Сочинения об авторе улицкая

Проблема толерантного отношения к людям..

Сочинение ЕГЭ:

Л.Улицкая известна читателю как писатель, затрагивающий  важные для каждого вопросы. Её произведения помогают обратить внимание на многие аспекты жизни современного общества. Так и в предложенном мне тексте  автор поднимает проблему толерантного отношения к людям с ограниченными возможностями.

Чтобы привлечь внимание  к поставленному вопросу,  Л.Улицкая обращается к фрагменту из жизни подростка Гени. Важное место в повествовании занимает портретная характеристика  героя: у него «было неладно с ногами, был всегда заложен нос, губы сохли». Мы видим, что всё это делало Геню несчастным человеком.

Развивая свою мысль, автор упоминает о том, как  на день рождения мать героя против воли сына позвала ребят  и герой «с ужасом ждал прихода гостей». Переживания главного героя свидетельствуют о том, как трудно ему находиться   в обществе. Чувства пришедших гостей  передаются читателю: удивительно, но подростки восхищались «чепуховым» талантом Гени.

Обратите внимание

Автор подчёркивает, что ребята «тянули к нему руки»  и все улыбались, благодарили. В финальной части повествования Л.Улицкая уделяет особое внимание внутреннему миру героя: «счастье и радость переполняли» Геню, он не чувствовал «ни страха, ни неприязни».

Не случайно автор пишет,  что «такое чувство он испытывал только во сне» – так неожиданно было для ребёнка доброе отношение окружающих.

Позиция автора не выражена прямо.  Но всем ходом своего повествования Л.Улицкая подводит читателя к пониманию того, что люди с ограниченными возможностями не должны  оказываться в положении   изгоев, ведь это не позволяет им стать самим собой.

Вывод, к которому приходит Л.Улицкая в ходе своего повествования, понятен и близок мне. Я считаю, что терпимого отношения  к себе заслуживают не только к люди с ограниченными возможностями, но и   каждый человек.

Чтобы обосновать свою точку зрения, мне хотелось бы обратиться к произведению Л.Улицкой «Дочь Бухары». Несмотря на то что повесть посвящена жертвенной материнской любви, по некоторым эпизодам, деталям можно определить, каково отношение общества  к людям с ограниченными возможностями.

Так, например, школу, в которой обучалась дочь героини Милочка, в городе  называют «страшной», а учеников – «разнообразными идиотами».  Говоря о социализации детей с синдромом Дауна, автор использует слово «вырабатывали»,  которое больше применимо для описания работы бездушных механизмов.

Читая произведение, с  недоумением узнаём о том, что в нашей стране ежегодное освидетельствование проходят  даже безногие! О какой толерантности может идти речь в этом случае?! В финальной части повести, наверное, каждый из нас может узнать себя в тех, кто оглядывался вслед   Милочке и Григорию  и, может быть, даже кричал  непристойности.  Л.Улицкая помогает увидеть  себя со стороны и задуматься о своей толерантности.

Об отношении к тем, кто не похож на других, кто по каким-либо причинам отличается ото всех,  повествует Ф.М.Достоевский в романе  «Преступление и наказание».  Автор знакомит нас с дочерью мелкого чиновника   Мармеладова Соней, которая вынуждена жить по «жёлтому билету». Чувства, которые испытывают к ней окружающие: любопытство, пренебрежение, недоумение  – можно объяснить.

Важно

С точки зрения главного героя, таким, как Соня, не место в приличном обществе,  ей нельзя жить с родными   и  разумнее было бы (как думает Родион Раскольников)   покончить с бесчестной жизнью. Однако писатель убедительно показывает, что  «великая грешница» – самый искренний, милосердный, заботливый образ  романа.

Читая историю Сони, понимаешь, насколько терпимость необходима людям.

Текст Л.Улицкой обращён к каждому из нас. Повествование помогает понять, что все мы очень разные и   только терпимость  служит основой для взаимопонимания.

Текст Л. Улицкой

(1)Когда солнце растопило чёрный зернистый снег и в воздухе поднялась кутерьма запахов, в которой самым сильным был сырой и сладкий запах весенней земли, во двор вышел Геня Пирап-летчиков.

(2)Его фамилия писалась так нелепо, что с тех пор, как он научился читать, он ощущал её как унижение.

(3)Помимо этого, у него от рождения было неладно с ногами, и он ходил странной, прыгающей походкой.

(4)Помимо этого, у него был всегда заложен нос, и он дышал ртом.

(5)Губы сохли, и их приходилось часто облизывать.

(6)Помимо этого, у него не было отца. (7)Отцов не было у половины ребят. (8)Но в отличие от других Геня не мог сказать, что его отец погиб на войне: у него отца не было вообще. (9)Всё это, вместе взятое, делало Геню очень несчастным человеком.

(10)Геня стоял посреди двора и ошеломлённо вслушивался в поднебесный гул, а толстая кошка, осторожно трогая лапами мокрую землю, наискосок переходила двор.

(11)Первый ком земли упал как раз посередине, между кошкой и мальчиком. (12)Кошка, изогнувшись, прыгнула назад. (13)Геня вздрогнул — брызги грязи тяжело шлёпнулись на лицо. (14)Второй комок попал в спину, а третьего он не стал дожидаться, пустился вприпрыжку к своей двери.

(15)…Накануне дня рождения мать сказала Гене, что устроит ему настоящий праздник.

(16)— Позови из класса кого хочешь и из двора, — предложила она.

(17)— Я никого не хочу. (18)Не надо, мама, — попросил Геня.

(19)— Надо, — коротко ответила мать, и по тому, как дрогнули её брови, он понял, что ему не отвертеться.

(20)Вечером мать вышла во двор и сама пригласила ребят на завтра. (21)Пригласила всех подряд, без разбора.

(22)…Геня сидел у подоконника, спиной к столу, и старался не думать о том, как сейчас в его дом ворвутся шумные, весёлые и непримиримые враги… (23)Казалось, что он совершенно поглощён своим любимым занятием: он складывал из газеты кораблик с парусом.

(24)Он был великим мастером этого бумажного искусства…

(25)К четырём часам на раздвинутом столе стояла большая суповая миска с мелко нарезанным винегретом, жареный хлеб с селёдкой и пирожки с рисом.

(26)Геня крутил в руках недоделанный кораблик и с ужасом ждал прихода гостей. (27)Они пришли ровно в четыре, всей гурьбой.

(28)Бритые головы мальчишек, стянутые тугими косичками головки девчонок склонились над столом. (29)Лодка… кораблик… кораблик с парусом… стакан… солонка… хлебница… рубашка…

(З0)Он едва успевал сделать последнее движение, как готовую вещь немедленно выхватывала ожидающая рука.

(31)Они тянули к нему руки, и он раздавал им свои бумажные чудеса, и все улыбались, и все его благодарили.

(32)Такое чувство он испытывал только во сне. (ЗЗ)Он был счастлив. (34)Он не чувствовал ни страха, ни неприязни, ни вражды. (35)Он был ничем не хуже их. (36)И даже больше того: они восхищались его чепуховым талантом, которому сам он не придавал никакого значения. (37)Он словно впервые увидел их лица: не злые. (38)Они были совершенно не злые…

(39)Мать мыла посуду, улыбалась и роняла слёзы в мыльную воду.

