Краткая биография канетти

Краткая Биография Элиас Канетти, лауреат Нобелевской премии по литературе

Каждый народ имеет свой характер, свои таланты и выявляет их в процессе развития и творчества нации. Склонные к порядку немцы оказались способными к спекулятивной философии и дали миру Канта и Гегеля.

Никого не удивляет, что родиной импрессионизма стала Франция, а великая американская литература XX века создана потомками предприимчивых людей, съехавшихся со всего Старого Света на неосвоенный континент для устроения новой жизни.

И так же понятно, что «святая русская литература» (выражение Т.

Манна) родилась в никогда не знавшей цивилизации, полудикой стране, знакомство которой с многовековой культурой Запада вызвало крайнее возбуждение и умах и свойственное всем неофитам яростное стремление разобраться в основных вопросах жизни и мироздания до конца, до самого последнего предела.

Австрия дала миру музыку Гайдна, Моцарта.

Обратите внимание

Шуберта, вальсы Штрауса, но ни во времена средневековья, ни в эпохи Возрождения и Просвещения там не было письменной культуры, достойной мирового уровня.

Такая общезначимая литература появилась в этой стране лишь на рубеже XIX и XX веков, в период глубокого общественного кризиса, закончившегося распадом Австро-Венгерской монархии.

Это не является случайностью — история показывает, что именно на крутых изломах судеб народов обычно открываются такие высокие точки обзора, с которых можно видеть и далеко назад и много вперед. Творческое наследие Кафки, Рильке, Цвейш, Музиля, Верфеля и других австрийских писателей этого времени является крупным вкладом в европейскую культуру.

И на фоне этих достижений было странно видеть, что за 80 лет писатели Австрии не получили ни одной Нобелевской награды. Поступаете в 2019 году?

Наша команда поможет с экономить Ваше время и нервы:

  • подберем направления и вузы (по Вашим предпочтениям и рекомендациям экспертов);
  • оформим заявления (Вам останется только подписать);
  • подадим заявления в вузы России (онлайн, электронной почтой, курьером);
  • мониторим конкурсные списки (автоматизируем отслеживание и анализ Ваших позиций);
  • подскажем когда и куда подать оригинал (оценим шансы и определим оптимальный вариант).

Доверьте рутину профессионалам – подробнее.

Присуждение премии Канетти (1981) отчасти исправило это несоответствие.

Отчасти — потому, что Канетти, будучи писателем венской школы, писателем, про которого говорят, что «его родина — немецкий язык», еще в начале своего пути литератора был вынужден покинуть Австрию, а в 1952 году принять британское гражданство.

Часть года он привык проводить в Швейцарии, и можно сказать, что не только по жизненной географии, но и по образу мышления его нужно назвать сыном мира, хотя сам он не раз открыто признавался в своей любви к высшим достижениям классической немецкой культуры.

Канетти родился в крупном болгарское городе Рущук (ныне — Русе), расположенном на Дунае, на границе с Румынией, и входившем тогда в состав Австро-Венгерской империи. Предками отца были сефарды-евреи, переселившиеся в ХV веке с Пиренейского полуострова на ближний Восток. Отец занимался коммерцией. В семье было еще двое сыновей.

В доме говорили на ладино — старинном, чудом уцелевшем от средних веков диалекте испанского, и это экзотическое наречие стало первым языком будущего писателя. За ним вскоре последовал болгарский, а в 1911 году, когда семья переселилась в Манчестер, еще и английский. Детство его было отмечено печатью книжности. В воспоминаниях «Спасенный язык.

История одной юности» писатель восстанавливал в памяти первые вехи своей сознательной жизни:

«Спустя несколько месяцев после того, как я пришел в школу, произошло нечто торжественное и волнующее, определившее всю мою дальнейшую жизнь. Отец принес мне книгу. Он увел меня одного в заднюю комнату, служившую для нас, детей, спальней, и объяснил ее мне. Это были „Тысяча и одна ночь”, изданные для детей.

На обложке была пестрая картинка, кажется — Алладин с волшебной лампой. Отец говорил со мной подбадривающе и серьезно и сказал, что чтение ее доставляет большую радость. Одну историю он прочитал вслух и добавил: столь же прекрасны и другие истории в этой книге.

Пусть я попробую их читать, а вечером рассказать ему о прочитанном. Когда прочитаю эту книгу, он принесет мне другую. Повторять это не пришлось, — хотя я только что научился в школе читать, я сразу взялся за чудесную книгу, и каждый вечер мне было что рассказать отцу.

Важно

Он выполнял свое обещание — каждую законченную книгу тут же сменяла новая, чтение ни на один день не прерывалось.

После „Тысячи и одной ночи” последовали гриммовские сказки, Робинзон Крузо, путешествия Гулливера, истории Шекспира, Дон-Кихот, Данте, Вильгельм Телль…

Легко было бы показать, что все, что позже составило меня, содержалось в книгах, которые я ради отца читал па седьмом году своей жизни».

Первое пребывание в Англии, однако, оказалось недолгим. Внезапная трагическая смерть отца побудила мать с тремя маленькими сыновьями перебраться в 1913 году в Вену.

Там-то и познакомился 10-летний Элиас с немецким, который стал посредником между писателем и читателем. Потом он овладел еще чешским, венгерским, французским.

Знание языков позволило Канетти из первых рук знакомиться с многообразной европейской культурой.

В Вене мальчик снова начал посещать школу. Здесь он встретил начало мировой войны, которое приветствовали восторженные толпы на улицах столицы (это стало одним из самых ярких впечатлений детства Канетти). В 1916 году семья переехала в Швейцарию, в Цюрих, где Элиас учился до 16 лет в кантональной школе.

Потом была реальная гимназия во Франкфурте (Германия), а после получения аттестата зрелости Канетти в 1924 году вернулся в Вену и через 5 лет закончил университет, получив степень доктора философии. В Нобелевской речи он говорил: «Есть, я полагаю, в жизни человека особенные города-божества — образы, отмеченные угрозой, необъятностью или просветленностью.

Совет

Таких для меня было три — Вена, Лондон и Цюрих». Решающее влияние на становление его мировоззрения оказали лекции Карла Крауса — крупнейшего австрийского литератора и общественного деятеля того времени. Много лет спустя Канетти отмечал: «Он научил меня слушать, неколебимой готовности отдаться звукам Вены.

Он настроил меня, что было еще важнее, против войны, и это — прививка, которая была необходима в то время многим». Тогда же у Канетти возник первый план книги о народе.

В 1930 году Канетти приступил к работе над гротескно-сатирическим романом «Ослепление».

В романе рассказывалась история жизни отчужденного от мира ученого-синолога, пытающегося укрыться и отгородиться от кошмара европейской повседневности в своей огромной (25000 томов) библиотеке, в которой он и кончает жизнь самосожжением.

Через 5 лет роман был издан, хотя и ничтожным тиражом. Расходы по изданию принял на себя один богатый филантроп из Страсбурга.

Томас Манн откликнулся на роман доброжелательным письмом: «Я искренне захвачен богатством этого романа, его бьющей через край фантазией, горьким величием его идеи, его художественным бесстрашием, его грустью и его озорством». Уважительно отозвался о романе Герман Брох, добрый знакомый и старший друг Канетти. Но в целом он прошел сравнительно незамеченным.

Когда же роман был после войны переиздан (в 1946 году — в Лондоне, в 1948 — в Мюнхене, в 1949 — в Париже), все обратили внимание на содержавшуюся в нем провидческую силу и точность диагноза эпохи.

