Краткая биография сю

Краткая биография графа Сергея Витте

>> Все биографии >> Политики из России

Витте Сергей Юльевич (1849—1915), граф (1905 г.), российский государственный деятель.

Родился 29 июня 1849 г. в Тифлисе (ныне Тбилиси). Отец будущего реформатора был крупным чиновником, служившим в Кавказском наместничестве. Витте получил домашнее образование. Он экстерном сдал экзамены в гимназии и поступил в 1866 г. на физико-математический факультет Новороссийского университета в Одессе. Оканчивая университет, защитил диссертацию по высшей математике.

В 1877 г. получил место начальника эксплуатации в Управлении казённой Одесской железной дороги, в 1880 г. занял такой же пост в управлении акционерного общества Юго-Западных железных дорог.

15 февраля 1892 г. Витте занял пост управляющего Министерства путей сообщения.

30 августа 1892 г. царь назначил Витте управляющим Министерства финансов. Перед ним стояли две главные задачи: найти для государства дополнительные средства и провести денежную реформу.

Обратите внимание

Благодаря крупным иностранным займам всего за два-три года Витте добился того, что российская промышленность начала приносить ощутимый доход государству.

Он увеличил налоги и принял покровительственный по отношению к отечественным производителям таможенный тариф, при котором становилось выгодным приобретать не заграничные, а российские товары.

В 1893 г. Витте было присвоено звание почётного члена Петербургской академии наук.

В 1894 г. была введена государственная монополия на продажу алкоголя, и доход от торговли водкой и вином теперь целиком поступал в государственную казну. «Пьяные» деньги составляли в то время около четверти всех доходов государства.

Витте сумел провести и денежную реформу, которую готовили в течение долгих лет его предшественники. Теперь на российские бумажные деньги можно было свободно купить золото.

Иностранные банкиры и предприниматели стали охотно вкладывать средства в российскую промышленность, что способствовало её росту.

В октябре 1898 г. Витте обратился к Николаю II с запиской, в которой уговаривал освободить крестьян от опеки общины, сделать из крестьянина «персону». Позже эти принципы легли в основу аграрной реформы П. А. Столыпина. В 1903 г. Витте стал председателем Комитета министров.

После неудачной русско-японской войны (1904—1905 гг.) император поручил Витте возглавить русскую делегацию на переговорах с Японией в Портсмуте (США). Витте удалось умерить японские требования.

В результате Российская империя признала Корею сферой японских интересов, Япония получила южную часть острова Сахалин. 23 августа 1905 г. на этих условиях был подписан Портсмутский мир.

15 сентября Витте вернулся в Россию.

Важно

В том же году император возвёл его в графское достоинство (злые языки тут же назвали новоиспечённого графа Витте-Полусахалинским).

Николай II поручил Витте подготовить проект Манифеста о даровании населению политических свобод. 17 октября царь подписал его.

В 1905 г. Витте первым в истории России занял пост Председателя совета министров.

В апреле 1906 г. он ушёл в отставку из-за разногласий в правительстве и занялся написанием воспоминаний. Огромный трёхтомный труд увидел свет сначала в Берлине (1921—1923 гг.), а потом уже и в СССР (1960 г.).

Умер 13 марта 1915 г. в Петрограде.

Источник: http://citaty.su/vitte-kratkaya-biografiya-grafa-sergeya-vitte

Биография Салавата Юлаева

Салават Юлаев (1752─1800) — герой башкирского народа, один из активнейших участников и предводителей Крестьянской войны под руководством Е. Пугачева.

В народной памяти навсегда сохранится его борьба за права коренного населения Башкирии. Кроме того, Салават Юлаев оставил после себя творческое наследие в виде стихов, написанных на башкирском языке.

Они являются важным лингвистическим источником по истории страны.

Ранние годы жизни

Салават Юлаев родился 5 (16) июня 1752 года небольшой деревушке Текеево Уфимской провинции Оренбургской губернии. После пугачевского восстания она была разрушена и не сохранилась до наших дней. Его род был довольно знатным и хорошо известным в Башкирии. Из него в каждом поколении происходили муллы, абызы или батыры.

Отец героя Юлай Азналин в молодости служил сотником в армии, участвовал в военных действиях Барской конференции, выступившей против российского влияния на Речь Посполитую. После этого он вернулся на малую родину и был назначен старшиной Шайтан-Кудейской волости.

Также Юлай был активным участником националистических выступлений и принимал участие в башкирском восстании, начавшемся в 1735 году. Основным мотивом протестных движений стала борьба против незаконного захвата земель башкир владельцами заводов, коих в это время строилось очень много.

Отец Салавата всю жизнь прожил безграмотным, но настоял, чтобы его сын научился писать и читать. Вместе с этим в юноше воспитывали любовь и преданность своему народу и стране, что в будущем заметно проявится в его поступках.

Современники Салавата отмечали стройность его фигуры, легкость походки и вместе с этим большую сообразительность. В 19-летнем возрасте он занял должность старшины родной Шайтан-Кудейской волости.

Участие в Крестьянской войне. Начало восстания

Накануне крупнейшего антиправительственного восстания у Юлаевых случился новый виток обострения отношений с властями. Он был вызван насильственным захватом их земельных угодий под строительство Симского завода.

В то время Юлай Азналин и Салават числились в составе карательного корпуса, которому была поставлена задача участвовать в боевых операциях против повстанцев. Но в октябре 1773 года большая часть подразделения решила добровольно перейти на сторону восставших, в результате чего они оказались сподвижниками Е. Пугачева.

Уже 12 ноября башкиры появились в Бердской слободе, где тогда находился атаман.

Совет

Находясь в рядах восставших, Салават участвовал в борьбе против Оренбургского гарнизона, солдаты которого время от времени устраивали вылазки, затем осаждал Верхнеозерную крепость и Ильинское.

Но в одном из сражений он был ранен, после чего был отправлен лечиться в родную деревню. Позднее Емельян Пугачев, помня о доблести и отваге храброго башкира, возводит его в чин полковника и поручает возглавить антиправительственное движение в районах Прикамья.

Апогей народного движения

Восстановив свое здоровье, Салават собрал собственный отряд из жителей русских поселений, расположенных в северо-восточной части Уфимской провинции, а также башкир, проживавших вдоль Сибирской дороги.

