Сочинения об авторе стендаль

Стендаль

Курс лекций

Французский реализм.

Стендаль (1783-1842)

Стендаль – это псевдоним, настоящее имя Анри Бейль. Стендаль любил Байрона, по характеру был похож на него, такой же сильный, гордый, независимый, свободолюбивый, резкий и дерзкий. Часто Стендаль, как и Байрон, шел против большинства.

Немного биографии .

В юности был увлечен личностью Наполеона, его силой, решительностью, необыкновенным умом. С 1806 года Стендаль в армии Наполеона, служил до 1814 года. Участвовал и в походе на Россию, был в захваченной Москве.

Правда, он был всего лишь интендантом, то есть обеспечивал армию продовольствием. Стендаль считал, что эпоха Наполеона – это эпоха величия и славы Франции, время героев, сильных страстей и сильных людей. “Я люблю Наполеона всей ненавистью к тому, что пришло после него”.

Обратите внимание

Францию после Наполеона, эпохи Реставрации Стендаль ненавидел как царство тех самых ничтожных трусливых людей, которых презирал (все это отразилось в романе “Красное и черное”).

Больше всего правящие круги Франции эпохи Реставрации, вернувшиеся дворяне, боялись революции, а вместе с ней и свободы. После 1814 года Стендаль жил в основном в Италии, которую очень любил.

Стендаль умер необычной смертью, на улице внезапно он упал, с ним случился апоплексический удар, т. е. кровоизлияние в мозг. Когда это случилось, официальные газеты радостно писали, что наконец этого безбожника и смутьяна постигла божья кара.

Мировоззрение .

Мировоззрение Стендаля соответствует его характеру, оно весьма оригинально и нетрадиционно. Будучи в целом последователем идей Просвещения Стендаль воспринимал их все-таки по-своему.

В первую очередь он – материалист и атеист. Ему принадлежит фраза, которой завидовал самый главный атеист всех времен – Ницше: “Бога может извинить только то, что он не существует”.

Он открыто не любил и критиковал религию и церковь.

Свою систему взглядов на мир (во многом почерпнутую у философа-просветителя Гельвеция) Стендаль назвал эготизмом, это немного измененный эгоизм.

Он считал, что смысл жизни человека, его главная цель – собственное, личное, эгоистическое счастье, но в это счастье входит как составная часть уважение к себе, благородство души, невозможность сделать подлость. Стендалю принадлежит фраза – “наплевать на все, кроме самоуважения”.

Можно делать все, что угодно, кроме того, что унижает тебя. Стендаль считал, что всякая подлость, гадость унизительны прежде всего для того, кто их творит.

Важно

Те, кто лишен самоуважения, душевного благородства – низкие души, проповедь нравственности и человеколюбия для них совершенно бесполезна, на них могут действовать лишь грубые насильственные меры – побои, тюрьма, смертная казнь. По существу эготизм – это благородный эгоизм. Не любовь к другим, а уважение к себе самому есть основа истинной нравственности.

Истинное счастье, с точки зрения Стендаля, – это лишь мгновения, когда человек переживает сильные чувства. Самое сильное счастье, конечно, дает любовь. Для Стендаля настоящая любовь – это не длительное спокойное супружество, не семья, а бурная страсть, связанная с риском, опасностью.

“Любовь – это восхитительный цветок, но надо иметь мужество, чтобы сорвать его на самом краю пропасти”. С точки зрения Стендаля, только людям смелым, дерзким, страстным и сильным дано испытать настоящую любовь и настоящее счастье.

Именно такими людьми он восхищался, их считал настоящими людьми.

Так же как и Байрон, способность испытывать сильные чувства Стендаль ценил выше, чем нравственность, понимаемую как соблюдение нравственных норм.

Людей духовно ничтожных, трусливых, безразличных ко всему кроме денег, но “нравственных”, не совершивших ничего греховного, он презирал от всей души.

Его любимых героев никак нельзя назвать высоконравственными в общепринятом для 19 века значении, прелюбодеяние, например, – это то, что они совершают постоянно.

