Краткая биография бароха

Александр Иванович Барятинский

Брак оказался прочным – за восемь лет у супругов Барятинских появилось на свет семь детей – четыре мальчика и три девочки: Ольга (р.1814), Александр (р.1815), Леонилла (р.1816), Владимир (р.1817), Мария (р.1818), Анатолий (р.1821), Виктор (р.1823).

Отец обладал обширными владениями (в Курской и Харьковской губерниях у него было более 20 т. душ). Семья поселилась в Курском имении — селе Ивановском Льговского уезда, где была выстроена огромная усадьба-дворец Марьино (ныне дворцово-парковый ансамбль «Марьино»). Дворец пользовался большой известностью в России. Его даже посетил император Александр I.

Ранние годы

Александр родился в Ивановском в 1815 году. Он был старшим сыном. Получил прекрасное домашнее образование. Отец не хотел делать из сына ни военного, ни придворного, ни дипломата.

В 1825 году, когда Александру было 10 лет, князь Иван Иванович умер. Мария Федоровна тяжело перенесла смерть мужа. Когда Александру исполнилось 14, Мария Фёдоровна повезла его вместе со вторым сыном Владимиром в Москву для «усовершенствования в науках». Воспитанием обоих братьев занимался известный в то время педагог англичанин Эванс, преподававший юношам «классиков и литературу».

Военная карьера

После переезда в 1831 году в Санкт-Петербург у юноши созрело желание поступить на военную службу.

Выдержав серьёзную борьбу с родными, он, при содействии императрицы Александры Фёдоровны, на 17-м году жизни поступил в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров с зачислением юнкером в кавалергардский полк, над которым шефствовала императрица Мария Фёдоровна. В школе он учился вместе с Михаилом Лермонтовым. Обучение длилось два года.

Окончив школу, 8 ноября 1833 года произведён в корнеты с зачислением в лейб-кирасирский Наследника Цесаревича полк.

Обратите внимание

Александр вёл бурную жизнь, присущую гвардейской молодежи. Петербургский высший свет полнился слухами о любовных похождениях молодого корнета Барятинского. В разговорах о скандальных романах Барятинского все чаще стало мелькать имя дочери императора, великой княжны Марии Николаевны.

В марте 1835 года личным распоряжением Николая I Александр Барятинский был командирован на Кавказ в Кабардинский егерский полк действующей армии. С отличием участвовал в делах закубанских горцев, ранен пулей в бок. В том же году он вернулся в Петербург и по возвращении был награждён золотой саблей с надписью «За храбрость».

1 января 1836 Барятинский назначен был состоять при Наследнике Цесаревиче Александре (впоследствии императоре Александре II).

Александр Барятинский был одним из друзей Жоржа Дантеса. В октябре 1836 года последний даже сватался к сестре Жоржа Марии, но получил отказ. В феврале 1837 года после роковой дуэли его сочувствие было целиком на стороне противника Пушкина.

Это видно по его письму к арестованному на гауптвахте Дантесу, где, сетуя о том, что «вследствие строгости караульных офицеров» он не может больше его посещать, Барятинский заверяет его: «верьте по-прежнему моей самой искренней дружбе и Тому сочувствию, с которым относится к вам вся наша семья». Письмо подписано: «Ваш преданный друг».

С 1839 года — адъютант цесаревича Александра.

24 марта 1845 по Высочайшему повелению уже в чине полковника снова отправился на Кавказ, где продолжалась Кавказская война. После многих поражений 1840-1844 годов, Николай I и Генеральный штаб предприняли попытку одним решающим ударом сломить сопротивление кавказских горцев, прорвавшись и захватив в Терской области селение Дарго, где укрепился Шамиль.

30-летний Барятинский был назначен командовать 3-м батальоном Кабардинского егерского полка. Военный поход на Дарго начался 31 мая.

13 июня при поражении войск Шамиля близ селений Гогатль и Анди Барятинский проявил особенные отличия. Раненый пулей в голень правой ноги навылет, он остался в строю — и в награду за оказанные подвиги получил орден св. Георгия 4-й ст.

Важно

14 июня, при движении к Анди, 3-й батальон, под командованием князя Барятинского, блистательно атаковал 6-тысячное скопище горцев и выбил их, после кровопролитного боя, из завалов на высотах за рекой Годор.

6 июля 1 и 2-й батальоны находились при взятии Дарго и, участвуя затем 10 и 11 июля в отбитии транспорта, прикрывали с 13 по 20 июля отступление отряда через Ичкерийский лес.

За Даргинский поход все 3 батальона получили новые Георгиевские знамена, причём 1 и 2-й батальоны к старым надписям присоединили: «За взятие Анди 14 июня, Дарго 6 июля 1845 г.»; 3-й батальон получил надпись: «За взятие Анди 14 июня 1845 г.»

По возвращении в начале 1846 года в Петербург Барятинский для поправления расстроенного здоровья уволен убыл за границу; но проездом через Варшаву принял по поручению фельдмаршала кн. Паскевича командование над летучим отрядом, назначенным для преследования и истребления краковских мятежников. Поручение это Барятинский успешно выполнил в 5 дней.

27 февраля 1847 г., по возвращении в Россию, он был назначен командиром Кабардинского егерского полка — и затем принимал постоянное участие в военных действиях в Чечне.

6 июля 1848 года 3-й и 4-й батальоны Кабардинского егерского полка под начальством Барятинского участвовали во взятии аула Гергебиля.

23 июня 1848 года князь особенно отличился в бою при Гергебиле, за что награждён чином генерал-майора с назначением в свиту Его Императорского Величества.

В октябре 1850 года Барятинский назначен командиром Кавказской резервной гренадерской бригады; зимой следующего года участвовал в действиях Чеченского отряда, при чём близ Мезенинской поляны разбил наголову атаковавшие его превосходящие силы неприятеля.

Совет

2 апреля 1851 года Барятинский был назначен командиром 20-й пехотной дивизии и исправляющим должность начальника левого фланга Кавказской линии, — и с этим вместе открылось для него более обширное поприще для самостоятельных действий, обнаруживших вполне рельефно его блестящие дарования. Энергичный и вместе с тем систематический образ действий, которого он держался в Чечне — главной арене деятельности Шамиля, постепенное, но неуклонное движение вперед с твердым упрочением русской власти на раз занятых пространствах — все это представляло как бы новую эру в Кавказской войне.