Только тогда было полностью воспринято это большое художественное исследование образа мыслей и действий, ведущих к фашизму, к политике грубой силы.

Обратите внимание

Критики считают, что «Ослепление» сопоставимо с лучшими романами, написанными на эту же тему на немецком языке — «Доктором Фаустусом» Томаса Манна, «Игрой в бисер» Германа Гессе, «Человеком без свойств» Роберта Музиля, «Смертью Вергилия» Германа Броха.

Аншлюс Австрии гитлеровской Германией вынудил Канетти, вместе с женой и дочерью, в 1938 году покинуть Вену и эмигрировать в Лондон.

Эти события побудили его отказаться от первоначального замысла продолжить серию романов, которые были начаты «Ослеплением» и должны были составить «человеческую комедию сумасшествия», и приступить к работе над специальным исследованием «Массы и власть», работе, занявшей 20 лет.

Писатель, как говорил он сам, ставил перед собой задачу «докопаться до корней зла». Этот двухтомный роман-эссе анализирует психологию толпы и показывает всеразрушающую силу стремления господствовать над телами и душами людей.

Автор выступил как социолог, психолог, историк, но в первую очередь как художник, которому близки заботы человека. Закончив эту книгу, он занес в записную книжку: «Теперь я говорю себе, что мне удалось схватить столетие за горло».

Последние годы Канетти продолжает работать в жанре эссе и мемуарном. Им написаны книги: «Записки 1942—1948 годов», «Провинция человека. Записки 1942—1972 годов» (1978), «Ухо — свидетель. 50 характеров», «Совесть слова. Эссе», «Спасенный язык.

История одной юности», «Факел в ухе. История жизни, 1921—1931», «Перемигивания. История жизни, 1931— 1937» . Канетти принадлежат и комментарии к творчеству Кафки, он автор книги «Второй процесс Кафки» о его личной жизни, о его отношениях с Фелицией Бауер.

Кафку он считает одним из своих духовных учителей.

На русском языке произведения Канетти только начали издаваться. До этого информация о его творчестве носила эпизодический характер. И это, пожалуй, не удивительно, поскольку долгое время творчество Канетти оставалось в тени и на Западе.

Важно

Решение Шведской академии, отметившей его «литературное творчество, которому свойственны широта взглядов, богатство идей и художественная сила», резко повысило интерес к нему, и теперь сбываются надежды самого Элиаса Канетти, который однажды сказал, что самое его большое желание состоит в том, чтобы его книги нашли читателя.

Эффективная подготовка к ЕГЭ (все предметы) – начать подготовку

Источник: https://www.kritika24.ru/page.php?id=5653

Каналетто: жизнь и творчество художника

Каналетто — (настоящее имя Джованни Антонио Каналь, 7 октября 1697, Венеция — 20 апреля 1768, Венеция) — итальянский художник, глава венецианской школы ведутистов, мастер городских пейзажей в стиле академизма.

Содержание

Биография Каналетто

Творчество Каналетто

Работы художника

Картины Каналетто

Библиография

Антонио Каналь родился 7 октября 1697 года в Венеции. Учился живописи у своего отца Бернардо Каналя, театрального художника, помогал ему оформлять спектакли в театрах Венеции.

В 1719 году посетил Рим, где познакомился с творчеством знаменитого ведутиста Джованни Паоло Панини. После этого начал писать свои знаменитые виды Венеции.

Творчество Каналетто

Первой известной исследователям работой Каналя с авторской подписью является «Архитектурное каприччо» (1723). В отличие от большинства художников того времени Каналетто на раннем этапе своего творчества писал свои виды (ведуты) сразу с натуры, не делая предварительных набросков и эскизов. Впоследствии стал писать в студии, пользуясь камерой-обскурой.

Пейзажи того периода отличаются детально точным представлением городского вида.

Большое число работ Каналетто были с успехом проданы англичанам, приезжавшим в Венецию для обучения.

Многие существующие и воображаемые ведуты Каналетто создает по заказу английских коллекционеров, например серию городских видов для лорда Бедфорда в 1730—1731 годах.

В 1740 году этот источник дохода исчез: началась война за австрийское наследство, и британцы стали реже приезжать на континент.

В 1746 году Каналетто едет в Лондон, чтобы быть ближе к каналам сбыта своих картин. В течение девяти лет он живет в Англии, пишет виды местных дворцов и домов. В этот период в его творчестве появляется вторичность, техника перестает нравиться заказчикам.

В 1755 году художник возвращается в Венецию.

В 1763 году его избирают в Венецианскую академию художеств.

Каналетто умер 19 апреля 1768 года в родной Венеции.

Работы художника

  • «Каприччо с руинами», 1720-21, Фонд Дж. Чини, Венеция;
  • «Приём французского посла в Венеции», 1724 г., Эрмитаж, Санкт-Петербург;
  • «Вид Лондона», 1746 г., частное собрание, Лондон;
  • «Автопортрет», 1746 г., частное собрание, Англия;
  • «Палаццо Гримани», 1756 г., Лондонская Национальная галерея;
  • «Праздник обручения венецианского дожа с Адриатическим морем», около 1763-64, ГМИИ, Москва;

Праздник обручения венецианского дожа с Адриатическим морем

Вид Венеции

Лондон

  • «Вид на Кампо Санта Маргерита», 1697—1768 (72х98 холст-масло);
  • «Вид Венеции». Национальный музей искусств Азербайджана;
  • «Вид на Колизей и арку Константина», 1743 Виндзорский замок.

Библиография

  • Энциклопедия Мировое Искусство. М., «ОЛМА-ПРЕСС», 2002.

При написании этой статьи были использованы материалы таких сайтов: ru.wikipedia.org

Если вы нашли неточности или желаете дополнить эту статью, присылайте нам информацию на электронный адрес admin@allpainters.ru, мы и наши читатели будем вам очень благодарны.

Каналетто: картины художника

Творчество. Свобода. Живопись.

Allpainters.ru создан людьми, искренне увлеченными миром творчества. Присоединяйтесь к нам!

Каналетто: жизнь и творчество художника

Проголосуйте

Источник: https://allpainters.ru/kanaletto.html

Канетти Элиас

Австрийский писатель и драматург болгарского происхождения Элиас Канетти родился в сефардской еврейской семье в Рущуке (Болгария), многонациональном портовом городе в нижнем течении Дуная.

Он был старшим из трех сыновей в семье процветающих коммерсантов, родным языком которых был ладино, диалект испанского, на котором говорили сефарды. Дед К.

с отцовской стороны знал семнадцать языков, а родители Элиаса, Матильда (Ардитти) и Жак Канетти, получивший образование в Вене, дома говорили только по-немецки – на этом же языке стал писать и их сын, Элиас.

Совет

Когда К. было 6 лет, его семья переехала в Манчестер, где мальчик поступил в школу, выучил английский язык и начал читать классиков, на чем настаивал его отец, которому в свое время пришлось забросить литературу и заняться традиционным в семье хлопчатобумажным производством. По словам К., отец сказал ему: «Ты будешь заниматься тем, чем захочешь».

Менее чем через год отец К. скоропостижно скончался, и мать возвратилась с детьми на континент, где стала заниматься с К. немецким, чтобы мальчик смог поступить в школу в Вене. Именно влиянием матери К. объясняет свою любовь к этому языку.

Позднее он писал, что без матери и немецкого языка, которые тесно переплелись в сознании писателя, его «будущая жизнь стала бы бессмысленной и непостижимой».

