Краткая биография писемский

Алексей Писемский – Биография Алексея Феофилактовича Писемского (титулярного советника)

Здесь можно скачать бесплатно “Алексей Писемский – Биография Алексея Феофилактовича Писемского (титулярного советника)” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Русская классическая проза.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Биография Алексея Феофилактовича Писемского (титулярного советника)” читать бесплатно онлайн.

Писемский Алексей

Биография Алексея Феофилактовича Писемского (титулярного советника)

Алексей Феофилактович Писемский

Биография Алексея Феофилактовича Писемского

(титуля[рного] совет[ника])

{1} – Так обозначены ссылки на примечания соответствующей страницы.

Я родился 1820 года, марта 10-го, в усадьбе Раменье, Костромской губернии, Чухломского уезда.

Отец мой, Феофилакт Гаврилыч Писемский, родом из бедных дворян, был человек совсем военный: 15-ти лет определился он солдатом в войска, завоевывающие Крым, делал персидскую кампанию, был потом комендантом в Кубе и, наконец, через 25 лет отсутствия, возвратился на родину [в сельцо Данилово, Буевского уезда, Костромской губернии], в чине полковника [Замечательно, что он в Костромскую губернию с Кавказа приехал в сопровождении трех денщиков, верхом на карабахском жеребце, в том убеждении, что нет на свете покойнее экипажа верховой лошади.], и вскоре, женившись на матери моей (Авдотье Алексеевне из роду Шиповых), вышел в отставку и поселился в приданной усадьбе Раменье. Детей у них было десять человек; я был пятый по порядку рождения: все прочие родились здоровенькими и умирали, а я родился больной и остался жив. Детство мое прошло в небольшом уездном городке Ветлуге, куда отец определился городничим; читать и писать меня начал учить воспитанник коммерческого училища купец Чиркин (родной брат покойного актера Лаврова{602}). Второй учитель мой был семинарист Виктор Егорыч Преображенский. [Воспоминание об нем у меня сливается с воспоминаниями о невыносимой скуке, которую испытывал я, заучивая в огромном количестве исключения латинских склонений, а чему еще другому учил он меня, не помню.] Когда мне минуло десять лет, отец вышел в отставку, и мы снова переехали в Раменье. Здесь мне нанят был учитель старичок Николай Иваныч Бекенев. [Добрейшее существо в мире, из наук большую часть перезабывший, но зато большой охотник писать басни и величайший мастер клеить из бумаги табакерочки, наперстнички, производить самодельные зрительные трубки, микроскопы, каледоскопы, называя все это умно-веселящими игрушками.] Он взялся меня учить латинскому языку и всем русским предметам, но упражнял более всего в грамматических разборах и рисовании, как в предметах, вероятно, более ему знакомых. По 14-му году поступил я в Костромскую гимназию во 2-й класс и хотя переходил потом каждый год, но в этом случае был более обязан своим довольно быстрым способностям, чем занятию. Все было некогда. Первоначально развившаяся страсть к чтению романов отнимала все мое время [Кто не знает, в каком огромном числе выходили в 30-х годах переводные и русские романы, и я все их поглощал, начиная с переводов Вальтер Скотта до Молодого Дикого, с Онегина до разбойничьих романов Чуровского.], потом явилось новое увлечение – театр: не ограничиваясь постоянным хождением, на последний четвертак, в раек, я с жившим со мною товарищем устроил свой, на дому, сначала кукольный, а потом и настоящий. [Я постоянно играл комические роли, и больше всего мне удался Прудиус в “Казаке Стихотворце”{603}.] В 5-ом классе, с первого заданного периода учителем словесности Александром Федоровичем Окатовым, открылось для меня новое занятие, – я начал сочинять и к концу года написал повесть под названием Черкешенка{603}. В шестом и седьмом классе, задумав поступить в Университет, я много занимался, но успел, впрочем, написать повесть Чугунное кольцо{603}. Желание мое было поступить на словесный факультет, но, не зная греческого языка, не мог его исполнить и потому поступил (1840 г.) на математический, с целью заняться по преимуществу математическими науками и сделаться со временем свитским офицером; но первый курс прошел в весьма двусмысленных занятиях [Лекции словесности на первом курсе Степана Петровича Шевырева были много тому причиной, вместо того, чтобы заниматься прямыми факультетскими предметами, я сочинял на задаваемые темы. Сочинение мое, сколько помню, под названием Смерть Ольги заслужило от почтенного наставника похвалу. В числе одобрительных заметок были им сделаны: в авторе видна большая ловкость в приемах рассказа. Я плакал в восторге и продолжал сочинять, переводить, и в результате на экзамене из математики едва получил три балла], и только в остальные три года факультет, так сказать, повлиял на меня своей мыслею: я получил любовь к естественным наукам, открывшим передо мной совершенно новый мир идей и осмыслившим природу, которая до того времени казалась мне каким-то собранием разнообразных и случайных явлений. Литературные занятия были забыты [Но сыграть на театре оставалось по-прежнему предметом страстных помышлений, и, наконец, оно исполнилось: в 1844 году, в апреле месяце, мы, студенты, составили спектакль в зале Римского-Корсакова, против Страстного монастыря; я играл Подколесина в “Женитьбе” Гоголя с большим успехом.], тем более, что прочитанная мною в кругу товарищей повесть Чугунное кольцо не только не заслужила одобрения, но вызвала общие порицания. [Она была написана в духе и тоне повестей Рохманова, следовательно, из среды, совершенно мне незнакомой. Это послужило, впрочем, для меня довольно полезным уроком; я с тех пор дал себе слово писать только о том, что сам очень хорошо знаю.] Выпущен я был в 1844 году действительным студентом, и это время вряд ли было не самым грустным и печальным временем моей жизни: я возвратился на родину; отец уж помер в 1843 году, мать была тяжко больна; с маленьким состоянием, без всяких связей, без определенного какого-нибудь специального направления, я решительно не знал, что мне с собою делать, начал скучать, тосковать, мучиться разубеждением в самом себе и, наконец, заболел; поправившись от болезни, в генваре 1845 года начал службу сверхштатным канцелярским чиновником в Костромской палате государственных имуществ, из которой перешел в том же 1845 году, в августе месяце, в Московскую палату государственных имуществ, где в апреле месяце 1846 года сделан был помощником столоначальника, в этом же году я снова обратился к так давно оставленным литературным занятиям и написал роман в двух частях Виновата ли она? [Этот роман вовсе не та повесть, которая под этим же названием имеет быть напечатана в “Современнике” 1854 года.], который не был напечатан, но замечателен для меня тем, что познакомил меня с Александром Николаевичем Островским, писавшим в это время свою первую комедию Свои люди – сочтемся и вызвавшим впоследствии меня на литературное поприще. В начале 1847 года я вышел в отставку и снова уехал из Москвы на родину и написал небольшой рассказ Нина [Рассказ этот был в 1848 году напечатан в июньской книжке “Сына Отечества” с большими пропусками и прошел совершенно незамеченным.] и Тюфяка. В 1848 году 11 октября я женился на дочери покойного Павла Петровича Свиньина{605}, Екатерине Павловне, и поступил в чиновники особых поручений к Костромскому военному губернатору Ивану Васильевичу Каменскому. Служба завладела всем моим временем. Беспрерывные следственные поручения дали мне возможность хорошо познакомиться с бытом простолюдинов и видеть разнообразнейшие страсти людские в самой жизни. В это время я ничего не писал и не читал. Тюфяк был заброшен. [Неудача в напечатании романа Виновата ли она?, которую редакция по многим причинам находила неудобным принять, и неуспешность рассказа Нина лишила меня надежды когда-либо напечатать Тюфяка, и я несколько раз хотел его уничтожить вместе с другими ненужными бумагами.] В 1850 году по представлении начальника губернии определен ассесором Костромского губернского правления, и получил от А.Н.Островского через одного из моих друзей приглашение к участию в “Москвитянине”, в котором и был напечатан Тюфяк в 19, 20, 21 NoNo, а вслед за тем напечатана в “Москвитянине” 1851 года, в 3, 4, 5 NoNo, повесть Брак по страсти. В 21 No рассказ Комик. В 1 No 1852 года комедия Ипохондрик, в 17 No очерки М-r Батманов. В 21 No рассказ Питерщик. Кроме того напечатано в “Современнике” роман Богатый жених в NoNo 10, 11, 12, 1851 года и в 1, 2, 3, 4, 5 и 6, 1852. В 1 No 1853 года комедия Раздел и в 11 No рассказ Леший. В генваре 1854 года я вышел в отставку.