С этим подразделением он выдвинулся в сторону Красноуфимска, который захватил в середине января 1774 года. Здесь в ряды восставших влились местные казаки, крестьяне, а также рабочие заводов, не желавшие терпеть усиление крепостного гнета.

Далее путь башкирского героя лежал в сторону Кунгура, который отчаянно обороняли правительственные войска. Объединившись с другими атаманами (А. Бигашев, К. Усаев, М. Мальцев, И. Кузнецов, Б. Канкаев), Юлаев пытается взять прикамский городок.

В течение нескольких дней шла осада, однако особого успеха восставшим она не принесла, к тому же Салават получил очередное ранение.

После того как царские войска отстояли Кунгур, они ринулись в контрнаступление и отбросили восставших обратно к Красноуфимску.

Здесь в феврале─марте 1774 года развернулись тяжелые сражения, в которых принял участие только оправившийся от ран Юлаев.

Он командовал русско-башкирским отрядом и зарекомендовал себя как талантливый руководитель, способный эффективно организовывать партизанскую войну против превосходящего в силе соперника.

Обратите внимание

Весной 1774 года он вместе со своим отрядом перемещается в район Уфы, где нашел большую поддержку в лице местных жителей. Подразделение Салавата неоднократно вступало в противоборство с крупным корпусом И. Михельсона.

И хотя разгромить правительственные войска оно не сумело, каждый раз после боев Юлаеву удавалось избежать серьезных потерь. Несмотря на поддержку Пугачева действия башкирских отрядов имели несколько иной характер.

В отличие от своих соратников, при захвате заводов они не заставляли отдавать пушки и плавить новые для своей армии, а попросту уничтожали взятые предприятия, таким образом возвращаясь к старине.

Начало конца

В начале июня 1774 года Салават присоединился к основной армии Пугачева, отправив в ее ряды 3 тысячи башкир. Спустя два дня Пугачев и Юлаев вели два ожесточенных сражения против Михельсона на берегу реки Ай. И если в первом они уступили, то второе не выявило победителя.

После этого Пугачев стремительно направился на север в район Прикамья.

Отряд Салавата Юлаева двигался в авангарде войск восставших. Он участвовал во взятии Красноуфимска и новых боях около Кунгура. Не сумев взять эту крепость, повстанцы направились к городку Оса, который начали активно осаждать.

Через несколько дней сюда подошли основные силы во главе с Пугачевым, и судьба крепости была предрешена: она пала 21 июня. Затем Пугачев направился к Казани, намереваясь идти далее к Москве. В это время подразделение Юлаева возвращается в Башкирию с твердым намерением взять Уфу.

Однако царские войска провели перегруппировку сил и постепенно начали вытеснять восставших со своих позиций.

18 и 22 сентября 1774 года Юлаев терпит два болезненных поражения от корпуса подполковника И. Рылеева под Елдякской крепостью. Это вынудило Салавата отступить к Катав-Ивановску и прятаться в окрестных лесах.

В середине ноября он предпринял попытку атаковать царский отряд под руководством Ф. Фреймана, но наткнулся на стойкое сопротивление, заставившее повстанцев бежать, бросив пушки.

25 ноября отряд Юлаева был настигнут в горах Каратау подразделением поручика В. Лесковского и поддержавших его мишарских старшин Абдусалимовых. После небольшой стычки Салават вместе со сторонниками был арестован.

Важно

Еще ранее были лишены свободы его жены и дети. Юлаев пытался активно бороться против этого самоуправства, говоря: «Такого ж указа, чтоб от лишенных жизни семью отбирать, нет».

Он просил направить жалобу в губернскую канцелярию, а если не поможет, то и в Сенат.

Пребывание в плену

После пленения Юлаева отправили в Уфу, затем перевезли в Казань, где он был посажен в тюремный острог. Здесь он был допрошен вместе со своим отцом и 16 марта 1775 года был приговорен к телесному наказанию и пожизненной каторге.

Но, учитывая тот факт, что Юлаевы все время отвергали предъявленные им обвинения, в приговоре указывалась необходимость произвести дополнительное расследование на месте их «злодеяний». Для этого Салавата перевозят в Оренбург, а затем в Уфу.

Новое следствие вели чиновники Уфимской провинциальной канцелярии, которые подтвердили предыдущий приговор.

В результате окончательный вердикт предусматривал по 175 ударов кнутом отцу и сыну, после чего им надлежало вырвать ноздри и поставить каторжные клейма, а затем отправить на бессрочную каторгу в Эстляндскую губернию на строившийся тогда порт Рогервик. Сюда же были сосланы бывшие соратники Юлаева и Пугачева И. Аристов, К. Усаев и некоторые другие. Всю оставшуюся жизнь герой башкирского народа проведет в местах заключения, где скончается 26 сентября 1800 года.

Поэтическая стезя

Кроме участия в Крестьянской войне, Салават Юлаев запомнился как талантливый поэт. До нас дошли около 500 строчек его стихов-импровизаций, записанных в XIX веке. В них прослеживается необыкновенная любовь к своему краю. Вот что он пишет в произведении «Мой Урал»:

Ай, Урал, ты мой Урал Великан седой, Урал! Головой под облака

Поднялся ты, мой Урал!

Главными темами, которые прославлял в своем творчестве Салават Юлаев, были родной край, башкирский народ, традиции и обычаи предков. Поэт писал свои стихи на башкирском языке, поэтому они представляют большой интерес как лингвистический памятник.

Имя национального героя навсегда останется в памяти башкирского народа. В честь Салавата Юлаева названы населенные пункты, улицы, учреждения культуры, в том числе несколько музеев. В 1967 году была основана премия (с 1992 года — Государственная премия им. Салавата Юлаева), которой удостаиваются лучшие деятели искусства республики. Во многих городах Башкирии установлены памятники прославленному герою. В честь Салавата Юлаева создана одноименная опера (авторы композитор З. Исмагилов и поэт Б. Бикбай), а также художественный фильм (режиссер Я. Протазанов).

Источник: https://stories-of-success.ru/salavata-yulaeva

Салават Юлаев: биография героя (краткая)

Образование 21 декабря 2015

Имя Салавата Юлаева – один из самых известных символов Башкирии. Этот национальный герой стал олицетворением борьбы за свободу и одной из самых ярких личностей крестьянской войны под предводительством Пугачева.

Семья

В 1754 году в Оренбургской губернии родился Салават Юлаев. Биография этого человека связана с его родной деревней Текеево. До наших времен это поселение не сохранилось, потому что оно было уничтожено во время Пугачевщины войсками Екатерины II.

