Сочинения об авторе ахмадулина

Сочинение: Жизнь и творчество Беллы Ахмадулиной | Литерагуру

(359 слов) 10 апреля 1937 года, в Москве, на свет появляется советская писательница, переводчик и самая знаменитая русская лирическая поэтесса второй половины 20 века Белла Ахмадулина.

Ее родители были достаточно состоятельными людьми. Папа — работник Государственного таможенного комитета СССР, заместитель министра; мама — переводчица в звании майора КГБ.

На то время, в СССР была знаменита Испания, поэтому поэтессу, по предложению бабушки, назвали Изабелла. Позже Ахмадулина сама поменяла его на Белла. Так как у родителей не хватало времени, воспитанием поэтессы занималась бабушка.

Она научила ее читать и привила своей внучке любовь литературе.

В школе Ахмадулину интересовала больше всего литература, на остальные предметы она ходила с неохотой. Первые свои успехи в написании стихотворений она начала проявлять в 15 лет. У нее появился свой слог и стиль.

Обратите внимание

В 18 лет ее стихотворения были опубликованы в газете «Октябрь». Позже, через два года, в 1957 году, ее работы изданы в газете «Комсомольская правда», где были подвергнуты критике.

Молодая поэтесса писала не залихватские стишки на потребу дня, а нечто, выходящее за рамки пропагандистской бравады.

Белла Ахмадулина по своей натуре была эмоциональным человеком, поэтому не могла не реагировать на политические движения в России. Но она видела границы, и не выносила свое мнение по какому-либо поводу на публику. Продолжительное время репрессии не затрагивали ее. Тем не менее, в 1969 году во Франкфурте был издан сборник Ахмадулиной «Озноб» — поэтесса подверглась критике в советской прессе.

Выход в свет сборника «Струна» и выступление на сцене Политехнического музея в Москве привели Беллу Ахмадулину к успеху. Вместе с ней на вечерах выступали другие поэты-шестидесятники.

И хотя многие критиковали и осуждали ее за старомодность жанра и стиля в стихах, все равно нельзя было устоять перед ее неповторимой интонацией в голосе и легкостью в произношении.

И уже в 22 года Ахмадулина написала самое известное произведение, которое позже получило музыкальное сопровождение, «По улице моей который год звучат шаги – мои друзья уходят». Далее ее карьера развивалась стремительно: съемки в кино, написание романсов, облетевших всю страну, и выступления на всех поэтических событиях.

Белла Ахмадулина существенно обогатила современную женскую лирику, ее приемы и мотивы до сих пор угадываются в поэзии многих авторов-последователей. При этом ее строки выходили за рамки типичной дамской любовной тоски. Она рассуждала на самые разные темы, поэтому среди ее читателей так много умных и духовно развитых людей.

Источник: https://LiteraGuru.ru/sochinenie-zhizn-i-tvorchestvo-belly-ahmadulinoj/

Художественное своеобразие творчества Беллы Ахмадулиной

Замечательная поэтесса Белла Ахмадулина вошла в русскую литературу на рубеже 1950-1960-х гг., когда возник беспримерный массовый интерес к поэзии, причем не столько к печатному, сколько к озвученному поэтическому слову.

Во многом этот “поэтический бум” был связан с творчеством нового поколения поэтов – так называемых “шестидесятников”. Одним из наиболее ярких представителей этого поколения стала Белла Ахмадулина, сыгравшая наряду с А. Вознесенским, Е. Евтушенко, Р. Рождественским, Б.

Окуджавой огромную роль в возрождении общественного самосознания в стране в период “оттепели”.

Важно

Начало литературного пути Беллы Ахмадулиной пришлось на время, когда были живы и активно работали Б. Пастернак, А. Ахматова и В. Набоков – корифеи русской литературы XX в. В эти же годы внимание общества было приковано к трагической судьбе и творческому наследию О. Мандельштама и М. Цветаевой.

Именно Ахмадулиной выпала нелегкая миссия подхватить поэтическую эстафету из рук великих предшественников, восстановить, казалось бы, навечно распавшуюся связь времен, не дать прерваться цепочке славных традиций отечественной словесности.

И если сейчас можно смело говорить о существовании самого понятия “изящная словесность”, то это во многом является заслугой Б. Ахмадулиной перед русской литературой.

Поэтесса с редким постоянством пишет об окружающей ее повседневности, но эта повседневность не будничная, а облагороженная прикосновением ее пера, приподнятая над суетой, проникнутая высокой духовностью и, благодаря постоянным историческим экскурсам и реминисценциям из классики, приобретающая особое измерение. Из неприметных моментов жизни, оттенков настроения, обрывков мыслей и наблюдений поэтесса строит свой мир – мир нежности, доброты и доверия к людям.

Тенденция к осмыслению судьбы общества, судьбы личности, отечественной культуры, соотносимых с гуманистическими идеалами христианства, нашла выражение в новых произведениях Б. Ахмадулиной.

Она стремится “поднять планку” поэтической культуры, соединить в своем творчестве традиции допушкинской, классической литературы и модернизма, приблизить современника к его собственным языковым особенностям, побудить мыслить, дорожа тай ной каждогFо слова.

Стих поэтессы нередко напоминает одну огромную метафору, смысл которой “затемнен”, ибо включает в себя множество других смыслов, оттенков, образов, сцепленных между собой прихотливо, подчиняясь чувству, которое движет автором, следуя мучительным попыткам постичь и выразить сущность явлений адекватно, не упрощая и не искажая.

Б. Ахмадулина отказывается от сюжета: тема и идея не столько “задаются”, сколько “отыскиваются” в результате развертывания поэтической эмоции.

Совет

Главное для поэтессы присвоение – присвоение всего, что дорого, перед чем она преклоняется, что волнует, мучит, возвышает.

Присвоение – значит любовь, восхищение, сопереживание, сострадание, столь полные и безоглядные, что без них Б. Ахмадулина не мыслит самое себя.

