Краткая биография мурасаки

О биографии писательницы мурасаки сикибу – бесплатное эссе

В начале XI ст. Мурасаки Сикибу создала роман «Повесть о Гендзи» («Гендзи моногатари»). Это произведение, которое поражает своей зрелостью и высоким художественным мастерством, считают одним с наиболее значительных явлений не только японской, но и мировой литературы.

Оно возникло не на основе преодоления традиции средневекового героического эпоса, как в европейской литературе, исторически героической повести (Китай), а задолго к их развитию как синтез всего литературного опыта, накопленного за время его появления японской литературой, как вершина ее развития в хейянскую эпоху.

«Повесть о Гендзи «не имеет аналогов в куртуазном романе Европы или романическом эпосе Близкого и Среднего Востока.

В биографии писательницы Мурасаки Сикибу много моментов остаются невыясненными, вопреки упорным поискам японских исследователей, которые длятся много десятилетий. Неизвестным есть даже ее настоящее имя, хотя по этому поводу существует много гипотез.

Обратите внимание

Так, считают, что имя Мурасаки (Сикибу — звание, которое предоставляли женщинам, которые служили при дворе) она получила после того, как стали известными первые разделы ее романа, и писательницу назвали именем главной героини.

Но можно предположить и противоположное: Мурасаки назвала своим именем любимую героиню, в оскорблении которой изобразила идеальную женщину в свое время.

Лишь приблизительно датируют и время появления романа: считают, что Мурасаки Сикибу закончила работу над ним до 1010 г. (по другой версии — на 4—5 лет раньше). Точное датирование остается невыясненным, хотя глубокая зрелость романа заставляет считать, что Мурасаки Сикибу создала его, уже приобретя определенный жизненный опыт.

Мурасаки Сикибу происходила от младшей ветви старинного аристократического рода Фудзивара, среди ее предков было немало литературно одаренных людей, в том числе ее отец Фудзивара Таметоки — поэт, стихи которого вошли в антологию «Тридцати шести гениев поэзии», заключенную также одним из Фудзивара.

Прадеду Мурасаки Фудзивара Канеске, приписывается авторство сборника рассказов «Цуцуми тюнагон моногатари», который был известным в конце хейянскои эпохи. Сама Мурасаки Сикибу из детства отличалась способностью к наукам, замечательной памятью.

«Досадно! Как не посчастливилось, что этот ребенок не родился мальчиком!» — часто жаловался отец», — записала Мурасаки Сикибу в своем дневнике.

Годом рождения писательницы считают, снова же таки вероятно, 978 г. На двадцать втором году жизни она вышла замуж за Фудзивара Нобутака, который первым, как утверждают, увидел ее литературный талант. Через два года Мурасаки Сикибу овдовела, осталась с маленькой дочерью.

После смерти мужа она продолжала работу над романом, которую начала раньше, и к времени своего прихода на службу при дворе удостоилась славы как талантливая писательница и знаток китайской литературы. Из-за этого Мурасаки Сикибу была не просто одной из фрейлин, а стала кем-то на манер наставницы юной императрицы, занимаясь с ней изучением китайской поэзии. В 1013 г.

писательница оставила придворную службу, а умерла в 1014 г. (по другой версии — в 1016 г.).

«Повесть о Гендзи» состоит из двух частей. Первая содержит 41 раздел, потом идут три раздела, которые связывают первую часть, которая называется «Десять разделов из Удзи». В романе около 300 действующих лиц, из них главных или, во всяком случае, таких, что проходят через весь рассказ, больше тридцати.

Важно

Время действия охватывает семьдесят лет. Героем первой части романа есть сын императора от наложницы, принц Гендзи (Блестящий Гендзи), во второй — речь идет о жизни сына Гендзи, Каору. Самого 41 раздела в романе нет, он фигурирует в нем только своим названием «Исчезновение в тучах».

Под «исчезновением в тучах» следует понимать смерть Гендзи.

Фабула романа есть такой. Мать Гендзи, Кирицубо, — наложница невысокого социального ранга. Корейские вещуны, которых позвали по случаю рождения принца, указывают на признаки будущего величия принца и на опасность для него большой государственной деятельности.

Чтобы уберечь свой ребенка, император официально не включает его к принцам крови, но, желая дать ему хранителей и защитников на случай своей смерти, записывает ребенка к сильному феодальному дому Минамото (отсюда имя Гендзи, что означает буквально «человек из рода Минамото»). Таким образом, Гендзи — это обычный человек и, итак, привлекательный герой для романа (а не для исторической хроники).

Он становится любимцем двора, его уважают высокими титулами, но, за собственным признанием Гендзи,у него отсутствует вкус к политике.

В начале романа Гендзи описаный в основном в ореоле юношеского очарованья, чрезвычайной красоты и разнообразных талантов.

На тридцатом году жизни Гендзи вступил в брак с дочерью Левого министра Аою, но пылко захватывается и другими женщинами: это придворная дама Рокудзе; жена провинциального чиновника Уцусеми; особенно страстно захватывается он далекой от двора, бедной Югао, покинутой предыдущим любимым, другом и соперником Гендзи, молодым придворным Тоно Тюдзе. Гендзи, воспитанный в духе эстетики Хейяну, высоко уважающий очарованием Югао. Но сильное и непреодолимое чувство вызывает у героя Фудзицубо — юная наложница отца, похожая, на покойную мать Гендзи и которая заменила ее в сердце старика императора. Как-то она подверглась страсти Гендзи, и плодом их единой любовной встречи есть ребенок, будущий император Рейсен, которого отец Гендзи считает своим сыном.

Пятый раздел романа вводит Вака-Мурасаки (юную Мурасаки), девушку-сироту, которая выдалась Гендзи похожей на Фудзицубо и которая действительно оказалась ее племянницей.

Гендзи забирает девушку к себе как воспитанницу, а через несколько лет она становится его любимой, а потом — верной женой.

Совет

Их связывает крепкая любовь и дружба, но Гендзи не отказывается от новых увлечений, и Вака-Мурасаки не может не страдать через ревность.

Во многих разделах романа речь идет о Гендзи в расцвете славы, на вершине жизненного успеха. Героем захватываются окружающие, он неотразим для женщин. При дворе он в почете и достигает высочайшего положения. Постепенно, тем не менее, намечает перелом в этой блестящей и вольготной жизни, будто второй период употреблении Гендзи.

Старого императора, отца Гендзи, подражает его старший сын Судзаку, Гендзи преследует Кокиден — его мачеха и мать Судзаку. Раскрывается случайная — под влиянием лунных чар — связь Гендзи с Обородзукийо, младшей сестрой Кокиден, и это становится поводом для ссылки Гендзи на остров Сумма.

