Сочинения об авторе слонимский

Слонимский сергей

Слонимский Сергей Михайлович — один из лидеров современной отечественной музыки, Композитор, музыковед, пианист, автор произведений во всех жанрах.

Родился 12 августа 1932 года в Ленинграде в семье писателя М. Л. Слонимского. Окончил Ленинградскую государственную консерваторию имени Н. А. Римского-Корсакова по классу композиции и фортепиано.

Сегодня Сергей Слонимский — профессор Санкт-Петербургской консерватории, народный артист России, лауреат Государственной премии Российской Федерации имени М. И. Глинки, премии правительства Санкт-Петербурга (1996), Академик Российской академии образования, кавалер Командорского креста ордена «За заслуги» Республики Польша.

Обратите внимание

Основатель и ведущий Музыкальных собраний Фонда культуры Петербурга, член Союза композиторов. В октябре 2009 года удостоен премии «Балтийская звезда».

Сочинения Сергея Слонимского часто исполняются в России и за рубежом.

Основные произведения:

Музыкальная драма «Виринея» (1965–1967) по мотивам повести Л. Сейфуллиной

Камерная опера «Мастер и Маргарита» (1970–1972) по М. Булгакову

Опера-баллада «Мария Стюарт» (1978–1980) на либретто Я.

Гордина

Dramma per musica «Гамлет» (1990–1991) по трагедии У. Шекспира в переводе Б. Пастернака

Dramma per musica «Король Лир» (2000–2001) по трагедии У. Шекспира в переводе Б. Пастернака

Камерная опера (монодическая драма) «Царь Иксион» (1993–1995) по античному мифу и трагедии Ин.

 Анненского

Русская трагедия в четырнадцати видениях с тремя эпилогами и увертюрой «Видения Иоанна Грозного» на либретто Я. Гордина (также издана Сюита из этой оперы. Для солистов, хора и симф. оркестра. Партитура)

Сюита из балета «Волшебный орех» по «Сказке о крепком орехе» Э. Гофмана.

Для большого симфонического оркестра. Партитура

31 симфония:

Кантаты (среди них «Голос из хора» (1962–1963) на стихи Александра Блока, «Один день жизни» (1998) на тексты «Главы о тысяче» Дхаммапады в переводе В.

Топорова)

Оратория «Час мужества»

Инструментальные концерты (в т. ч. для фортепиано /партитура, клавир/, для органа, для скрипки, альтавиолончели), а также:

Фортепианная музыка (в две и четыре руки, а также сборник пьес для самых маленьких — «Первые шаги на клавиатуре»)

Реквием для солистов, хора и симфонического оркестра (2003)

Сочинения для хора (в т. ч. песня «Петербургская звезда»,  сборник хоров для детей, Два хора на стихи А. Введенского), а также множество вокальных (песни и романсы) и камерно-инструментальных произведений, среди которых:

Музыка на CD:

24 прелюдии и фуги (на двойном CD)

Реквием. Симфония № 11

Увертюра к опере «Видения Иоанна Грозного». Славянский концерт. Симфония № 10

Сергей Слонимский — детям. Исполняет автор

Вокальные сочинения на стихи А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова

Инструментальные концерты 

Сочинения в каталоге проката

Литературные произведения Слонимского:

Бурлески, элегии, дифирамбы (мягкая обл., 2000)

Заметки о композиторских школах Петербурга XX века. К 150-летию Петербургской консерватории, 2012

Мелодика. Основы практического курса, 2018 г.

Мысли о композиторском ремесле, 2006

О новаторстве Шопена. К 200-летию со дня рождения, 2010

Парадоксы в современной музыке и в современной жизни, 2017

Практическая гармония. Учебное пособие

Свободный диссонанс. Очерки о русской музыке, 2004

Творческий облик Листа: взгляд из XXI в., 2010

Важно

Раздумья  о третьем авангарде и путях современной музыки (заметки композитора), 2014

Книги О Сергее Михайловиче Слонимском:

Александр Харьковский: Интервью с продолжением…

СЕРГЕЙ СЛОНИМСКИЙ. ФОРТЕПИАННЫЕ ЦИКЛЫ ДЛЯ ДЕТЕЙ И ЮНОШЕСТВА:

ЧАСТЬ 1. «От пяти до пятидесяти»

ЧАСТЬ 2. «Первые шаги на клавиатуре»

ЧАСТЬ 3. «Три лесные истории»

ЧАСТЬ 4. «В Африке»

ЧАСТЬ 5. «В виртуальном мире»

ЧАСТЬ 6. «Из русских народных сказок»

ЧАСТЬ 7.