6 января 1853 года Барятинский назначен был генерал-адъютантом, а 5 июля того же года — исправляющим должность начальника главного штаба войск на Кавказе, а вслед за тем утвержден в этой должности.

В октябре 1853 года он, из-за болезни князя Бебутова, был командирован в Александрополь для заведования действующим на турецкой границе корпусом; 24 июля 1854 года участвовал в блистательном бою при Кюрюк-Дара, за который награждён орденом св. Георгия 3-й ст. 6 июня 1855 года Барятинский назначен состоять при Его Императорском Величестве, а затем ему поручено временное командование войсками в Николаеве и окрестностях.

С 1 января 1856 года он состоял командующим гвардейским резервным пехотным корпусом, а в июле того же года назначен главнокомандующим Отдельным Кавказским корпусом (впоследствии наименованным Кавказской армией) и исправляющим должность кавказского наместника; в последней должности он утверждён 26 августа 1856 года по производстве в генерала от инфантерии. Вступив в управление краем, по всему пространству которого велась нескончаемая война, стоившая России огромных жертв людьми и деньгами, кн. Барятинский оказался вполне на высоте своего назначения. Единство действий, направленных к одной общей цели, неуклонная последовательность в ведении их, выбор таких сподвижников, как Д. А. Милютин и Н. И. Евдокимов, — все это увенчалось блестящими результатами. Через 3 года по назначении Барятинский наместником весь восточный Кавказ был покорен и в 1859 года неуловимый дотоле Шамиль был взят в плен.

Заслуги эти доставили кн. Барятинский орден св. Георгия 2-й ст. и св. Андрея Первозванного с мечами.

Одновременно с решительными действиями на Восточном Кавказе велась энергичная война и в западной части этого края, приведшая к покорению многих племен, живших между рр. Лабой и Белой.

За новые успехи Барятинский произведен в генерал-фельдмаршалы и назначен шефом Кабардинского пех. полка. Беспрерывная боевая деятельность и труды по управлению краем совершенно расстроили здоровье и прекратили блестящую карьеру князя: 6 декабря 1862 г.

он был уволен, согласно прошению, от занимаемых им должностей с оставлением членом Государственного совета.

В 1871 г. Барятинский зачислен в кирасирский Её Величества полк и назначен шефом 2-го стрелкового батальона.

Обратите внимание

Германский Император также почтил заслуги Барятинского, назначив его шефом гусарского № 14 полка германской армии. Последние дни своей жизни Барятинский провёл за границей и умер в Женеве на 48-м году службы.

Был женат на княжне Елизавете Дмитриевне Орбелиани (1833—1899). Имел сына Кирилла (1871—1937).

Память

В честь А.И. Барятинского были названы:

  • станица Барятинская – ныне станица Горячеисточненская, Чечня
  • улица Барятинская – центральная улица Петровск-Порта (ныне ул. Буйнакского, г. Махачкала)
  • улица Барятинского – ныне ул. Комсомольская, Ставрополь
  • улица Барятинского – ныне ул. Ленина Дербент
  • улица Барятинская – ул. академика А.Ализаде (быв. Фиолетова), Баку
  • улица Барятинская – ул. Чантурия (быв. Джорджиашвили), Тбилиси
  • улица Барятинская – ул. У.Димаева (быв. Дзержинского), Грозный
  • улица Фельдмаршальская – ул. Штыба, Владикавказ
  • переулок Барятинский – ныне пер. Нахимова в Одессе
  • железнодорожная станция Драбово-Барятинская ДрабовУкраина

Источник: http://people-archive.ru/character/aleksandr-ivanovich-baryatinskiy

01.07.2003г. Художники Бароха Николай , Бароха Ирина

Родился: 1926г., с. Еремино Называевского района Омской обл.
Обучался: Киевское республиканское художественно-промышленное училище (1945-1950). Московский институт прикладного и декоративного искусства (1950-1952). Ленинградское высшее художественно-промышленное училище им. Мухиной.
Что-то еще:
Член Союза художников СССР с 1964 г.
Участник ВОВ, инвалид второй группы.
Творческая специализация: монументально-декоративное искусство (мозаика, настенная роспись, витражи, оформление интерьеров, монументальные композиции).
С 1964 г. живет и работает в г. Волжском Волгоградской обл.
Город Волжский совсем невелик. Его возникновение и расположение на левом берегу Волги недалеко от Волгограда связаны со строительством Волжской ГЭС. Своеобразный город-спутник областного центра. Как и абсолютное большинство россиян, мы никогда бы не узнали о его существовании, если бы судьба не соизволила познакомить нас с творчеством двух художников — отца и дочери. Это Николай Федорович Бароха и Ирина Николаевна Бароха.
Николай Федорович — колоритнейшая фигура. Его густые седые волосы, перехваченные бичевой, и широкая окладистая борода выдают потомственное мастеровое начало. Его отец, сибирский крестьянин, презрев рабский труд в колхозном царстве, в 30-х годах прошлого века подался на прииски. Нрав старшего Барохи, видимо, был достаточно крут. Само собой разумеется, что и у сына характер прямой и твердый. Года рождения 1926, малолеткой попал на войну, несмотря на огромные преграды, стоявшие на его пути. Участвовал в боях, был дважды ранен. И в последующей своей жизни никогда не боялся отстаивать свое творческое пространство. Был такой эпизод, когда пришлось побороться с бригадой московских художников за право на художественное оформление Волжской ГЭС. Самое удивительное, что Николай Федорович победил в этом неравном поединке. Будучи по художественной профессии монументалистом он также выполнил множество заказов по оформлению общественных зданий как в Волгограде, так и у себя в Волжском. По этому же нелегкому пути пошла и его дочь Ирина, закончив Мухинское училище в 1983 году, отделение художественного текстиля. Так что творческие династии на Руси не переводятся, а только множатся и укрепляются.
Свои художественные впечатления Бароха-отец пополня, путешествуя по родной стране. Он прошел пешком по Военно-Грузинской дороге. Был на Камчатке, на Урале, ходил через Фанские горы в Самарканд, был на Кольском полуострове. Но это было во времена оные. Его дочь уже осваивает глобальные маршруты, путешествуя по Европе и малой Азии. Посетила святые места в Палестине. Из каждой такой поездки наши мастера выносили свои впечатления. У отца — это красота и величие родной природы. У дочери — духовное соприкосновение с божьим миром и поиск путей к истине через красоту и гармонию. Ее интерпретация абриса храма в виде кисточки художника — смелый и свежий образ. Так же обоим представленным художникам удается впитывать в себя образ, выбирать его из общего хаоса событий и кристаллизовывать до простых понятных всем форм, выражая все это лаконично профессионально и с поэтической нежностью. Чего стоят только названия их работ — «Цветы сиреневых минут», «Пути Господни неисповедимы». Ирина — человек, всерьез задумывающийся над вопросами бытия и христианства. Но, как лично мне кажется, не Бог водит кистью художника, а творческая душа рождает Вселенную и образ Бога в ней. А Всевышний только милостиво разрешает это делать, блюдя законы мироздания, по которым все вершиться.
Свою персональную выставку в галерее «Союз Творчество» семья художников назвала
так — «Краски рассвета на холстах тумана…». Отец представит пастели, а дочь — гобелены и роспись по тканям. Преобладание декоративных сюжетов вполне вписывается в развитие современных тенденций в живописи. После многих десятилетий лозунговых порывов и пропагандистской мишуры искусство обратилось лицом к интерьерам жилья и личного духовного пространства. Представленные нами два художника гармонично вписываются в этот художественный поток.
«Рассвет». пастель, картон. 50х70, 1989.
Читайте также:  Сочинения об авторе нагибин
Родилась: 1955 г., г. Талды-Курган Каз. ССР.
Обучалась: Ленинградское высшее художественно-промышленное училище им. Мухиной.
Что-то еще:
Член Союза художников России с 1991 г.
Творческая специализация: текстиль (ручное ткачество, коллаж и аппликация, макраме, роспись по ткани), настенные росписи, оформление интерьера.
Участие в выставках:
1988 — выставка молодых художников г. Волгограда, Япония г. Хиросима.
1988 — «Художники Волгограда». Чехословакия г. Острава.
1991 — «Художники России. Германия г. Берлин.
1995 — победитель конкурса-выставки «Лучший натюрморт», г. Волжский.
1997 — выставка-ярмарка, Италия г. Колленью.
1992 — персональная выставка в частной галерее США г. Нью-Йорк.
1999 — персональная выставка в зале им. Чайковского г. Москва.
А также участие в Республиканских, Зональных выставках страны.
Работы приобретены Волгоградским музеем ихобразительных искусств, Художественным Фондом России, частными коллекционерами США, Германии, Италии, Испании, Дании и др., Муниципальной картинной галереей г. Волжского.
«Горе имеем сердца», шелк, смешанная техника. 95х45, 1998.
выставка будет открыта до 15.07.2003г.