В доказательство этого сошлемся на предисловие к роману “Пармская обитель”. “Эту историю трудно назвать назидательной, и теперь, когда во Франции мода на евангельскую непорочность, она может создать вам славу настоящего убийцы”.

“Признаюсь, я осмелился сохранить за моими героями (итальянцами) всю резкость их характеров. Зачем наделять их высокой нравственностью и обаятельными качествами наших французов, которые больше всего на свете почитают деньги и никогда не совершают грехов, порожденных ненавистью или любовью?”.

Здесь превосходство нравственных французов над грешными итальянцами дано в явно ироническом свете.

Особенности творчества .

Основные особенности творчества Стендаля – аналитичность и правдивость, точность.

Совет

Он написал первый по-настоящему психологический реалистический роман, где очень глубоко, подробно и, главное, очень правдиво, точно описал все противоречия сложной человеческой души.

Его главная цель не взволновать душу читателя, а именно проанализировать, понять, что происходит в душе и почему. Этим его творчество и ценно.

Стиль Стендаля реалистический в полном смысле слова – точность, краткость, простота, сдержанность. В этом Стендаль полная противоположность Гюго (немудрено, что они друг друга не любили).

Творчество .

Среди всего написанного Стендалем наибольшее значение имеют два романа – “Красное и черное” (1830) и “Пармская обитель” (1839), а также известная новелла “Ванина Ванини” (1829).

Роман Стендаля “Красное и черное” (1830) – лучший роман Стендаля – первый великий европейский реалистический роман. На многих он производит сильное впечатление, его стоит прочитать.

Действие происходит в конце 1820-х годов, в эпоху Реставрации, которую Стендаль ненавидел. Общество, в котором действует главный герой Жюльен Сорель, описано автором с явным презрением.

В нем царит стяжательство, корысть, лицемерие, подлость, зависть, ненависть ко всякой оригинальности, индивидуальной яркости, самостоятельности мысли, господствующие классы – дворяне и богатые буржуа – смертельно бояться повторения революции и потому никакого свободолюбия, никакой свободы слова не допускается. Главное, чтобы никто не выделялся. Огромную роль в этом обществе играет религия, священники очень богаты, они нужны государству, чтобы держать народ в слепом, невежественном повиновении перед властью. Потому в обществе царило еще и ханжество, лицемерное благочестие и религиозность. Черный цвет – цвет одежды католического священника – стал мрачным символом этого общества.

Жюльен Сорель вступил в конфликт с этим обществом. Он – личность необыкновенная, оригинальная, яркая, он не похож на большинство. Прежде всего, он от природы наделен самостоятельностью мышления, он умен, храбр, благороден, страстен, необыкновенно целеустремлен, у него необыкновенная память (он выучил наизусть Новый Завет по латыни), наконец, он был красив.

Но самое важное его качество – огромная гордость, самолюбие и честолюбие. С самого раннего детства он стремится к успеху, карьере, славе, богатству. И он всего этого был по своим выдающимся способностям был достоин. Но доступ наверх ему был закрыт, так как он был всего лишь сын плотника, почти случайно выучившийся читать.

Обратите внимание

Вся книга о том, как Жюльен достиг своей заветной цели – занять высокое место в обществе.

Кумир Жюльена – Наполеон, человек, имя которого запрещено даже упоминать. Сорель мечтает о карьере, подобной наполеоновской.

С другой стороны он знает, что во времена революции и наполеоновских войн он смог бы легко отличиться и стать офицером, а то и генералом. Он человек той эпохи, эпохи крови и сильных страстей. Его цвет красный.

Таким образом, мы подобрались к смыслу названия романа, которое выражает основной конфликт: Жюльена и общества.

Но это был достаточно своеобразный конфликт, скрытый.

Ненавидя это общество и большинство окружающих людей, Жюльен в этом обществе стремился сделать карьеру и ему пришлось не только скрывать свои истинные чувства, но и принять все законы этого общества, жить по ним, ненавидя их. Жюльен поневоле стал лицемером, приспособленцем, как и все. Но в его лицемерии и приспособленчестве нет низости и подлости, ибо по сути своей души он другой.