«Юность»

ЧАСТЬ 8. Двенадцать прелюдий

ЧАСТЬ 9. «Три грации». «Колористическая фантазия»

ЧАСТЬ 10. Детский репертуар: как ввести ребенка в мир современной музыки

ЧАСТЬ 11. Детская музыка: традиции Европы и России

ЧАСТЬ 12. CD: композитор исполняет свою музыку — детскую и не только

ЧАСТЬ 13.

Об исполнительской свободе 

(читать полностью)

Источник: https://compozitor.spb.ru/our-autors/?ELEMENT_ID=37177

Вокальные сочинения Сергея Слонимского | Музыкальная станция онлайн

Юлия Мазурова

В последнее время часто звучат два композиторских имени: одно – ныне живущего петербургского композитора Сергея Слонимского (ему в августе исполняется 85 лет) и другое – ушедшего в мир иной Моисея Вайнберга.

Почти одновременно поставлены две оперы Вайнберга: «Идиот» (в Большом театре) и «Пассажирка» (в Екатеринбургском театре оперы и балета и в «Новой опере им. Колобова» в Москве). Полуконцертное исполнение оперы Сергея Слонимского «Король Лир» и его же «Реквиема» осуществил Госоркестр России им. Е. Светланова. Несколько концертов камерной музыки содержали сочинения Слонимского и Вайнберга.

«Желанные собеседники» – так назывался один из этих концертов, 13 февраля 2017 года в Камерном зале Московской филармонии.

Первое отделение –восемь вокальных сочинений Сергея Слонимского. Второе отделение – «Северная баллада памяти Грига» для фортепиано С. Слонимского, романсы русских авторов (М. Балакирева, Н. Римского-Корсакова и П. Чайковского), близких Слонимскому по духу, – и две песни самого композитора.

Вокальная часть программы была исполнена солисткой Большого театра России, лауреатом международных конкурсов и фестиваля-конкурса исполнительского мастерства «Играем Слонимского» Юлией Мазуровой (меццо-сопрано) и заслуженным артистом Российской Федерации пианистом и композитором Александром Покидченко – он же автор программы, её концертмейстер и ведущий.

Идея программы и её название возникли у А. Покидченко во время встречи Сергея Слонимского со студентами и преподавателями Московского института музыки имени Альфреда Шнитке. Своими «желанными собеседниками» Сергей Слонимский назвал тогда нескольких русских композиторов XIX века, близких ему по духу, – в том числе тех, чьи сочинения были отобраны для концерта.

Другим стимулом этой программы стало знакомство Покидченко с Юлией Мазуровой: она, по его мнению, ещё в санкт-петербургской консерватории очень хорошо исполняла романсы Слонимского.

Первое отделение концерта было полностью посвящено вокальному творчеству юбиляра.

Сюда вошли: цикл из пяти песен на стихи Марины Цветаевой: «Цельный день мне было душно», «Смотри, чтоб другой дорожкою», «Вот опять окно», «Где слезиночки роняла», «Проста моя осанка»; «Молитва» на стихи М.

Совет

 Лермонтова (не «В минуту жизни трудную», как известный романс Глинки, а «Не обвиняй меня, Всесильный»), «Башкирская девичья песня» на стихи Всеволода Рождественского и «Тесно сердце» из цикла «Три романса на стихи Владимира Соловьёва».

Читайте также:  Краткая биография фаркер

Все эти романсы и песни, написанные на стихи таких разных по стилю поэтов, объединяет одно чрезвычайно важное свойство композитора: чуткость к просодии именно русского стиха. При этом сохранено различие стиля каждого из этих поэтов.

Александр Покидченко

Особо показательно в этом смысле прозвучал контраст первой песни программы – и остальной её части.