ПРИМЕЧАНИЯ

БИОГРАФИЯ АЛЕКСЕЯ ФЕОФИЛАКТОВИЧА ПИСЕМСКОГО

(титуля[рного] совет[ника])

Обратите внимание

Публикуемая впервые автобиография А.Ф.Писемского была написана автором по просьбе Московского университета, который в 1855 году праздновал свой столетний юбилей.

К знаменательной дате старейшего русского университета готовился ряд юбилейных изданий: история университета, биографические словари его ученых и питомцев и т.д.

Издание биографического словаря питомцев, однако, не было осуществлено, и биография Писемского затерялась среди многочисленных бумаг в архиве университета.

Настоящая автобиография значительно отличается от известных уже в печати автобиографических набросков писателя: она является наиболее ранней по написанию (1854 год) и относится к тому времени, когда на эстетические взгляды Писемского имели особенно большое влияние Белинский, Пушкин и Гоголь, а его разногласия с лагерем революционной демократии еще не выявились так рельефно, как в более поздние годы. В этой автобиографии Писемский рассказывает о некоторых неизвестных до сих пор деталях из своей творческой деятельности, представляющих особый интерес. Так, мы впервые узнаем о студенческом сочинении начинающего писателя – “Смерть Ольги”, которое до сих пор не найдено. Небезынтересен и другой факт из жизни писателя – время его сближения с А.Н.Островским.

Читайте также:  Сочинения об авторе тендряков

Источник: https://www.libfox.ru/42999-aleksey-pisemskiy-biografiya-alekseya-feofilaktovicha-pisemskogo-titulyarnogo-sovetnika.html

Алексей Писемский: биография и творчество

Алексей Феофилактович Писемский (1821-1881) — прозаик и драматург, родился в дворянской семье в Костромской губернии, закончил математическое отделение Московского университета, служил в Костроме, после отставки сделался профессиональным писателем и с 1854 г. поселился в Петербурге, где несколько лет редактировал журнал «Библиотека для чтения», затем был соредактором журнала «Русский вестник» (совместно с М Н. Катковым).

Начало литературного творчества Писемского типично для писателей, чья юность пала на 1840-е годы: его первые произведения носят следы влияния творчества Н.В. Гоголя. Таковы повесть «Тюфяк» (1850) и роман «Богатый жених» (1852) — это относится и к повести «Виновата ли она?», завершенной в 1846 г.