Присвоенное – значит пропущенное через душу, глубоко потрясшее, облитое слезами, навсегда ставшее неотъемлемой частью внутреннего мира.

Открывая для себя кого-либо, Б. Ахмадулина как бы проживает его судьбу, входит в его художественный мир так глубоко, что неизбежно преобразует собственное творчество.

Повествуя о современности, Б Ахмадулина выступает как радетель “сирых” и убогих, слабых и беззащитных, как хранитель нравственно-религиозных устоев русского народа. С горечью пишет она об исковерканной жизни многих поколений, о грустном, запущенном виде родной земли.

Картина оскудения и развала, ироническая и печальная, воссоздана в стихотворении “Так дружно весна начиналась: все други”. Свои надежды на спасение России поэтесса связывает с утверждением религиозно-нравственного начала в душах людей с духовным возрождением общества.

Как бы мы ни относились к религиозно окрашенным произведениям Б. Ахмадулиной, нельзя не ощутить устремленности к высшему, вечному.

(No Ratings Yet)

Источник: https://goldsoch.info/xudozhestvennoe-svoeobrazie-tvorchestva-belly-axmadulinoj/

Художественное своеобразие творчества Беллы Ахмадулиной

/ Сочинения / Ахмадуллина Б. / Лирика / Художественное своеобразие творчества Беллы Ахмадулиной

  Скачать сочинение

    Ахмадулина Белла Ахатовна — русская советская поэтесса и переводчица, окончила Литературный институт М. Горького в 1960. Ахмадулина — мастер метафорически богатого стиха, переходов конкретно-чувственной образности в причудливую игру аллегорий, обыденной речи — в высокую архаику, непосредственности признания — в изысканную стилизацию. Лирическую героиню Б.

Ахмадулиной характеризуют сосредоточенность — иногда чрезмерная — на самовыражении и самоанализе. Б. Ахмадулина — переводчик, искусно передающий дух оригинала. Она пишет очерки, настойчиво возвращаясь к судьбам А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова. Почетный член Американской академии искусств и литературы.

    Тенденция к осмыслению судьбы общества, судьбы личности, отечественной культуры, соотносимых с гуманистическими идеалами христианства, нашла выражение в новых произведениях Б. Ахмадулиной.

Обратите внимание

Она стремится “поднять планку” поэтической культуры, соединить в своем творчестве традиции допушкинской, классической литературы и модернизма, приблизить современника к его собственным языковым особенностям, побудить мыслить, дорожа тай ной каждого слова.

Стих поэтессы нередко напоминает одну огромную метафору, смысл которой “затемнен” , ибо включает в себя множество других смыслов, оттенков, образов, сцепленных между собой прихотливо, подчиняясь чувству, которое движет автором, следуя мучительным попыткам постичь и выразить сущность явлений адекватно, не упрощая и не искажая. Б.

Ахмадулина отказывается от сюжета: тема и идея не столько “задаются”, сколько “отыскиваются” в результате развертывания поэтической эмоции. Главное для поэтессы присвоение — присвоение всего, что дорого, перед чем она преклоняется, что волнует, мучит, возвышает. Присвоение — значит любовь, восхищение, сопереживание, сострадание, столь полные и безоглядные, что без них Б.

Ахмадулина не мыслит самое себя. Присвоенное — значит пропущенное через душу, глубоко потрясшее, облитое слезами, навсегда ставшее неотъемлемой частью внутреннего мира.
    Открывая для себя кого-либо, Б. Ахмадулина как бы проживает его судьбу, входит в его художественный мир так глубоко, что неизбежно преобразует собственное творчество.

В поэзии можно распределить пушкинскую, лермонтовскую, цветаевскую, пастернаковскую традиции.
    Безраздельному всевластию тирании Б. Ахмадулина противопоставляет мощь человеческого духа, непобедимую силу поэтического слова.
    Повествуя о современности, Б Ахмадулина выступает как радетель “сирых” и убогих, слабых и беззащитных, как хранитель нравственно-религиозных устоев русского народа.

С горечью пишет она об исковерканной жизни многих поколений, о грустном, запущенном виде родной земли. Картина оскудения и развала, ироническая и печальная, воссоздана в стихотворении “Так дружно весна начиналась: все други”.
    Свои надежды на спасение России поэтесса связывает с утверждением религиозно-нравственного начала в душах людей с духовным возрождением общества.

Как бы мы ни относились к религиозно окрашенным произведениям Б. Ахмадулиной, рассматривая их как аллегории или как непосредственное выражение религиозно-нравственного чувства, нельзя не ощутить устремленности к высшему, вечному, не все стихотворения поэтессы, созданные в последнее время, по-настоящему удачны: иные из них громоздко-тяжеловесны, искусственны, но нельзя не пожелать присвоить те произведения, в которых звучит подлинная поэзия со своей неповторимой тайной.

    Ее книги — “Струна” (1962), “Уроки музыки” (1969), “Стихи” (1975), “Метель”(1977), Стихотворение “Поздней весны польза-обнова” (1989)

13672 человека просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Ахмадуллина Б. / Лирика / Художественное своеобразие творчества Беллы Ахмадулиной

Смотрите также по произведению “Лирика”:

Заказать сочинение      

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00095201184864127887/woid/00238501189856040710

Поэзия второй половины XX века: Б.А. Ахмадулина

Поэты среднего («шестидесятнического») поколения переместили акмеистическую поэтику в измерение элегической традиции: наиболее показательно в данном случае творчество Беллы Ахмадулиной, Александра Кушнера и Олега Чухонцева. Элегичность этих поэтов не одинакова.

Ахмадулина наиболее близка к романтической элегии: ее зрение сосредоточено на том, как «ста­ринный слог», напор ассоциаций, уходящих, а точнее, уводящих в память культуры, преобража­ет настоящее, в сущности, пересоздает время по воле вдохновенного поэта.

Ахмадулина создала романтический вариант неоакмеизма.