После трехлетнего обучения в венской школе К. с 1916 г. по 1921 г. учился в Цюрихе, который он впоследствии назовет «раем своей юности». В эти годы юноша создает свое первое литературное произведение, пьесу в стихах «Юний Брут» («Junius Brutus»). В 1921 г. мать К.

Читайте также:  Краткая биография бхарави

, обеспокоенная тем, что сын живет в Цюрихе слишком беззаботной жизнью, отвезла его во Франкфурт в надежде на то, что суровые условия послевоенной Германии вернут юноше чувство реальности. Здесь К. за три года прошел школьный курс, после чего вернулся в Вену, где, уступая желанию матери, поступил в Венский университет на химический факультет, который и закончил в 1929 г.

Тем не менее из-за давнишнего желания стать писателем, а также из-за полного отсутствия интереса к химии молодой человек целиком посвятил себя литературе. В это время К. посещает известного австрийского сатирика Карла Крауса, влияние которого, по словам самого К., заключалось в появившемся у него стремлении научиться. «совмещать язык и личность». Позднее К.

говорил, что именно Краус научил его искусству слушать: «Слушая его, я уже не мог потом не слушать самого себя».

Побывав в 1928 г. в Берлине, где К. встретился с Бертольтом Брехтом, Исааком Бабелем и Георгом Грошем, начинающий писатель задумал серию романов о человеческом безумии, в каждом из которых герой должен был представить тот или иной тип маньяка.

Так, в 1935 г. появился роман «Ослепление» («Die Blendung») – первый и последний из задуманной писателем серии о безумцах.

Обратите внимание

Герой романа Кин, ученый-отшельник, живет в венской квартире, забитой его огромной библиотекой.

Помешательство Кина начинается с того, что он скоропалительно женится на своей домашней хозяйке, которая вывозит его в «свет» погрязшего в разврате города, отчего герой окончательно сходит с ума и кончает с собой.

Роман, в котором, по мнению критиков, К. удалось опередить свое время и разоблачить фашизм, получил высокую оценку Томаса Манна и других крупных писателей довоенного времени. Через несколько лет после выхода романа он был официально запрещен в нацистской Германии.

Впоследствии английская писательница Айрис Мердок назвала «Ослепление» «одной из немногих великих книг нашего столетия». Мер-док посвятила К. свой роман «Бегство от волшебника», а сам К.

, возможно, послужил прототипом для ее «волшебника», всесильного философа, главного героя романа.

В 30-е гг. К. написал две пьесы – «Свадьбу» («Die Hochzeit», 1932) и «Комедию тщеславия» («Die Komodie der Eitelkeit», 1934), в которых зло высмеиваются человеческие слабости и которые являются предтечей театра абсурда. Более поздняя драма К.

«Ограниченные сроком» («Die Befristeten», 1952), поставленная в Англии в 1956 г.

, – это философская пьеса об обществе, в котором каждый знает точный момент своей смерти; как и в ранних пьесах, в «Ограниченных сроком» драматург пользуется приемами театра абсурда.

Распространение нацизма и систематическое преследование евреев в Германии вынудили К. уехать из Вены в Париж. Когда же нацистская петля над Европой стала затягиваться еще туже, писатель переезжает в Лондон, где и живет по сей день. В Лондоне К.

приступает к многолетней научной работе, в результате которой создает свой шедевр «Масса и власть» («Mass und Macht», 1960), многогранное исследование о массовых движениях с привлечением фольклора, мифологии, литературы и истории. Мысль об этом труде возникла у К. под влиянием событий того дня, который он назвал самым решающим в его жизни: 15 июля 1927 г.

будущий писатель стал свидетелем пожара в венском Дворце правосудия, подожженного группой бунтующих рабочих. Глубоко потрясенный увиденным, К. решил заняться психологией толпы.

В 1981 г. К. получает Нобелевскую премию по литературе «за произведения, отмеченные широтой мировоззрения, богатством идей и художественной силой». В своей приветственной речи Йоханнес Эдфельд, член Шведской академии, высоко оценил «великий роман «Ослепление» как самое выдающееся из произведений К.

», добавив при этом, что «в книге так много фантастического и демонического, что поневоле напрашиваются ассоциации с такими русскими писателями XIX в., как Гоголь и Достоевский». Затем Эдфельд назвал «Массу и власть» «авторитетным трудом, цель которого объяснить и обличить… религию власти». Хотя К.

присутствовал на церемонии награждения, Нобелевской лекции он не читал.

Выпустив в свет свой капитальный труд, К. продолжает писать книги о психологии литературного творчества.

Таков, например, «Еще один процесс Кафки: письма к Фелице» («Der andere Prozess: Kafkas Briefe an Felice», 1969), где делается попытка нащупать связь между жизнью и творчеством Кафки. К.

Важно

выпускает и две книги автобиографического характера: «Спасенный язык» («Die gerettete Zunge», 1980) и «Факел в ухе» («Die Fackel im Ohr», 1982).

Ко времени получения Нобелевской премии К. лучше всего был известен западноевропейским читателям, которые владели немецким языком и могли по достоинству оценить ясный экономный язык в традициях Гёте. Один из переводчиков К., Иоахим Нойгрошель, считал, что стиль К.

в разное время бывал разным: «В его ранних произведениях очень сложный синтаксис, зато воспоминания его прозрачны и непосредственны.

Хотя он и пишет по-немецки, язык этот является для него выученным, отчего стиль его произведений отличается большей точностью, разнообразием и богатством».

Подобно многим писателям своего поколения, К. был вынужден перенести изгнание, которому не раз подвергались его предки. «Поскольку я еврей, язык моего интеллекта остается немецким, – говорил К., – однако я несу в себе наследие всех народов». «У К.-изгнанника, – как отмечалось в докладе Шведской академии, – есть только одна родина, и родина эта – немецкий язык».

Благодаря «Ослеплению» К. занял видное место в той традиции европейской литературы, которую представляет Кафка, а после того как этот роман был переведен на другие языки, К.

получил признание как у широкого западного читателя, так и в академических кругах, где его слава постоянно продолжала расти. За свои произведения, обладающие общечеловеческими достоинствами, он был назван «писателем XVIII в., живущим в XX».

По словам критика Джорджа Стайнера, «сам факт существования такого писателя, как К., является честью для литературы».

Совет

Айрис Мердок заметила, что «К. совершил то, что должны делать философы и что они раньше делали… Он также продемонстрировал взаимодействие «мифического» с повседневным в человеческой жизни». Американский критик Сьюзан Зонтаг отозвалась о К.

как о человеке, «остро чувствующем ответственность за слова; в своих произведениях он старается поделиться тем, что узнал благодаря своему внимательному отношению к миру. И это не какая-то догма, а смесь боли, горячности, скорби и эйфории.

Страстное сознание порождает страсть».

В 1934 г. К. женился на Венеции Тоубнер-Калдерон, с которой он впервые встретился на одной из лекций Карла Крауса в 1924 г. После ее смерти (1963) писатель женится во второй раз на Гере Бушор и живет вместе с женой и сыном в Цюрихе и Лондоне. Британское гражданство К. получил в 1952 г.

Помимо Нобелевской премии (К. стал первым болгарином – Нобелевским лауреатом) писатель был удостоен многих других литературных наград, в том числе Международного Парижского приза (1949), Писательской премии г. Вены (1966), Мюнхенской премии Георга Бюхнера (1972), Дортмундской премии Нелли Закс (1976) и премии Кафки (1981), одной из наиболее престижных литературных наград Австрии.