, но опубликованной под другим названием («Боярщина») и в сильно переработанном виде лишь в 1858 г. Столь же типично, что молодой автор увлеченно пишет и с 1852 г. публикует в журналах очерки «Питерщик», «Плотницкая артель», «Леший» и др. (собраны и изданы в 1856 г.

под названием «Очерки из крестьянского быта»).

Творческим открытием молодого писателя был резко диссонировавший с интонациями обличительной литературы положительный образ «кокинского исправника» Шамаева — «Леший» (1853).

Гоголь во втором томе «Мертвых душ», судя по сохранившимся черновым редакциям, создал несколько положительных образов честных и неподкупных деятелей, однако уничтожил уже готовый текст произведения.

Демократическая критика после его смерти неустанно пропагандировала тезис, что такой герой невозможен в силу общественной «гнилости» русской жизни. И вот молодой прозаик Писемский на деле показал возможность художественно убедительного решения этой задачи.

Исправники были выборными лицами, и Шамаев выбирался дворянством на свою должность поразительно многократно: «три трехлетия и второе шестилетие». В «Лешем» он вступает в борьбу с неким Егором Парменовым — управителем одного из помещиков, бывшим его лакеем.

Барин покровительствует ему за то, что тот вступил «в законный брак с мамзелью, исполнявшей некоторое время при барине должность мадамы».

Важно

Этот негодяй-управитель нашел себе развлечение в том, что напал в лесу на местную крестьянскую девушку под видом лешего и сделал ее своей любовницей. Крестьянка от потрясения лишилась языка и стала страдать припадками.

Исправник разоблачает «лешего» перед помещиком, который просит его назначить нового управляющего по своему усмотрению. Так доверяют окрестные дворяне пользующемуся всеобщим уважением исправнику.

«Леший» уже не физиологический очерк наподобие «Питерщика» — скорее это новелла с напряженной сюжетной интригой и неожиданными поворотами событий. Как вообще нередко у Писемского, отрицательный персонаж (жестокий и вороватый управитель Егор) отличается здесь и развратным нравом.

В структуре «Лешего» как бы в зачатке содержатся многие излюбленные черты будущих других произведений А.Ф. Писемского — умение сочетать глубокую серьезность проблематики с увлекательным сюжетом, стремление опираться на ту или иную светлую личность, искать в современности положительного героя, пристрастие к цветастым эротическим линиям и «откровенным» сюжетным сценам.

Последнее казалось современникам одной из характерных примет творчества Писемского. Не случайно неизменно блистающий остроумием А.К. Толстой в одном из писем к Б.М. Маркевичу (от 9 мая 1871 г.

) шутки ради так пародировал его: «Верю только тому, что рассказывает Писемский: «Тогда он, повалив ее на кровать, сильною рукой сдернул с нее шелковое платье, напрасно старалась она удержать батистовую сорочку. Клочки ее очутились в один миг на персидском ковре.

Кузина его, между тем, сидя за чайным столиком, смотрела на эту сцену с притворным равнодушием, но высоко вздымавшаяся косынка предательски обнаруживала ее ревность. «Полно дурачиться, Поль! — сказала она, перекусывая кренделек, взятый у Рабона, — если ты растреплешь Лизу, мы опоздаем на бал к князю Троекурову, а ты знаешь, что я ангажирована австрийским посланником на первый контерданс!»».

Алексей Писемский считал, что любовное чувство, эрос, сильнее разума, оно способно ввергнуть человека в пучину греха и спровоцировать на непоправимые поступки.

Так, влюбившись в красивую хитрую авантюристку, честнейший чиновник Ферапонтов в повести «Старческий грех» (1861) совершает ради нее кражу казенных денег и в итоге кончает самоубийством.

С другой стороны, в романе «Тысяча душ» (1858), своем итоговом произведении 1850-х годов, Писемский показывает силу самоотверженного чувства благородной девушки — Настеньки Годневой, которая продолжает любить Калиновича, когда-то бросившего ее, чтобы жениться на другой ради богатства и карьеры. Именно Настенька, ставшая знаменитой актрисой, в конце романа приходит на выручку побежденному в неравной борьбе с сильными врагами Калиновичу.

«Тысяча душ» — один из лучших романов А.Ф. Писемского. Его главный герой Яков Васильевич Калинович сознает свою незаурядность, мечтая стать крупным писателем и масштабным администратором.

Совет

Однако его литературные способности оказываются незначительными, а сделать карьеру без связей он, небогатый разночинец, не может.

Потому после мучительной внутренней борьбы он бросает невесту, Настеньку Годневу, и женится на генеральской дочери, кривобокой Полине, которая уже успела побывать любовницей великосветского наглеца и уголовного преступника князя Ивана Раменского и к которой Калинович втайне чувствует физическое отвращение.

В образе Калиновича много однотипного образу Раскольникова из опубликованного несколькими годами позже «Преступления и наказания» Достоевского.

Сами конкретные деяния Калиновича и Раскольникова, разумеется, в корне отличаются друг от друга.

Но там и там герой переступает через человеческое в себе, через совесть — переступает во имя целей, которые кажутся ему высокими и оправдывающими нравственно недопустимый поступок.

По-разному выглядит и дальнейшая судьба героев, их «наказание». Связи Полины помогли Калиновичу стать вице-губернатором в той губернии, в которой тот «некогда был ничтожным училищным смотрителем».