(40)Счастливый мальчик раздаривал бумажные игрушки…

Источник: https://vopvet.ru/news/problema_tolerantnogo_otnoshenija_k_ljudjam/2016-11-26-6104

Сочинение по тексту Л. Улицкой

(1)Ученикам о войне он рассказывал скупо. — (2)А где вас ранило? — спрашивали ребята. — (3)В Польше, уже в наступлении. (4)Вот, руку отняли.

(5)Что было потом, не рассказывал: не хотел вспоминать, как учился писать левой — почерком, не лишённым элегантности, как приспособился ловко надевать рюкзак одной рукой. (б)После госпиталя приехал в Москву и вернулся в университет, в котором учился до войны.

 (7)Какое это было счастье — полных три года он восстанавливал себя сам: чистил кровь Пушкиным, Толстым, Герценом…

(8)Потом отправили по распределению в среднюю школу посёлка Калиново Вологодской области преподавать русский язык и литературу. (9)Жильё выделили при школе. (Ю)Комната и прихожая, откуда топилась печь. (П)Дровами обеспечивали. (12)Кроме литературы, ещё приходилось учить географии и истории.

 (13)Всё в Калинове было бедным, разрушенным, в изобилии только нетронутая робкая природа. (14)И люди были, пожалуй, получше городских, тоже почти не тронутые городским душевным развратом. (15)Общение с деревенскими ребятами развеяло его студенческие иллюзии: доброе и вечное, конечно, не отменялось, но повседневная жизнь была слишком груба.

(16)Всё время мучительно думал: нужны ли все эти культурные ценности девочкам, укутанным в чинёные платки, успевшим до зари прибрать скотину и малых братьев-сестёр, и мальчикам, выполнявшим всю мужскую тяжёлую работу? (17)Учёба на голодный желудок и потеря времени на знания, которые никогда и ни при каких условиях им не понадобятся? (18)Детство у них давно закончилось, они все сплошь были недоросшие мужики и бабы, и даже те немногие, кого матери отпускали в школу, как будто испытывали неловкость, что занимаются глупостями вместо настоящей серьёзной работы. (19)Из-за этого некоторую неуверенность испытывал и молодой учитель — и впрямь, не отвлекает ли он их от насущного дела жизни ради излишней роскоши. (20)Какой Радищев? (21)Какой Гоголь? (22)Какой Пушкин, в конце концов? (23)Обучить грамоте и поскорее отпустить домой — работать. (24)Да и сами они только этого и желали.

(25)Тогда он впервые задумался о феномене детства. (26)Когда оно начинается, вопросов не вызывало, но когда оно заканчивается и где тот рубеж, начиная с которого человек становится взрослым? (27)Очевидно, что у деревенских ребятишек детство заканчивалось раньше, чем у городских. (28)Северная деревня всегда жила впроголодь, а после войны все обнищали вконец, работали бабы и ребята. (29)Из тридцати ушедших на фронт местных мужиков вернулись с войны двое. (ЗО)Дети, маленькие мужики-школьники, рано начинали трудовую жизнь, и детство у них было украдено. (31)Впрочем, что тут считать: у одних было украдено детство, у других — юность, у третьих — жизнь.

Сочинение:

В тексте известной российской писательницы Людмилы Улицкой поднимается проблема украденного детства. Рассказывая нам историю молодого учителя, отправленного в послевоенные годы преподавать в северную деревню Калиново, Улицкая показывает нам, в каком тяжелом положении находятся дети после войны. Вынужденные работать, живущие впроголодь, они уже не дети, а «недоросшие мужики и бабы».

История, рассказанная автором, заставляет нас задуматься, где же находится рубеж между детством и взрослой жизнью. В тексте ярко выражена позиция автора. Людмила Улицкая с горечью рассказывает нам о бедственном положении деревенских детей после войны.

Главный герой этого текста с грустью спрашивает сам себя: «нужны ли все эти культурные ценности девочкам, укутанным в чинёные платки, успевшим до зари прибрать скотину и малых братьев-сестёр, и мальчикам, выполнявшим всю мужскую тяжёлую работу?». Автор уверена, что эти дети слишком рано испытали всю тяжесть взрослой трудовой жизни.

Я полностью согласна с позицией автора.

Послевоенные годы были очень тяжелыми для нашей страны. Мы должны ценить то, что у нас сейчас есть возможность расти, развиваться в хороших условиях и получать образование.

Мы найдем немало произведений русской классической литературы, в которых отражается эта проблема. Вспомним, например, маленького двенадцатилетнего Ваську из произведения Куприна «В недрах земли», который вынужден работать в шахте, которая кажется ему странным и непонятным чудищем.

Васька — тоже ребенок с украденным детством. Он вынужден ходить на работу в шахту, хотя ему и непонятны нравы, царящие среди рабочих, а сама работа слишком тяжела для мальчика двенадцати лет. Не только литературные произведения учат нас ценить то, что у нас есть.

Реальные истории о детях, участвующих в военных сражениях Великой Отечественной Войны, известны почти каждому ребенку. Мы помним имена Лени Голикова, Вали Котика, Зины Портновой, Нади Богдановой. Все они потеряли на войне свое детство, а некоторые и жизнь.

Проблема, поднятая в тексте автором, заставляет задуматься о вечных ценностях и учит ценить то, что мы имеем.

Источник: http://ege-ruslit.ru/?p=949

Первое прочтение – Людмила Улицкая

Наведение справок об авторе дало не много. Популярна, но книги с лотков с неуловимой быстротой не расходятся. Скорее, писатель не для масс. Отмечена высокими оценками и престижными наградами. Известных произведений не так уж много. Излюбленный метод – реализм. Вечные проблемы, как правило, во главе угла.

Интересна скорее, как человек-явление, чем как автор конкретных творений. Безусловным классиком пока назвать нельзя. Как ни странно, взявшись за труд “Казус Кукоцкого”, Людмила Улицкая отказалась от излюбленных жанров повести и рассказа. И даже в романом-семейной хроникой все не ограничивается.

В главах, когда чуть заметно, а когда и настойчиво сквозят эпические нотки.

Несколько тем, касающихся жизни всего народа, можно выделить без особой сложности: судьба выдающегося ученого после прихода советской власти, тоталитарное общество, воспитание и образование нового поколения… Только вот (ах, вероломность женской прозы!) ни одна из них не развертывается глубоко и не получает своего разрешения.

Совет

Видимо, для автора полезным открытием стал вывод Льва Николаевича, которым она не преминула поделиться с читателем. А сказал великий эпик Л. Толстой в романе Улицкой вот что: “Я… ото всего отказался, что написал. Сколько глупостей наговорил, скольким людям жизнь замутил, а истинных слов – нет, не нашел… Главного о главном не написал. В любви ничего не понял…”.

Нет, не эпос главное, не то, к чему с классических страниц привык и привычным глазом без труда сначала, а потом и с трудом, нащупываешь. Убегает эпос, из рук выскальзывает. Обманывает и картинкой оборачивается. Обманывает, ли?