Произведения можно отнести к таким жанрам:

  • Философия. История философии

Поделитесь своими впечатлениями с нашими читателями

Источник: http://velib.com/biography/kanetti_ehlias/

Книга Элиаса Канетти Масса и власть: краткое содержание, анализ отзывы

Вся взрослая жизнь философа была заполнена этой книгой. С тех пор, как он стал жить в Англии, Канетти практически всегда работал над этой книгой. Стоило ли она таких усилий? Может, свет не увидел других произведений автора? Но по словам самого мыслителя, он делал то, что должен был делать. Им якобы распоряжалась некая сила, природу которой понять трудно.

Смысл книги

Над этим произведением Э. Канетти работал на протяжении тридцати лет. В каком-то смысле книга «Масса и власть» продолжила труды французского социолога, врача Густава Ле Бона. Кроме того, она продолжает мысли философа из Испании Хосе Ортега-и-Гаста, выраженные в произведении под названием «Восстание масс».

Эти плодотворные труды выражали психологические, социальные, философские и политические моменты в поведении общественных масс и их роль в процессе функционирования социума. В чем смысл исследований, которые вел Элиас Канетти? «Масса и власть» – книга всей его жизни. Он писал ее в течении очень длительного времени.

Что двигало великим мыслителем, какой главный вопрос его волновал?

Возникновение идеи

Первая мысль у философа появилась в 1925 году. Но по словам самого же автора, зародыш этой мысли возник еще при Франкфуртских демонстрациях рабочих после гибели фон Ратенау. Тогда Канетти было 17 лет.

Несколько публицистических книг, путевых заметок, мемуаров, афоризмов издал Элиас Канетти. «Масса и власть» отличается от всех его произведений. Книга – смысл его жизни. На нее он возлагал очень большие надежды. Так говорил сам Канетти в своих дневниковых записях (1959 г.).

За время написания философ претерпел очень много. Но еще в самом начале было заявлено о предстоящей книге очень амбициозно, чтобы покрепче “пристегнуться” к ней. Все знакомые автора подталкивали к скорейшему завершению произведения.

Они потеряли веру в своего друга. В душе автора не было злости на друзей. Так говорил сам Элиас Канетти. «Масса и власть» увидела свет в 1960 году. Безусловно, это крупнейшее сочинение автора.

Он рассмотрел диалектическую взаимосвязь проблем массы и власти.

В чем схожесть и разность взглядов с другими мыслителями?

Считается, что труд имеет много общего с похожим трудом З. Фрейда «Психология масс и анализ Я». Здесь ученый обращает свой взор на роль вождя в процессе формировании массы и постепенный процесс отождествления определенной группы людей, своего личного «Я», с образом лидера. Однако труд, который создал Элиас Канетти («Масса и власть»), отличается от сочинения Фрейда.

Корнем исследования есть действие психического механизма взятой отдельно личности и то, что обуславливает ее поглощение массой. Канетти интересуется проблемой защиты от смерти, в качестве примитивной защиты от которой выступает форма функционирования власти и поведение масс.

Ведь смерть довлеет над всеми в равной степени, как над властвующими, так и над людьми, объединенными в массах.

Взгляд под разным углом

Ученый и психолог З. Фрейд, книги которого так широко известны, смотрит на эту проблему несколько под другим углом. Он видел основу процесса выдвижения лидеров в подсознании, в стремлении людей к своеобразному отцу-лидеру.

Мыслитель считал, что подавление сексуального влечения способно привести к трансформации в лидерство, господство и даже садизм.

При этом может возникнуть неврастения, которая станет предпосылкой поисков способов самоутверждения и стремления к лидерству в разных сферах жизни личности.

Так считал Фрейд. Книги Канетти немного о другом. Это рассуждение о причинах смерти и бессмертии. Читая их, создается впечатление, что с ней можно справиться и не умирать вовсе.

Однако в 1994 году Элиас Канетти покинул этот мир, опровергнув свою же теорию бессмертия. Канетти видел смерть не природным феноменом, а проявлением идеологии.

Для него фрейдовский инстинкт смерти танатос казался смешным.

Механизм управления

Кроме идеологии, для философа смерть – это главный инструмент, регулирующий поведение массы управленцами (властями). Он очень много размышлял об этом. Книга является своеобразным разоблачением властей.

Борьбу со смертью, с таким понятием, как фундаментальное влечение к ней, Канетти ассоциировал с противостоянием управленческому строю, использующему подобные инструменты. Он считал, что смерть и так достаточно влиятельна. Поэтому не нужно без надобности подчеркивать ее превосходство.

Ее стоит изгонять отовсюду, где она только сумела прокрасться, противостоять ей во всем, чтобы она не сумела оказывать отрицательное влияние на общество и его моральный дух. Именно такие выводы напрашиваются, проводя анализ книги «Масса и власть».

Обратите внимание

Элиас Канетти не то чтобы совсем не видел смерти. Он лишь хотел рассматривать ее отдельно от всего принятого допустимого в социуме. Это связано с тем, что люди забыли о том, что смерть не всегда была для них естественна.

У некоторых народов еще до сравнительно недавнего времени она считалась неестественной. Каждый случай смерти рассматривался как убийство. Смерть – это то, на чем власть паразитирует и чем подпитывается.

Это тот механизм, который помогает манипулировать людьми. Так считал Элиас Канетти.

«Масса и власть»: отзывы

Восприятие этого философского труда разнообразное. Для кого-то книга читается легко и понятно, а для кого-то, наоборот, сложно. Многие считают, что в этой работе автор очень легко и доступно описал довольно-таки сложные вещи.

Благодаря книге можно понять, как происходит манипулирование людьми. В ней раскрыты такие социальные явления, как жажда власти и человеческое желание сбиваться в толпу. Труд описывает стремление к геройству и многие другие моменты.

Возможно, автор покажется несколько циничным, но стоит отметить, что этот цинизм несколько оправдан.

Новизна взглядов

Для общества XX столетия основополагающие идеи Канетти оказались абсолютно новыми. Хотя мир живет уже в XXI веке, книга остается актуальной.

После прочтения произведения остаются отзывы, говорящие о том, что у нее большое будущее.

Возможно, люди, размышляя о проблеме массы и власти, со временем пересмотрят свои взгляды, и многое из того, чем наделены их умы сейчас, будет отброшено за ненадобностью.

Канетти совершенно по-новому, откровенно и оригинально освещает феномен массы и власти. Существует такое понятие, как социальная дистанция.

Другими словами, это выражается как страх перед прикосновением, когда человек избегает соприкасаться с посторонними, держится на определенном расстоянии от них.

В массе все подобные страхи уходят, а дистанции ликвидируются. Человек психологически разряжается. Здесь один человек равен другому.

В чем смысл феномена?

Масса живет особой жизнью. Она уже становится целостным существом, наделенным своими закономерностями.

У власти свой феномен – выживание. Властитель выживает даже тогда, когда другие гибнут. Он стоит выше всех, неважно – живых ли мертвых, погибших друзей или сраженных врагов. Это герой. Чем больше тех, кого он пережил, тем величественнее властитель и тем более он «богоподобен».

Читайте также:  Краткая биография барто

Истинные вожди всегда остро чувствуют эту закономерность. Именно поэтому они находят механизмы своего возвышения. Угроза смерти — это основное орудие управления массой, а страх смерти – мотивация для исполнения любого приказа.