Галерея «Союз Творчество» предлагает музеям и другим заинтересованным организациям сотрудничество в проведении выставок из личного собрания.

Мы готовы представить для экспонирования в ваших залах выставки на любые интересующие вас темы

Источник: http://souzt.ru/post/411

Баранский Николай Николаевич

Баранский Николай Николаевич (1881-1963 гг.) — доктор географических наук, профессор, член-корреспондент Академии наук СССР.

Н.Н.Баранский родился в городе Томске. Будучи гимназистом, начал читать запрещенную литературу. За революционную деятельность его исключают из Томского университета. Позднее Н.Н.

Баранский переезжает в Москву, где в 1910 году поступает в Коммерческий институт и получает экономическое образование. После революции с 1921 года он преподает в различных вузах страны, а с 1929 года работает в Московском университете.

Много сил вложил ученый в разработку теории экономической географии, развитие которой в нашей стране связано с его именем.

Большое внимание уделял Н.Н.Баранский теории экономического районирования, в которой, по мысли ученого, отражается географическое разделение общественного труда.

Н.Н.Баранскому принадлежит краткое, но емкое определение экономической географии: «География — это наука, которая предвидит, где встать городам, каким появиться заводам, куда пройти дорогам».

Баранский, Николай Николаевич («Николай Большой») — географ, член-корреспондент Академии Наук, лауреат Государственной премии СССР (1952), Герой Социалистического Труда (1962). Родился 14 (26) июля в 1881 в Томске, умер 19 ноября 1963 г. в Москве.

Сын учителя, один из первых (с 1897) пропагандистов и организаторов в социал-демократическом рабочем движении Сибири, участник всех обще-сибирских конференций (1903—1906) и съездов и член Союзного комитета сибирского социал-демократического союза. Был делегатом Сибири на Таммерфорской общероссийской конференции большевиков (дек.

Важно

1905); 1904—07 временно работал в большевистских организациях на Урале, в Самаре, Киеве, Екатеринославе; сидел в тюрьмах в Уфе, Киеве, Чите в 1906—08 с перерывами. После 1909 перешел на легальное положение; учился в Московском коммерческом институте и вел пропагандистскую работу.

В 1914 окончил Московский коммерческий институт.

В 1925 был членом-корреспондентом коллегии Народного комиссариата рабоче-крестьянской инспекции. С 1918 Баранский стал заниматься экономической географией. Баранский является одним из основоположников районного направления в советской экономической географии, которое возникло в противовес господствовавшему раньше статистико-отраслевому.

Баранский считает основным предметом исследования экономической географии не отрасли хозяйства, а экономические районы. При экономико-географическом изучении отдельных стран он делает упор на внутренние пространственные различия, т. е. на экономическое районирование и порайонные характеристики.

В связи с этим придает большое значение экономическим картам и полевому экономико-географическому исследованию территории. Баранский составил ряд учебников по экономической географии СССР, создал ряд университетских курсов. Автор работ по вопросам методологии экономической географии и картографии.

Источник: https://geographyofrussia.com/baranskij-nikolaj-nikolaevich/

Бардовский Николай Федорович краткая информация

Бардовский Николай Федорович известен как выдающийся русский  генерал-лейтенант. Будущий генерал появился на свет 9 декабря 1932 г.

В августе 1852 года, после успешного завершения учебы в ныне Константиновском училище военного порядка, а в то время в Дворянском полку, молодой военный получает звание прапорщика и отправляется служить в Санкт-Петербургский гренадерский полк.

Спустя год переводится в Лейб-гвардии Московский полк. Весной 1854 года Николай Федорович получает чин подпоручика.

Бардовский Николай Федорович

В 1856 г. Бардовский приступает к службе во 2 Царскосельском стрелковом батальоне, далее Лейб-гвардии 2 стрелковый, в качестве отличного стрелка. Зимой 1856 г. продолжает службу уже будучи в чине поручика. Далее, военная карьера Бардовского стремительно идет в гору и с марта 1858 г. он носит звание штабс-капитана. Спустя 3 года, весной 1861 г. получает чин капитана.