У Ахмадулиной всегда и обязательно «в начале было слово»: именно слово наполняет приро­ду красотой и смыслом. Возникает характерная для романтического сознания оппозиция между миром, созданным магией слова, и реальностью, которая всего лишь «материал» для волшебных трансформаций. Не может быть сомнений в том, какой из миров дорог и близок поэту.

Важно

Однако в полном соответствии с романтической традицией лирическая героиня Ахмадулиной не совер­шает окончательный выбор, а остается «на пороге как бы двойного бытия» (Тютчев): «”Я вышла в сад”, — я написала. / Я написала? Значит, есть / хоть что-нибудь? Да, есть и дивно, / что выход в сад — не ход, не шаг.

Читайте также:  Сочинения об авторе беляев а. р.

/ Я никуда не выходила, / Я просто написала так: / “Я вышла в сад”»… Сама эта концовка стихотворения показательна: с одной стороны, признается хрупкая условность «выхода в сад»; с другой, именно это призрачное действие («Я никуда не выходила. Я просто написала так…

») замыкает текст стихотворения в кольцо — в устойчивую и стабильную струк­туру, не случайно символизирующую вечность, состояние, прямо противоположное мимолетному и преходящему.

Стихотворение «Сад» вполне может быть прочитано как ключ к эстетике Ахмадулиной, так как во многих других ее текстах прослеживаются аналогичные мотивы.

У Ахмадулиной Поэт как бы заменяет собой воспетый им мир. Но и сам Поэт, создавая свои слова, непременно соотносит их с окружающим миром-текстом, и потому сочинение стихов ни в коем случае не противоположно миру, а, наоборот, посвящено разгадке заложенных в него куль­турой смыслов, их усилению, актуализации.

Этому мирообразу соответствует избранная Ахмадулиной стилевая тональность. Поэта нередко упрекали и упрекают в манерности. Дело в том, что она обнаруживает искусственное — т. е. про­изводное от искусства — за всем тем, что кажется естественным, рутинным и даже природным.

Эту важную работу выполняет ее «манерный» стиль. К тому же в ее стиле всегда присутствует ощутимая самоирония, призванная передать откровенную и обнаженную хрупкость поэтической утопии красоты и счастья, разлитых в мире повсеместно.

Оборотной стороной этой иронии ока­зывается трагический стоицизм: поэт пересоздает мир в красоту, вопреки всему страшному, происходящему вокруг: «А ты — одна.

Тебе подмоги нет / И музыке трудна твоя наука — / не утруждая ранящий предмет / открыть в себе кровотеченье звука» («Уроки музыки», 1963); «Сло­ва из губ — как кровь в платок. / Зато на век, а не на миг» («Песенка для Булата», 1972).

По поэтической логике Ахмадулиной, всякий настоящий поэт одновременно обладает мифоло­гической силой, ибо наполняет реальность ценностью и значением и окружен трагическим орео­лом, так как создаваемое им или ею мироздание принципиально хрупко и беззащитно — таким же, абсолютно беззащитным перед историей и судьбой оказывается и сам поэт, распахнувший свою душу вовне. Трагическая плата за поэзию проступает и в постоянном для Ахмадулиной мо­тиве муки, пытки творчеством: «Я измучила упряжью шею. / Как другие несут письмена — / я не знаю, нет сил, не умею, / не могу — отпустите меня» («Это я…», 1967). Трагически в трепетный и теплый мир Ахмадулиной вступает тема творчества и неотлучная от нее тема немоты. Немоты, если можнб так выразиться, «физиологической», немоты страха: ведь каждый звук, чтоб быть верный, должен быть обеспечен болью, и надо загодя накапливать муки, дабы свершилась «казнь расторжения горла и речи».

Совет

Ахмадулина не скрывает страха перед трагической миссией поэта. Она предпочитает роли «человека-невелички» («Это я — человек-невеличка, всем, кто есть, прихожусь близнецом…

»), светской дамы, подруги всех своих друзей или, в крайнем случае, плакальщицы и послушницы в храме погибших поэтов.

Но «привычка ставить слово после слова» превращается в «способ со­вести» — «и теперь от меня не зависит».

Источник: http://5litra.ru/proizvedeniya/russian_classik/900-poeziya-vtoroy-poloviny-xx-veka-ba-ahmadulina.html

Чему мы можем поучиться у Беллы Ахмадулиной?

Но и по сей день, получая заслуженные почести, повторяет, что другие писатели, архитекторы, математики больше ее нуждаются в государственном поощрении. А из всех жизненных ролей всего милей для нее быть просто женой художника и матерью двух дочерей.

Она никогда не изменяла высоким нравственным принципам, всеми возможными способами вставала на защиту преследуемых и притесняемых режимом. Ее запрещали, над ней потешались, ее боготворили. Какова же на самом деле она, Белла Ахмадулина?

Белла Ахатовна родилась в Москве в тяжелый для всей страны 37-й. Первые годы своей жизни она проживала в доме, где без конца арестовывали людей. Ее близкие выжили потому, что бабушкин брат считался другом Ленина”.
Мама назвала дочь таким необычным именем, так как увлекалась Испанией и испанской культурой.

Сама поэтесса о чужеземных странах не мечтала, разве что красоты Грузии ее очень привлекали (в то время Грузия входила в состав Советского Союза): переводила грузинских поэтов, написала эссе «Сны о Грузии». Однако Белла Ахмадуллина уже смолоду решила, что никогда не будет думать о том, уезжать за границу или нет. Она не поддавалась этому искушению, тем более, что беспрерывно за кого-то заступалась. А власти, естественно, тут же вносили ее фамилию в черные списки.

Однако Белла Ахатовна по праву может считать, что она жила в счастливые шестидесятые годы. Несмотря на то, что в это время ее исключили из литературного института. За подпись под письмом в защиту Бориса Пастернака. Также хорошо известны ее выступления в защиту А. Сахарова, Л. Копелева, Г. Владимова, В. Войновича, А. Солженицына, С. Параджанова, А. Синявского. В то время она была готова страдать вместе с ними и даже за них. Она была удивительно бесстрашной, открытой, страстной натурой.