Голос власти, как рык льва, повергающего в ужас и бегство стадо антилоп.

В некоторых главах книги автор вскрывает изначальную связь мышления властителя и параноика, у которого властвование является такой сильной навязчивой идеей, что перерастает в болезненное состояние. Однако и то и другое — это способ реализации одной идеи. Канетти универсализирует закономерности отношений массы и власти, обосновывает их фундаментальный характер.

Важно

Безусловно, проблема функционирования власти и поведения масс, волнует умы многих ученых, философов, психологов, социологов, политологов, общественных деятелей, писателей и еще многих других категорий граждан. Но Канетти проанализировал само происхождение властных отношений.

Он обратил внимание на первичные проявления человеческой природы: питание, тактильные ощущения, воображение и страх смерти. Писатель пытается распознать сам корень происхождения момента подчинения массы своим вождям.

Он проводит параллель между руководством и паранойей, анализирует фрейдистское учение и делает собственные выводы.

Главные герои произведения

В целом считается, что книга «Масса и власть» (Элиас Канетти), краткое содержание которой можно понять из вышесказанного, полезная и рекомендована к изучению. Можно добавить, что, читая название, видишь, как бы двух героев произведения. На самом деле их трое: масса, власть и смерть.

Книга об их взаимодействии и противостоянии. Смерть выступает посредником, вносящим динамизм во взаимодействие массы и власти. А, как известно, именно эти две категории являются основными в истории человечества. Не будь же третьей категории, под названием смерть, власти бы не существовало.

Так считает Элиас Канетти. Книги этого автора достаточно широко известны во мире. Главный предмет изучения Канетти – это социум и его массы. Труд «Масса и власть» рассматривает и разоблачает методы и способы манипулирования общественностью, которые применяют власть имущие для достижения личных целей.

Книга о том, как реализуется власть, о ее адской кухне, куда не допускаются простые люди. В существование этой самой кухни трудно поверить, но все великие властители, вожди и полководцы используют ее рецепты. И неважно, по готовым алгоритмам или просто по наитию, движимые интуитивным безошибочным чутьем.

Именно так и создается история.

Особенности произведения

Книгу нельзя отнести к академическому исследованию. Это ближе к записям независимого автора, находящегося вне общества и пытающегося объяснить такому же человеку, как он сам, принципы формирования толпы и методы манипулирования ей. Произведение наделено поэтичностью и выражением личностного отношения автора к поднятой проблеме.

Эта работа важна для понимания возникновения европейских движений. Но все же в книге есть исследовательские моменты. Философ изучает рост и силу толпы, возможность перенаправления ее на действующую официальную власть. Поэтому произведение актуально во все времена. Оно дает почву для понимания психологии общества в государствах, где преобладает авторитарная власть.

Элиас Канетти был награжден Нобелевской премией. Это событие произошло в 1981 году. Премия дана за сочинения широкого кругозора, богатство идеи и художественной силы.

Источник: https://autogear.ru/article/388/988/kniga-eliasa-kanetti-massa-i-vlast-kratkoe-soderjanie-analiz-otzyivyi/

Авто)биография Элиаса Канетти и мифотворчество

Зарубежная литература Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2013, № 6 (2), с. 305-308

УДК 821.112.2

(АВТО)БИОГРАФИЯ ЭЛИАСА КАНЕТТИ И МИФОТВОРЧЕСТВО © 2013 г. Е.М. Шастина

Казанский (Приволжский) федеральный университет (Елабужский институт)

shastina@rambler.ru

Поступила в редакцию 16.12.2013

Анализируется биография Э. Канетти (1905-1994) как пример мифотворчества, раскрываются понятия «автобиографический миф» и «биографический миф» писателя.

Ключевые слова: миф, мифотворчество, ремифологизация, демифологизация, биографический миф, автобиографический миф, превращение.

Одна из глав книги «Масса и власть» австрийского писателя Элиаса Канетти (19051994) посвящена феномену превращения.

Совет

Способность человека к превращению является, по его мнению, «одной из величайших загадок: каждый обладает этой способностью, каждый применяет и считает это совершенно естественным, но лишь немногие отдают себе отчет в том, что именно ей они обязаны лучшей частью своего существа.

Определить сущность превращения очень трудно, к нему можно подойти с разных сторон» [1, с. 409].

Данная фраза вряд ли претендует на дефиницию канеттиевского понятия 'превращение' в полном объеме, скорее, обращает внимание на необходимость попытки отыскать очевидное в, казалось бы, невероятном и, наоборот, увидеть невероятное в очевидном. Превращение для Канетти является единственной возможностью существования человеческой природы, эта мысль воплощается у него на разных уровнях в произведениях, отличающихся по жанру, но объединенных смысловой сферой, в которой превращению отведена одна из ведущих ролей.

Будучи протеическим писателем, Канетти в течение долгой жизнь неустанно демонстрировал различные формы превращения – от непризнанного гения до лауреата Нобелевской премии.

Как известно, понятие 'протеизм' восходит к фигуре Протея в древнегреческой мифологии – бога морей и зыбей, обладающего способностью к различным метаморфозам, трансформациям, превращениям.

Его дар принимать облик различных существ и субстанций не знает себе равных среди богов.

Канетти – писатель «мифологизирующий», для него мифы значат больше, чем слова, они «занимательней», поскольку полны превращений, именно поэтому Канетти удается на страницах своих произведений «оживить» старые

мифы и создать свои собственные. Писатель утверждает, что «нет более глубокого свидетельства уважения к человечеству, чем голод по его мифам, и, когда прочтешь больше, чем способно вынести сердце, можно надеяться на сокровенную силу этой пищи» [2, 289].

Обратите внимание

Тот факт, что отношение Канетти к мифам носит программный характер, что миф является для писателя способом искать и находить подтверждения своим собственным мыслям в мировом опыте, не вызывает сегодня у каннетиве-дов сомнений.

Мир, увиденный «сквозь мифы», представляется, по Канетти, в полной правдивости, в этом его «наивность» и в то же время основа его самобытности как художника, поскольку для него в мифе не существует противопоставления между миром и представлениями человека об этом мире.

Немецкий исследователь К.-П. Цепп полагает, что все произведения Канетти состоят из мифов: роман «Ослепление», драматические произведения, философское исследование «Масса и власть», книги «Голоса Марракеша» и «Недреманное ухо.

Пятьдесят характеров», автобиографическая трилогия, заметки – все вместе они свидетельствуют о мифологическом мышлении автора [3, s. 42], согласно которому воссозданная им мифопоэтическая модель мира, заполняет текстовое пространство, становясь одним из доминирующих принципов его поэтики. Данная идея созвучна мысли П.

Ангело-вой, монография которой также посвящена способности художника отыскивать в мифологии ответы на вечные вопросы [4].

Таким образом, Канетти формулирует свой собственный подход к мифу, изучение которого необходимо для осмысления художественного мира автора. «Освоение» мифа становится для писателя методом познания окружающей действительности, поскольку под мифом он пони-

306

Е.М. Шастина

мает не только «старый миф», описания обычаев, ритуалов и церемоний примитивных народов и исчезнувших культур, но и исторические сообщения о путешествиях, дневники, биографии, а также описания из психиатрической практики.

Рассуждая о призвании поэта, Канетти уверен, что настоящий поэт – хранитель превращений, хранитель в двояком смысле. Прежде всего, художник впитывает в себя литературное наследие человечества, столь богатое превращениями.