Салават происходил из известного рода, члены которого занимали различные управленческие должности (например, тархан), а также участвовали в прежних восстаниях против власти русских.

Читайте также:  Краткая биография диккенс

Отцом ребенка был Юлай Азналин. Он сделал хорошую карьеру в армии. Служил в качестве сотника и успел побывать в Польше, где воевал в Барской конфедерации, которой не нравилось давление России на Речь Посполитую. В 1766 году Юлай вернулся на родину и получил должность старшины волости. Он отвечал за порядок на важном участке дороги, ведущей в Сибирь.

Конфликт башкир и чиновников

В семье Салавата не обходилось без конфликтов с властями и в мирное время. Так, его отец долго судился с местными владельцами заводов, которые отнимали земли у простых башкир.

В XVIII веке Урал привлекал внимание самых разных промышленников, строивших свои предприятия с разрешения центральных властей. Строители Симского и Катав-Ивановского заводов попытались лишить местных жителей их угодий. Тогда Юлай отправился к губернатору, но не смог защитить земляков.

Совет

По решению суда проигравшая сторона должна была выплатить 600 рублей. Такие случаи не улучшали отношений между русскими и башкирами.

Отец так и не овладел грамотой, но осознавал ее значимость. Поэтому он настоял на том, чтобы сын изучал языки и научился писать и читать. В Салавате растили чувство любви к Родине и преданности своему народу. В то же время башкир хорошо владел русским языком, что особенно пригодилось ему позже, когда он воевал плечом к плечу с казаками.

Видео по теме

Весть о пугачевском восстании

В 1772 году по Поволжью и Уралу прошлись слухи о том, что прежний император Петр III выжил после долгого заточения и собирает войска, чтобы вернуть себе трон. Этим человеком на самом деле был Емельян Пугачев – беглый донской казак, авантюрист.

История России уже знала много самозванцев. Так, например, в Смутное время страну заполонили проходимцы, называвшие себя царевичем Дмитрием – сыном Ивана Грозного. Первому из них даже удалось захватить Москву (правда, не без помощи польских денег и войск).

Другие Лжедмитрии были не так удачливы.

Пугачев же угадал со своим «признанием». В 70-е годы и на Урале, и в Поволжье зрело недовольство властью. Причем оно было распространено среди самых разных социальных слоев.

Крепостные крестьяне не хотели мириться со своим бесправным положением по отношению к дворянам, которые могли использовать их как расходный материал.

Кроме того, холопы не имели права даже пожаловаться на своих владельцев, что было подтверждено даже законодательно – специальным указом Екатерины.

Для того чтобы развивать промышленность на Урале, нужны были рабочие руки. Поэтому незадолго до появления Пугачева вышел указ, согласно которому крепостные теперь должны были трудиться не только на земле барина, но и строить фабрики. Их еще называли горнозаводскими крестьянами.

Обратите внимание

Недовольны были и национальные меншинства, чьи интересы ущемлялись в угоду промышленникам. Салават Юлаев, биография которого позволяет понять, что он также подпадает под такое описание, был среди тех, кто не хотел мириться с подобным положением дел.

Наконец, Пугачев опирался на казаков. В отличие от крестьян они были настоящей военной силой. Вся их жизнь проходила в сражениях или дежурстве на границе. Именно с казаками Пугачев начал свою военную кампанию против власти. В сентябре 1773 года он осадил Оренбург – крупнейший город в этом регионе.

Салават присоединяется к бунтовщикам

Юлай Азналин по поручению губернатора собрал отряд в тысячу человек, чтобы атаковать восставших. Во главе его стоял Салават Юлаев (ему было 19 лет). Биография его гласит, что молодой человек еще не знал, что такое война, хотя в детстве получил достаточно навыков, чтобы стать хорошим бойцом.

На подходах к Оренбургу он решился перейти на сторону Пугачева. В это время мнимый Петр III вел активную агитацию. В своих грамотах он указывал на несправедливости, учиняемые дворянами и промышленниками. Такая риторика имела действие. К Пугачеву перешел не только Салават Юлаев со своим отрядом, но и его отец.

Он прибыл к сыну в последние дни 1773 года.

Бригадир Пугачева

О чем дальше рассказывает биография Салавата Юлаева? Краткая кампания, в которой он участвовал (боевые действия продолжались всего год), сделала его имя бессмертным, хотя куда больший остаток жизни он провел в ссылке. При первом же знакомстве с Пугачевым башкир привлек внимание атамана. Он был одним из главных советников «царя» и руководил боевыми операциями.

Всего биография Салавата Юлаева повествует о нескольких десятках сражений. Большая их часть произошла на Урале. Так, например, он освободил Катавский и Симский заводы, из-за которых у его отца были тяжбы с чиновниками. Здесь восстание было особенно сильным, так как местное население ненавидело помещиков и промышленников.

Салават выиграл большую часть своих битв. Однако даже в случае поражения ему удавалось минимизировать потери. Он умел вовремя уводить войска из-под удара, чтобы зря не жертвовать жизнями своих товарищей. Такова биография Салавата Юлаева. Краткая война научила его тактике. Он умел воспользоваться преимуществами, которые ему давала горная местность Урала.

Одним из главных успехов полководца было взятие города Кунгура, после чего он получил чин бригадира, или генерала. Пугачев очень ценил его. Однако сам атаман скоро попал в плен, потерпев нескольких поражений от правительственных войск.

Тогда башкир решил не сдаваться, а продолжить восстание в своей стране. В этой борьбе заключается краткая биография Салавата Юлаева. Самое главное войско императрицы в то время находилось в Поволжье. Армии пришлось привлечь резервы, чтобы победить восставших.

О смелости и храбрости башкира говорит любая биография Салавата Юлаева на русском языке.

Поражение и каторга

В конце ноября 1774 года правительственным войскам удалось настигнуть ослабленный отряд, которым руководил Салават Юлаев. Биография героя гласит, что жизнь его сделала еще один драматический поворот. Он был схвачен и оказался под следствием.

Еще незадолго до этого семья Салавата была арестована и заключена под стражу в качестве заложников. Юлай Азналин также сдался, надеясь спасти сына.

Разгром башкирского восстания на сибирской дороге был одним из последних эпизодов крестьянской войны, хотя ее отдельные очаги продолжали тлеть до лета 1775 года.

