, незыблемость коих старообрядчество провозглашает. Идея «Очерков поповщины» — обоснование исторической и нравственной несостоятельности старообрядчества вообще. Идея несостоятельности старообрядчества определила отбор образов, ситуаций и их интерпретацию.

Обратите внимание

Колебания Мельникова объясняются особенностями его взглядов на старообрядчество. От идеи, что оно должно неизбежно исчезнуть при «успехах просвещения», он шел к выводу, что старообрядчество способно придать новый импульс развитию России.

Каракозовский выстрел 4 апреля 1866 стал для Мельникова подлинным потрясением.

В его глазах это был не просто выстрел в первого человека страны, но покушение на национальную идею государственности.

Кто и что может послужить противодействием нигилизму? Старообрядчество, приходит к убеждению писатель, сила, не причастная к политической борьбе, но сохраняющая первоосновы национального менталитета и духовности, преданная религиозной идее и монархии.

Укрепляет этот вывод командировка в Москву с целью изучения настроений старообрядцев в связи с прошедшим недавно собором на Рогожском кладбище. «А восстановление русского духа, старобытной нашей жизни все-таки от будущих старообрядцев, которые тогда не раскольники будут», — писал Мельников в записке министру внутренних дел о результатах командировки.

Он вкладывает разное содержание в слова «старообрядцы» и «раскольники». Это не синонимы. Раскольники для него — те, кто отказывается идти на сближение с официальным Православием. Старообрядцы — хранители исконного духа Руси допетровской, которые, отбросив «предрассудки» и влившись в паству господствующей Церкви, призваны преобразить и ее, и страну в целом, укрепить ее основы.

Особенность дилогии Мельникова «В лесах» и «На горах» в том, что в ней сложно выделить одну преобладающую, частную тему. Объектом изображения стали жизнь и быт лесного и нагорного Поволжья, внутренний уклад народа, скитов.

Определяя замысел книг, Мельников писал: «… изобразить быт великороссов в местностях при разных развитиях, при разных условиях общественного строя жизни, при разных верованиях и на разных ступенях образования». Поэтому тут можно говорить о системе тем, проблем.

Своего положительного героя писатель искал в среде, наиболее устойчивой по отношению к новым явлениям эпохи, живущей по дониконовским предписаниям, близкой к народу. Личность героя связана с проблемой дальнейшего развития России, с проблемами общественной среды.

Важно

Это определяет основные элементы дилогии: характеры зарождающейся торговой буржуазии, изображенные в разных аспектах: добродетельно-положительные, соответствующие идеалу писателя, и резко отрицательные, сатирические, которые придают дилогии антибуржуазные черты. Эти характеры действуют в быту, в обыденной жизни.

Бытовая тема невозможна без разработки темы семьи. Семья его интересует как прочная база для развития личности. Нарушение семейных правил ведет к падению.

Своеобразие дилогии «В лесах» и «На горах» в том, что писатель сумел убедительно показать неизвестный, обособленный мир — мир старообрядчества, где по устоявшимся традициям не принято делиться информацией, открываться. Более того — мир, о котором знали лишь по тенденциозным публикациям.

Старообрядчество, эта «отечественная Атлантида», было представлено убедительными человеческими характерами. Писатель отошел от устоявшихся шаблонов изображения старообрядчества, которым следовал некогда и сам, хотя иногда сохраняет «чиновничью насмешливость» (выражение Н. С. Лескова) по отношению к старообрядцам.

Двойственное отношение к старообрядчеству выразилось и в двойственности характеров ряда героев дилогии. И тем не менее герой Мельникова мыслится именно как характер с присущей ему многогранностью, а не как схема. Мельников совершенно подорвал принципы художественного изображения старообрядчества, обозначив в старообрядческой среде положительный идеал.

Более того, он нашел и обрисовал в этой среде национальный идеал. Дилогия показала неисчерпаемые возможности русского фольклора. Фольклорный аспект является на сегодняшний день наиболее изученной стороной творчества Мельникова. Фольклор, используемый Мельниковым в авторской речи, не выглядит чужеродным, он органически вписывается как в речь героев, так и в речь автора, являясь основой индивидуального творческого сознания Мельникова. Писатель и его герои опираются на фольклорные образы и символы, аккумулируя свои идеи и мысли с помощью народных пословиц. Уникальна сама по себе жанровая природа дилогии, сочетающая признаки семейного, авантюрного, бытового романа.

Читайте также:  Краткая биография руссо

Боченков В.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа.

