Сочинения об авторе рылеев

Сообщение о Рылееве

Сообщение о Рылееве кратко расскажет Вам о знаменитом участнике декабристского движения, общественного деятеля и выдающегося поэта.

Доклад о Рылееве

Будущий поэт Рылеев Кондратий Федорович родился 18 (29) сентября 1795 года в семье отставного армейского офицера. Его отец очень увлекался картами и проиграл два своих имения. Он хотел вымуштровать сына и отдал его в Петербургский кадетский корпус, где юноша проучился 13 лет (1801 – 1814 годы). Еще в кадетском корпусе обнаружил у себя талант к написанию стихов.

В 1818 году Кондратий Федорович решил заняться творчеством. Через 2 года он женился на Тевяшевой Наталье и вдохновленный этим событием, Рылеев написал знаменитую оду «К временщику». Родители жены поэта были состоятельными украинскими помещиками, которые любезно приняли его, несмотря на транжирство его отца и незавидное положение.

В 1821 году он поступает на службу в уголовную государственную палату Петербурга, а через 2 года переходит в Российско-американскую компанию, получив место правителя канцелярии.

Обратите внимание

В 1823 году Рылеев стал членом «Вольного общества любителей российской словесности» и по 1924 год занимается изданием «Полярной звезды» вместе с Бестужевым.

Вместе с литературной деятельностью Кондратия Федорович занимался политической деятельностью, входя в Северное декабристское общество. Придерживался он республиканских взглядов.

  Когда осуществлялось шествие декабристов на Сенатскую площадь, он был в первых рядах.

После того, как восстание декабристов было подавлено, поэта арестовали, как и прочих его участников. Его вместе с товарищами приговорили к смерти через повешенье. Рылеева вместе с Пестелем, Каховским, Муравьевым — Апостолом повесили 13 (25) июля 1826 года. При чем поэт дважды терпел удушье, так как в первый раз порвалась веревка. Место погребения неизвестно.

Интересные факты о Рылееве:

  • Его назвали на честь первого попавшегося человека на пути в церковь для крещения малыша. Этот человек был отставным военным, и он же согласился стать его крестным.  Маленький Кондратий был единственным ребенком в семье, который пережил младенческий возраст.
  • Его мать рассказывала сыну легенду, что когда он болел, ангел-хранитель, учуяв молитву матери, помог Кондратию выздороветь. Но вместе с тем он предрек мальчику трагическую судьбу и раннюю смерть.
  • С малых лет любил читать книги и поглотил все, что было в библиотеке Кадетского корпуса, где он обучался. Отец не покупал ему книг, так как не считал их полезными.
  • Первую оду написал в 1813 году, посвятив ее Кутузову.
  • У него был ребенок, но когда сыну исполнился год, он умер.
  • Его жизнь могла бы сложиться иначе: родители жены предлагали ему переехать в Украину  к ним. Но Рылеев решил посвятить себя служению Родине и поехал в Петербург, где его ждала скорая гибель.

Надеемся, что рассказ о Рылееве помог Вам подготовиться к занятию. А свой небольшой рассказ о Рылееве Вы можете оставить через форму комментариев ниже.

Источник: https://kratkoe.com/soobshhenie-o-ryileeve/

Воспоминания современников о Рылееве

/ Сочинения / Рылеев К.Ф. / Разное / Воспоминания современников о Рылееве

  Скачать сочинение

    В конце сентября 1819 года Рылеев, приехавший с женой в усадьбу матери, посещает столицу, где начинает знакомиться с петербургскими литераторами. Вот тогда-то едва не разыгралась трагедия. В конце 1819 года – в самом начале 1820 года происходит мимолетная встреча Рылеева с Пушкиным. Оба были молоды и вспыльчивы.

По неизвестной причине между ними возникла ссора, которая могла закончиться или даже закончилась дуэлью. Позднее, 24 марта 1825 года Пушкин писал Александру Бестужеву о Рылееве: «Он в душе поэт. Я опасаюсь его не на шутку и жалею очень, что его не застрелил, когда имел тому случай – да черт его знал».

     Пушкин не увидел в рылеевских думах правды истории, правды характеров, и это позволило ему рассказать, что «национального, русского нет в них ничего, кроме имен…» Он писал В.А.Жуковскому: «Думы Рылеева и целят, а все невпопад ».           Рылеев осмелился обесславить грозного Аракчеева, любимца Александра I, в своей сатире «К временщику».

Декабрист Николай Бестужев позднее вспоминал:
     «Все государство трепетало под железной рукой любимца правителя. Никто не смел, жаловаться: едва возникал малейший ропот – и навечно исчезал в пустынях Сибири или в смрадных склепах крепостей.

     В таком положении была Россия, когда Рылеев громко и всенародно вызвал временщика на суд истины; когда назвал его деяния, определил им цену и смело предал проклятию потомства слепую или умышленную покорность вельможи для подавления отечества.

     Нельзя представить изумления, ужаса, даже, можно сказать, оцепенения, каким поражены были жители столицы при сих неслыханных звуках правды и укоризны, при сей борьбе младенца с великаном».

