Краткая биография унсет

Сигрид Унсет и герои её книг: Кристин, Улав, Ингунн

Сигрид Унсет (20.05.1882 – 10.06.1949) – лауреат Нобелевской премии по литературе 1928 года.

Сигрид Унсет родилась 20 мая 1882 года в небольшом датском городке Калунборге. Её отец был известным норвежским археологом, а мать была датчанкой, вовлеченной в археологическую работу мужа. Вскоре после рождения Сигрид семья переезжает в Норвегию. Там в городе Кристиания (Осло) прошли детские и юношеские годы Сигрид.

Сама она считала себя норвежкой несмотря на то, что родилась в Дании и была наполовину датчанкой по крови. С самого раннего детства Сигрид благодаря отцу интересовалась норвежской историей и культурой. В 1893 году после тяжелой болезни отец Сигрид Унсет умер, его жена осталась с тремя дочерьми жить на вдовью пенсию.

Обратите внимание

Сигрид Унсет хотела стать художницей или садовницей, но из-за нехватки денег ей пришлось 11 лет (1898-1909) служить конторщицей. Сигрид ненавидела свою работу, она была ей глубоко чужда, когда она думала о работе, ей хотелось умереть.

Сигрид не бросала творчество.

В 20 с небольшим лет она пишет свой первый роман, действие которого происходит в середине 13-го века. Она, дрожа от страха, относит свое первое произведение в издательство Гюльдендал.

Ей велят зайти через месяц, а когда она по истечении этого срока приходит за ответом, глава издательства говорит ей: “Никогда больше не беритесь за исторические романы. Вы их писать не можете. Но попробуйте написать что-нибудь современное. Кто знает, всякое бывает”.

Сигрид Унсет была разочарована, но не сдалась и решила написать произведение на современную тему – роман “Фру Марта Эули”. Первое предложение этой книги было скандальным – “Я была неверна своему мужу”. Эти слова характеризовали все содержание книги.

Унсет принесла этот роман уже в другое издательство, но и там книгу отказались печатать. Тогда сестра писательницы отнесла роман писателю Гуннару Хейбергу и тому роман настолько понравился, что он убедил издательство напечатать его.

Так в 1907 году видело свет первое произведение Сигрид Унсет. В 1908 году выходит сборник её новелл “Счастливый возраст” о девушках, живущих в бедном, затхлом, мещанском мирке и мечтающих при этом о счастье.

В 1909 году выходит первый исторический роман Унсет – “Вигальот и Вигдис”, где описывается время около 1000 года.

Первые книги Унсет имели большой успех, она получает государственную стипендию, оставляет ненавистную работу конторщицы в 1909 году и на некоторое время уезжает в Рим. Там она знакомится с Андерсом Кастусом Сварстадом, норвежским художником. Сварстад был на 9 лет старше, женат и имел трех детей.

Важно

Их любовь можно назвать любовью с первого взгляда, но им пришлось ждать около трех лет, прежде чем Сварстад развелся со своей первой женой. В 1912 Сварстад и Сигрид Унсет наконец поженились, тогда Сигрид было 30 лет. В этом браке у Сигрид рождаются два сына и дочь.

Брак Андерса Сварсада и Сигрид Унсет продлился 13 лет, они разошлись в 1925 году.

 Первое по-настоящему зрелое произведение Сигрид Унсет написала в 1911 году. Это роман “Енни”. Главная героиня романа – умная, душевно щедрая и искренняя девушка, мечтающая об истинной и всепоглощающей любви. Но ей не удается найти свой идеал и, убедившись в своей ошибке – с её точки зрения, непоправимой, – она кончает жизнь самоубийством.

 В 1919 году Унсет переезжает в небольшой норвежский городок Лиллехамммер, где она и написала два главных романа в своем творчестве – “Кристин, дочь Лавранса” и “Улав, сын Аудуна из Хествикена”.
Роман “Кристин, дочь Лавранса” называют “Илиадой Севера”. Роман состоит из трех частей: “Венец” (1920), “Хозяйка” (1921) и “Крест (1922).

Действие трилогии начинается примерно в 1310 году. Роман открывается описанием детства Кристин. В возрасте 15 лет она обещана в жены юноше Симону Дарре. Но Кристин встречает рыцаря Эрленда, становится его любовницей и затем, против воли родителей, выходит за него замуж.

Чувства Эрленда и Кристин друг к другу многогранны, это не просто любовь, это любовь-ненависть. Ближе к концу жизни Кристин чувствует, что “не простила Эрленду. Она не могла простить, потому что не хотела простить.

Обеими руками вцепившись в чашу своей любви, она не хотела выпустить её даже теперь, когда на дне этой чаши осталась лишь одна, последняя, горькая капля. В тот миг, когда она сможет простить Эрленду, перестанет думать о нём с этой испепеляющей горечью, сгинет всё, что когда-либо было между ними”.

После смерти Эрленда Кристин уходит в монастырь, где умирает в 1349 году во время страшной эпидемии чумы. Перед смертью Кристин понимает: “всё-таки она любила эту жизнь, она радовалась и плохому и хорошему, и не было дня, который бы она согласилась вернуть Господу Богу, не было такого страдания, которым бы она пожертвовала без сожаления…”

Норвежский памятник героине романа “Кристин, дочь Лавранса” в селе Норд Сель

Обложки книг трилогии “Кристин, дочь Лавранса”:

После окончания работы над романом “Кристин, дочь Лавранса” в духовной жизни Сигрид Унсет происходят важные перемены. Унсет выросла в нерелигиозной семье и не была верующей. Но теперь она понимает, что Бог существует. В ноябре 1924г, в возрасте 42 лет она была крещена. Причем крещена не в протестантизм, более популярный в Норвегии, а в католичество.

В 1925 году выходит второй знаковый роман Сигрид Унсет – “Улав, сын Аудуна из Хествикена”. Действие романа происходит в конце 13-го века в Норвегии. В центре этого произведения – трагическая любовь Улава, сына Аудуна, и Ингунн, дочери Стейфинна. Они были обручены в детстве их отцами. Отец Улава вскоре умер и Улав был воспитан отцом Ингунн.

Они росли как брат и сестра, будучи уверенными при этом, что поженятся, когда повзрослеют. «Так уж сложилась жизнь Улава, сына Аудуна; самой судьбой было ему предназначено навсегда остаться с Ингунн. Единственное в его жизни, в чем он твердо был уверен, это то, что они с Ингунн связаны неразрывными узами и вместе пройдут весь свой путь».

Улав и Ингунн потеряли невинность в объятиях друг друга, этим окончательно привязав себя к друг другу, ибо по церковным законам они могли вступить в брак только с друг с другом, чтобы не ввести в грех прелюбодеяния третье лицо. Отец Ингунн умер, а его родичи не захотели отдать Ингунн в жены Улаву.

Совет

В ссоре Улав убил одного из родичей Ингунн и был вынужден бежать из страны на несколько лет. Ингунн отдалась другому и зачала ребенка. Она сначала хотела убить дитя при рождении, однако приняла решение отдать его на воспитание чужим людям.Понимая, что Улаву будет в тягость жена-блудница, Ингунн попыталась покончить с собой: “может, ей достанется в аду не самое тяжкое наказание.

Ей казалось, что даже там ей будет легче от сознания, что она сама порвала ниточку, что связывала их, и пошла ко дну, а Улава спасла и сделала свободным”. Ингунн попыталась утопиться, но её вытащили из воды живой. Улав всё же взял её в жены и увез в свое родовое имение.