А дальше – немного растеряно. Читаешь и все силишься уловить, о чем же? Так основательно, аргументировано и методично автор знакомит нас с судьбой каждого героя. Для чего? Что за мысль требует столь тщательной проработки?

Читайте также:  Сочинения об авторе стейнбек

Изумляют медицинские и биологические подобности – роскошь, которую может позволить себе биолог-генетик по образованию Людмила Улицкая. Это дает ей возможность с принципиальным отличием от других поднять тему Любви, гуманности, науки, Души, семьи и других, какие называют вечными.

Все они переплетаются, перепутываются, вытекают одна из другой… но опять же не находят разрешения. Думай, дорогой читатель! Уже решил, что в сказку попал? Прошли времена Толстых и Достоевских, что писали теми же словами, задавали те же задачки, только и ответы в конце задачника оставляли… Улицкая скупа даже на “Дано”.

Читаешь запоем, ждешь: вот, наконец, скажет главное, знаковое… Нет! НЕ СКАЗАЛА!

Сбивает с толку композиция. В традиционном романе-хронике, пусть с элементами эпоса, возникает еще одна часть. Не последняя. Вторая из трех. Она такова, что заставляет, прочитав роман до конца, вернуться и перечитать часть снова.

В надежде, что искомые ответы будут найдены. Часть, в которой совсем другие герои, другой пейзаж, иные разговоры и проблемы. И в то же время оказывается все тем же самым.

И тут-то действительно становится ясным главное – книга о Смерти, которой нет.

То есть, в книге-то она есть – ее много, невероятно много. Она серийная, внезапная, жестокая, внеисторичная, бессмысленная, запоздалая… Герои живут рядом с ней постоянно и даже… прикасаются к ней руками. Ходят на волосок, боятся, борются и спасают от смерти других. А однажды наступает момент, когда героиня слышит: “Умерла? Смерти нет, Леночка. Смерти нет. Ты скоро об этом узнаешь”.

Вторая глава – только об этом. О том, что смерть – только переход в другую жизнь. И об этом нам говорит биолог, наверняка не раз присутствовавший при таком переходе!

Сказку воспринимаешь как сказку. И только потом понимаешь. Да, все правильно.

Несколько следующих вопросов о прототипах героев только что прочитанной пьесы и опубликованного несколько лет назад романа “Московская сага” показали, что аудитория знакома с творчеством Василия Аксенова не понаслышке.

Обратите внимание

Если прототипами действующих лиц пьесы являются литературные герои (например, Феймус – это осовремененный грибоедовский Фамусов), то герои романа – едва ли не реальные современники писателя: певица Нина Дорда, династия хирургов Вишневских, маршал Рокоссовский и генерал армии Черняховский (маршал Градов в романе) и так далее. Конечно, поясняет писатель, он лишь отталкивается от подлинных людей, создавая обобщенный образ.

Я считаю, что в современной русской литературе есть две линии. Одна идет от Владимира Набокова, ее продолжает, на мой взгляд, Андрей Битов. А есть линия, идущая от Сергея Довлатова. Это и мое. То, что от Набокова, – философия, осмысление жизни на самом серьезном уровне, без юмора, даже без иронии. Мы думаем о том же самом, но иначе, не впрямую.

У той, высокой линии есть свой круг читателей. Он невелик, потому что чтение такой литературы требует образованности, подготовки, особого настроя. То, что пишем мы, обращено к более широкому кругу читателей, мы доступнее. Речь идет не о том, что предпочтительнее, просто это два направления одной литературы.

– Какой мир раскрывает Виктория Токарева? – Моя тема – тоска по идеалу. – У вас есть идеал? – Он у каждой женщины есть. У меня, как у всех: чтобы мужчина гладил трусы и при этом зарабатывал деньги и был талантлив.

(No Ratings Yet)
Загрузка…

Первое прочтение – Людмила Улицкая

Другие сочинения по теме:

  1. Французский символизм – первое направление модернизма Модернизм (от слова модерн – новый, современный) – это совокупность новых антиреалистических направлений в мировом искусстве конца 19 – первой…
  2. Что дало мне прочтение романа Л. Толстого “Война и мир” Если бы по каким-то причинам надо было назвать величайший роман XIX столетия, я бы назвала “Войну и мир” Толстого, Я…
  3. Сочинение на тему О. С. ПУШКИНА “РУСЛАН И ЛЮДМИЛА” Благодаря своей няне русский поэт Александр Сергеевич Пушкина навсегда полюбил народные сказки. Они стали материалом и для его собственных сказок-поэм….
  4. Пролог до поеми О. Пушкіна “Руслан і Людмила” Мета: допомогти учням глибше усвідомити зміст і художню довершеність пушкінської поезії через виразне читання; розвивати навички виразного, вдумливого читання віршів;…
  5. Краткое содержание поэмы Пушкина “Руслан и Людмила” Князь Владимир-солнце пирует в гриднице с сыновьями и толпой друзей, празднуя свадьбу младшей дочери Людмилы с князем Русланом. В честь…
  6. Сочинение по поэме Пушкина “Руслан и Людмила” В петербургский период Пушкин написал и первую свою поэму – ” Руслан и Людмила ” (1820). По жанру это шуточная…
  7. Сюжетний аналіз балади “Людмила” “Що не говори, – писав Пушкін Рилєєву, – Жуковський мав рішучий вплив на дух нашої словесності, до того ж перекладний…
  8. Царькова Людмила: Епоха Освіти Царькова Людмила: Епоха Освіти. “Джерело: Історія всесвітньої літератури. 19 століття “Джерело: Історія всесвітньої літератури. 19 століття “Джерело: Історія всесвітньої літератури….
  9. Балади “Людмила” і “Світлана” Жуковський В. А Балади “Людмила” і “Світлана” …Тут нещастя – брехливий сон; Щастя – пробужденье. В. Жуковський Ідея людяності, що Василь Андрійович Жуковський…
  10. Эпическое произведение Пушкина поэма “Руслан и Людмила” Работа А. С. Пушкина над поэмой “Руслан и Людмила” (1820), задуманной и начатой им еще в лицее, продолжалась почти до…
  11. Краткое содержание баллады Жуковского “Людмила” Людмила ожидает своего возлюбленного из военного похода. Стоя на распутье, девушка наблюдает, как мимо нее проходят оставшиеся в живых воины,…
  12. Жанровое разнообразие разнообразия языка поэмы “Руслан и Людмила” Жанровое разнообразие требовало и разнообразия языка. Поэма Пушкина написана в русле поэтического языка Батюшкова и Жуковского, развивавших традиции “нового слога”…
  13. Волшебные картины природы поэме “Руслан и Людмила” Творчество Пушкина петербургского периода завершается выходом летом 1820 г. поэмы “Руслан и Людмила”. Пушкин работал над ней в течение трех…
  14. Что волнует меня в рассказах о любви Что волнует меня в рассказах о любви Куприна и Бунина? В творчестве этих двух русских писателей прослеживается одна общая тема…
  15. Гарри “Топор” Лансдейл Гарри “Топор” Лансдейл – жестокий гангстер, владелец сексшопа, карточный шулер и коллекционер старинного огнестрельного оружия. Организует закрытые игры в покер…
  16. Рюк – синигами, бог смерти из аниме “Тетрадь смерти” Рюк – синигами, бог смерти из аниме “Тетрадь смерти” Рюк – синигами, бог смерти из аниме “Тетрадь смерти” Рюк –…
  17. Монстрополис из мультфильма “Корпорация монстров” Монстрополис из мультфильма “Корпорация монстров” Монстрополис из мультфильма “Корпорация монстров” Монстрополис является крупным городом, населенным монстрами самых разных типов, размеров,…
  18. Персонажи романа Ф. М. Достоевского “Идиот” Виды Персонажи романа Ф. М. Достоевского “Идиот” Персонажи романа Ф. М. Достоевского “Идиот” Князь Лев Николаевич Мышкин – русский дворянин,…
  19. Ванина Ванини – героиня одноименной новеллы Стендаля Ванина Ванини – главная героиня новеллы Стендаля. Страстная и гордая по натуре, презирающая робких, ничтожных молодых людей своего круга, влюбляется…
  20. Поступок художника Бермана (рассказ “Последний листок”) Американец Вильям Сидни Портер известен во всем мире как писатель О. Генри. Он рано остался сиротой. Подрабатывал в аптеке своего…