Здесь он повел беспощадную борьбу со взяточниками, недобросовестными подрядчиками и иными нарушителями закона (например, спас дворянина Язвина, которого родственники пытались отдать в сумасшедший дом, чтобы завладеть его имуществом, и затем сумел добиться отстранения от должности самого губернатора, участвовавшего в этой афере). Встречные интриги лопнули: оказалось, что Калинович в Петербурге «на семи якорях стоит». Так продолжалось, пока он не атаковал князя Ивана Раменского, которого «посадил в острог». Но тут его жена Полина неожиданно выступила в защиту своего давнего любовника, первого в ее жизни мужчины (характерный для Писемского поворот событий). Несокрушимый Калинович (которого успели даже назначить новым губернатором) вдруг оказался отстранен от должности «с преданием суду». Жена его вскоре скончалась, ограбленная перед смертью князем, ловко распорядившимся ее капиталом. «Сломанный нравственно» Калинович женился, однако, на Настеньке, которая «оставила театр и сделалась действительною статскою советницею».

После опубликования романа «Тысяча душ», принесшего ему славу, А.Ф Писемский печатает в редактируемом им журнале «Библиотека для чтения» серию фельетонов «Никиты Безрылова» (1861), которые впервые сделали ему врагов в лагере леволиберальной журналистики.

Обратите внимание

Поехав в 1862 г. за границу, он познакомился в Лондоне с А.И. Герценом. Поступок этот типичен для русских писателей того времени, считавших себя людьми прогрессивными. Однако людям свойственно весьма различно понимать, в чем состоит суть понятия прогрессивности и ему подобных.

Эта истина зримо проявила себя в данном случае: знакомство и затем беседы с Герценом, перешедшие в принципиальные споры, привели Писемского к резкому идейному размежеванию с ним. Вероятно, писатель впервые осознал, что Герцен и его сторонники внутри России хотят для своей страны совсем не того, о чем мечтал сам Алексей Писемский как патриот Отечества.

Итогом всего, что закипело после этого в его душе, стал написанный за считанные месяцы «антинигилистический» роман «Взбаламученное море» (1863), который был встречен в «демократических» кругах с крайним озлоблением — автора подвергли оголтелой травле в печати, хулиганы швыряли в него экземпляры романа и т.д. и т.п.

Ни один другой автор «антинигилистических» романов столь изощренной обструкции не подвергался. Алексей Писемский ощущал на себе ненависть задетых им кругов до конца своей жизни.

В процессе чтения «Взбаламученного моря» становится ясной смысловая взаимопроекция названия и структуры произведения «Реформы» начала 1860-х годов (отмена крепостного права, судебная реформа, военная реформа и т. д.

) фактически были не реформами как таковыми (постепенно и осторожно, шаг за шагом осуществляемыми изменениями), а своеобразной «революцией сверху», и привели общество во «взбаламученное» состояние.

Примером того, какие непредвиденные следствия они имели, может послужить крестьянское восстание в селе Бездна, которое подавлялось с применением военной силы.

Естественно, что в оказавшемся в состоянии шока обществе оживились не только политические заговорщики и террористы разного толка, но и многочисленные негодяи, ловившие рыбку в мутной воде и создававшие в стране настоящие уголовные мафии.

Главный герой романа “Взбаламученное море” Александр Бакланов, если судить формально, родовитый дворянин. Однако повествователь не без иронии говорит, что один его предок был повешен при Иване IV, другой отличился под Полтавой, а при Екатерине II Баклановы «служили землемерами».

Важно

Современное дворянство деградировало, оно погрязло в разврате и безверии — эта мысль прямо или подспудно проходит через роман как своего рода рефрен. Бакланов влюблен в подругу своих детских игр Софи Басардину.

Ее мать Надежда Павловна однажды вспоминает, как в детстве на правах «воспитанницы» с несколькими другими девочками из небогатых дворянских семей жила в доме князя Д (он был когда-то начальником ее отца, секунд-майора Рылова). Князь отличался тем, что время от времени зазывал к себе одну из воспитанниц, насыпал ей на грудь табаку и нюхал его.

Дочь князя, графиня N, была авантюристкой и славилась тем, что сменила несколько мужей. В конце концов младший сын князя попытался изнасиловать Надину, после чего она написала отцу отчаянное письмо с просьбой забрать ее. Повествователь с сарказмом сообщает, что старый князь «величественным наклонением головы изъявил согласие».

Читайте также:  Краткая биография пастернак

Бакланов после Московского университета искренне горит желанием служить Отечеству и с этим намерением возвращается в родные места. Но в российской глубинке такое же «взбаламученное море», как и в обеих столицах.

Бакланов неоднократно проявляет юношескую неразборчивость в знакомствах — например, становится приятелем местного помещика Ионы Мокеича («Ионы-циника»), держащего у себя целый гарем из молодых крестьянок.

Делами губернии фактически заправляет на правах финансового «иерарха» жадный, властолюбивый и развратный откупщик Галкин, а также его подручный Мозер, действующий откровенно уголовными методами.

Бакланов однажды с любопытством наблюдает, как оба они театрально молятся перед православными иконами и исполняют это «в совершенстве, хорошо, видно, поняв свое прежнее религиозное заблуждение». Галкин утопает в роскоши и ведет себя, как типичный «мещанин во дворянстве». Однако, что характерно, его сыновья-гимназисты, с которыми также знакомится Бакланов, всем в России недовольны и оба мечтают стать революционерами.

Судьба Александра Бакланова причудливо переплетается с судьбой «роковой» красавицы Софи Басардиной, сначала вышедшей по расчету за старика Ленева, затем ставшей содержанкой откупщика-выкреста Галкина.

