Краткая биография чосер

Жизнь и творчество Джеффри Чосера

О жизни Джеффри Чосера известно очень мало, и сведения эти ничтожны. Чосер родился около 1340 года в семье состоятельного виноторговца. Отец писателя Джон Чосер определил сына ко двору на скромную должность пажа. Пажом, а потом оруженосцем.

Джеффри часто участвовал в походах во Францию, и в первом его походе, 1359 года, ему не посчастливилось: он попал в плен к французам, но был выкуплен королем. По возвращению ко двору на него возложена была обязанность развлекать своими рассказами супругу Эдуарда III.

Королеве, а позднее и первой жене Ричарда II – Анне Богемской – Чосер сначала читал или пересказывал чужие произведения, переводил «Роман о Розе», а потом стал сочинять собственные «стихи на случай». Произведения Чосера обнаружили незаурядную для самоучки начитанность и большой поэтический талант. Это не случайно.

Обратите внимание

Библиотека Чосера насчитывала шестьдесят книг, немалая цифра для XIV века, когда иной раз цена одной книги равнялась стоимости постройки целой библиотеки. Среди его любимцев были французские поэты его времени, ранние поэты Бокаччо, Вергилий, Стаций, Лукан и особенно Овидий, Данте и философ Боэций.

Как сведущий и надежный человек, он в звании эсквайра неоднократно выполнял в 70-х годах ответственные и секретные дипломатические поручения короля во Франции и в Италии. Особенно значительный лед оставило двукратное посещение Чосером Италии: в 1373 и 1378 годах. Эти путешествия расширили его кругозор.

Кроме непосредственного влияния, которое, несомненно, оказала на Чосера страна Данте, Петрарки и Боккаччо, он из первых рук познакомился там с лучшими произведениями этих авторов.

Отголоски знакомства с «Божественной комедией» Данте многократно встречаются у Чосера, начиная с «Птичьего парламента» и поэмы «Храм Славы», вплоть до ряда мест «Кентерберийских рассказов». «Тезеида» Боккаччо была сжата Чосером в рассказ рыцаря о Паламоне и Арсите, а перевод Петраркой на латинский язык «Гризельды» Боккаччо, переложенный в «Чосеровы строфы», стал у Чосера рассказом оксфордского студента.

У всех своих учителей Чосер отыскивал и брал то, что он мог считать уже своим.

Во те времена неимущий поэт жил подачками меценатов и всецело зависел от своих покровителей. Король выкупил Чосера из плена, заплатив шестнадцать ливров, но «каждая вещь имеет свою цену», и за две одновременно выкупленные королевские лошади было заплачено пятьдесят и семьдесят ливров.

Сегодня эта фраза «режет ухо», а тогда человеческая жизнь ничего не стоила. Его посылали с ответственными поручениями, но даже преуспев в них, он оставался в тени. Судьба не баловала Чосера. Сегодня в милости, а завтра в опале, временами в достатке, а случалось, и в нищете.

Из ранга королевского посла он попадал в таможенные смотрители, а далее из обеспеченного чиновника становился банкротом, которого спасали от долговой тюрьмы только заступничество и новые милости короля. Но у Чосера после его падений, не появляется гнетущих мыслей, наоборот, он полон жизненных идей.

Его врата ведут в цветущий сад – это врата жизни, а надпись гласит следущее:

Основное ядро «Кентерберийских рассказов» было создано Чосером в конце 80-х годов, быстро, в течении нескольких лет. А потом, к середине 90-х годов, работа над книгой оборвалась, и все творчество Чосера начало замирать. Все реже и скупее добавлял он отдельные мазки к своему огромному полотну. В позднем рассказе слуги каноника, в проповеди священника чувствуется творческая усталость.

Важно

Трудно было и в житейском отношении. По-видимому, в эти годы он жил один, материальное положение его было незавидное, иначе не иначе не сложилась бы тогда под его пером «Жалоба пустому кошелю». Незадолго до его смерти, в 1399 году, фортуна в последний раз улыбнулась еиу.

Престол был захвачен сыном его былого покровителя Ланкастера – Генри Болинброком. Генрих IV вспомнил о Чосере и позаботился о нем. Но жизнь была уже кончена. В октябре 1400 года Чосер умер и был похоронен в Вестминстерском аббатстве.

Здесь же погребены другие поэты и доселе проводятся там поэтические чтения.

Итак, как раз в наиболее трудные годы Чосер создает самую яркую, самую жизнерадостную свою книгу. Правда, почти все, что и до этого писал Чосер, также согрето юмором, и в «Кентерберийских рассказах» смех – это основная, всепобеждающая сила. Здесь поэт все охотнее обращается к народному здравому смыслу, народной басне, народной насмешке над толстопузами.