В это непростое время репрессий она только и делала, что писала прошения. За дорогих сердцу друзей. В чем — в чем, а в технике письма ей не откажешь! Иногда власти ей шли на уступки. Надо заметить, дело это было довольно рискованное. Позже она участвовала в не менее рискованных затеях, — от «Синтаксиса» до «Метрополя». В то время ей также удалось сыграть в кино («Живет такой парень»), написать киноповесть («Чистые пруды») и множество рассказов и эссе. Сложно отрицать тот факт, что слава Ахмадулиной, Евтушенко, Вознесенского, Рождественского в 60-е годы была сравнима разве что со славой первых советских космонавтов.

Однако, достигнув такой космической популярности, она не забыла про своих друзей. Преимущественно тоже поэтов. Она очень высоко ценит чувство дружбы и очень им дорожит. Но меняется время, меняются люди. Расстояния разделяют членов прежнего поэтического братства. Потерян Булат Окуджава. Круг сужается.

По улице моей который год
звучат шаги — мои друзья уходят.

Обратите внимание

Но в моменты уныния, которые издревле считаются грехом, потому что унынием человек рискует погасить свечу своей духовности, она ищет счастье в друзьях, умеет их любить, любоваться ими. Она умеет замечать душевный свет, который несет в себе все живое. «Иль неодушевленных нет вещей, иль мне они не встретились ни разу», — пишет Белла Ахатовна. Она ощущает предметы как живущие своей жизнью. В своей же жизни она делает все по совести («Способ совести избран уже, и теперь от меня не зависит»).

И самое главное, Белла Ахатовна — убежденная оптимистка с большим чувством самоиронии и невероятной жаждой жизни. («Только старости недостает. Остальное уже совершилось»).

Она прошла хорошую школу оптимизма, научилась прощать и не обращать внимания на мелкие житейские неурядицы. Она стала от этого только сильнее, а ее стихи ярче и светлее.

Перстам неотпускающим, незримым отдав щепотку боли и пыльцы, пари, предавшись помыслам орлиным,

сверкай и нежься, гибни и прости.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/biographies/articles/4973/

Лирика Ахмадулиной Беллы Ахатовны (поэзия Ахмадулиной — поэзия мыслящего и познающего чувства)

Тема: Писатели второй половины XX века — начала XXI века

Поэзия Ахмадулиной — поэзия мыслящего и познающего чувст­ва. Ее лирическая героиня обживает и наделяет только ей прису­щими смыслами окружающее пространство, будь то ночная комна­та («Ночь», 1962), или заснеженный арбатский двор («Как никогда беспечна и добра…», 1974).

Она обращена к внутреннему миру ли­рической героини, к вечным темам: любви и смерти, природе и творчеству — при этом поэтесса пропускает поток впечатлений сквозь призму своей души и прежде всего выстраивает их в свою образную систему, подчиняет законам своего собственного языка.

Например, образ свечи, традиционный в русской поэзии, становит­ся чисто ахмадулинским — с ее пристальным вниманием к разным сторонам одного и того же предмета («Свеча», 1962).

Поэзия Беллы Ахмадулиной отличается пристальностью и тон­костью психологического анализа, метафоричностью, переходами конкретно-чувственной образности в причудливую игру аллегорий, непосредственности признания — в изысканную стилизацию. Ли­рическую героиню Ахмадулиной характеризует сосредоточенность — иногда чрезмерная — на самовыражении и самоанализе.

Уже в ранних стихах Беллы Ахмадулиной (книга «Струна», 1962) обнаружилось ее стремление раскрыть богатство и красоту мира, человеческой души, тонкая поэтическая наблюдательность, порыв к действию:

Необъятна земля, но в ней нет ничего,Если вы ничего не заметите…

Героиня Ахмадулиной трепетно относится к дружбе, видя в ней одну из самых важных сторон человеческого общения. Не случайно слово «дружба» обрело в ранней поэзии Ахмадулиной свой искон­ный, полнокровный смысл.

В ее мире мужчину и женщину связы­вают прежде всего «простые», дружеские чувства, возведенные в ранг самых таинственных и сильных («Мои товарищи», «Гостить у художника», «Зимняя замкнутость»).

Эти отношения были столь напряженны для Ахмадулиной, что остальные человеческие чувства оказались в тени. Стихи о любви, которых было немало в первом сборнике «Струна», на какое-то время вообще перестали писаться.

Важно

В «Уроках музыки», ее второй, гораздо более зрелой книге, поэтес­са окончательно закрепляет за собой столь для нее важный статус товарища. В стихотворении «По улице моей который год…», напи­санном в 1969 году, Ахмадулина грустит о друзьях, которые поки­дают ее:

По улице моей который годЗвучат шаги — мои друзья уходят.Друзей моих медлительный уходТой темноте за окнами угоден.

Чувство одиночества «холодно замыкает круг». Пытаясь забыть­ся, героиня посещает концерты и библиотеки, но ей не дано забыть тех, кто «умерли или доселе живы»:

И я познаю мудрость и печаль,Свой тайный смысл доверят мне предметы.Природа, прислонясь к моим плечам,Объявит свои детские секреты.И вот тогда из слез, из темноты,Из бедного невежества былогоДрузей моих прекрасные чертыПоявятся и растворятся снова.

Образ одиночества в стихотворении реализуется в ряде сложных метафор: «Одиночество замыкает свой круг», взяв в плен лириче­скую героиню; одиночество призывает, голубая стужа одиночества и др.

Само одиночество, по мысли Ахмадулиной, содержит способы его преодоления. Появившиеся из темноты «прекрасные черты» друзей — лучшее свидетельство того, что нет забвения в ее душе.

Читайте также:  Краткая биография беллоу

Стихотворение написано традиционным пятистопным ямбом.