В 1863 и последующем году Николай Федорович участвует в кампаниях в Польше. Последняя из которых приносит почетный знак за отличия в битве  – орден св. Владимира 4 степени с отличительными знаками в виде мечей и банта.

Тот же год ознаменовывается еще одним достижением — в декабре Бардовского назначают главенствующим над 41 резервным пехотным батальоном в звании полковника, что получено чуть ранее — 30 августа 1863 г. Кроме того, с 1860 г. военный деятель возглавляет 66 Пехотный Бутырский полк. Зимой 1871 г.

Николай Федорович приступает к командованию Туркестанской Стрелковой Бригадой. Весной 1872 г., а точнее, 16 апреля, получает звание генерал-майора.

Совет

В 1873 г. военный задействован в Хивинском походе, где главенствует над 1 эшелоном Туркестанского отряда. Здесь он проявляет себя в деле Садыка Кенисарина, за что получает награду св. Станислава 1 степени. Кроме того, за похвальную деятельность в походе становится обладателем драгоценной сабли с почетным знаком «за храбрость».

В середине лета 1879 г. Николай Федорович принимает командование над 7 Пехотной дивизией. Через 2 года обретает чин генерал-лейтенанта и становится почетным носителем ордена св. Анны 1 степени.

По прошествии 2 лет получает назначение командира 1 Пехотной дивизии и становится обладателем ордена св. Владимира 2 степени. 1887 г.

знаменуется для Николая Федоровича вступлением в должность начальника 3 Гвардейской дивизии.

Помимо основных заслуг, Бардовский, будучи превосходно осведомленным в вопросах относительно стрелковой составляющей войск, активно и неоднократно участвует в мероприятиях по развитию этой области. Также приглашен в комитет по устройству и организации таковых.

Скоропостижная смерть настигает Бардовского 27 августа 1890 г. на маневренных мероприятиях под Луцком.

Источник: http://interesting-information.ru/2017/06/bardovskij-nikolaj-fedorovich-kratkaya-informaciya

Барков (поэт) – краткая биография – Русская историческая библиотека

Барков Иван Семенович или Степанович, переводчик XVIII века и автор стихов непристойного содержания, родился в 1732 г., умер в 1768 г. в Петербурге, по происхождение «попов сын». Биографических сведений о Баркове очень мало, даже не установлено его отчество.

Известно только из академических бумаг, касающихся Ломоносова, следующее: в 1748 г. Ломоносов и Браун должны были выбрать из воспитанников Невской семинарии лучших для академического университета. Они выбрали только пятерых, тогда явился Барков начальством не допущенный к экзамену.

По определению Ломоносова, он выказал «острое понимание» и знание латинского языка.

Обратите внимание

В академии Иван Барков учился очень хорошо, но поведения был самого скверного, так что в 1751 г. должен был выйти из академии и определиться по наборному делу.

С этого времени страсть поэта к пьянству, которая, по всей вероятности, и свела его в преждевременную могилу, – все увеличивалась.

Видя выдающиеся способности Баркова, ему позволили частным образом учиться у профессоров русскому «штилю» и другим предметам.

Поэт Иван Барков. Иллюстрация XIX века

В конце 1750-х гг. Барков служил при академии копиистом и корректором и вскоре был назначен переводчиком, так как он мог писать не только прозой, но и владел стихом.

По стихотворной технике, он уступал только Ломоносову и Сумарокову, а по простоте поэтической речи стоял гораздо выше их.

Более подробных биографических сведений об Иване Баркове не сохранилось, кроме массы анекдотов, касающихся его пьянства и остроумных шуток, действительно, сказанных и проделанных им или только ему приписываемых.

Из печатных произведений Баркова можно указать на следующие стихотворные переводы с итальянского и латинского: 1) «Мир героев». Итальянское сочинение г. доктора Лудовика Лазарони Венецианина, переложение российскими стихами переводчика Ивана Баркова. Эта «драма на музыке» была представлена в июне 1762 г.

во время торжества по поводу заключения мира между Петром III и Фридрихом II. 2) Квинта Горация Флакка Сатиры или Беседы (Спб. 1763), 3) «Федра; Августова отпущенница», 4) Нравоучительные басни, с Езопова образца сочиненные (Спб. 1784 и 1787).

В конце книги приложены «Дионисия Катона» двустрочные стихи о благонравии.

Важно

Из оригинальных произведений Ивана Баркова надо отметить: «Житие кн. Антиоха Кантемира», приложенное к изданию сатир последнего (СПб. 1762) и «Оду на день рождения императора Петра III» (Спб. 1762).

У Баркова есть еще следующие, более серьезные произведения: 1) Сокращение универсальной истории Гольберга, выдержавшее много изданий Спб. 1766, 1779, 1805 и М. 1808 г. 2) найденное в рукописи «Сокращение российской истории» от Рюрика до Петра Великого.

3) изданный вместе с Таубертом I том «Библиотеки Российской исторической» (Спб. 1767 г)., заключающей с себе летопись Нестора по Кенигсбергскому списку.

Несмотря на достоинства перечисленных произведений Баркова, известность этот поэт приобрел не ими, а непечатными «срамными сочинениями», которые в огромном количестве списков разошлись не только при его жизни, но и после смерти. Один список, под названием «Девичья игрушка или собрание сочинений Баркова», сохраняется в Публичной библиотеке.

Этот род произведений Баркова был так популярен, что слово «барковщина» стало употребляться, как название всякой непристойности и мата в поэзии, и ему приписывали вещи, которые относятся к гораздо более позднему времени.

Между тем в поэзии Баркова нет ни игривости, ни остроумия, а только самое грубое сквернословие, где вся соль заключается в том, что всякая вещь называется своим именем.

Сведения об Иване Баркове можно найти во всех энциклопедических словарях; довольно подробная характеристика сделана у Венгерова, в «Критико-биографическом словаре русских писателей и ученых, выпуск 25.

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/2861-barkov-poet-kratkaya-biografiya

Пио Бароха-и-Несси

Испанский писатель, одна из ключевых фигур «поколения 1898 года».

В приграничном баскском городке, Вера дель Бидасоа, родился 28 декабря 1872 г. Пио Бароха и Несси. Как Унамуно и Маэсту, он был баском. С 1872 по 1879 он жил в Сан-Себастьяне и первым, самым ярким его воспоминанием тех лет стала бомбардировка города карлистами.