Важно

Речь идет о знаменитых странствиях Одиссея, о его перевоплощениях, о книге Овидия «Метаморфозы», которая стала одним из основных кладезей мифологических и символических образов для всей последующей европейской культуры, поскольку представляет собой «почти прямо-таки систематическое собрание всех известных тому времени мифологических «высоких» превращений [5, с. 134].

В то же время поэт сам реализует этот дар, поскольку он открывает путь к людям, позволяет становиться «каждым», стремиться к познанию других, то есть перевоплощаться.

Канетти уверен, что «плохие поэты стирают следы превращений, хорошие – открыто демонстрируют их» [2, с. 262].

Естественно, что Канетти причисляет себя к «хорошим поэтам», его 'превращение' в писателя приобретает на страницах автобиографической трилогии характер мифа.

Ранее в статье «Биография Канетти: миф или реальность?» [6] речь уже шла о книгах, так или иначе связанных с биографией писателя, которые увидели свет после его смерти. Позволим себе лишь напомнить о наиболее значимых изданиях. Пик «новой волны» публикаций пришелся на столетний юбилей Канетти, отмечавшийся в 2005 году.

В связи с юбилейной датой в издательстве «Ханзер» выходит полное собрание сочинений Канетти, дополненное последним, десятым томом, в который вошли публичные выступления писателя [7]. Двумя годами раньше увидела свет первая, из серии так называемых «скандальных», книга Канетти – «Вечеринка в грозу» („Party im Blitz”) [8].

Составители книги обработали подготовленные писателем разрозненные фрагменты об английском периоде его жизни. «Развенчивание героя» происходит, в первую очередь, при чтении воспоминаний об Айрис Мёрдок. Уничижительное отношение к некогда близкой женщине Канетти переносит на всю личность известной писательницы.

Уязвленное мужское самолюбие превращает рассказчика в монстра.

Отдельного разговора заслуживает книга, которая появилась благодаря бесценной наход-

Совет

ке – письмам Канетти и его жены Вецы к младшему брату писателя Георгу [9]. В этом трио ведущая партия принадлежит, безусловно, Веце Канетти. В ее письмах тонкий юмор зачастую соседствует с иронией и сарказмом.

Ее адресат – один из немногих посвященных в «житейскую биографию» писателя.

В контексте сотворенного Канетти мифа о «прекрасной даме» (именно так представлены в автобиографии его взаимоотношения с женой) данная книга звучит диссонансом, поскольку рушит идиллическое представление о счастливой семейной жизни. Сочувствие читателя, конечно, на стороне Вецы.

В 2011 году еще одна книга из серии автобиографических произведений представила на суд читателя «анатомию любви» – переписку Канетти с австрийской художницей Мари-Луизой Мотесицки [10]; вместе с последней на сегодняшний день книгой читатели получили очередную порцию подробностей из жизни писателя, причем далеко не лицеприятную.

Наиболее значимой из «многоголосого потока» публикаций о Канетти, вышедших в юбилейный год, является книга С. Ханушека «Эли-ас Канетти. Биография», которая демонстрирует прежде всего скрупулезную работу c архивом писателя. На страницах этого фолианта (800 страниц) читатель также встречается с «другим» Канетти, который не всегда совпадает с привычным образом.

Необходимо отдать должное биографу, который делает это тактично, избегая категоричности в оценке писателя. Его книга, как он сам ее называет, 'биография в документах' или 'документальная биография' (Dokumentarbiographie), позволяет дистанцироваться от многих житейских проблем писателя, оставаться в рамках научного исследования [11, s. 25].

Можно утверждать, что Канетти на страницах автобиографической трилогии, в которой исследователи в большинстве своем полностью отождествляют автора и героя, мифологизирует собственную жизнь, его жизнеописание представляет собой сплав реальности и мифа. Канетти участвует в создании собственного 'автобиографического мифа'. Это становится более чем очевидным, когда начинаешь знакомиться с «новым» биографическим материалом писателя.

Как известно, автобиографический миф как литературоведческая проблема соседствует с биографическим мифом, поскольку оба типа мифа о творческой личности предполагают участие автора в мифологизации собственной судьбы. Автобиографический миф, под которым мы, вслед за Д.М. Магомедовой, понимаем

(Авто)биография Элиаса Канетти и мифотворчество

307

«исходную сюжетную модель, получившую в сознании автора онтологический статус, рассматриваемую им как схему собственной судьбы и постоянно соотносимую со всеми событиями его жизни, а также получающую многообразные трансформации в его художественном творчестве» [12], создает сам художник, предлагая читателю не действительно имевшую место историю своей жизни, а ее идеализированный вариант, который предполагает авторский вымысел.

На основе автобиографического мифа рождается биографический миф, который закрепляет в массовом сознании факты жизни автора в том виде, как они представлены самим автором.

Обратите внимание

Таким образом, биографический миф оказывается значительно шире мифа автобиографического, так как творится в соавторстве, являет собой акт сотворчества художника и читательской аудитории.

При жизни Канетти существовала «единственная версия» его биографии, представленная им самим.

На сегодняшний день имевший место при жизни писателя (авто)биографический миф вступил в стадию безжалостной демифологизации.

Интерес к личности любого большого художника «подогревается» новыми фактами биографии, которые, как правило, ждут своего часа. Интерес усиливается еще и потому, что Канетти постарался превратить свою жизнь в тайну.

Без преувеличения можно сказать, что все книги, появившиеся после смерти писателя, так или иначе связанные с его биографией, «работают» против него самого.

Канетти, так тщательно оберегавший себя при жизни от всяческих слухов и сплетен, становится после смерти для себя самого «жестоким партнером».

Столетний юбилей писателя послужил поводом для некоего информационного прорыва, обзор «юбилейных» публикаций в западноевропейских средствах массовой информации обескураживает стремлением авторов внести «свою лепту» в разоблачение героя. Канетти оказывается прав: превращение не знает границ.

Известный австрийский писатель и переводчик Р. Менассе в одном из интервью по поводу юбилея Канетти приводит следующий факт из биографии нобелиата, подтвержденный, по его словам, документально. Канетти ограждает Шведскую королевскую академию от возможной ошибки при отборе кандидатов на высшую литературную награду. Речь идет об австрийском авторе Хаймито фон Додерере, который,

Важно

увлеченный идеями национал-социализма, какое-то время находился в рядах нацистской партии, за что на пять лет был отстранен от профессиональной деятельности. Печататься вновь Х. фон Додерер начинает лишь в начале 60-х годов.

Письмо Канетти послужило причиной того, что Х. фон Додерер навсегда был вычеркнут из числа претендентов на Нобелевскую премию [13].

Хочется верить, что этот поступок далек от корысти и что в данном случае Ка-нетти руководствовался лишь стремлением к справедливости.

Автобиографический миф Канетти переживает в настоящее время этап переосмысления, подтверждая мысль о том, что художник остается «хранителем превращений» в «большом времени».

Список литературы

1. Канетти Э. Масса и власть. Пер. с нем. Л.Г. Ионина. М.: Астрель, 2012. 574 с.

2. Канетти Э. Из книги: «Заметки. 1942-1972»: Пер. С. Власова // Человек нашего столетия. М.: Прогресс, 1990. С.250-309.

3. Zepp K.-P. Privatmythen und Wahn: Das mythologische Konzept im Werk Elias Canettis. Frankfurt am Main; Bern; New York; Paris: Lang, 1990. 265 S.