Сначала отца и сына приговорили к наказанию клеймением и кнутом. В октябре 1775 года их отправили на вечную каторгу. Местом ссылки стала прибалтийская крепость Рогервик в современной Эстонии. Каторжников везли в обозе через всю страну, в том числе и через Москву.

На новом месте жительства провел остаток своих дней Салават Юлаев.

Биография героя и история его борьбы еще при жизни узника были известны всем башкирам, которые сохранили о нем добрую память в своем фольклоре.

Юлаев провел на каторге 25 лет и скончался в 1800 году относительно молодым (46 лет). О его жизни на принудительных работах почти ничего не известно. Его отец Юлай Азналин скончался раньше, в 1797 году.

Башкирский поэт

Истории известен еще один талант, которым обладал Салават Юлаев.

Биография (кратко рассказать о ней можно, но упомянуть в таком случае о всех достоинствах этого человека не получится) героя говорит о том, что не чужды ему были и занятия поэзией.

Большая часть стихов посвящена родному краю, народу, обычаям и вере предков. Юлаев писал на башкирском языке, поэтому его тексты ценны еще и как лингвистический памятник. Ему приписывают авторство нескольких народных песен.

Память о герое

Сегодня Салават Юлаев, биография которого известна каждому жителю Башкирии, является национальным героем и символом республики. В честь него названы улицы, районы, населенные пункты, корабли и т. д. Во множестве городов есть памятники Юлаеву. Его фигура нашла отражение в литературе, музыке (многочисленные оперы и другие академические произведения), а также кинематографе.

Именем героя назван популярный во всей России хоккейный клуб из Уфы – столицы Башкирии. Краеведы и историки продолжают писать монографии, объектом которых является Салават Юлаев.

Биография (краткое повествование об этой исторической личности присутствует в каждом учебнике по истории страны, а в Башкирии ему посвящены отдельные уроки) этого человека достойна того, чтобы уделить её изучению хотя бы немного внимания.

Источник: fb.ru

Источник: https://monateka.com/article/184547/

Краткая Биография Эжен Сю. Часть 1. *Общие критические статьи

Книга, которую держит в руках читатель, — одна из самых громких литературных сенсаций XIX века.

Во французской литературе 1830—1840-х годов не было жанра более популярного, чем роман-фельетон. «Фельетоном» по-французски называется не сатирический жанр, как в русском языке, а любая постоянная, продолжающаяся из номера в номер журнальная или газетная рубрика.

В годы Июльской монархии (1830—1848 гг.) крупнейшие парижские газеты С гали для привлечения читателя печатать в качестве такого «фельетона» романы с продолжением.

Важно

Не всякий роман для этого подходил: требовался разветвленный и увлекательный авантюрный сюжет (чтобы завладеть вниманием читателя прочно и надолго), не слишком изощренный стиль, наконец, особая композиционная техника — текст разбивается на компактные главы, каждая из которых должна обрываться «на самом интересном месте», чтобы читатель с нетерпением ждал продолжения в следующем номере.

Роман-фельетон быстро получил широкое развитие. (Данный материал поможет грамотно написать и по теме Биография Эжен Сю. Часть 1.

Краткое содержание не дает понять весь смысл произведения, поэтому этот материал будет полезен для глубокого осмысления творчества писателей и поэтов, а так же их романов, повестей, рассказов, пьес, стихотворений.

) Издатели газет, извлекавшие огромные доходы от увеличения тиража, не скупились на авторские гонорары, что позволяло привлечь к делу не только заурядных литераторов, но и настоящих мастеров.

В виде «фельетонов» впервые увидели свет многие произведения Бальзака, в 1837—1839 годах в газете публиковался талантливый роман Фредерика Сулье «Мемуары дьявола», в 40-е годы одним из королей романа-фельетона сделался Александр Дюма.

Но самый оглушительный, поистине сенсационный успех выпал на долю Эжена Сю, когда в 1842—1843 годах в газете «Журналь де деба» были напечатаны его «Парижские тайны». На протяжении шестнадцати месяцев вся страна жила перипетиями романного сюжета; резко выросло число подписчиков газеты, небывалый ажиотаж охватил библиотеки; во Франции и других странах десятками множились переиздания, переводы, всевозможные подражания — от «Лондонских тайн» до «Тайн Нижегородской ярмарки».

Успех романа был необычным не просто в коммерческом, чисто количественном отношении.

Эжен Сю стал во множестве получать письма, в которых читатели не только высказывали ему свое восхищение или трогательно просили его, пока не поздно, «спасти» полюбившегося им персонажа (хотя хватало и того и другого), но и обсуждали затронутые в романе социальные и юридические проблемы.

На подобные письма, среди авторов которых были даже видные судейские чиновники, Эжен Сю серьезно отвечал на страницах газеты.

Совет

Последовали и другие, еще более симптоматичные отклики: во Франции, да и за ее пределами, под воздействием романа стали возникать филантропические общества для помощи бедствующим рабочим, в палате депутатов и других представительных органах обсуждались реформы тюремной системы в соответствии с идеями, высказанными в «Парижских тайнах». Наконец, показательны были и отзывы печати: в то время как критики консервативного и даже либерального толка возмущались «грубостью» и «безнравственностью» ряда сцен романа (излюбленная критическая дубина тех лет), его горячо поддержали писатели и публицисты, стоявшие на позициях утопического социализма, — Дезире Лавердан, Виктор Консидеран, Жорж Санд. Фридрих Энгельс, подытоживая в 1844 году произведенный романом эффект, констатировал, что «яркие краски, в которых книга рисует нищету и деморализацию, выпадающие на долю «низших сословий» в больших городах, не могли не направить общественное внимание на положение неимущих вообще…». Приключенческий роман Сю оказался подлинным общественным событием, способствовавшим распространению демократических и социалистических идей.

Парадоксально, что автор этого романа ни по происхождению, ни по всей своей жизни до тех пор отнюдь не был демократом — скорее наоборот.

Эжен (по крещению — Мари-Жозеф) Сю родился в январе 1804 года в семье видного медика, служившего при дворе «первого консула» — так в то время именовался Наполеон Бонапарт. Крестной матерью ребенка была сама супруга «первого консула», в скором будущем — императрица Жозефина.

Читайте также:  Сочинения об авторе васильев

Появившись на свет как бы под сенью императорского трона, Эжен Сю и в дальнейшем вращался в кругах высшей знати.

