Сочинения об авторе мелвилл

История зарубежной литературы ХIХ века Глава 28. Г. Мелвилл

История зарубежной литературы ХIХ века (Под редакцией Н. А.Соловьевой)

Глава 28. Г. Мелвилл. ГЛАВА 28. Г. МЕЛВИЛЛ

Герман Мелвилл (1819-1891) принадлежит ко второму поколению американских романтиков.

Предки Мелвилла прибыли в Новый Свет еще в середине XVII в., среди них были и участники Войны за независимость. Во время экономического кризиса 20-х годов отец Мелвилла разорился, потерял рассудок и в 1832 г. умер.

Герману пришлось бросить учебу, сменить несколько профессий: он работал посыльным, клерком в банке, учителем, затем нанялся матросом на корабль на линии Нью-Йорк – Ливерпуль. Наконец, в 1841 г.

на борту китобойного судна “Акушнет” Мелвилл отправился в дальний рейс, в южные моря Тихого океана.

Обратите внимание

Тяжкие условия жизни на корабле и жестокость начальства заставили Мелвилла дезертировать, что не было редкостью среди матросов-китобойцев. Во время стоянки на Маркизских островах Мелвилл покидает корабль и попадает к туземцам племени тайпи.

С ними он проводит около месяца, затем странствует по островам Полинезии, на Таити оказывается в тюрьме за участие в матросском бунте, откуда бежит, переправляется на Гавайи, бродяжничает, поступает матросом на военный фрегат “Соединенные Штаты” и, наконец, в 1844 г. возвращается в Нью-Йорк.

“Годы странствий” дали Мелвиллу бесценный запас жизненных впечатлений, знание подлинной, не книжной жизни, широко раздвинули горизонты его мыслей о мире и человеке.

В литературе Мелвилл дебютирует вскоре после своего возвращения в США автобиографическим романом “Тайпи” (1846). Он был воспринят как увлекательный рассказ о приключениях автора среди каннибальских племен. Затем последовал роман “Ому” (1847), во многом выглядевший как продолжение первого.

В эти первые годы литературного труда Мелвилл усиленно, хотя и без строгой системы, занимается само [397] образованием, знакомится с сочинениями древних авторов и философскими теориями, занимавшими умы его современников.

Сближение Мелвилла с литературно-политической группировкой “Молодая Америка” способствует тому, что он начинает принимать участие в литературной жизни, страны. Члены “Молодой Америки” выступали за литературу национальную, демократическую, проникнутую духом гражданственности.

Признанным лидером “младоамериканцев” был Эверт Дайкинк. Мелвилл встретился с ним в начале лета 1846 г., и с этого времени он постоянно участвует во всех делах “Молодой Америки”, сотрудничает в ее изданиях, выступая с критическими статьями и рецензиями.

В свою очередь, члены “Молодой Америки” широко пропагандируют произведения писателя среди читающей публики.

Другим важным моментом в жизни писателя этого периода было его знакомство с учением трансцендентализма, прежде всего с произведениями Р. Эмерсона. Их воздействие и сложная полемика с идеями трансцендентализма будут ощущаться почти во всех последующих произведениях Мелвилла.

Важно

Изложением литературно-эстетического кредо писателя стала статья “Готорн и его „Мхи старой усадьбы”” (1850). Ее содержание свидетельствует о глубоком проникновении Мелвилла в мир собрата по перу, которого писатель высоко ценил как автора замечательных произведений и как человека.

Но в статье высказаны принципиальные соображения общего плана, выводящие ее за рамки рецензии. Мелвилл выступает против подражательства и копирования, за подлинно национальный дух в американской литературе.

Он уверяет, что “люди, не слишком уж уступающие Шекспиру, вот в этот самый день уже рождаются по берегам Огайо”. По мнению писателя, лучше пережить поражение, идя по пути оригинальности, чем преуспеть, следуя стезей подражания.

Мелвилл призывает Америку дорожить своими писателями и одарять их славой (судьбы самого Мелвилла, а также По, Торо, Купера, Готорна свидетельствуют о том, насколько призыв был актуален, но он не был услышан).

Два из трех следующих романов Мелвилла “Редберн” (1849) и “Белый бушлат” (1850) также написаны на биографическом материале (автор сам служил матросом на торговом судне и на военном корабле).

Они [398] принадлежат к жанру “морского” романа, который в творчестве Мелвилла приобрел новое качество по сравнению с “морскими” романами Купера и других его современников. Море у Мелвилла – не фон и не декорация; море – это сама жизнь, раскрывающая истинную цену и сущность каждого человека.

И в “Редберне”, и в “Белом бушлате” много точных зарисовок, без всяких прикрас изображающих тяжкую долю матроса, каторжный труд и палочную дисциплину на кораблях. Но в этих произведениях намечается очень важный для будущего творчества Мелвилла второй план – план ассоциаций, аллегорий и символов.

Возникает связь реальности и иносказания, быта и бытия, микро – и макромира. Это нашло отражение в многозначительном подзаголовке “Белого бушлата” – “Военный корабль как образ мира”.

Совет

В промежутке между “Редберном” и “Белым бушлатом” был написан и опубликован роман “Марди” – неровный, но ключевой для творческой эволюции Мелвилла.

Начавшись в духе “Тайпи” и “Ому” как еще одно романтическое повествование о приключениях в южных морях, это произведение вдруг резко преображается в сатирико-философский роман, полный аллегории и символики.

Путешествие героя по имени Таджи и его спутников по островам вымышленного архипелага Марди олицетворяет вечные поиски человеком красоты и истины. Одновременно это сатирический обзор современного писателю мира. “Марди” знаменует собой.

следующий этап в поисках Мелвиллом новой поэтики, нового художественного языка. И хотя многое в романе “не стыкуется” – “морские” главы с аллегорическими, реальность с символикой, конкретика с риторикой – без “Марди” был бы невозможен “Моби Дик”.

Изданный в 1851 г. “Моби Дик, или Белый кит” ныне признан величайшим американским романом XIX в. Но современников Мелвилла он привел в недоумение. Они не поняли синтетической природы книги, ее универсальной символики и сочли “Моби Дика” “странной книгой” и неудачей писателя. С этих пор непонимание преследует Мелвилла до конца жизни.