Жюльен понимает, что для него единственный реальный путь пробиться наверх в этом обществе – сделать карьеру священника, стать, например, епископом. Для этого он и выучил Новый Завет, не веря в бога.

Демонстрировал свою память и благочестие так: просил открыть человека Новый завет в любом месте и начать читать любой абзац и он должен был продолжить.

Однако сначала он стал домашним учителем у детей мэра провинциального городка, только потом поступил в семинарию, школу для священников, а потом стал секретарем у богатейшего маркиза де Ла Моля в Париже.

Важно

Главное достоинство романа – подробный, глубокий, правдивый психологический анализ. На протяжении всего романа Жюльен жил в постоянном напряжении, вынужденный подавлять свои истинные чувства и скрывать мысли. Его огромное честолюбие не давало ему вести себя естественно, так, как хочется.

Боязнь показаться смешным или трусом, а также стремление выглядеть опытнее, смелее, умнее, чем он есть, заставляли его разыгрывать несвойственные ему роли.

Самый яркий пример: только ради возвышения в собственных глазах он затеял ухаживать за красивой женой мэра, детей которого учил, и разыгрывал с ней роль опытного ловеласа, бесстрастного победителя женских сердец.

Однажды он заметил, что она отдернула руку, когда он коснулся ее и поставил себе целью взять ее за руку и удержать. Ему было 18 лет, госпоже де Реналь – 30. Ему было очень страшно, он целый день был сам не свой, а вечером исполнил задуманное.

Потом он ночью пришел к ней в спальню и неожиданно легко добился всего, но не благодаря своему донжуанскому напору, а потому что она сама в него влюбилась. Роль опытного ловеласа мешала ему наслаждаться ее любовью, он сам испытал огромное наслаждение, только когда стал вести себя естественно, и тогда он влюбился в нее.

У госпожи де Реналь трое детей, ей 30 лет, а впервые полюбила она лишь сейчас Жюльена. Самое тяжелое для нее то, что она глубоко и по-настоящему религиозна: прелюбодеяние, измена – для нее великий грех, ее ждет ад, в который она верит буквально.

Но не совершать этот грех она не может, так велика ее любовь (причем, изображена она как чистейший, простодушный, высоконравственный человек). Вот ее слова. “Я великая грешница, и прощения мне нет… я осуждена на вечную муку. Но в глубине души я не раскаиваюсь.

Если бы все началось сызнова, я бы опять согрешила” (1.19).

“Я тебя люблю… Нет, нет… я тебя обожаю, … жизнь началась для меня с той минуты, как мы с тобой увиделись; … в самые безумные дни моей молодости я не представляла себе, что можно быть такой счастливой, какой я была благодаря тебе;… я пожертвовала ради тебя жизнью, … своей душой” (1.20).

Очень интересно описаны противоречия человеческой души в любви Жюльена и Матильды, дочери маркиза де Ла Моля. Она в него влюбилась именно как в оригинального сильного человека, отличающегося от всех, кто ее окружал. Но у нее был “чудовищный характер”. Ее любовь и восхищение им очень часто и неожиданно сменялись ненавистью и презрением.

Совет

Ее огромная гордость не могла вынести того, что она отдалась во власть человеку низкого происхождения. Кроме того, как только она убедилась, что он ее любит преданно и покорно, ей стало неинтересно. Он упал в ее глазах и возвысился лишь после того, как захотел ее убить за то, что она назвала его первым встречным. Она опять им восхищена.

В конце концов, он понял: чтобы удержать любовь этой девушки, ей нельзя показывать свою любовь к ней, нельзя служить ей, нужно быть ее бесстрастным господином, держать ее в постоянном страхе разлуки. Он окончательно завоевал ее тем, что долго и упорно добивался любви другой и делал вид, что влюблен в эту другую. Любовь и гордость разрывают ее душу.

В 29 главе она то оскорбляет Жюльена, то кидается к нему в объятья.

