Краткая биография фриш

Макс Фриш — Биография — актуальный и творческий путь

МАКС ФРИШ
(1911 — 1991)

Швейцарский прозаик, драматург и публицист Макс Фриш родился 15 мая 1911 года в Цюрихе. Его отец, конструктор по профессии, был выходцем из Австрии. Мама была некоторое время гувернанткой в домах узнаваемых русских аристократов.

Из проотцов Фриша, который бы имел полностью добропорядочную с буржуазной точки зрения родословную, единственным изгоем был дед по маме, который называл себя художником.
В 1924 году Макс поступил в гимназию в Цюрихе.

Сам Макс поначалу рос «обыденным» мальчиком и, как не пробовали предки приобщить его к науке и музыке, всячески препятствовал их просветительским планам, отдавая предпочтение футболу со сверстниками. 1-ое истинное потрясение от общения с искусством пришло только в шестнадцатилетнем возрасте, вызвал его театр.

Обратите внимание

Он вспоминал: «Постановка «Разбойников», наверняка очень слабенькая, но подействовала так, что я просто не мог осознать, почему взрослые, у каких довольно средств и нет уроков, не ходят в театр каждый вечер».

Удивление юноши только усилилось, когда скоро ему пришлось узреть драму, в какой действовали люди в современных костюмах. «Итак,- тут озарило его,- что писать пьесы можно и в наше время!». Мир не спешил признать молодой талант. «Единственное, что он признавал — это диплом. Институт был неизбежен».

Два года М. Фриш проучился на филологическом факультете Цюрихского института. «Моей специальностью была германистика. Доктор Клерик, который позднее покончил с собой, демонстрировал нам человеческое существование в зеркале его криминальных страстей.

В горной возвышенности, вдалеке от нашей совести величаво стоял старый Вьольфлин; сжимая в руках свою трость, как копье, он развивал базы обучения, убранного в мрамор».

В целом институт воспринимался как «магазинная свалка разных предметов, лишенных внутренней связи», но пока удовлетворял М. Фриша.

И когда в 1933 году погиб его отец и ему самому пришлось зарабатывать на хлеб, он оставил его практически без сожаления. Фриш работал журналистом, «описывая всё, что придется: новоселье, доклады о Будде, фейерверки, третьесортные кабаре, пожар, спортивные соревнования, пришествия весны в зоопарке — только от крематориев я отрешался».

Свободное время от этой деятельности, связанной с частыми поездками по стране и многократными выездами за границу, М. Фриш заполнял работой над своим первым романом «Юрг Рейнгарт», который был написан в 1934 году. За ним появился рассказ «Ответ из тишины» (1937).

В обоих произведениях ощущается массивное воздействие Готфрида Келлера, которого М. Фриш называл «своим наилучшим папой» и под волшебной властью которого он находился длительное время.

Важно

Обе публикации вкупе с другими бессчетными наследствами создателя «Зеленоватого Генриха», когда узрели свет, были одним восхитительным днем сожжены рукою создателя, что не ведала жалости. Казалось, с творчеством было покончено навечно. Двадцатипятилетний М. Фриш возращается на студенческую скамью — в сей раз строительного института.

Через четыре года он получает диплом и скоро оказывается победителем общегородского конкурса на наилучший проект открытого бассейна. Увлеченный собственной новой профессией, М. Фриш уже подумывал про собственное архитектурное бюро, но его планы нарушил внезапный призыв в армию: началась 2-ая мировая война.

Практически два томительных года он провел рядовым на швейцарской границе. Там он опять берется за перо. Так возникают в 1940 году его 1-ые дневниковые заметки, «Листки из вещевого мешка».

Обрывочная и комплексная манера этих дневников, сочетающей секундные наблюдения с глубокими размышлениями, почти во всем напоминала пользующиеся популярностью в те годы произведения Андре Жида и Эрнста Юнгера, но тематически и содержательно М. Фриш нашел тут уже определенную самостоятельность, по меньшей мере тяга к беспристрастному знанию мира резко отличал его от 2-ух упомянутых апостолов субъективизма.

Возвращение М. Фриша в литературу произошло на предшествующей базе, заложенной сильной традицией критичного реализма. Это подтвердил и роман «Томные люди» (1943), в каком возникает ряд соответствующих для М. Фриша тем, ещё не отыскали в этот ранний период его творчества довольно убедительных художественных решений. М.

Фриш работал над этим романом в год собственного бракосочетания с Констанцией фон Мейєнбург, брак с которой, хотя и дал жизнь двум дочерям и отпрыску писателя, но потерпел много томных кризисов, которые отразились, по воззрению критиков, в его творчестве. Брак был расторгнут в 1959 году.

Посреди бессчетных откликов на роман было и очень принципиальное письмо от заведующего литературной частью Цюрихского драматического театра Курта Хиршфельда, который предлагал М. Фришу испытать свои силы в театре. Материал только-только размещенного романа был положен в базу первой пьесы М. Фриша, «Санта Крус» (1944).

В будущем году была написана пьеса-реквием «Снова они поют», которая первой увидела свет рампы. Скоро вышла в свет умопомрачительная по-весть-видение «Бин, либо Путешествие в Пекин». Очень бурно и напряженно длятся для М. Фриша 1-ые послевоенные годы — «годы после пятилетнего домашнего плена».

Совет

Он много путешествует, следит, размышляет. Музеи Венеции сменяются над развалинами Берлина, венская опера — фашистскими концентрационными лагерями на местности Польши, где М. Фриш в 1948 году участвует в Конгрессе приверженцев мира.

Много творческих и идеологических импульсов он получил от общения с Бертольтом Брехтом, который вызвал приметное воздействие на его творчество.

При всей бесспорной значимости этого воздействия, Бертольт Брехт не сумел уберечь М. Фриша от временного пессимизма относительно грядущего течения истории населения земли, которого понесло в те годы многих интеллигентов на Запад. Спасение от уныния М.

Фриш находил в работе, которая была для него спасением в лабиринте людской обездоленности и искалеченных жизней. Наряду с «Дневником» он работал над двумя пьесами-«Китайская стенка» и «Когда закончилась война».

Подробный анализ слабеньких мест и просчетов в этих пьесах создан в дружественном письме Брехта.

В 1949 в конце концов закончилось строительство бассейна по проекту конструктора М. Фриша. Через два года, когда был закончен 1-ый вариант «Графа Едерланда», и М. Фриш получил стипендию для стажировки в Соединенных Штатах, он навечно оставил архитектуру, совсем изменив чертежную доску на пишущую машинку.

Начиная с «Дон Жуана, либо любовь к геометрии», написанного наполовину в Нью-Йорке, наполовину — в Цюрихе (1952) и романа «Штиллер» (1954), М. Фриш всё в большей и большей степени завоевывает европейское и мировое признание. Зрелое мастерство просит совершенства, высочайшей требовательности к для себя. Интервалы меж отдельными произведениями М.