     Надменный временщик, и подлый и коварный,      Монарха хитрый льстец, и друг неблагодарный,
     Неистовый тиран родной страны своей…
     – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – –
     О, как на лире я потщусь того прославить,
     Отечество мое кто от тебя избавит!
     По воспоминаниям одного из современников, «Аракчеев, оскорбленный в своем грозном величии неслыханною дерзостию, отнесся к министру народного просвещения князю Голицыну, требуя предать цензора, пропустившего эту сатиру, суду. Но Александр Иванович Тургенев, тайно радуясь этому поражению и желая защитить цензора, придумал от имени министра дать Аракчееву такой ответ: «Так как, ваше сиятельство, по случаю пропуска цензурою Персия сатиры, переведенной стихами, требуете, чтобы я отдал под суд цензора и цензурный комитет за оскорбительные для вас выражения, то прежде чем я назначу следствие, мне необходимо нужно знать, какие именно выражения принимаете вы на свой счет?» Тактический ход влиятельного чиновника министерства народного просвещения Александра Тургенева спас и цензора, и Рылеева. Аракчеев вынужден был промолчать.      5 июня 1823 года в Санкт-Петербургскую палату уголовного суда, где служил Рылеев, поступает сверхштатным членом Иван Иванович Пущин, один из основателей Северного общества декабристов.
     Сближение с Пущиным стало важнейшей вехой в жизни Рылеева. Пущин по достоинству оценил и поэтическую деятельность своего сослуживца, и его смелое, полное гражданского мужества поведение в судебной палате. Трудно было Пущину сыскать более преданного единомышленника, и вполне естественно, что несколько месяцев спустя он вводит Рылеева в тайное общество. Вскоре выясняется, что в организацию вступил не рядовой член, а человек неукротимого революционного темперамента.      На совещаниях декабристов, на заседаниях Вольного общества, в дружеском кругу – словом, всюду Рылеев, беспредельно преданный идеалам свободы, покорял окружающих поразительной цельностью своей личности. Николай Бестужев вспоминал: « Рылеев был не красноречив и овладевал другими не тонкостями риторики или силою силлогизма, но жаром простого и иногда несвязного разговора, который в отрывистых выражениях изображал всю силу мысли, всегда прекрасной, всегда правдивой, всегда привлекательной. Всего красноречивее было его лицо, на котором являлось прежде слов все то, что он хотел выразить, точно, как говорил Мур о Байроне, что он похож на гипсовую вазу, снаружи которой нет никаких украшений, но как скоро в ней загорится огонь, то изображения, изваянные хитрою рукою художника, обнаруживаются сами собою».
     «Он гению лишь был послушен,// Властей других не признавал», – писал Рылеев о Байроне. Таков высший закон жизни каждого истинного таланта. Так жил и Рылеев.
     В ночь на 14 декабря у Рылеева снова состоялось собрание. Декабристы приняли окончательный план восстания. Михаил Бестужев вспоминал: «…Как прекрасен был в этот вечер Рылеев! Он был нехорош собой, говорил просто, но не гладко; но когда он попадал на свою любимую тему – на любовь к родине, – физиономия его оживлялась, черные, как смоль, глаза озарялись неземным светом, речь текла плавно, как огненная лава, и тогда, бывало, не устаешь любоваться им».           Вспоминая о последних встречах с Рылеевым, Федор Глинка показал на следствии: «Рылеев был болен сильною опухолью в горле и ни о чем не говорил со мною, как только о разных предначертаниях его поэм, также о трагедии «Богдан Хмельницкий», которую начал писать, и намеревался объехать разные места Малороссии, где действовал, сей гетман, чтоб дать историческую правдоподобность своему сочинению».
     Год за годом историки литературы собирали по крупицам «осколки» незавершенных произведений Рылеева, и теперь ясно видно, что он погиб на мощном творческом взлете.
     В наши дни исполнилась мечта Огарева, который писал о Рылееве:
     Мы стих твой вырвем из забвенья
     И в первый русский вольный день,
     В виду младого поколенья,
     Восстановим для поклоненья

     Твою страдальческую тень.

2662 человека просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Рылеев К.Ф. / Разное / Воспоминания современников о Рылееве

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00068301184864180175

Кондратий Фёдорович Рылеев

Категория: Рылеев К.Ф. Actionteaser.ru – тизерная реклама

Рылеев сыграл очень важную роль и в истории русского освободительного движения, и в истори русской литературы. Участник Отечественной войны 1812 г., он, как и многие другие будущие декабристы, вынес из нее чувство любви и восхищения народом и ненависти к его угнетателям.

Он стал одним из руководителей Северного тайного общества. После поражения восстания в числе пяти виднейших декабристов Рылеев был повешен. Поэзию Рылеев воспринимал как особую форму гражданского служения общественному делу. Поэтому в его статьях, письмах, стихах постоянно сближаются понятия: поэт и гражданин. Совсем незадолго до восстания, в ноябре 1825 г.

он писал Пушкину: «Будь поэт и гражданин», почти дословно повторяя свой знаменитый стих «Я не Поэт, а Гражданин» (из Посвящения к поэме «Войнаровский»). Первым стихотворением, принесшим Рылееву широкую известность, было послание «К временщику» (1820).

Важно

Современники с изумлением и даже с испугом за поэта увидели в этом стихотворении смелую сатиру, направленную против царского любимца Аракчеева, народного угнетателя, организатора военных поселений. Послание написано как страстная ораторская речь, как обличение, произнесенное перед громадной толпой слушателей.

Торжественному, ораторскому стилю соответствует и приподнятая лексика, использование риторических вопросов, восклицаний, инверсий. Здесь явственно ощущаются традиции Державина, обличительно-гражданский пафос которого Рылеев очень ценил. Показательно, что Рылеев почти не писал стихов о любви.

Традиции «легкой поэзии» ему принципиально чужды: * Любовь никак нейдет на ум, * Увы, моя отчизна страждет; * Душа в волненье тяжких дум * Теперь одной свободы жаждет. * («Я не хочу любви твоей…», 1824)

Не интимные переживания, а чувство высокой ответственности за судьбы отчизны волнует его.

И в лирических стихах он на первое место выдвигает образ поэта-гражданина, воодушевляющего соратников на подвиг и упрекающего маловеров в трусости и отступничестве.

Читайте также:  Краткая биография толстой а. н.