Александр Покидченко вышел на сцену, без какого бы то ни было объявления сел за рояль и блестяще, в приблатнённой манере, сам спел песню «До нашей эры соблюдалось чувство меры» на слова Владимира Высоцкого.

Музыку к ней сочинил Сергей Слонимский, автор тридцати трёх симфоний, восьми опер, трёх балетов и прочей «академии».

Такое начало развеселило зал. Для молодёжной части аудитории это было неожиданностью. А вот старшую её часть такое соседство вряд ли удивило: полвека назад песня Сергея Слонимского «У кошки четыре ноги» из кинофильма «Республика ШКИД» (1966) была известна всем.

Насколько мне известно, «До нашей эры…» единственная авторская песня с «чужой» музыкой, записанная Владимиром Высоцким.

Слонимскому не близка ни патриотическая, ни гламурная песня. А вот песню блатную он любит; считает, по крайней мере, внутренне честной и точно отражающей тот социальный срез общества, внутри которого она бытует.

Обратите внимание

Песня «До нашей эры…» была написана Слонимским для кинофильма «Интервенция», через два года после «Республики ШКИД». Но в этом виде она в фильм не вошла. Другой текст на эту мелодию спел в «Интервенции» Ефим Копелян.

В первом отделении трудно выделить какой-либо номер. Прекрасно был исполнен весь цикл на стихи Марины Цветаевой. И всё же я бы особо отметил «Смотри, чтоб другой дорожкою» и «Вот опять окно». Очень хорошо была не только спета, но и сыграна «Башкирская девичья песня».

Есть ещё одна причина интереса Александра Покидченко (закончившего Московскую консерваторию по классу композиции) к творчеству Слонимского. Он ученик известного музыковеда Е. Б.

 Долинской, которая исследует творчество Слонимского и пишет о нём книгу. Елена Борисовна присутствовала в зале, и в конце первого отделения Покидченко её приветствовал, вручив ей букет.

Она в свою очередь сказала экспромтом несколько слов о Слонимском, точно подметив, что в своём творчестве он с каждым годом молодеет.

После «Северной баллады памяти Грига» Слонимского, тонко исполненной Александром Покидченко, зазвучали романсы: Грига «Люблю тебя» (стихи Г.-Х. Андерсена), М. Балакирева «Обойми, поцелуй» (ст. А.

Кольцова), Римского-Корсакова «Щекою к щеке ты моей приложись» (ст. Г. Гейне в пер. М. Михайлова) и «Вздымаются волны» (ст. А. К. Толстого); П. Чайковского «Смотри, вон облако» (ст. Н. Грекова), «Али мать меня рожала» (ст. Мицкевича в пер.

Мея), «И больно, и сладко» (ст. Е. Ростопчиной).

Нельзя не отметить, что романсы были выбраны весьма редко звучащие. Наиболее удались во втором отделении «Люблю тебя» Э. Грига и «Щекою к щеке ты моей приложись» Н. Римского-Корсакова.

Важно

Концерт завершили две замечательные песни Слонимского «Уж я с вечера сидела» (прозвучавшей и на бис) и «Змея-мачеха», блистательно исполненные Юлией Мазуровой.

Она героически выдержала огромную вокальную нагрузку. Ведь певица исполнила программу каждого отделения без традиционных в таких концертах инструментальных пауз.

Всю программу она спела безукоризненно вокально и превосходно драматически.

Великолепен во всех видах был и пианист Александр Покидченко. В первую очередь, он очень удачно составил всю программу и прекрасно, очень эмоционально вёл её. Показал он себя и замечательным, очень чутким концертмейстером с безукоризненным вкусом и блестящим пианизмом. Наиболее ярко качество его пианизма проявилось, естественно, в сольной фортепианной «Северной балладе памяти Грига».

Радует, что эта программа сможет получить и международный резонанс. Как сказал А. Покидченко, на май планируется её исполнение в Вене.