Екс-губернатор острова, надеясь устроить судьбу своей дочери, толкает Гендзи в его объятие. От Гендзи Акаси рождает дочь.

Вскоре Гендзи возвращают во дворец. На троне теперь император Рейсен, настоящий сын Гендзи от Фудзицубо. Узнав о тайне своего рождения, он делает Гендзи первым человеком в государстве.

Совместно с Вака-Мурасаки и несколькими другими любимыми, которыми он опекается, Гендзи живет в роскошном доме, его дочь от Акаси становится женой императора, который посев трон после отречения Рейсена. И вопреки всему атмосфера печали и разочарование все больше окрашивает рассказ.

Гендзи стареет, его чары становится уже не таким неотразимым для юных красавиц, например, для Тамакадзури, дочери его любовницы Югао, которая трагически погибла. Гендзи ухаживает за ней, прикрываясь маской названного отца.

По просьбе бывшего императора Судзаку Гендзи берет под опеку его юную дочь, для чего делает ее своей официальной женой с полным статусом жены принца.Вака-мурасаки молча страдает от унижения, а потом тяжело болеет. Ньосан как-то, правда, против воли, предает Гендзи и рождает ребенка от другого, которая считается сыном Гендзи.

Обратите внимание

Повторяется история, героем которой был сам Гендзи, который обольстил наложницу своего отца, Фудзицубо. Во всем ощущается близкая отплата (карма). Смерть Вака-Мурасаки наносит Гендзи неизлечимую душевную рану. Раздел «Призраки» («Мабороси») изображает Гендзи погруженным в печальные воспоминания о прошлом. Разделом «Исчезновение в тучах» заканчивается роль Гендзи в романе.

Следующий раздел своего сказа писательница начинает словами: «После того, как свет исчез в тучах…». Г. Конрад назвал отсутствие последнего раздела удивительно тонким стилистическим приемом писательницы.

Источник: http://schooltask.ru/o-biografii-pisatelnicy-murasaki-sikibu/

Мурасаки Сикибу | Японская поэзия

Главная / Мурасаки Сикибу

973 – 1014

Период: Хэйан

Мурасаки Сикибу знаменитая поэтесса Хэйанской эпохи, автор одного из знаменитейших японских романов, «Повесть о Гэндзи». Ее настоящее имя и точные годы жизни неизвестны. Мурасаки – имя одной из героинь ее романа, Сикибу-сё – Ведомство церемоний, где одно время служил ее отец, Фудзивара-но Тамэтоки. Служила при дворе императрицы Акико в 1005 -1013 годах.

Стихи

Сортировать по: алфавиту▲ ▼  рейтингу▲ ▼ 

Кличет подругу,

Человек, о котором говорят, что он влюблен в дочь
наместника Оми, докучает мне изъявлениями своих
нежных чувств. В конце концов мне это надоело, и

я сказала:

Кличет подругу,
Над озерной гладью летая,
Птица морская…
Но бухт и других немало,

А тебе все равно, где искать…

Лик месяца на небе появился, – Лик месяца на небе появился, – То прежней иль другой вдруг глянул с высоты – Узнать не удалось… Средь облаков он скрылся.

Вот так же быстро промелькнул и ты…

Не смогла разобрать

Человек, который остановился у нас в доме, дабы переждать неблагоприятные обстоятельства, возымел вдруг желание, не совсем мне понятное, и на следующее утро, когда он уходил, я послала ему цветок «Утренний лик» (вьюнок), на словах передав следующее:

Не смогла разобрать,
Наяву то было иль нет? —
В смутной утренней мгле
Мне привиделся будто случайно

Цветок «Утренний лик».

Один человек написал мне:

Один человек написал мне:
Томился всю ночь,
Глаз не смыкал до рассвета.
Я не вижу тебя
Наяву, а теперь и во сне

Перестала ты приходить.

Пока тщился понять,

А он ответил,
видно, не поняв, кто это написал:

Пока тщился понять, Разобрать лепестков оттенок, «Утренний лик» Исчез — будто и не бывало —

И горько стало на сердце.

Предрассветное небо

Это было в первый день Седьмой луны.
Вот как я ответила:

Предрассветное небо Серой затянуто мглой. Наверное, к нам, Не замеченная никем,

Подкралась унылая осень.

С гусями, что на север полетят,

С гусями, что на север полетят,
Ты весть пришли, –
Пусть принесут на крыльях.
Все время мне в разлуке вести шли

Ведь облака сюда плывут все время!

Хоть настала весна,

Один человек сказал: «Мне хотелось бы, чтобы вы
поняли — уже пришла весна и тает снег…» На это

я ответила:

Хоть настала весна,
Но белеет, покрытая снегом,
Вершина горы.
И когда этот снег растает,

Никому не дано узнать…

Источник: http://japanpoetry.ru/brand/39

Крутые женщины японской истории: Мурасаки Сикибу

В предыдущих статьях о крутых женщинах Японии мы рассказали о том, что они им были подвластны как управление страной, так и битвы. Теперь же настало время высокого искусства — и мы обращаемся к Мурасаки. Той самой, что создала самое культовое произведение японской литературы.

Опасная и увлекательная дворцовая жизнь периода Хэйан

С 794 по 1185 год, на протяжении почти четырёх столетий, главным городом страны был Хэйан-кё — тогдашняя столица Японии. Этот город и был родиной Мурасаки Сикибу. С середины IX до середины XI века наибольшей властью обладало аристократическое сословие, в частности род Фудзивара. Почти вся культура этого периода создана дворцовой верхушкой.

Так как же развлекались придворные Хэйана? Образованные люди того времени умели играть на музыкальных инструментах, были сведущи в каллиграфии и, что наиболее важно, умели сочинять стихи.

В период Хэйан умелое стихосложение означало успех в романтических и политических делах, а поэзия была практически отдельным языком, на котором говорили возлюбленные и императорские чиновники.

С одной стороны, аристократические семьи и их стремление к эстетической утончённости во всех сферах жизни оказали огромное положительное влияние на японское искусство и культуру. Но с другой стороны, эти люди ощущали постоянное давление строгих требований придворного культа красоты.

Императорская столица того времени была похожа на красную дорожку Оскара, на которой не тот наряд мог превратить человека в посмешище. Эпоха Хэйан — это постоянный контроль, осуждение, мелкие сплетни, политические браки и постоянная борьба за лучшее место при дворе.

Впасть в немилость или перейти дорогу неправильному человеку означало покинуть дворец или быть сосланным в отдалённые провинции, лишившись власти и привилегий.

Вся эта драма давала жителям столицы материал для написания литературы — именно этим они и занимались.