Гусарский ротмистр Зурин, который в начале романа (первая глава) учит молодого Гринева «привыкать к службе» и, пользуясь его совершенной неопытностью, жестоко обыгрывает его на бильярде, снова появляется в конце романа (предпоследняя глава), чтобы помочь Гриневу в трудную для него минуту. Еще более важную, прямо-таки решающую роль в судьбе Гринева играет случайно встретившийся ему в Оренбургской степи во время бурана вожатый, оказавшийся впоследствии не кем иным, как самим Пугачевым. В первонач

В апрельский день я от людей ушла, Ушла навек покорно и безгласно — И все ж была я в жизни не напрасно: Я для любви не умерла. И. А. Бунин Жемчужиной творческого наследия замечательного русского писателя, лауреата Нобелевской премии И. А.

Бунина заслуженно считается рассказ “Легкое дыхание”. В нем так лаконично и ярко запечатлен образ главной героини, так трепетно передано чувство прекрасного, несмотря на трагическую ее судьбу.

Все в рассказе построено на выразительных контрастах, без котор

“Странно: почему мы так же, как и перед родителями, всякий раз чувствуем свою вину перед учителями? И не за то вовсе, что было в школе, — нет, а за то, что сталось с нами после”.

С такого нравоучительного суждения начинается блестящий рассказ Валентина Распутина “Уроки французского”.

Совет

С мудрым юмором, добротой, человечностью, а главное, с полной психологической точностью описывает писатель взаимоотношения голодного ученика с молодой учительницей. Повествование течет неспешно, с бытовыми подробнос

“Чацкий неизбежен при каждой смене одного века другим. Каждое дело, требующее обновления, вызывает тень Чацкого”, – так писал Гончаров в своем критическом этюде “Мильон терзаний”.

Действительно, положение Чацкого на общественной лестнице может быть разным, но роль и участь всегда одна и та же: свой “мильон терзаний”, непонимание, страдание, изгнание.

Чацкие не переводятся в обществе, повторяясь на каждом шагу общественного развития, а значит, борьба нового со старым, передового с отжившим, здоро

Зимними ночами, когда на небе ярко светит луна, а на улице воет и свищет ветер, внося неразбериху в белый рой кружащихся сверкающих снежинок, ко мне в окно часто заглядывает Снежная королева из сказки X. К. Андерсена.

Ее лицо на миг приникает к оконному стеклу, покрытому удивительными узорами, и вот уже слышно, как удаляются, звеня хрустальными бубенчиками, королевские сани. А мне становится неуютно и как-то прохладно даже под теплым верблюжьим одеялом…

Нет, я не боюсь, потому что мне известна

Дружба — великая силаВеликая сила — дружба. В чём её сила, спросите вы?Во-первых, настоящий друг никогда тебя не подведёт, поможет тебе в трудную минуту. Если я забыл дома свой учебник или ручку, верный друг всегда выручит меня, поделится своим.

Реалистическое искусство всегда старается отражать действительно происходящие события и явления.

Выбирая самые что ни на есть прозаические предметы, вещи, события, русские художники второй половины XIX века старались передать жизнь такой, какая она есть, в самом обычном ее виде. Русский пейзаж в литературе появился давно и занял прочное место. Так, природа в произведениях И. С.

Обратите внимание

Тургенева являет собой живой образ, это как бы еще один герой в системе персонажей “Отцов и детей”.     В экспозиции ро

Пустырь за ночлежкой Костылевых. На бревне сидят Наташа и Настя, на дровнях — Лука и Барон. Клещ лежит на куче веток. Настя рассказывает вымышленную историю про свой роман со студентом.

Остальные уличают ее во лжи, кроме Луки, который Настю жалеет: «Коли ты веришь, была у тебя настоящая любовь… значит — была она». Наташа говорит, что ложь приятнее правды, признается, что сама она любит мечтать и ждет чего-нибудь необыкновенного.

Наташа говорит, что всем плохо жить, а Клещ возмущается: «Ведь ес

Для Достоевского — истинно верующего христианина — все в человеческой жизни исполнено глубочайшего смысла. В ней не бывает случайностей и мелочей, и ничто никому не проходит даром.

Так же, как и в жизни, в произведениях Достоевского все увязано в один крепкий узел, в них нет ничего бессмысленного и случайного, все события представлены так, что их смысловой центр — в Боге, точнее, в живом общении с ним.

В романе «Преступление и наказание» присутствует ориентир, который служит точкой отсчета для вс

Жизнь – это богатство, каждый человек получает её при рождении, даже не понимая, насколько большое это сокровище. По разному люди пользуются этим богатством.

Некоторые – осторожно и умеренно, другие живут одним днем, кто-то вообще не ценит этого дара и разрушает его, употребляя наркотики и алкоголь…Каждый человек самостоятельно решает, как прожить свою жизнь.

Важно

И не стоит забывать, что оно одно и тратить на различные глупости. Мы должны пройти жизненный путь так, чтобы потом не жалеть за бездарн

Сейчас смотрят:{module Разное:} Actionteaser.ru – тизерная реклама Actionteaser.ru – тизерная реклама

Источник: https://referat567.info/sochineniya-po-literature/tvorchestvo-ryleeva/12902-kondratij-fjodorovich-ryleev.html

Разница мировидения Рылеева и Жуковского

Рылеев и Жуковский — представители одной эпохи и одного литера­турного направления. Они жили и творили в начале девятнадцатого сто­летия, во время расцвета романтизма, когда идеал противопоставляется действительности, но не может быть осуществлен.

Понимание Жуковским и Рылеевым роли литературы можно охарактеризовать цитатой устава Сою­за благоденствия: «Сила и прелесть стихотворения в непрерывном изложе­нии чувств высших и к добру увлекающих; описание предметов, не способ­ных к рождению высших побуждений, не достойно поэзии».

Но добро Жу­ковский и Рылеев понимают по-разному.

Рылеев принадлежит к политическому и литературному течению дека­бристов. Он считает поэзию орудием борьбы, воспитания и пропаганды. Настоящее искусство ведет борьбу за революционное преобразование общества.