Читайте также:  Краткая биография тэффи

4. Angelova P. Elias Canetti. Spuren zum mythischen Denken. Wien: Paul Zsolnay Verlag, 2005. 318 S.

5. Канетти Э. Призвание поэта. Пер. С. Власова // Человек нашего столетия. М.: Прогресс, 1990. С. 130-140.

Совет

6. Шастина Е.М. Биография Элиаса Канетти: миф или реальность? // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2013. № 2 (20). С. 209-213.

7. Сапейт E. Gesammelte Werke. Band 10: Aufsätze – Reden – Gespräche. München-Wien: Carl Hanser Verlag, 2005. 400 S.

8. Сanetti E. Party im Blitz. Die englischen Jahre. München/Wien: Carl Hanser Verlag, 2003. 247 S.

9. Veza und Elias Canetti. Briefe an Georges /Herausgegeben von Karen Lauer und Kristian Wachinger. München-Wien: Carl Hanser Verlag, 2006. 424 S.

10. Elias Canetti, Marie-Louise Motesiczky. Liebhaber ohne Adresse. Briefwechsel 1942-1992 / Herausgegeben von Ines Schlenker und Kristian Wachinger. München-Wien: Carl Hanser Verlag, 2011. 384 S.

11. Hanuschek S. Elias Canetti. Biographie. München-Wien: Carl Hanser Verlag, 2005. 800 S.

12. Магомедова Д.М. Автобиографический миф в творчестве Александра Блока. Дисс. в виде научного доклада … докт. филол. наук. М., 1998.

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/avto-biografiya-eliasa-kanetti-i-mifotvorchestvo

“Ослепление” Канетти в кратком содержании

Профессор Петер Кин, длинный и тощий сорокалетний холостяк, во время своих традиционных утренних прогулок заглядывает в витрины книжных магазинов. Чуть ли не с удовольствием он отмечает, что макулатура и бульварщина распространяются все шире и шире. У Кина, ученого с мировым именем, синолога, есть самая значительная в Вене частная библиотека в двадцать пять тысяч томов.

Крошечную ее часть, из предосторожности, он всегда носит с собой в туго набитом портфеле. Кин считает себя библиотекарем, хранящим, а не выдающим для чтения свои сокровища. Страсть книголюба – единственная, которую Кин позволяет себе в своей строгой и трудовой жизни. Эта страсть владеет им с детства, мальчиком он однажды хитростью остался на всю ночь в самом большом книжном магазине.

У Кина нет семьи, ведь женщина обязательно предъявит требования, исполнять которые “честному ученому и во сне не придет в голову”.

Обратите внимание

Личных связей он ни с кем не поддерживает, в научных конгрессах, на которые его с почтением приглашают как первого китаиста своего времени, не участвует.

Отказывается Кин и от преподавания в вузах, этим могут заниматься “посредственные головы”. В тридцать лет он отписал свои череп с его содержимым институту исследования мозга.

Величайшей опасностью, угрожающей ученому, Кин считает “недержание речи” и отдает предпочтение письменной речи. Он владеет более чем дюжиной восточных языков, а некоторые западные оказываются ему понятны сами собой. Больше всего на свете для себя Кин боится слепоты.

Хозяйство профессора уже восемь лет ведет “ответственная” экономка Тереза, которой он доволен. Она ежедневно протирает пыль в четырех комнатах его библиотеки и готовит еду. Во время приема пищи, вкус которой ему безразличен, ученый бывает занят важными мыслями, а жевание и пищеварение происходят сами собой.

Тереза получает от Кина хорошее жалованье, достаточное, чтобы на сберегательную книжку отложить и иметь смену синих накрахмаленных нижних юбок, скрывающих ноги пятидесятишестилетней крепкой особы. Голова у нее посажена косо, уши оттопыренные, бедра необъятные. Она знает, что выглядит “на тридцать лет”, и прохожие на нее всегда оглядываются.

Но она считает себя “порядочной женщиной” и втайне рассчитывает на благосклонность профессора.

Тереза точно, до минут, знает строгий распорядок дня хозяина. Но перед утренней прогулкой существуют таинственные сорок пять минут, когда никакое подслушивание не помогает установить род его занятий. Тереза предполагает какой-то порок, может быть, он прячет труп женщины или наркотики. Она проводит розыски и не теряет надежды раскрыть тайну.

Общение Терезы и Кина сводится к обмену необходимыми фразами. Лексикон экономки убог, не более пятидесяти слов, но Кин ценит ее немногословность и преданность библиотеке. Она при нем выставляет за дверь соседского мальчика, пришедшего за обещанной ему как-то профессором, по оплошности, книгой на китайском языке.

В награду растроганный Кин дает экономке почитать один пошленький романчик, который когда-то брали у него все школьные приятели. Вскоре Кин обнаруживает эту замызганную книжку, лежащей в кухне на вышитой бархатной подушечке под пальцами Терезы, облаченными в белые перчатки.

Важно

Вдобавок Тереза пыталась вывести застаревшие пятна. Кин понимает, что имеет дело с женщиной, милосердной к книгам, “святой”. Потрясенный ученый удаляется в библиотеку, где, как всегда, долго беседует и полемизирует с книгами и их авторами.

Конфуций придает ему решимости, и Кин бросается на кухню к той, чье сердце принадлежит книгам, объявляя о своем желании жениться на ней.

После скромного обряда бракосочетания с первой же брачной ночи Кин оказывается несостоятельным как мужчина. Тереза разочарована, но уверенно чувствует себя в роли жены и хозяйки и постепенно забирает себе три комнаты библиотеки, загромождая их купленной по дешевке мебелью.

Для Кина главное, чтобы она не мешала ему работать и не трогала книги. Он старается быть подальше от жены, ее толстых красных щек и синей накрахмаленной юбки. Когда она вторгается с новой мебелью в его кабинет, ученый считает необходимым предупредить своих любимцев об опасности, о “состоянии войны” в квартире.

Поднявшись на стремянке под самый потолок, он обращается к книгам с “манифестом” о защите от врага, а затем падает с лестницы и теряет сознание. Тереза находит мужа лежащим на ковре и принимает его за “труп”. Ей жаль прекрасный ковер, испачканный кровью, и “почти жаль” мужа.

В течение часа она ищет его завещание, рассчитывая, что ей оставлена миллионная сумма. Она не сомневается, что муж, которому должно быть понятно, что он умрет раньше своей “молодой” жены, позаботился об этом. Не найдя завещания, Тереза зовет на помощь привратника Бенедикта Пфаффа, здоровенного верзилу, полицейского на пенсии.

Злобный Пфафф уважает в доме только Кина, получая от него ежемесячно денежный “презент”. Он думает, что “проходимка” Тереза убила своего мужа и на этом можно заработать. Привратник уже представляет себя свидетелем на процессе по убийству, а стоящая рядом Тереза ищет выхода из опасной ситуации и думает о наследстве.

В это время Кин приходит в себя и пытается встать. Этого от него никто не ожидает. Возмущенная Тереза заявляет мужу, что порядочные люди так не поступают. Пфафф переносит профессорский “костяк” на кровать.

Совет

Во время болезни Кина Тереза по-своему заботится о нем, но не забывает, что он “позволил себе жить дальше”, хотя, в сущности, уже умер. Она прощает это ему, ей нужно завещание, о чем он теперь слышит десятки раз в день. До Кина доходит, что жену интересуют только деньги, не книги.