Важно

В то время как китайский продолжал оставаться официальным письменным языком правительства (а также был известен как «мужское письмо» или 男文字 отокомодзи), женщины в основном использовали кану («женское письмо» или 女手 онна-дэ). В итоге именно с помощью каны и была создана первая исконно японская литература. И хотя китайское письмо так никогда полностью и не исчезло, кана прижилась в языке и сделала наши с вами жизни чуть проще, попросту заменив множество иероглифов и исключив надобность в использовании китайской грамматики. Так что мы, изучающие японский язык, благодарим женщин за то, что нам не нужно изучать китайский язык, чтобы писать по-японски. Ура!

Жизнь Мурасаки Сикибу

Веер с изображением Мурасаки

Мурасаки Сикибу родилась в одной из ветвей клана Фудзивара примерно в 978 году. Её мать умерла вскоре после её рождения, оставив её отца Фудзивара Тамэтоки (учёного и чиновника) растить дочь в одиночестве — что было очень необычно для того времени.

Но это было лишь начало жизни Мурасаки, которая во многом была необычна для устоев периода Хэйан. Она была жадной до знаний и не только выросла чрезвычайно образованной, но и овладела литературным китайским языком, который тогда считался исключительно мужским.

Как она отмечала в своих дневниках, отец из-за её успехов лишь вздыхал и говорил, как горд и счастлив он был бы, если бы Мурасаки родилась мужчиной. Кроме того, она провела большую часть своей жизни в одиночестве, хотя подавляющее большинство женщин её статуса выходили замуж чуть ли не в период полового созревания.

В 999 году она вышла замуж за своего троюродного брата Фудзивара Нобутаку, который был старше её на 28 лет. Однако брак продлился всего лишь два года — её муж умер во время эпидемии холеры. Также, когда её отца назначили по службе в провинцию Этидзэн, она сопровождала его в поездке.

Сейчас пятидневная поездка из столицы может показаться не таким уж важным событием, но участие в такого рода поездках на дальние расстояния было неслыханно для аристократических женщин того времени.

Тоса Мицуоки, портрет Мурасаки Сикибу

Как ни странно, несмотря на то, что жизнь Мурасаки была крайне нетипична для её времени, она была полна успеха. Несмотря на то, что девушка не участвовала в политических игрищах, примерно в 1005 году она оказалась служанкой императрицы Сёси и придворной писательницей.

Большинство учёных склонны считать что Мурасаки Сикибу умерла примерно в 1014 году, поскольку дальнейших записей о ней не встречается. Но некоторые утверждают, что она дожила как минимум до 1025 года и в возрасте около 50 лет ушла в женский монастырь.

Какой бы ни была дата её смерти, Мурасаки оставила после себя множество письменных источников, включая трёхлетний дневник и множество стихотворений.

Совет

Но самым главным произведением Мурасаки считается «Повесть о Гэндзи» — истинный литературный шедевр, насчитывающий 54 главы и более 400 персонажей! Это произведение считается первым в мире романом и величайшим произведением японской литературы.

Этот роман, главным героем которого является императорский сын Гэндзи, вмещает в себя весь период Хэйан: его дворцовые интриги, утончённую романтику, великолепную природу, философский и даже психологический аспект. Мурасаки Сикибу создала мощное произведение о человеческих отношениях и жизненных ценностях мира, который полон непостоянности и скорби.

Многочисленное наследие Мурасаки Сикибу

Мурасаки не пришлось ждать слишком долго, чтобы стать известной. «Повесть о Гэндзи» стала невероятно популярна сразу же после её завершения и с тех пор ещё в течение десятилетий многократно копировалась и распространялась по провинциям. В течение уже столетия она стала неизменной классикой.

Все образованные люди того времени неизменно жаждали прочитать этот роман. С XI века и до наших дней люди читают шедевр Мурасаки Сикибу, изучают его и иллюстрируют. Прошла вот уже тысяча лет, а книга и её автор всё ещё не теряют своей популярности. Не верится? Что ж, тогда давайте взглянем на их историю.

XII век

Спустя столетие после смерти Мурасаки «Повесть о Гэндзи» стала обязательным произведением для каждого японца, хоть как-то имеющего отношение к литературе.

Художники и каллиграфы совместно создали свитки «Гэндзи-моногатари эмаки» — наиболее известный эмакимоно, представляющий из себя иллюстрированную историю романа. Он состоял из 20 свитков, включающих более 100 изображений и свыше 300 листов каллиграфии.

До наших дней дошли только фрагменты — 4 свитка и около 15 процентов первоначального произведения, а сами свитки считаются Национальным сокровищем Японии.

XIII век

Вновь были созданы свитки эмакимоно, однако на этот раз они иллюстрировали жизнь самой Мурасаки Сикибу, описанную в её дневниках. А поэт Фудзивара Тэйка составил антологию «Хякунин иссю» («Сто стихотворений ста поэтов»), включив в него стихи Мурасаки.

XIV век

Персонажи Мурасаки появляются в пьесе театра Но «Аои-но Уэ» («Её высочество Аои»), повествующей о жене Гэндзи — Аои.

Сам Гэндзи не является персонажем классической пьесы и представлен под именем Хикару — сияющий, что является одним из эпитетов принца.

Эта классическая пьеса в 1954 году войдёт в цикл Мисимы Юкио «Современные пьесы для театра Но», а в 1956 году будет положена на музыку и исполнена как опера.

XVI век

В XVI веке иллюстрации к «Повести о Гэндзи» были визитной карточкой художников школы Тоса. Известный художник Тоса Мицунобу создал серию из 54 картин, посвящённых тематике Гэндзи. В XVII веке художник Тоса Мицуоки также создал портрет Мурасаки.

Тоса Мицунобу

XVII-XVIII века

Все вещи, так или иначе относящиеся к Гэндзи, будь то ширмы-бёбу, свитки или лакированные шкатулки, становятся показателями высокого статуса, которыми хочет обладать каждый.

XVIII-XIX века

Воинский класс и простолюдины, конечно, не обладали такими деньгами, чтобы приобретать предметы искусства, связанные с «Повестью о Гэндзи», но это не значит, что они не хотели этого. Так что приключения известного блистательного принца переносятся на деревянные гравюры укиё-э.

Впрочем, популярность Гэндзи — это не всегда любовь к нему. Так была создана книга 偐紫田舎源氏 нисэ мурасаки инака гэндзи, что можно перевести как «Поддельная Мурасаки и деревенский Гэндзи». Автором книги стал Рютэй Танэхико, а иллюстратором — Утагава Кунисада.

Это произведение стало пародией на роман, этаким AU-фанфиком, который перенёс действия на реалии эпохи Эдо. Герои в нём говорят как простые горожане Эдо, а на иллюстрациях изображены самые обычные люди, явно не принадлежащие к высочайшим сословиям.

Что интересно, классические стихи вака также были заменены хайку, которые были более понятны людям того времени. А ещё во введении к первой главе появляется некая О-Фудзи по прозвищу Мурасаки-сикибу.