А в Москве 24 и 26 мая 2017 года в Бетховенском зале Большого театра силами Молодёжной оперной программы Большого театра состоится концерт, составленный из редко исполняемых русских романсов первой половины ХIХ века (помимо сверхпопулярных Глинки и Даргомыжского). В программу войдут романсы Александра Алябьева, Петра Булахова, Александра Варламова, Алексея Верстовского, Михаила Виельгорского, Александра Гурилёва. Педагог-репетитор этой программы – Александр Покидченко.

Ах, если бы исполнители обратили внимание ещё на трёх замечательных (увы, уже ушедших) композиторов нашей эпохи: Николая Сидельникова, Николая Корндорфа и Юрия Буцко…

Владимир Ойвин

Источник: http://station-online.ru/classic/vokalnye-sochineniya-sergeya-slonimskogo.html

Творческий путь С.М. Слонимского

Сергей Михайлович Слонимский – советский и российский композитор, музыковед, пианист, педагог родился 12 августа 1932 года в Ленинграде.

 Вот что 
рассказывает Сергей Слонимский 
об истории своей семьи в интервью «Русскому Журналу»: «История моей семьи не всегда была связана с Петербургом. Один из основоположников рода – Хайм (Зиновий) Слонимский родился в Варшаве и был ученым – изобретателем. Он в 40-е годы Х1Х века получил Демидовскую премию, создал вычислительную машину.

Многие его изобретения были перехвачены иностранцами, он не всегда их вовремя патентовал. Под конец жизни занялся гончарным искусством, как говорил мой отец, “сел на землю”. Он, видимо, был интересной, яркой, талантливой личностью, очень непрактичный был человек.

Совет

По семейной легенде, когда его привели к царю, он держался очень независимо, на что царь сказал: “Машина хорошая, еврей плохой”. Так что с Александром III он не поладил. Он очень долго жил в Петербурге. Его сын Леонид Слонимский работал в “Вестнике Европы” как журналист. Отец мой Михаил Слонимский – писатель, член литературного объединения “Серапионовы братья”.

Его брат Николай Слонимский – мой дядя – известный американский музыковед.

Вот его огромные энциклопедии в книжном шкафу стоят: Словарь Бейкера, “Музыка от А до Я и от 1900 года по дням по 80-е годы”, “Музыка в странах Латинской Америки”, “Лексикон музыкальной брани” (критика – от Баха до Шенберга и Шостаковича: он выяснил, что всех классиков всегда ругали за одно и то же – за недостаточную мелодичность и академичность, за непонятность и сухость). У него есть очень интересное исследование о музыкальных ладах и гаммах. Кроме того, он был другом Айвза и других классиков американской музыки. Первым их исполнял. Он был дирижер, пианист. Сейчас на русский язык переводится его автобиографическая книга “Абсолютный слух”. Он был знаком и с Зинаидой Гиппиус, и с Дмитрием Мережковским. Был секретарем Кусевицкого. Знал всех абсолютно музыкантов двадцатого века и с ними переписывался. Двоюродный брат отца, мой двоюродный дядя Антоний Слонимский – замечательный польский поэт и непримиримый критик социалистического строя, человек очень остроумный. Я с ним познакомился в 1962 году на “Варшавской осени”, поддерживал с ним контакты, написал на его стихи сочинение для голоса и флейты – очень левое, с третями тона, но и лирическое. Оно исполнялось на “Варшавской осени”. Антоний не был сторонником левого искусства, он подшучивал над тем, что нашим и польским поэтам надоел социалистический реализм и они пишут стихи из слогов. Ему мое сочинение понравилось. Недавно я нашел в домашнем архиве чудесную гравюру его жены Янины Конарской, которую она мне подарила в том же 1962 году. С Николаем Слонимским – американцем – я с 1962 года не только переписывался, но и много раз инициировал его приезд, уже пользуясь своим положением в Союзе композиторов. У отца почему-то не было постоянной связи с семьей после того, как он ушел на фронт. Он по-бунтарски относился к своим родным и не очень поощрял мои контакты, но я, вопреки ему, все-таки общался и с Николаем, и с Антонием. И не могу сказать, что я подражал им. У меня своя стезя – чисто композиторская».