Следующее произведение – роман “Пьер, или Двусмысленности” (1852) говорит об углублении пессимизма Мелвилла, о кризисе его мироощущения, о том, что в сознании писателя крепнет мысль о необоримости мирового зла. [399]

Другой роман “Израиль Поттер” (1855) развивает жанр исторического романа в литературе США. По сравнению с несколько условной сюжетной ситуацией, основанной на ходульной любовной интриге (например, у Ф.

Купера), произведение Мелвилла дает значительно более глубокое истолкование событий, лежащих у истоков истории США.

Обратите внимание

Печальная судьба главного героя – рядового солдата Войны за независимость – красноречиво свидетельствует о том, что страна забыла и предала свои высокие идеалы.

Горькой сатирой наполнен и роман “Человек, пользовавшийся доверием” (1857). Плавание по Миссисипи оборачивается для героя аллегорическим путешествием по глубинам человеческой глупости, лицемерия, алчности и пошлости.

Буржуазная Америка предпочла презрительно не заметить неприятные истины, высказанные в позднем творчестве Мелвилла. Писатель оказался в одиночестве. Безденежье, провал последних произведений, тяжелые семейные обстоятельства – все это вызвало душевный кризис и заставило писателя отказаться от литературной деятельности.

Мелвилл стал таможенным чиновником, прослужил двадцать пять лет, опубликовав за это время несколько сборников стихотворений и две поэмы – “Кларел” (1876), в основу которой легли впечатления от паломничества Мелвилла в Святую Землю, и “Тимолеон” (1883).

Незадолго до смерти Мелвилл завершил, но не успел подготовить к печати короткую повесть “Билли Бадд” (1891), доказавшую, что талант его отнюдь не угас. Некролог, появившийся в том же году, извещал о смерти заслуженного таможенника, в молодости жившего среди людоедов.

Внутренний трагизм судьбы Мелвилла ярко выразил историк американской литературы В. Л. Паррингтон: “… его свободный дух был обречен на муки, а его отважное сердце испепелил жаркий пламень…”

Мелвилл был вновь открыт только в 20-е годы следующего столетия, когда и проблематика и художественный язык оказались удивительно созвучны сознанию человека XX в. Его книги были переизданы, многие из них – экранизированы. Рокуэлл Кент иллюстрировал роман “Моби Дик”.

Путешествия Мелвилла по Полинезии стали восприниматься как прообраз судеб Р. Л. Стивенсона и Поля Гогена. Воздействие художественных открытий Мелвилла прослеживается в творчестве [400] многих выдающихся писателей США разных поколений: Д. Лондона, Э. Хэмингуэя, Дж.

Гарднера и др.

Важно

В России творчество Мелвилла стало известно в середине XIX в. – в отрывках и фрагментах. Но по-настоящему читатели нашей страны познакомились с книгами Мелвилла в 60-е годы XX в. Сейчас на русский язык переведены почти все произведения писателя. Издано и первое в СССР собрание сочинений Мелвилла.

В двух своих первых книгах – автобиографических произведениях “Тайпи” и “Ому” Мелвилл от первого лица ведет рассказ о том, что ему привелось увидеть и пережить в Полинезии. На первый взгляд это безыскусные повести о путешествии в экзотические страны, но в действительности и “Тайпи” и “Ому” значительно глубже и содержательнее.

Страницы: 1 2 3 4

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй – » История зарубежной литературы ХIХ века Глава 28. Г. Мелвилл. И в закладках появилось готовое сочинение.

Источник: http://www.studbirga.info/istoriya-zarubezhnoj-literatury-xix-veka-glava-28-g-melvill/

Готовые школьные сочинения

Авг
24 2013

ГЕРМАН МЕЛВИЛЛ – Часть 1

Герман Мелвилл (1819—1891) принадлежит к числу крупнейших представителей позднего американского романтизма.

В его творчестве отразилось глубокое несоответствие между страстной жаждой совершенства и убожеством американской действительности.

Мелвилл родился в Нью-Йорке и получил строгое религиозное воспитание в пуританском духе, следы которого явственно дают’ о себе знать в его творчестве, проникнутом библейской символикой и образностью. Предки писателя принимали активное участие в американской революции: один из них прославился своей легендарной храбростью.

Мелвилл рос в атмосфере воспоминаний о героическом прошлом своей страны, столь не похожем на однообразные будни, воцарившиеся в результате прихода к власти дельцов и предпринимателей, охваченных единственной страстью: разбогатеть.

Конфликт между былым идеалом и действительностью больно ранил Мелвилла, с самого начала сообщив его произведениям бунтарскую и в то же время трагическую окраску. Первые книги.

Первые книги Мелвилла «Тайпи» (1846) и «Ому» (1847) были написаны на основе личных впечатлений, полученных автором во время плавания на китобойных судах. Мелвилл описывает здесь свою жизнь среди туземцев на островах Тихого океана, куда его забросили превратности морской службы.

Подобно большинству романтиков, Мелвилл идеализирует естественную жизнь первобытных племен, противопоставляя ее уродствам буржуазной цивилизации.

Однако Мелвилл хорошо понимает, что человек XIX столетия не может удовлетвориться тем, что предлагает ему первобытное общество: герой, в конце концов, бежит от своих гостеприимных хозяев, возвращаясь в ненавистный, но — увы! — необходимый ему цивилизованный мир, частью которого он сам является. Таким образом, Мелвилл одновременно создает прекрасную утопию и сам же подрывает ее основы. Романтический идеализм и романтический пессимизм идут у него рука об руку.

«Тайпи» и «Ому» привлекли читателей — современников Мелвилла своим экзотическим сюжетом. За писателем прочно установилась известность «человека, Который жил среди людоедов». Сложный философский подтекст обеих повестей оказался недоступен широкой публике.

Совет

Для Мелвилла, однако, самым главным в его творчестве было стремление к постановке глубоких философских проблем. Вопрос о смысле человеческого существования — вот что волновало и мучило Мелвилла, вот что заставляло его писать, несмотря на то что после «Тайпи» и «Ому» читатели, казалось, совершенно перестали замечать его книги и в конце концов просто-напросто забыли о нем.

«Марди». Переломным в творчестве Мелвилла стал роман «Марди» (1849) — сложный сплав фантастики, аллегории и сатиры,

295

Не исключающий достоверности отдельных деталей. Герой романа вместе со своими спутниками совершает полное приключений путешествие в поисках истины, красоты и счастья. Он посещает несколько островов вымышленного архипелага Марди, олицетворяющего земной шар. Каждый остров — символическое изображение той или иной страны.