«Осталась лишь одна самая горькая и жестокая правда: она – плоть от плоти его, её жизнь – его жизнь, и как бы судьба её ни калечила, ни оскверняла, ни ломала её, у него с нею всё останется по-прежнему».Бог не дал им счастья. Ингунн рожала мертвых сыновей и тосковала о брошенном ею сыне от другого. Улав сжалился над ней и привез её сына жить с ними.

Он потерял всякую надежду, что у него будет свой ребенок от нее. Но, не смотря ни на что, он любил Ингунн и был счастлив просто потому, что она была рядом. «Неясно и неотчетливо сознавал он, что хотя и нет ему покоя, хотя душа его ободрана в кровь, всё же есть у него счастье – свое счастье, пусть непохожее на счастье других.

Полуживое, истекающее кровью, его счастье всё ещё дышало».В конце концов Ингунн родила здоровую дочь. Но у Ингунн после этого отнялись ноги, она оказалась прикованной к постели и после долгих мучений умерла.

Сердца Улава и Ингунн не ожесточились и они сумели пронести любовь к друг другу через всю жизнь, веря, что страдания они заслужили своими грехами.

После выхода романов о Кристин и Улаве Сигрид Унсет получает в 1928 году Нобелевскую премию по литературе.

Нобелевский диплом Сигрид Унсет

После 1928 года Унсет обращается в своем творчестве к современной тематике. В тридцатые годы писательница начинает активно выступать против фашизма. В 1940 году книги Унсет были запрещены в Германии, а её имя было занесено гестапо в списки особо опасных лиц.

9 апреля 1940 года фашисты оккупировали Норвегию и Унсет была вынуждена покинуть родину. Писательница на лыжах уходит в Швецию, из Швеции летит самолетом в Москву, оттуда перебирается в США.

После окончания войны Сигрид Унсет возвращается в Лиллехаммер, где и умирает 10 июня 1949 года.

Памятник Сигрид Унсет в Лиллехаммере (Норвегия)

Банкнота в 500 крон с портретом Сигрид Унсет

Почтовая марка с портретом Сигрид Унсет

Источник: http://top-antropos.com/literature/item/21-sigrid-undset

Сигрид Унсет – биография, список книг, отзывы читателей

Уже очень давно я не уходила в чтение с такой беспредельностью. Больше недели погружения в норвежское средневековье и получилось целое путешествие в пространстве и во времени, драматичное, суровое и захватывающее. Мне пришлось и поплакать, и посмеяться, испытать восторг и удивление.

Отношения с норвежской литературой у меня сразу сложились очень хорошие.

А тут ещё и Нобелевская премия, которая не всегда означает однозначную любовь к произведению, но здесь полное попадание. Премия «за запоминающееся описание скандинавского средневековья» и этим трилогия покоряет сразу: невероятные подробности быта.

А где-то в середине прочтения, когда голова уже кружилась от восторга, я вычитала в Википедии, что этот роман был любимой книгой Цветаевой и по её словам “это лучшее, что написано о женской доле. Перед ней „Анна Каренина“ — эпизод».

Обратите внимание

Безусловно, о женской доле, это было главной темой для Сигрид Унсет, и всё же не только о ней, но и о мужской, и о детской, то есть о человеческой доли тех времён и о том, как люди зачастую сами эту долю для себя выбирают.

Эта сага состоит из 3-х книг: “Венец”, “Хозяйка” и “Крест”.

Но для меня предпочтительней название всей трилогии “Кристин, дочь Лавранса”, так как это сразу звучит по-скандинавски и по-средневековому. И всё повествование наполнено именами с приписками дочь того-то или сын того-то.

Сигрит Унсен очень хорошо передала средневековую языковую стилистику, это и очень точные описания, которые не сверкают вычурностью, но степенно передают красоты земли, и речи героев и их действия. И есть один момент, о который я сначала спотыкалась, так он резал восприятие, но в результате мне это показалось даже вполне подходящим к такой литературе.

Это странные повторения фраз, вроде той, что относилась к главной героине и повторялась раз 5-7: “И была она в этот момент такой красивой, какой не была со времён своей юности” (не дословно).

Как ни странно, но та самая женская доля, которая стоит в центре трилогии, для меня ушла на второе место по важности, а вот описания быта с самого начала заворожили.

Удивительное сочетание эмоциональной и информационной составляющей. Всякие хозяйственные мелочи, касающиеся крестьянского хозяйства, дома, готовки и встречи гостей, рождения детей и их воспитания, раздела земель и наследства, обручений и свадеб, веры и суеверий, – всё это было так всесторонне и целостно.

Захватывают описания того, как люди переживали голодные годы, годы засухи и неурожая, как женщины раз за разом беременели и вынашивали стольких детей, либо страдали от бездетности, как смерть уносила множество жизней в то суровое время, каковы были отношения в семье, с соседями, между классами и с правительством, какова была жизнь в монастырях.

Это 14 век, крещение Норвегии состоялось в 11 веке. И это очень забавляло как в жизни людей перемешались богатая и монументальная языческая вера и вера новая, христианская. Вера людей занимает очень значимое место на страницах трилогии, как ей и положено. И конечно же, не обошлось и без запретных вещей вроде бытовой магии и всяческих обрядов.

Важно

И очень многое в сюжетной линии зависит от стандартов благочестия, когда девушки должны оставаться девушками до брачной ночи и что следует при нарушении этого правила, когда запрещено убийство на освящённой церковной земле, а за убийство в других местах зачастую можно просто уплатить пеню.

Сама же судьба главной героини вызывает противоречивые, но яркие эмоции и даёт много мыслей для размышления и построения в голове сюжетов в стиле “что бы было, если бы Кристин поступила так или эдак”. И если немного подвинуть в сторону бытовую и религиозные составляющие, то яркой звездой вспыхивает тема любви.

Является ли настоящей любовью такая, где на ложку мёда выпадает бочка дёгтя… И является ли любовью тихая семейная жизнь без страсти и вожделения…

И герои сами стараются ответить на свои вопросы в конце своих жизненных путей, лучше ли отдаться своему чувству и нырнуть в омут с головой, нарушив законы благочестия и причинив боль родным, или поступить по всем правилам, прожить по чести и осознать в конце, что не хватило чего-то важного. Герои книги зачастую очень сильно страдают из-за того, как традиции и христианские заповеди противоречат их истинным желаниям. И мне не раз приходила на ум книга Бертрана Рассела “Брак и мораль”, в которой он очень обстоятельно объяснил как христианская мораль в её пуританском исполнении вредила психологическому здоровью как семьи, так и отдельной личности.

Кристин, дочь Лавранса, воплотила в себе потрясающий женский образ, сочетающий невероятную силу духа и тут же слабость человеческой натуры. Её поступки, которые можно одобрять или порицать, неизменно вызывают мгновенный отклик души и заставляют сопереживать и чувствовать метания героини. Пожалуй все образы этой семейной саги получились очень живыми и полными, какие-то кажутся родными, другие чужими, но все они сливаются в целостную картину и дополняют друг друга.

“Все огни в конце концов догорают”.

Источник: http://readly.ru/author/16280/

“Кристин, дочь Лавранса” С. Унсет в кратком содержании

Действие трилогии охватывает период с 1310 по 1349 г., когда до Норвегии добралась опустошавшая Европу чума.

Читайте также:  Краткая биография бароха

Отец Кристин происходил из шведского рода, известного под именем Сыновья Лагмана. Уже три поколения этой семьи жили в Норвегии, но порой им напоминали, что они здесь чужаки. В восемнадцать лет Лавранс, сын Бьергюльфа, женился на Рагнфрид, дочери Ивара. Рагнфрид была на три года старше мужа и отличалась угрюмым нравом.