В 1895 г. он уже опубликовал несколько статей о русских и французских писателях. В 1897 г. журнал «Germinal» публикует его рассказ «Bondad oculta». В 1900 г. выходит его книга «Vidas sombrías». В октябре 1901 г.

вместе со своим другом Асорином участвует в издании «Juventud», где печатаются Унамуно, Коста, Гинера.

Совет

Когда их журнал перестал выходить, Бароха переходит в «El Globo», ежедневную газету, где и был опубликован его первый роман «Aventuras, Intentos y mistificaciones de Silvestre Paradox», но началом настоящей писательской деятельности Барохи стал выход его работы «Camino de Perfección» в 1902 г.

Читайте также:  Краткая биография григорьев

Почти все члены «поколения 1898 года» в молодости испытали крах своих юношеских убеждений. Бароха не стал исключением. В своей знаменитой книге «El Arbol de la ciencia» он описал годы своей молодости. До самой смерти он оставался агностиком, что, впрочем, не говорило о его религиозности.

Изучая католицизм, он пришел к выводу об отрицательном влиянии церкви на общественную жизнь и политику. Он твердо верил в науку, но знал, что есть проблемы, которые человек познать никогда не сможет, но которые человека как раз больше всего интересуют.

Молодой Бароха считал, что природой жизни является страдание, и страдание пропорционально интеллектуальному сознанию, и всякое действие лишь усиливает страдание. В старости он говорил, что жизнь не имеет ни смысла, ни цели.

Глубоким чувством горечи и разочарования, вызванных жестокостью людей и несправедливостью общества полны «Vidas sombrías».

В своих произведениях Бароха не интересуется Испанией-государством и Испанией-страной: на все он смотрит лишь как на проявления человеческой природы.

Может быть, поэтому его, как и Асорина, больше всего привлекал анархизм, хотя он и понимал всю его утопичность.

Свобода каждого человека, ограниченная этикой и моралью, не устанавливается властью и государством, а рождается и формируется в душе каждого человека.

Обратите внимание

Естественно, Бароха разделял желание «поколения 1898 года» увидеть лучшую Испанию. В «Las horas soliatarias»(1918) он писал, что Испания должна стать лучше, что нация должна быть серьезной и интеллигентной, чтобы справедливость восторжествовала, а культура должна быть многогранной и оригинальной, ни на что не похожей.

Дональд Шоу пишет, что «главной ошибкой и Барохи, и „поколения 1898 года“ было неверное представление о том, что человеку измениться к лучшему легче, чем обществу» (Shaw D. «La generación del 98». Madrid, 1989, p. 136). Для Барохи жизнь была не просто трагической чередой дней, а жизнью человека с трагическим ощущением жизни.

Этот принцип можно сформулировать и по-другому: жить и жить — вот и все.

Как же можно бороться с жизнью? Бароха пишет, что религия, то есть католицизм — антижизненен. Он считает, что человек может уйти из искусства и заняться чем-нибудь «земным», может попробовать сохранить в себе жизненную энергию творца, а может жениться и построить семью.

Бароха пытается вывести идеал нового человека, такого, который смог бы бороться с трудностями и получать от жизни лишь наслаждения, но он сам, Бароха, был совсем другим и этот идеал оказывается безжизненным.

Испания ему кажется страной, подавляющей людей творческих, людей характера выдающегося и отличающихся от других. Есть выход: хочешь быть свободным, будь выше морали, будь аморальным. Вместо этого его герои предпочитают жить спокойно и покоряются, выбирая семейный уют и квартиру в Мадриде.

По Барохе, часто люди аморальные, порочные, но энергичные и деятельные, оказываются в итоге после «испытания жизнью» на стороне добра, порядка, закона и морали.

Принять жизнь, найдя себя через борьбу, волю и стремления, невозможно по трем причинам. Отсутствие конечной цели — в жизни нет такой главной вершины, к которой стоило бы стремиться всю жизнь. Немногие на земле имеют такую волю — редко рождаются герои, способные волей победить жизнь. Такой образ жизни входит в противоречие с этикой — нужно жить так, чтобы не мешать другим.

В 1911 году выходит книга Барохи «El Arbol de la ciencia», подводящая некоторые итоги его философских изысканий. Главный герой, Андрес Уртадо, переживает душевные и нравственные потрясения.

Важно

Книга — глубокий анализ его внутренней эволюции на фоне социальных и общественных потрясений. Бароха на примере его семьи рисует моральный и идеологический кризис среднего класса в Испании, ведь 1898 г.

предложил простым учителям и мелким торговцам взять на себя ответственность за случившееся.

Бароха анализирует и показывает во всей полноте систему общественных формаций Испании конца девятнадцатого века — начала двадцатого, и его критике подвергаются все, даже рабочие. Герой Барохи постепенно понимает бессмысленность казавшихся такими ясными и правильными идей революции и отстраняется от борьбы.

Проблема Испании для Барохи — проблема индивидуальная, и каждый должен сам решить ее для себя. Андрес же не ищет решения проблемы страны, а пытается решить собственные. Уртадо простой человек, не герой. Он просто живет, у него есть свои представления о лучшей стране и лучшей жизни, но он не пророк и не тот, кто способен в одиночку решать судьбы людей.

Смерть Луисито, его младшего брата, еще сильнее убеждает его в неизбежности и фатальности, подлости и низости жизни. В романах Барохи смерть детей, невинных душ, показывает зыбкость удобных, положительных и добрых, представлений о жизни человека. Диалог главного героя и Итуррьеса — спор между двумя разными философскими осмыслениями жизни.

Оба согласны, что жизнь нужно принимать такой, какая она есть: без главной конечной цели и закона справедливости. Они похожи, но пределы их знания и веры ограничены, как и у любого человека.

Андрес верит в безграничную силу науки, а Итуррьес говорит о необходимости небольшой спасающей лжи, иллюзий, которые могут объяснить необъяснимое, чего-то, что было неправдой, придуманной людьми, пришедшей из другого мира.

Главный герой из столицы едет в провинцию и так Бароха показывает читателю картину испанской действительности. Альколеа, куда он едет, есть Испания в миниатюре, «микрокосмос» испанской нации, экономически парализованной и политически разрушенной.