XX век и настоящее время

Когда мир за пределами Японии наконец узнал о Мурасаки Сикибу, появилось множество переводов её произведений на другие языки.

Гэндзи и другие персонажи повести оказались в фильмах, сериалах, мультфильмах и даже манга. А в 1991 году была организована премия Мурасаки Сикибу по литературе, которая ежегодно присуждается одному женскому автору, которая получает бронзовую статуэтку Мурасаки и денежный приз в два миллиона иен.

Гэндзи от NHK

В 2008 году в Японии праздновали тысячелетний юбилей Гэндзи, и в честь этого в Киото было проведено множество различных событий и выставок.

Ну и конечно, куда же без роботов: в честь праздника был создан мини-робот, читавший произведения Мурасаки. Этакая хэйанская аудиокнига.

Обратите внимание

В общем, Мурасаки Сикибу можно встретить где угодно.

В её честь назван кратер на Меркурии, а её портрет расположился на купюре в 2000 иен. В общем, её популярность трудно отрицать 🙂

Мурасаки Сикибу сегодня

Мало творчества Мурасаки во всех сферах жизни? Что ж, тогда вперёд по местам, связанным с её жизнью!

Исияма-дэра у озера Бива

Говорят, что Мурасаки вдохновилась на написание Гэндзи пока была в этом храме в 1004 году. Она любовалась луной в августе и в этот момент к ней пришло вдохновение.

Неизвестно, является ли эта история правдой, но храм использует её для привлечения туристов. Здесь, например, есть статуя Мурасаки и площадка для любования луной.

Кроме того, ежегодно тут проходит выставка «Храм Исияма-дэра и Мурасаки Сикибу», на которой можно увидеть экспонаты, связанные с Мурасаки и «Повестью о Гэндзи».

Парк Мурасаки Сикибу в Этидзэн

Провинция Этидзэн — то место, куда Мурасаки путешествовала со своим отцом и где она провела около года. Сегодня это префектура Фукуи. Здесь была создана репродукция сада аристократического особняка Мурасаки, а также этот сад является единственным дворцовым садом в стиле Хэйан во всей Японии. А ещё здесь можно купить множество сувениров, связанных с Мурасаки.

Храм Родзандзи в Киото

Это место когда-то было домом Мурасаки, особняком, где она родилась и выросла. К сожалению, здание давно было разрушено пожаром, а на его месте появился храм. От оригинального особняка, впрочем, здесь осталась  черепица. Также на территории храма есть сад в стиле дзен под названием 源氏庭 гэндзи нива, то есть сад Гэндзи.

Музей «Повести о Гэндзи» в Удзи

В этом музее, открытом в 1998 году, представлена экспозиция, целиком и полностью посвящённая роману. Здесь выставляются документы и предметы, так или иначе связанные с Гэндзи, а также презентации и ролики о романе.

Библиотека

Конечно же, самый лучший способ познакомиться с Мурасаки и её творчеством — прочитать его самому. Японские студенты изучают «Повесть о Гэндзи» в школьной программе, для нас же есть другие пути.

Японский язык очень быстро меняется, так что лексика и грамматика Мурасаки устарели уже через сто лет после того, как она написала свой главный роман.

Подавляющее большинство японцев не осилят «Повесть о Гэндзи» в оригинале и даже вряд ли смогут найти его, поскольку сейчас произведение представлено лишь в новых переводах «с японского на японский».

Так что если вы считаете, что владеете японским на достаточно продвинутом уровне, то можете попробовать почитать один из трёх переводов «Гэндзи» на современный японский. Такие авторы, как Ёсано Акико, Танадзаки Дзюнъитиро и Энти Фумико сделали роман доступным для современных японцев.

Но если вы не готовы к таким испытаниям, вы всегда можете прочитать «Повесть» на русском языке.

Перевод был сделан Татьяной Львовной Соколовой-Делюсиной, которая проделала просто колоссальную работу, чтобы мы могли познакомиться с этим культовым произведением.

Помимо великолепного перевода Татьяна Львовна также создала приложения, в которых по полочкам раскладываются многие особенности периода Хэйан, упоминаемые в книге: от значения цветов одежд до системы государственного аппарата.

Что же такого классного в Мурасаки?

Да-да, можете сказать вы, эта женщина написала роман о приключениях древнеяпонского плейбоя, что же в этом такого крутого? Что ж, как вы уже могли догадаться, Мурасаки Сикибу спустя века стала гораздо большим, чем просто автором — она стала иконой самого японского языка. Она раздвигала границы выразительной силы языка, добавила сотни слов и выражений и стала автором многих цитат.

Мурасаки Сикибу сыграла важную роль в развитии японского языка как письменного, отличного от китайского, превратив разговорный язык в письменный. Она сильно повлияла на целые поколения японских писателей, которые обращались к её стилю и произведениям ещё многие столетия, а также оказала влияние на формирование эстетики в японской культуре.

Конечно же, она сделала это не в одиночку — на самом деле, Мурасаки была лишь одной из невероятно талантливых женщин при хэйанском дворе, которые написали многие основные произведения того времени, позже ставшие классикой. Индивидуально или поодиночке — достижения тех женщин прошли через века.

Важно

Бумагой и чернилами они начали формирование языка, на котором в современности говорит более 120 миллионов человек, в том числе те из нас, что стремятся к его изучению.

Вы только подумайте о масштабе крутости Мурасаки Сикибу: прошло уже более тысячи (!) лет, а мы с вами здесь говорим о ней и её творчестве.

Самурайские мечи ржавеют, императоры приходят и уходит, а вот Гэндзи — навсегда. 

Источник: tofugu

Источник: https://konnichiwa.ru/page/3085/

Повесть о Гэндзи

Очень кратко Древняя Япония. Императорский сын, наслаждаясь роскошью и восхищением света, не устаёт пускаться в новые любовные приключения.

Читайте также:  Краткая биография языков

Роман охватывает временной период в несколько десятилетий. Главный герой блистательный Гэндзи, один из императорских сыновей, обладает всевозможными достоинствами, редкостной внешней красотой и незаурядными способностями, что вызывает всеобщее восхищение. Его карьера при Дворе складывается удачно, он живёт в роскоши.

Гэндзи невероятно влюбчив, у него огромное количество возлюбленных, обо всех юноша заботится и никого не забывает. Совершенством же он считает принцессу из Павильона Глицинии, наложницу своего отца. Дама попадает под обаяние Гэндзи и вступает с ним в связь. Через какое-то время у неё рождается мальчик, будущий император.

Заметив сходство ребёнка с Гэндзи, дама приходит в ужас от содеянного и разрывает с тайным воздыхателем любовные отношения.