Читайте также:  Краткая биография гейм

В какую бы страну ни попали путешественники— будь то Диранда (Германия), Доминора (Англия), Вивенца (Америка) и т. д., везде они сталкиваются с произволом, насилием, несправедливостью, тупостью правителей и непонятной покорностью народа, терпеливо сносящего тиранию.

Даже Америка не составляет исключения: на стенах возведенного здесь храма Свободы вывешено объявление, обещающее награду за поимку беглого раба. И все же путникам удается найти остров, где люди пытаются жить по законам справедливости: это Серения.

Жаль только, что, в отличие от Доминоры, Вивенцы и прочих островов архипелага Марди, за Серенией не стоит никакой реальной страны — это остров-мечта, остров-сон. Мелвилл воплотил здесь свое представление о том, какими должны быть отношения между людьми.

«Моби Дик». Поискам ответа на вопрос, как уничтожить царящее в мире зло, посвящено главное произведение Мелвилла: роман «Моби Дик, или Белый Кит» (1851). Эта книга — одно из высших достижений американского романтизма.

Романтики остро чувствовали силу зла в окружающем их мире. Поставив в своем творчестве эту проблему во всей ее философской глубине, они сделали заметный шаг вперед по сравнению с просветителями.

Просветители исходили из представления об изначальном совершенстве природы человека и считали зло преходящим явлением, порожденным недостатком просвещения и правильного воспитания. Романтики уже поняли, что существование зла кроется на каких-то намного более неизмеримых глубинах, чем те, на которые указывали просветители.

Но как отыскать его источник, где найти средства для борьбы с ним, как навсегда избавить от него человечество — вот круг вопросов, на которые романтики искали и не находили ответа.

В романе «Моби Дик» мировое зло принимает облик загадочного, неуловимого и непобедимого чудовища — Белого Кита, по прозвищу Моби Дик.

Обратите внимание

Ему бросает вызов капитан Ахав — величественный трагический герой, близкий по духу богоборцам Мильтона и Байрона. Ахав дает клятву уничтожить Моби Дика, отомстить за все страдания, причиненные им людям.

Став во главе команды, где собрались представители разных рас и национальностей, капитан Ахав начинает преследовать Белого Кита по всем морям и океанам.

Корабль капитана Ахава — это символ всего человечества, которое на протяжении тысячелетий ценой неимоверных усилий ищет пути к высшим истинам добра и правды. Поединок корабля с Китом заканчивается трагически: Моби Дик топит корабль; команда гибнет вместе со своим капитаном, спастись удается

296

Только одному человеку. Свидетельствует ли этот финал, как полагают некоторые критики, о безысходном пессимизме автора? Обрекает ли Мелвилл человечество на поражение в борьбе со злом?

Такой вывод был бы глубоко ошибочен. Мелвилл приводит своих героев к поражению — но только потому, что стремится быть верным правде жизни: ведь «мировое зло» не уничтожено, страдания по-прежнему существуют, справедливость далеко не всегда одерживает верх над несправедливостью.

Однако это не означает, что писатель призывает отказаться от борьбы, сложить оружие и смириться с неизбежностью. Напротив, он создает трагедию, в которой побеждает героическое начало. Пусть капитан Ахав и его команда гибнут — даже в гибели своей они отказываются признать себя побежденными.

Когда разбитый корабль погружается в морскую пучину, из-под воды поднимается рука одного из матросов и упрямо прибивает к мачте национальный флаг. Невольно вспоминаются слова Хемингуэя: «Человека можно уничтожить, но его нельзя победить».

Роман Мелвилла — это гимн во славу несгибаемой силы человеческого духа.

Хемингуэй вспоминается в связи с «Моби Диком» не случайно. Мелвилл оказал большое влияние на американскую литературу XX века; в особенности это относится к творчеству Хемингуэя и Фолкнера.

Важно

Разве не близки Мелвиллу по духу и самой сути своей рассказы Хемингуэя, посвященные испанской корриде, его роман «По ком звонит колокол», повесть «Старик и море»? Во всех этих произведениях герои, казалось бы, терпят поражение, порой даже гибнут, но все равно остаются несломленными.

То же верно и по отношению к творчеству Фолкнера: пафос неравной, обреченной, но героической и потому, в сущности, победоносной борьбы роднит его с мелвилловским «Моби Диком».

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани – » ГЕРМАН МЕЛВИЛЛ – Часть 1 . Литературные сочинения!

Источник: http://www.testsoch.net/german-melvill-chast-1/

Герман Мелвилл. Моби Дик, или Белый Кит

Герман Мелвилл. Моби Дик, или Белый Кит

Молодой американец с библейским именем Измаил, наскучив пребыванием на суше и испытывая затруднения в деньгах, принимает решение отправиться в плавание на китобойном судне. В первой половине XIX в.

старейший американский китобойный порт Нантакет уже далеко не самый крупный центр этого промысла, однако Измаил считает важным для себя наняться на судно именно в Нантакете.

Остановившись по дороге туда в другом портовом городе, где не в диковинку встретить на улице дикаря, пополнившего на неведомых островах команду побывавшего там китобойца, где можно увидеть буфетную стойку, изготовленную из громадной китовой челюсти, где даже проповедник в церкви поднимается на кафедру по веревочной лестнице Измаил слушает страстную проповедь о поглощенном Левиафаном пророке Ионе, пытавшемся избегнуть пути, назначенного ему Богом, и знакомится в гостинице с туземцем-гарпунщиком Квикегом. Они становятся закадычными друзьями и решают вместе поступить на корабль.

В Нантакете они нанимаются на китобоец Пекод, готовящийся к выходу в трехгодичное кругосветное плавание.

Здесь Измаил узнает, что капитан Ахав (Ахав в Библии нечестивый царь Израиля, установивший культ Ваала и преследовавший пророков), под началом которого ему предстоит идти в море, в прошлом своем рейсе, единоборствуя с китом, потерял ногу и не выходит с тех пор из угрюмой меланхолии, а на корабле, по дороге домой, даже пребывал некоторое время не в своем уме. Но ни этому известию, ни другим странным событиям, заставляющим думать о какой-то тайне, связанной с Пекодом и его капитаном, Измаил пока ещё не придает значения. Встреченного на пристани незнакомца, пустившегося в неясные, но грозные пророчества о судьбе китобойца и всех зачисленных в его команду, он принимает за сумасшедшего или мошенника-попрошайку. И темные человеческие фигуры, ночью, скрытно, поднявшиеся на Пекод и потом словно растворившиеся на корабле, Измаил готов считать плодом собственного воображения.