Функцию преобразования, по мнению декабристов, должен вы­полнить русский народ, так как он по своему национальному характеру яв­ляется тираноборцем и носителем высшей морали. Понятие национального характера очень важно для декабристов.

Они считали, что то, что разли­чает людей в разные эпохи — это нечто поверхностное, а то, что неизменно, составляет национальный характер. Для выражения своего мировоззрения Рылеев выбирает жанр исторической поэмы и ищет истоки национального русского характера в истории.

Воплощение идеала для него — это человек, который может забыть о себе и пожертвовать всем. Материал с сайта //iEssay.ru

Жуковский испытывает антипатию к деспотизму, но отказывается всту­пить в Союз благоденствия, так как, по-видимому, не верит в возможность общественных переворотов. Он отвергает всю общественную историю в целом.

Основу философии Жуковского составляет то, что человек несча­стен, так как в поисках ценности он устремлен к внешнему миру, и его душа попадает в зависимость к этому миру. А выход в том, чтобы основать свою жизнь на внутренних ценностях.

Совет

В этом безумном мире человек обретает полную свободу, обращаясь к ценностям своей души, и это путь к счастью. Но ценность человеческой души тоже оказывается под сомнением. Начи­наются поиски иной опоры, за пределами действительности. Жуковский считает, что только мечта помогает обрести блаженство среди убожества этого мира.

Он считал, что, если отдаться всей душой фольклорному мла­денческому миру, изображаемому в балладах, то можно обрести идеал, осво­бодившись от повседневности. Жуковский избрал жанр элегии и баллады.

Итак, хотя Рылеев и Жуковский пишут в рамках романтизма, но стоят на принципиально разных позициях, воплощают их в разных литературных жанрах.

Источник: http://iessay.ru/ru/writers/native/r/ryleev/sochineniya/obshhie-temy/raznica-mirovideniya-ryleeva-i-zhukovskogo

Готовые школьные сочинения

июня
21 2011

Воспоминания современников о Рылееве

В конце сентября 1819 года Рылеев, приехавший с женой в усадьбу матери, посещает столицу, где начинает знакомиться с петербургскими литераторами. Вот тогда-то едва не разыгралась трагедия. В конце 1819 года – в самом начале 1820 года происходит мимолетная встреча Рылеева с Пушкиным. Оба были молоды и вспыльчивы. По неизвестной причине между ними возникла ссора, которая могла закончиться или даже закончилась дуэлью. Позднее, 24 марта 1825 года Пушкин писал Александру Бестужеву о Рылееве: «Он в душе поэт. Я опасаюсь его не на шутку и жалею очень, что его не застрелил, когда имел тому случай – да черт его знал».
Пушкин не увидел в рылеевских думах правды истории, правды характеров, и это позволило ему рассказать, что «национального, русского нет в них ничего, кроме имен…» Он писал В. А.Жуковскому: «Думы Рылеева и целят, а все невпопад ». Рылеев осмелился обесславить грозного Аракчеева, любимца Александра I, в своей сатире «К временщику». Декабрист Николай Бестужев позднее вспоминал:
«Все государство трепетало под железной рукой любимца правителя. Никто не смел, жаловаться: едва возникал малейший ропот – и навечно исчезал в пустынях Сибири или в смрадных склепах крепостей.
В таком положении была Россия, когда Рылеев громко и всенародно вызвал временщика на суд истины; когда назвал его деяния, определил им цену и смело предал проклятию потомства слепую или умышленную покорность вельможи для подавления отечества.
Нельзя представить изумления, ужаса, даже, можно сказать, оцепенения, каким поражены были жители столицы при сих неслыханных звуках правды и укоризны, при сей борьбе младенца с великаном». Надменный временщик, и подлый и коварный, Монарха хитрый льстец, и друг неблагодарный,
Неистовый тиран родной страны своей…
– – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – –
О, как на лире я потщусь того прославить,
Отечество мое кто от тебя избавит! По воспоминаниям одного из современников, «Аракчеев, оскорбленный в своем грозном величии неслыханною дерзостию, отнесся к министру народного просвещения князю Голицыну, требуя предать цензора, пропустившего эту сатиру, суду. Но Александр Иванович Тургенев, тайно радуясь этому поражению и желая защитить цензора, придумал от имени министра дать Аракчееву такой ответ: «Так как, ваше сиятельство, по случаю пропуска цензурою Персия сатиры, переведенной стихами, требуете, чтобы я отдал под суд цензора и цензурный комитет за оскорбительные для вас выражения, то прежде чем я назначу следствие, мне необходимо нужно знать, какие именно выражения принимаете вы на свой счет?» Тактический ход влиятельного чиновника министерства народного просвещения Александра Тургенева спас и цензора, и Рылеева. Аракчеев вынужден был промолчать. 5 июня 1823 года в Санкт-Петербургскую палату уголовного суда, где служил Рылеев, поступает сверхштатным членом Иван Иванович Пущин, один из основателей Северного общества декабристов.

Сближение с Пущиным стало важнейшей вехой в жизни Рылеева. Пущин по достоинству оценил и поэтическую деятельность своего сослуживца, и его смелое, полное гражданского мужества поведение в судебной палате. Трудно было Пущину сыскать более преданного единомышленника, и вполне естественно, что несколько месяцев спустя он вводит Рылеева в тайное общество. Вскоре выясняется, что в организацию вступил не рядовой член, а человек неукротимого революционного темперамента. На совещаниях декабристов, на заседаниях Вольного общества, в дружеском кругу – словом, всюду Рылеев, беспредельно преданный идеалам свободы, покорял окружающих поразительной цельностью своей личности. Николай Бестужев вспоминал: « Рылеев был не красноречив и овладевал другими не тонкостями риторики или силою силлогизма, но жаром простого и иногда несвязного разговора, который в отрывистых выражениях изображал всю силу мысли, всегда прекрасной, всегда правдивой, всегда привлекательной. Всего красноречивее было его лицо, на котором являлось прежде слов все то, что он хотел выразить, точно, как говорил Мур о Байроне, что он похож на гипсовую вазу, снаружи которой нет никаких украшений, но как скоро в ней загорится огонь, то изображения, изваянные хитрою рукою художника, обнаруживаются сами собою».
«Он гению лишь был послушен,// Властей других не признавал», – писал Рылеев о Байроне. Таков высший закон жизни каждого истинного таланта. Так жил и Рылеев.