Источник: https://ege-russian.ru/pervoe-prochtenie-lyudmila-ulickaya/

Людмила Улицкая «Я — рассказчик своего времени»

Людмила Улицкая  (р. в 1943) — наиболее значительная фигура в современной отечественной литературе, обладатель престижных премий России и зарубежья. Ее читают на тридцати с лишним языках. Многие уже поставили ее в один ряд с классиками.

«Ни с кем не соревнуюсь»

Известность пришла к Людмиле Евгеньевне после публикации повести «Сонечка» в 1994 г. В  1998 г. эту повесть отмечают во Франции как лучшую зарубежную премией Медичи.

Публиковавшиеся до того отдельные рассказы и сборники (первый сборник, кстати, вышел во Франции, на несколько месяцев опередив российское издание) прошли почти не замеченными публикой.

Но с конца 90-х начинается активный обмен духовно-материальными ценностями: Улицкая пишет читателю книгу, читатель дает Улицкой премию.

2001 — роман «Казус Кукоцкого», 2002 — премия Русский Букер

2004 — роман «Искренне Ваш, Шурик», 2005 — Национальная литературная премия, Россия

2005 — сборник рассказов «Люди нашего царя», 2006 — приз читательских симпатий на конкурсе «Большая книга»

2006 — роман «Даниэль Штайн, переводчик», 2007 — премия Большая книга

Помимо перечисленного у Людмилы Улицкой опубликовано три сборника рассказов, сборник пьес, три повести, семейная хроника «Медея и ее дети» и роман «Зеленый шатер». Кроме упомянутых поощрений, Людмила Евгеньевна получила еще несколько российских и европейских премий.

Однако испытание медными трубами писательница проходит спокойно. «…я очень поздно начала и поэтому ни с кем не соревновалась, — говорит она. — Все мои сверстники-писатели были уже зрелые, известные.

Важно

Смешно соревноваться мне, скажем, с Людмилой Петрушевской, которая к тому времени была зрелым мастером, очень много чего сделавшим в литературе… Когда что-нибудь получалось, рассматривала это как случайную удачу.

Так и продолжаю…»

«Я — рассказчик своего времени»

Если бы Людмила Улицкая нуждалась бы в псевдониме, ей больше всего подошло бы — Суок. Потому что (по тексту Ю. Олеши) Суок на «языке обездоленных» означает «вся жизнь».

«Вся жизнь» — это те временные рамки, которые Улицкая раз и навсегда установила для себя. Ей словно тесно в пределах дня, месяца, года — не пересказать всего, что накопилось.

Поэтому не только романы, рассказы нередко вмещают в себя целую человеческую жизнь: от невинного пионерского детства до жалкой смерти истаскавшегося педераста в «Голубчике», от ранних обид и тайных юношеских устремлений через многие тернии до несостоявшегося торжества в «Цю-юрихе».

Да и в одну фразу Людмила Евгеньевна подчас умудряется заключить «всю жизнь»: «Пока возле кнопок шла ватно-тяжелая зимняя возня, она маленькими кривыми буквами выводила на деревянной раме зеркала ужасное слово из пяти букв, которое до конца своей жизни она ни разу не произнесла вслух» («Ветряная оспа»).

«Обездоленность» персонажей Улицкой раздражает многих ее критиков. Счастливых у нее и в самом деле немного, а когда встречаются такие, то счастье их странное, непонятное.

Как можно назвать счастливыми стариков, приходящих регулярно на могилу сына, которого поздно родили и рано потеряли («Счастливые»)? А многие ли разглядят счастье Даниэля Штайна, еврея-христианина, не имевшего в жизни ничего, кроме трудностей («Даниэль Штайн, переводчик»)? На вопросы о пессимистичности ее произведений Улицкая отвечает: «Таковы общие, заданные от века условия жизни: рождение и смерть. Так что весь проект в целом можно считать пессимистическим».

Среди героев Улицкой люди, ее современники, для которых успех (независимо от того, достигают они его или нет) заключается не в размере доходов и не в социальном положении.

Серая мышка Сонечка владеет всем миром — он заключен для нее в книгах («Сонечка»). Медея растворяется в семье («Медея  и ее дети»).

Доктор Кукоцкий ведет борьбу за легализацию абортов — потому что слишком многих женщин не смог спасти после подпольных операций. («Казус Кукоцкого»).

Совет

Притом, что Улицкая горячо сочувствует своим героям, манера повествования у нее настолько отстраненная, что это способно неприятно удивить. Но таким образом писательница дает читателю возможность испытать свою эмоцию, а не наблюдать за авторской. Язык же ее, образный, пластичный, ровный точно и емко передает образы и мысли.

Нередко прозу Людмилы Евгеньевны называют женской прозой. И это абсолютно верно, если иметь в виду литературу, написанную женщиной про женщин.

Бытописание Улицкой часто ограничивается «пятачком между кухней и спальней», и женскую судьбу она рассматривает пристально, с разных сторон и под разными углами.

Однако такие романы, как «Казус Кукоцкого» и «Даниэль Штайн, переводчик» выходят далеко за пределы «женской прозы».

«Средний писатель для средних людей»

Несмотря на очевидную читательскую любовь и официальное признание, критики (они же зачастую сами писатели) не поют Улицкой хвалебных песен. Петербургский поэт Лев Куклин (ныне покойный) называет ее реализм натурализмом и упрекает в том, что она, как дежурный врач, лишь констатирует болезнь, но не берется ее лечить, т.е.

не указывает читателю никакого выхода. Некоторые полагают, что Улицкая пишет «чернуху». Писатель А. Стражный считает ее книги просто скучными. Один из обладателей премии Большая книга П. Басинский подозревает, что «высокие члены букеровского жюри слишком хорошо знакомы с Улицкой», оттого, должно быть, и вручили ей премию. Другой «большекнижевиц» Л.