В конце концов, Матильда выходит за Жюльена замуж и убеждает отца принять этот брак, и тот сделал своего зятя богачом, дворянином, полковником. В 23 года Жюльен достиг почти всего, чего хотел, и не выдержал такого испытания. Его душа очерствела, он стал высокомерен сверх всякой меры, думал лишь о продолжении карьеры, о своем будущем сыне.

Но вдруг все рухнуло. Маркиз де Ла Моль получил от госпожи де Реналь письмо, где она под влиянием своего духовника, священника, видно, в порыве религиозного раскаяния, ложно представила Жюльена как подлого, корыстного совратителя, который через женщин делает карьеру. Маркиз расторг его брак с Матильдой.

Жюльен, ослепленный местью, едет в Верьер, стреляет в госпожу де Реналь, им движет оскорбленное честолюбие. Его сажают в тюрьму, и он ожидает казни за покушение на убийство дворянки (она лишь легко ранена). И здесь с ним происходит душевный переворот, этот выстрел избавил его самого от бешеного честолюбия.

А когда к нему в камеру стала приходить го-жа де Реналь (которая уже давно раскаялась в своем поступке, лживом письме), он почувствовал, что любит ее больше всего на свете и, самое главное, что именно в любви заключается истинное счастье и смысл жизни, а не в карьере, богатстве, успехе, как он думал до этого.

А потом ему отрубили голову, а через три дня умерла го-жа де Реналь, просто потому что не смогла больше жить.

Матильда тоже была хороша, но слишком много в ней было неестественного, наигранного, театрального, она была слишком тщеславна.

Обратите внимание

Главный смысл романа – прославление лучших, с точки зрения Стендаля, человеческих качеств: истинного благородства, возвышенности души, смелости, индивидуальной яркости, оригинальности и, конечно, воспевание истинной любви, страсти. Стендаль показал нам, какие люди на самом деле являются настоящими людьми: такие, как Жюльен Сорель, г-жа де Реналь и Матильда – три главных героя романа.

Читайте также:  Краткая биография катулл

Последний роман Стендаля ” Пармская обитель ” далеко не шедевр, хотя многие литературоведы его расхваливают. В нем очень мало “фирменного” стендалевского психологического анализа, зато много подробного описания многочисленных внешних событий, приключений героев. Слишком много. Эти приключения не увлекают, а скорее утомляют.

Но одна из сцен романа стала особенно знаменита и сильно повлияла на нашего великого писателя Льва Толстого.

Это очень странное описание знаменитой битвы при Ватерлоо – с точки зрения ничего не понимающего в происходящем 17-летнего главного героя Фабрицио, который увидел только незначительный краешек сражения, зато он увидел страшную, прозаическую, грязную изнанку войны, совсем не то, что через 20 лет опишет Гюго в “Отверженных”. Это первое реалистическое описание войны такой, какая она есть на самом деле, какой ее видят рядовые солдаты и офицеры. Оно не захватывает так, как описание Гюго, оно не очень интересно, но оно правдиво. Стендаль первый написал правду о войне. Толстой в своих довольно многочисленных описаниях войны (начиная с Севастопольских рассказов) идет по следам Стендаля. В учебнике (под ред. Засурского и Тураева) приведены слова Толстого о влиянии на него Стендаля (185 с.). Благодаря Стендалю Толстой понял войну.

Кроме художественных Стендаль написал много книг иного рода, из коих наиболее интересно и полезно большое (200 с.) эссе ” О любви ” (1822) – это подробный психологический анализ этого чувства. Надо сказать, что у писателя был большой опыт в этом деле – он любил много раз, хотя не был ни разу женат. И тем не менее он не был Дон Жуаном.

В последней главе эссе он сравнивает два типа – Дон Жуана и Вертера (главного героя романа Гете “Страдания юного Вертера”), т. е. любовь физическую и духовную, и, безусловно, отдает предпочтение Вертеру.

Вертер во много раз более счастлив: меняя любовниц каждые три месяца и добиваясь от них лишь одного, Дон Жуан лишает себя гораздо более глубокого и яркого наслаждения настоящей, более длительной любовью, того необыкновенного восторга, который доступен только истинно влюбленному. Чем дольше любовник добивается своей цели, тем больше его счастье.