При этом Джеффри Чосер не отказывался от того, чему научили его великие учителя, и все вместе сделало «Кентерберийские рассказы» основным его вкладом в мировую литературу. О том же пишет Г.В. Аникин и Н.П. Михальская в своей работе «История английской литературы»: «Чосер создал широкую и яркую картину современной ему Англии, представив ее в галерее живых и полнокровных образов.

В «Кентерберийских рассказах» с особой полнотой появлялись свойственные Чосеру принципы изображения жизни и человека, мастерство создания характера и построения сюжета»[1].Основная часть «Кентерберийских рассказов» (все прологи и шестнадцать рассказов) написана пятистопным ямбом и парнорифмованным двустишием со свободным чередованием мужских и женских рифм.

Впоследствии эта форма получила название «героического куплета». Этот стих встречается уже у французских поэтов XIV в. (Машо и др.), но Чосер первый развил его и применил в Англии для произведения мирового масштаба, как «Кентерберийские рассказы».

У Чосера для этого стиха характерны большая гибкость, изобилие enjambements, он насыщен разговорными интонациями и прекрасно приноровлен к реалистическому характеру его стихотворных новелл. Замысел книги очень прост.

Собрав со всех концов страны на богомолье тех, кто составляет «его» Англию, и обрисовав в прологе их общий облик, Чосер в дальнейшем предоставляет каждому действовать и рассказывать по-своему. Сам автор неторопливо повествует о том, как они уговорились ехать в Кентербери, к мощам Фомы Беккета (Фома Беккет 1118-1170г.

– архиепископ Кентерберийский, канцлер Генриха II, боролся с королем за независимое положение церкви и был убит слугами короля. Позднее канонизирован католической церковью), и сообща коротать дорожную скуку, рассказывая друг другу всякие занимательные истории; как они осуществляли свой замысел; как в дороге они ближе узнавали друг друга. Как они спорили о достоинствах и недостатках рассказов, обнаруживая при этом всю свою подноготную.

Совет

Трудно определить жанр этой книги. Если рассматривать в отдельности рассказы, из которых она складывается, то она может показаться энциклопедией литературных жанров средневековья. Однако суть и основа книги – это ее реализм.

Она включает портреты людей, их оценку, их взгляды на искусство, их поведение – словом, живую картину жизни. В отличие от других сборников новелл, «Кентерберийские рассказы» скреплены далеко не механически.

Замысел Чосера не был им завершен, но и по тому, что он успел сделать, видно, что у книги есть движение темы и внутренняя борьба, в результат которой намечаются и проясняются новые цели, может быть, не до конца ясные и самому Чосеру.

Однако всякому ясно, что все в этой книге – о человеке и для человека; в основном о человеке своего времени, но для создания нового человека. Поэтому она и пережила свой век.

Книга состоит из общего пролога, свыше двух десятков рассказов и такого же числа связующих интермедий. Пролог занимает немногим больше восьмисот строк, но в нем, как в увертюре, намечены все основные мотивы книги, и все ее семнадцать с лишком тысяч стихов служат для раскрытия и развития характерных образов, намеченных в прологе.

Связующая часть, так называемая обрамляющая новелла, показывает паломников в движении и действии. В их препирательствах о том, кому, когда и что рассказывать, в их трагикомических столкновениях и ссорах уже намечено внутреннее развитие, к сожалению, не получившее разрешения в неоконченной книге Чосера. Именно тут, в связующей части, сосредоточен драматический элемент.

Так, например, фигура трактирщика Гарри Бэйли, главного судьи этого состязания рассказчиков, – как бы сценическая роль. Она вся складывается из реплик, рассеянных по всей книге. Вступления к отдельным рассказам часто разрастаются в монологи, в которых дана автохарактеристика рассказчика. Таковы прологи продавца индульгенций, батской ткачихи, слуги каноника и мажордома.

Рассказы книги очень разнородны, и для удобства обозрения их можно группировать в разных разрезах. Очень большая по объемам группа – это «старинных былей, благородных сказок, святых преданий драгоценный клад».

Обратите внимание

Это заимствованные Чосером или подражательные рассказы юриста, монаха, врача, студента, сквайра, игуменьи, второй монахини. Пародийны и заострены, как оружие борьбы против пошлого, рассказ Чосера о сэре Топасе, рассказы рыцаря, капеллана, ткачихи.

Сатирично даны многие фигуры общего пролога, в особенности служитель феодальной церкви и мельник; сатиричны прологи продавца индульгенций и пристава, рассказы слуги каноника, кармелита пристава. Характер нравоучения носят притча трех повесах и рассказе продавца индульгенций, рассказ эконома.