В 20—30-е годы это была главным образом легитимистская аристократия, которая сохранила верность Бурбонам, вернувшимся к власти в 1814 году, но окончательно свергнутым Июльской революцией 1830 года; затем круг знакомств изменился — писатель «переметнулся» к аристократии орлеанистской, поддерживавшей нового короля Луи-Филиппа.

Молодой Сю был одним из самых знаменитых парижских щеголей, известных своей элегантностью и любовными похождениями в высшем свете. Однако светским бездельником его не назовешь.

Выучившись по примеру отца на врача, он в качестве военного хирурга не раз оказывался в самом пекле боев — в 1823 году, участвуя в экспедиции французской армии против испанских республиканцев, и в 1827-м, когда в сражении при Наварине англо-франко-русская эскадра разгромила флот турецкого султана.

Военно-морские впечатления оказались особенно важны для литературного творчества Сю, которое развернулось в 30-е годы. Начав в 1832 году с авантюрно-морских романов «Атар-Гулл» и «Саламандра» (позднее последовал также серьезный труд «История французского флота», Сю в дальнейшем перешел к романам историческим («Латреомон», 1837) и психологическим («Матильда», 1841). К 40-м годам он вполне сложился как умелый и плодовитый беллетрист, чутко откликающийся на модные веяния современной словесности; ничто, однако, не предвещало его обращения к «народной» теме и к пропаганде социально-реформаторских теорий.

Обратите внимание

Судя по рассказам мемуаристов, дело обстояло так. В мае 1841 года драматург Феликс Пиа, только что поставивший в театре свою драму из народной жизни «Два слесаря», познакомил Эжена Сю с рабочим-штамповщиком по фамилии Фюжер.

Человек этот оказался интересным собеседником; самоучка, он оригинально судил о самых различных предметах — о литературе, о политике, о популярных в те годы социалистических теориях Сен-Симона, Фурье, Конта.

Беседа настолько поразила и увлекла Сю, что в конце ее он якобы сам объявил себя «социалистом».

Вскоре ему представился случай реализовать свои новые интересы в творчестве. Издатель Гослен предложил ему, по примеру какого-то английского сочинителя, написать роман, действие которого происходило бы на парижском «дне»; тема сулила шумный успех и верную прибыль.

Эжен Сю, хоть и без особого энтузиазма, взялся выполнять «заказ».

Для изучения среды он, подобно своему будущему герою Родольфу, облачался в рабочую блузу и картуз и посещал инкогнито кварталы парижской бедноты, сомнительные кабаки вроде «Белого кролика» (само это заведение, существовавшее в реальности, впоследствии стало местом паломничества множества любопытных).

«Парижские тайны» начали печататься в июне 1842 года и поначалу вполне соответствовали предложению Гослена — то было чисто авантюрное повествование, в котором переодетый князь, подобно Гарун аль-Рашиду, исследует жизнь низов общества.

Но время шло, роман публиковался и по мере публикации писался дальше, и постепенно его характер существенно изменился — чисто криминальная коллизия уступила место социальной. Писатель вводит тему безвинных страданий бедняков, демонстрирует пороки современной юстиции и пенитенциарной системы, живописует быт утопической идеальной фермы.

В романе появляются пространные авторские отступления — рассуждения о социальных проблемах Франции и о путях их решения.

Проблемы эти были более чем острыми — взрывчатыми. Вслед за великой политической революцией конца XVIII века во Франции произошла не столь громкая, но не менее важная промышленная революция, и к 40-м годам уже в полной мере выявились ее отрицательные социальные последствия.

Важно

Внедрение в промышленности машин привело к массовой безработице, к пауперизации рабочего класса.

1830—1840-е годы — едва ли не самая тяжкая эпоха в истории французского пролетариата, когда из-за конкуренции и избытка рабочей силы заработки повсеместно держались на самом низком уровне, достаточном только для нищенского существования, когда трудовое законодательство и социальное страхование практически отсутствовали, а профессиональные объединения были запрещены законом и когда любое неблагоприятное стечение обстоятельств — болезнь, потеря работы и т. п. — ставило рабочего и всю его семью на грань самой реальной голодной смерти.

Французская культура ответила на обострение «рабочего вопроса» широкой разработкой социалистических и демократических учений.

Их создателями были видные идеологи и писатели: Сен-Симон, Фурье (оба они оставили после себя организованные школы последователей), Прудон, Ламенне, Леру, Луи Блан и другие.

В 40-е годы социализм — по большей части, правда, утопический — вызывает во Франции большой общественный интерес, возникает даже своего рода «мода на социализм». В такой атмосфере роман Сю оказался весьма своевременным.

Недруги романиста утверждали, что он в очередной раз ловко воспользовался конъюнктурой рынка, что в своем обращении к социальной проблема тике он руководствовался лишь желанием сорвать куш, эксплуатируя интерес к ней со стороны публики. В реальности дело обстояло не так просто.

Французский писатель и критик Жан-Луи Бори справедливо заметил, что Эжен Сю еще в 20—30-е годы был не просто светским щеголем, а денди, у которого элегантность, доведенная до предела, становится вызовом обществу.

Дендизм во Франции служил формой индивидуалистического, аристократического бунта против буржуазного конформизма, вписываясь тем самым в романтическую систему идеалов. Новой формой такого бунта оказался для писателя и социализм: «Главное — не быть как все.

Совет

Став социалистом, Сю противостоит лавочникам, противостоит знати из аристократического предместья. Став социалистом, Сю остается денди, то есть остается верен себе… Байронический пират превращается в пирата сен-симонистского или фурьеристского… не переставая быть пиратом».

Эжена Сю привело к социализму романтическое бунтарство, и потому его новые убеждения были, с одной стороны, искренними, но с другой стороны, индивидуалистическими и оттого достаточно неглубокими.

Тем не менее эти убеждения завели Сю достаточно далеко. «Парижские тайны» составили ему репутацию писателя-демократа, защитника угнетенных, и он старался ее оправдывать.

Уже в следующем своем романе «Вечный жид» (1844—1845)1 он выступает с заметно более радикальных позиций — в частности, решительно ополчается против клерикализма.

Когда в 1848 году в стране грянула новая революция, в которой рабочие впервые выступили как самостоятельная политическая сила, Сю счел своим долгом Непосредственно включиться в партийную борьбу.