Лишь спустя несколько дней после отплытия из Нантакета капитан Ахав оставляет свою каюту и появляется на палубе. Измаил поражен его мрачным обликом и отпечатавшейся на лице неизбывной внутренней болью.

В досках палубного настила заблаговременно пробуравлены отверстия, чтобы Ахав мог, укрепив в них костяную ногу, сделанную из полированной челюсти кашалота, хранить равновесие во время качки. Наблюдателям на мачтах отдан приказ особенно зорко высматривать в море белого кита.

Совет

Капитан болезненно замкнут, ещё жестче обычного требует беспрекословного и незамедлительного послушания, а собственные речи и поступки резко отказывается объяснить даже своим помощникам, у которых они зачастую вызывают недоумение.

Душа Ахава, говорит Измаил, суровой вьюжной зимой его старости спряталась в дуплистый ствол его тела и сосала там угрюмо лапу мрака.

Впервые вышедший в море на китобойце Измаил наблюдает особенности промыслового судна, работы и жизни на нем. В коротких главах, из которых и состоит вся книга, содержатся описания орудий, приемов и правил охоты на кашалота и добычи спермацета из его головы.

Другие главы, китоведческие от предпосланного книге свода упоминаний о китах в самого разного рода литературе до подробных обзоров китового хвоста, фонтана, скелета, наконец, китов из бронзы и камня, даже китов среди звезд, на протяжении всего романа дополняют повествование и смыкаются с ним, сообщая событиям новое, метафизическое измерение.

Однажды по приказу Ахава собирается команда Пекода. К мачте прибит золотой эквадорский дублон. Он предназначен тому, кто первым заметит кита-альбиноса, знаменитого среди китобоев и прозванного ими Моби Дик.

Этот кашалот, наводящий ужас своими размерами и свирепостью, белизной и необычной хитростью, носит в своей шкуре множество некогда направленных в него гарпунов, но во всех схватках с человеком остается победителем, и сокрушительный отпор, который получали от него люди, многих приучил к мысли, что охота на него грозит страшными бедствиями. Именно Моби Дик лишил Ахава ноги, когда капитан, оказавшись в конце погони среди обломков разбитых китом вельботов, в приступе слепой ненависти бросился на него с одним лишь ножом в руке. Теперь Ахав объявляет, что намерен преследовать этого кита по всем морям обоих полушарий, пока белая туша не закачается в волнах и не выпустит свой последний, черной крови, фонтан. Напрасно первый помощник Старбек, строгий квакер, возражает ему, что мстить существу, лишенному разума, поражающему лишь по слепому инстинкту, безумие и богохульство. Во всем, отвечает Ахав, проглядывают сквозь бессмысленную маску неведомые черты какого-то разумного начала; и если ты должен разить рази через эту маску! Белый кит навязчиво плывет у него перед глазами как воплощение всякого зла. С восторгом и яростью, обманывая собственный страх, матросы присоединяются к его проклятиям Моби Дику. Трое гарпунщиков, наполнив ромом перевернутые наконечники своих гарпунов, пьют за смерть белого кита. И только корабельный юнга, маленький негритенок Пип, молит у Бога спасения от этих людей.

Когда Пекод впервые встречает кашалотов и вельботы готовятся к спуску на воду, пятеро темнолицых призраков вдруг появляются среди матросов. Это команда вельбота самого Ахава, выходцы с каких-то островов в Южной Азии. Поскольку владельцы Пекода, полагая, что во время охоты от одноногого капитана уже не может быть толка, не предусмотре�

Источник: https://www.studsell.com/view/32611/

“Моби Дик” (Мелвилл): описание и анализ романа из энциклопедии

«Моби Дик» (полное название: «Моби Дик, или Белый Кит»; «Moby Dick») — роман-притча Г. Мелвилла. Написанный на рубеже 1840 — 1850-х гг. и опубликованный в 1851 г.

, был практически проигнорирован критикой и читателями, так как сильно отличался от литературной маринистики того времени (прежде всего от ранних морских романов самого Мелвилла), в контексте которой был воспринят.

Это не просто приключенческий роман о китобоях, а попытка «романа романов», некоего универсального литературного симбиоза, вместившего в себя все жанры — от энциклопедии (главы, посвященные классификации китов) до трагедии (части романа, написанные в форме драматического диалога).

В результате получился грандиозный роман-миф, наполненный экзистенциальными коллизиями человеческого бытия. Критик Л. Мамфорд писал: «Моби Лик» — одна из первых мифологий современности, иными словами, она создана из реалий современной жизни, на основе научных данных и исследований…, а не древних символов — Прометея, Эндимиона, Ореста, или фольклорных преданий вроде легенды о докторе Фаусте».

Повествование в романе «Моби Дик» Мелвилла ведется от лица Измаила, типичного для романтизма «лишнего человека», который, испытывая чайльд-гарольдовскую тоску и разочарованность жизнью, уходит простым матросом на китобоец «Пекод». Измаил — философ, озабоченный коренными вопросами человеческого бытия — свободы воли и рока, судьбы и необходимости.

Обратите внимание

После выхода в открытое море выясняется, что «Пекод» совершает не обычный китобойный рейс. Капитан корабля Ахав одержим страстью: найти и уничтожить своего обидчика — исполинского кита-альбиноса по прозвищу Моби Дик, который некогда откусил Ахаву ногу.

«Вот цель нашего плавания, люди! Гоняться за белым китом по обоим полушариям, покуда не выпустит он фонтан черной крови и не закачается на волнах его белая туша!»

Между речью капитана, обращенной к команде, и решающей встречей с Белым Китом у экватора расположены многочисленные события, описанные в 135 главах книги.

Читайте также:  Сочинения об авторе шатобриан

Бой Ахава с Белым Китом длится три дня и завершается гибелью «Пекода»: Белый Кит разрушает корабль, увлекая в океанскую пучину Ахава и всю его команду. Эпилог рассказывает о чудесном спасении Измаила, который после кораблекрушения был подхвачен проходящим мимо китобойцем.

Его спасение нужно автору лишь для того, чтобы Измаил смог поведать миру ужасную историю о жизни и смерти безногого морехода (ср. сюжет поэмы Колриджа «Сказание о старом мореходе»).

Цепочка описанных в романе происшествий имеет глубокий символический смысл, составляющий основу величественного замысла Мелвилла.