Трое их сыновей умерли в младенчестве, и, когда они поселились в имении Йорюнгорд, в живых оставалась только Кристин – семилетняя девочка с золотыми волосами и светло-серыми глазами. Затем родились еще две дочери – Ульвхильд и Рамборг. Лавранс с Рагнфрид неохотно общались с соседями и даже с родней своей виделись не чаще, чем требовало приличие.

Однако Лавранса в округе любили: он был человеком мужественным и в то же время миролюбивым, никогда не обижал своих арендаторов и хорошо относился к слугам. Супруги отличались большой набожностью и воспи тывали детей в духе благочестия. Кристин очень привязалась к монаху Эдвину – подлинно святому человеку.

Совет

Лавранс не чаял в Кристин души, и девочка также отдавала явное предпочтение отцу, не замечая, что причиняет горе матери. Утешением Рагнфрид стала Ульвхильд, которую все считали самой красивой из сестер. К Рамборг родители относились довольно равнодушно. Когда Ульвхильд пошел четвертый год, случилось несчастье – малышку искалечило упавшим бревном.

Ухаживать за ней пригласили фру Осхильд. Это была женщина из королевского рода, но люди ее сторонились – она имела репутацию колдуньи и разлучницы. Рагнфрид это не остановило: мать была согласна на все, лишь бы спасти Ульвхильд, и отвары фру Осхильд действительно облегчили страдания ребенка.

Однажды фру Осхильд сказала, что по красоте Кристин мог бы составить прекрасную пару ее племянник Эрленд, сын Никулауса из Хюсабю. Но браку между ними не бывать, потому что Кристин Эрленду не ровня.

Ульвхильд осталась калекой на всю жизнь, а Кристин все хорошела и хорошела. Кода она вошла в возраст, родители обручили ее с Симоном Дарре – молодым Человеком из почтенной, зажиточной семьи. Симон быстро завоевал расположение всех домочадцев, и Кристин также привыкла к нему.

Дело шло к счастливой свадьбе, но тут произошло непредвиденное. Кристин с детства дружила со своим молочным братом Арне – сыном арендатора Гюрда. Она сознавала, что Арне любит ее, однако по молодости не придавала этому значения.

Выбиться и люди Арне мог только в городе: Перед отъездом он попросил Кристин выйти вечером в лес попрощаться, и девушка не смогла ему отказать. Когда она возвращалась домой, ее подстерег Бентейн – попович, который решил, что можно не церемониться с девицей, убегающей из отцовского дома на свидание.

Кристин удалось отбиться от мерзавца, и уязвленный Бентейн стал рассказывать про нее гадости в присутствии Арне. Когда началась драка, Бентейн первым выхватил нож. Мертвого Арне привезли домой, и его мать вовсеуслышание обвинила Кристин в смерти Сына.

Никто из родных не, усомнился в том, что девушка сохранила свою честь, но Кристин была так потрясена, что на семейном совете постановили отложит”бракосочетание на год.

Обратите внимание

Лавранс отправил дочь в монастырь в Осло. Там Кристин встретила Эрленда, сына Никулауса. Ему было уже двадцать восемь лет, но выглядел он необыкновенно молодо – Кристин никогда не доводилось видеть таких красивых мужчин. В свою очередь Эрленд был очарован прелестной девушкой. Они страстно полюбили друг друга.

Кристин не сразу узнала о прошлом своего избранника: в восемнадцать лет Эрленд сошелся с замужней женщиной и прижил с нею двоих детей. Его объявили вне закона, многие родичи от него отвернулись, и ему пришлось долго отмаливать грех.

Воспользовавшись неопытностью Кристин, Эрленд овладел ею, а затем они много раз встречались в доме блудницы Брюнхильд. В этом мерзком месте и подстерег их Симон Дарре. Девушка гневно отказалась от обручения, а Эрленд дал клятву жениться на ней. Пожалев Кристин, Симон скрыл подробности разрыва, но Аавранс все равно пришел в негодование.

Он не желал и слышать об Эрленде, однако Рагнфрид удалось постепенно смягчить мужа. Мать догадалась, что Кристин утратила девственность – Лавранс, сам того не зная, обрекал дочь на позор.

Эрленд же решил увезти Кристин, но его любовница Элина выследила их, Совершив неудачную попытку отравить Кристин, она ранила Эрленда, а потом закололась сама. Фру Осхильд и слуга Эрленда Ульв помогли скрыть участие Кристин в этом деле, однако девушка была твердо убеждена, что Господь покарает ее.

Беды посыпались одна за другой: перед обручением с Эрлендом умерла несчастная Ульвхильд, а затем святой монах Эдвин тихо угас от старости. Тем временем Симон женился – казалось, он хотел доказать всем, и прежде всего самому себе, что нисколько не жалеет о бывшей невесте.

Незадолго до свадьбы Кристин поняла, что беременна. К несчастью, Лавранс решил устроить пышное торжество, и Кристин знала, что это станет предметом злых толков. Люди относились снисходительно к любовным утехам молодежи, но считалось величайшим позором осквернить невесту.

Важно

Невзирая на тошноту, Кристин достойно вынесла положенный обряд, однако отец все понял, и это стало для него жестоким ударом. Вместе с тем Лавранс вдруг осознал, что не дал своей супруге подлинного счастья – он женился так рано, что близость казалась ему делом постыдным и греховным, а Рагнфрид винила в этом себя.

Они жили в согласии, и он ни разу не обидел ее даже словом, но нечто очень важное в своей жизни они упустили.

Эрленд увез молодую жену в Хюсабю. Кристин терзал страх за ребенка: она постоянно молилась о том, чтобы Бог не наказывал дитя за грехи родителей. А Эрленд не сумел скрыть досаду: он был самым знатным человеком в округе, и ему не подобало грешить с собственной невестой. На всю жизнь Кристин затаила глубокую обиду на мужа, не поддержавшего ее в трудную минуту.

Роды были необыкновенно тяжелыми, но крохотный Никулаус – Ноккве, как называла его мать – появился на свет здоровым и крепким. С этой вестью Эрленд отправился на лыжах в Йорюнгорд, а Лавранс впервые ощутил добрые чувства к зятю.

Кристин, взяв с собой маленького Ноккве, совершила благодарственное паломничество: во время молитвы ей привиделся святой Эдвин – она восприняла это как знак прощения.

Большое и богатое имение Эрленда было совершенно запущено. Кристин была достойной дочерью Лавранса: работа кипела в ее руках, от нерадивых слуг она постепенно избавилась, а остальные взялись за ум.

Управляющим она сделала Ульва, который состоял с Эрлендом в родстве, – ему пришлось пойти в услужение из-за того, что он был незаконным сыном. Ульв оказался прекрасным помощником, но иногда вел себя излишне фамильярно, что вызывало пересуды в округе.

Впрочем, Кристин некогда было вникать в эти мелочи: на нее навалились заботы по хозяйству, и она почти беспрерывно рожала – вслед за Ноккве на свет появились Бьергюльф и Гэуте, а затем близнецы И вар и Скюле. По настоянию жены Эрленд взял в дом детей от Элины – Орма и Маргрет.

Кристин очень привязалась к пасынку, но не могла заставить себя полюбить падчерицу – та слишком походила на мать. Из-за Маргрет супруги часто ссорились. Однако больше всего Кристин возмущалась легкомыслием Эрленда: ей казалось, что он совсем не думает о будущем сыновей и почти ревнует их к ней.