Тема дружбы звучит и в стихотворениях Ахмадулиной, посвя­щенных выдающимся поэтам-современникам: «Памяти Бориса Пас­тернака» (1962), «Зимняя замкнутость» — Булату Окуджаве (1965), ему же — «Снегопад» (1968), «Воспоминание о Ялте» (1969), «Пе­сенка для Булата» (1972), «За что мне все это?..» — Андрею Возне­сенскому (1975), «Владимиру Высоцкому» (1980), «Москва: дом на Беговой улице» (1982). Обращаясь к Булату, как к учителю и вдох­новителю, Ахмадулина пишет: «Мой этот год — вдоль бездны путь. // И если я не умерла, // то потому, что кто-нибудь // всегда молился за меня. // Всё вкривь и вкось, все невпопад, // мне страшен стал упрек светил, // зато — вчера // Зато — Булат! // Зато — мне ключик подарил!» Воспринимая смерть Высоцкого как тяжелую утрату, Ахмадулина отзывается стихотворением «Владимиру Высоцкому»:

Хвалю и люблю не отвергшено гибельной чаши.В обнимку уходим — всё дальше, всё выше, всё чище, не скаредны мы, и сердца разбиваются наши.Лишь так справедливо. Ведь если не наши — то чьи же?

Стихотворник «Мои товарищи» (1963) посвященное Андрею Воз­несенскому, другу и товарищу по поэтическому цеху, помогает уви­деть юного поэта таким же пылким и порывистым, каким он был в жизни:

Всё это так. Но всё ж он мой товарищ.А я люблю товарищей моих.Люблю смотреть, как, прыгнув из дверей, выходит мальчик с резвостью жонглера.По правилам московского жаргона люблю ему сказать: «Привет, Андрей!»

Понимая и ценя талант своего друга, Ахмадулина пророчески предсказывает ему грядущую славу:

И что-то в нем, хвали или кори, есть от пророка, есть от скомороха, и мир ему — горяч, как сковородка, сжигающая руки до крови.

Последние три строки стихотворения обращены к друзьям:

Да будем мы к своим друзьям пристрастны!Да будем думать, что они прекрасны!Терять их страшно, бог не приведи!

Они содержат в себе парафразу из Пушкина, из знаменитого стихотворения о лицейском братстве. Вслед за Цветаевой и Ахма­товой Ахмадулина выбирает в Пушкине свое — «восторги» друже­ского чувства. Культ дружбы, ревностно утверждаемый Ахмадули­ной, сохраняется и в ее более поздних стихотворениях.

Совет

Тема любви, только намечавшаяся в ранней поэзии, приобрета­ет в 70-е годы полнокровное звучание: «Люблю, когда ступая, как летая, // проноситесь, смеясь и лепеча. // Суть женственности, вечно золотая, // И для меня — священная свеча». Классическая женст­венность, так импонирующая ей в Марине Цветаевой, получила новую окраску в лирике Ахмадулиной.

Ее стих «проносится, смеясь и лепеча», удивляя нас витиеватостью и прихотливостью словаря и синтаксиса — своего рода кружевами, оборками, воланами.

Ахмадулинская версия современного женского характера противостоит порожденному новой формацией образу мужеподобной женщины, лишенной тайны и женской привлекательности: «В гортани моей, неумелой да чистой, // жил призвук старинного русского слова.

// Я призрак двусмысленный и неказистый // поэтов, чья жизнь не зате­ется снова» («Ночь перед выступлением», 1973), «Я вас люблю, кра­савицы столетий, // за ваш небрежный выпорх из дверей, // за право жить, вдыхая жизнь соцветий // и на плечи накинув смерть зверей» («Я вас люблю, красавицы столетий…», 1973).

В сборнике «Тайна» (1983) контуры ахмадулинского мира резко меняются. Он поражает нас прежде всего удивительной для Ахма­дулиной пустынностью ландшафта.

Городской пейзаж сменяется в ее поэзии безлюдными сельскими проселками, деревенским уеди­нением, уже не нарушаемым приездом «старого товарища», как это обычно происходило в ранних стихах. Природа в «Тайне» превра­тилась в главный оплот красоты, пленяя не только своим живым цветением, но и бессмертными строками, ею внушаемыми.

Голоса любимых поэтов от Марины Цветаевой до Пушкина озвучивают безмолвный мир этой книги: «Я предана этим бессветным местам, // безлюдию их и безлунью, // науськавшим гнаться за мной по пятам // поземку, как свору борзую». Материал с сайта //iEssay.

ru

Как пишет Виктор Куллэ, «дикий романтический сад, ставший у зрелой Ахмадулиной устойчивым синонимом не только поэзии, но и мироздания, предполагает не только упругость и первозданность поэтической ткани, но и некую безответственность стихотворца.

В какой-то степени это стало болезнью ее «длинных» стихотворений… на смену акмеистической зоркости к деталям приходит нагромож­дение невнятных автоперепевов. Но замечательно, что весь приве­денный набор отрицательных качеств служит в итоге лишь пере­гноем, тем сором, которого немало в поэтической кухне каждого берущегося за перо. А сад все-таки есть».

Обратите внимание

Однако уже в следующем своем сборнике «Сад» (1987) Ахмаду­лина пусть ненадолго, но выходит из «сада», вновь попадая в шум­ную городскую толчею. Но совсем не такую, как прежде.

Теперь пе­ред нами уже не московские переулки, которые оглашаются несущимися из гнесинской школы трелями, а площади провинци­альных городков, скажем, Тарусы, с присущей им музыкой: «Суб­ботник шатается, песню поющий. // Приемник нас хвалит за наши свершенья».

И уже не «в маленьком кафе на площади Восстанья» случаются, как это было когда-то, гаданные и негаданные встречи, но в «Оке», «заведенье второго разряда».