Читайте также:  Краткая биография сайге

В ночь на 14 декабря у Рылеева снова состоялось собрание. Декабристы приняли окончательный план восстания. Михаил Бестужев вспоминал: «…Как прекрасен был в этот вечер Рылеев! Он был нехорош собой, говорил просто, но не гладко; но когда он попадал на свою любимую тему – на любовь к родине, – физиономия его оживлялась, черные, как смоль, глаза озарялись неземным светом, речь текла плавно, как огненная лава, и тогда, бывало, не устаешь любоваться им ». Вспоминая о последних встречах с Рылеевым, Федор Глинка показал на следствии: «Рылеев был болен сильною опухолью в горле и ни о чем не говорил со мною, как только о разных предначертаниях его поэм, также о трагедии «Богдан Хмельницкий», которую начал писать, и намеревался объехать разные места Малороссии, где действовал, сей гетман, чтоб дать историческую правдоподобность своему сочинению».
Год за годом историки литературы собирали по крупицам «осколки» незавершенных произведений Рылеева, и теперь ясно видно, что он погиб на мощном творческом взлете.
В наши дни исполнилась мечта Огарева, который писал о Рылееве:
Мы стих твой вырвем из забвенья
И в первый русский вольный день,
В виду младого поколенья,
Восстановим для поклоненья
Твою страдальческую тень.

В исходе 1612 года юный Михаил Федорович Романов, последняя отрасль Рюриковской династии, скрывался в Костромской области. В то время Москву занимали поляки: эти пришельцы хотели утвердить на российском престоле царевича Владислава, сына короля Сигизмунда III. Один отряд проникнул в костромские пределы и решил захватить Михаила. Вблизи от его убежища враги схватили Ивана Сусанина, жителя села Домнина, и требовали, чтобы он тайно провел их к жилищу будущего венценосца России. Как верный сын отечества, Сусанин захотел лучше погибнуть, нежели предательством спасти жизнь. Он повел поляков в противоположную сторону и известил Михаила об опасности: бывшие с ним успели увести его. Раздраженные поляки убили Ивана Сусанина. По восшествии на престол Михаила Федоровича (в 1613 году) потомству Сусанина дана была жалованная грамота на участок земли при селе Домнине; ее подтвердили и последующие государи. По этим данным в тысяча восемьсот двадцать втором году Кондратий Федорович Рылеев и написал думу “Иван Сусанин”. В думе
показывается бесстрашие народа и предсмертное исповедание Сусанина, открытый вызов врагу, гордый завет потомству. Предателя, мнили, во мне вы нашли: Их нет и не будет на Русской земле! В ней каждый отчизну с младенчества любит И душу изменой своей не погубит. Кто русский по сердцу, тот бодро и смело И радостно гибнет за правое дело! Как правило, образы героев определяются каким-либо одним качеством, которое особенно выделяется. Таковы герои многих дум Кондратия Федоровича Рылеева. Так, например, Сусанин обладает таким качеством, как любовь к родине. Дума “Иван Сусанин — один из самых замечательных созданий поэта. Все здесь конкретно и во многом исторично. Действие начинается живым и колоритным диалогом между уставшими и прозябшими польскими шляхтичами и русским крестьянином Сусаниным: “Такой я проклятой не видывал ночи, Слепились от снегу соколий очи… Жупан мой — хоть выжми, нет нитки сухой!” — Вошед, проворчал так сармат молодой. — “Вина нам, хозяин! Мы смокли, иззябли! Скорей!., не заставь нас приняться за сабли!” Вполне реалистично и дальнейшее описание простого убранства деревенской избы, и разговор Сусанина с сыном, и сжатое описание рассвета. Утренний пейзаж, нарисованный Рылеевым, по своей простоте и конкретности относится к числу самых замечательных в русской поэзии 20-х годов. Сусанин ведет их… Вот утро настало, И солнце сквозь ветви в лесу засияло: То скроется быстро, то ярко блеснет, То тускло засветит, то вновь пропадет. Стоят, не шелохнется и дуб и береза; Лишь снег под ногами скрипит от мороза, Лишь временно ворон, вспорхнув, прошумит, И дятел дуплистую иву долбит. Друг за другом идут в молчании сарматы; Все дале и дале седой их вожатый. Уж солнце высоко сияет с небес: Все глуше и диче становится лес! Нет в этой “Думе” ни ослепительных молний, ни беспрерывно гремящего грома, ни прочих атрибутов предромантической пейзажной бутафории. Рылееву, несомненно, помогает в его повествовании избранный им неторопливый и плавный, нигде более у него не встречающийся размер четырехстопного амфибрахия.

Наибольшего успеха Рылеев добился здесь в создании центрального образа, то есть в той области, которая для него всегда была труднейшей. Образ Су санина и сейчас потрясает простотой своего героизма. Задушевны и лишены внешних эффектов его слова перед гибелью:

Ни казни, ни смерти я не боюсь: Не дрогнув, умру за царя и за Русь! В этой речи ярко передана психология простого русского крестьянина 17 в. с его верой в “доброго царя”, с его ненавистью к захватчикам, с его спокойной, глубокой и твердой любовью к своей земле. Нужна шпаргалка? Тогда сохрани – » Воспоминания современников о Рылееве . Литературные сочинения!