Фриша повсевременно растут. За последние пятнадцать лет он написал всего три пьесы — «Бидерман и поджигатели» (1958), «Андорра» (1961) и «Биография» (1967) — и два романа: «Гомо Фабер» (1957) и «Пусть меня зовут Гантенбайн» (1964). Называя свои пьесы-притчи «моделями», Г.

Обратите внимание

Фриш сам составляет типичную «модель» современного пользующегося популярностью писателя — образом жизни, публичным характером, даже внешним обликом.

Он, по-прежнему, ощущает глубокую страсть новых государств и людей, много путешествует, выступая с интервью и докладами, в каких узкопрофессиональные вопросы уступают значимым политическим, философским, этическим явлениям; М.

Фриш одномоментно реагирует на любые принципиальные действия, происходящие в мире, его оценки не всегда неоспоримы, но всегда продиктованы хорошей волей. На страничках «Леттр франсез» и «Вечерней Москвы», «Зарубежной литературы» либо «Нью-Йорк таймс» часто возникает его портрет — высочайший лоб, высоко поднятые размышлением брови, коварный прищур внимательных глаз за стеклами очков, постоянная трубка в волевом роте — лицо-«модель», обычная личность писателя этой эры.

В хоть какой статье, очерковые, монографии про М. Фриша, в хоть какой энциклопедической справке о нем вместе с общими соображениями о том, что М. Фриш подвергает анализу кризиса современной западной цивилизации, обязательно будет названа и такая черта, как неувязка идентичности.

Обозначенная неувязка поставлена практически во всех узнаваемых нам произведениях М. Фриша. Неискушенный читатель, не много знакомый с духовной ситуацией современного Запада и с умственными «этажами» современной западной литературы, будет, может, значительно удивлен. А тем временем М.

Фриш далековатый не 1-ый и не единственный, очевидно, кто полностью без помощи других отыскал тот больной нерв нашего века.

Неувязка идентичности неразрывными нитями связана с целым комплексом заморочек буржуазного общества новой формации, и сначала с так именуемым отчуждением личности. Парадокс отчуждения, что достигнул апогея при фашизме, своими корнями уходит в самую природу капиталистических отношений.

Последствия этого явления сказались на всех отраслях жизни человека, существенно видоизменив его психический вид. Узенький горизонт, периферийность труда человека, отлученного от созерцания широкой перспективы, приводит к фетишизации абстрактностей, к трусливой и застенчивой зависимости от анонимных сил, персонифицированных в государстве.

Важно

Слово и дело разделились, пропасть меж ними заполнили иллюзии, фантасмагорические назойливые видения, кошмары, которые составляют сознания, ущемленного мироздания.

В конце 60-х — начале 70-х годов творчество швейцарца Фриша получила мировое признание.

Он — знатный доктор Нью-Йоркского и Чикагского институтов, лауреат Шиллеровськой премии, премии германских издателей. Фриш много путешествовал. В 1966 и 1986 годах посетил СССР.

На протяжении всего творческого пути писатель вел и публиковал дневники, которые стали комментарием к его художественному творчеству.

Источник: http://glavbuk.ru/maks-frish-biografiya-aktualnyj-i-tvorcheskij-put/

Макс Фриш – Пьесы

Макс Фриш

Пьесы

Переводы с немецкого под редакцией К. Богатырева

Статья Ю. Архипова

СОДЕРЖАНИЕ

Санта Крус. Перевод Ю. Архипова

Опять они поют. Перевод А. Карельского

Дон Жуан, или Любовь к геометрии. Перевод К. Богатырева

Бидерман и поджигатели. Перевод А. Карельского

Граф Эдерланд. Перевод Ю. Архипова

Биография. Перевод Л. Черной

Примечание автора

Ю. Архипов. Макс Фриш в поисках утраченного единства

Хронология творчества М. Фриша

САНТА КРУС

ПЬЕСА-РОМАНС

Перевод IO. Архипова

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ЭЛЬВИРА женщина 35 лет.

ВИОЛА ее дочь.

БАРОН ее муж.

ПЕЛЕГРИН бродячий певец.

ХОЗЯЙКА ТРАКТИРА.

ДОКТОР.

СЛУГА.

ПИСАРЬ.

КОНЮХ.

НЕГР.

ПОЛИЦЕЙСКИЙ.

ПЕДРО закованный поэт.

КРЕСТЬЯНЕ-АРЕНДАТОРЫ.

МАТРОСЫ.

МОГИЛЬЩИКИ.

МУЖЧИНА, МАЛАЕЦ, ЗЕВАКИ,

ФИГУРЫ.

Действие пьесы продолжается семь дней и семнадцать лет.

ПРОЛОГ

В трактире.

По одну сторону сидят крестьяне – молчаливо и скучно играют в

карты. По другую, ближе к переднему плану, – доктор и Пелегрин,

который, сидя на столе, бренчит на гитаре и вполголоса напевает.

Пелегрин. Явайская песня… ее всегда пели матросы, эти загорелые дьяволы с глазами кошек, когда мы валялись на палубе и не могли заснуть от жары! Семь недель мы плыли вдоль Африки, бочки адски воняли, а над морем, словно фонарь, подвешенный к мачте, висел серебряный гонг – полумесяц… И вот в такие ночи они ее пели, в те безветренные ночи… (Снова поет.)

Доктор. Жозефина!

Входит мужчина, отряхивая пальто от снега.

Мужчина. Ну и снег идет!.. Доктор, а там на кладбище опять кого-то хоронят. Пришли с пением, с ладаном, гроб впереди, все как полагается, и вот вам крест! – не могут найти могилу, такой снег идет. (Садится.) Мне вишневую.

Доктор. И нам, Жозефина, еще бутылочку!

Пелегрин. Она любила меня…

Доктор. Кто?

Пелегрин. Возможно, я повел себя как подлец тогда, семнадцать лет назад, и все-таки, милый доктор, поверьте, как верят в чудо – безрассудно, вопреки всему: она любила меня!

Доктор. Кто?

Пeлeгрин. У меня не было другой возможности снова увидеть ее, нужна была посудина – любая, какая найдется, и мы захватили первую попавшуюся, где-то около Марокко. Бедные французы! Они были пьяны вдребезги, и мы побросали их за борт, всю команду: буль, буль, буль! Мы замазали герб, распустили паруса… и тринадцать недель я мчался к ней.

Доктор. К кому?

Пелегрин. Меня смех разбирает, как вспомню ее отца. “Моя дочь, говорит, сокровище, вы недостойны даже взглянуть на нее, бродяги!” “А где она?” спрашиваю. “Не твое дело, – рычит он, – она помолвлена”.

Доктор. Помолвлена?

Пелегрин. С одним аристократом, бароном!

Доктор. Да-а?

Пелегрин. Да-а… В ту же ночь на моем корабле, в моей каюте она лежала в моих объятиях.

Доктор. Кто?

Пелегрин. Эльвира. Чудесная девушка.

Доктор. Эльвира? Наша баронесса? Госпожа из замка?

Пелегрин. Тсс, тихо!

Хозяйка приносит еще одну бутылку.

Читайте также:  Краткая биография северянин

Хозяйка. Господа, эта бутылка у меня последняя.