«Белла Ахмадулина» — поэт гораздо более высокой личностной и стилистической чистоты, нежели большинство ее сверкающих или непрозрачных современников. Ее стихотворения отличишь от чьих бы то ни было мгновенно. Вообще ее стих размышляет, меди­тирует, отклоняется от темы; синтаксис вязкий и гипнотический — в значительной степени продукт ее подлинного голоса.

Развертывание ее стихотворения, как правило, подобно розе, оно центростремительно и явственно отмечено напряженным женским вниманием к деталям — напряженным вниманием, которое иначе можно назвать любовью.

Чистый результат, тем не менее, не салон­ная и не камерная музыка; результат — уникальное ахмадулинское смешение частного и риторического — смешение, которое находит отклик в каждой душе.

Этим объясняется ее популярность — не только в кругу знатоков поэзии, но и у широкого русского читателя» (Иосиф Бродский).

На этой странице материал по темам:

  • доклад на тему лирика беллы ахмадилиновой
  • белла ахмадулина как никогда, беспечна и добра анализ
  • ахмадулина снегопад анализ
  • лирика ахмадулиной кратко
  • ахмадулина лирика и стихотворения

Источник: http://iessay.ru/ru/writers/other/literatura-xx-veka/stati/pisateli-vtoroj-poloviny-xx-veka-nachala-xxi-veka/lirika-ahmadulinoj-belly-ahatovny-poeziya-ahmadulinoj-poeziya-myslyashhego-i-poznayushhego-chuvstva

Белла Ахмадулина – биография, список книг, отзывы читателей

Ахмадулина, Белла (Изабелла) Ахатовна (10 апреля 1937 – 29 ноября 2010), русская поэтесса. Родилась в Москве. Школьницей работала внештатным корреспондентом газеты «Метростроевец». Стихи писала с детства, занималась в литобъединении при ЗИЛе у поэта Е. Винокурова.

В 1955 в газете «Комсомольская правда» было опубликовано ее стихотворение Родина. По окончании школы поступила в Литературный институт им. Горького. Стихи, поданные на творческий конкурс при поступлении, удостоились высокой оценки И.

Сельвинского: «поразительные по силе, свежести, чистоте души, глубине чувства».

Во время учебы в Литинституте Ахмадулина публиковала стихи в литературных журналах и в рукописном журнале «Синтаксис». Занималась журналистикой, писала очерки.

Важно

В 1957 писала в «Комсомольской правде»: искусство «призвано не веселить людей, а приносить им страдания». В 1959 Ахмадулина была исключена из института за отказ участвовать в травле Пастернака, но затем восстановлена.

В 1960 окончила институт с отличной оценкой дипломной работы.

В 1962 стараниями Антокольского была издана первая книга Ахмадулиной Струна. Высоко оценивая поэтический дар Ахмадулиной, Антокольский впоследствии написал в посвященном ей стихотворении: «Здравствуй, Чудо по имени Белла, / Ахмадулина, птенчик орла!»

Поэтический сборник Озноб, в котором были собраны все стихи, написанные в течение 13 лет, вышел в эмигрантском издательстве «Посев».

Несмотря на это «крамольное» событие, книги Ахмадулиной, хотя и подвергались строгой цензуре, продолжали издаваться в СССР: Уроки музыки, Стихи, Свеча, Метель и др.

В 1977 она была избрана почетным членом Американской академии искусства и литературы. В 1988 вышла книга Избранное, за ней последовали новые поэтические сборники.

Сюрреалистический рассказ Ахмадулиной Много собак и собака вошел в неофициальный альманах «Метрополь». К этому времени она по праву считалась одним из наиболее ярких поэтов, начинавших свой творческий путь во время «оттепели».

Вместе с Вознесенским, Евтушенко и Рождественским ее называли «поэтом эстрады», обозначая таким образом не столько поэтический строй, сколько способ общения с читателем. Вообще же стихам Ахмадулиной никогда не была присуща публицистичность.

Она не раз говорила о том, что без восторга вспоминает времена массового интереса к поэзии, из-за которого в поэтах воспитывалось желание угождать неприхотливым вкусам.

Совет

Одной из главных тем лирики Ахмадулиной является дружба. Дружбу – в том числе дружбу-любовь и дружбу-творчество – она считает одним из самых сильных человеческих чувств.

Героями стихов Ахмадулиной становились русские поэты – от Пушкина и Цветаевой до друзей и современников Вознесенского и Окуджавы, а также простые люди – «кривая Нинка», «электрик Василий» и др. Ахмадулину не пугают уродливые черты действительности, о которой она пишет в своем «больничном цикле».

При этом, как писал в 1977 Иосиф Бродский, ее искусство «в значительной степени интровертно и центростремительно. Интровертность эта, будучи вполне естественной, в стране, где живет автор, является еще и формой морального выживания».

Бродский считал Ахмадулину «несомненной наследницей Лермонтовско-Пастернаковской линии в русской поэзии», поэтом, чей «стих размышляет, медитирует, отклоняется от темы; синтаксис – вязкий и гипнотический – в значительной мере продукт ее подлинного голоса».

Ахмадулина много переводила грузинских поэтов Бараташвили, Табидзе, Чиковани и др. Журнал «Литературная Грузия» публиковал ее стихи в годы, когда из-за идеологических запретов это было невозможно в России.

Ахмадулина – автор многочисленных эссе – о Набокове, Ахматовой, Цветаевой, Вен. Ерофееве, Твардовском, Антокольском, Высоцком и др. крупных творческих личностях, которые, по ее словам, «украсили и оправдали своим участием разное время общего времени, незаметно ставшего эпохой».

Жила поэтесса в Москве. В 1989 ей была присуждена Государственная премия СССР.

В последние годы Белла Ахмадулина тяжело болела, практически ничего не видела и передвигалась на ощупь.

Скончалась вечером 29 ноября 2010 года в машине скорой помощи. По словам мужа поэтессы Бориса Мессерера, смерть наступила вследствие сердечно-сосудистого криза. Президент Российской Федерации Д. А.

Медведев выразил официальные соболезнования родным и близким поэтессы.