Источник: http://www.testsoch.net/vospominaniya-sovremennikov-o-ryleeve/

Биография и книги автора Рылеев Кондратий Федорович

Об авторе

РЫЛЕЕВ Кондратий Федорович [1795—1826] — поэт. Вождь Северного общества декабристов. Родился в небогатой помещичьей семье. 6 лет Р. определили в I Кадетский корпус “волонтером”.

В начале 1814 был выпущен в действовавшую против Наполеона армию, прошел вместе со своей частью Германию, Швейцарию и Францию, несколько месяцев провел в оккупированном союзниками Париже. В конце 1818 вышел в отставку как по идеологическим (“для нынешней службы нужны подлецы”), так и по материальным соображениям. В 1820 Р.

переехал в Петербург, где служил сначала заседателем Уголовного суда, а затем правителем канцелярии Российско-американской торговой компании. Первые лит-ые выступления Р. относятся к 1820, когда в журн. “Невский зритель” появились его эпиграммы, элегии и сатира на Аракчеева “К временщику”, доставившая ее автору шумную известность.

Обратите внимание

В 1821—1823 Р. создал цикл “Дум” — баллад на темы русского исторического прошлого, в 1823—1824 написал поэму “Войнаровский”, в 1825 — деятельно работал над несколькими поэмами из жизни украинского казачества XVI—XVII вв. (“Наливайко”, “Хмельницкий”, “Палей”). В 1823—1825 вышли в свет три тома альманаха “Полярная звезда”, в к-ром Р.

(и сотрудничавшему с ним А. Бестужеву) удалось собрать лучшие силы тогдашней поэзии (Жуковский, Пушкин, Баратынский, Дельвиг и др.). “Полярная звезда” имела огромный успех у читателей.

Сформировавшаяся под влиянием растущих противоречий феодальной действительности, а также заграничных впечатлений, службы в армии и чтения новейшей политической лит-ры (Монтескье, Констан, Виньон) оппозиционность закономерно привела Р. в конце 1822 в ряды Северного общества. В тайном обществе Р. быстро занял главенствующее положение.

Будучи вначале сторонником конституционной монархии, Р. позднее под несомненным влиянием роста оппозиционного движения в России и за ее пределами (Греция, Пьемонт, Испания) сделался убежденным республиканцем, сторонником наделения крестьян землей. Уступая Пестелю по своему политическому радикализму, Р. однако занимал в Северном обществе (вместе с кн.

Оболенским) наиболее левые и радикальные позиции. После разгрома 14 декабря восстания на Сенатской площади Р. был арестован и заключен в Алексеевский равелин Петропавловской крепости. 11 июля 1826 он был приговорен к смертной казни четвертованием, “всемилостивейше” замененной повешением. Утром 13 июля этот приговор был приведен в исполнение. Трагическая смерть Р.

послужила материалом для создания множества легенд, изображавших его “рыцарем без страха и упрека”, предсмертное письмо его к жене разошлось в огромном количестве списков, стихотворения Р. вырезывались из журналов. Имя Р. стало крамольным, его произведения до начала 70-х гг.

в России не издавались вовсе, в дальнейшем, вплоть до 1917, публикуясь с многочисленными цензурными купюрами и искажениями.

В поэзии Р., как и в его жизни, с исключительной силой выразились противоречия, обуревавшие движение декабристов.

С одной стороны, ей были свойственны безусловно революционные тенденции, характерные для настроений деклассирующегося дворянства эпохи аграрного кризиса, а в более широком плане несомненно отражающие общий подъем революционного возбуждения в стране, глухо потрясаемой все умножающимися волнениями солдат (напр.

Важно

восстание Семеновского полка) и закрепощенного крестьянства. С другой стороны, для Р. — политического деятеля и поэта — типичны были некоторые иллюзии, реформистские, конституционные. От некоторых сторон своего либерализма Р. так и не освободился до конца (ср. его письма к жене из крепости и полные религиозного отречения стихотворные переложения псалмов).

Борьба между революционными и либеральными тенденциями идеологии Р. проходит через всю его творческую деятельность. “Мятежному” “вольнолюбивому”, “гражданскому” содержанию его поэзии приходилось пробивать себе дорогу сквозь толщу неблагоприятных для его развития тенденций — через стремление к легальной борьбе с существующим режимом.

Сколько-нибудь прочная традиция революционной поэзии в эту пору отсутствовала, если не считать произведений поэтов-радищевцев. Отдав некоторую дань легкой поэтике сентиментальной традиции (таковы напр. элегии 1820—1822, отмеченные влиянием Тибулла и Парни), Р. никогда однако не замыкался в узком кругу камерных и интимных опытов.

В его поэзии неизменно жило то “гражданское” содержание, тот неизменный интерес к политически-актуальной тематике, к-рые в конце концов привели его к решительному отказу от традиционнейших тем дворянской лирики: “Любовь никак нейдет на ум. Увы, моя отчизна страждет, душа в волненьи тяжких дум теперь одной свободы жаждет”.

Это решительное предпочтение “свободы” представляет собою разительный контраст произведениям Пушкина или Вяземского, у к-рых “вольнолюбие” даже в самый оппозиционный период окрасило лишь часть творчества. В этом смысле исключительно характерны ранние политические послания Р.

Наиболее известное из них обращено к “временщику”, под к-рым современники легко распознали всесильного в ту пору Аркачеева. В своих посланиях, одах и сатирах Р. явно опирался на Ломоносова и особенно Державина, т. е.

Читайте также:  Сочинения об авторе леонов

на виднейших представителей “гражданского” классицизма, формы и жанры к-рых считал неизмеримо более адэкватными для своей идеологии, чем камерные и интимные жанры легкой поэзии. В свойственной классицизму архаической манере, изобилующей классическими обращениями, риторическими вопросами и восклицаниями, церковно-славянизмами и т. п., выдержаны и другие произведения первых лет — послание к Ермолову, в к-ром Р. призывает знаменитого полководца поспешить на помощь греческим повстанцам, и особенно ода “Видение”. Произведения эти еще пронизаны характерной для декабристов начала 20-х гг. либеральной верой в спасительность преобразований, проводимых “по манию” монарха.