Палуба китобойца «Пекод», на котором разыгрывается действие книги, становится для автора полигоном для изучения человеческого поведения.

Команда корабля, представляющая все народы и расы земного шара (тут помимо янки есть африканские негры, азиаты, полинезийцы, европейцы) — это человечество в миниатюре (нечто подобное спустя более века обнаружится в «Корабле дураков» К.Э. Портер).

В романе несколько десятков персонажей, каждый из которых является своего рода идеологом, обладающим своим уникальным взглядом на происходящие события. Сведенные воедино все точки зрения создают мозаичную картину, дающую простор для многозначной интерпретации истории борьбы старика Ахава и Белого Кита.

Важно

Ахав, главный герой романа, одержим яростной жаждой познать тайну человеческих страданий и горя и лично победить мировое зло, которое для него воплотилось в почти мистическом Белом Ките. Вот почему погоня за Моби Диком, описанная Мелвиллом-маринистом как увлекательная морская охота, вместе с тем прочитывается и как символический поединок человека с силами природы, несущими людям горе.

Однако образ Белого Кита далеко не однозначен.

Порой он и впрямь выступает как емкий символ слепой жестокости природы, но порой его можно воспринять и как аллегорию сурового ветхозаветного Всевышнего, карающего человеческую гордыню и злодейство.

И все же при всей смысловой неоднозначности образов романа читателя не покидает ощущение глубинной симпатии автора к прометеевскому жертвенному упрямству Ахава.

Роман был экранизирован в США — 1930 (капитан Ахав — Д. Бэрримор) и 1956 г. (в той же роли — Г.Пек).

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. – М.: ВАГРИУС, 1998

Источник: http://classlit.ru/publ/zarubezhnaja_literatura/drugie_avtori/mobi_dik_melvill_opisanie_i_analiz_romana_iz_ehnciklopedii/62-1-0-1355

18. Герман Мелвилл «Моби Дик, или Белй Кит» » Шпоры для студентов

Творчество Мелвилла 1840-х годов помогает понять, как писатель шел к своему шедевру, как накапливалось его мастерство. «Белый бушлат» показал искусство Мелвилла в воспроизведении реалий корабельного быта; «Марди» — его ин­терес к философской проблематике.

Новаторство, «Моби Дик» был опубликован в плодоносную для национальной литературы пору на заре «Американского ренес­санса». Но судьба его романа в такой же мере, как и «Листьев травы» Уитмена, оказалась парадоксальной.

Только признание к «Моби Дику» пришло с еще большим запозданием. Поначалу ро­ман был воспринят и критиками, и читателями как произведение по меньшей мере «странное». А затем он был прочно предан заб­вению.

Чем же можно объяснить подобную реакцию, естествен­но, крайне огорчительную для автора?

Мелвилл имел репутацию знатока моря, корабельного быта, и от него ожидали произведения, тематически ясного и легко чита­емого. «Моби Дик» же казался романом громоздким, композици­онно невнятным, а главное — не отвечал привычным литератур­ным вкусам.

Чтение его было, да и остается отнюдь не легким делом.

Ставила в тупик непривычная архитектоника романа, в котором причудливым образом были перетасованы самые разно­образные элементы: повествование о корабельной жизни, фило­софские экскурсы, лирические монологи, научные разыскания о китах, технологические описания их промышленной переработ­ки, притчи.

Сегодня роман безоговорочно признан величайшим романом XIX в., посвященным Человеку и Челове­честву, историческому пути Америки.

Совет

Первоначально книга задумывалась как морской роман о ки­тобойном промысле. Постепенно замысел углублялся. План и струк­тура романа усложнялись, обретали философско-соииальную мас­штабность.

Писатель бесстрашно раздвигал сложившиеся жанро­вые и стилевые параметры, придя в итоге к созданию произведения новаторского, являющего собой художественный синтез раз­ных стилевых элементов, включавших бытописательство и приключенческую тематику, аллегорию и символику, документали­стику и высокую патетику, подлинные реалии китобойного про­мысла, корабельной службы и библейские, религиозно-философ­ские аллюзии.

Сюжет: погоня за Белым Китом. В основе сюжета, драматично­го, причудливого и увлекательного, развивающегося линейно, — перипетии погони за огромным Белым Китом, океанским вели­каном, причинившим морякам немало зла.

«Зовите меня Измаил» — таков «зачин» романа. Измаил — один из участников драмы, он же рассказчик. Но иногда нить повество­вания переходит к автору: подобная «взаимозаменяемость» созда­ст весьма своеобразные перепады в повествовании.

О себе Измаил сообщает, что «в кошельке почти не осталось денег, а на земле не осталось ничего, что могло бы еще занять». Поэтому он ре­шил сесть на корабль и поплавать немного. Для героя это — «проверен­ный способ развеять тоску и наладить кровообращение». Он собирается наняться китобойцем и знакомится с гарпунщиком по имени Квикег, туземцем, уроженцем Южных морей. Они становятся друзьями.

В романе выделяется ряд ключевых, судьбоносных эпизодов.

Однажды Измаил забредает в церковь, где слушает проповедь отца Мэппла, излагавшего библейскую легенду о пророке Ионе, который испугался возложенного на него Богом опасного поручения и был в на­казание проглочен китом.

Проповедь производит сильнейшее впечатле­ние на Измаила. Ее пафос в том, что человеку должно являть мужество, твердость духа, идти намеченной дорогой.

Здесь предначертаны будущие события: встреча героя с капитаном Ахавом, погоня и битва с Белым Китом.

Измаил и Квикег спешат в Нантакет, крупнейший центр китобойно­го промысла в Новой Англии.

Обратите внимание

Там они нанимаются на шхуну «Пекод»» «удивительную старую посудину», «судно старинного образца, не слиш­ком большое и по-старомодному раздутое в боках». «Пекод» окружает атмосфера мистической таинственности.

Шхуна готовится уйти в трех­летнее плавание. Старый моряк Илия предупреждает Измаила и Квикега об опасности потерять душу, плавая на этом судне.

С первых же страниц читателя не покидает ощущение того, что «Пекод» — не обычное китобойное судно. Едва ли не каждый эпи­зод, связанный с его драматической одиссеей, может быть истол­кован как аллегорический, символический.

Команда «Пекода» — это особый микромир, человечество в миниатюре, пестрое разнообразие национальностей, рас и тем­пераментов. Это старший помощник Старбек, квакер из Нантукета.