Через какое-то время в горах Гэндзи встречает десятилетнюю девочку Мурасаки.

Она очень напоминает ему даму из Павильона Глицинии, и юноша берёт её на воспитание к себе с намерением сделать своей супругой, когда девочка подрастёт. Между тем первая жена Гэндзи умирает при родах.

У него появляется сын Югири. Причиной смерти супруги становится Рокудзё-но миясудокоро, одна из любовниц Гэндзи. Её обиженный дух вселился в жену и мучил её до самой смерти.

Продолжение после рекламы:

Гэндзи заключает брак с Мурасаки. Однако он попадает в опалу действующего семейного клана у власти. Инициатор этого — одна из наложниц его отца, получившая статус Государыни-матери. Изгнанник живёт на берегу моря. Там у него появляется новая возлюбленная, госпожа Акаси. После помилования и возвращения Гэндзи в столицу у Акаси рождается девочка. Через время дама с дочерью переезжают к нему.

Совет

Сын Гэндзи Югири наконец вступает в брак с дочерью министра, друга Гэндзи. У Югири есть ещё одна возлюбленная. От этих союзов у него рождается двенадцать детей: восьмеро — от супруги, четверо — от возлюбленной. Дочь Гэндзи Акаси сначала становится наложницей нынешнего императора, а после — государыней.

Гэндзи уже за сорок. Он боготворит госпожу Мурасаки, считая её совершенной супругой. Однако ушедший на покой Государь, принявший постриг, просит брата взять под свою опеку его дочь — Третью принцессу.

Гэндзи соглашается, но Мурасаки, несмотря на высокий ранг соперницы, по-прежнему занимает главное место в жизни супруга. Принцесса же становится объектом страсти Касиваги, сына друга Гэндзи. Через некоторое время у неё рождается мальчик, Каору, и Гэндзи понимает, чей это сын.

И Касиваги, и новая супруга Гэндзи мучаются раскаянием: юноша вскоре умирает, а принцесса принимает постриг.

Кончина Мурасаки становится тяжким ударом для Гэндзи. Её так же, как и первую жену, мучил злобный дух умершей Рокудзё-но миясудокоро. Дочь миясудокоро, предыдущая императрица, думает о том, как успокоить душу матери молебнами. Через какое-то время после смерти супруги сам Гэндзи принимает постриг.

Брифли существует благодаря рекламе:

Далее повествуется уже о потомках Гэндзи (известно, что он умер, но отдельная глава этому не посвящена). Главные действующие лица — Каору и принц Ниоу, внук Гэндзи, сын императрицы Акаси.

Каору с юности серьёзен, мимолётных связей с женщинами у него практически нет, он часто думает о монашестве. Ниоу, напротив, имеет славу ветреника, его пассиями становятся женщины от служанок до высокородных особ.

Оба юноши вызывают всеобщее восхищение, все влиятельные семейства хотят породниться с ними.

Обратите внимание

Каору сближается с братом Гэндзи, Восьмым принцем, который, не принимая постриг, посвятил себя служению Будде в миру. В это же время юноша узнаёт, что его родной отец не Гэндзи, а Касиваги.

Две дочери «монаха в миру» заинтере­совывают Каору и Ниоу. Первый помогает после смерти Восьмого принца устроить брак Ниоу с младшей дочерью. Сам Каору влюблён в старшую.

Но девушка так и не даёт ему своего согласия на брак. Вскоре она умирает.

Каору жестоко раскаивается в том, что уступил младшую сестру принцу (старшая хотела, чтобы Каору обеспечил будущее её сестры, поэтому отказывала ему). Однако вскоре он узнаёт о существовании третьей дочери Восьмого принца от другой женщины — Укифунэ.

Каору поселил её в горах и намеревался перевести в столицу как свою супругу. Но прознав о местона­хождении красивой девушки, которую видел лишь раз, принц Ниоу начинает постоянно навещать её. Укифунэ очарована им, однако раскаивается в предательстве Каору — тот ничем не уступает принцу.

Единственным выходом она считает самоубийство. Девушкой овладевает дух, её находят монахи в чужом саду и начинают заботиться о ней. Укифунэ принимает постриг и живёт с ними. Вскоре об этом узнаёт Каору: возлюбленная жива и стала монахиней.

После известия о предательстве друга, посещавшего Укифунэ, и мнимой смерти девушки для юноши это стало очередным ударом. Но стоит ли теперь встречаться с ней?..

Финал романа остаётся открытым.

Источник: https://briefly.ru/murasaki/povest_o_gendzi/

Мурасаки Сикибу. Дневник

Перевод Л. М. Ермаковой

Автор знаменитой “Повести о Гэндзи” Мурасаки-сикибу жила в интересное время, хотя на поверхности потока истории Японии и не происходило видимых перемен. Обеспеченный быт аристократов, спокойных за свое будущее, дал им возможность поразмыслить о себе. И, следует признать, этой возможностью они воспользовались превосходно, оставив потомкам немало образцов замечательной поэзии, а также прозы, опередившей на несколько веков психологическую прозу Запада и оказавшей немалое влияние на литературную культуру всего XX в.

Одним из самых тонких писателей японского средневековья, безусловно, была Мурасаки. О ней нам известно не так много. И хотя установлено, что родилась она в 70-х годах X в., даже настоящее имя ее остается неразгаданным. Мурасаки-сикибу — не более чем прозвище. Сикибу в буквальном переводе означает “департамент церемоний” — ведомство, в котором служил когда-то отец писательницы Фудзивара Тамэтоки. Мурасаки — одна из героинь “Повести о Гэндзи”, в честь которой автора и нарекли этим именем. Однако недостаток сведений о жизни Мурасаки-сикибу до некоторой степени восполняется возможностью проникновения в “биографию души” писательницы — ее стихи, “Повесть” и “Дневник”. Наиболее информативен в этом отношении “Дневник”.

Жанр “Дневника” занимает особое место в истории японской литературы. Это связано с несколькими обстоятельствами. Вместе с развитием японского литературного языка китайский язык теряет монополию на информационное обеспечение литературного процесса и происходит решительное обращение к личностной тематике. Поденные записи аристократов из регистрации внешних по отношению к автору фактов (как это было в дневниках на китайском языке) превращаются в род автобиографии, в “дневниковую литературу”, описывающую человека не только как социальную единицу общества, но и как его эмоционально-психологическую составляющую. В этом акте поворота литературы к человеку выдающуюся роль играли женщины, ибо дневник был единственным видом литературы, в создании которого мужчины принимали минимальное участие. Дневники были частью “литературы женского потока”, которая впоследствии снискала мировое признание.