Доктор. Нашего друга замучила жажда.

Хозяйка. Вижу.

Доктор. Наш друг, должен вам сказать, объездил весь свет, он видел больше, чем может присниться всем Жозефинам…

Хозяйка. Откуда вам знать, что мне может присниться?

Доктор. Он скитался по свету, пока не схватил лихорадку.

Хозяйка. Лихорадку?

Совет

Доктор. Вы только представьте: целый год ему нельзя было пить. А сегодня мы празднуем его выздоровление.

Хозяйка. Поздравляю… (Наполняет стаканы.) Если вы и вправду выздоровели.

Пелегрин. Еще бы не вправду!

Хозяйка. Будем надеяться, что так, господин. Обычно он такой болтун, наш доктор, жалеет людей и поэтому лжет им.

Пелегрин. Не сомневайтесь, мадам, на сей раз он ни капельки не солгал.

Хозяйка. Почему вы так уверены?

Пелегрин. Почему! Да потому, что это не его диагноз, я сам ему сказал, что здоров.

Хозяйка. Ну, тогда…

Пелегрин. Здоровее, чем когда-либо.

Хозяйка. Дай бог. (Присаживается.) А то всяко бывало, знаете ли. Тут вот и пьют и веселятся иной раз, празднуют выздоровление, а потом, глядишь, везут его через месяц на кладбище, выздоровевшего-то…

Ну да что там, я ведь это так просто, вы не подумайте…

И все это из одной любви к людям, понимаете; повозится он со своими больными, а там и пожалеет их, добрая душа: отчего же, говорит, не повеселиться напоследок?

Пелегрин. Не сомневайтесь, мадам…

Хозяйка. Знаю уж, знаю!

Пeлeгрин. Через месяц, говорите?

Хозяйка. Ой, да вы не подумайте чего, Христа ради!..

Пелегрин (смеется). Через месяц, мадам, я буду уже далеко в море! (Пьет.) В самом деле, доктор, на Кубе меня дожидается одна ферма, всеми забытая, опустевшая, выгоревшая ферма, я буду выращивать на ней фрукты: ананасы, персики, сливы, инжир, виноград! Корабль отходит через месяц. А через год, клянусь, я пришлю вам свой собственный кофе!

Хозяйка. Кофе?

Пелегрин. Все те недели, пока меня трепала лихорадка и я валялся больной и жалкий, я чувствовал себя, как в пожизненном заключении, и все добряки, приходившие меня утешать, понимали, что лгут, говоря, что я еще встану на ноги и отправлюсь куда захочу… Теперь уж все позади, а тогда, в те дни, я думал только об одном: выпить бы еще бутылку вина, выбраться бы еще раз к живым людям!..

Доктор. Да, вы часто говорили об этом.

Пелегрин. И вот…

Доктор. Бутылка еще не пуста…

Пелегрин. Вы только посмотрите на этих людей!

Доктор. Я вижу их.

Пелегрин. Почему они не живут?

Доктор. Что вы хотите этим сказать?

Пелегрин. Жизнь коротка. Они не знают этого? Почему они не поют? Почему не живут?..

Шум среди крестьян.

Первый. Поцелуй меня в задницу, понял?!

Второй. Завтра я пригоню быков…

Пeрвый. Да не буду я их кормить, еще на ярмарке тебе сказал – не буду! Пригони их сам дьявол – не буду, и крышка!..

Третий. Весной, как начнем пахать, ты и сам им не нарадуешься.

Первый. Весной!

Третий. Барон хотел сделать, как лучше…

Обратите внимание

Первый. Хотел! Каждый не дурак покупать быков, коли есть деньги. А чтоб арендатор их кормил! Увижу барона, скажу ему прямо в лицо: хотеть и делать не одно и то же, ваша милость!

Третий. Ты нам все только испортишь…

Первый. По козырю…

Продолжают играть молча, но с силой ударяя картами по столу.

Пелегрин. Что это за люди?

Хозяйка. Арендаторы.

Доктор. Связаны с замком.

Пелегрин. С замком?

Доктор. Как лошадь с повозкой.

Хозяйка. Целый месяц уж спорят из-за быков, которых им купил барон. Скоро до того дойдет, что самих быков будут спрашивать, как с ними поступить…

Источник: https://libking.ru/books/prose-/prose/17417-maks-frish-pesy.html

Назову себя Гантенбайн

Сюжет распадается на отдельные истории, и каждая из них имеет несколько вариантов. Так, например, образ повествователя раздваивается на два различных образа, Эндерлина и Гантенбайна, олицетворяющих возможные для повествователя варианты его существования.

Автор не даёт «досмотреть» судьбы своих героев до их естественного конца.

Дело не столько в них, сколько в истинной сути человека, как такового, сокрытой за «невидимым», в «возможном», лишь часть которого выходит на поверхность и находит реальное воплощение в действительности.

Повествователь примеряет своему герою истории, как платья. Роман начинается с того, что Эндерлин попадает в автомобильную аварию и чуть не сбивает одиннадцать школьников. Сидя за рулём, он, очевидно, задумался о приглашении прочесть несколько лекций в Гарварде, которое он получил незадолго до того.

У него пропадает желание выступать перед знакомыми и всеми окружающими в роли сорокалетнего доктора философии, и он решает изменить свой образ, выбирает для себя новую роль — роль слепого, и нарекает себя Гантенбайном.

Он приобретает все атрибуты слепого: очки, палочку, жёлтую нарукавную повязку и свидетельство слепого, которое даёт ему легальную возможность закрепиться в социуме в этом образе. Отныне он видит в людях то, что они никогда не позволили бы ему увидеть, не считай они его слепым.

Перед ним открывается истинная суть всех тех, с кем он общается, кого он любит. Его тёмные очки становятся неким элементом, расщепляющим правду и ложь. Людям удобно общаться с тем, перед кем им не нужно надевать на себя маску, кто не видит лишнего.

Продолжение после рекламы:

Изображая из себя слепого, Гантенбайн пытается освободиться, в частности, от пошлой ревности, свойственной ему прежде. Ведь слепой не видит, не видит многого: взглядов, улыбок, писем, тех, кто находится рядом с его любимой женщиной. Меняется его внешность, но изменяется ли при этом его суть?

Эндерлин долго колеблется, прежде чем начать играть роль Гантенбайна. Он представляет себе свою будущую жизнь, если все пойдёт по-прежнему. Одним дождливым днём он сидит в баре и ждёт прихода некоего Франтишека Свободы, которого прежде никогда не видел.

Вместо него приходит его жена, синеглазая, черноволосая женщина лет тридцати, очень привлекательная, и предупреждает Эндерлина, что муж ее прийти не сможет, поскольку в данный момент находится в служебной командировке в Лондоне.

Важно

Они довольно долго беседуют, вечером собираются вместе пойти в оперу, однако из ее дома, куда он заезжает за ней перед началом спектакля, они так и не выходят. Проведя ночь вместе, они клянутся друг другу, что эта история останется без продолжения, не будет ни писем, ни звонков.