Второй помощник Огабб, многоопытный мореход, никогда не расстающийся с трубкой. Третий помощник Фласк, дружелюбный, с чувством юмора.

Среди членов команды таинственный азиат Федалла; уже упоминавшийся гарпунер Квикег, человек «честно­го сердца»; краснокожий индеец Тэштего; африканец Дату; чер­нокожий слуга юноша Пип.

Но над всеми ими возвышается таинственный капитан Ахав, мощная романтическая фигура, вызывающая ассоциации с Про­метеем Шелли, Каином Байрона, Сатаной Мильтона. В его фана­тической одержимости есть нечто, роднящее его с пуританами, ступившими в XVII в.

на американскую землю. Он одержим все­поглощающей страстью рассчитаться с загадочным китом Моби Диком, который олицетворяет мировое Зло, «темную неулови­мую силу, что существует от века».

«Все зло для безумного Аха­ва, — пишет Мелвилл, — стало видимым и доступный в облике Моби Дика». Ахав — человек одержимый, он выше земных забот. На берегу остались его жена, маленький сын. Команда, судьбой которой он распоряжается, беспрекословно ему подчинена.

Важно

Ахав велит прибить к матче золотой дублон, который будет принадле­жать тому, кто первым заметит кита.

Кит — существо загадочное и страшное. По словам моряков, он об­ладает «беспримерной расчетливостью» и «адской свирепостью». Его белый цвет имеет символическое значение — как олицетворение хо­лодной безжалостности. Этот кит огромных размеров носит в своем теле множество гарпунов, вонзившихся в него, но так и не ставших для него роковыми. В схватке с ним Ахав потерял ногу.

Вместо нее у него протез, также белого цвета, выточенный из полированной челюсти ка­шалота. Ахав намерен преследовать кита во всех морях, пока не победит его в смертельной схватке. Мрачный и ожесточившийся, в черной надви­нутой на лоб шляпе капитан стоит в своей рубке: в ней пробиты отвер­стия, куда входит протез, позволяющий Ахаву сохранять равновесие во время качки.

Сюжет романа — цепь красочных эпизодов, подчиненных внутренне­му стержню, поискам Моби Дика. «Пекод», бороздя океанские просторы, не прекращает промысла китов, набивая бочки спермацетом. У встречных судов Ахав осведомляется о том, замечали ли они Белого Кита.

И всякий раз следует рассказ о том, как какой-то член команды погиб или был искалечен в схватке с морским великаном. Капитан одного английского китобойца сумел загарпунить Белого Кита, но тот вырвался, а капитан потерял руку.

На другом китобойце — «Иеровам» старший помощник Мейси вопреки предостережениям устремился в погоню за кашалотом, кото­рый ударом хвоста выбросил Мейси в море, те тот бесследно исчез.

Однажды «Пекод» вылавливает кита, но тот оказывается таких раз­меров, что его невозможно пришвартовать к шхуне и приходится оста­вить его в море. Позднее «Пекод» обнаруживает стаю китов, но убивают киысо одного.

Среди символичных эпизодов — болезнь Квикега, кото­рый, страдая от малярии, сколачивает себе гроб. Но Квикегу удается выздороветь. Гроб остается на корабле.

В финале во время гибели «ПекоДа» Измаил спасется, зацепившись за этот гроб.

«Пекод» выходит в Тихий океан. Таинственный капитан пребывает а лихорадочном ожидании схватки с Моби Диком, Сгарбск всерьез озабо­чен психическим состоянием Ахава. В команде зреет недовольство.

Совет

Ат­мосфера сгущается, когда одни из моряков, сорвавшись с мачты, гиб­нет в море. Наконец, с китобойца «Рахиль» приходит сообщение, что Моби Дик потопил бот, посланный за ним вдогонку.

При этом среди погибших оказался сын капитана.

И вот на «Пскодс» замечают Моби Дика. Погоня за ним длится три дня. Несколько раз вельботы с моряками приближаются к разъяренному киту. Однажды он выбрасывает в морс Ахава, но тот остается в живых Наступает финальный акт трагедии. Одноногий капитан штурмует ожес­точившегося кита, который таранит и топит «Псков* вместе с командой.

Видя катастрофу корабля. Ахав с яростью поражает Белого Кита гарпу­ном со словами: «О, одинокая смерть в конце одинокой жизни. Теперь я чувствую, что все мое величие в моем величайшем страдании». Гарпун впивается в белую тушу кита, который гибнет, увлекая за собой в океан­скую пучину и самого Ахава. В морской воронке исчезает и «Пекод».

Спа­сается только Измаил.

С подлинно шекспировской силой в рамках фантастического сюжета разрешает Мел вилл одну из популярных тем романтичес­кой литературы — смертельное единоборство бунтаря одиночки со вселенским злом…

Философский роман. Как это нередко бывает (мы уже столкну­лись со структурой подобного типа в «Алой букве» Готорна), пе­ред нами многоуровневый роман в стилевом и смысловом плане. Правомерно рассматривать «Моби Дик» как роман с двойным и даже тройным дном.

За внешним повествовательно-событийным уровнем просматривается уровень аллегорический» символиче­ский, философский. Конкретное событие, эпизод зачастую полу­чают более широкую философскую интерпретацию. Сама «мор­ская» фактура предопределяет подобный аспект. «Размышление и вода навечно неотделимы друг от друга», — читаем мы у Мелвил­ла.

Океан в своей грозной необозримости настраивает и автора, и читателя на глубокие размышления об основах бытия.

Аллегорический смысл в романе выражен то открыто, то «за­маскирован» в разного рода параллелях и ассоциациях В тексте обнаруживаются многочисленные ссылки на сочинения и сентен­ции выдающихся мыслителей, таких, как Декарт, Паскаль, Бэ­кон и др. То же относится к упоминаниям библейских персона­жей, эпизодов и сюжетов мифологического характера. Так, сим­волический характер приобретает уже упоминавшаяся проповедь отца Мэппла, его притча о пророке Ионе и ките.

Обратите внимание

Символичны и имена собственные. Молодой американец, вы­полняющий функцию повествователя, зовется Измаил. В книге Бытия об Измаиле, сыне Авраама сказано: «Он будет между людь­ми, как дикий осел, руки его на всех и руки всех на него».