Важно

Дневник представляет собой жанр до некоторой степени изоморфный автобиографии. Аристократы-мужчины имели биографии, в которых приводились данные об их рождении, чиновничьей карьере, семье, смерти и в которые вносились генеалогические записи. Женщины такой чести не удостаивались, и они стали сами создавать свои дневники. Женский дневник, однако, не автобиография в общепринятом смысле слова (охватывающая события от рождения до момента написания), а лишь ее разновидность. В дневниках аристократок их жизнь описывается не целиком, а лишь определенная ее часть, связанная обычно с придворной службой. Это, в частности, дает основания называть дневники “литературой”, но литературой специфической, направленной на “первое лицо” — автора — и предполагающей документальное отображение описываемых событий.

Уход дневниковой прозы в частную жизнь не мог не означать одновременное падение интереса к социальным аспектам бытия, которые могут присутствовать в дневниках лишь по степени их связанности с автором. Пространственная точка нахождения автора всегда фиксированна, и он может находиться лишь там, где он в действительности находится, доверяясь лишь собственному опыту.

По отношению к произведению Мурасаки-сикибу термин “дневник” следует понимать с некоторой долей условности, поскольку сочинение Мурасаки — это не столько ежедневные записи, сколько род воспоминаний о том, что волновало ее. Эти воспоминания организованы в основном в соответствии с реальным ходом времени. Но в “Дневнике” есть и пассажи, не поддающиеся временной атрибуции, — рассуждения о людях, окружающих Мурасаки, воспоминания детства. В целом “Дневник” охватывает период с 1008 по 1010 г.

Открывается “Дневник” описанием дворца Цутимикадо — главного имения рода Фудзивара, доминировавшего тогда на политической арене. Императрица Сёси, приходившаяся дочерью всемогущему Фудзивара Митинага, прибыла сюда, чтобы приготовиться к своим первым родам. События и церемонии, с этим связанные, и составляют основную тему начальной части “Дневника”.

Затем интерес Мурасаки обращается на дам, которые ее окружают. Часть ее метких оценок обличена в форму письма неизвестному нам адресату — происхождение этой части произведения представляет собой литературоведческую загадку. Для нас, однако, важнее другое — суждения Мурасаки не только интересны и тонки, но и гуманистичны: в XI в. она уже признает право за каждым человеком быть личностью и отличаться от других.

Сама Мурасаки предстает перед читателем как натура чувствительная. Она рано овдовела, что придает оттенок печали всему ее мировосприятию. Лишенная уверенности в завтрашнем дне, она предается воспоминаниям и размышлениям о непрочности бытия. С сочувствием читатель наблюдает смену ее настроений и видит за ними смятенную душу — ранимую и по-женски непоследовательную. В то же время Мурасаки обладает достаточной жизнестойкостью, чтобы адаптироваться в новых для нее условиях придворной обстановки.

“Дневник” Мурасаки-сикибу — замечательный литературный и человеческий документ эпохи. Он служит поразительным свидетельством культуры мысли и чувства, которой обладали японские аристократы, проживавшие в то время в Хэйане (современный Киото). Дневники и письма служили им важнейшим инструментом самопознания, а значит, и познания мира.

Перевод дается с некоторыми сокращениями. Он выполнен по изданию: Мурасаки-сикибу никки (Дневник Мурасаки-сикибу). — Нихон котэн бунгаку дзэнсю (Полное собрание японской классической литературы). Т. 18. Токио, 1971

I. 19-й день 7-й луны 5-го года Канко [1008 г.]

Дыхание осени все ближе, и не высказать словом красоту дворца Цутимикадо. Крона каждого дерева у озера и малая травинка у ручья разнятся цветом под закатным небом, и голоса, безостановочно твердящие сутры, трогают сердце больше обычного. Веет прохладой, голоса перемешиваются с бесконечным журчанием ночь напролет.

Совет

Государыня прилегла — прислушивается к болтовне придворных дам; кажется, что-то гнетет ее, но она таит свои заботы. Не хочу лишний раз превозносить ее, но как все-таки она умеет утешить разочарованное сердце — так, что забываешь о несчастьях. Ах, если бы только я искала покровительства и службы у нее во времена более давние…

II. 20-й день 7-й луны

Ночь на исходе, луна окутана облаками, тени деревьев черны, но уже слышны голоса: “Пора закрыть ставни!”, “Но служанки еще не пришли!”, “Эй, кто-нибудь, закройте ставни!” И тут раздается звон колокола — настает время заутрени. В череде монахов каждый старается переусердствовать другого; голоса резки и прекрасны, слышимы далеко и близко.

Настоятель храма Каннонъин возглавляет шествие из двадцати монахов, направляющихся с молитвой из восточного крыла. Они бормочут заклинания; гулкую поступь на мосту не спутаешь ни с чем. Я настолько увлечена, что мне ясно видится, как настоятели храмов Хоссёдзи и Дзёдодзи — оба в парадных одеждах — расходятся через изящные китайские мостики в свои скрытые листвой деревьев покои, что находятся возле конюшни и библиотеки. Вижу и как монах Сайги [983—1047] преклонил колени перед статуей будды Дайитоку.

Слуги уже здесь. Наступает утро.

III. Утро того же дня

Выглядываю из комнаты и в конце коридора вижу сад: туман еще не рассеялся и на листьях лежит утренняя роса, но Митинага уже на ногах и велит слугам очистить ручей от сора. Сломив цветок патринии из густых зарослей к югу от моста, он просовывает его мне в окно поверх занавески.

— А где же стихи? — спрашивает он.

Он — прекрасен, а я чувствую себя так неловко — лицо мое заспанно. Пользуясь просьбой, скрываюсь в глубине комнаты — ведь тушечница моя там.

И вот — Увидела цветок патринии, И знаю я теперь: Роса способна Обижать.[1]

— О, как быстро! — говорит Митинага с улыбкой и просит тушечницу.

Прозрачная роса Не может обижать. Патриния себя окрашивает Лишь цветом, Которым пожелает.

IV. Вечер того же дня

Тихим вечером, когда я беседовала с госпожой Сайсё [2], старший сын Митинага — Ёримити [992—1074] —приподнял край бамбуковой шторы и сел на пороге. Выглядит он намного старше своих лет, и жесты его благородны. “Так трудно иметь дело с женщинами”, — заводит он задушевный разговор о любви, и тогда понимаешь, как несправедливы те, кто называет его ребенком, а уж как он красив — краснеешь от смущения. Разговор еще не окончен, но он внезапно уходит, промолвив только: “В полях цветов патринии с избытком” [3], заставляя вспомнить о герое повести, которым так восхищаются.

Как все-таки странно, что такие мелочи вдруг приходят на память, а то, что волновало когда-то, с годами забывается.