Обратите внимание

Прощание с Беллой Ахмадулиной состоялось 3 декабря 2010 года в Центральном Доме литераторов в Москве. В этот же день она была похоронена на Новодевичьем кладбище.

Источник: http://readly.ru/author/8789/

Памяти Беллы Ахмадулиной. М.Ю. Лермонтов в творчестве поэтессы

“Смех уст и печаль глаз” 

Читайте также:  Краткая биография мюссе

Но Пушкина и Лермонтова она любила, как родных. И даже больше. «Когда начинаются в тебе эти два имени и не любовь даже, а все, все — наибольшая обширность переживания, которую лишь они в тебе вызывают?.. Тобой овладевает беспокойная корысть собственного поиска, ты хочешь сам, воочию, убедиться, принять на себя ту, уже неживую жизнь».



День памяти Беллы Ахатовны Ахмадулиной – советской и российской поэтессы, писательницы, переводчицы, автора многочисленных эссе о русских поэтах и прозаиках, которые, по ее словам, «украсили и оправдали своим участием разное время общего времени, незаметно ставшего эпохой».

10 апреля 1937 — 29 ноября 2010 

В своем творчестве Бэлла Ахмадулина часто обращается к образу Лермонтова, трагическая судьба которого переживается ею как «сегодняшняя», острая, не ослабляемая временем утрата; отсюда один из ведущих мотивов стихов о поэте — стремление «спасти», отстоять поэта от «пустой и совершенной свободы» смерти силой внутр. памяти и «зрения». Лермонтовская тема всегда включена у поэтессы в собственную духовную ситуацию и соотносится с личностью поэта.
Значительно дополняет и уточняет восприятие Ахмадулиной личности Лермонтова ее эссе «Пушкин. Лермонтов» (1965) и новелла «Лермонтов. Из архива семейства Р.» (1973), в которой поэтесса обращается к обстоятельствам гибели поэта. Новелла эта, основанная на документальных материалах, содержит и элементы фантастики, но границы между художественным вымыслом и биографически достоверными сведениями в ней не смешиваются. С психологической проницательностью рисует Ахмадулина участников последней дуэли Лермонтова — «внятного» и деловитого в своих объяснениях князя А. И. Васильчикова и равнодушно-великолепного А. А. Столыпина (Монго). На основании незавершенной исповеди Н. С. Мартынова, мемуаров лермонтовской поры Ахмадулина стремится выявить те внутренние механизмы, которые привели к трагической развязке, воссоздает облик убийцы Лермонтова, не умеющего «отличать самолюбия от чувства чести, отчего площадь его уязвимости была искушающе огромной и требовала неусыпной придирчивой охраны». Образ самого поэта дан через восприятие Мартынова, при этом Бэлла Ахмадулина акцентирует не столько неприязнь, сколько его тупое недоумение перед личностью поэта. В повествование введена и полемическая переписка с воображаемым противником авторского отношения к Лермонтову, два письма Ахмадулиной к П. Г. Антокольскому и его ответы на них, отдельная глава о бабушке поэта Е. А. Арсеньевой, которая «одна дала Лермонтову всю любовь».

В эссе «Пушкин.

Лермонтов» Ахмадулина высказала свое понимание последних четырех лет жизни поэта как «мгновенного подвига многолетнего возмужания»; именно в эти четыре года «он бросается, чтобы прожить целую жизнь», подобно путнику в балладе «Тамара». И Лермонтов, по мнению Ахмадултиной, «удалось совершить этот смертельно-выгодный для него обмен: две жизни в плену — „за одну, но только полную тревог“».

С лермонтовской темой в творчестве поэтессы связана миниатюра в прозе «Воспоминание о Грузии» (1965) и цикл стихов 1965—67 «Сны о Грузии».

Глубокий нежный сад, впадающий в Оку Глубокий нежный сад, впадающий в Оку,
стекающий с горы лавиной многоцветья.
Начнёмте же игру, любезный друг, ау!
Останемся в саду минувшего столетья. Ау, любезный друг, вот правила игры:
не спрашивать зачем и поманить рукою
в глубокий нежный сад, стекающий с горы,
упущенный горой, воспринятый Окою. Попробуем следить за поведеньем двух
кисейных рукавов, за блеском медальона,
сокрывшего в себе… ау, любезный друг!..
сокрывшего, и пусть, с нас и того довольно. Заботясь лишь о том, что стол накрыт в саду,
забыть грядущий век для сущего событья.
Ау, любезный друг! Идёте ли?- Иду.-
Идите! Стол в саду накрыт для чаепитья. А это что за гость?- Да это юный внук
Арсеньевой.- Какой?- Столыпиной.- Ну, что же,
храни его Господь. Ау, любезный друг!
Далекий свет иль звук – чирк холодом по коже. Ау, любезный друг! Предчувствие беды
преувеличит смысл свечи, обмолвки, жеста.
И, как ни отступай в столетья и сады,
душа не сыщет в них забвенья и блаженства.

Лермонтов и дитя

Под сердцем, говорят. Не знаю.
Не вполне.
Вдруг сердце вознеслось
и взмыло надо мною,
сопутствовало мне стороннею луною,
и муки было в нем не боле, чем в луне.
Но люди говорят, и я так говорю.
Иначе как сказать?
Под сердцем – так под сердцем.
Вот сбылся листопад.
Извечным этим средством
не пренебрег октябрь,
склоняясь к ноябрю.
Я все одна была, иль были мы одни
с тем странником,
чья жизнь все больше оживала.
Совпали блажь ума и надобность журнала –
о Лермонтове я писала в эти дни.
Тот, кто отныне стал значением моим,
кормился ручейком
невзрачным и целебным.
Мне снились по ночам
Васильчиков и Глебов.
Мой исподлобный взгляд
присматривался к ним.
Был город истомлен
бесснежным февралем,
но вскоре снег пошел,
и снега стало много.
В тот день потупил взор
невозмутимый Манго
пред пристальным моим
волшебным фонарем.
Зима еще была сохранна и цела.
А там – уже июль, гроза и поединок. Мой микроскоп увяз
в двух неприглядных льдинах,
изъятых из глазниц лукавого царя.
Но некто рвался жить,
выпрашивал: “Скорей!”
Томился взаперти и в сердцевине круга.
Успею ль, боже мой,
как брата и как друга,
благословить тебя,
добрейший Шан-Гирей?
Все спуталось во мне. И было все равно –
что Лермонтов,
что тот, кто восходил из мрака.
Я рукопись сдала, когда в сугробах марта
слабело и текло водою серебро.
Вновь близится декабрь к финалу своему.
Снег сыплется с дерев, пока дитя ликует.
Но иногда оно затихнет и тоскует,
и только мне одной известно – по кому.