На следующий день Эндерлину уже нужно улетать из этого незнакомого ему города и действительно навсегда расстаться с женщиной, к которой у него начинает зарождаться истинное чувство. Он едет в аэропорт. Его сознание раздваивается. Одному внутреннему «я» хочется уехать, другому — остаться.

Если он уезжает, эта история завершается, если остаётся, то становится его жизнью. Предположим, он остаётся. Через месяц жена Свободы, зовут ее, к примеру, Лиля, признается своему мужу, что безумно любит другого.

Теперь судьба Эндерлина во многом зависит от поведения Свободы, этого высоченного, широкоплечего белобрысого чеха с намечающейся лысиной, как его представляет себе Эндерлин.

Если тот ведёт себя умно, с достоинством, уезжает на месяц на курорт, даёт Лиле возможность и время все взвесить и возвращается без упрёков, поражая ее своей мужественностью и романтичностью, она, возможно, остаётся с ним. Или же все-таки расстаётся и начинает совместную жизнь с Эндерлином. Какой может быть эта жизнь?

Брифли существует благодаря рекламе:

Возможно, что познакомился с Лилией он уже тогда, когда стал изображать слепого. Он живёт на ее содержании.

Она не знает, что у него есть свой собственный счёт в банке и что, когда она этого не замечает, он оплачивает штрафы, квитанции, занимается машиной, покупает ей ко дню рождения, якобы из своих карманных средств, которые даёт ему Лиля, такие подарки, каких сама она никогда бы себе не позволила. Таким образом в семье решён материальный вопрос, когда работающая, самостоятельная женщина чувствует себя действительно самостоятельной. Предположим, Лиля по профессии актриса, большая актриса. Она прелестна, талантлива, но несколько беспорядочна — никогда не убирает в квартире и не моет посуду. В ее отсутствие Гантенбайн тайком приводит квартиру в порядок, а Лиля верит в волшебных гномов, благодаря которым беспорядок уничтожается сам по себе.

Он ходит с ней по ателье, беседует о ее нарядах, тратит на это столько времени, сколько никогда не тратит ни один мужчина. Он присутствует в театре на репетициях, поддерживает ее морально, даёт нужные советы по поводу ее игры и по поводу постановки пьесы.

Совет

Встречая Лилю в аэропорту, когда она возвращается с очередных гастролей, он никогда не спрашивает ее о том мужчине, всегда одном и том же, который помогает ей подносить чемоданы, ведь он не может его видеть. Гантенбайн никогда не спрашивает Лилю о тех письмах, что приходят ей регулярно по три раза в неделю в конвертах с датскими марками.

Лиля счастлива с Гантенбайном.

Однако у Гантенбайна может и не хватить выдержки. В один прекрасный вечер он может открыться Лиле, сказать ей, что он не слепой, что он всегда все видел, и потребовать у неё ответа об этом мужчине из аэропорта, о письмах. Он трясёт Лилю, она рыдает.

Затем Гантенбайн просит прощения. У них начинается новая жизнь. Вернувшись с очередных гастролей, Лиля рассказывает Гантенбайну об одном юнце, который нагло за ней ухаживал и даже хотел на ней жениться. Затем приходят телеграммы от него с сообщением, что он приезжает.

Сцены и выяснения отношений между Гантенбайном и Лилей. С тех пор как Гантенбайн перестаёт играть роль слепого, он становится невозможным. Он в беспокойстве. Они откровенно разговаривают. Гантенбайн и Лиля близки друг Другу, как давно уже не были.

Пока в одно прекрасное утро не раздаётся звонок в дверь.

На пороге — молодой человек, которого, как Гантенбайну кажется, он узнает, хотя прежде ни разу его не видел. Он проводит его в спальню к Лиле, будучи уверен, что это тот самый навязчивый хлыщ, который слал Лиле телеграммы. Лиля просыпается и кричит на Гантенбайна. Тот запирает Лилю с молодым человеком в спальне на ключ, а сам уезжает.

Затем, когда у него закрадывается сомнение, действительно ли это тот самый молодой человек, он возвращается домой. Лиля — в синем халатике, дверь в спальню выломана, молодой человек оказывается студентом-медиком, мечтающим о сцене и пришедшим посоветоваться с Лилей. Когда за тем захлопывается дверь, Лиля сообщает, что уходит; она не может жить с сумасшедшим. Это понятно.

Нет, Гантенбайн предпочитает остаться в роли слепого.

Однажды он приходит в гости к Эндерлину. Образ жизни Эндерлина очень изменился. У него богатый дом, роскошные машины, слуги, прекрасная мебель, драгоценности. Деньги так и текут к нему в руки. Эндерлин что-то рассказывает Гантенбайну, чтобы тот его понял.

Почему же Гантенбайн ничего не говорит? Он только заставляет Эндерлина видеть все, о чем тот умалчивает. Они не друзья больше. Повествователь произвольно меняет профессию Лили. Теперь Лиля не актриса, а научный работник. Она не брюнетка, а блондинка, у неё другой лексикон. Гантенбайна она иногда пугает, по крайней мере на первых порах.

Лилю почти не узнать. Она высказывает то, о чем актриса умалчивает, и умолкает в тех случаях, когда актриса высказывается. Другие интересы, другой круг друзей. Те же только принадлежности в ванной, которые Гантенбайн видит. Или же Лиля — итальянская графиня, за много веков отвыкшая, чтобы на неё кричали, завтракает в постели.

Даже те люди, с которыми она встречается, приобретают свой стиль. Гантенбайн выглядит как граф. К обеду Лилю можно ждать часами, она живёт в своём собственном времени, и посягать на него кому бы то ни было не имеет смысла. Гантенбайн не выносит, когда Лиля целыми днями спит. Прислугой делается все, чтобы Гантенбайн не сердился.

Лакей Антонио делает все, чтобы присутствие графини, которой Гантенбайн не видит, хотя бы было слышно: пододвигает коленом ее кресло, расставляет чашки и так далее. Когда лакей уходит, Гантенбайн разговаривает с отсутствующей графиней.

Обратите внимание

Он спрашивает ее о том, кто у неё есть, кроме него, что у неё с Нильсом (предполагаемое имя датчанина), говорит, что однажды прочёл письмо из Дании… Что может ответить ему графиня?.. Графиня, которая спит?

Где же настоящая Лиля? И что же, собственно, было в жизни героя, которая подходит к концу? Один мужчина любит одну женщину. Эта женщина любит другого мужчину, первый мужчина любит другую женщину, которую опять-таки любит другой мужчина: весьма обыкновенная история, у которой концы с концами никак не сходятся…

Помимо основных персонажей в ткани повествования всплывают как вымышленные, так и подлинные истории второстепенных персонажей. Затрагиваются вопросы морали, мировой ситуации в сфере политики и экологии. Всплывает тема смерти. Один человек ошибочно считает, что жить ему остаётся один год.

Как меняется его жизнь в связи с этим заблуждением? Другой читает в газете собственный некролог. Для всех и даже для себя он мёртв, поскольку присутствует на собственных похоронах.