Читайте также:  Краткая биография каменский

Интерес к сочинительству, композиции проявился у маленького Сережи очень рано. Сергей Слонимский вспоминает: «Интересного ничего, конечно, не произошло в свое время. Лет в пять примерно стихи, которые мне нравились, я просто пел, я еще не знал нот. Потом как-то пошел на спектакль «Красной шапочки» Евгения Львовича Шварца, большого друга моего отца, который часто бывал у нас в доме. Я так испугался еще не волка, а медведя доброго, что теребил маму за рукав: «Пойдем домой». Но я запомнил речевые интонации и лисы, и зайца, и волка, и мне казалось, что я их просто воспроизвел. Потом они Евгению Львовичу, мои родители показали эти песенки, он был доволен. Даже вспоминал меня неожиданно в своих «Телефонных книжках».

С восьми лет (с 1940 года) Сергей Слонимский учится у А. Артоболевской по классу фортепиано и у С. Вольфензона по классу композиции в музыкальной школе Петроградского района. 1943—1945 — обучение в Центральной 
музыкальной школе в Москве. По рекомендации Д. Д.

Шостаковича занимается композицией с В. Я. Шебалиным. В 1945 Слонимский переезжает в Ленинград, знакомится с В. Щербачевым, в то время главой ленинградской композиторской школы.

В 1945—1950 годах Сергей продолжил обучение игре на фортепиано у Самария Савшинского и композиции у Бориса Арапова и Сергея Вольфензона, затем — в Ленинградской консерватории у Ореста Евлахова (композиция) и Владимира Нильсена (фортепиано).

В 1958 году окончил аспирантуру под руководством Тиграна Тер-Мартиросяна, со следующего года и по сегодняшний день преподаёт в консерватории музыкально-теоретические дисциплины, с 1967 — композицию.

  Проявившиеся с детских лет склонность к импровизации, любовь к музыкальному театру, увлечение С. Прокофьевым, Д. Шостаковичем, М. Мусоргским – во многом определили творческий облик будущего композитора.

Обратите внимание

Вволю наслушавшись в военные годы в Перми, где был в эвакуации Кировский театр, классических опер, юный Слонимский импровизировал целые оперные сцены, сочинял пьесы, сонаты. И, наверное, в душе гордился, хотя и огорчался, что такой музыкант, как А.

Пазовский, – тогда главный дирижер театра – не верил, что десятилетний Сергей Слонимский написал романс на стихи Лермонтова сам.

В 1943 г. Слонимский купил в одном из московских галантерейных магазинов клавир оперы “Леди Макбет Мценского уезда” – запрещенное произведение Шостаковича сдали в утиль. Опера была выучена наизусть и переменки в ЦМШ оглашались “Сценой порки” под недоуменно-неодобрительные взгляды учителей.

Музыкальный кругозор Слонимского рос стремительно, мировая музыка поглощалась жанр за жанром, стиль за стилем.

Одновременно 
важнейшей школой для Сергея Слонимского стал русский фольклор.

Множество фольклорных экспедиций – “целая фольклорная консерватория” – прошли в постижении не только песни, но и народного характера, уклада русской деревни.  В начале шестидесятых, воодушевлённый “русскими” работами Стравинского и особенно его “Свадьбой”, С.

Слонимский занялся исследованием русских народных песен и крестьянских вокальных  стихов, примкнув для этого к трём собирательным фольклорным экспедициям. Такие экспедиции были давней традицией Петербургской консерватории.

Вот как об этом говорит сам Сергей Слонимский в радиоинтервью: «Меня больше интересовали люди, чем мелодии. Мне не надо было потом использовать, выдавать за свои мелодии. Конечно, стиль музыки я слушал, но главным образом меня как писателя интересовали люди».

Однако принципиальная художественная позиция Слонимского 
требовала чуткого вслушивания 
и в современный городской фольклор. Так в его музыку органично вошли интонации туристских и бардовских песен 60-х гг. Кантата “Голос из хора” на стихи A.Блока (1964) – первый опыт сочетания далеких стилей в единое художественное целое, определенный впоследствии А. Шнитке как “полистилистика”.