Данилкин задается вопросом, не существует ли «некая формула «романа Улицкой»: текст, где много секса, много разговоров о совести, свободе воли, ответственности, много рассуждений о наследственности; совсем грубо — латиноамериканский сериал для либеральной интеллигенции…». И так далее, и так далее.

На подобные нападки Улицкая пожимает плечами и отвечает: ну да, я средний писатель для средних людей.

Обратите внимание

Улицкая пытается вести с читателем вневременной диалог о современности, стремится указать на существующие ориентиры (Даниэль Штайн, например), призывает к терпению и терпимости.

Читайте также:  Сочинения об авторе писарев

Многое может почерпнуть из ее произведений читатель, открытый для восприятия жизни такой, как она есть.

Пусть он откроет любую книгу Улицкой, и если не ощутит душевного созвучия написанным в первые же 50 страниц — что ж, значит, надо отложить до другого раза.

Наталия Гуревич.

Всего просмотров:

Людмила Улицкая статьи о творчестве

Источник: http://novostiliteratury.ru/2012/03/novosti/lyudmila-ulickaya-ya-rasskazchik-svoego-vremeni/

открытое письмо писателю Людмиле Улицкой

Известность и достижения в какой-либо области, увы, не являются охранной грамотой от глупости. Нет и знака равенства между солидным возрастом и мудростью. Писательница Людмила Улицкая в небольшом эссе умудрилась вместить такое количество небылиц и инсинуаций о России, словно примерная ученица старалась собрать все обвинения против нашей страны.

Автор нескольких книг и лауреат многочисленных литературных премий Людмила Улицкая в этом году высказалась, что “нынешняя политика превращает Россию в страну варваров”, а сама страна “больна агрессивным невежеством, национализмом и имперской манией величия”. Дала однозначно понять, что творцы культуры в России, которая “находится в состоянии войны с культурой, ценностями гуманизма, свободой личности”, не в состоянии изменить самоубийственной политики нашего государства.

Хотелось бы задать вопросы Людмиле Улицкой, но не потому что она некогда стала лауреатом премии “Русский Букер”. Автор этих строк не имеет к этой уважаемой премии никакого отношения.

И даже не потому, что российская литераторша удостоилась в этом году Австрийской государственной премии по европейской литературе — Der Österreichische Staatspreis für Europäische Literatur. Для Улицкой эта высокая награда была поводом для посещения Австрии и Зальцбурга.

А также — для опубликования в немецком журнале Spiegel эссе под названием Mein Land krankt – “Моя страна больна”. Сама Людмила Евгеньевна утверждает, русский оригинал называется “Европа, прощай! (зальцбургские впечатления)”.

Выпускница биофака МГУ, которая с 1970 года, по ее словам, больше никогда не появлялась на государственной службе, в упомянутом эссе пишет, что она “не занимается политикой”. Следовательно, стоит ожидать, что Людмила Евгеньевна называет “больной” в нашей стране культуру.

Писательница переживает за состояние русской, или шире российской культуры, что естественно для пишущего человека.

Возможно ей претит хулиганская выходка в православном храме, устроенная группой девушек в балаклавах, и вызвавшая возмущение не только верующих людей по всей стране? Возможно Улицкая не считает этот политический демарш или “панк-молебен” субкультурой? Сложно сказать, в эссе Людмилы Улицкой об этом ни слова, ни намека.

Важно

Тогда, скажет доверчивый читатель, который не прочитал эссе Улицкой, наверное, писательница возмущена войной против памятников Ленина или разгулом фашизма на братской Украине? Ведь ее бабушка и дедушка жили в Киеве.

Литераторша пишет, что “с Киевом связана жизнь моей семьи”. “В Киеве довольно большое количество моей дальней родни похоронено, Киев для нашей семьи — это еще и Бабий Яр”, — сказала Людмила Улицкая в интервью “Радио Свобода”. И снова мимо.

В своем интервью Улицкая лишь очень и очень обтекаемо отметила о событиях на Украине: “все, что происходит, вызывает ужасное огорчение, и главное — ощущение, что последствия ошибок, которые сейчас совершаются, будут расхлебывать не одно поколение русских и украинцев”. В зальцбургском эссе об Украине вообще не упоминается.

Улицкая противопоставляет нынешним политикам России ни больше и не меньше, как … Моцарта. Бывшую Дунайскую монархию Улицкая узнает посредством оперы Моцарта “Дон Жуан”. Не будем занудами, Австрийская империя родилась 17 годами позже премьеры Dramma giocoso — “веселой драмы” о развратнике.

Российскую империю, кстати, уже заставившую считаться с собой Европу на момент написания того же “Дон Жуана”, Людмила Евгеньевна не узнает ни с какой стороны. Даже с самой для нее привлекательной, то есть со стороны культуры. Досадное упущение.

Ведь можно было вспомнить, что именно в 1787 году, когда состоялась премьера моцартовской оперы, Григорий Потемкин продемонстрировал императрице Екатерине Великой пресловутые “потемкинские деревни”.

Может и не вспомнила об этом Улицкая, а может постеснялась упоминать Новороссию и Крым, где эти “деревни” якобы были построены.

Однако не будем додумывать, чего стесняется Людмила Улицкая. Она сама пишет и говорит об этом открыто. Уши музы Улицкой изнасиловал гимн Страны Советов. И в особенности слова, написанные “поэтом-царедворцем” Сергеем Михалковым.

“И подумала, — пишет Улицкая, — хорошо вам, австрийцам, музыка вашего гимна моцартовская, а слова гимна написаны в 1947 году приличным человеком, Паулой фон Прерадович”.

Совет

К чему это противопоставление? Почему написать стихи на музыку члена масонских лож Zur Wohltätigkeit и Zur gekrönten Hoffnung Моцарта — это круто, а на музыку художественного руководителя Ансамбля советской песни Всесоюзного радио Александрова — полный швах? А все потому, что в 1943 году поэт Михалков в гимне своей воюющей против фашизма страны упомянул имя Верховного, а фрау Прерадович в 1947 году (ирония в том, что еще до провозглашения суверенитета Австрии) всего-то анонимных “свободных сыновей великих отцов” — Großer Väter freie Söhne. Насколько “свободными” могут быть сыновья, когда страна оккупирована победителями, знает только писательница Улицкая. Уж не такой ли “свободной” страной хочет она видеть Россию?

Беллетристка Улицкая “стыдится” нашего гимна: “Когда Сталина развенчали, тот же Михалков подправил текст — вместо Сталина поставил “партию”, догадайтесь какую… С 1955-го по 1970-й пели про партию… С 1971-го по 1991-й исполняли гимн без слов […] все тот же Михалков, профессионал из профессионалов, помусолил свой ловкий карандаш, заменил одну пару слов на другую, вместо “партии” вставил слово “Бог” с большой буквы, как теперь у нас, в свежеправославной стране, принято, и теперь мы снова при гимне”.

А теперь взгляните с чем сравнивает Улицкая наш прекрасный гимн. Понятное дело, в габсбургской монархии с 1797 по 1918 годы играли свой вариант “Боже, царя храни”.