Читайте также:  Краткая биография филиппо

V. Последняя декада 7-й луны

В тот день, когда управитель земли Харима устроил пир — в наказание за проигрыш в го [4],—я отлучилась домой. Позднее мне показывали столик, изготовленный по этому случаю. Он был замечательно красив — ножки в виде цветов, на столешнице изображены берег и море, на котором начертано:

Камушек, найденный На берегу Сирара, Что в земле Ки, — Вырастет он До великой скалы.

И веера у женщин в тот день тоже были очень красивы.

VI. После 20-го дня 8-й луны

Обратите внимание

После того как миновал 20-й день 8-й луны, во дворец стали собираться и высшие придворные, и люди рангом пониже — все те, чье присутствие почиталось необходимым. Ночами они располагались на мосту или же на веранде в восточном крыле, беспорядочно музицируя до рассвета. Молодые придворные, не слишком искусные в игре на кото [5] и флейте, соревновались в умении возглашать сутры или же распевали новые песенки, что вполне соответствовало обстоятельствам.

Те из дам, кто покинул службу у государыни еще несколько лет назад ради того, чтобы жить дома, жалели о том и прибывали во дворец. В этой суете мы совсем лишились покоя.

VII. 26-го дня 8-й луны

26-го дня приготовление благовоний было закончено и государыня стала раздавать их придворным дамам. Собрались все те, кто участвовал в подготовке, а их оказалось немало.

Возвращаясь от государыни, я заглянула к госпоже Сайсё [6] и обнаружила что она заснула. Голова ее покоилась на ящике с письменными принадлежностями а лицом она уткнулась в многослойные одежды цвета “хаги” [7] и “лиловый сад” [8]. А поверх всего — малиновая накидка из необычайно гладкого шелка. Словом, она была прекрасна.

Мне подумалось, что Сайсё похожа на запечатленную картиной принцессу и я потянула за рукав, закрывавший ее лицо.

— Вы как будто пришли из сказки! — сказала я.

Она открыла глаза.

— Что с вами? Нельзя же будить так безжалостно! — отвечала она, слегка приподнявшись.

Румянец, заливший ее щеки, был восхитителен. Случается ведь и так — человек красивый покажется порой еще прекраснее.

VIII. 9-й день 9-й луны

В этот день Хёбу [9] принесла мне ткань, пахнущую цветами хризантемы. “Ее превосходительство супруга Митинага послала ее вам — отпугнуть старость, чтобы она никогда не настигла вас!” [10]

Я совсем уже собиралась отослать подарок обратно и даже сочинила стихотворение:

Чтобы вернуть Младые годы, коснулась Рукавом цветов в росе. Но уступаю вечность Владычице цветов.

Тут мне, однако, сказали, что ее превосходительство уже вернулась к себе, и я оставила подарок у себя.

IX. Вечер того же дня

В этот вечер я прислуживала государыне. Лунная ночь была прекрасна. Косёсё [9] и Дайнагон [9] сидели на веранде, и подолы их нарядов высовывались из-под бамбуковой шторы. Вынесли курильню, чтобы государыня могла опробовать благовония, приготовленные накануне.

Мы говорили о том, как красив сад, как долго не трогает багрянцем листья дикого винограда, но государыня казалась еще более печальной. Настало время вечерней службы. Государыня никак не могла успокоиться, и мы переместились к монахам.

Важно

Кто-то позвал меня, я вернулась к себе. Хотела только прилечь ненадолго, но тут меня сморило. Пробудилась же среди ночи от шума и криков.

X. 10-й день 9-й луны

Еще не наступил рассвет 10-го дня, как покои государыни уже преобразились, а сама она перебралась на помост, закрытый белыми занавесками. Сам Митинага, его сыновья, придворные четвертого и пятого рангов громко переговаривались, развешивая их, внося матрасы и подушки. Было очень шумно.

Весь день государыня не могла найти себе места — то вставала, то снова ложилась. Громко читались бесконечные заклинания, призванные оборонить от злых духов. Вдобавок к монахам, что находились при государыне последние месяцы, во дворец призвали всех отшельников из окрестных горных храмов, и я представляла себе, как Будды всех трех миров слетаются на их зов. Пригласили и всех заклинателей, каких только можно было сыскать в этом мире, и, наверное, ни один из сонма богов не остался глух к их молитвам. Всю ночь шумели гонцы, отправлявшиеся с приношениями в храмы, где читались сутры.

С восточной стороны помоста собрались местные придворные дамы. С западной же находились заклинательницы, каждая из которых была отгорожена ширмой и занавеской при входе. Подле каждой из них сидел отшельник, возносивший молитву. К югу расположились рядком главные настоятели и настоятели храмов.

Они призывали Фудо Мёо [11]. Их охрипшие от молитвы голоса сливались в торжественный гул. В узком пространстве к северу, отсеченном от помоста раздвижной перегородкой, сгрудились люди, коих я потом насчитала более сорока. От тесноты они не могли шелохнуться и не помнили себя от возбуждения. Для тех же, кто прибыл из дому позже, места и вовсе не нашлось. Не разобрать было, где чей подол или рукав. Дамы пожилые между делом всхлипывали украдкой.

XI. 11-й день 9-й луны

Вечером 11-го дня две раздвижные перегородки к северу от помоста убрали и государыня переместилась во внутреннюю галерею. Поскольку бамбуковые шторы повесить было нельзя, пришлось отгораживаться многочисленными занавесками. Архиепископ Сёсан, епископы Дзёдзё и Сайсин возносили молитвы. Епископ Ингэн, добавив необходимые благопожелания к молитве, составленной накануне Митинага, торжественно возглашал ее — так, что слова западали в душу, проникали в сердце. А когда сам Митинага присоединился к нему, то голоса зазвучали так мощно, что все уверовали: роды окончатся благополучно. Тем не менее все были взволнованы, и никто не мог унять слез. И хоть говорили друг другу, что слезы — предзнаменование дурное, сдержаться не было сил.

Беспокоясь о том, что такое скопление людей может принести государыне только вред, Митинага распорядился, чтобы придворные дамы находились к югу и востоку, и только тем, кто был действительно необходим, разрешил остаться подле государыни.

Источник: http://hattori.narod.ru/books/murasaki_shikibu.html

Мурасаки Сикибу цитаты | Биография Труды Цитаты

Audio: Самые знаменитые афоризмы великих людей (сборник: часть №9)

Мурасаки Сикибу цитаты. Японская писательница.

Настоящее имя (как и прочих женщин-писательниц периода Хэйан) неизвестно.

Мурасаки Сикибу — прозвище, составленное из имени одной из главных героинь романа «Гэндзи-моногатари», возлюбленной принца Гэндзи, и должности отца писательницы «сикибу-но дзё».