Читайте также:  Краткая биография клычков

Часто эти назидания тоже приобретают пародийный и сатирический тон в поучениях пристава, кармелита, в трагедиях монаха.

Четыре рассказа так называемой брачной группы – это как бы диспут, в котором обсуждаются и пересматриваются старые взгляды на неравный брак. Открывает этот диспут батская ткачиха, в своем прологе полное подчинение мужа жене и иллюстрируя это своим рассказом.

Рассказ студента о Грезильде и купца об Януарии и прекрасной Мае подходят к вопросу с другой стороны, а в рассказе Франклина тот же вопрос разрешается по-новому, на основе взаимного уважения и доверия супругов. Диспут этот назревал и раньше – уже в рассказе мельника о молодой жене старого мужа, в рассказе шкипера про обманутое доверие, в сетованиях Гарри Бэйли.

И он не затихает до самого конца книги. Я считаю что и нашему современнику очень интересны эти темы. Все рассказы мастерски развиты Чосером в новеллы.

Фабульному мастерству Чосер учился у французских труверов. Но фаблио, эти смешные, жестокие и подчас циничные анекдоты, под его пером становятся неузнаваемыми. Фаблио Чосера уже не анекдот, а новелла характеров. Чосер гуманизирует жестокий французский анекдот и населяет фаблио живыми людьми, в которых при всей грубости он рад отметить все человеческое.

В «Кентерберийских рассказах» автор обращается к своему читателю: «Зерно храни, а шелуху отбрось». Шелуха чосеровских фаблио, некоторая анекдотичность и грубость – это дань жанру и дань веку. Именно к «шелухе» мы можем отнести части из рассказов о мельнике, плотнике и др. А вот «зерном» я для себя считаю рассказ о рыцаре и бедном священнике.

Важно

Они показаны в противоречии с грубостью и грязью жизни. К сожалению эти пороки характерны и для нашего XXI века. Порожденный своим бурным и кипучим веком, писатель никогда не претендовал на роль летописца, не собирался писать историю своего времени, и тем не менее по «Кентерберийским рассказам» историки изучают эту эпоху.

Пережив войну, чуму и восстание, Чосер неохотно и мельком вспоминает о них. Когда за столом таверны «Габард» собрались рыцарь, йомен, сквайр, купец и шкипер они оказались живым воплощением столетней войны. Которая унесла много жизней. Но были и те, кто грел свои руки на людском горе. Скромный рыцарь вел их к победе.

Выносливость, стойкость и могучий лук йомена решали исход сражений. Сквайр, доблестно сражавшийся под началом отца, в то же время расточал рыцарскую славу в грабительских наездах на богатые города Фландрии и проматывал военную добычу на дорогие французские наряды. Ведь, в отличие от старого рыцаря, он выгодный клиент купца.

Сам купец – истинный вдохновитель походов: стремясь обеспечить торговлю с Фландрией, он платит налоги королю, но хотел бы расценивать это как жалованье сторожу, с которого он требует, чтобы «охранялись воды» на главной дороге морской торговли. Наконец шкипер – это вор и капер, выбрасывающий пленных за борт и торгующий захваченным товаром.

Делая это, он только творит волю пославшего купца-арматора, который не прочь держать на службе такого разбойного шкипера, закрывая глаза на его подвиги и с барышом торгуя его добычей. Роли были точно установлены и поделены уже во времена Чосера.

Рыцарь со сквайром и йоменом завоевывали рынки, купец эти рынки прибирал к рукам, шкипер возил товары купца, а при случае добывал их силой для своего хозяина. Так несколько историй в пяти портретах пролога дают очень точное представление о характерных чертах большого исторического процесса.

Источник: http://www.microarticles.ru/article/dzheffri-chosera.html

Джеффри Чосер

ЧОСЕР, ДЖЕФРИ (Chaucer, Geoffrey) (1344?–1400), виднейший из английских поэтов Средневековья, крупнейшая фигура английской литературы. Предполагают, что он родился между 1340 и 1344 и что местом рождения был Лондон. Джон Чосер, отец Джефри, преуспевающий виноторговец, занимал пост помощника королевского кравчего в Саутгемптоне.

Первая запись, касающаяся Джефри (1357), найдена в расходной книге Элизабет, графини Ольстерской, жены принца Лайонела (одного из сыновей Эдуарда III). О Джефри упоминается как о паже, которому было куплено новое платье.

Вероятно, до определения в пажи мальчик учился в лондонской школе: ему полагалось уметь читать и производить простые вычисления, равно как иметь некоторые познания в латыни и даже, возможно, во французском языке.

Совет

На службе у принца Лайонела систематическое образование мальчика должно было продолжиться на более аристократический манер: теперь ему полагалось уделять особое внимание искусствам, основательнее изучать французский и латынь, а также совершенствоваться в благородных занятиях.