Совет

Дети часто болели – Кристин выхаживала их, используя полученные от фру Осхильд знания. Затем в округе началась багряница, и в доме слегли все, в том числе сама Кристин. Когда она очнулась, Орма уже похоронили.

Между тем Симон Дарре овдовел. С женой своей он был не слишком счастлив, потому что не мог забыть Кристин. Ее младшей сестре Рамборг исполнилось пятнадцать лет, и Симон посватался к ней. Лавранс, всегда ценивший Симона, охотно согласился на этот брак. Беременная Кристин приехала на свадьбу с мужем и детьми.

Лаврансу уже недолго оставалось жить: перед смертью он простил горячо любимую дочь и завещал ей свой нательный крест. Она назвала шестого сына в честь отца. В январе 1332 г. умерла и Рагнфрид. Йорюнгорд достался Кристин, и она поручила управлять имением Симону. К тому времени у нее родился седьмой сын – Мюнан.

В стране уже давно нарастало недовольство. Даже миролюбивый Лавранс считал, что в прежние времена людям жилось гораздо лучше. Юный король Магнус, сын королевы Ингебьерг, уделял больше внимания Швеции, чем Норвегии. Многие думали, что следовало бы посадить на трон другого сына Ингебьерг – малолетнего Хокона.

Кристин никогда не вникала в эти мужские разговоры – у нее было достаточно забот с домом и детьми. Она знала, что сельская работа тяготит Эрленда – прирожденного воина и рыцаря. Ей казалось естественным, что знатные родичи нашли для него достойное занятие – он получил в управление волость.

Внезапно Эрленда схватили и увезли на суд в Нидарос – для Кристин это оказалось громом среди ясного неба. Ее муж был обвинен в заговоре против короля Магнуса и приговорен к смерти. Никто не желал хлопотать за Эрленда – отчасти от страха, но больше из презрения.

Эрленд сам проболтался обо всем распутной бабе, у которой вздумал искать утешения после очередной ссоры с Кристин: ему быстро надоела эта фру Сюннива, и уязвленная женщина донесла на него. Когда над Эрлендом нависла страшная угроза, Кристин словно окаменела от горя.

Видя это, Симон Дарре поехал к родичам Эрленда, и те уступили его мольбам – благодаря их заступничеству король Магнус даровал Эрленду жизнь. Имение Хюсабю было конфисковано в пользу казны, и супругам пришлось поселиться в Йорюгорде. Вскоре Эрленд выручил из беды Симона, когда того едва не убили в случайной драке.

Обратите внимание

А Кристин удалось вылечить Андреса – единственного сына Симона и Рамборг. Казалось, обе семьи теперь сдружились так крепко, что их ничто не разлучит. Но Эрленд и Симон поссорились – причиной была Кристин, хотя сама она об этом не догадывалась. Кристин досадовала на мужа: даже после заточения и бесчестья он не утратил прежнего высокомерия и легкомыслия. В здешних краях хорошо помнили старого Лавранса, а потому строго судили зятя его и дочь.

Как-то родич Ульв сказал Кристин, что больше всего Эрленд обездолил сыновей – им никогда не удастся занять высокого положения в обществе, хотя по красоте и способностям они намного превосходят других юношей. И Кристин не выдержала: во время одной из размолвок напомнила мужу про Сюнниву. Эрленд покинул Йорюягорд и поселился в маленьком домике в горах.

Кристин видела, как страдают подросшие сыновья, но не могла переломить гордыню. Но тут произошло страшное несчастье – пустячная рана свела в могилу Симона Дарре. Перед смертью он велел позвать Кристин: ему хотелось сказать, что он всю жизнь любил только ее – вместо этого он попросил ее примириться с Эрлендом. Кристин обещала.

Едва они с Эрлендом увидели друг друга, как вновь вспыхнула их любовь. Вернувшись домой, Кристин поняла, что беременна. В глубокой тоске она ждала мужа, а тот надеялся, что она приедет в горы. И Кристин назвала новорожденного сына Эрлендом, хотя отцовское имя полагалось давать только после смерти. Малыш оказался таким слабеньким, что протянул лишь несколько дней.

В округе уже давно ходили злобные толки о том, что происходит в Йорюнгорде. Все это прорвалось наружу, когда Ульв решил разойтись с нелюбимой женой, и ее родичи при поддержке местного священника обвинили Кристин в блуде. Сыновья бросились на защиту матери – их взяли под стражу. Но подросток Лавранс сумел ускользнуть и поскакал за отцом.

Эрленд ринулся на выручку: произошла стычка, в которой ему нанесли смертельную рану. Он остался верен себе – умер, отказавшись принять последнее причастие из рук того, кто оболгал его жену.

Только потеряв мужа, Кристин поняла, как он был ей дорог. Беды на этом не закончились – вскоре она лишилась маленького Мюнана. Взрослые сыновья уже не нуждались в ее поддержке. Она ничем не могла помочь ослепшему Бьерпольфу – красивого умного юношу ожидал монастырь, а Ноккве объявил матери, что не расстанется с братом.

Оба старших сына приняли постриг в Туэтре. Близнецы и Лавранс отправились искать счастья в чужих краях. В Йорюнгорде остался самый хозяйственный из всех детей Эрленда и Кристин – Гэуте. Он был очень похож на старого Лавранса и пользовался всеобщей любовью.

Важно

Даже похищение невесты сошло ему с рук: люди восторгались его доблестью, а с родичами Юфрид он сумел в конце концов договориться. Молодая женщина оказывала свекрови уважение, но хозяйство вела на свой лад. Кристин все больше чувствовала себя чужой в собственном доме. И тогда она приняла решение совершить паломничество.

Ей вновь привиделся святой Эдвин – это означало, что он одобрил ее намерение.

Когда началась моровая язва, Кристин жила в монастыре. Люди словно бы обезумели от горя и отчаяния. Однажды сестры-послушницы узнали, что ночью мужчины собираются принести в жертву язы ческому чудищу маленького мальчика, у которого умерла мать. Кристин вырвала ребенка из рук разъяренных людей, и те закричали, что поверят в ее благочестие, если она не побоится предать земле тело покойной.

И Кристин вошла в зачумленный дом – один только родич Ульв сопровождал ее. Но когда они понесли несчастную на кладбище, навстречу им уже двигалась толпа со священником во главе – среди плачущих богомольцев Кристин узнала и тех, кто готов был совершить святотатство. Во время похорон изо рта у нее хлынула кровь, и она поняла, что это чума.

В предсмертном бреду Кристин видела отца, мать, мужа, сыновей. Чаще других являлись ей те, кого она потеряла: крошка Эрленд, маленький Мюнан, Ноккве с Бьергюльфом – стало известно, что все монахи Туэтры умерли. Порой она приходила в себя и узнавала Ульва, сестер-монахинь, священника – ее окружали любящие, благоговейные лица.

Отцовский крест и венчальное кольцо она отдала Ульву на помин души несчастной женщины, которую спасла для жизни вечной.

Источник: https://home-task.com/kristin-doch-lavransa-s-unset-v-kratkom-soderzhanii/

rulibs.com

МОИ впечатления от Швеции, связанные с моим пребыванием здесь летом 1940 года, несомненно, можно считать односторонними, так как все мои шведские друзья занимали одинаковую со мной позицию по отношению к нацизму.

Читайте также:  Краткая биография белов

Однако необходимо признать, что в Швеции были круги, в значительной степени настроенные пронацистски. Еще в период Первой мировой войны какая-то часть шведского высшего класса: аристократии, офицерства, крупных финансистов, некоторых представителей торгово-промышленных кругов, проявляла ярко выраженные пронемецкие симпатии.