Важно

Микротональные 
модуляции крестьянского пения 
подсказали Слонимскому использование треть- и четвертьтонов в Скрипичной сонате (1961) и “Польских строфах” (1963). Приёмы, подобные этим, появляются до шестидесятого года в музыке Алоиса Хаба, Ивана Вышнеградского, Хулиана Каррийо, Бела Бартока, а после – в музыке Лу Харрисона, Джеймса Тенни и Кеннета Габуро.

Читайте также:  Сочинения об авторе мериме

 Слонимский 
был одним из первых советских 
композиторов, освоивших двенадцатитоновую 
технику. Двенадцатитоновые принципы 
цикличности, применяемые в разнообразных степенях свободы, иногда используются в сочетании со строгими полифоническими формами, как, например, в Концерте – буфф, и могут включать импровизационные элементы.

Непосредственное 
использование Слонимским звуков часто включает кластеры, обычно структурно подготовленные и мотивированные, что говорит о следовании таким композиторам, как Генри Коуэл, Чарлз Ивз, а также соответствует примерам современников: Стокхаузена, Стенли Лунетта, Теодора Лукаса.

Слонимский использует собственные символы “для звуков, аккордов и кластеров, абсолютность тона которых не принципиальна”, но применяет их по-разному для клавишных или струнных кластеров.

Сергей Слонимский также пользуется звучанием “подготовленного” (оснащённого) фортепиано.

Он сопровождает нотный текст авторскими инструкциями для исполнителя, как это типично для нашего времени, давая объяснения относительно метода звукоизвлечения, указания высоты и длительности, а также обозначения шифра  линий между нотами.

   Как можно видеть, Слонимский использует все виды композиционных техник, известных ранее и развившихся в шестидесятых годах.

Сергей Слонимский – признанный классик современности, его сочинения изучают в музыкальных 
учебных заведениях наряду с наследием 
выдающихся композиторов мира.

Совет

Премьеры сочинений Слонимского 
всегда вызывают необычайный интерес 
у публики и широкий общественный резонанс.

Так было, например, и с первым исполнением фортепианного цикла «24 прелюдии и фуги» в 1995 году, и с уникальной постановкой оперы С.

Слонимского «Видения Иоанна Грозного» на сцене Самарского театра оперы и балета, в которой принимали участие Мстислав Ростропович и Роберт Стуруа (телеканал «Культура» транслировал ее в прямом эфире в 1999 году).

Рассказывая в документальном фильме «Абсолютный слух» о себе, композитор делится своим главным творческим принципом: «В музыке нужно запретить все запреты, в этом искусстве возможно все». Поэтому в своем творчестве Сергей Слонимский обращается практически ко всем жанрам академической музыки: симфонии, балету, опере, хоровым и камерным произведениям.

Помимо этого он пишет и музыку к кинофильмам, таким как «Республика ШКИД», «Интервенция» и т.д.

Удивительно разнообразно содержание творчества С.Слонимского. По словам Ю. Холопова в творчестве Слонимского можно усмотреть какую-то “полиартную” концепцию “многих пространств”.

“Это не просто многообразие, но скрещение пространств нашего искусства, занятие расстояний между широко раскиданными полярностями”.

Определяющей чертой творчества Сергея Слонимского является его универсализм. В. Н. Холопова считает, что серия 
сплошных творческих удач – оперы Слонимского.

“С. М. нашел такие свои, тайные ключи к музыкальной 
сцене, что у него не оказалось никаких продолжателей. Его сюжеты – это драмы и трагедии народов, царей, королей, Мастера, Маргариты, Иешуа.

Главные действующие лица исключительны, высоки, предельны в несомой ими идее.

Слонимский из энциклопедических запасов своих знаний подбирает для каждой оперы только ей присущий жанровый строй и непостижимым чутьем лепит ее неповторимую музыкально-интонационную индивидуальность”.

“Каждое его новое произведение – это открытие, откровение. Поражаешься 
мастерству художника, умеющего 
в зависимости от избранной темы, эпохи, характера персонажа быть таким интонационно и стилистически разным и в то же время всегда оставаться самим собой, всегда узнаваемым по отдельным штрихам, отдельным мелодическим, гармоническим, ритмическим оборотам.