В 1359–1360 Чосер служил в английских войсках во Франции (Столетняя война с перерывами продолжалась на всем протяжении его жизни). Он попал в плен неподалеку от современного Реймса; в начале 1360 за него был заплачен значительный выкуп, и он смог вернуться в Англию.

В том же году Чосер снова отправился во Францию, будучи по-прежнему на службе у принца Лайонела, но теперь уже в качестве курьера; это была первая из его многих дипломатических миссий. Затем его имя примерно на семь лет исчезает из хроник.

Весьма вероятно, что за это время Чосер женился на Филиппе Роут, которая входила в свиту графини Ольстерской, а на момент свадьбы – в свиту королевы; ее сестра Кэтрин Суинфорд была самой известной любовницей, а затем третьей женой Джона Гонта, четвертого сына Эдуарда III.

В 1367 имя Чосера вновь появляется в документах; на этот раз он упоминается как королевский камердинер; упоминается также, что он получал от короны пенсион.

После этого имя Чосера начинает встречаться часто: королевские подарки ему и его жене, очередные пособия, новые назначения, дипломатические поездки. Зафиксировано и чрезвычайно важное для истории литературы поручение Чосеру в 1372 вести переговоры с герцогом Генуи.

Этим назначением датируется первая поездка поэта в Италию (точнее, первая, в которой мы можем быть уверены), оказавшая, наряду со второй, в 1378, огромное влияние на творчество Чосера.

В 1374 Чосер получил в безвозмездное пользование дом в Олдгейте и был назначен инспектором таможни Лондонского порта (позже, в 1382, Чосер был назначен также инспектором Малой таможни.

) В 1375 ему был пожалован надзор над графством Кент с перечислением в его пользу различных штрафов, налагаемых таможней. С 1376 по 1381 Чосеру дозволялось оставлять заместителя на время отлучек из Лондона, что указывает на важность его служебного положения.

Обратите внимание

Филиппа по-прежнему пользовалась королевским благоволением, и, надо полагать, Джефри делил с ней удачу вплоть до ее смерти около 1387.

Однако существуют очевидные свидетельства того, что еще до смерти Филиппы Чосер неожиданно оказался в стесненных обстоятельствах. В 1386 он лишился дома в Олдгейте и обоих инспекторских постов; кроме того, в 1387–1389 отсутствуют записи о субсидиях, выплаченных поэту, зато неоднократно зафиксированы судебные приказы о выплате им долгов.

В 1389 Чосер был назначен надзирателем королевских работ и оставался на этом посту в течение двух лет. Вероятнее всего, Чосер сам попросил отставки, поскольку служба требовала постоянных разъездов, а поэт был уже немолод.

Нет причин предполагать, что он был уволен, не справившись с работой: поэт сразу же получил свое последнее назначение – помощника лесничего Королевского леса в Норт-Питертоне (в Средние века лесничим назывался человек, надзиравший за охотничьими заповедниками). О последующих годах жизни Чосера мы знаем несколько меньше.

Записи о выплате жалованья нерегулярны, так что, вероятно, поэту необходимо было брать займы в Казначействе. Тем не менее в 1399 он сумел арендовать на 53 года дом близ Вестминстерского аббатства. В этом доме Джефри Чосер и умер 25 октября 1400.

Произведения Чосера трудно датировать точно. Ранние работы уже предвещают будущее мастерство, но они также и традиционны, и в большой степени экспериментальны; стиль и содержание заимствованы у изысканных французских писателей, бывших тогда в моде при английском дворе.

Поэмы любовных грез, аллегорических картин-сновидений (видений) в 14 в. были излюбленным французским жанром. Обычный сюжет: весна, поэт жалуется на бессонницу, потом засыпает с книгой, во сне слагает собственную повесть о любви с аллегорическими картинами – и просыпается.

Поэма Книга герцогини (The Book of the Duchess, 1369) написана в память герцогини Бланш Ланкастерской, первой жены Джона Гонта; это произведение считают первой большой поэмой Чосера.

Важно

Автор тщательно подражает французским образцам, но его особый дар уже проявляет себя, несмотря на следование традиционной манере: четкость и свежесть декоративного фона, реализм охотничьей сцены вкупе с отвлеченностью картины-сна, переход от стилизованных любовных грез к прочувствованной элегии.

Читайте также:  Краткая биография авдеев

Написанная спустя приблизительно 10 лет поэма Дом славы (House of Fame) – произведение переходное.

В общем плане это французские любовные «видения», поскольку в поэме описан сон и объявлено намерение узнать «любовные вести» из домов Славы и Молвы.