Что касается представителей среднего класса, то, пожалуй, именно они решительно поддерживали взгляды и воззрения аристократии и армии.

Совет

Многие из них принадлежали к так называемой партии Великодержавия, которая не расставалась с туманными мечтами о том, что великая победившая Германия сделает всех «германцев» господами в Европе, а то и во всем мире, и, следовательно, под предводительством Германии, Швеция сможет тем или иным мистическим образом вновь обрести былое величие, утраченное в связи с неудачными военными походами Карла XII, лишившими Швецию господства на Балтике. Этой партии шведского Великодержавия противостояли интеллектуальные круги страны, связанные со свободомыслием, либеральным и радикальным политическим мышлением. Именно представители этих кругов и проявили себя как подлинные друзья Норвегии, когда в 1905 году она разорвала унию со Швецией. Нет никаких оснований сомневаться в том, что Оскар II, будучи одновременно королем и Швеции и Норвегии, отнюдь не собирался идти войной против народа, который был его вассалом. У него было сохранившееся от Средневековья покровительственное отношение к Норвегии; несмотря на то что он был шведом до мозга костей, он, конечно же, любил Норвегию, как любит феодал своего младшего сына, ребенка, который доставляет ему хлопоты и не играет важной роли в семейной иерархии, но тем не менее это тоже его плоть и кровь. Неизвестно, разрешился ли бы конфликт между Норвегией и Швецией мирным путем, если бы шведская Левая партия, так же как и социал-демократы и значительная часть шведских интеллектуалов и деятелей искусства, не выступала столь решительно против войны и насилия в отношении Норвегии, являвшейся самой демократической страной на севере Европы, страной Ибсена и Бьёрнстьерне Бьёрнсона. Совершенно очевидно также, что если бы Норвегия и Швеция и в 1914 году оставались бы связанными властью общего короля, а Швеция была в этом союзе главенствующей страной, тогда бы, скорее всего, этот «братский народ» не преминул начать войну против нас на стороне Германии. Все мои шведские друзья принадлежали к либеральным кругам и разделяли политические взгляды социал-демократии. Многие из них были коммунистами вплоть до нападения СССР на Финляндию, которое открыло им глаза. Они осознали, что сталинский коммунизм — это всего лишь новое издание политики русского царизма, стремящегося к укреплению своей власти путем завоевания соседних стран и с помощью внутренней политики, заключавшейся в том, чтобы держать основную массу своего населения в состоянии полной зависимости и недееспособности. Эта политика характеризуется абсолютным безразличием к жизни отдельного человека, его благополучию, чего никогда не поймем мы, люди, принадлежащие христианскому и демократическому обществу, какими бы недостатками ни страдала наша демократия и наши христианские институты. Многие молодые люди, которые с присущим норвежцам и шведам идеализмом еще совсем недавно «верили в Россию», когда пришел час испытаний, бросились в Финляндию, чтобы стать там солдатами или гражданскими рабочими в войне против Сталина, злодеяния которого можно сравнить со злодеяниями Ирода, пытавшегося убить нашего Спасителя в колыбели. Однако было бы несправедливо утверждать, как часто говорит пресса, что война, развязанная Сталиным, была якобы направлена прежде всего против финских рабочих, против их домов, церквей, медицинских учреждений, зданий, помеченных знаком Красного Креста; хочу быть справедливой: бомбы были направлены в основном на сражавшихся на линии Маннергейма, при этом сотни тысяч простых русских солдат стали пушечным мясом, были уничтожены защищавшими свою родину финнами. Летом 1940 года на смену иллюзиям у шведских коммунистов пришло чувство горечи и ненависти по отношению к Советской России, разрушившей их надежды на построение рая на земле, того рая, который должен был наступить в Республике Советов, государстве рабочих и крестьян.

Все мои шведские знакомые были в основном антинацистами. Совершенно очевидно, что число немецких сторонников в Швеции в целом к настоящему моменту значительно уменьшилось.

В Стокгольме проживало несколько тысяч немцев, и нет ни малейшего сомнения, что многие из них выполняли задания нынешнего немецкого правительства, во всяком случае те, что прибыли сюда, как и в Норвегию, в течение последних семи-восьми лет.

Швеция теперь находилась между молотом и наковальней, между своим исконным врагом Россией и давним другом Германией, она оказалась в трудном положении, ей предоставлялось сделать нелегкий выбор между двумя диктатурами, двумя тоталитарными государствами, это было невыносимо для нации, которая поколение за поколением культивировала свои «rorika minnen», великие воспоминания о том периоде истории, когда героические шведские короли и воины клали свои мечи на чашу весов и решали судьбы Европы.

Неизменная немецкая способность разрушать все, что могло бы вызвать к ним симпатию, черта, еще более характерная для немцев, нежели их способность организовывать собственные людские и материальные ресурсы, проявилась и здесь.

Известно, что прусский король, случалось, гонялся по улицам за своими подданными, размахивая хлыстом и палкой с воплями: «Ihr sollt mich lieben! Ihr sollt mich lieben!» — «Вы должны любить меня! Вы должны любить меня!» Немецкие черты характера проявились тут, что называется, в чистом виде.

Не хочу скрывать, как меня рассмешило, что некоторые шведские родственники первой жены Геринга, с которыми мне довелось познакомиться здесь, в Швеции, выражали мне свое горькое разочарование нацизмом.

В частности, одна дама была страшно огорчена в связи с тем, что ранее ей очень нравился Герман, тем более что ее милая родственница Карин посвятила свою жизнь нацистскому движению, получившему теперь столь плачевное развитие.

Обратите внимание

Другой человек, молодой врач, он принадлежит шведской аристократии, рассказал мне, что ему довелось гостить вместе с Герингом в течение двух недель в одном из фамильных замков последнего.

Так вот, этот тип, как он выразился, оказался на редкость болтлив и часами не мог остановить поток своего красноречия, что и вызывало у этого шведского врача безграничную ненависть и отвращение к нацизму. В последнее время у него даже были неприятности с властями, так как в своих статьях, посвященных Германии, он употребил некоторые весьма резкие выражения.

Источник: http://rulibs.com/ru_zar/nonf_biography/unset/0/j22.html

Сигрид Унсет (Sigrid Undset) – Биография

Сигрид Унсет – одна из трех норвежских авторов, получивших Нобелевские Премии за успехи в области литературы. Среди других – Бьёрнстерне Бьёрнсон (награжден в 1903) и Кнут Гамсун (1920). Унсет получила Премию в 1928 г. за ее великолепное описание жизни средневековой Скандинавии.

Роман “Кристин, дочь Лавранса”, стал в наше время бестселлером. Талантливая норвежская писательница, отличалась своим умением правдиво и реалистично рассказать об истории Норвегии и ее людях. Именно это, а не идеалистическая картина старой Норвегии, так захватывала читателей по всему миру.

Книги Унсет переводились на основные иностранные языки мира еще до того, как она получила Нобелевскую Премию. После 1928 г. ее произведения были переведены почти на все языки мира.

Сейчас, когда прошло более 60 лет, книги знаменитой норвежки по-прежнему широко популярны, как у старшего, так и среди молодого поколения читателей.

Вне Норвегии, Сигрид Унсет известна в основном, как автор книги “Кристин, дочь Лавранса”.

Однако, Сигрид Унсет, писала не только исторические романы, но также и современные – о Кристиании (ныне Осло) начала ХХ века. Кроме этого, Унсет опубликовала много литературных эссе и исторических статей. Как видно, творчество Унсет довольно разнообразно, что заставляет обращаться к ее книгам новое поколение читателей.