В 1850 году он оказался единственным кандидатом, избранным в Законодательное собрание на частичных выборах в Париже вместо выбывшего депутата; «левая» репутация писателя была настолько прочной, что это частное, казалось бы, событие вызвало широкий резонанс — на парижской бирже вспыхнула паника, буржуазия испугалась новых рабочих выступлений, подавленных было в июне 1848 года. Впрочем, на депутатском посту Сю ничем выдающимся себя не проявил. После бонапартистского переворота 1851 года он в числе других депутатов-республиканцев оказался в заключении; вскоре, правда, будущий император Наполеон III освободил его — возможно, вспомнив, что это крестник императрицы Жозефины, жены Наполеона I, — но писатель не воспользовался высочайшей амнистией и добровольно удалился в эмиграцию. Он умер в 1857 году в Савойе (в ту пору еще не присоединенной к Франции), в то время как на родине, после краха Второй республики, с закатом романтизма и исчезновением в «порядочном обществе» поверхностной «моды на социализм», его творчество быстро забывалось, вытесняемое другими произведениями, более соответствующими злобе дня.

Сколь бы ни были искренни гуманные чувства — или хотя бы бунтарство — Эжена Сю, они вполне уживались у него с деловым практицизмом; парадокс достаточно распространенный в эпоху, когда литература впервые сделалась доходным делом, а художественное произведение — товаром, который можно выгодно продать на издательском рынке.

«Парижские тайны», конечно же, писались в расчете на коммерческий успех, и поэтому писатель широко пользовался традиционными приемами, помогающими завоевать популярность. В те годы грамотность народа была еще не настолько высокой, а цены на печатную продукцию — не настолько низкими, чтобы литература могла стать достоянием по-настоящему «широкого» читателя.

Положение это лишь начинало меняться как раз благодаря роману-фельетону, который писался для не слишком образованной публики и печатался в сравнительно дешевых газетах; а пока самым массовым видом искусства оставался во Франции театр, и прежде всего «низовые» театральные жанры — комедии и мелодрамы.

Обратите внимание

Из них (в особенности из мелодрам) Эжен Сю черпал приемы, мотивы, характерных персонажей.

«Парижские тайны» построены по принципам театральной композиции (неудивительно, что вскоре за их газетной публикацией последовала и инсценировка).

Огромную часть текста занимает диалог с минимальными ремарками повествователя, который словно старается уклониться от своей обязанности повествовать, стараясь максимум сведений сообщать через речи действующих лиц.

В ходе диалога излагается предыстория героев, иногда они даже говорят друг другу заведомо известные вещи, лишь бы донести их до «зрителя», то есть читателя: «…Крабб из Рамсгейта научил вас боксу; парижанин Лакур показал вам, как надо пользоваться шпагой, скрытой в трости, наносить удары ногами, и шутки ради обучил вас арго…

» и т. д. Повествование отчетливо делится на «сцены», каждая из которых разыгрывается в неподвижном, замкнутом интерьере; главы оказываются «явлениями», сменяющимися при уходе или приходе того или иного лица; нередко они и озаглавлены как театральные «явления» — перечнем участников: Мэрф и Родольф», «Волчица и Певунья» и т. д.

В самом развитии действия Множество традиционных театральных ситуаций и эффектов: один из героев переодевается простолюдином и играет роль то честного рабочего или коммивояжера, то вора-домушника, другой, решив покончить с собой, в присутствии зрителей инсценирует несчастный случай, третья, роковая соблазнительница, для пущей неотразимости своих чар, облачается в театральнный костюм. Часто встречаются и прямые театральные реминисценции, упоминаются известные комедийные и драматические персонажи — от мольеровских Альцеста и Жеронта до разбойника Робера Макера, пьесы о похождениях которого пользовались большим успехом в 20—30-е годы.

Театрализация романа не так редко встречалась в современной Сю литературе, к ней прибегали и Фредерик Сулье, и популярный писатель-юморист Поль де Кок, в значительной мере и Бальзак.

Но, кажется, ни разу до Парижских тайн» (не исключая и ранние книги Сю) театрализация не достигала такого размаха, не превращалась в главное организующее начало произведения, обеспечивая его доступность для широкого читателя и имеете с тем задавая в нем особую меру условности, особую систему ценностей.

Литература всегда занята изображением, художественным воссозданием борьбы добра и зла. Но в разных направлениях и даже в разных жанрах этот извечный конфликт наполняется разным содержанием. Добро и зло осмысляются как праведность и грех, как долг и страсть, как разум и предрассудок, как энтузиазм и пошлый практицизм.

В мелодраме, по модели которой построен художественный мир «Парижских тайн», они предстают как добродетель и порок. Взяв в качестве ориентира эти понятия абстрактной морали, писатель был вынужден подчинить им и свой сюжет.

Важно

Первоначально Эжен Сю, очевидно, имел в виду написать книгу в жанре экзотического романа, созданного романтиками и рассказывающего о встрече «культурной» европейской цивилизации с обществом «варваров», «дикарей».

На первых же страницах он прямо заявляет, что намерен «представить глазам читателя несколько эпизодов из жизни других варваров, столь же нецивилизованных, как и дикие племена, так хорошо обрисованные Купером».

Действительно, парижские низы — особенно преступный, уголовный мир — предстают в романе как особое, «дикое» сообщество, живущее хоть и в самом сердце Парижа, но по собственным законам, чуждым и даже враждебным обществу «культурному».

Здесь говорят на особом языке — арго, называют друг друга не христианскими именами, а по большей части кличками; есть даже свой фольклор — вроде истории о Сухарике и Душегубе, которую рассказывает своим товарищам тюремный сказитель Фортюне Гобер.

«Дикое» общество неоднородно: как в «Последнем из могикан» есть кровожадные гуроны и благородные делавары, так и здесь выде ляются мрачные злодеи вроде Скелета, Сычихи, вдовы Марсиаль и честные труженики — гранильщик Морель, портниха Хохотушка, бахромщица Жанна (несчастная сестра Фортюне Гобера). В столкновении с этим «теневым», подспудным миром решаются судьбы людей, принадлежащих к миру «верхнему», — здесь, например, находит свою развязку многолетний «семейный» конфликт герцога Родольфа Герольштейнского и его морганатической супруги, авантюристки Сары Мак-Грегор.

Источники:
Эжен Сю. Парижские тайны: Роман. Т.1. /Пер. с фр. О Моисеенко и Ф. Мендельсона; Вступ. статья С. Зен-кина; Ил. Ж.-А. Босэ и Сталля. — М.: Худож. лит., 1991. — 608 с, ил.