Однако по стилю Дом славы – особенно 2-я книга – реалистичен, в поэме различимы голоса Данте, средневековых латинских поэтов и прозаиков, наконец – сочный стиль самого Чосера.

Птичий парламент (Parliament of Fowls), написанный, по-видимому, в начале 1380-х годов, следует традиционной французской манере в большей степени, чем Дом славы.

Однако описание сна (где птицы, собравшись в Валентинов день, ищут себе пару) последовательно реалистическое, присутствует даже политическая сатира, когда «благородные» птицы обсуждают своих избранниц, сообразуясь с правилами куртуазности, а птицы-«мужланы» откровенно и грубо насмехаются над господами.

Незаконченная Легенда о славных женщинах (Legend of Good Women) – последняя из поэм «любовных видений»; в некотором роде она предвещает Кентерберийские рассказы. Видения помещены в «Пролог» – во всех отношениях лучшую часть поэмы. Майский день, сад, поэт вознес очаровательную весеннюю молитву маргаритке.

Он засыпает; ему грезится, что явились бог и богиня любви и налагают на него епитимью за то, что он писал о неверных в любви женщинах. Во искупление поэту велят писать о верных («славных») женах, он соглашается, и на этом кончается пролог.

Совет

Основные девять рассказов Легенды чересчур однообразны по теме и ныне интересны главным образом тем, что предвосхищают структуру Кентерберийских рассказов.

Поэма Троил и Хризеида (Troilus and Criseyde) написана раньше Легенды о славных женщинах, однако эта поэма вполне самостоятельна и решительно выходит за рамки жанра любовных видений. Сюжет произведения в большой степени заимствован из Филострато Боккаччо (или, возможно, из сходного французского текста Роман о Троиле и Хризеиде).

Неизвестно, когда Чосер задумал композицию Кентерберийских рассказов (Cantenbury Tales). Чосер, с его самобытным талантом, нашел единый сюжет – паломничество к гробнице св. Томаса Бекета в Кентербери. Здесь представлены все характеры позднего Средневековья (кроме короля и знати – они были бы неуместны в подобном странствии).

В этом произведении Чосера представлены все разновидности литературы 14 в.: рыцарские и куртуазные романы, народные сказки, фаблио (истории с грубым юмором), бретонские лэ, басни с персонажами-животными, жития святых, аллегории, проповеди. Иногда поэт включал ранее написанные рассказы, иногда – добавлял новые.

В перечень стихотворных произведений Чосера ныне включено 21 стихотворение, но 5 из них обычно идут с примечанием «авторство сомнительно». Некоторые поддаются датировке.

Азбуку (ABC), религиозные стихи, славящие Святую Деву, надлежит отнести к раннему периоду жизни писателя, поскольку они были написаны «по просьбе Бланш, герцогини Ланкастерской».

Юмористические и злободневные стихи можно датировать по содержанию – например Сетованье Чосера на его кошелек (The Complaint of Chaucer to his Purse) было адресовано вступившему на престол Генриху VI и потому датируется 1399 годом.

Любовные стихотворения (их около 10) не удается датировать с уверенностью, хотя по традиционности стиля их можно отнести к раннему периоду. Философские стихотворения по большей части тяготеют к Боэцию, предположить, что они были написаны, когда Чосер жил в Олдгейте.

Обратите внимание

Чосер сам сообщает, что перевел Роман о Розе. Дошедший до нас перевод (Romaunt of the Rose) состоит из трех фрагментов; первый обыкновенно приписывают Чосеру, два других, если судить по языку и стилю, ему не принадлежат.

Боэций (Boece) – перевод с латыни трактата итальянского писателя 6 в. Боэция Утешение философией. Перевод Чосера сухой и педантичный; по мнению большинства критиков, проза Чосера далеко не так блистательна, как его поэзия.

Сверх того известно, что кроме латинского оригинала он использовал французский текст, поэтому смысл местами теряется. Другая прозаическая работа, Трактат об астролябии (Treatise on the Astrolabe), – труд научный, не философский. Это адаптированная для детей латинская версия книги арабского астронома 8 в.

Поэт, ставший здесь прозаиком и учителем, простыми и доступными словами разъясняет начальные понятия средневековой астрономии.

Языком Чосера был лондонский диалект его времени. Чосеровские строки текут непринужденно, они разнообразны; поэт мастерски владел и ритмом, и рифмой. В ранних вещах он иногда применял восьмисложные строфы, однако позже использовал более гибкую десятисложную строфу и строфическую «королевскую рифму».