А в счастье главное не количество, а качество. Лучше любить один раз, но по настоящему, чем иметь 200 любовниц. Тем более, что главная цель любовника – не физическая близость сама по себе, а способность получать максимальное наслаждение от каждого мгновения любви. “В любви обладание – ничто, а способность наслаждаться – все”.

“Возлюбленная, которую желали три года – поистине возлюбленная в полном значении этого слова; к ней приближаются с трепетом, и я должен сказать донжуанам: мужчина, который трепещет, никогда не скучает”.

Источник: https://goldsoch.info/stendal/

Стендаль

Этот раздел, посвящённый творчеству поэта Стендаль, здесь вы найдете множество сочинений и кратких содержаний для 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8 , 9, 10, 11 классов. Все сочинения по русскому и литературе, по картинам, а также краткие содержания Стендаль вы можете отыскать у нас на сайте онлайн.

А между тем случай, в котором угадывалась трагедия как раз такой недюжинной личности, уже не первый год

В 1828 году Стендаль набрел на сюжет сугубо современный. Источник был не литературный, а реальный, который

оленной трудности. И только позже, забыв об утехах тщеславия, от-бросив роль соблазнителя и погрузившись

к Жюльену прокралось что-то смутное, что-то похожее на ужас. Эта черствая душа познала в своей любви

Важно

ся дарования и природное благородство Жюльена его «злосчастному» честолюбию.
Видно, какими объективными

Фабрицио, младший сын маркиза Вальсерра дель Донго, проводит свое детство в родовом замке Грианта, построенном

Полюбившаяся Стендалю с юности Италия воспринималась им как страна сильных страстей и прекрасного искусства.

Исторический прототип Алессандро Фарнезе (1468-1549), кардинал, с 1534 г. римский папа Павел III. Сын

ФАБРИЦИО дель ДОНГО (фр. Fabrice del Dongo) — герой романа Стендаля «Пармская обитель» (1839). Исторический

А между тем случай, в котором угадывалась трагедия как раз такой недюжинной личности, уже не первый год

Роман Стендаля «Красное и черное» разнообразный за тематикой, интересный и поучительный. Поучительные

Ах, какая судьба разнотонная! То ли красная? То ли черная? Он в судьбе своей не раскается, Он в ней даже

Совет

Морозное зимнее утро. Белый снег. Ах, если б он не растаял к Новому году! Ведь на Новый год всегда ждешь

Лучшие книги – это те, каждую страницу которых читаешь с огромным увлечением. Именно такой книгой является

Герой романа Жюльен Сорель — юноша из народа. Он живет во Франции 20-х годов XIX в. Умственно одаренный

Фредерик Стендаль (псевдоним Анри Мари Бейля) обосновал главные принципы и программу формирования реализма

Литературная деятельность французского писателя-реалиста Анри Мари Бейля (Стендаля) началась в эпоху

ЛЮСЬЕН ЛЕВЕН (фр. Lucien Leuwen) — герой неоконченного романа Стендаля «Люсьен Левей» (1834-1835, вариант

1830 году вышел в свет роман Стендаля «Красное и черное». Произведение имеет документальную основу: Стендаля

Луиза де Реналь — жена мэра, не имеющая никакого влияния на мужа, как и на ход дел в городе Верьер, вверенном

Обратите внимание

Блистательным намеченных творческих установок стал роман Стендаля “Красное и черное” (1830). В своем

В своем романе «Красное и черное» Стендаль создал объективную картину жизни современного ему общества.

Создавая свой роман «Красное и черное», Стендаль ставил перед собой задачу отобразить все сферы жизни,

Творчество Стендаля сыграло важную роль в развитии французской литературы. Оно явилось началом нового

В своем понимании искусства и роли художника Стендаль шел от просветителей. Он всегда стремился к точности

Совет

Морозное зимнее утро. Белый снег. Ах, если б он не растаял к Новому году! Ведь на Новый год всегда ждешь

Подзаголовок романа — «Хроника XIX века». Реальные прототипы — Антуан Берте и Адриен Лафарг. Берте —

Роман «Красное и Черное» (1831) родился от газетной хроники об уголовном преступлении. Интересно, что

«Человек XVIII столетия, заблудившийся в героической эпохе Наполеона», — эти слова К. Стрыенского, сказанные

Важно

Жюльен – сын плотника. Его кумир – Наполеон и он жалеет, что родился слишком поздно, уже во времена Реставрации.