Далее читайте:

Виктор БОЧЕНКОВ: «Не за старообрядцев, а за Мельникова обидно». 27.09.2010

Лидия СЫЧЕВА.
Против течения. (О книге: Боченков В.В. П.И. Мельников (Андрей Печерский): мировоззрение, творчество, старообрядчество.  – Ржев: Маргарит, 2008)

Керженские скиты, раскольничьи, Нижегородской губ., Семеновского у. Основание их относится ко 2-й пол. XVII в. В романах “В лесах” и “На горах” изображены многие скитские нравы.

Сочинения:

Полн. собр. соч.: В 14 т. СПб.; М., 1897—98;

Собр. соч.: В 8 т. М., 1976.

Источник: http://www.hrono.ru/biograf/bio_m/melnikov_pech.php

Павел Мельников-Печерский – Автобиография

Павел Иванович Мельников родился 22 октября 1819 г. в Нижнем Новгороде.

Род Мельниковых возник при царе Михаиле Феодоровиче, в конце XVII столетия. Шестеро Мельниковых было в числе “ближних людей”, владевших в конце XVII века населенными имениями. Отец П. И.-ча, капитан Иван Иванович, 11-ти лет от роду был унтер-офицером лейб-гвардии Семеновского полка, а в 1801 году, будучи 12 лет, уволен к статским делам с чином коллежского регистратора.

В 1807 г. он вступил, по выбору Казанского дворянства, в земское войско (милицию) и, по роспуске его, остался в военной службе, был в походах во время борьбы с Наполеоном, в 1819 году вышел в отставку из военной службы и до смерти своей (1837) служил по выборам дворянства Нижегородской губернии. Мать, Анна Павловна, урожд.

Сергеева (дочь Нижегородского помещика), умерла в 1835 году.

До 10-летнего возраста учился дома, с 10 до 15 лет в Нижегородской гимназии, где кончив курс в 1834 г. (тогда в гимназии было еще 4 класса), поступил в Казанский университет по словесному факультету, где и кончил курс в 1837 г. на 18-м году от рождения. При выпуске получил степень кандидата (в университете по старому уставу было 3, а не 4 курса).

Совет

Первоначальным развитием своим обязан он своей матери, которая любила литературу и историю, сама много читала и сына своего приучила к чтению. Еще у десятилетнего ребенка были у него толстые тетради, в которых по линейкам переписывал он Пушкина, Дельвига, Баратынского и Жуковского.

Двенадцати лет он знал наизусть всю «Полтаву», много отрывков из «Онегина» — многие из мелких стихотворений Пушкина он знал наизусть еще прежде. Будучи в гимназии, а потом и в университете, он посвятил себя изучению истории. В 1838 г. он поступил на службу старшим учителем истории и статистики в Пермскую гимназию.

Один год, в продолжение которого собирал сведения о том крае, объехал некоторые заводы, обозревал Усольские солеварни. Это было первое знакомство П. И. Мельникова с русским народом, знакомство, на которое впоследствии он употребил много времени, чему способствовали и служебные его занятия.

А изучал он народ так, как должно изучать его — “лежа у мужика на полатях, а не сидя в бархатных креслах в кабинете, да не разъезжая по почтовым дорогам по казенной надобности”.[1]

Через год был переведен в Нижегородскую гимназию. Здесь на родине своей он начал заниматься преимущественно русской историей, изучая ее по изданиям Археографической Комиссии и другим источникам. В это время он сблизился с бывшим тогда директором Нижегородской ярмарки графом Д. Н.

Толстым, бесспорно образованнейшим человеком из всех нижегородцев того времени: влиянию дружбы с графом Толстым П. И. Мельников многим обязан, он обратил его деятельность на изучение русской истории, древностей и русских расколов, которые он впоследствии изучил в такой подробности, что ныне признается специалистом по этой части.

В начале 1841 года Мельников, будучи еще 21 года, обратил на себя внимание покойного министра народного просвещения графа С. С. Уварова, который, узнав об его занятиях, назначил его членом-корреспондентом Археографической Комиссии и поручил разобрать архивы присутственных мест и монастырей Нижегородской губернии. Разбором их занимался он и впоследствии, когда оставил ученую службу.

В то время, когда он разбирал эти архивы, дано было ему в 1842 г. по именному высочайшему повелению поручение сделать разыскание, не осталось ли потомков Козьмы Минина. Это было по следующему случаю: в 1836 году блаженной памяти император Николай Павлович, быв.