Дуэль

И снова, как огни мартенов,
Огни грозы над головой…
Так кто же победил: Мартынов
Иль Лермонтов в дуэли той?
Дантес иль Пушкин? Кто там первый?
Кто выиграл и встал с земли?
Кого дорогой этой белой
На чёрних санках повезли?
Но как же так! По всем приметам
Другой там выиграл, другой,
Не тот, кто на снегу примятом
Лежал курчавой головой!
Что делать, если в схватке дикой
Всегда дурак был на виду,
Меж тем как человек великий,
Как мальчик, попадал в беду…
Чем я утешу пораженных
Ничтожным превосходством зла,
Осмеянных и отчуждённых
Поэтов, погибавших зря?
Я так скажу: на самом деле
Давным-давно, который год,
Забыли мы и проглядели
Что всё идёт наоборот:
Мартынов пал под той горою,
Он был наказан тяжело,
А воронье ночной порою
Его терзало и несло.
А Лермонтов зато сначала
Всё начинал и гнал коня,
И женщина ему кричала:
«Люби меня! Люби меня!»
Дантес лежал среди сугроба,
Подняться не умел с земли,
А мимо медленно, сурово,
Не оглянувшись, люди шли.
Он умер или жив остался —
Никто того не различал,
А Пушкин пил вино, смеялся,
Друзей встречал, озорничал.
Стихи писал, не знал печали,
Дела его прекрасно шли,
И поводила всё плечами
И улыбалась Натали.
Для их спасения навечно
Порядок этот утвержден.
И торжествующий невежда
Приговорён и осужден.

Тоска по Лермонтову

О Грузия, лишь по твоей вине,
когда зима грязна и белоснежна,
печаль моя печальна не вполне,
не до конца надежда безнадежна. Одну тебя я счастливо люблю,
я лишь твое лицо не лицемерно.
Рука твоя на голову мою
ложится благосклонно и целебно. Мне не застать врасплох твоей любви.
Открытыми объятия ты держишь.
Все говоры, все шепоты твои
мне на ухо нашепчешь и утешишь. Но в этот день не так я молода,
чтоб выбирать меж севером и югом.
Свершилась поздней осени беда,
былой уют украсив неуютом. Лишь черный зонт в моих руках гремит.
Живой и мрачной силой он напрягся.
То, что тебя покинуть норовит, –
пускай покинет, что держать напрасно. Я отпускаю зонт и не смотрю,
как будет он использовать свободу.
Я медленно иду по октябрю,
сквозь воду и холодную погоду. В чужом дому, не знаю почему,
я бег моих колен остановила.
Вы пробовали жить в чужом дому?
Там хорошо. И вот как это было. Был подвиг одиночества свершен.
и я могла уйти. Но так случилось,
что в этом доме, в ванной, жил сверчок.
поскрипывал, оказывал мне милость. Моя душа тогда была слаба
и потому – с доверьем и тоскою –
тот слабый скрип, той песенки слова
я полюбила слабою душою. Привыкла вскоре добрая семья,
что так, друг друга не опровергая,
два пустяка природы – он и я –
живут тихонько, песенки слагая. Итак – я здесь. Мы по ночам не спим,
я запою – он отвечать умеет.
Ну, хорошо. А где же снам моим,
где им-то жить? Где их бездомность реет? Они все там же, там, где я была,
где высочайший юноша вселенной
меж туч и солнца, меж добра и зла
стоял вверху горы уединенной. О, там, под покровительством горы,
как в медленном недоуменье танца,
течения Арагвы и Куры
ни встретиться не могут, ни расстаться. Внизу так чист, так мрачен Мцхетский храм.
Души его воинственна молитва.
В ней гром мечей, и лошадиный храп,
и вечная за эту землю битва. Где он стоял? Вот здесь, где монастырь
еще живет всей свежестью размаха,
где малый камень с легкостью вместил
великую тоску того монаха. Что, мальчик мой, великий человек?
Что сделал ты, чтобы воскреснуть болью
в моем мозгу и чернотой меж век,
все плачущей над маленьким тобою? И в этой, богом замкнутой судьбе,
в своей нижайшей муке превосходства,
хотя б сверчок любимому, тебе,
сверчок играл средь твоего сиротства? Стой на горе! Не уходи туда,
где-только-то! – через четыре года
сомкнется над тобою навсегда
пустая, совершенная свобода! Стой на горе! Я по твоим следам
найду тебя под солнцем, возле Мцхета.
Возьму себе всем зреньем, не отдам,
и ты спасен уже, и вечно это. Стой на горе! Но чем к тебе добрей
чужой земли таинственная новость,
тем яростней соблазн земли твоей,
нужней ее сладчайшая суровость.

Источники:

1. Лермонтовская энциклопедия
2. Веб журнал перемены “О Белле Ахмадулиной”
3. Б. Ахмадулина “Эссе о руских поэтах. Пушкин. Лермонтов…”
4. Б. Ахмадулина “Лермонтов. Из архива семейства Р.”

Источник: http://museumtarhany.blogspot.com/2013/11/ahmadylina-lermontov.html

Ссылка на основную публикацию