Совет

Ее аристократия (дон Блас Кореньо) живет прошлым, средний класс (доктор Санчес) готов на любую подлость ради временных улучшений в беспросветном жалком существовании, только в мещанском смысле: ради улучшения своего экономического и социального положения. Рабочие (Пепенито, Гаррота) пассивны и безразличны ко всему, порабощены своими эксплуататорами.

Андрес пытается спастись, уезжает в Мадрид, женится, но его жена умирает и все начинается снова. Не выдержав этой пытки, Андрес кончает жизнь самоубийством. Круг замкнулся.

Во время первой мировой войны Бароха был ярким «германофилом». Чуть позднее он подружился с Ортегой-и-Гассетом, и из их споров по поводу искусства родилась знаменитая работа Ортеги-и-Гассета «Дегуманизация искусства»(1925). В 1926-27 Бароха уезжает в Германию и Данию, а свои впечатления он собирает в трилогии «Агонии нашего времени».

Он не принимает диктатуры и далек от Республики, а в «La Dama erante» и в «El Arbol de la Ciencia» он предрекает гражданскую войну. В 1934 он становится членом Королевской академии наук. Во время Гражданской войны он был арестован, а, освободившись, провел четыре года в ссылке во Франции, но вернулся в Испанию после оккупации немецкими войсками Парижа.

Там он много пишет, и его воспоминания тех лет входят в книгу «Aquí, Paris».

В 1936 г. Бароха, как обычно, едет на лето в Вера дель Бидасоа, а в июле сторонники диктатуры сажают его в тюрьму города Сант-Эстебан.

К счастью, там он провел всего одну ночь, и на следующий день, благодаря помощи генерала дона Карлоса Мартинеса Кампоса, герцога Торре, его выпускают на свободу.

В тот же день Бароха звонит секретарю мэрии, и спрашивает, не собираются ли его арестовать еще раз. Секретарь смог сказать только, что он не уверен в этом. Тогда Бароха решает переехать во Францию.

Некоторые бывшие друзья и знакомые стали сторониться старого писателя (Барохе уже 64 года), и даже люди, которые раньше относились к нему хорошо, избегали его как человека, тем более писателя, которого власть выделила в особую группу «нежелательных элементов». Политика совершенно не интересовала Бароху, и он пишет, что «его появление в политике было чистым любопытством человека, зашедшего в таверну посмотреть, что там происходит»(Baroja P. Aquí París. Madrid, 1998 p. 66).

Обратите внимание

Денег катастрофически не хватало. Он печатался в аргентинской газете, иногда какая-нибудь французская газета публиковала его статьи, но тогда ему приходилось половину своего гонорара отдавать переводчику. В Париже Бароха жил в университетском городке, в «Испанском доме», где ему дали комнату.

Бароха питался в общественной столовой вместе со студентами и много общался с испанцами, которые приезжали во Францию. Студенты со всех стран мира, кроме, естественно, немцев, американцы, которые выглядели наиболее свободными и независимыми, и даже умудрялись веселиться и выглядеть счастливыми. Студенты из остальных стран могли только учиться.

Очень интересными кажутся мысли Барохи о французах. Французы, пишет Бароха, в своем снобизме совсем не интересовались испанцами. Модными были испанские танцы, популярные песенки, но в литературе знания французов ограничивались чтением низкопробных статей жуликоватых газетных репортеров, которых перепечатывали в третьесортных французских газетенках.

Им и не хотелось ничего знать. Их и так все устраивало. Французов интересовали только французы и Франция Во Франции Барохе пришлось заинтересоваться политикой. Время и эпоха не дают Барохи возможности писать то, что он хочет. Эти годы, когда он жил в Париже, Барохе кажутся одними из самых низких и несчастных в истории.

Во Франции ему проще увидеть Испанию, проще понять то, что он потом опишет в своей книге как бы случайно, мимоходом, но вся книга в итоге оказывается размышлениями, которые смогла сохранить его память.

Все политические системы идеалистичны и утопичны, и претворить их в жизнь оказывается в итоге невозможным. Теоретические и социальные теории, которые объявляются политиками самыми лучшими, на практике всегда проваливаются. Политика, которая должна была помогать людям жить спокойно, всегда основывалась на лжи, и естественно, долго просуществовать не могла.

Бароха спокойно, уже без напора и отчаяния молодости, пишет о гуманизме. Он вспоминает о любви к ближнему. Гуманизм в тридцать шестом году ему кажется только фарсом.

Всем настроенным по-другому он отвечает, что очень сложно найти человека, который согласился бы, чтобы болезнь его соседа перешла к нему, а его сосед излечился. Эпоха лжецов, трусов и предателей, и если такой гуманист и нашелся бы, рассуждает Бароха, его быстро объявили бы, да и сочли бы лицемером.

Важно

Парадокс безумного времени: человек, который не хочет жить в обществе, хочет жить один, эгоист, а тот, кто стреляет и убивает подобного ему человека — альтруист.

Общество, в котором правит один умный человек, имеет больше шансов на процветание, чем то, где люди не только имеют собственное мнение, но и хотят приказывать. В атмосфере свободного общественного договора пятнадцать человек, живущих вместе, не понимают друг друга. Поэтому, пишет Бароха, все европейские революции закончились деспотизмом и диктатурой.

Бароха пишет, что политики обманывают народ, говоря, что в обществе все счастливы и благородны, воспитаны и образованны. Это никакого значения не имеет, отмечает он, когда люди вынуждены убегать из страны или оказываются в тюрьме только за то, что не хотят жить в насквозь политизированном обществе.

Политика всегда казалась грязной игрой, в которой участвует только близкий круг друзей и посвященных. Писатели на революцию не влияли, по крайней мере, в Испании. Той же горечью пронизаны строки о революции. Революции служат лишь шарлатанам, людям нахальным, отчаянным, красноречивым, мнительным.

Демократия же приносит власть масс, абсолютный режим, глупость и интеллектуальный снобизм. Народ правит, используя демократию как инструмент, а индивидуальность теряется. Все русские, с которыми он общался в Париже, убеждали Бароху, что происходившее в Испании в то время было просто репетицией того, что произошло в России.

Все, кто раннее были выстроены по политическому ранжиру, в конечном итоге оказываются равны и все вместе. Стоящие во главе, имевшие власть без ответственности, правили утопиями. Их власть не имела под собой ничего. Потом отвечают за это, оказываясь забытыми и изгнанными, встречая потом на улицах Парижа своих бывших врагов.