Совет

Бакланов прощает Софи все ее измены и ничего не может поделать со своей непреодолимой страстной любовью к ней (женившись на красавице Евпраксии, он в конце концов и от жены бежит к Софи). Пустившись за ней в путешествие по градам и весям, Бакланов претерпевает множество приключений, в Петербурге сводит знакомство…

с писателем Писемским (тот читает в узком кругу свою повесть «Старческий грех»), оказывается в обществе нигилистов, попадает в Лондон к Герцену и едва не оказывается вместе со своими играющими в революцию дружками на скамье подсудимых.

Во «Взбаламученном море» еще множество других героев и автономных сюжетных линий, причудливо пересекающихся самым непредсказуемым образом и разворачивающихся в различных уголках России и зарубежной Европы. Может вызвать удивление то, что в этом произведении нет обычной для Писемского строгости и последовательности построения сюжета.

Однако композиционная «расхристанность» явно создана писателем сознательно и призвана художественно отображать собой все ту же сделанную заглавием романа метафору «взбаламученного моря». Благодаря широте авторского сюжетного «плацдарма» в произведении представлена в ее целом панорама перипетий «смутного времени» в России 60-х годов XIX в.

В XX в роман «Взбаламученное море» неизменно подвергался голословной критике как «реакционное» произведение. Неоднократно утверждалось также, что это якобы «слабая» и «неудачная» книг а. Последнее выглядит как откровенная клевета, направленная на заочную дискредитацию романа.

Ввиду своей политической остроты после революции 1917 г. и до наших дней «Взбаламученное море» еще не было переиздано ни разу, так что читателю по-прежнему трудно составить о нем собственное представление и сопоставить изображенное в нем с теми или иными коллизиями своего времени.

Романы «Люди сороковых годов» (1869), «В водовороте» (1871), «Мещане» (1877), «Масоны» (1880) продолжали показывать читателю, что талант А.Ф.

Писемского не ослабевает. О том же говорили драматургические успехи писателя, создавшего пьесы «Горькая судьбина» (1859), «Ваал» (1873), «Хищники» (1873) и др.

Обратите внимание

Произведения Писемского продолжал отличать свойственный уже «Тысяче душ» и «Взбаламученному морю» своеобразный «катастрофам» сюжетов, их острота и антибуржуазный пафос.

В них, как правило, огромную роль по-прежнему играла и любовная линия, которая порою и приводит у Писемского к трагедиям и катастрофам.

Так, в романе «В водовороте» непреодолимая страсть к красавице-нигилистке Елене Жиглинской довела до самоубийства князя Григорова, не пожелавшего во имя любви разрушить свою семью.

В «Масонах» сестры Сусанна, Муза и Людмила обрисованы как живые символы трех ипостасей женского начала (непорочная стыдливость, лирическая нежность и бездумная безоглядная страсть). Именно страстная и доверчивая Людмила вскоре погибает, по-гусарски обманутая разыгрывающим светского льва подлецом и циником Валерианом Ченцовым.

Роман «Масоны» в какой-то мере можно считать историческим (начало действия отнесено в нем к 1835 г.). Масоны изображены в нем как благородные борцы с общественным злом, нередко терпящие в неравной борьбе поражение. Разумеется, А.Ф.

Писемский обладал весьма односторонними сведениями о масонском движении и его целях (каковы они есть в реальности), и изображенное им не более чем условный литературный образ.

У романа обычный для Писемского увлекательный сюжет, в нем созданы прекрасные реалистические характеры — глава масонов Егор Егорыч Марфин, музыкант Лябьев (его прототип — композитор Алябьев), капитан Аггей Никитич Зверев и др.

В то же время этот последний роман писателя выглядит несколько затянутым и сюжет в нем сравнительно с другими романами развивается экстенсивно.
Искренность и прямота А.Ф. Писемского в сочетании с огромным талантом несмотря на его «реакционную» репутацию привлекали к нему наиболее вдумчивых читателей в XIX в. В XX в. его произведения продолжали оставаться классикой русской реалистической прозы и драматургии.

Важно

Алексей Писемский, биография которого была нами рассмотрена, — писатель могучего таланта, произведения которого занимают одно из первых мест в русской прозе XIX в. и без которых немыслима история русской драматургии.

Самостоятельность творческой позиции Писемского, его внутренняя независимость и масштабность художественного мышления заставляют считать Писемского «непризнанным классиком» нашей литературы. Его творческое наследие анализировалось несравненно меньше, чем творчество Л.И. Герцена или И А.

Гончарова, а тем более, Ф.М. Достоевского или Л.Н. Толстого, и ждет своего дальнейшего изучения.

Источник: Минералов Ю.И. История русской литературы 19 в. (40-60-е годы). М.:Высш. шк., 2003

Источник: http://classlit.ru/publ/literatura_19_veka/drugie_avtory/aleksej_pisemskij_biografija_i_tvorchestvo/69-1-0-318

Алексей Писемский

ПИСЕМСКИЙ, АЛЕКСЕЙ ФЕОФИЛАКТОВИЧ (1820/21–1881), русский писатель. Родился 11 (23) марта 1820, по другим сведениям – 11 марта 1821 в с.Раменье Чухломского уезда Костромской губ.

Потомок старинного, но обнищавшего дворянского рода, единственный выживший из десяти скончавшихся в младенчестве детей, окруженный любовью и строгостью патриархальной семьи, Писемский после окончания гимназии (где впервые проявились его литературная одаренность и интерес к театру) с 1840 жил в Москве.