Литература

Чосер Д. Кентерберийские рассказы. М., 1996 Кашкин И.А. Джеффри Чосер. – В кн.: Кашкин И.А. Для читателя-современника. М., 1977 Гарднер Дж. Жизнь и время Чосера. М., 1986

Чосер Д. Троил и Крессида. М., 1997

Энциклопедия Кругосвет

Источник: http://bookinistic.narod.ru/in_biography/c/choser.html

Джеффри Чосер и его время

Джеффри
Чосер и его время

Английский
поэт, «отец
английской поэзии»,

14 в. Лондон

Первым
начал писать свои произведения не на
латыни, а на
родном языке

ведь общество, в котором Чосер вырос,
говорило по-французски. Один из
основоположников английской национальной
литературы и литературного английского
языка.

Семья
была зажиточной. Отец виноторговец,
поставлял вино королевскому двору,
пристроил Чосера пажом
королевского двора.

Развлекал чтением
ит. и фр романов. Скорее всего, Джеффри
получил образование в одной из школ,
был
грамотным

и даже несколько владел французским и
латынью, иначе ему бы не досталась
придворная должность. Находясь на ней,
он не переставал учиться, уделяя больше
всего внимания искусству и языкам. Здесь
видит гнездо произвола
королей, пристанище порока, взятки.

Важно

При
дворе было много писателей и драматургов.
Чосер был среди них. Начинает сочинять
стихи на случай.

Столетняя
война, принимал участие, был взят в плен,
король выкупил его. Был и оруженосцем
и камердинером. Дипломатические поездки.

После
войны Чосер посещал лондонскую высшую
юридическую школу
,
которая давала хорошее образование.
Там он приобрёл умение работать над
тем, что вскоре стало главным делом его
жизни, — над вопросами литературы.
Библиотека Чосера насчитывала 600
книг
.
Невероятно для того времени. Любимые
писатели – Боккачо,
Данте, Вергилий, Овидий
.

Языком,
на котором писал Джеффри Чосер, был
лондонский
диалект

его времени.

В
произведениях Чосера уже имеются все
главнейшие черты
английской национальной поэзии
:
богатство
фантазии со здравым смыслом, юмор,
наблюдательность, яркие характеристики,
подробные описания, любовь к контрастам,

одним словом, всё, что позднее встречаем
в еще более совершенном виде у Шекспира,
Филдинга, Диккенса и др. великих писателей
Англии. Он проявлял не доверял переписчикам,
всегда просматривал лично свои сочинения.
В деле создания литературного языка он
проявил большую умеренность и здравый
смысл, не употреблял неологизмы, отжившие
выражения, пользовался лишь теми словами,
которые вошли во всеобщее
употребление. Он употребляет национальный
язык сознательно
,
чтобы выразить лучше и точнее свои
мысли, а также из патриотического
чувства.

Принято
делить жизнь и творчество Чосера на три
периода: французский, итальянский,
английский.

Чосер писал по-английски во все периоды,
а отнюдь не исключительно в “английский”.
Чосер в своём творчестве учился сперва
у французов, потом у итальянцев.

1-й
этап

творчества Чосера называется «французским»,
поскольку в этот период он испытывает
сильное влияние французского куртуазного
романа и осуществляет переводы на
английский язык «Роман
о Розе» и поэмы «Книга герцогини»
.

2-й период
Чосера называется «итальянским»,
и в этот период создаются все основные
сочинения поэта до «Кентерберийских
рассказов»: поэмы
«Птичий парламент», «Дом славы», «Легенда
о славных женщинах»
.

3-й
«английский»
— период творчества Чосера, он создает
самое значительное свое произведение
«Кентерберийские
рассказы»

— состоит из более чем 20 историй, которые
паломники — представители из почти
всех социальных слоев современной поэту
Англии — рассказывают друг другу по
дороге к могиле святого Томаса Беккета,
чтобы скоротать время в долгой дороге.
«Кентерберийские рассказы» — безусловно,
является одним из величайших произведений
литературы английского средневековья,
в котором отчетливо проглядываются
ренессансные
черты.

В
героях представлены все характеры эпохи
позднего английского Средневековья
(кроме короля и знати – они были бы
неуместны в подобном странствии). Чосер
рисует нам общество 29 пилигримов из
самых различных слоев общества, разных
полов, возрастов и темпераментов.

Все
они собрались в трактире близ Лондона
с тем, чтобы оттуда вместе двинуться в
Кентербери на поклонение гробу святого
Томаса Бекета. Чтобы скоротать время в
долгой дороге, каждый из членов общества
рассказывает какую-нибудь сказку или
повесть.

За каждым рассказом следуют
живые комические сцены: путешественники
обсуждают рассказ, спорят, горячатся.

«Кентерберийские
рассказы»

Совет

нравы
и типы английского списаны прямо с
натуры
.
При этом Чосер не только не гнушается
изображением людей из
низших сословий
,
но рисует их с очевидной симпатией
и глубоким знанием
.