в Нижегородском Спасопреображенском соборе, подошел к гробнице Минина, поклонился пред нею до земли и спросил губернатора: остались ли потомки Минина. Губернатор не мог дать положительного на это ответа, и государь приказал ему разыскать, нет ли потомков или родственников бессмертного спасителя России.

Обратите внимание

Такое разыскание губернатор поручил полицмейстеру, как лицу, на обязанности которого по закону лежит отыскание всякого рода неизвестных лиц в городе. Года четыре отыскивал полицмейстер потомков Минина и, наконец, огромная родословная отправлена была в Петербург.

Явилось множество потомков, рассчитывавших на щедроты государя: тут были и купцы, и мещане, и солдаты, и кантонисты, но не доставало одного — доказательства действительности их происхождения от Минина. Родословная была возвращена, разбор ее и продолжение разысканий поручено было Мельникову, как занимающемуся разбором архивов. Составленный по этому случаю разбор П. И.

Мельников из официального переделал в литературную статью и напечатал в “Отечественных записках” 1842 г. Потомков же Минина он не мог отыскать по простой причине: единственный сын Козьмы Минина, стряпчий Нефед Кузьмич, умер бездетным, и пожалованные Минину имения были взяты на государя. Но занимаясь этим делом, П. И. Мельников открыл несколько совершенно новых сведений о Минине и вообще об эпохе 1612 года и в одной купчей крепости отыскал, что Минина звали не Кузьма Минин, а Кузьма Захарыч Минин-Сухорук.[2]

В 1844 году новый Нижегородский губернатор кн. М. А. Урусов пригласил П. И. Мельникова принять на себя редакцию неофициальной части “Губернских ведомостей”. Он принял это предложение и издавал их с 1845 до половины 1850 года. Это были единственные “Губернские ведомости”, которые издавали не один раз в неделю, как обыкновенно, а по два раза.

В них заключается множество исторических, статистических и этнографических сведений, большею частью составленных П. И. Мельниковым, хотя он, как редактор, и не подписывал под ними своей фамилии. Заметим между прочим, что псевдоним Печерский, под которым П. И.

Мельников известен в литературе, употреблен им в первый раз в издаваемых им «Ведомостях», именно в 17 N 1850 года под статьею “Концерт в Нижегородском театре”.

Оставив в 1846 году гимназию, через год П. И. Мельников поступил вновь на службу чиновником особых поручений при Нижегородском военном губернаторе. Здесь он начал изучать народ лицом к лицу, изучая его до тех пор лишь в кабинете по книгам и бумагам.

Как велика была деятельность Мельникова в это время, довольно сказать, что не ограничиваясь одной служебной деятельностью, он в то же время издавал “Губернские ведомости”, управлял статистическим комитетом, был распорядителем выставки сельских произведений, которую и описал,[3] разбирал архивы и печатал найденные в них древние акты (до 150 в “Губернских ведомостях” 1848 г.).

Важно

Не оставлял он и занятий Нижегородскими древностями, которые он изучил так подробно, что во время посещения Нижнего Новгорода высшими сановниками, учеными и путешественниками губернатор обыкновенно назначал П.

И. Мельникова для указания местных достопримечательностей. Таким образом в 1850 году он удостоился высокой чести указывать нижегородские достопримечательности великим князьям Николаю и Михаилу Николаевичам.

Источник: https://libking.ru/books/nonf-/nonf-biography/177542-pavel-melnikov-pecherskiy-avtobiografiya.html

Мельников Константин Степанович

Русский и советский архитектор, художник и педагог, заслуженный архитектор РСФСР, один из лидеров авангарда в советской архитектуре в 1923—1933 г.г..

 В 1930-е годы получил мировое признание как «великий русский архитектор» современности, однако его уникальная концепция в те же годы подверглась в СССР резкой критике за «формализм».

Годы жизни:Место

деятельности:

   Москва Саратов, Париж Салоники    Авангард

Конструктивизм

Творчество К. С. Мельникова сложно однозначно отнести к какому-либо конкретному архитектурному стилю. Нередко архитектурные произведения Мельникова характеризуют как постройки в духе конструктивизма или функционализма. Однако, при известных чертах внешнего сходства, творчество Мельникова было вне модных в то время архитектурных течений и он категорически возражал, когда его постройки относили к этим стилям. Столетний юбилей архитектора ЮНЕСКО отметила тем, что объявила 1990 год годом Константина Мельникова.

Дом культуры им. И. В. Русакова

3 августа (22 июля по старому стилю) 1890 года, третьим по счёту среди оставшихся в живых детей, родился Константин Мельников.Образование К.