В эти же годы Р. написаны “Думы”. Из русской истории Р. выбрал те ее эпизоды, к-рые характеризовали мудрого, считающегося с нуждами своих подданных правителя (поучения Ольги Святославу), мужество изгнанного “тираном” боярина (Курбский), страдания изменника родине (Глинский), борцов за свободу своего народа (Богдан Хмельницкий) и т. д.

, — словом, ставил все те проблемы, к-рые так волновали сознание декабристов. Встреченные высокой положительной оценкой критики, “Думы” подверглись однако сокрушительному осуждению Пушкина: “Что сказать тебе о Думах, — писал он Р.

— Все они слабы изображением и изложением Все они на один покрой, составлены из общих мест: описание места действия, речь героя и нравоучение. Национального, русского, нет в них ничего, кроме имен”. Замечания эти небезоосновательны, но слабая сторона “Дум” заключалась не только в стилистике. В выборе своих сюжетов и отчасти в разработке их Р.

Совет

большей частью шел за Карамзиным, автором сугубо монархической “Истории Государства российского”. Это придало “Думам” полное неправдоподобие исторического образа (Волынский сделан гражданином, изрекающим идеи декабризма) и ложность колорита (борьба Димитрия Донского с татарами в XVI в. изображена как борьба “за древние права граждан”).

Наиболее удачными произведениями этого цикла являются думы Р. о легендарном, новгородском бунтаре Вадиме, призывающем народ к восстанию против “самовластительного князя”, дума о Рогнеде, древнерусской мстительнице за свободу своего народа и т. д. Не связанный в этих думах исторической трактовкой Карамзина, Р.

ярко отразил характернейшие черты общедекабристской идеологии — “сочувствие к гражданской свободе”, ненависть к “тирании”, острый интерес к национальному прошлому и т. д.

В поэме “Войнаровский” фигурирует тот же героический образ бунтаря, пострадавшего за свободу своего народа; но на смену абстрактно-классическому изображению истории здесь обнаруживается совершенно иной подход к материалу. Сюжетом своей поэмы Р. избирает историю восстания украинского гетмана Мазепы против “самовластия” Петра I.

С несомненным сочувствием он рисует образ украинского патриота, оставшегося до конца своей жизни верным своим политическим убеждениям. Написанный под влиянием тесного общения Р. с различными группами украинской интеллигенции, “Войнаровский” ярко характеризует типичные для декабриста симпатии к буржуазно-национальным движениям прошлого.

Та же тема развита и в других поэмах из жизни украинской “казацкой вольности” — “Хмельницкий”, “Палей” и особенно “Наливайко”. Поэмы Р. в отличие от его “Дум” написаны в романтическом духе, и в них очевидно в частности сильное влияние пушкинских южных поэм (“Кавказский пленник”, “Братья разбойники” и др.). От пушкинских поэм Р.

отличает гораздо большая целеустремленность композиции, умеренность этнографической части и развернутость политических мотивов. Испытывая в “Войнаровском”, “Наливайко” и др. сильное воздействие Байрона, Р.

был едва ли не самым левым из его русских последователей, сумевшим перенести на русскую почву столь характерные для Байрона идеи политического протеста.

Обратите внимание

В думах и поэмах вырисовывается характерное для Р. противоречие между напряженным революционным пафосом и драматическим сознанием своего “одиночества”, своей неизбежной гибели в “роковой” борьбе. Это противоречие с особой четкостью выразилось в лирике Р. последнего года его жизни. В стихотворении “На смерть Чернова”, переходя все границы какой-либо легальности, Р.

одновременно выразил осознание своей слабости, трагического одиночества своей политической группы среди “переродившихся” “потомков славян”, среди либеральной молодежи, пребывающей “в объятиях праздной неги”. Эти настроения как нельзя более характерны были для декабриста, боявшегося опереться на народ. По собственному признанию Р.

всячески стремился избежать междоусобия и всех “ужасов” “народной революции”. Как бы ни были характерны однако мотивы гражданской скорби, ведущую роль в эту пору играло обличение, политический протест, достигающий особой силы в написанной в сотрудничестве с А. Бестужевым песне “Ах, тошно мне и в родной стороне”. В ней Р.

удалось с исключительной силой показать нищету крепостного крестьянства (“по две шкуры с нас дерут, мы посеем, они жнут”), его величайшее бесправие (“Долго ль русский народ будет рухлядью господ и людями, как скотами, долго ль будут торговать”), его мрачную готовность к борьбе (“А до бога высоко, до царя далеко, да мы сами ведь с усами, так мотай себе на ус”).

Декабристы слишком были дворянами для того, чтобы поднять народные массы на борьбу против крепостнического режима; к чести Р.-поэта служит то, что он возвысился здесь до глубокого понимания их классовых нужд.

Таков в своих общих чертах путь Р. от либеральных установок первых лет приходящего к осознанию необходимости революционного переворота и социальных преобразований, от архаизма и классики эволюционировавшего к наиболее бунтарскому в русской лит-ре варианту романтизма. Отметим однако, что Р.

не был особым приверженцем романтизма: в написанной в 1825 статье “Несколько мыслей о поэзии” он призывал оставить “бесполезный спор о романтизме и классицизме, осуществить в своих писаниях идеалы высоких чувств, мыслей и вечных истин”.

В этих строках во весь свой рост виден декабрист, откликающийся на все, что может сообщить наибольшую выразительность его идеологическим тенденциям.

Важно

В блестящем созвездии поэтов пушкинской плеяды звезда Р. блестит одиноким и резко непохожим на все остальное светом. Р.