Окончил математическое отделение философского факультета Московского университета (1844), в котором проникся вольнолюбивым демократическим духом («В нем всегда чувствовался московский студент сороковых годов», – писал П.Д.Боборыкин в кн. За полвека), затем около 10 лет был на государственной службе в Костроме и Москве.

В «костромской» период установил связи с московскими литературными кружками и начал писательскую деятельность (роман на актуальную тему женской эмансипации Боярщина, 1846, не был опубликован; в 1848 опубликовал рассказ Нина (Эпизод из дневника моего приятеля), изложивший типичную историю превращения мечтательно-романтической девушки в приземленную мещанку).

В числе московских друзей Писемского – знакомый ему со студенческих лет А.Н.

Островский, который опубликовал в «Москвитянине» повесть Писемского Тюфяк (1850), положившую начало литературной известности ее автора и определившую специфическую «физиологически» точную, фактографически бесстрастную манеру его прозы, раскрывающей в будничных картинах быта – в традициях горячо почитаемого писателем Н.В.Гоголя и И.А.

Гончарова – трагизм бесцельного существования «лишних» людей, затянутых тиной повседневности. Затем последовали многочисленные повести (в т.ч. Сергей Петрович Хозаров и Мари Ступицына. Брак по страсти, 1851), комедии (в т.ч. Горькая судьбина, 1859) и рассказы (часто очеркового характера, как Комик, Питерщик, Ипохондрик и др.) из жизни провинции, тепло встреченные публикой и критикой, особенно радикально-демократической (Н.Г.Чернышевский, Н.А.Добролюбов, Д.И.Писарев), а также нравообличительные романы Москвич в Гарольдовом плаще (запрещен цензурой; вышел под назв. М-r Батманов) и Богатый жених (оба 1852).

В 1858 вышел роман Тысяча душ – центральное произведение Писемского, обозначившее усиление в его творчестве открыто тенденциозного, порою памфлетного начала, горько обличающего «убыль сердца» в современном обществе, зараженном антиромантическим практицизмом и на место идеала поставившем нового «идола» – комфорт.

Совет

Широкий резонанс имел «антинигилистический» роман Писемского Взбаламученное море (1863), который, продолжая активную, с начала 1860-х годов антилиберальную публицистическую деятельность Писемского, демонстирует фальшь Крестьянской реформы 1861, доказывает неосновательность «шарлатанских» (и потому опасных) попыток «шестидесятников» изменить социальное устройство, высмеивает властителей дум радикальной молодежи – А.И.Герцена, Н.П.Огарева, Н.Г.Чернышевского. После окончательного переезда в Москву в 1863 из Петербурга (где Писемский жил с 1857, издавая совместно с А.В.Дружининым антирадикалистский журнал «Библиотека для чтения») Писемский – один из помощников М.Н.Каткова по редактированию «Русского вестника»; вскоре, третируемый как литературный поденщик, оставляет журнал. Постепенно отходит от литературных знакомств, теряя былую общительность и остроумие, становясь замкнутым и подозрительным, лишь в семье (жена – дочь известного в 1820–1830-х годах литератора П.П.Свиньина) находя успокоение, пока жизненные удары (самоубийство старшего и психическая болезнь младшего сына) не сводят его в могилу.

В последний московский период Писемский, тем не менее, много пишет: романы о современниках Люди сороковых годов (1869), В водовороте (1871; получил высокую оценку Л.Н.Толстого), серия очерков из помещичьей жизни Русские лгуны (1865), произведения на темы русской истории 18 в. (драмы Самоуправцы, первоначальное назв.

Екатерининские орлы; Поручик Гладков, обе 1867; Милославские и Нарышкины, опубл. в 1886, и др.) и начала 19 в. – роман Масоны (1880 – 1881), где лишь «вольные каменщики» – люди высоких духовных качеств – оказываются способными противостоять разрушающей власти денег.

Обличение последней – основная тема драм Писемского Ваал (1873), Просвещенное время (1875), комедии Финансовый гений (1876) и романа Мещане (1877–1878), где, в противовес отвратительным для Писемского «героям времени» – дельцам, накопителям, по определению нравственно ущербным, – выдвигается образ утонченного и бездеятельного «барина-идеалиста», хранителя благородного духа рыцарства.

Умер Писемский в Москве 21 января (2 февраля) 1881.

Энциклопедия Кругосвет

Источник: http://bookinistic.narod.ru/rus_biography/p/pisemsky.html

Писемский Алексей Феофилактович

ПИСЕМСКИЙ Алексей Феофилактович родился [11 (23). III. 1821, деревне Раменье, Чухлом­ского уезда, Костромской губернии] в бедной дво­рянской семье — писатель.

Детство провел в ма­леньком уездном городке, где служил его отец.

В 1834 его отдали во 2-й класс Ко­стромской гимназии. Учился хорошо и прилежно. С годами в нем стали обна­руживаться актерские и писательские способности: уже в 6-м классе написал рассказ «Черкешенка», а в 7-м классе со­чинил повесть «Чугунное кольцо».

Читайте также:  Краткая биография прево

В 1840 Алексей Феофилактович кончил гимназию и поступил в Мос­ковский университет на математический факультет.

Сам Писемский отмечал благотворное влияние на него точных наук, которые отрезвляли от фра­зерства и приучали говорить только то, что ясно понимаешь.

В университете он не был близок к различным философским и политическим кружкам, не принимал в них участия, но увлекался литературой, как русской, так и зарубежной. Особенно его интересовала драматургия.