Ни одна книга Сигрид Унсет ни оставляет читателя равнодушным. Она – великолепный рассказчик, с глубоким знанием лабиринтов человеческого разума. С ее профессиональным знанием литературы и истории, с отчетливым представлением о человеческой натуре, Унсет имеет огромное интеллектуальное и эмоциональное богатство, делающее ее книги популярными и читаемыми.

Важно

Отец писательницы, Ингвальд Унсет, был широко известным археологом. Он специализировался на Железным Веке в Европе, включая норвежскую и европейскую предысторию.

По роду своей профессии, ему часто приходилось ездить в археологические экспедиции. Мать Сигрид Унсет, – Шарлотте Унсет, была уроженкой Дании.

Она была активно вовлечена в работу мужа, говорила на немецком и французском языках, и хорошо ориентировалась в истории норвежской и европейской культуры.

Сигрид Унсет родилась 20 мая 1882 г., в Калундборге, в Дании. Сигрид была старшей из трех дочерей супругов. Ее семья переехала в Норвегию, из-за болезни отца, вынудившей его прекратить свои научные поездки по Европе. В то время, Сигрид Унсет было два года.

Она выросла в Кристиании (в 1925 г. столица была переименована в Осло). Первые 11 лет жизни Сигрид, большое влияние на нее оказывала не только болезнь отца, но и его отличное знание истории. В раннем возрасте, Сигрид познавала секреты археологии, мистику норвежских саг и скандинавских народных песен.

Отец Унсет умер в 40 лет. Тогда ей было всего 11. Ее мать была вынуждена самостоятельно обеспечивать себя и трех дочерей. Семейная трагедия, конечно же, повлияла на детство и юность Сигрид Унсет. Ей пришлось оставить свои надежды на учебу в университете.

Окончив школу, она прошла годичные курсы, и в возрасте 16 лет устроилась секретарем в крупной германской компании, в Кристиании. Был ли у нее талант именно для этой работы? Едва ли. Однако ей надо было зарабатывать деньги, чтобы помогать своей матери и двум младшим сестрам.

Она работала в этой компании в течение 10 лет, постепенно зарабатывая не только деньги, но и авторитет надежного и исполнительного работника. Было время, когда она испытывала отвращение к канцелярской работе, чувствуя, что впустую тратит время и молодость.

Совет

Но эта работа позволила ей заглянуть во внутреннюю работу большого предприятия, приучила к систематической ежедневной работе, сделало ее профессиональной машинисткой, в конце концов. Впоследствии, Унсет проявила организаторский талант, как в качестве домохозяйки, так и главы Норвежского Общества Авторов.

Более того, канцелярская рутина, конечно же, научила ее, как можно быстрее протолкнуть свои литературные произведения через волокиту и бюрократию.

Десять лет работы в офисе были мучением для Сигрид Унсет. Поздно ночью, на выходных, ей урывками удавалось писать. Сигрид было не больше 16 лет, когда она сделала первую неуверенную попытку написать роман о Средневековом Севере. В то время она много читала, знакомясь с иностранной литературой, английской в особенности.

Ей очень нравился Шекспир, определенное влияние на нее оказали и скандинавские писатели: Ибсен, Стриндберг. Сигрид Унсет посвящала свободное время тому, чего желала с самого детства – писательству.

Первая рукопись Унсет была готова, когда ее было 22 года. Это был результат долгих ночей, проведенных при масляной лампе. Роман был написан в романтическом жанре, место действия – Средневековая Дания. Рукопись был отвергнута издательством, и для Унсет это было жестоким ударом.

Тем не менее, через два года она закончила новую книгу, на этот раз намного меньше по объему, чем предыдущая – всего 80 страниц. Она временно отложила тему Средневековья, и создала реалистическое описание женщины современной Кристиании. Книга называется “Фру Марта Аули”. Первое предложение этой книги было скандальным – “Я была неверна своему мужу”.

Эти слова характеризовали все содержание книги. Поначалу, издательства отказывались и от этой книги, но, в конце концов, она была опубликована.

Так, в возрасте 25 лет Сигрид Унсет дебютировала с небольшим романом о женской эмансипации. Это событие сделало писательницу известной, и вскоре, в глазах окружающих, она стала рассматриваться в качестве многообещающего молодого автора. Далее, вплоть до 1919 г. Унсет опубликовала еще несколько романов. Тема та же – жизнь людей современной норвежской столицы.

Обратите внимание

Годы 10-летней работы в офисе, хоть и были скучны, но дали ее необходимое общение с людьми, научили разбираться в них. Персонажи писательницы – заурядные обыватели, ведущие борьбу со своей судьбой, получающие от нее оплеухи и успех. Унсет – была скромной, скорее замкнутой, нежели открытой женщиной.

Но у нее был невероятно острый взгляд, она видела людей и понимала, чего стоит каждый из них. Чтобы подавить в себе чувство одиночества, она часто отправлялась в длинные прогулки по столице и ее окрестностям. Благодаря этому, она знала Кристианию и ее жителей лучше, чем кто-либо другой.

Все эти переживания, вместили в себя ее современные романы 19071918 гг. Сигрид Унсет было много о чем рассказать: о городе и его маленьких людях, о монотонной жизни мелких служащих, живущих на мрачных, окраинных улицах, об их долгой тоске по теплу и любви, об их смелой, если не сказать героической борьбе с унынием.

Эти произведения, написанные с теплотой и грустью, повествуют о рабочих, о бедах и удачах обычных семей, о взаимоотношениях родителей и детей. Основная тема Унсет – женщины и их любовь.

Период реалистичного подхода, нашел свое наибольшее выражение в романах: “Дженни” (1911) и “Весна” (1914). Первая – о жещине-художнице, которая в результате душевного кризиса, приходит к выводу, что тратит свою жизнь впустую. В результате, она совершает суицид. Другая книга рассказывает о женщине, которой удается спасти свою семью от семейного кризиса.

С самого начала книги Сигрид Унсет продавались неплохо, и после выхода в свет своего третьего романа, она прекращает работу в офисе, рассчитывая жить теперь, на доходы от авторских гонораров.

Получив писательский грант, она отправляется в длительное путешествие по Европе. После недолгого пребывания в Дании и Германии, она едет в Италию. В декабре 1909 г.

Унсет приезжает в Рим, где остается на 9 месяцев.

Родители Сигрид Унсет имели некоторое отношение к Риму. Фактически, Сигрид должна была родиться в Риме, где жили ее родители в 1882 г. Но перед самым ее рождением, отец неожиданно заболел, и им пришлось в спешке ехать к родным матери, в Данию, где и родилась Сигрид. Как бы то ни было, Унсет чувствовала, что, живя в Риме, она находится на своем месте.

Важно

Пребывание в Южной Европе значительно повлияло на нее. Она сразу же подружилась со скандинавскими артистами и писателями, стала более открытой и общительной с другими людьми.

В Риме она повстречалась с Андерсом Кастусом Сварстадом, норвежским художником. Через несколько лет они поженились. Тогда ее было 30 и, скорее всего, он был ее первой любовью. Сварстад был на 9 лет старше, женат и имел трех детей в Норвегии. Их любовь можно назвать любовью с первого взгляда, но им пришлось ждать около трех лет, прежде чем Сварстад развелся со своей первой женой.

Читайте также:  Краткая биография теренций

Они поженились в 1912 г. и поехали в Лондон, где жили на протяжении 6 месяцев. Потом они вернулись в Рим, где в январе 1913 г. Сигрид родила первого ребенка. Мальчика назвали в честь его отца.