Что остаётся от его судьбы, жизни, связей, роли, которую он привык играть? Что остаётся от него самого? Кто он теперь?

Источник: https://briefly.ru/frish/nazove_sebja_gantenbajn/

Макс Фриш: архитектор, писатель, драматург?

В молодости Фриш ощущал своё бытие в качестве человека искусства и просто гражданина как одно целое и долгое время взвешивал, какой путь ему выбрать. Поэтому он прервал курс германистики и некоторое время изучал архитектуру в Цюрихе, после чего работал несколько лет архитектором. Только после успеха своего романа «Штиллер» он окончательно избрал писательскую стезю и покинул семью, чтобы полностью посвятить себя творчеству.

В центре творчества Фриша часто противоречие и полемика с самим собой, причём проблемы, которые он пытается решить, являются типичными для человека его эпохи: поиск и утверждение собственной идентичности, построение своей биографии, половые роли, конфликт между полами и способы его разрешения, а также вопрос, что вообще можно выразить посредством языка. В дневнике, изложенном в форме литературного повествования, Фриш находит стиль, который отличает его и является своего рода его визитной карточкой.

Читайте также:  Краткая биография астуриас

После многолетнего пребывания за границей Фриш всё более критически выражает своё отношение к родной Швейцарии.

Важно

Макс Фриш родился в семье архитектора Франца Бруно Фриша и Каролины Беттины Фриш (урождённой Видермут). В зимний семестр 1930/31 Фриш приступил к изучению германистики в цюрихском университете. Здесь он познакомился с профессорами, которые помогли ему вступить в контакт с издательствами и газетами.

С другой стороны, он убедился, что академический учебный план не даст ему солидной подготовки к писательскому ремеслу. Наряду с германистикой он изучает психологию в школе профессора Форензиса, с которой Фриш связывает глубокое проникновение в суть человеческого существования. Свой первый журналистский опыт Фриш приобрёл в Новой Цюрихской газете, опубликовал эссе «Что Я?», которое, собственно, и послужило затактом к его свободной профессиональной деятельности.

С февраля по октябрь Фриш совершил продолжительное путешествие по Европе. Из впечатлений от этого путешествия возник первый роман «Йорг Рейнхарт». Йорг Рейнарт — это альтер-эго Фриша. В поезде во время путешествия по Балканам он пытается определить свою позицию в жизни. Придя к выводу, что только мужественный поступок может убедить его в своей зрелости, он помогает умереть смертельно больной дочери хозяйки своего пансиона. О понятии «эвтаназия» Фриш узнал несколькими годами позже от национал-социалистов.

Продолжая тему мужественного поступка, Фриш пишет роман «Ответ из тишины». Он сам подвергает его уничтожающей критике и меняет свой жизненный проект, предварительно сжигая всё написанное. В 1936 году Фриш приступает к изучению архитектуры. Однако ему всё же присуждают премию Конрада-Фердинанда-Мейера в размере 3000 франков. Годовая стипендия составляла 4000.

Из архитектурных творений Фриша самое значительное — публичный бассейн Летциграбен, который находится под охраной государства. Создав дюжину других построек, Фриш неудачно спроектировал дом для фабриканта К. Ф. Ферстера, изменив при этом размер лестниц, после чего предстал перед судом. В отместку Фриш написал драму «Бидерман и поджигатели», изобразив Ферстера в качестве протагониста. Во время работы архитектором Фриш находился в бюро только после полудня. Большую часть времени он писал.

Фриш был не только состоявшимся писателем, но и удачливым драматургом. Директор Цюрихского театра Курт Хиршфельд вдохновил его в 1943 году на совместную работу. В своей первой пьесе «Санта Круз» женатый Фриш ставит вопрос, как совместить мечты и амбиции одинокого и совместную жизнь в браке. Две пьесы написаны под впечатлением войны. В пьесе «Они снова поют» Фриш поднимает вопрос о личной вине солдата, выполняющего нечеловеческие приказы, и позицию по отношению к ним тех, против кого они направлены.

К сожалению, пьеса «Китайская стена» об угрозе атомного оружия уже забыта. Большое влияние оказало на Фриша знакомство с Бертольдом Брехтом, чьим творчеством он восхищался и с кем дискутировал по вопросам искусства. После присуждения стипендии Рокфеллера Фриш предпринял поездку по Америке и Мексике. Во время этого путешествия он работал над пьесой «Дон Хуан, или любовь к геометрии». Пьеса — пародия на Дон Хуана, который в первую очередь интересуется геометрией и шахматами, и женщины играют в его жизни лишь эпизодическую роль.

Мужчины в произведениях Фриша имеют собирательный образ современного ему интеллектуала: эгоцентричные, нерешительные, неуверенные в себе, они не осознают действительную ситуацию. Они — агностики, в отношениях с другими людьми им не достаёт настоящей самоотдачи, так что они вынуждены вести изолированную жизнь одиночек.

Совет

Когда в них развивается глубокое чувство к женщинам, они теряют эмоциональный баланс и маскируют сексуальную несостоятельность под шовинизмом. Связь с женщинами омрачается у них чувством вины. В отношениях с женщинами они ищут настоящей жизни, свободной от конфликтов и бесконечных повторений и которая не теряет новизны и спонтанности.

Литературная карьера Фриша не была быстрой, успех медленно приходил к нему. И всё же уже ранние публикации имели известный успех. Ещё будучи двадцатилетним, Фриш печатался в различных газетах и журналах. Его драмы также без долгих раздумий ставились на сцене Цюриха. С лёгкой руки Фриша популярность драмы как жанра шагнула далеко за пределы Швейцарии. Роман «Штиллер» пользовался огромным успехом в ФРГ, что дало Фришу возможность прожить свою жизнь в качестве свободного художника.

В первый год было продано около 3000 экземпляров, и благодаря постоянно растущему спросу, роман достиг миллионных тиражей. Другой бестселлер «Хомо Фабер» достиг к 1998 году четырёх миллионов проданных экземпляров только на немецком языке. «Бидерман и поджигатели» и «Андорра» являются одними из самых успешных немецкоязычных театральных пьес: количество их инсценировок достигло к 1996 году 250. Обе пьесы и «Хомо Фабер» являются предметом изучения в школах немецкоязычного пространства.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/biographies/articles/44998/

Фриш Макс

Макс Фриш (нем. Max Frisch; 15 мая 1911, Цюрих, — 4 апреля 1991, там же) — швейцарский писатель.

Отец Макс Фриша был архитектором, мать служила гувернанткой. С 1930 по 1932 год он учился в Цюрихском университете — изучал германистику. После смерти отца оставил учёбу и поступил на службу газетным репортером.

В это время написал «Юрг Рейнгарт» (1934) и «Ответ из тишины» (1937). В 1936 году поступил на архитектурное отделение Цюрихской высшей технической школы, которую окончил в 1940 году.

Прочитав роман Готфрида Келлера «Зеленый Генрих», Фриш разочаровался в собственном творчестве.