При окон­чании курса (1844) Писемский стяжал себе славу актера — блестяще сыграл роль Подколесина в пьесе Гоголя «Женитьба». Зна­токи театра даже приравнивали его игру к игре знаменитого М. С. Щепкина.

В 1844 Алексей Феофилактович поступил на службу в Костромскую палату государственных имуществ, а вско­ре перешел в то же ведомство в Москву. Но смерть отца и болезнь матери заста­вили его оставить службу и переехать в деревню.

Обратите внимание

В 1848 женился на Екатерине Павловне Свиньиной — дочери известного писателя 20-х гг., основателя «Отечествен­ных записок», П. П. Свиньина и поступил на службу чиновником особых поручений к костромскому военному губернатору А. А. Су­ворову. В этой должности прослужил 5 лет.

В 1854 переехал в Петербург, где был зачислен по министерству уде­лов (при этом министерстве он прослу­жил до 1859).

В 1856 морское министер­ство пригласило Алексея Феофилактовича (к этому времени уже напечатавшего несколько художествен­ных произведений) для участия в экспедиции по изучению реч­ных и морских промыслов и быта промыш­ленников в разных краях России. Писемский от­правился в Астрахань; в результате этой поездки он написал ряд этнографических очерков из быта волжских и каспийских промышленников того края, которые были напечатаны в «Морском сборнике» и в «Библиотеке для чтения».

Возвратившись в Петербург, Алексей Феофилактович с 1857 по 1862 активно занимается журнальной деятельностью. Совместно с А. В. Дружининым принимает участие в редактировании «Библиотеки для чтения».

С 1860, после ухода Дру­жинина, становится ответственным редак­тором журнала. Под псевдонимом Никита Безрылов печатает на страни­цах «Библиотеки для чтения» фельетоны, направленные против демократического движения, и в частности против «Совре­менника».

В фельетонах Никиты Безрылова содержалась критика воскресных школ, эмансипации и вообще развивались реак­ционные идеи, которые привели писателя к антинигилистическому роману «Взбаламученное море». На фельетоны Писемского дал резкую отповедь сатирический журнал «Искра».

После фельетонов и антиниги­листического романа «Взбаламученное мо­ре» Алексей Феофилактович утратил симпатии читающей пуб­лики и больше не смог их восстановить до конца своей жизни.

В мае 1866 он был назначен советником Московского губерн­ского правления. Его попытки выступать на страницах «Отечественных записок» и «Вестника Европы» не имели успеха, ибо репутация его как писателя уже была основательно подорвана.

Важно

В 1848 был написан неболь­шой рассказ «Нина», который в урезан­ном и измененном виде был напечатан в журнале «Сын Отечества».

В 50-х гг. публикует несколько повестей, рас­сказов и комедий, написанных в духе «натуральной школы» и принесших ему заслуженную популярность. Это повести:

«Тюфяк» («Москвитянин», 1850),

«Сергей Петрович Хозаров и Мари Ступицына, брак по страсти» («Москвитянин», 1851),

«М-r Батманов» («Москвитянин», 1852),

рассказы:

«Комик» («Москвитянин», 1851),

«Фанфарон» («Современник», 1854),

«Ста­рая барыня» («Библиотека для чтения», 1857),

комедии:

«Ипохондрик» («Москви­тянин», 1852),

«Раздел» («Современник», 1852).

В 1856 появилась книга «Очерки из крестьянского быта», получившая высо­кую оценку демократической критики. В нее вошли три рассказа, напечатанные в журналах:

«Питерщик» («Москвитянин», 1852),

«Леший» («Современник», 1853),

«Плотничья артель» («Отечественные за­писки», 1855).

Еще в 40-х гг. (с 1844 по 1846) Алексей Феофилактович пробовал свои силы в жанре рома­на: он написал роман «Виновата ли она?», который в 1847 был запрещен цензурой.

Писемский продолжил работу, и в результате из одного произведения получилось два: повесть «Виновата ли она?», увидавшая свет на страницах «Современника» в 1855, и роман под заглавием «Боярщина» («Биб­лиотека для чтения», 1858), сохранивший основу первоначального замысла.

К середине 50-х гг. относится второй роман Писемского А. Ф. — «Бо­гатый жених» («Современник», 1851—52). Как в повестях, так и в романах 50-х гг., он подвергал резкой критике быт и нра­вы дворянского общества, убедительно по­казал, как оно опустошает душу человека.

Вершинами творчества писателя 50-х гг. по праву считаются антикрепостнический ро­ман «Тысяча душ» («Отечественные запи­ски», 1858) и народная драма «Горькая судьбина» (1859).

В этих произведени­ях Писемский рисует яркие образы простых лю­дей (Ананий Яковлев из «Горькой судь­бины», семья Годневых из «Тысячи душ»), резко критикует представителей велико­светского общества (сатирический образ князя Ивана Раменского, воплощающий в себе все худшие черты этого общества) и, наконец, создает сложный образ героя эпохи практицизма и делячества — Калиновича.

Совет

В реалистической манере Алексей Феофилактович про­должает писать и в начале 60-х гг., когда пе­чатает рассказы «Старческий грех» («Биб­лиотека для чтения», 1861), «Батька» («Русское слово», 1862).

Все эти произве­дения давали основание критике поставить Писемского в один ряд с крупнейшими русскими реалистами середины XIX в. — Гончаровым, Островским, Тургеневым и даже вы­ше их (как это сделал в своих статьях Писарев).