Читайте также:  Краткая биография во

Аннотация:

Сю Эжен (1804—1857) — известный французский писатель. В популярном романе «Парижские тайны» даны картины бедствий и бесправии народа, эгоизма богачей, «дна» Парижа с его благородными и отвратительными героями. Книга отличается увлекательным сюжетом.

Источник: http://www.testsoch.info/kratkaya-biografiya-ezhen-syu-chast-1-obshhie-kriticheskie-stati/

Салават Юлаев

16 июня 1754 года в деревне Такаево Уфимской провинции в семье Юлая Азналина, башкирского старшины, родился мальчик, получивший имя Салават.

Он появился на свет в знатном роду, из каждого поколения которого выходили люди, становившиеся во главе башкирских восстаний.

К примеру, предки Салавата принимали участие в четырехлетнем Алдыр-Кусюмовском бунте, а его дед отличился в другом восстании – 1735 года.

Совет

Мальчик рос здоровым и физически крепким. Для своих лет он обладал большой смелостью и силой – уже в четырнадцать выходил на медведя с одним ножом. Не обидел бог его и талантом – с юности Салават сочинял стихи.

Очень многим мальчик был обязан своему отцу, человеку выдающемуся и по способностям, и по положению, пользовавшемуся большим уважением у башкир. Юлай Азналин отличался справедливостью, никогда не ставил целью накопление богатств и все споры в своей «команде» разрешал ко всеобщему удовлетворению.

Надо сказать, что у Юлая была большая обида на правительство. В свое время князь Путятин, губернатор Оренбурга, пожаловал ему не только звание старшины, но и значительные земли, однако позже дар этот был отобран под строительство Симского завода и казачьей станицы.

Юлай Азналин осознал значение в жизни грамотности и, хотя сам письмом не владел, добился того, чтобы Салават умел писать и читать.

В те времена в Башкирии не существовало правительственных школ. Дети могли посещать для учебы мусульманские школы – медресе и мектеб, но здесь обучение шло на арабском, и учителя требовали знания исламских догм. Грамоте Салават обучился у одного из татарских писарей, знавшего законы, а потому юноша выделялся из основной массы башкир знанием своих прав.

Когда в Башкирию явился Емельян Пугачев и выдал себя за выжившего и скрывавшегося от недругов истинного императора Петра III, вокруг него стало формироваться ядро недовольных, постепенно разросшееся до настоящей армии. Было это в 1773 году. Пугачев обещал, что после занятия трона раздаст своим соратникам множество земель и уничтожит кабальные подати.

Восстание Пугачева в короткое время охватило значительные территории и превратилось в истинно народное выступление. Предводители восставших по всей стране рассылали «именные указы Петра III», призывая население к выступлениям против «незаконных захватчиков власти, пьющих кровь российских народов».

В Башкирии подобные призывы упали на благодатную почву и, по словам Пушкина, вся Башкирия запылала восстанием.

Обратите внимание

Салават Юлаев присоединился к Пугачеву уже 12 ноября 1773 года. Ему было всего девятнадцать лет. По-видимому, он обладал врожденным талантом военачальника, и хотя в башкирских соединениях, как и во всей армии Пугачева, особой дисциплины не было, воины Салавата нападали на правительственные войска дружно и никогда не отступали.

Очень быстро Салават получил от Пугачева чин полковника его «освободительной армии», а затем последовало повышение до бригадира.

Имеются документальные подтверждения того, что Салават Юлаев принимал личное участие в двадцати с лишним сражениях, формировал отряды повстанцев и во взятых его войсками крепостях немедленно организовывал административную власть.

Первое ранение Салават Юлаев получил в бою под Оренбургом (декабрь 1773 года). Однако первая схватка его отряда с царскими войсками состоялась раньше – в середине ноября отряд Салавата в составе пугачевской конницы нанес сокрушительный удар по корпусу бригадира Корфа и едва не ворвался на его плечах в Оренбург.

А в конце ноября вместе с Пугачевым Салават участвовал в захвате Ильинской крепости. Оценив смелость Салавата и его организационные способности, Пугачев сразу после присвоения отважному башкиру звания полковника направляет его эмиссаром в Красноуфимско-Кунгурский район.

Это была стратегически важная местность, откуда открывались практически прямые пути к Екатеринбургу, в Сибирь, а главное – на Москву.

Уже в январе 1774 года Салават Юлаев создал из весьма разношерстной публики корпус, в который входили не только башкиры и крестьяне, но и заводские рабочие, и оренбургские казаки. Этот корпус штурмовал Кунгур, который являлся центральной крепостью Пермской провинции.

В начале весны Салават возвращается в Башкирию, где происходят основные боевые действия, и помогает Пугачеву формировать отряды для армии, направившейся к крепости Магнитная. В этот период в коннице Салавата Юлаева уже было около четырех тысяч человек.

Важно

Его отряд исключительно храбро отвлекал на себя карательные соединения подполковника Михельсона, продвигавшиеся вслед за отступавшими войсками Пугачева. За май месяц Салават Юлаев четырежды нападал на отряды Михельсона и в каждом сражении встречался с Михельсоном лицом к лицу.

Однако войска Пугачева так и не смогли взять Кунгур, закрывающий дорогу к Казани, и обошли его, двинувшись на крепость Оса.

Если верить коменданту крепости Оса, то 14 июня к ней подступило «не менее двенадцати тысяч русских и башкир, предводительствуемых злодейскими полковниками Белобородовым и Салаватом Юлаевым». Однако штурмовать крепость сразу повстанцы не стали. Штурм начался лишь через четыре дня, с подходом самого Пугачева, и продолжался непрерывно трое суток.

Разрушения в крепости были столь велики, что комендант принял решение о капитуляции. Отдохнув всего один день, основное ядро повстанческих войск переправилось через Каму и двинулось к Казани. Салавата Юлаева Пугачев отправил для формирования новых отрядов в Уфимскую провинцию.

С этого времени (середина июля 1774 года) Салават Юлаев возглавляет восстание в огромнейшем районе.

Салават решает объединить разрозненные повстанческие отряды и организовать новый поход на Уфу для уничтожения ненавистных чиновников-управленцев. Почти все время он занимался формированием отрядов всадников и отправлял их в помощь повстанцам в разные части Красноуфимско-Кунгурского района. Сам же Салават Юлаев стоял лагерем к северу от Уфы.