Для ученого, живущего на родительское наследство, потраченное в основном на библиотеку, деньги не имеют значения. Навещающего его ради “презента” Пфаффа Кин квалифицирует с позиции истории как “варвара”, “наемного воина”, но его жене не находится места ни в одной разновидности варварства.

– Тереза тщетно пытается заполучить в любовники молодого продавца мебельного магазина. Пожалев себя, она как-то плачет в присутствии “виноватого во всем” мужа. А ему, оглушенному ее бессвязными речами, чудится, как обычно, нечто другое, выражение любви к нему, ученому.

Когда недоразумение выясняется и Кин “документально” объясняет жене, как мало денег осталось у него, чтобы составить завещание, Тереза приходит в бешенство. Для Кина жизнь превращается в сумасшедший дом, где его избивают и морят голодом. Теперь Тереза безуспешно разыскивает банковскую книжку мужа и считает его “по праву” “вором”.

Наконец, осознав, что “ее” квартира не “богадельня” для “дармоедов”, она выгоняет мужа на улицу, швыряя вслед ему пустой портфель и пальто, не зная, что в кармане пальто и лежит банковская книжка.

Кин “завален работой”, он ходит по книжным магазинам, покупает книги и ночует в ближайшей к магазину гостинице. Все увеличивающийся груз своей новой библиотеки ученый “носит в голове”.

Питается он где придется и однажды попадает в дом терпимости, сам о том не ведая.

Там он встречает горбуна Фишерле, страстного шахматиста, который мечтает обыграть чемпиона мира Капабланку и устроиться так, чтобы есть и спать можно было “во время ходов противника”. А пока он кормится за счет жены-проститутки и мошенничества.

-Ознакомившись при случае с содержимым кошелька Кина, фишерле соглашается стать “ассистентом” ученого, помогая ему по вечерам “выгружать книги из головы” и “расставлять” на полках.

Кин чувствует, что горбун его понимает, это “родственная душа”, нуждающаяся в образованности, фишерле же считает Кина аферистом и сумасшедшим, но сдерживает свое нетерпение, зная, что деньги все равно перейдут к “умному”, то есть к нему.

Горбун приводит Кина в ломбард, где закладывают все, в том числе и книги. Теперь Кин выстаивает в ломбарде, вылавливая “грешников” с книгами и выкупая их по хорошей цене. “Грешников” начинает поставлять умный Фишерле.

Через них, с целью повышения суммы выкупа, он сообщает Кину свою выдумку, что Тереза умерла. Кин счастлив, он верит сразу же, ведь она должна была умереть от голода, запертая им, “пожирая себя по кускам”, обезумев от жадности к деньгам.

Кин сам придумывает, как “наемный воин” нашел “труп” Терезы и ее синюю юбку, как прошли похороны. А к Фишерле перекочевывает солидная сумма, на которую уже можно ехать в Америку, к Капабланке. Неожиданно Кин сталкивается с Терезой и ставшим ее любовником Пфаффом, которые принесли в ломбард его книги.

Кин закрывает глаза и не воспринимает “умершую” Терезу, но книги все равно видит, даже пытается отнять. Тереза пугается, но, заметив толстый бумажник в оттопыренном кармане у Кина, вспоминает о банковской книжке и возмущенно вопит, обвиняя его в воровстве.

Обратите внимание

Всех троих и появившегося Фишерле окружает толпа, которой уже мерещатся трупы, убийства, кражи. Толпа избивает безмолвного Кина, хотя “скудость его атакуемой поверхности” не приносит удовлетворения.

Фишерле благополучно скрывается в толпе, когда полиция уводит троицу. В полиции Кин признает себя виновным в убийстве жены, доведя ее до голодной смерти.

Он просит полицейских объяснить, каким образом его умершая жена в той же накрахмаленной синей юбке стоит рядом и говорит на своем примитивном языке. Поглаживая ненавистную юбку Терезы, Кин признает, что страдает галлюцинациями, и рыдает. Его речь каждый воспринимает по-своему.

Тереза понимает, что Кин убил свою “первую” жену. Привратник вспоминает свою дочь, которую он довел до смерти. Комендант полиции представляет Кина аристократом с идеально завязанным галстуком, что никак не удается ему самому. Наконец, он выталкивает всех за дверь.

Пфафф забирает Кина с собой в привратницкую, где Кин хочет пожить, пока из его квартиры не исчезнет запах разложившегося трупа Терезы.

У Фишерле есть адрес брата Кина в Париже, и он вызывает его к старшему брату телеграммой, текст которой тщательно продуман: “Я окончательно спятил. Твой брат”. Довольный горбун улаживает собственные дела по отъезду в Америку.

Ему удается быстро и бесплатно раздобыть фальшивый паспорт, одеться у дорогого портного и купить билет первого класса.

На прощание Фишерле заходит к жене и застает там, как обычно, клиента, который убивает его на глазах у спокойной жены.

Важно

Пфаффу хочется подержать профессора какое-то время в буквальном смысле слова “на коленях”. Он учит его обращению с глазком, встроенным им в дверь на уровне полуметра от пола, через который сам наблюдал за жильцами. Кин рассматривает свое новое занятие как научную деятельность.

Ему видны главным образом “штаны” проходящих, юбок он старается не замечать, как настоящий ученый, он обладает умением не замечать. Кин задумывает статью “Характерология по штанам” с “Приложением о ботинках”, которая позволит определять людей по данным предметам одежды. Увлеченный ученый невольно вступает в конфликт с хозяином глазка.

Избитый, голодный, лишившись своего поста, он заползает под кровать и начинает сомневаться в своем разуме.

Знаменитый психиатр, директор большой парижской клиники Жорж Кин любит свою работу и больных, благодаря которым стал одним из крупнейших умов своего времени. Карьерой этот красивый мужчина во многом обязан жене.

Получив телеграмму “брата”, он срочно едет в Вену и в поезде приходит к выводу, что брата беспокоит слепота, скорее мнимая, нежели настоящая.

У дверей дома он сразу же получает информацию от “второй жены брата” и Пфаффа, который приводит его к Петеру, похожему на скелет, невесомому при переносе с пола на кровать.

Георг считает себя большим знатоком людей, но проникнуть в душу и мысли Петера, снискать его расположение и доверие ему все же не удается. Петер держит на расстоянии директора “лечебницы для идиотов”, “юбочника”, безразличного к Конфуцию.

Самое большое, что может сделать младший брат, – это выдворить из квартиры Пфаффа и Терезу, с которыми он легко находит взаимопонимание. Он идет навстречу этой паре и в “деловом отношении”, покупая для них магазин.

Совет

Петер снова вселяется в свою тщательно вычищенную Терезой квартиру. Его финансовое будущее отныне обеспечивается Георгом. Петер сдержанно благодарит брата за все оказанные им “услуги”, хотя об удалении жены не говорит ни слова.

Они прощаются, Георга ждут “безумцы”.

Оставшись один в своей библиотеке, Кин вспоминает недавнее прошлое. Ему мерещится синяя юбка, в голове вспыхивают слова “пожар” и “убийство”.

В том месте, где “лежал труп Терезы”, Кин поджигает ковер с красным узором, чтобы полиция не приняла это за кровь. Ему приходит в голову, что сожжением книг он сможет отомстить своим врагам, которые “гоняются за завещанием”.

Стоя на стремянке под потолком и глядя на приближающееся пламя, Кин смеется так громко, как “не смеялся никогда в жизни”.

Источник: https://home-task.com/osleplenie-kanetti-v-kratkom-soderzhanii/

Ссылка на основную публикацию