Но после 1862 направленность творче­ства Писемского изменилась. Самым ярким пока­зателем этого изменения был антинигили­стический роман «Взбаламученное море», опубликованный в «Русском вестнике» М. Н. Каткова.

В этом романе писа­тель пытался дискредитировать весь ла­герь русских революционеров 60-х гг. В произведении есть явные выпады против Герцена и Чернышевского. Реакционная политическая тенденция обусловила и ху­дожественную несостоятельность этого ро­мана.

Он уже не отличается ни строй­ностью композиции, ни глубиной изобра­жения характеров. Здесь все построено на запутанных интригах; герои романа на­поминают мелодраматических злодеев. Ре­акционная тенденция «Взбаламученного моря» была настолько ясна, что его осудили критики почти всех направле­ний.

Но Алексей Феофилактович не оставил литературной деятельности. Он пробует свои силы в ином жанре, более далеком от совре­менности.

В 1864—68 он печатает в журнале «Всемирный труд» исторические драмы «Самоуправцы» и «Бывые соколы», пишет пьесу «Поручик Гладков», которая не увидела света, а также цикл рассказов «Русские лгуны», в котором есть яркие зарисовки быта провинциальных помещи­ков. Однако все эти произведения не мог­ли возродить уже утраченного интереса к писателю.

В 1869 писатель опубликовал в журнале «Заря» автобиографический роман «Люди сороковых годов» — произведение рыхлое и композиционно неорганизованное. Он попытался дать в этом романе широкую панораму русской жизни от начала 40-х гг.

Обратите внимание

до реформы 1861, но картина получилась слабой и неубедительной: в романе даже не затронуты главные идейные течения 40-х гг., представленные именами Герце­на, Белинского, Грановского.

Главный герой этого романа — Павел Вихров, в котором запечатлены некоторые авто­биографические черты самого Писемского,— ока­зался человеком слабым и бездеятельным, стоящим в стороне от острых вопросов общественного движения.

В 70-х гг., когда в русской литературе становится весьма злободневной тема ра­зоблачения буржуазного хищничества, писатель посвя­щает ей большинство своих произведений.

В 1871 в журнале «Беседа» опубликовал роман «В водовороте», в котором во многом реалистически запечатлел контрасты буржуазно-дворянской России.

Главный ге­рой этого романа, князь Григоров, пы­тается вступить в борьбу с окружающей его буржуазной средой, но его благород­ные порывы гибнут в страшном водово­роте жизни, где благоденствуют лишь те, кто покорен существующим порядкам. В романе есть попытка изобразить рево­люционерку (образ Елены Жиглинской).

Она выступает как лицо трагическое, оторванное от народа и обре­ченное на гибель. Несмотря на это, писа­тель наделяет Елену привлекательными чертами: честностью, горячей убежден­ностью в справедливости своего дела, го­товностью к подвигу и самопожертво­ванию.

Разоблачению буржуазных хищников Писемский посвятил в 70-х гг. несколько пьес:

«Подкопы» («Гражданин», 1873),

«Ваал» («Русский вестник», 1873),

«Просвещенное время» («Русский вестник», 1875),

«Финан­совый гений» («Газета А. Гатцука», 1876).

В них писатель, по его собственному вы­ражению, «принялся за сильнейшего, мо­жет быть, врага человеческого, за Ваала и за поклонение золотому тельцу».

Глав­ными объектами сатиры писателя стали стяжательство, власть денег, мошенни­чество, грабеж, обман и другие разно­видности буржуазного хищничества, по­родившие циническую философию наживы и бессердечного чистогана. Этой же те­матике посвящен и роман «Мещане» (журн.

«Пчела», 1877), герои которого гибнут в столкновении со стяжателями и хищ­никами. В произведении Писемский А. Ф. создает целую галерею аферистов, дельцов и других представителей капиталистиче­ского мещанства.

Важно

Перед этими алчными и злыми людьми не может устоять и бла­городный дворянин Бегушев, которого Писемский сделал положительным героем романа, придав ему некоторые черты сходства с Герценом. Этот герой мечтает о нравст­венном самоусовершенствовании, но весь­ма туманно и неопределенно. В будущее России он не верит, а конкретных пер­спектив для Европы не видит.

В 1878—80 Алексей Феофилактович работает над последним романом — «Масоны». В образе главного героя этого романа, масона Марфина, пи­сатель решил запечатлеть некоторые черты своего дяди по матери масона Ю. Н. Бар­тенева. Для этой цели писатель изучил колоссальное количество масонских на­ставлений и проповедей, историю масон­ства в России и на Западе.

Однако весь этот материал оказался в романе в недо­статочной мере художественно обработан­ным. Получилось произведение, напоми­нающее во многом научный трактат о ма­сонстве. Правда, сквозь религиозную обо­лочку романа просвечивает конфликт двух социальных сил, облеченных в образы откупщика Тулузова и масона Марфина.

Однако, хотя последнего Писемский наделил необыкновенным благородством и бескоры­стием и старается склонить к нему сим­патии читателя, побеждает в романе ту­пая сила меркантилизма. Такое решение вопроса ему подсказывала не столько его эпоха, сколько пессимистическая филосо­фия писателя, к которой он пришел в по­следние годы жизни.

В художественном от­ношении последние романы Писемского значитель­но слабее романов 50-х гг., несущих на себе следы плодотворного влияния реали­стической школы Гоголя.

Умер — [21.I(1.II). 1881].

Источник: http://www.znaniy.com/p/237-pisemskij-aleksej-feofilaktovich.html

Ссылка на основную публикацию