Обратите внимание

Можно ли не услышать Слонимского в сочетании мажорного секстаккорда с опевающим его минорным трезвучием? В октаве, “расколовшейся” на тритон, малую секунду и чистую кварту (г – b1 -h1 – f2)? He узнается ли сразу его причудливо синкопированная ритмика, в зависимости от образного замысла становящаяся то угловатой, то изысканно-изящной, то насмешливо-задорной, то жесткой и даже угрожающей?” – пишет Т.С.Бершадская.

Вот как выглядит творческий портрет 
Сергея Слонимского по мнению его 
современников:

«Сергей Михайлович Слонимский — звучное имя в нашем музыкальном мире. Композитор крупного калибра, ярко высказывающийся в различных жанрах и стилях. Музыковед с особым, композиторским кругозором и специфическим, комплексным ощущением музыки.

Педагог широкого профиля, наследник, воспитатель и проводник традиций Петербургской школы. Неугомонный музыкально-общественный деятель, стремительно вторгающийся в процессы музыкальной

жизни Петербурга. Поразительная работоспособность, плодовитость. Ошеломляющая ученость. Широчайшая эрудиция.

И все это вместилось в одной личности, имя которой — Сергей Михайлович Слонимский». (Роман Леденев)

«Каждый раз, когда до меня доносится 
музыкальный голос Сергея Слонимского, я испытываю почти детское 
чувство: „Пока что всё в порядке, мы еще не заблудились”». (София Губайдуллина)

“Богатство фантазии, легкость, быстрота творчества как бы 
уже сами по себе предполагают 
веселье, россиниевскую солнечность 
(“упоительный Россини”), классический 
оптимизм и уравновешенность. Ан 
нет! Большинство крупных сочинений 
Слонимского трагичны. В них нет даже катарсиса авторских послесловий.

Катарсис подразумевается в душах слушателей как послесловие художественного произведения. Трагизм – в сочетании с иронией, с сарказмом, с обыгранной в гротеск комедийностью. Таков стереотип, инвариант сюжетов “Виринеи”, “Мастера и Маргариты”, “Гамлета”, “Видений Иоанна Грозного”, “Короля Лира”.

Но все это есть и в операх Мусоргского, Шостаковича, мало ли где ещё. Непересекаемая граница между Мусоргским и Слонимским лежит не в сюжете, не в словесной драматургии, а в природе музыкального материала, в специфике музыкального стиля и музыкальной драматургии.

Язык Слонимского другой – не лучше и не хуже, просто другой – свой и неповторимый” (Е.А.Ручьевская)

“Особенность Слонимского, придающая 
увлекательность работе с ним, – неожиданность замысла. Слонимский, человек с опытом страшного XX века, стремится дэйти до самой сути мирового исторического урока.

Важно

Для него человеческие страсти неразделимы с политикой, личные драмы намертво встроены в драму общества.

Музыкальная стихия опер Слонимского, создавая особую модель событий, дает возможность увидеть то, что ни наука, ни литература изобразить не в силах” (Я.Гордин)

“Сергей Слонимский – важная страница 
истории русской музыки, без которой 
она была бы неполной и менее противоречивой. Слонимский всегда новый, но всегда остается самим собой. В нервном присутствии Сергея Слонимского я чувствую себя спокойно и уверенно. Так бывает, когда рядом с тобой друг”. (А.Эшпай)

“Очень трудно назвать имя 
композитора, который сегодня с таким успехом обращался бы в своем творчестве буквально ко всем существующим ныне классическим и современным музыкальным жанрам” (А.Петров)

Сергей Михайлович Слонимский – 
кандидат искусствоведения (1963), профессор (1976), лауреат Глинкинской премии (1983), Народный артист РСФСР (1987), член Союза композиторов, профессор, Народный артист РФ, Академик Российской Академии образования, лауреат государственных премий, Кавалер Командорского Креста – ордена за заслуги Республики Польша, Кавалер ордена “За заслуги перед Отечеством” IV степени (2008), лауреат Международной премии “Балтийская звезда” (2009).

Источник: http://yaneuch.ru/cat_13/tvorcheskij-put-sm-slonimskogo/95490.1561022.page1.html

Ссылка на основную публикацию