Замужество и дети значили очень многое для Сигрид Унсет. Но это серьезно препятствовало ее творчеству. До 1919 г., у нее родилось еще два ребенка, кроме того, с ними жили еще трое детей Сварстада от его первого брака, и она должна была еще следить за домашним хозяйством. Это были трудные годы для Сигрид Унсет. Ее дом был всегда открыт для старых и новых друзей.

В то же время, она не прекращала писать, и писала современные романы и рассказы ночами, когда все ложились спать. Она также не оставалась в стороне от общества, и участвовала в дебатах по наиболее драматичным темам: женская эмансипация, этика и мораль. Норвежская писательница обладала незаурядным полемическим даром и критиковала развитие движения эмансипации.

В 1919 г. она вместе с двумя детьми, переехала в небольшой городок Лиллехаммер, в Гюдбрансдале, – долине северо-восточной Норвегии. В то время она ждала третьего ребенка. Сигрид Унсет намеревалась отдохнуть и возвратиться обратно в Кристианию, пока Сварстад приводил в порядок их новый дом. Но эта идея не воплотилась в жизнь.

Вместо этого, распался ее брак со Сварстадом. В августе 1919 г., в Лиллехаммере, Сигрид Унсет родила третьего ребенка. Она решает поселиться здесь. Через два года был готов большой красивый дом “Bjerkebok”.

По сути, это было поместье, состоящее из трех больших домов традиционной норвежской архитектуры, окруженное живописным видом, близлежащих деревень. Теперь, ее сыновья и дочь получили безопасное прибежище.

Совет

После долгих лет перемен и переездов, Сигрид Унсет имела тихий и милый уголок, где она могла избавиться от окружающего мира и заниматься тем, что она могла делать лучше всего – писать.

Замужество и Первая Мировая Война несколько повлияли на мировоззрение Унсет. Она испытала духовный кризис, в результате которого проделала путь от агностицизма к Христианству. Она выросла в нерелигиозной семье, и не была верующей. Эти трудные годы переменили позицию знаменитой писательницы. Теперь она верила, что не человек создал бога, а бог человека.

Тем не менее, Унсет выбрала не Протестантизм, а Католичество. В ноябре 1924 г., в возрасте 42 лет она была крещена.

Приобщение Сигрид Унсет к Католичеству, тогда казалось не столько естественным порывом души, сколько стремлением устроить небольшой скандал вокруг себя. В те годы, в Норвегии почти не существовало Католицизма.

Отношение к “папизму” было презрительным, со стороны не только Государственной Церкви, но и свободомыслящих людей, марксистов-ленинистов, социалистов.

Полемика по этому вопросу вновь заставляла вступать в спор и Сигрид Унсет, которая старалась защитить Католическую Церковь.

После рождения третьего ребенка, Сигрид Унсет начала работу над своим, пожалуй, самым замечательным романом, – “Кристин, дочь Лавранса”. Перед этим, писательница проделала огромную работу. Изучила древние норвежские рукописи, средневековые тексты.

Кроме этого, она посетила множество старых церквей и монастырей, как в Норвегии, так и за границей. В области истории, Унсет стала настоящим профессионалом.

Обратите внимание

За те 22 года, которые прошли со дня написания первого романа, она превратилась в другого человека.

Но изменения, произошедшие с Унсет, касаются вовсе не ее литературных или исторических познаний. За это время она испытала любовь и страсть до самого горького конца. Ее глубоко потрясла Первая Мировая Война, с ее кровавыми битвами и мучениями многих людей. Когда в 1919 г. Унсет начинала “Кристин, дочь Лавранса”, она знала о жизни не понаслышке.

“Кристин, дочь Лавранса” конечно же, исторический роман. Но это и еще нечто большее, чем просто история. Исторический аспект даже не самая главная часть книги. Обстановка, нарисованная в произведении, – точная и реалистичная. Отнюдь не романтизированная.

Это вовсе не уход от современной жизни к прошлому. Нет, в этой трилогии Унсет передает знакомые для всех чувства – счастья и скорбь, любовь и ненависть.

Она вовсе не романтизирует прошлое Норвегии, хотя выбор исторического отрезка времени не случаен, – Сигрид Унсет была чрезвычайно увлечена Средневековьем.

Эти 1400 страниц великолепного произведения не могут состариться никогда. Его герои – мужчины и женщины, которые могли бы жить по соседству с нами сегодня. И поместила Сигрид Унсет их в ту обстановку, которая существует и поныне: Осло, – город, который отлично знала писательница, долина Гюдбрансдаль, которую она любила.

Унсет отчетливо представляла эти места, не изменившиеся и по сей день, 70 лет спустя. Впрочем, такими они были и в 13 веке…

После написания “Кристин, дочь Лавранса”, творчество Сигрид Унсет несколько спало. После 1929г она опубликовала несколько романов о современном Осло, затрагивая католическую тему.

Она выбирала в качестве темы жизнь маленьких католических обществ Норвегии. Но главной темой творчества оставалась любовь. Унсет также написала несколько весомых исторических работ.

Важно

Кроме этого, она перевела несколько исландских саг на норвежский язык и опубликовала ряд эссе, преимущественно об английской литературе.

В 1934 г. она выпустила свою автобиографию. Без прикрас она пишет о своем детстве в Кристиании, о ее доме, о больном отце.

В конце 30-х, она начинает новую книгу, – исторический роман о 18 веке в Скандинавии. Только лишь первая часть “Мадам Дорфея” была опубликована в 1939 г. Вторая Мировая Война сломила Сигрид Унсет и как личность, и как писательницу. Она так и не закончила всей книги. Этому помешала война.

Унсет активно выступала за борьбу с Гитлером и фашизмом, еще с начала 30-х. Ее книги были запрещены в Германии. Поэтому, в 1940 г., когда германские войска захватили Норвегию, ей пришлось бежать в Швецию.

Ее сын Андерс (офицер норвежской армии) был убит в ходе сопротивления, лишь в нескольких километрах от их дома. Ему было всего 27. Больная дочь Сигрид Унсет умерла перед началом войны.

Bjerkebok был занят немцами, и использовался в качестве жилья немецких офицеров.

В 1940 г. Унсет с младшим сыном переезжает в США. Через 5 лет она возвращается в Норвегию. После этого она прожила еще 4 года, но больше уже не писала.

Сигрид Унсет умерла она в Лиллехаммере 10 июня 1949 года, где и похоронена.

Источник: http://lichnosti.net/people_2917-art_4315.html

Унсет Сигрид — Биография

Сигрид Унсет (норв. Sigrid Undset; 20 мая 1882, Калуннборг, Дания — 10 июня 1949, Лиллехаммер, Норвегия) — норвежская писательница, лауреат Нобелевской премии 1928 года.

Юность и начало литературной карьеры

Сигрид Унсет родилась в Каллундборге в Дании на острове Зеландия. Отец её — известный археолог Ингвалл Унсет, крупнейший в Норвегии специалист по железному веку и талантливый писатель, был норвежцем, мать — Шарлотта Гют-Унсет — датчанкой.

Уже через два года семья переехала в Норвегию. Там в Христиании (ныне Осло) прошли детство и юность Сигрид. Сама она считала себя норвежкой, с раннего детства у девочки воспитывали любовь к норвежским сказкам, преданиям, большую роль в воспитании играл отец.

Сигрид бывала у отца в Историческом музее, знакомилась с экспонатами. Счастливые годы детства писательница впоследствии описала в автобиографическом романе «Одиннадцать лет» (1934). В 1893 году после тяжёлой болезни Ингвалл Унсет умер. Это событие круто изменило жизнь семьи.