Читайте также:  Сочинения об авторе шишков

Творчество
Чосера несет в себе идеи гуманизма
и вольнодумства
,
характерные для приближающейся эпохи
Возрождения.

Источник: https://StudFiles.net/preview/5909542/

Джеффри Чосер

Столп и краеугольный камень английской поэзии Джеффри Чосер (1342/1343?), на котором стоит вся английская литература, выросшая из него так же, как вся русская – из «Шинели» Гоголя, родился в материально благополучной и родовитой семье, ему не нужно было пробиваться сквозь тернии к звездам.

Счастливая звезда не единожды спасала его от напастей и бед: одно то, что при   семидесятипроцентной младенческой смертности, он остался жив, само по себе можно считать чудом,  и то, что десять лет спустя родительский  дом обошла стороной страшная эпидемия чумы, унесшая жизни доброй половины англичан, тоже из этого разряда.

Потом его выкупил король из французского плена, в который он попал, участвуя в походе в качестве королевского оруженосца. С отроческих лет Джеффри Чосер служит при королевском дворе: сначала пажом, потом дипломатом и заканчивает жизнь в богатстве и достатке, обласканный королевским вниманием и почестями.

Правда, между вторым и третьим был период опалы, который поэт обратил себе на пользу, воспользовавшись паузой для творчества.  В этот период и были  написаны знаменитые «Кентерберийские рассказы», по которым поэт в основном и известен русскому читателю.

Но кроме них есть еще баллады, поэма «Птичий парламент», от которой берет начало известный праздник День святого Валентина,  поэма “Троил и Крессида”, «Легенда о Добрых Женах»  и многое другое.

Джеффри Чосер – фигура элитарная. Он получил очень хорошее образование, знал геометрию и арифметику, музыку и астрономию, несколько языков, богословие, алхимию, юриспруденцию, мифы древних греков и римлян, а также рыцарскую литературу – легенды и сказания о рыцарях круглого стола.

Начитанность, образованность и знание придворного этикета  сделали его официальным придворным рассказчиком королевы. Сначала он развлекал ее  чужими историями, потом появились собственные стихи, а позднее  – и поэмы:

«На смерть герцогини Бланш», посвященную смерти супруги его покровителя Джона Гонта и «Птичий парламент» – о сватовстве  Ричарда II и Анны Богемской. Хорошо знавший традиции и нравы королевского двора, Джеффри Чосер, однако, описывает их без придыхания и поклонения, называя белое белым, а черное – черным.

Обратите внимание

В Британии дела пошли вверх дном:
   Корысть и Фальшь попрали все законы.
И себялюбцы лезут напролом,
   И наглецам неведомы препоны.
   Иной болтун сулит на миллионы,
Но жалкий грош – делам его цена.

Порядка нет – о, бедная страна!

Грозим соседу дракой, грабежом,
   Позоря честь и славу Альбиона.
За человека мы не признаём
   Того, кому в наш век претит Мамона,
   Кто не наносит ближнему урона,
Забыв понятье самоё – война.

Порядка нет – о, бедная страна!

Хозяйкой Жадность входит в каждый дом,
   А наша Мудрость служит ей с поклоном.
В опале – Разум, Правда – под замком.
   В пороках жить – владеть хорошим тоном.
   Поют хвалу жестоким солдафонам.

Нет Милосердья в наши времена.
Порядка нет – о, бедная страна!

Послание королю Ричарду II
Мой господин, будь мудрым королём!
   Подай пример державам и коронам,
Карая вымогателей мечом.
   Не забывай о бедном, оскорблённом,
   И в нашем крае, крае угнетённом,
Наступят мир и вечная весна
И станет раем Англия-страна!
(Баллада об отсутствии  порядка. Пер. Е.Фельдмана)

Или вот это

Когда от злата ломятся подвалы,
   Легко в друзьях завистников найти.
Заставь себя довольствоваться малым,
   Отринь толпу, гордыню укроти;
   Желания на жизненном пути
Соизмеряй с возможным, Бога ради.
Свободен тот, кто с Правдой не в разладе.

С пороками бороться не пристало.
   Обидчика помилуй и прости.
Уйдя от зла, во что бы то ни стало
   Сумей покой душевный обрести.
   А если споришь, ближних не чести:
Себя унизишь в гневе и в досаде.
Свободен тот, кто с Правдой не в разладе.

Благослови, что Небо ниспослало,
   И от земного взор свой отврати.
В песках пустыни, с горных перевалов
   О Господе в молитве возвести.
   Блажен, кто в сердце веру мог нести,
Лукавому не уступив ни пяди.
Блажен и тот, кто с Правдой не в разладе.