Не скажу насчет мелодии Гайдна (Haydn), но слова звучали похожие: “Боже, храни кайзера Франца и прочее” (Gott erhalte Franz den Kaiser, zuletzt Gott erhalte, Gott beschütze). В так называемой Первой республике с 1920 до 1929 гг.

в качестве неофициального звучал гимн Реннера-Кинцля (Renner-Kienzl) Deutschösterreich, du herrliches Land — “Германская Австрия, чудесная страна”.

Заметьте, не свободная и независимая, а Германская! Ну, а непосредственным предшественником гимна на стихи Прерадович, после аншлюса Австрии Третьим рейхом, был знаменитый нацистский гимн Хорста Весселя (Die Fahne hoch, die Reihen dicht geschlossen) или не менее знаменитая “Германская песня” с не менее знаменитыми строками: Deutschland, Deutschland, über alles.

Как видим, прогресс австрийского гимна относительно эволюции гимна СССР налицо.

Так не лучше ли заменить своего “Сталина” на свою “партию” и на своего “Бога”, нежели почти всю свою сознательную жизнь воспевать то соседнюю Германию, то бесноватого фюрера, а потом закончить “Масонской кантатой” (Freimaurerkantate) Моцарта.

Кстати, Улицкая об этом не пишет, но слова гимна Австрии тоже претерпели изменения за это время. По иной нежели у нас причине.

Обратите внимание

Австрийские феминистки заставили внести в текст национального гимна слова о “Родине великих дочерей и сынов” — Heimat großer Töchter und Söhne, а не только “Родине великих сынов” (Heimat bist du großer Söhne), а также заменить в третьем куплете слово-свидетельство мужского шовинизма Brüderchören (“братский хор”) на нейтральное Jubelchören (“ликование”). Думается, что “аполитичная” Улицкая вполне одобрила бы подобные феминистские поправки.

Напоследок, к сведению Улицкой, с “легкой завистью” слушавшей чужой гимн.

В июле этого года по поручению австрийской ежедневной газеты Kurier институт изучения общественного мнения OGM провел опрос граждан Австрии и выяснилось, что 70 процентов опрошенных не одобряют изменения текста национального гимна на “великих дочерей”. 68 процентов респондентов вообще высказывались полностью против нового текста национального гимна Австрии. Слушайте и завидуйте, Людмила Евгеньевна!

“Австрийские политики говорили именно о том, что более всего меня занимает: о взаимоотношении политики и культуры”, — пишет Улицкая.

Пока западные политики разглагольствовали о смычке политики и культуры, Людмила Евгеньевна стеснялась, но обвиняла Россию в… — тут даже закавыченную цитату с трудом ставлю — “в развязывании Третьем мировой войны”.

Цитируем Улицкую: “Политика России сегодня — самоубийственная и опасная — представляет собой угрозу в первую очередь для России, но может оказаться триггером новой, Третьей мировой войны. В сущности, она уже идет. Локальные войны в Чечне, в Грузии и теперь на Украине — ее пролог”. Как говорится, без комментариев.

“Я русский писатель еврейского происхождения и христианского воспитания”, — сообщает о себе Людмила Улицкая. Если с призванием и генезисом более и менее понятно, то как быть с христианским воспитанием. Это как понимать? Православная, католичка, лютеранка, баптистка, мормон? Или экуменистка? Как председатель Верховной рады Александр Турчинов.

Тогда многое становится понятным и читатель больше не сделает неверных выводов относительно причин недовольства Улицкой.

Приведем пассаж из ее эссе: “Моя страна сегодня объявила войну культуре, объявила войну ценностям гуманизма, идее свободы личности, идее прав человека, которую вырабатывала цивилизация на протяжении всей своей истории. Моя страна больна агрессивным невежеством, национализмом и имперской манией.

Мне стыдно за наш парламент, невежественный и агрессивный, за правительство, агрессивное и некомпетентное, за руководителей страны, игрушечных суперменов, поклонников силы и хитрости, мне стыдно за всех нас, за народ, потерявший нравственные ориентиры”.

Важно

Деградация русских литераторов от Золотого века к нынешнему. Патриот Пушкин писал о том, “что правительство все еще единственный европеец в России”. Современные европоцентричные писатели готовы декларировать “прощание с Европой”. При этом громоздят одну чушь за другой.

Вчитайтесь в перлы Улицкой из ее интервью госдеповской “Свободе”: “Сегодня сделан выбор между Европой и Китаем — в пользу Китая и, к сожалению, мы идем по пути, который вряд ли принесет России благосостояние, успех, уважение.

Это направление в сторону третьего, четвертого, уж и не знаю какого мира, и это печально, с моей точки зрения”.

Это не старческая деменция, а провокация. Более того, бред помноженный на некомпетентное и голословное утверждение по поводу Китая, причисленного к незнамо какому миру. Нет в измерении Улицкой таких координат, куда можно было поместить Китай. Тут даже Россия оказывается фаворитом.

Все это было бы смешно, но вот Улицкая пишет в своих “зальцбургских впечатлениях”, что она не ненавидит свою страну: “Во мне нет никакой ненависти — есть стыд и бессилие”. Правильно, ненависть такое же сильное чувство как любовь, это любовь отрицающая, вывернутая наизнанку, а Улицкая не любит Россию. У нее стыд и половое бессилие.

А бессилие никаким боком любви не потворствует, так ведь Людмила Евгеньевна?

Источник: https://www.pravda.ru/society/1233074-Ulitskaya_letter/

Людмила Улицкая написала эссе о «больной России»

Известная российская писательница Людмила Улицкая, получившая в конце июля Австрийскую государственную премию по европейской литературе, написала об этой церемонии в эссе для Der Spiegel, добавив тяжелые и горькие размышления о текущем положении вещей в России и мире, сообщает InoPressa.

“Торжественная часть начинается с австрийского гимна, – пишет Улицкая. – Все зрители встают, я тоже. Хорошо вам, австрийцы, думаю я с легкой завистью. Текст вашего гимна в 1947 году написала ничем не запятнанная поэтесса Паула фон Прерадович. А мы нашего российского гимна давно уже стыдимся.

Первый вариант текста на музыку Александра Александрова в 1943 году написал придворный поэт Сергей Михалков. В нем были мощные строки: “Нас вырастил Сталин, на верность народу, // На труд и на подвиг он нас вдохновил”. После развенчания Сталина гимн исполнялся без слов… В 1977 году Михалков текст поправил, с тех пор в гимне прославлялась “Партия”.

Потом наступило новое столетие, и в 2000 году был утвержден вновь исправленный текст: все тот же Михалков, профессионал до мозга костей, заменил “Партию” на “Бога”, как теперь принято в нашей вновь ударившейся в православие стране. И автор текста, и композитор между тем “почили в бозе”, так что сложно сказать, кому выпадет редактировать гимн в следующий раз.

Совет

Страна наша в своем развитии выделывает такие зигзаги и спирали, что в новом издании гимна, чего доброго, вернется обратно к Сталину”.