В начале августа его войска двинулись к Уфе, предполагая со всех сторон обложить город и взять его после осады. Наступление на Уфу шло семью кавалерийскими колоннами. С юга наступал отряд полковника Качкына Самарова, с севера – Салават Юлаев. Северо-западную дорогу перекрывал Токтамыш Ижбулатов, а юго-западную – полковник Усаев.

Но часть башкир, недовольных действиями Салавата, присоединились к карательным войскам правительства. Не имеющие связи друг с другом колонны подверглись последовательным нападениям правительственных войск, и все же самый проблемный удар пришелся на колонну Усаева – в начале августа его отряд был рассеян, а Усаев попал в плен.

В результате кольцо осады Уфы было разорвано.

Салават быстро оценил обстановку, отказался от захвата Уфы и развернул свою колонну обратно. Практически всю осень отряды Салавата участвовали в непрерывных боях и походах, где только возможно тревожа карателей.

Совет

Салавату Юлаеву приходилось биться не только с войсками правительства, но и с отрядами мишарских феодалов, примкнувших к карателям.

Его имя вызывало страх у властей даже после пленения Пугачева и фактического поражения народной войны.

В последний бой отряд Салавата Юлаева вступил в самом конце осени 1774 года, неподалеку от Катав-Ивановского завода. Тактику башкира опытные армейские офицеры оценили как удивительно продуманную и неожиданную.

Доверять этой оценке можно по той простой причине, что Михельсон, подполковник царской армии, участвовал в Прусской войне, русско-турецкой кампании, отличился при Кагуле и Ларге, а секунд-майор Гагрин воевал под началом А. В. Суворова.

Салават Юлаев столь талантливо выбрал позицию и настолько четко осуществлял руководство крупными группами повстанцев, меняя план сражения буквально на ходу, что не признать его полководческих талантов просто невозможно.

Кроме того, высок был талант Салавата и в администрировании. Фактически он создал такие органы управления районами, которым люди верили и подчинялись, обращаясь во вновь созданные канцелярии с жалобами, исками и за разрешением споров.

Можно сказать, что Салават Юлаев был представителем новой законности. Интересен и его указ, зачитанный отрядам перед началом штурма Кунгура.

В указе было четко прописано, что после взятия города запрещено убивать мирных жителей и пленных и что горожанам будет гарантирован не только порядок и мир, но и национальная, а также религиозная терпимость.

Обратите внимание

Воспевается в народе и приверженность Салавата Юлаева к народным обычаям и традициям – к примеру, после гибели старшего брата он взял в свой дом его жену вместе со всеми детьми. Кстати, у самого Салавата, согласно мусульманским обычаям, было три жены.

Для того чтобы принудить народного героя башкир сдаться, карательный отряд царского правительства захватил всех его родственников и детей, после чего они были доставлены в Уфу и держались там как заложники.

Несколько раз Салават Юлаев пытался освободить свою семью, но не преуспел в этом.

24 ноября 1774 года Салават Юлаев был захвачен царскими войсками. Предание повествует, что его предал один из сподвижников. Но документы утверждают, что он был взят после боя.

Вместе со своим отцом, старшиной Юлаем Азналиным, и Иваном Зарубиным Салават Юлаев как особо опасный преступник был помещен в Уфе в подвал Троицкой церкви. Допросы с пристрастием, а значит, и пытки, продолжались в течение почти года.

После этого арестованные были отправлены в Казань, где ими занялась секретная комиссия. Через неделю по приказу императрицы «воров и убийц» отправили в Москву. Там допросами занимался сам Шешковский, обер-секретарь Сенатской тайной экспедиции, весьма жестокий и непримиримый слуга Екатерины II.

Тюремщики утверждают, что держался Салават с достоинством и во время допросов никого не выдал, а признавал лишь факты, которые отрицать было невозможно. Для окончания следствия Салавата Юлаева отправили в город Оренбург, а оттуда в Уфу.

По приговору царского суда Салават Юлаев и Юлай Азналин принародно получили каждый по сто семьдесят пять ударов кнута, после чего им, как ворам, вырвали ноздри, а затем раскаленным тавром на щеках и на лбу выжгли буквы «У» и «В» – убийца и вор. Салават Юлаев удивил проявленной выдержкой даже палачей.

2 октября 1775 года закованных в кандалы бунтовщиков отправили из Уфы, и 29 ноября они прибыли в Рогервик, крепость на Балтийском море с приговором «пожизненная каторга».

Важно

Порт на Балтике с крепостью Рогервик основал Петр I, но ко времени прибытия в него участников восстания Пугачева, и порт, и крепость пребывали в заброшенном состоянии. Лишь небольшой гарнизон занимался охраной арестантов.

Здесь Салават Юлаев провел более половины собственной жизни (двадцать четыре года и девять месяцев) и делал все для моральной поддержки отца. В крепости Салават и его отец встретились с полковниками пугачевской армии Аристовым и Усаевым, также приговоренными пожизненно.

Знал ли молодой башкирский воин в свои двадцать с небольшим лет, что ему предстоит провести здесь всю оставшуюся жизнь? Понимал ли, на что обрек себя поддержкой народного движения? Наверняка – да. Ведь он так и не признал себя виновным в выступлении против царского правительства.

В документах, посылаемых ежегодно в Петербург, майор Дитмар, комендант Рогервика, постоянно указывал, что каторжане, находящиеся под его командой, чувствуют себя хорошо и благополучно.

Однако в 1800 году в докладе была указана «убыль» – 26 сентября 1800 года скончался каторжанин, приговоренный пожизненно, Салават Юлаев.

Башкирский национальный герой был не только полководцем – он обладал даром поэта-импровизатора и пел прекрасные песни о своем народе и просторах степей. Письменные свидетельства о стихах Салавата Юлаева до наших дней не дошли, однако в народе и по сию пору поют баллады, приписываемые батыру Салавату.

В его стихах звучит призыв народа к борьбе со своими угнетателями – «Юноша-воин», «Стрела», «Битва», но поэт в своем творчестве уделял место и общечеловеческим ценностям – любви в песне «Зюлейха» и красоте родных мест в «Родной стране», «Моем Урале», «Соловье».

В памяти народа Салават Юлаев навсегда остался как идеал для башкиров того времени – воин-певец.

Источник: http://people-archive.ru/character/salavat-ulaev

Ссылка на основную публикацию