Во время Второй мировой войны Фриш был призван в армию, где начал вести дневник, в 1940 году опубликованный под названием «Листки из вещевого мешка»; затем появился роман «J’adore ce qui me brûle», в переводе с французского — «Обожаю то, что меня сжигает». Со второй половины 40-х годов Фриш работал для театра — написал пьесы: «Санта Крус», «Они опять поют», «Китайская стена» и многие другие. Тем не менее на жизнь он до 50-х годов зарабатывал как архитектор.

Мировую известность Максу Фришу принесли три романа: «Штиллер» (1954), «Homo Фабер» (1957) и «Назову себя Гантенбайн» (1964).

В 60-е годы Фриш много путешествовал, посетил Японию, США и другие страны.

В 1972 году он поселился в Берлине, а в начале 80-х годов переселился в США, в Нью-Йорке, со своей спутницей жизни — Элис Лок-Кэри, которой он посвятил часть своих дневников.

Обратите внимание

Эти дневники, найденные в архивах его секретарши, были опубликованы в марте 2010 года. В них содержатся размышления о жизни в США во время президентства Рональда Рейгана.

Грузный человек в массивных очках наружностью напоминает одновременно римского патриция и содержателя гамбургской “бирштубе”, но профиль у него, как у индейского вождя, а в светлых глазах навсегда застыло выражение грустноватого веселья. Макс Фриш, один из крупнейших немецкоязычных прозаиков ХХ века. Почему “язычных”? Потому что он швейцарец. География немецкого языка шире германских границ.

В стране сыров, часов, шоколада и анонимных банковских счетов находили приют многие мастера слова. В италоязычном Тессине всю жизнь прожил Герман Гессе. В Цюрихе долго обитал ирландец Джойс. Во франкоязычном Монтре дожил последние годы русский американец Набоков.

Фриш позволил себе родиться в Швейцарии. Но почти во всех его книгах место действия условно, родина упоминается мимоходом. Фриш не раз говорил: Швейцария – слишком спокойная и добропорядочная страна, чтобы быть интересной писателю, а немецкий язык в быту для швейцарца – все равно что латынь для средневекового парижанина.

“Штиллер” (1954) – роман о человеке, который не хочет быть самим собой. “Homo Фабер” (1957) – роман о человеке, который хочет играть роль стандартного типажа, настолько он утомлен “индивидуальностями”. “Назову себя Гантенбайн” (1964) – роман о мнимом слепце, который уже и видеть этот мир не хочет, но видит – и никому об этом не говорит.

После романов были еще повести “Монток”, “Человек появляется в эпоху голоцена”, “Синяя Борода”. До романов была знаменитая пьеса “Дон Жуан, или Любовь к геометрии” и не менее знаменитый дневник “Листки из вещмешка”.

Поздний Фриш совершенно бессюжетен и бесфабулен, его проза с виду напоминает отрывочные записи – но в этих записях чувствуется железная рука драматурга, ставшего прозаиком, дабы исключить театральное посредничество в контакте с публикой. Никаких описаний – только диалоги, реплики, ремарки, непрерывные движения и толчки мысли. Режиссерские пометки в ходе репетиции пьесы под названием “Действительность”.

В СССР Фриша очень жаловали – непонятно за что: левым он никогда не был (правым – тоже).

Мариэтте Шагинян он как-то поведал, что ребенком в Цюрихе видел Ленина, жившего по соседству, – и это был его единственный, строк в десять, вклад в “лениниану”.

Важно

Он был талантливым писателем и порядочным человеком, порядочность которого основывалась не на политических убеждениях, а на себе самой. Не везло ему только в личной жизни – но об этом пусть пишут другие.

Название романа “Homo Фабер” по-русски “не играет”: “homo faber” по-латыни означает “человек производящий”, а Фабер – фамилия главного героя. Фабер – идеальный технократ. Он “произвел” себя и хочет “производить” всех вокруг себя. За это расплачивается инцестом с собственной дочерью – эдиповым комплексом наоборот.

Его уже забывают или забыли. Недавно всю прозу Фриша переиздали. Цена трех томов неуклонно снижается. Я купил – на всякий случай.

Андрей Кротков, из проекта «Люди»

Произведения

Романы

  • «Юрг Рейнгарт» / нем. Jürg Reinhart (1934)
  • «Ответ из тишины» / нем. Antwort aus der Stille (1937)
  • «Тяжёлые люди, или J’adore ce qui me brûle» / нем. J’adore ce qui me brûle oder Die Schwierigen (1944; 1957)
  • «Бин, или Путешествие в Пекин» / нем. Bin oder Die Reise nach Peking (1945)
  • «Штиллер» / нем. Stiller (1954)
  • «Homo Фабер» / нем. Homo faber (1957)
  • «Назову себя Гантенбайн» / нем. Mein Name sei Gantenbein (1964)
  • «Монток» / нем. Montauk (1975)
  • «Человек появляется в эпоху Голоцена» / нем. Der Mensch erscheint im Holozän (1979)
  • «Синяя борода» / нем. Blaubart (1982)

Дневники

  • «Листки из вещевого мешка» / нем. Blätter aus dem Brotsack (1940)
  • «Дневник с Марион» / нем. Tagebuch mit Marion (1947)
  • «Дневник 1946 — 1949» / нем. Tagebuch 1946 — 1949 (1950)
  • «Дневник 1966 — 1971» / нем. Tagebuch 1966 — 1971 (1972; 1992)

Пьесы

  • «Санта Крус» / нем. Santa Cruz (1944)
  • «И вот они вновь поют» / нем. Nun singen sie wieder (1946)
  • «Китайская стена» / нем. Die Chinesische Mauer (1946; 1955; 1965; 1972)
  • «Когда окончилась война» / нем. Als der Krieg zu Ende war (1949)
  • «Граф Эдерланд» / нем. Graf Öderland (1951; 1956; 1961)
  • «Дон Жуан, или Любовь к геометрии» / нем. Don Juan oder Die Liebe zur Geometrie (1953; 1962)
  • «Бидерман и поджигатели» / нем. Biedermann und die Brandstifter (1958)
  • «Великая ярость Филиппа Хоца» / нем. Die große Wut des Philipp Hotz (1958)
  • «Андорра» / нем. Andorra (1961)
  • «Биография» / нем. Biografie: Ein Spiel (1968; 1984)
  • «Триптих» / нем. Triptychon (1978; 1980)

Театральные постановки

  • 1965 — «Бидерман и поджигатели», Московский театр сатиры
  • 1966 — «Бидерман и поджигатели», Академический театр драмы им. А. С. Пушкина. Постановка Р. Сусловича
  • 1966 — «Дон Жуан, или Любовь к геометрии», Московский театр сатиры. Постановка В. Плучека
  • 1997 — «Вам позволено переиграть» (по пьесе “Биография”), театр-кабаре «Летучая мышь». Постановка Г. Гурвича
  • 2002 — «Санта-Крус», Казанский государственный театр юного зрителя. Постановка Марины Глуховской
  • 2009 — «Бидерман и поджигатели», Театр имени Шота Руставели. Постановка Роберта Стуруа

Экранизации

  • Путешественник / Странник / The Voyager. 1991. Режиссёр Фолькер Шлёндорфф.