“Я живу в России. Я русская писательница еврейского происхождения, воспитанная в христианской культуре. Сейчас моя страна находится в состоянии войны с культурой, ценностями гуманизма, свободой личности и идеей прав человека…

Моя страна больна агрессивным невежеством, национализмом и имперской манией величия. Мне стыдно за мой невежественный и агрессивный парламент, за мое агрессивное и некомпетентное правительство, за руководящих политиков – сторонников насилия и вероломства, которые метят в супермены.

Мне стыдно за всех нас, за наш народ, который растерял нравственные ориентиры”, – продолжает писательница.

“Я не веду активной политической деятельности, но когда меня спрашивают, я говорю, что думаю. За это меня записали в “пятую колонну” и обвиняют в ненависти к собственной стране. Оправдываться, по-моему, и бесполезно, и глупо. Никакой ненависти я не испытываю, только стыд и беспомощность.

Читайте также:  Краткая биография каменский

Россия сегодня проводит самоубийственную и опасную политику, которая представляет угрозу в первую очередь для самой России, но вполне может привести и к третьей мировой войне. Война эта, в сущности, уже началась. Локальные войны в Чечне, в Грузии и теперь на Украине – это пролог.

Эпилог, пожалуй, написать будет уже некому”.

“Цивилизация зашла в тупик, – считает Улицкая. – Науке, просвещению, познанию и искусству не удалось укротить свойственную человеку от природы агрессию.

Раньше казалось, что культуре под силу победить это стремление к самоуничтожению, но, боюсь, у человечества больше не остается времени.

Цивилизация и ее выдающиеся технические достижения, как ни прискорбно, привели лишь к тому, что мы имеем возможность в самые сжатые сроки друг друга взаимно уничтожить… Мысль об инфернальной природе зла себя изжила, человек творит зло самостоятельно и превосходит в этом дьявола”.

“Моя страна с каждым днем приближает мир к новой войне… Прощай, Европа, боюсь, мы никогда не станем частью европейской семьи народов.

Наша великая культура, наши Толстой и Чехов, Чайковский и Шостакович, наши художники, актеры, философы и ученые сегодня точно так же не в силах воспрепятствовать политике облеченных властью безумцев, как раньше они не могли ничего поделать с политикой религиозных фанатиков и коммунистических идей.

300 лет мы черпали силы к существованию из одних и тех же источников… и никогда не расставались с надеждой. Сегодня мы, деятели российской культуры, та их малая часть, к которой отношусь и я, можем сказать лишь одно: прощай, Европа!”

Источник: http://litcult.ru/news2/8079

Сочинение по роману Л. Е. Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик»

Тема: Даниэль Штайн, переводчик

Роман Людмилы Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик» был удостоен первой литературной премии России «Большая книга» за 2007 год. В книге мы можем наблюдать черты постреализма.

Роман охватывает эпоху войны 1941–1945 годов и послевоенные десятилетия вплоть до наших дней. Писательнице удалось создать неповторимый «психологический эпос». Книга Л.

Улицкой о христианском священнике Даниэле Штайне раскрывает вопросы веры и национальности в мировом масштабе.

Самое востребованное на сегодняшний день направление в романной прозе — подведение итогов. Подход Л. Улицкой несколько отличается от литературного метода ее коллег по перу.

Обратите внимание

Она делает попытки достучаться до «оглохшего и ослепшего» в своей мелочности и невежестве человечества.

Подобные попытки безуспешно предпринимали великие мудрецы разных эпох и народов, но попытки эти не прекращаются, свидетельствуя о том, что для человечества не все потеряно.

Книги, обнажающие истинную суть явлений, обличающие ложь, вскрывающие вековые заблуждения людей, задающие неприятные для самолюбия вопросы, обречены на непонимание большинства. Такая книга обычно вызывает шквал критики. Это писательский подвиг, свидетельство зрелости автора, осмысливающего итоги и собственной жизни.

Роман Л. Улицкой написан в русле постреализма на прочном фундаменте исторического и автобиографического жанров — «живая повесть на обрывках дней». Для раскрытия своего замысла автор выделяет два фактора: национальность и веру.

Что дает принадлежность или приверженность к ним человеку? И главный вопрос: что объединяет людей? Мы четко и сразу можем назвать множество разъединяющих моментов, а вот повторяемые всеми постулаты о дружбе и взаимопонимании, как правило, не находят подтверждения в реальности, оставаясь красивыми словами.

В романе Улицкой серьезнейшие вопросы решаются на примере судеб отдельных людей, которые, пересекаясь и проявляясь в разных точках мира, создают модель жизни человечества. Удачно выбрана форма подачи материала — эпистолярий, то есть роман в письмах, датированных начиная с 1946 по 2006 год. Письма создают атмосферу искренности и исповедальности.

Книга получилась честная, без лицемерных уверток и замалчиваний, с чувством доверия и расположения к читателю, апелляции к лучшему в его душе. Как разговор людей — братьев не по национальности и вере, а братьев по жизни на одной планете, разговор о том, какие мы.

Герои романа — люди разных стран, возрастов и национальностей. Историческое время — от Второй мировой войны до наших дней.

Важно

Повествование существенно дополняет историю Второй мировой войны, позволяет увидеть трагедию не только в рамках одной России, но в мировом масштабе: события в Польше, партизанские отряды в Белоруссии, еврейские гетто, толпы беженцев.

Человек, как в начале времен, оказался полностью незащищенным. Пытаясь выжить, с сердцем, полным ужаса, люди метались из страны в страну.

Центральным, объединяющим героем романа является Даниэль Штайн, который в годы войны восемнадцатилетним юношей по воле случая стал переводчиком в гестапо. По документам он значился вполне по-немецки — Дитер Штайн, а раскрыть свою национальность означало немедленную смерть.

Оказалось, что можно и в гестапо помогать белорусским крестьянам, которых фашисты расстреливали только потому, что не понимали, о чем они говорят. Ему удалось организовать побег трехсот человек из гетто. Он спасал, его спасали, он выжил. Сбылась его мечта — он стал католическим священником.

В атмосфере непонимания он всю жизнь старался примирить людей, очистить их сердца от зависти и злобы. Настоящий праведник, Штайн считал, что «вера без дел мертва есть». Материал с сайта //iEssay.ru

Даниэль Штайн — реально существовавший человек Даниэль Руфайзен, которого помнят многие ныне живущие люди.

Пример того, как можно жить, никого не презирая, не унижаясь самому, стремясь делать добро. Он хотел, чтобы различия в вере и национальности не порождали вражды. В своей проповеди он говорил: «Я хочу, чтобы вера, которая у каждого человека есть личная тайна, была очищена от шелухи и сора. До цельного и неделимого зерна.

Одно дело — верить, другое дело — знать, но важнее всего знать, во что веришь».

Такая книга давно должна была появиться в русской литературе, но время ее пришло только сейчас. Она позволяет многое понять, раздвинуть завесы лжи и недомолвок, увидеть, как прекрасно и плодотворно сотрудничество и духовное обогащение при всеобщем уважении.

Совет

А то, что происходит сегодня, по словам брата Даниэля, — это «настоящая победа взаимной ненависти». Обветшавшие, удобные прежде схемы уже не работают. Последние слова романа — обращение Л. Улицкой к читателям: «Я надеюсь, что моя работа не послужит никому соблазном, но лишь призывом к личной ответственности в делах жизни и веры.