Послание сэру Филиппу де ла Ваш
Стремясь, Филипп, к небесному порталу,
   Былые страсти миру возврати.
Молись Тому, Кто дал тебе начало,
   Ничтожный прах держа в своей горсти.
   И Он к тебе захочет снизойти
В своей неисчерпаемой отраде.

Свободен тот, кто с Правдой не в разладе!
(Баллада о правде. Пер. Е.Фельдмана)

Важно

Не раз Джеффри Чосер исполнял особые дипломатические поручения, дважды посещал Италию, значительно расширившую его кругозор, познакомив с Данте, Петраркой,  Боккаччо. Их следы обнаруживаются во многих поэтических сюжетах поэта, которые он позаимствовал у этих авторов.

Постепенно поэт собрал личную библиотеку, состоявшую примерно из шестидесяти книг.

  Если учесть, что в XIV веке каждая книга стоила очень дорого, иногда равная цене постройки дома, и когда книги в библиотеках прикрепляли к полкам цепями, а за чтение брали приличный залог, то такая библиотека, безусловно, была настоящим богатством. В ней были все его любимые авторы: Боэций, Данте, Овидий, Вергилий, Боккаччо, Лукан и другие.

Но по своему складу и ментальности Джеффри Чосер  был человеком средневековым, хорошо знавшим церковные обряды и ритуалы, присутствующие во многих его произведениях.

Но при этом он имел здравый смысл и практичность, унаследованные от отца-виноторговца, что давало ему возможность занимать должности, приносившие немалый доход.

Однако, везде  главной его заботой были не счетные книги, и не  исполнение должностных обязанностей, а личное творчество, а главным занятием – чтение книг любимых поэтов.

Лишь только, подведя итог,
Ты свой дневной закончишь труд,
Не развлечения зовут
Тебя тогда и не покой, —
Нет, возвратясь к себе домой,
Глух ко всему, садишься ты
Читать до полуслепоты
Другую книгу при свечах;
И одинокий, как монах,
Живешь, смиряя пыл страстей,
Забав чуждаясь и людей,
Хотя всегда ты солнцу рад
И воздержаньем не богат.
(Храм славы. Отрывок).

Иллюстрация к “Кентерберийским рассказам” Джеффри Чосера.

Поэзию Джеффри Чосера отличают мягкий юмор и ироничное отношение к жизни, присутствующие, в том числе и в «Рассказах».  В результате его творчество вышло за пределы средневековой литературы, открыв путь английскому Возрождению.

«Кентерберийские Рассказы» по сюжету выстроены так же, как и  «Декамерон» Боккаччо, только здесь истории рассказываются не на загородной вилле, где скрываются от заразной болезни десять благородных дам и юношей, а по пути в Кентерберийский  монастырь двадцать девять паломников.

В их числе и сам поэт. Они  идут, чтобы  приложиться к мощам св. Фомы Бекета.

Эта рамочная конструкция позволяет включать в нее множество новелл и сюжетов, в том числе и заимствованных из литературы античности и итальянского Возрождения, а также из других источников.

Поэма так и осталась не законченной, но и то, что есть, делает ее памятником английской жизни того времени и произведением, которое не скучно читать и сегодня.

«Рассказы» начинаются с описания весны: оживление природы иносказательно означает и начало  возрождения из средневековья человеческой жизни с ее правом на земные радости, любовь, счастье и естественные потребности. Жизнь творится здесь не по Библейским законам  Шестоднева, а по законам человеческих страстей, которые у Джеффри Чосера пробиваются как подснежники после зимы к теплу и свету.

Совет

Эдвард Бёрн-Джонс. Спящий Джеффри Чосер. 1833-1898. Витраж — стекло, металл, роспись, обжиг, монтировка.

Хоть ревновать мужья не перестанут,
Но им скажу: друзья, напрасный труд.
Вас все равно супруги проведут,
Как бы ни заперли вы клетку прочно.

Когда в делах и мыслях непорочна
Жена, зачем ее вам запирать?
Развратницу ж не тщитесь охранять,
Всегда найдется для нее лазейка.
А там поди-ка укори, посмей-ка.

Чем жен стеречь… да лучше прямо в ад!
Вам это все преданья подтвердят.

***

Ах, плоть сильна, и только пламень серный
Искоренит в нас любострастья грех.
Да, новизна так привлекает всех,
Что в добродетели и постоянстве,
Как в повседневном тягостном убранстве,
Никто из нас не может долго жить.
И нечего об этом говорить.
(“Кентерберийские рассказы”. Рассказ Эконома о вороне. Отрывки)

Тина Гай

Источник: http://sotvori-sebia-sam.ru/dzheffri-choser/

Ссылка на основную публикацию