Читайте также:  Краткая биография ремарк

Бароха рассказывает, что в молодости он считал, что всем народам нужна революция, но потом понял, что эта идея есть лишь заблуждение, не имеющее никакой ценности и не дающее гарантий.

Революция есть лишь спазм, который производит уже больной организм — он может помочь избавиться от внутренних болезней, но лишь временно лечит внешние. «Поколение 1898 года», добавляет Бароха, к революции не призывало. Пишет Бароха и об искусстве.

Совет

Композитор, говорящий о законах, по которым работает его произведение, не великий композитор.

Бароха, который надолго оказался за границей, чувствует, что «родина» для молодых значит уже не то, что значила она для людей его поколения. Родина исчезает как понятие, как символ, потому что родными людям нового времени, людям будущего станут их фабрики и угольные разрезы.

Можно добавить, что и фирмы, корпорации, в которых они трудятся, не чувствуя Родины. Все остальное кажется уже не важным, важно лишь зарабатывать деньги, чтобы прожить следующий день, а потом еще и еще. Когда зарабатываешь уже очень много, понимаешь, что тебя кроме денег со Временем уже ничего не связывает.

Чтобы не чувствовать этого, ты работаешь все больше и больше, и так всю жизнь.

Неудивительно, что Бароха в этой ситуации пишет и о малопривлекательной роли журналистики. Перед журналистами, сожалеет он, всегда стоит задача запутать, лишить всякого смысла и дать всему неверные и фальшивые определения, которые потом превращаются в «правду». Кому теперь нужна настоящая правда?

Сейчас в Испании, сожалеет Бароха, любой писатель или журналист может сказать: «Кто не со мной, тот против меня».

Если даже кто-то пишет хорошую и умную книгу, люди противоположного лагеря начнут кричать о том, какая это мерзкая и подлая книга.

Люди искусства теперь не просто творят, но и сами хвалят свои произведения. И раннее делали это, замечает Бароха, но не так нагло, свободно и цинично.

30 октября 1956 г. Бароха уходит из жизни. Для испанской и мировой литературы Бароха стал писателем, который смог создать в своих произведениях портрет целой нации.

Обратите внимание

Он показал человеческую природу не только в годы сложного переосмысления духовных ценностей, но и в разрезе изобразить духовное устройство жизни.

Великий писатель Бароха сделал это без горькой или глумливой усмешки, спокойно, зная об ответственности мастера перед искусством и людьми, ради которых он пишет.

Источник: http://facecollection.ru/people/pio-baroha-i-nessi

Краткое содержание

Действие романа происходит в двадцатые годы. На окраинной улице Мадрида, к которой примыкают несколько городских кладбищ, живут Мануэль Алькасар с овдовевшей сестрой Игнасией и поселившаяся у них Сальвадора с малолетним братиком Энрике.

Мануэль работает наборщиком в типографии, Сальвадора с утра трудится в мастерской готового детского платья, а вечером дает уроки рукоделия, Игнасия ведет хозяйство и стряпает. На первом этаже дома помещается цирюльня горбуна Ребольедо и мастерская его сына, электромеханика Перико. Соседи дружат и частенько собираются вместе играть в карты.

Обычно к ним присоединяется приятель Ребольедо-отца старый Кануто, бывший ветеринар и мизантроп. Жизнь этих двух семейств и зимой и летом протекает тихо и мирно, без особых радостей, но и без печалей. Однажды в дом приходит стройный, бледный, длинноволосый молодой человек в черном с собакой. Это Хуан, брат Мануэля, с которым он не виделся пятнадцать лет.

Он рассказывает о том, что выпало на его долю. Семинарию он бросил и пристал к труппе бродячих комедиантов, потом познакомился с художником, и они на пару реставрировали картины в церкви. Впроголодь жил и учился живописи в Барселоне, начал заниматься лепкой. Статуэтки охотно покупали, удалось скопить немного денег.

Тогда он уехал в Париж, где продолжил учебу, работал в ювелирной мастерской, изготавливая всякого рода безделушки, брелоки и колечки. На открывавшуюся выставку Хуан представил свои произведения, их заметили, стали поступать заказы, появился некоторый достаток. Теперь он вернулся на родину. Адрес брата узнал случайно от англичанина Роберта Гэстинга, проживающего в отеле «Париж».

Хуан просит Сальвадору позировать ему для скульптурного портрета, он сразу же отмечает незаурядность её личности. После череды сеансов и многих поисков Хуану наконец удается схватить нужное выражение, лицо Сальвадоры кажется в одно и то же время и смеющимся, и опечаленным. Он советует брату не тянуть время и жениться на Сальвадоре, это редкая и достойная девушка.

Того же мнения придерживается и Перико. Однако Мануэль в нерешительности: похоже, у него в душе нет ничего, кроме чувства благодарности, ведь если бы не Сальвадора, так и вел бы он жизнь босяка, промышляющего где и чем придется. На художественную выставку Хуан предоставляет скульптурную группу «Бунтари», статуэтку старьевщицы и бюст Сальвадоры.

Важно

Его работы вызывают оживленные толки, начинают поступать заказы. Но жюри присуждает ему только третью премию, у них заранее все расписано. Хуан возмущен и даже намеревается отказаться и от медали, и от денежной награды, но брат уговаривает его не пороть горячку. Он мечтает арендовать типографию и нуждается в деньгах.

Не по нутру Хуану стремление Мануэля стать собственником, но тот имеет мощную поддержку в лице обеих женщин. Чтобы открыть дело, не хватает солидной суммы, и Мануэль занимает недостающие деньги у Роберта, пригласив его в компаньоны. Устройство типографии оказывается весьма хлопотным делом, от передряг и переутомления Мануэль заболевает.

Сальвадора заботливо за ним ухаживает, и все чаще подумывает он о женитьбе. На время болезни Мануэль поручает заниматься типографией своему старинному приятелю наборщику Хесусу, который поселяется у него в доме. Как-то Хуан вместе с художником-декоратором, с которым познакомился на выставке, заходит в таверну под вывеской «Заря».

Его новый приятель сотрудничает в анархистской газете под псевдонимом Либертарий, и молодой человек находит в нем друга и единомышленника. Таверна кажется обоим весьма подходящим местом для собра ний, и по воскресеньям здесь начинают происходить встречи участников анархистского кружка, получающего название «Алая заря». Его организатором и душой становится Хуан.