Произведения можно отнести к таким жанрам:

  • Современная проза
  • Классическая проза
  • Зарубежная классическая проза

Поделитесь своими впечатлениями с нашими читателями

Источник: http://velib.com/biography/frish_maks/

Карл фон Фриш — биография

Перевод с английского: Максим Мороз.

   Я родился 20 ноября 1886 года в Вене, в семье университетского профессора Антона Риттера фон Фриша и его жены Мари, урожденной Экcнер. Я учился в гимназии, а затем в Венском университете на медицинском факультете.

После первых экзаменов я перешел на философский факультет и изучал зоологию в Мюнхене и Вене. В 1910 году я получил докторскую степень в Венском университете. В том же году я стал помощником Рихарда Хертвига в Зоологическом институте Мюнхенского университета.

Там я получил свой университетский сертификат преподавателя зоологии и сравнительной анатомии.

Читайте также:  Краткая биография теренций

   В 1921 году я поступил в Университет Ростока в качестве профессора и ректора зоологического факультета; в 1923 году я переехал в Бреслау, а в 1925 году я сменил на посту своего бывшего учителя Рихарда Хертвига в Мюнхене.

При поддержке Фонда Рокфеллера я руководил строительством нового Зоологического института с самыми передовыми сооружениями и оборудованием. После уничтожения Института во время Второй мировой войны я поехал в Грац в 1946 году, но вернулся в Мюнхен в 1950 году после того, как Институт был вновь открыт.

Я был почетным профессором с 1958 года и продолжал свои научные исследования. Из моих опубликованных работ наиболее важны следующие:

  • Der Farben und Formensinn der Bienen: Zoologische Jarbücher (Physiologie) 35, 1-188, (1914-15). (Чувство цвета и формы у пчел)
  • Über den Geruchssinn der Bienen und seine blütenbiologische Bedeutung: Zoologische Jahrbücher (Physiologie) 37, 1-238 (1919). (Обоняние у пчел и его значение во время цветения растений)
  • Über die «Sprache» der Bienen. Eine tierpsychologische Untersuchung: Zoologischer Jahrbücher (Physiologie) 40, 1-186 (1923). («Язык» пчел – исследование психологии животных)
  • Untersuchung über den Sitz des Gehörsinnes bei der Elritze: Zeitschrift für vergleichende Physiologie 17, 686-801 (1932), with R. Stetter. (Исследование слуха у карповых)
  • Über den Geschmachsinn der Bienen: Zeitschrift für vergleichende Physiologie 21, 1-156 (1934). (Чувство вкуса у пчел)
  • Über einen Schreckstoff der Fischhaut und seine biologische Bedeutung: Zeitschrift für vergleichende Physiologie 29, 46-145 (1941). (О веществе-репелленте на коже рыб и его биологическом значении)
  • Die Tänze der Bienen: Österreichische Zoologische Zeitschrift 1, 1-48 (1946). (Танцы пчел)
  • Die Polarisation des Himmelslichtes als orientierender Faktor bei den Tänzen der Bienen: Experientia (Basel) 5, 142-148 (1949). (Поляризация света в небе как средство ориентирования во время танцев пчел)
  • Die Sonne als Kompaß im Leben der Bienen: Experientia (Basel) 6, 210-221 (1950). (Солнце в роли компаса в жизни пчел)
  • Tanzsprache und Orientierung der Bienen, Springer Verlag Berlin-Heidelberg-New York (1965). (Язык танца и ориентация пчел, издательство Гарвардского университета, 1967 год)

Сборник Нобелевских лекций по физиологии и медицине за период 1971-1980, редактор Ян Линдстен, World Scientific Publishing Co., Сингапур, 1992 г. (Nobel Lectures, Physiology or Medicine 1971-1980, Editor Jan Lindsten, World Scientific Publishing Co., Singapore, 1992)

Настоящая автобиография написана на момент присуждения премии и впервые опубликована в серии книг Les Prix Nobel. Позже она была отредактирована и повторно опубликована в сборнике Нобелевских лекций. При цитировании данного документа, ссылка на указанный выше источник обязательна.

Карл фон Фриш умер 12 июня 1982 года.

Поделитесь заметкой с теми, кому она может быть полезна

Источник: https://baskina.com/archives/7788

Олег Фриш

Олег Фриш хорошо известен по обе стороны океана. Работа на эстраде, программы на радио и публикации в прессе принесли ему заслуженную известность на территориях бывших республик.

Судьба талантливого человека всегда нелегка. Путь к славе тернист и добиться признания в шоу-бизнесе бывает непросто даже обладателям самых ярких дарований.

Вдвойне трудно уже добившись успеха, решиться начать все сначала в далекой стране, с другим языком и культурой; в стране, где изобрели само понятие “шоу-бизнес”.

Совет

И уж совсем почти невозможно пересечь барьер, отделяющий “местное”, этническое ТВ и радио в Америке, от китов телерадиовещания – крупных корпораций, транслирующих свои программы от Восточного до Западного побережья.

Сегодня наши читатели смогут познакомиться с человеком, которому все это удалось. Олег Фриш хорошо известен по обе стороны океана. Работа на эстраде, программы на радио и публикации в прессе принесли ему заслуженную известность на территориях бывших республик.

В 1992 году Олег приехал в Нью-Йорк – город, про который пел Фрэнк Синатра: “Если я добьюсь славы здесь, я добьюсь ее везде”. Можно с уверенностью сказать что для Олега эти слова стали пророческими.

Имя Олега Фриша, создателя и ведущего популярных радио и телепрограмм, столь полюбившихся российским и американским зрителям, певца и шоумена было внесено в Всероссийскую Эстрадную Энциклопедию, без него невозможно себе представить современный эстрадный мир.

Олег – человек уникальный, его знания о музыке, композиторах и исполнителях поистине безграничны.

Поддерживающий теплые отношения со звездами первой величины как российской так и американской эстрады, Олег сумел подарить своим зрителям возможность познакомиться с ними поближе через серию интроспективных интервью, раскрывая самые интересные аспекты жизни в свете рампы, а сегодня Олег подарит нашим читателям возможность заглянуть в его собственную жизнь и узнать из первых уст, кто же такой Олег Фриш.

Я. И. : Расскажите пожалуйста о своих юношеских годах, первых влияниях и впечатлениях.

Родился я в городе Запорожье, там же закончил школу. С детства любил цирк, эстраду. Мои родители – музыканты.

Мама была преподавателем фортепиано в музыкальной школе, а мой отец – выпускник Ленинградского Института Культуры, который вернулся в родной город чтобы поднимать там искусство, был руководителем академического детского хора, в котором я и начал петь.

Обратите внимание

В одно время со мной там пел человек, который впоследствии стал одним из моих самых близких друзей, замечательный ленинградский певец Сергей Рогожин. Он тогда солировал и у него был даже шлягер, под названием “Ты уже не мальчик, старый барабанщик”.