Вдова с тремя детьми вынуждена была существовать на скудную пенсию.

Совет

Сигрид мечтала о занятиях искусством, литературой, хотела стать художницей и часто с карандашом в руках бродила по старинным улицам Христиании. Сохранились зарисовки и наброски этих лет. Однако девушке пришлось поступить в Коммерческое училище, где готовили секретарей.

Свыше 10 лет (1898—1908) она служила в отделении «Всеобщей компании электричества» в Осло клерком, ей приходилось заниматься глубоко чуждым её творческой натуре делом. Сигрид не любила свою работу и, чтобы не впасть в отчаяние, писала стихи, обдумывала план романа из истории норвежского средневековья.

Мать поддерживала Сигрид, она советовала правдиво записывать всё, что та видит.

Первые книги Унсет отличались достаточно точным изображением будней женщины на службе и в семейной жизни. В частности, роман «Фру Марта Оули» (1907), принесший Унсет первую известность, и книга новелл «Счастливый возраст» (1908).

После успеха первых книг, Унсет получила государственную стипендию, которая позволила ей в 1909 году оставить надоевшую службу.

В том же году появляется первый исторический роман Унсет «времен старых и кровавых дней» — «Сага о Вигдис и Вига-Льоте» (1909), в котором писательница исторически достоверно описывает средневековый быт около 1000 года.

В целом эта книга является плодом фантазии писательницы, она лишь имитирует древнюю сагу, особенно в развитии темы любви-ненависти.

В 1910 году Унсет совершает путешествие в Рим.

Вернувшись, издает сборник стихов «Юность» (1910) и роман «Йенни» (1911), имевший громадный успех, привлёкший к себе исключительное внимание читающей публики.

Смелое и правдивое изображение сексуальных отношений в романе стало предметом бесконечных дискуссий. В романе показана судьба женщины (художницы Йенни), мятущейся в поисках большой подлинной любви.

Обратите внимание

В 1912 году Унсет выходит замуж за художника Андерса Сварстада. Её семья быстро растет. В 1913 году появляется сын Андерс Кастус, позднее сын Ханс Бенедикт и дочь Марен Шарлотта. Но писательница продолжает плодотворно трудиться.

В 1913 году выходит сборник рассказов «Обездоленные», а в 1914 — большой роман «Весна», повествующий о сложной жизни женской души, столкновении романтических мечтаний с обыденной прозой жизни.

В этом же ключе написаны и сборники новелл «Осколки зеркала тролля» (1917), «Мудрые девы» (1918) и сборник стихов «Весенние облака» (1921).

Круг героев Унсет раннего периода её творчества — это маленькие, незаметные, скромные, «обездоленные» городские труженицы и труженики: конторские служащие (быт которых Унсет отлично знала), модистки, средняя городская полуинтеллигенция.

Их образы нарисованы автором правдиво, с большой художественной силой.

Унсет мастерски изображает психологию своих героинь, которые ведут отчаянную борьбу за право жить, чувствовать, любить и ненавидеть не так, как им предписывают общество и буржуазная мораль, а так, как этого хочется им самим.

Но Унсет не удовлетворяется описанием борьбы современных ей городских «мелких» женщин, она стремится найти женщину, способную на сильнейшие чувства, целиком захватывающие её существо, женщину, вступающую в борьбу с традициями и порядками, на которые ещё никто не покушался.

Вершина творческого успеха

В 1919 году Унсет с семьей поселяется в Лиллехаммере, расположенном в 130 км севернее Христиании. В усадьбе Бьёркебек (Березовый ручей) начинается новый, самый плодотворный период жизни и творчества писательницы.

Она возвращается к своей давнишней мечте написать роман из истории норвежского средневековья, но при этом реалистически изобразить в нем судьбу незаурядной женщины, ее борьбы за эмансипацию и личное счастье. Такую героиню Унсет находит не в современной, а в средневековой Норвегии.

Так возникает центральное произведение Унсет — историческая трилогия «Кристин, дочь Лавранса», состоящая из трех романов «Венец» (1920), «Хозяйка» (1921) и «Крест» (1922).

Важно

Роман поразил современников своим совершенством. При скрупулезном исторически достоверном изображении жизни и быта норвежцев между 1310 и 1349 годами, писательнице удалось создать психологическую и философскую драму, в центре которой — судьба главной героини Кристин.

Она выступает в романе как носительница индивидуального личностного начала, она противопоставляет требованиям общины, рода, свое индивидуальное чувство. Добившись реализации своих мечтаний вопреки устоям общества, Кристин сталкивается с оборотной стороной свободы — ответственностью за принятые решения.

В финале трилогии героиня находит счастье и спокойствие в самопожертвовании.

К этой трилогии и хронологически, и тематически примыкает дилогия «Улав, сын Аудуна из Хествикена» (1925) и «Улав, сын Аудуна, и его дети» (1927).

Главный герой дилогии, Улав, так же как и Кристин — представляет собой самодостаточную личность, вынужденную сосуществовать в средневековой среде, зачастую отказываясь следовать обычаям рода (в частности, прощает изменившую ему невесту) и до конца своих дней вынужден расплачиваться за это принятое однажды индивидуалистическое решение.

Исторические романы Унсет, поднимавшие психологические и философские проблемы, близкие читателям XX века, и при этом блестяще рисующие исторический средневековый фон, были восторженно приняты критиками и публикой.

В 1928 году Унсет была удостоена Нобелевской премии по литературе «за совершенное описание норвежского средневековья».

Поздний период жизни и творчества

После 1928 года Унсет возвращается к современной теме в романах «Гимнадемия» (1929) и «Неопалимая купина» (1930), пишет романы о супружеской жизни «Ида Элизабет» (1932) и «Верная жена» (1936), но большого успеха они не приносят, как и роман из истории Норвегии XVIII века «Мадам Дортея» (1939).

В 1930-е годы Унсет занялась общественной и публицистической деятельностью, полемикой по религиозным вопросам. Она перешла в католичество и стала в ряды его апологетов.

Кроме того Унсет интересовалась детским кукольным театром и древненорвежскими сагами, переводами которых и занималась. В 1935 году Унсет возглавила Союз норвежских писателей.

Совет

Она активно выступает против фашистских и нацистских режимов, возглавляет в 1935 году кампанию за присуждение Нобелевской премии мира узнику гитлеровского концлагеря публицисту Карлу фон Осецкому.

В 1934 году Унсет выпустила в свет новый роман «Одиннадцать лет», являющийся скорее художественно-оформленными мемуарами. В романе описывается жизнь и переживания девочки. Критика признает за Унсет ряд заслуг в дальнейшем развитии норвежского литературного языка («риксмола»).

В апреле 1940 года нацисты оккупировали Норвегию. Спасаясь от них, Унсет на лыжах уходит в нейтральную Швецию, где узнаёт, что её старший сын убит во время боёв с гитлеровцами. С сыном Хансом Бенедиктом (дочь умерла ранее от тяжёлой болезни, с мужем Сигрид разошлась в 1925 году) писательница через Москву эмигрирует в США.

Здесь она пишет «Возвращение в будущее» (1942) и «Счастливые дни» (1942) — романы мемуарного характера, в которых содержится призыв бороться с фашизмом. В романе «Возвращение в будущее» (Tilbake til fremtiden)содержится подробное описание СССР, увиденного глазами Унсет, и в первую очередь городов Москва и Владивосток.

В 1945 году Унсет возвратилась на родину. Последние годы жизни провела в Лиллехаммере, где и похоронена.

Источник: http://pomnipro.ru/memorypage42912/biography

Ссылка на основную публикацию