Читайте также:  Сочинения об авторе шолохов

Имя капитана Ахава также библейского происхождения, Это нечести­вый царь Израиля, который установил культ Ваала и стал пресле­довать пророков. Шхуна «Рахиль», встретившаяся «Пскову», но­сит имя ветхозаветной Рахили, которая оплакивает своего ребен­ка. Капитан этой шхуны потерял своего сына, который бросился в погоню за Белым Китом.

Поглощенная в финале романа океан­ской пучиной шхуна «Пекод» названа именем одного из индей­ских племен, которые обитали в штате Массачусетс и ушли в небытие.

Но дело, конечно, не в отдельных деталях. В романе писатель словно бы «аккумулировал» соображения общефилософского ха­рактера, затрагивающие универсальные проблемы бытия: чело­век в его отношении ко Вселенной, к Богу, проблеме рока, судь­бы, смыслу жизни.

Мысли Мелвилла по этим вопросам выражены не прямо, а в основном опосредствованно, через отдельные обра­зы, эпизоды и ситуации. Поэтому они не всегда поддаются четкой интерпретации.

Многочисленными комментаторами и исследова­телями романа высказаны на этот счет разные точки зрения.

Очевидно, однако, что мироощущение писателя глубоко пес­симистично. Вселенная безразлична к человеку. Индивид даже в своих героических усилиях остается одинок перед пугающей не­обозримостью космоса.

«Моби Дик», возможно, — самый яркий роман философско-аллегорической тональности в американской литературе.

«Китобойный» роман. Кит в романе — это не только живое су­щество, данное в романтически-фантастическом ключе. Это — миф, легенда. Своеобразие «Моби Дика» в том, что он являет собой как бы энциклопедию науки о китах — цетологии.

Роман открывается главой, в которой собраны разнообразные сведения о китах, начиная с псалмов Давида и кончая извлечениями из сочинений знаменитых писателей и цитатами из научных трудов.

Важно

В тексте романа многочисленны фрагменты, прямо не связанные с сюжетом, содержащие сведения по технологии ловли китов, их промышленной переработке, использованию китового жира и т. д.

Социальный роман. «Моби Дик» содержит признаки социаль­ного романа. Роман о китобойном промысле был задуман как ал­легория современной Мел виллу Америки. В нем присутствует бы­товой колорит Новой Англии, к одному из портов которой был приписан «Пекод». Символичен и сам многонациональный эки­паж китобойца, указывающий на процесс формирования Амери­ки как «плавильного котла» разных этносов.

Социальную структуру американского общества представляют несколько фигур. Это Вилдад, владелец корабля, как и многие потомки пуритан человек набожный, у которого неистовая рели­гиозность соединяется с жаждой обогащения. Он работает на бе­регу, предпочитая извлекать прибыль из опасного труда китобоев.

Старший помощник Старбек — искусный мореход: разумный, хладнокровный и многоопытный в китобойном бизнесе. Наконец, незабываемый капитан Ахав, в котором непреклонное стремле­ние добиться своей цели подавляет даже соображения здравого смысла. Акцентировка черт фанатизма в характере Ахава, видимо, была намеренной.

Возможно, Мел вилл видел перед собой фигу­ры тех пламенных аболиционистов, людей одержимых, которые были готовы любой ценой сокрушить ненавистное рабство.

«Моби Дик»; поэтика. Драматургический элемент. Особенность романа состоит в том, что многие эпизоды построены как драматургические сцены и фрагменты. Они начинаются с авторских ремарок, а затем следу­ют диалоги действующих лиц, не сопровождаемые комментария­ми повествователя.

Палуба «Пекода» становится своеобразными сценическими подмостками, на которых разыгрывается действо вселенского масштаба. Краткий эпилог к роману начинается таки­ми словами: «Драма сыграна. Почему же кто-то опять выходит к рампе? Потому что один человек все-таки остался жив». Стилис­тика «Моби Дика» — свидетельство увлечения Мелвилла Шекс­пиром.

В пору работы над романом он увлеченно штудировал «Ко­роля Лира».

Сила подробностей. Осязаемость, живость, наглядность описы­ваемого — замечательная особенность мелвилловской поэтики. Его романтическая палитра включает все богатство словесных красок: гиперболу, гротеск, метафору, высокую патетику.

Сила мелвил­ловской фантазии соединяется с мощной писательской памятью. Он точен в деталях, конкретен в подробностях. Любое описание в романе предельно наглядно и реально. В этом Мелвилл близок к Э. По и У. Уитмену.

Совет

Это та самая «сила подробностей», явление специфически американское, замеченное еще Ф. Достоевским.

Мастер слова. Мелвилл — выдающийся мастер слова. Романис­ту в равной мере подвластны разнообразные языковые стихии — от бытовой приземлены ости до взволнованного лиризма. Описа­ния плавно перетекают в авторские размышления и отступления.

Фраза у Мелвилла ветвистая, сложная, словарь неисчерпаем. Мно­гокрасочность лексики, динамика слова Мелвилла — писателя-мариниста органично аккумулирует все оттенки и состояния глав­ного объекта изображения — переменчивой стихии океана.

Рукой мастера выписана трагическая финальная сцена — гибель «Пеко­да».

Подобная мощному музыкальному аккорду, заключительная фраза романа ставит точку в трагическом действе.

Трагедия «Пекода» вписывается в космос, в бесконечность ми­роздания. Мелвилла отличало поэтическое мировидение. Его ро­ман — это эпическая поэма в прозе. Она уникальна по богатству жизненного материала, человеческой типологии, значимости философской проблематики. На фоне других романтических ше­девров роман Мелвилла может быть назван «энциклопедией аме­риканской жизни»

Источник: http://shporiforall.ru/shpory/zarubezhnojj-literature-11-po-20-veka/18-german-melvill-mobi-dik-ili-belj-kit.html

Герман Мелвилл

МЕЛВИЛЛ, ГЕРМАН (Melville, Herman) (1819–1891), американский писатель. Родился в Нью-Йорке 1августа 1819. Мальчиком посещал нью-йоркскую мужскую среднюю школу, а позже, когда его отец в 1830 разорился и семье пришлось перебраться в Олбани (шт. Нью-Йорк), – Олбанскую Академию.

После смерти отца в 1832 Мелвилл некоторое время был банковским служащим, работал у дяди на ферме, на меховой фабрике у старшего брата Гансворта. Когда же во время депрессии 1837 и это дело лопнуло, Мелвилл, проучившийся недолго в олбанской гуманитарной школе, несколько недель пробовал работать школьным учителем близ Питсфилда (шт. Массачусетс).