Я слегка завидовал, мне тоже хотелось быть солистом, а папа мне говорил: “Олег, ты поешь плохо, не пой”. Так что я решил попробовать себя на другом поприще. Я стал ходить на выступления таких мастеров как Вольф Мессинг, Лев Бендиткис и стал заниматься психологическими опытами. Первый раз я вышел на сцену в школе, в возрасте 16 лет.

Демонстрации возможностей памяти и внушения были в то время очень популярными и обо мне скоро узнал весь город. У меня до сих пор сохранился документ, выданный кафедрой психологии Запорожского педагогического института. Потом я поступил в Калиниский университет, совмещая учебу и работу на эстраде. Каникулы я проводил на гастролях, демонстрируя психологические опыты по всей стране. Концерт назывался скромно “Я прочитаю Вашу мысль”.

Во время этого концерта я угадывал задуманные имена великих людей, даты известных событий, города и страны мира. С этой программой меня аттестовали Министерства Культуры и Здравохранения, и я стал вторым человеком в Союзе после Юрия Горного, выступавшим с сольной программой психологических опытов на эстраде. Афиша гласила “Вечер занимательной психологии”.

В то же время у меня появилось еще одно увлечение – музыка прошлых лет. Мои родители-музыканты с детства прививали мне любовь к старым пластинкам и вся моя коллекция находится здесь. Я специально ездил за ней в Москву, Тверь и Запорожье, потому что после того, как мои родители эмигрировали в Германию все осталось у родственников.

Я вывез около 3000 пластинок

фирмы “Мелодия”.

Потом я переехал в Москву и пришел в редакцию моего любимого журнала, которого теперь уже, к сожалению, не существует – “Советская эстрада и цирк” и стал там публиковаться.

Очевидно, мои статьи имели успех, потому что я получил предложение начать работать в радиостанции “Юность”, где начал вести программу, посвященную столь полюбившимся моему сердцу стилю ретро, под названием “Вверх по течению”, где принимали участие звезды прошлых лет. В это же время я поступил в аспирантуру по специальности История эстрады и цирка.

Я развил популяризаторскую деятельность, которая не канула в Лету, а осталась в памяти людей – во Всероссийской Эстрадной Энциклопедии есть статья, посвященная мне, хотя я, будучи человеком скромным, редко кому ее показываю.

Важно

Завершив свое образование, я начал работать в филармонии города Липецка, где, кстати, когда-то начинала Алла Борисовна Пугачева.

Впоследствии я переехал в Москву, где от Росконцерта начал ездить с гастрольными выступлениями по всей стране. Параллельно я печатался в журналах и газетах, таких как Советский Цирк, Советская Культура и журнал Смена, начал писать сценарии для программы “Утренняя почта” и даже лично провел несколько программ в 1985 году. Во время моего

обучения в аспирантуре я читал лекции от общества “Знание” по истории эстрады и цирка. Я всегда читал, как говорится “без бумажки”, чем завоевал признание среди своих студентов и слушателей.

Как Вас Встретила Америка?

Первый раз я в Америку приехал в гости, попутно дав несколько концертов, которые прошли с переменным успехом. Тогда я понял, что те артисты, которые приезжают отсюда и говорят о том, как они покорили Америку, мягко говоря, преувеличивают.

Мои концерты тогда организовывал Марк Гельфман, бывший директором моего коллектива до эмиграции.

Тогда же меня познакомили с режиссером радиостанции WMNB, ныне покойным Иосифом Сацем и музыкальным редактором, так же ушедшим от нас, Станиславом Непомнящим, которые, с легкой жены Эмиля Горовца – Маргариты Полонской, у которого я брал интервью еще в Москве,

пригласили меня на работу. Я получил рабочую визу и приехал работать на WMNB.

Буквально через несколько месяцев эта радиостанция стала еще и телестанцией и я начал заниматься подготовкой музыкальных телепрограмм, обозрений, и последние четыре года я делал программу “Я шагаю по Москве”, в которой я брал интервью у звезд российской эстрады и кино.

В программе принимали участие такие знаменитости как Татьяна Самойлова, Клара Румянова, Алла Пугачева, Иосиф Кобзон, Елена Камбурова, Лев Лещенко и многие другие. Я знакомил зрителей с различными клубами и прочими ночными увеселительными заведениями Москвы.

Совет

Когда WMNB закрылась, я продолжал работу в своей компании New Age Media, сейчас я работаю на радиостанциях “Народная волна” и ”Новая жизнь”, а затем открылось НТВ которое теперь называется RTVi, куда меня и пригласили работать в рекламный отдел. Так что без работы я не сижу.

Я. И. Как складывались Ваши отношения с другими артистами?

Можно смело сказать, что я лично знаком с большинством эстрадных артистов России, за исключением самых молодых и начинающих. Отношения у нас самые теплые, мы постоянно перезваниваемся -Тамара Миансарова, Муслим Магомаев, Галина Ненашева, Ирина Понаровская, Маргарита Суворова, Ирина Бржевская, Елена Камбурова и Аида Ведищева которая буквально влюбила меня в американскую музыку. Работая на

радио, я вступил в общество импрессарио и агентов, что помогло мне познакомиться и подружиться с такими замечательными артистами как Конни Фрэнсис, имя которой гремело по всей Америке в 50-е годы, Бренда Ли, Нэнси Синатра, Ал Мартино, сыгравший роль Джонни Фонтэйна в кинофильме “Крестный Отец”, Уэйн Ньютон, Дэвид Копперфильд, Джеймс Браун. Все эти они были в моей радио программе. С Конни Фрэнсис вообще вышла интересная история: когда я сказал В. Вайнбергу, что у меня в передаче будет принимать участие Конни Фрэнсис, он посмеялся и решил, что я фантазирую. Я предложил ему подождать до начала передачи, которая выходила в эфир в 6 часов. Когда пришло время начинать Конни еще не была в студии и Вайнберг, с ехидной улыбкой на лице, отправился к выходу. Каково же было его удивление, когда он столкнулся с ней лицом к лицу у входа в лифт. Репертуар моей программы расписан на год вперед – звезды джаза, эстрады, Бродвея приходят и рассказывают о себе нашим слушателям.

Что больше всего запомнилось Вам за годы Вашей карьеры?

Мой первый выход на сцену в Ленинграде, первая программа “Утренней почты”, первая передача в Америке – первый раз всегда самый запоминающийся, яркий, интересный – потом уже идет рабочий процесс.

Самая заветная творческая мечта?

Я мечтаю создать такое Кабаре-шоу, в котором я исполнял бы песни прошлых лет с музыкантами, проводил психологические опыты, а так же юмористические сцены и монологи. К работе в шоу я бы привлек тех звезд эстрады, с которыми меня связывают общие духовные и творческие интересы.

От всей души пожелаем Олегу Фришу исполнения всех его творческих желаний, успехов и крепкого здоровья.

Источник: http://facecollection.ru/people/oleg-frish

Ссылка на основную публикацию