не соглашался с оценкой Пушкиным своих “Дум”, заявляя, что многие из них “могут быть полезны не для одних детей”, он не соглашался и с пушкинской оценкой Жуковского, объявляя вредным его реакционный мистицизм; он резко критиковал социальную позицию Пушкина, язвительно высмеивал его “чванство” своей “родословной”. Вместе с тем Р.

деятельно убеждал Пушкина взяться за поэму о Пскове, крае, где “задушены последние вспышки русской свободы”. Между Р. и Пушкиным налицо несомненное противоречие, к-рое находит себе выражение в пародиях Пушкина и Вяземского на рылеевское стих.

“Я не поэт, а гражданин”, в явном и характерном предпочтении ими батальной “Гибели Чигиринского старосты” граждански-патетической “Исповеди Наливайки” и т. д. С еще большей силой этот творческий разрыв сказался в пушкинской “Полтаве”, где воспетый Р. мятеж Мазепы и Войнаровского нашел себе резкое осуждение с позиций русской государственности.

Р. оказался подлинным творческим центром всей декабристской поэзии. С ним созвучны все другие ее сочлены: В. Ф. Раевский (отметим обоюдные симпатии их к греческому восстанию, ненависть к “тирании”, интерес к древнерусской вольности и т. д.), Бестужев (сотрудничество с Р.

в сочинении песен, близость критических оценок), Кюхельбекер (архаизмы, отношение к Байрону, эстетические высказывания и т. д.), наконец А. Одоевский. Но, оказываясь связанным единым устремлением с другими декабристскими поэтами, Р. гораздо шире их.

Уступая может быть Раевскому в непримиримости, Одоевскому в лиризме, Кюхельбекеру в силе религиозной настроенности, Бестужеву в отточенности формы, Р. совмещает в себе все эти различные тенденции. В его поэзии с наибольшей широтой отразились противоречивые стороны декабристского движения.

Характерно, что декабристские поэты единодушно признавали эту организующую роль поэзии Р., видели в нем подлинного трибуна движения (см. напр. “Колыбельную песню” А. Одоевского, “Тень Рылеева” Кюхельбекера и мн. др.).

Творчество Р. оказало глубоко организующее воздействие на русскую поэзию последующих десятилетий — на Языкова (ранний период), Лермонтова (стих. “Вадим”, “Новгород”, “Наводнение” и др.), на Некрасова (“Поэт и гражданин”, поэма “Декабристки”), на Огарева и Герцена.

Совет

Общественно-политическая функция творчества Р. исключительно велика. На протяжении полувека своего подпольного существования оно служило интересам русского революционного движения.

Сепаратистски настроенная украинская интеллигенция и братья Критские, зарубежные эмигранты и революционные демократы 60-х гг. (напр. Шелгунов, в прокламации которого “к молодому поколению” эпиграфом были избраны строки “Гражданина”), народовольцы (напр. В.

Засулич в народнический период ее деятельности), — все они единодушно свидетельствуют об освободительной функции рылеевской проповеди.

Не переоценивая Рылеева, не устраняя из его творчества противоречий и колебаний мы должны со всей силой подчеркнуть политически-освободительное звучание поэзии Р., являющейся в истории русской революционной лит-ры важнейшим соединительным звеном между Радищевым и Герценом.

Библиография: I. При жизни Р. отдельными изданиями вышли: “Думы” и поэма “Войнаровский” — оба издания в Москве, в 1825. Отрывки из “Наливайко” были опубликованы в “Полярной звезде” на 1825. Из множества зарубежных изданий отметим лучшие: Думы. Стихотворения К. Рылеева. С предисл. Н. Огарева, изд.

Искандера, Лондон, 1860; Полное собр. сочин. К. Ф. Рылеева, изд. F. A. Brockhaus, Лейпциг, 1861. Первое русское легальное издание “Сочинений и переписки” Рылеева, под ред. П. А. Ефремова, СПБ, 1872 (изд. 2, СПБ, 1874). Новейшие издания: К. Ф. Рылеев. Полное собрание стихотворений, со вступ. ст. В.

Гофмана, под ред. Ю. Г. Оксмана, изд-во писателей в Ленинграде, Л., 1934 (“Биб-ка поэта”), (лучшее по тексту и комментарию); Полное собр. сочин., под ред. и со вступ. ст. А. Г. Цейтлина, изд. “Academia”, М. — Л., 1934 (наиболее полное, в него помимо стихотворений включены также проза и письма Р.).

II. Сб. “Общественные движения в России в первую половину XIX века”, т. I, СПБ, 1905 (воспоминания Е. П. Оболенского и В. И. Штейнгеля). Котляревский Нестор, Рылеев, СПБ, 1908; Маслов В. И., Литературная деятельность К. Ф. Рылеева, Киев, 1912 (то же, Дополнения и поправки, Киев, 1916); Его же, Начальный период байронизма в России, Киев, 1915; Розанов И. Н.

, Поэты двадцатых годов XIX века, М., 1925; Филиппович П., Рылеев і Державін, сб. “Декабристи на Україні”, Київ, 1926; Цейтлин А. Г., Творческий путь Рылеева, сб. “Бунт декабристов”, Л., 1926; Шувалов С. В., Думы и поэмы Рылеева, в кн. “Семь поэтов”, М., 1927; Гофман Виктор, Рылеев поэт, сб. “Русская поэзия XIX века”, Л., 1929; Авербух А.

, Образ Рылеева в легендарно-поэтической традиции, сб. “Историко-литературные опыты”, Иркутск, 1930; Пиксанов Н. К., Дворянская реакция на декабризм, “Звенья”, сб. II, М., 1932. См. также вступит. статьи В. Гофмана и А. Цейтлина к упомянутым выше собр. сочин. Рылеева (изд. 1934). Данные судебного следствия о Р. собраны в сб. “Восстание декабристов”, т. I, под ред. А.

А. Покровского, М. — Л., 1925.

Источник: https://www.rulit.me/authors/ryleev-kondratij-fedorovich

Ссылка на основную публикацию