Мельникова началось в четырёхклассной церковно-приходской школе прихода «Петропавловский домовой, что при Сельскохозяйственном институте, церкви».

   Осенью 1905 года был зачислен на общеобразовательное отделение МУЖВЗ.

Бахметьевский Гараж

 
Клуб фабрики «Свобода»

  

В 1918 году по приглашению И. В. Жолтовского Мельников, поступает в Архитектурно-планировочную мастерскую Строительного отдела Моссовета. Первым заданием по реальному заказу стал для Мельникова проект посёлка для служащих Алексеевской психиатрической больницы.

        После преобразования в 1920 году Первых и Вторых государственных свободных художественных мастерских (образованных ранее на основе Строгановского художественно-промышленного училища и Московского училища живописи, ваяния и зодчества) в ВХУТЕМАС, летом того же года К. С. Мельников становится его профессором.

На архитектурном факультете ВХУТЕМАСа постепенно оформляются три центра со своими концепциями и принципами преподавания: Академические мастерские (руководитель И. В. Жолтовский, преподаватели А. В. Щусев, Э. И. Норверт, В. Д. Кокорин, Л. А.

Веснин и другие), Объединённые левые мастерские (Обмас) (Н. А. Ладовский, Н. В. Докучаев, В. Ф. Кринский) и отдельная мастерская И. А. Голосова и К. С. Мельникова, носившая поочерёдно названия: Синтетическая мастерская № 2, Мастерская экспериментальной архитектуры, Новая академия.

Мельникова привлекала концепция формообразования Н. Ладовского и он даже вступил в созданную им в 1923 году творческую организацию архитекторов-рационалистов АСНОВА (Ассоциация новых архитекторов). В эти годы Мельников становится также членом Архитектурного отдела Наркомпроса и представителем этого отдела в Рабисе.

22 февраля 1924 года Мельников получил предложение принять участие в конкурсе на проектирование саркофага для Мавзолея В. И. Ленина, архитектурный проект которого осуществлял А. В. Щусев. Правительственная комиссия по увековечиванию памяти В. И. Ленина под председательством Ф. Э. Дзержинского признала проект Мельникова лучшим.


       Архитектурная идея моего проекта, — вспоминал позднее Мельников, — состояла из четырёхгранной удлинённой пирамиды, срезанной двумя противоположно наклонными внутрь плоскостями, образовывавшими при пересечении строго горизонтальную диагональ. Таким образом, верхний стеклянный покров получил естественную прочность от прогиба.

Найденная конструктивная идея исключала необходимость обрамлять стыки частей саркофага металлом. Получился кристалл с лучистой агрой внутренней световой среды.

 
Предложенное Мельниковым архитектурно-планировочное решение Ново-Сухаревского рынка, которое было реализовано в 1925—1926 годах по обустройству рынка:Застроить всю отведённую под рынок территорию однотипными сблокированными деревянными торговыми павильонами-киосками, каждый блок которых состоял бы из двух изолированных друг от друга помещений, выходящих входом и торговой витриной на противоположные стороны. От четырёх до двадцати блоков собиралось в ряды таким образом, чтобы на обе стороны их лицевые стены выходили под углом. В результате такой планировки перед каждым торговым киоском создавалось выделенное пространство.

       Павильон К. С. Мельникова, ставший лучшим на конкурсе для международной выставке современных декоративных и промышленных искусств, в Париже весной 1925 года, представлял собой лёгкую каркасную двухэтажную постройку, выполненную из дерева. Большая часть площади наружных стен павильона была остеклена. Прямоугольное в плане здание перерезалось по диагонали ведущей на второй этаж открытой лестницей, на которой было сооружено оригинальное перекрытие в виде наклонных перекрещивающихся деревянных плит. Справа от лестницы была сооружена вышка-мачта, увенчанная серпом и молотом и буквами «СССР».    Павильон СССР на выставке в Париже

Проект гаражей для 1000 такси над Сеной в Париже. 1925

Появление в 1927—1929 годах первых новаторских произведений Мельникова для многих оказалось неожиданным. Мельников проектировал многочисленные клубы и другие общественные здания, а также жилые дома, крупные гаражи, во многом определив облик Москвы 1920-х.

 В 1926 году К. С. Мельников спроектировал здание гаража на Бахметьевской улице, имеющее в плане форму параллелограмма, с четырьмя по-разному решёнными фасадами — в связи с различием их функций.
         
 
Дом-мастерская архитектора К. С.

Мельникова

Источник: http://gestaltung.ru/index.php/persona/item/124-melnikov.html

Ссылка на основную публикацию