После некоторого недоразумения с жалованьем он возвратился домой, в Лансингборо под Олбани, и там в Академии Лансингборо изучал гидрографию, предполагая получить место на канале Эри. Когда эти надежды не оправдались, Мелвилл в июне 1839 нанялся в команду пакетбота «Святой Лаврентий», который курсировал между Нью-Йорком и Ливерпулем.

Обратите внимание

Возвратившись из плаванья в октябре, он снова некоторое время работал школьным учителем в Гринбуше и Брансуике (шт. Нью-Йорк), затем съездил к дяде в Галену на Миссисипи. 3 января 1841 на китобойце «Акушнет» он отправился из Нью-Бедфорда в долгое промысловое плаванье по Южным морям.

Полтора года китобойного плаванья под властью сурового капитана принесли такое разочарование, что 9 июля 1842 в бухте Нукухива на Маркизских островах Мелвилл вместе с еще одним молодым матросом сбежал со своего судна и целый месяц прожил в долине Тайпи, жители которой слыли людоедами, затем выбрался оттуда и на другом китобойце, «Люси Энн», добрался до Таити.

Там Мелвилл был вместе с другими членами команды на некоторое время заключен в тюрьму за бунт на судне. Потом он подрядился на китобоец «Чарльз и Генри», прожил какое-то время на Гавайях, на острове Мауи и в Гонолулу, откуда 17 августа 1843, поступив в американский военный флот, на фрегате «Юнайтед стейтс» отплыл на родину и 14 октября 1844 высадился в Бостоне.

Вскоре после возвращения домой Мелвилл взялся описывать свои приключения в Южных морях. В 1846 в Лондоне и Нью-Йорке вышла книга Тайпи (Typee), где живо описано, как он пленником жил в долине Тайпи. Первое произведение Мелвилла имело большой успех.

Его можно считать родоначальником целого жанра повествований о приключениях в Южных морях, которые за последующие сто лет появлялись повсеместно и в изобилии. Продолжение Тайпи под названием Ому (Omoo, 1847) тоже привлекло внимание читающей публики, но автора осудили за нелестные отзывы о деятельности миссионеров.

Между тем 4 августа 1847 Мелвилл женился на Элизабет Шоу, дочери главного судьи Массачусетса Лемюэля Шоу. Безуспешно пытаясь устроиться на государственную службу, Мелвилл пишет аллегорическую фантазию Марди (Mardi) и повесть Редберн (Redburn) (обе 1849), широко используя обстоятельства своего плавания в Ливерпуль.

Следом была написана пятая книга Мелвилла, Белый бушлат (White-Jacket, 1850), изображающая жизнь на военном корабле, и Мелвилл отправился в Англию договориться о ее публикации, а заодно предпринял для отдыха недолгую поездку по Европе.

По возвращении он с семьей переселился на ферму близ Питсфилда в надежде вести там свободную жизнь джентльмена-фермера. Здесь состоялось знакомство Мелвилла с Н.Готорном, под влиянием которого он написал свой самый знаменитый роман Моби Дик (Moby Dick, 1851).

Роман не повторил успеха первых книг.

Важно

Внешне это повествование о приключениях на китобойном промысле, но главы о систематике китообразных, о приемах добычи и разделки китов, великолепные описания океана и некоторых его удивительных обитателей, психологические очерки характеров отдельных китобоев и длинные философские рассуждения расположены вокруг сюжета захватывающей погони безумного капитана за китом.

Вероятно, поначалу Мелвилл намеревался ограничиться авантюрным сюжетом, но по мере работы над рукописью его склонность к назиданию и морализаторству взяла верх над повествованием. Результатом стала не аллегория, которой он бдительно избегал после неудачи с Марди, а ни на что не похожая комбинация приключений, мелодрамы и философии.

В Пьере (Pierre, 1852) Мелвилл меняет антураж и обращает взгляд уже не на океан, а на местность в Беркширских холмах и на Нью-Йорк.

Затем, после опубликования в1855 Израиля Поттера (Israel Potter), он собрал свои рассказы и зарисовки, печатавшиеся в журналах «Патнем» и «Харперс», и издал их в сборнике Рассказы на веранде (The Piazza Tales, 1856).

В 1857 вышел Мошенник (The Confidence Man) – горькая, полуаллегорическая сатира на американские нравы.

В 1856–1857 Мелвилл совершил поездку по Европе и Святой Земле и после этого в течение трех сезонов на основе своих дорожных записей читал лекции о скульптуре, путешествиях и Южных морях. Последнее его морское плаванье относится к 1860, когда он на клиппере под командой своего брата Томаса отправился в Сан-Франциско.

В 1863 Мелвилл продал ферму брату Аллану и вернулся на постоянное жительство в Нью-Йорк, где в 1866 получил место таможенного инспектора, которое занимал последующие девятнадцать лет. В 1866 вышел первый сборник стихотворений Мелвилла Батальные сцены, или Война с разных точек зрения (Battle Pieces and Aspects of the War).

Длинная повествовательная поэма про Святую землю Клэрел (Clarel) была опубликована в 1876. Получив кое-какое наследство и оставив службу в таможне в декабре 1885, Мелвилл посвятил остаток жизни кабинетным занятиям и литературной работе.

Совет

На собственные средства он издал два томика стихов – Джон Марр и другие матросы (John Marr and Other Sailors, 1888) и Тимолеон (Timoleon, 1891) – и оставил после себя рукопись короткого романа Билли Бадд, фор-марсовый матрос (Billy Budd, Foretopman). Последнее произведение критики в наши дни ставят на второе место в творческом наследии Мелвилла – после Моби Дика.

В нем рассказывается о молодом и ни в чем не повинном британском матросе, повешенном по обвинению в убийстве жестокого офицера. Умер Мелвилл в Нью-Йорке 28 сентября 1891. Возрождение интереса к его творчеству началось вскоре после Первой мировой войны.

Литература

Ковалев Ю.В. Герман Мелвилл и американский романтизм. Л., 1972 Мелвилл Г. Энкантадас, или Очарованные острова. Дневник путешествия в Европу и Левант. М., 1979 Мелвилл Г. Билли Бад. Рассказы и повести. Л., 1986

Мелвилл Г. Собрание сочинений, тт. 1–3. Л., 1987

Энциклопедия Кругосвет

Источник: http://bookinistic.narod.ru/in_biography/m/melwill.html

Ссылка на основную публикацию