В 1005 г. она была вынуждена пойти на службу к императрице Сёси, дочери Фудзивара Митинага. Одновременно с Мурасаки на службу во дворец поступили и другие известные поэтессы: Акадзомэ Эмон, Идзуми Сикибу. Это был блестящий двор, при котором часто проводились поэтические турниры.

Исследователи полагают, что «Гэндзи-моногатари» написан в 1001-1008 гг. Предположительно в 1013-1014 гг. составлено личное собрание стихотворений поэтессы. Поскольку никаких сведений о ней и никаких ее стихов, написанных позднее 1014 г., не встречается, вероятно, в то время она покинула двор. Большинство исследователей считают 1014 г. годом ее смерти.

Мурасаки Сикибу цитаты

* Ах, если бы знали, сколько на этом свете злых языков и как много в нем печали!

* Беды этого мира — лишь недолговечная роса, и не должно душе заботиться о них, и не стоит жалеть сил, дабы прилепиться к праведности.

* Выискивать недостатки у других легко, а себя сдерживать трудно.

Тот же, кто забывает о том и мнит о себе много, одних умаляет, а других поносит, обнаруживает лишь собственную мелочность.

* Для каждой малости есть свое место и время.

* Если человек хорош в чем-то, то в чем-то он и плох.

Не к лицу, когда молодая дама ведет себя чересчур серьезно, а дамы, занимающие высокое положение, предаются шалостям.

* Каждый устроен по-своему, и нет человека, который был бы законченным злодеем. Нет и таких, кто сочетал бы в себе все достоинства: красоту, сдержанность, ум, вкус и верность.

Каждый хорош по-своему, и трудно сказать, кто же действительно лучше.

* Как все-таки странно, что мелочи вдруг приходят на память, а то, что волновало когда-то, с годами забывается.

* Люди истинно добросердечные думают и заботятся даже о тех, кто ненавидит их. Но как трудно достичь этого.

* Обычно люди судят лишь своими мерками, а других просто не принимают в расчет.

* Сердце изменяется так быстро — не уследишь.

* Там, где льются изящные стихи, не остается места суесловию.

* Тот, кто выходит из себя и задевает других, достоин насмешек.

* Трудно найти человека, который бы действительно понимал тебя.

* Я никогда не видела человека, который бы стал долгожителем благодаря соблюдению запретов.

>> Мурасаки Сикибу цитаты…

Все авторы: X век нашей эры:
Авиценна (Абу-Али ибн Сина)
Аль-Маарри Ахмад (Абу-ль-Аля)
Мурасаки Сикибу
Фирдоуси Абулькасим Все цитаты: Х века нашей эры >> Читать

Arzamas + Издательство Яндекса. Видео на тему: ▶ Древний Рим за XX минут

Предложения партнеров

Источник: https://ra-ja.ru/glavnaya/aforizmy/vyskazyvaniya-rimskih-filosofov/x-vek-n-e-aforizmy/murasaki-sikibu-tsitaty/

Сикибу Мурасаки – биография, информация, личная жизнь

Мурасаки Сикибу (яп. 紫式部?, 978 год – 1014 год). Японская поэтесса и писательница периода Хэйан, автор романа «Повесть о Гэндзи», дневника и собрания стихотворений.

Личное имя писательницы (как и прочих женщин периода Хэйан) неизвестно. «Мурасаки Сикибу» – прозвище, составленное из имени одной из главных героинь романа «Гэндзи-моногатари», возлюбленной принца Гэндзи, и должности отца писательницы «сикибу-но дзё».

Отец Мурасаки, Фудзивара Тамэтоки, принадлежал к северной ветви рода Фудзивара. Он был известным учёным и поэтом, как и многие его родственники (например, Фудзивара Канэсукэ, один из тридцати шести бессмертных). Мать Мурасаки – дочь Фудзивара Тамэнобу. И мать, и отец принадлежали к средней чиновничьей аристократии.

В 998 году Мурасаки вышла замуж за Фудзивару Нобутаку. В 999 году у них родилась дочь, Кэнси, в будущем – поэтесса, известная под именем Дайни-но Саммисю.

Совет

В 1001 году Фудзивара Нобутака скончался, и Мурасаки оказалась в сложном материальном положении. В 1005 году она была вынуждена пойти на службу к императрице Сёси, дочери Фудзивары Митинаги.

Одновременно с Мурасаки на службу во дворец поступили и другие известные поэтессы: Акадзомэ Эмон, Идзуми Сикибу.

Дневник Мурасаки Сикибу относится к жанру дзуйхицу – воспоминания о том, что волновало её, в основном организованные в хронологическом порядке. Но в «Дневнике» есть и пассажи, не поддающиеся временной атрибуции, – рассуждения о людях, окружающих Мурасаки, воспоминания детства. В целом «Дневник» охватывает период с 1008 по 1010 год.

«Дневник» Мурасаки представляет собой результат её пребывания при дворе государыни Сёси, где она сравнительно свободно распоряжалась собой и предавалась сочинительству. Начинается он описанием дворца Цумикадо – главного имения рода Фудзивара. Государыня Сёси прибыла сюда, чтобы подготовиться к своим первым родам.

В дневнике Мурасаки есть упоминание о переписях и приведении в порядок книг, к чему прикладывала руку и сама государыня. Около Десятого Дня Одиннадцатой Луны автор пишет: «Государыня была занята переплетением книг.

С рассветом мы явились в её покои, подбирали нужную по цвету бумагу и отправляли вместе с самой рукописью с приложением просьбы к переписчику. С утра и до ночи мы приводили в порядок уже перебелённые рукописи».

А в Восемнадцатый День Одиннадцатой Луны: «Следующий день государыня посвятила осмотру полученных накануне даров… В паре …ларцов были тетради белой узорчатой бумаги с переписанными в них стихотворными собраниями – «Кокинсю», «Госэнсю», «Сюисю» – каждое собрание в пяти тетрадях. …

Книги, переписанные Энканом и Юкинари, были поистине превосходны – так и тянуло взять их в руки. Я никогда не видела, чтоб книги изготавливались с таким тщанием и столь отвечали духу времени».

Большинство исследователей полагают, что роман «Повесть о Гэндзи» написан в 1001—1008 годах. Предположительно в 1013—1014 годах составлено её личное собрание стихотворений.

Обратите внимание

Никаких сведений о Мурасаки Сикибу позднее 1014 года не встречается, в связи с чем многими исследователями этот год считается годом её смерти.

Считается, что её могила находится с западной стороны от могилы поэта Оно-но-Такамура, у реки Хорикава, севернее современного Киото. В храмах Эндзёдзи, Исияма Хонган-дзи, Дайтокудзи стоят посвящённые Мурасаки Сикибу ступы для приношений.

В честь Мурасаки Сикибу назван кратер на Меркурии.

Источник: http://stuki-druki.com/authors/Murasaki.php

Ссылка на основную публикацию