Оправдание мое в искреннем желании высказать правду, как я ее понимаю, и в безумии этого намерения».

На этой странице материал по темам:

  • даниэль штайн переводчик статья
  • улицкая даниэль штайн переводчик краткое содержание
  • тексты сочинения автор л.е.улицкая
  • возвращенная литература что это такое
  • романы л улицкой

Источник: http://iessay.ru/ru/writers/native/u/ulickaya/sochineniya/daniel-shtajn-perevodchik/sochinenie-po-romanu-l.-e.-ulickoj-daniel-shtajn-perevodchik

Сочинения-рассуждения по русскому языку (ОГЭ): В шестом классе пришёл новый классный руководитель … (сочинение 15.2: « Мы изучаем литературу! …Это единственная пища для души ..).»

(1)В шестом классе пришёл новый классный руководитель, Виктор Юльевич Шенгели, литератор.

(2)0н был молод, лицо красивое, но излишне подвижное: он то улыбался неизвестно чему, то хмурился, то подёргивал носом или губами.

(3)Уже через три месяца все смотрели учителю в рот, обсуждали каждое его слово и дёргали губами и бровями, точно как он.

(4)Каждый урок, пока все усаживались и вынимали тетради, он начинал с какого-нибудь стихотворения и никогда не говорил, кто его написал. (5)Выбирал разное—то общеизвестное «Белеет парус одинокий», то непонятное, но запоминающееся: «…и воздух синь, как узелок с бельём у выписавшегося из больницы».

(6)У Михи кровь к лицу приливала от таких стихов, но учитель как раз на него и поглядывал: Миха был почти единственный, кто заглатывал рифмованные строчки, как ложку варенья. (7)Саня улыбался снисходительно: некоторые были те самые, что бабушка читала. (8)Другие ребята эту причуду учителю прощали: стихи представлялись им делом женским, слабоватым для фронтовика.

—(9)Мы изучаем литературу! — объявлял он постоянно, как свежую новость. — (10)Литература — лучшее, что есть у человечества. (11)Поэзия — это сердце литературы, высшая концентрация всего лучшего, что есть в мире и в человеке. (12)Это единственная пища для души. (13)И от вас зависит, будете вы вырастать в людей или останетесь на животном уровне.

(14)3венел звонок, а ребята всё сидели как одурманенные его словами.

(15)Почему не хлопали крышками парт, не срывались с воплями с мест, не кидались поспешно к двери, пихаясь локтями? (16)Скорее прочь — в коридор, в раздевалку, на улицу!

(17)Ему и самому было так интересно вкладывать в их головы то, в чём они — учитель это чувствовал — так нуждались. (18)И волновало ощущение очень тонкой власти: они на глазах обучались думать и чувствовать!

(19)По средам литература была последним уроком, и, закончив, Виктор Юльевич как-то предложил:

—(20)Ну что, пройдёмся?

(21)Первая такая прогулка была в октябре. (22)Пошли человек шесть, среди них, конечно, и Миха, который потом почти дословно пересказал друзьям все удивительные истории, услышанные от учителя. (23)Речь тогда шла о Пушкине, о котором Виктор Юльевич рассказывал так, что возникало подозрение, не учились ли они в одном классе.

(24)Этот первый поход по литературным местам оказался прообразом кружка, который к концу года нашёл себе название «ЛЮРС» — любители русской словесности. (25)Ребята не пропустили больше ни одного такого «выхода на натуру», а составленные отчёты и многочисленные фотографии долгие годы потом хранились у учителя в книжном шкафу.

(По Л. Улицкой)*

* Улицкая Людмила Евгеньевна (род. в 1943 г.) — современная российская пи-сательница, произведения которой переведены на 25 языков.

15.2 « Мы изучаем литературу! …Это единственная пища для души …» Бурдина Элина (группа 2 уровня)

« Мы изучаем литературу! …Это единственная пища для души.. И от вас зависит, бу-дете вы вырастать в людей или останетесь на животном уровне» Так пишет в своем тексте Улицкая Людмила Евгеньевна. В этом тексте рассказывается об учителе лите-ратуры, который пытается привить у детей любовь к чтению книг.

Данный для ана-лиза фрагмент я понимаю так: книги играют огромную роль в жизни каждого чело-века, они обогащают внутренний мир людей, формируя личность. Всё это и старает-ся передать преподаватель своим ученикам.В подтверждение своей позиции хочу привести примеры из текста.

В 9-13 предложе-ниях речь идет о том, как учитель отзывался о литературе. Он объяснял, что литера-тура лучшее, что есть у человека, и что благодаря литературе духовный мир людей становится богаче. Одним словом, преподаватель пытался показать детям, насколько важны для людей книги.

В качестве второго аргумента хочу привести в пример 25 предложение, в котором говорится о том, как ученикам понравился урок литературы. Они даже не пропускали дополнительные уроки. Данное предложение доказывает, что учителю удалось до-нести свои знания до детей и заинтересовать их поэзией.

Таким образом, с помощью книг мы развиваемся. Поэтому книги играют важную роль в жизни каждого человека.

15.3 “Каким должен быть учитель? ” Салихов Камиль (группа 2 уровня)

Каким должен быть учитель? это тот человек, который дает нам знания. Но не только: учитель влияет на наши взгляды, поведение, формирует личность.В тексте Л.Улицкой есть пример настоящего учителя. Ученики любили его за то, что ему самому нравилось с ними работать.

Самое главное, он привил им истинный интерес к литературе.Моим первым учителем была Ольга Юрьевна. Наш класс благодарен ей за то, что она сплотила нас, научила дружить, помогать друг другу..

Таким образом, можно скаать, что учитель играет важную роль в жизни каждого человека.

15.2 «Мы изучаем литературу! …Это единственная пища для души. И от вас за¬висит, будете вы вырастать в людей или останетесь на животном уровне.» Низамова Камилла (группа 2 уровня)

« Мы изучаем литературу! …Это единственная пища для души …» В тексте Л.Улицкой рассказывается о том, как в школу пришел новый учитель литературы, который очень любил свой предмет и впоследствии привил любовь к нему и среди учеников. Смысл фрагмента текста я понимаю так: литература помогает нам вырастать хорошими людьми и положительно влияет на наше духовное развитие.

Для подтверждения слов автора и своей позиции я хочу привести в пример предложения 14-16, где мы видим, как урок литературы повлиял на детей: они стали серьезнее относиться к этому предмету, не убегали со звонком в коридор, как это было раньше, а продолжали думать над словами учителя.

Следующим примером являются предложения 24-25, которые показывают, что литература стала важной частью жизни учеников. Ребята не пропускали ни одной встречи литературного кружка, при том, что эти занятия были необязательными. Литература помогла детям стать личностями со своими интересами. 

Вот почему учитель так восторженно говорил о литературе.

Обратите внимание

Она способна изменить человека в лучшую сторону, развить его духовный мир и привить любовь к искусству. Литература – это инструмент, который помогает нам стать человеком. 

Источник: https://5splusom-school.ru/sochineniyarassuzhdeniya_po_russkomu_yazyku_oge/359

Ссылка на основную публикацию