Среди членов группы Ребольедо, Хесус, Кануто, Либертарий, студент Сесар Мальдонадо, баск Субименди, рабочий Мадридец, француз Карути, русский еврей Офкин, сапожник Шарик, гравер Скопос. Из любопытства захаживает сюда и Мануэль. Собирающиеся здесь спорят, обсуждают, обмениваются литературой общесоциологического и революционного характера. Выявляются разногласия, сталкиваются мнения.

Анархизм, который исповедует Хуан, носит возвышенный, гуманитарный характер. Хуан почти ничего не читал из анархических книг, его любимые писатели — Толстой и Ибсен. Анархизм Либертария, провозглашающего бунт индивида против государства, является выражением воинствующего индивидуализма.

Для Мальдонадо, сына лакея, анархизм проистекает из уязвленного самолюбия и предстает способом отомстить обществу, презирающему его за низкое происхождение. Анархизм беспринципный воплощают Мадридец, Хесус и Кануто, проповедующие разрушение ради разрушения.

У Мануэля много работы в типографии, за пьянство он вынужден уволить Хесуса, но тот остается жить у него в доме и, бездельничая целыми днями, на удивление, вечно при деньгах. Роберт, доставляющий Мануэлю заказ, советует другу относиться к анархистским идеям как к занятиям спортом и не слишком увлекаться.

Совет

Он с сожалением констатирует, что Мануэль мог бы многого добиться в жизни, но по натуре не боец, слабохарактерный и безвольный. Мануэль нанимает метранпажа Пепе Иоралеса, социалиста по убеждениям, и теперь они часто спорят о преимуществах и недостатках социалистической и анархистской доктрин.

Мануэль все откладывает объяснение с Сальвадорой, ему кажется, что девушка влюблена в брата, и тогда не остается ничего иного, как уехать и пустить себе пулю в лоб. Домашние обнаруживают, что Хесус по ночам занимается кражами на кладбищах.

Вместе с сообщниками, среди которых и почтенный сеньор Кануто, он тянет оттуда мраморные плиты, железные цепи, металлические ручки, распятия и канделябры, что и сбывается старьевщикам. Однако, когда полиция выходит на след шайки, Хесус и сеньор Кануто успевают уехать в Танжер. Хуан долгое время не появляется в доме Мануэля, тот узнает, что брат болен, у него нехорошо с легкими.

Мануэль разыскивает Хуана в захудалой гостинице и перевозит к себе. Благодаря хорошему уходу Хуан вскоре встает на ноги. Мануэль все более критично относится к анархистской доктрине, все же он буржуа, ему по душе порядок и дисциплина.

А подкладывать бомбы вообще варварство, считает он и ни в какую не соглашается с Либертарием, утверждающим, что на террор государства следует отвечать только террором. Во время болезни Хуан не перестает вести активную работу, он занимается вопросами пропаганды, ведет обширную переписку.

Прекраснодушный идеалист, он посещает трущобы, безнадежно пытаясь отыскать «золото человеческой души» среди озлобленных, испорченных городских подонков. На анархистском митинге в театре он произносит пламенную речь о человеческом достоинстве, освобождении человеческой личности.

Хуана с товарищами приглашают в богатый дом, хозяин которого намеревается издавать журнал радикального направления и предлагает сотрудничество. Однако разговоры собравшихся здесь интеллигентов не что иное, как демагогическая болтовня, они стремятся к достижению эгоистических целей и в то же время боятся разбушевавшейся народной стихии. Общего языка найти не удается.

Приближается день коронации короля Альфонса Тринадцатого. В кружке «Алая заря» появляется Сильвио Фернандес Трасканехо с предложением принять участие в заговоре. Либертарий, размежевавшийся с группой, предупреждает Мануэля: Хуан доверчив, его хотят впутать в какую-то историю, наверняка это происки полиции, раскрытие заговора было бы ей весьма кстати.

Обратите внимание

Хуан приводит в дом прибывшего из Парижа Пассалакву. Гость ведет себя подозрительно, ночью, тайком от Хуана, Мануэль и Сальвадора осматривают его вещи и находят в чемодане бомбу, которую Перико удается обезвредить, чертежи взрывных устройств, нелегальную литературу. Все компрометирующее хозяева тщательно уничтожают. Когда наутро полиция заявляется с обыском, им ничего не удается обнаружить.

Мануэль потрясен: как мог беспредельно добрый, такой гуманный Хуан участвовать в столь злодейском преступлении? Ничто не может оправдать массового убийства. «Все пути, все способы хороши, лишь бы они приводили к страстно ожидаемой революции», — возражает Хуан. Трасканехо разоблачен, он провокатор, действующий по указке полиции. Дела в типографии идут не так хорошо, как хотелось бы, он еще не может рассчитаться с долгом, докладывает Мануэль приехавшему из Англии Роберту. Но компаньон решил выйти из дела и оставить друга полным владельцем типографии, он вручает ему запродажную запись. Роберт советует Мануэлю отбросить анархистские идеи, сам он — сторонник просвещенного деспотизма, не верит в демократию, рассматривая её только как принцип построения общества, но не его цель. Мануэль и Сальвадора наконец-то вступают в брак. Накануне дня коронации Хуан исчезает из дома. Ходят слухи, что по пути следования процессии будет совершено покушение. Обеспокоенный Мануэль обходит заполненные народом улицы в поисках брата, но особых происшествий не случается. Только сеньор Кануто, осыпающий оскорблениями солдат и национальный флаг, попадает под сабельные удары. Мануэль на руках выносит ослабевшего брата из толпы, которую теснят полицейские. Несколько дней Хуан находится в полубессознательном состоянии, он наотрез отказывается исповедаться приглашенному Игнасией священнику. Полиция является с ордером на его арест, но он уже умер. Блюстители закона настойчиво рекомендуют провести похороны без демонстрации. У дома собирается большая толпа, гроб накрывают красным знаменем.

Краткое содержание “Алая заря” Бароха-и-Несси
Бароха-и-Несси П.
Стр. 1

Краткое содержание “Алая заря” Бароха-и-Несси
Бароха-и-Несси П.
Стр. 2

Краткое содержание “Алая заря” Бароха-и-Несси
Бароха-и-Несси П.
Стр. 3

Краткое содержание “Алая заря” Бароха-и-Несси
Бароха-и-Несси П.
Стр. 4

Источник: http://my-soch.ru/sochinenie/kratkoe-soderzhanie-alaya-zarya-baroxainessi

Ссылка на основную публикацию