Что такое любовь и кто ее достоин? С чего начинается это чувство? Как его сберечь? Эти вечные вопросы

Что такое любовь и кто ее достоин? С чего начинается это чувство? Как его сберечь? Эти вечные вопросы

ЖЮЛЬЕН СОРЕЛЬ (фр. Julien Sorel) — герой романа Ф.Стендаля «Красное и черное» (1830). Подзаголовок романа

В 1828 году Стендаль набрел на сюжет сугубо современный. Источник был не литературный, а реальный, который

Роман Стендаля «Красное и черное», который является одним из первых выдающихся образцов реализма XIX

Ах, какая судьба разнотонная!
То ли красная? То ли черная?
Он в судьбе своей не раскается,

Он в ней даже

В своем романе «Красное и черное» Стендаль создал объективную картину жизни современного ему общества.

Фабрицио, младший сын маркиза Вальсерра дель Донго, проводит свое детство в родовом замке Грианта, построенном

Совет

Стендаль уже с 1816 года упорно боролся за новую литературу, которая должна была отвечать запросам и

Творчество Стендаля относится к первому этапу в развитии французского критического реализма. Стендаль

В литературе, живописи и музыке «реализм» в широком смысле слова означает способность искусства правдиво

Один из первых реалистических романов карьеры во французской литературе. Для молодого незнатного провинциала

Философия сенсуализма была очень близка Стендалю, но он опирался и на новую философию. Учитель Стендаля

Роман французского писателя Стендаля «Красное и черное» повествует о судьбе бедного юноши по имени Жюльен

Ванина Ванини — римская аристократка, «черноволосая девушка с огненным взором», питающая презрение к

Источник: http://sochinenie-class.ru/stendal/

Стендаль. Биография Стендаля

На юге Франции, в живописном городе Гренобль, в семье солидного буржуа, 23 марта 1783 года родился замечательный писатель-романист, а также автор книг о живописной Италии, Мари Анри Бейль, больше известный в кругу читателей как Стендаль. Отец мальчика занимал адвокатскую должность в местном парламенте и был человеком просветительских взглядов.

Однако, как повествует биография Стендаля, привычная жизнь в родимом доме кардинально изменилась после смерти матери Анри, когда все без исключения домочадцы погрузились в пучину траура и беспредельной набожности.

Именно с 7-летнего возраста осиротевший мальчуган получает домашнее образование от прятавшегося в доме его отца священника, научившего паренька грамоте и богословию.

Обратите внимание

В 1796 году Анри отправляется в школу Гренобля, где успешно осваивает новые науки, отдавая предпочтение математике, чем заслуживает одобрение учителей, рекомендующих способному юноше избрать карьеру военного инженера.

И все-таки, поступить в парижскую Политехническую школу Стендалю не удается по причине начала революции и прихода к власти молодого Бонапарта. Горячий парень изъявил желание послужить отчизне, и был зачислен в драгунский полк, в котором, однако, прослужил недолго.

Справедливо подозреваемый в связях с карбонариями, Анри сбежал от преследований австрийской полиции в Париж, где пристроился на службу сразу в несколько столичных газет и журналов.

Литературное творчество Стендаля началось с выпуска им памфлета, биографии Россини, обзорных статей и путеводителя по Италии.

После эпохального падения Наполеона Анри Бейль целых семь лет провел в итальянском городе Милан, занимаясь написанием новых произведений и подготовкой их к публикации.

Именно в Италии писатель познакомился с Байроном и тяжело пережил свою безнадежную любовь к скоропостижно покинувшей этот мир супруге одного генерала Матильде Висконтине, оставившей выразительный след в дальнейшей судьбе литератора.

Во Францию Анри возвращается в 1822 году, где печатается анонимно, боясь преследований властвующих Бурбонов за свои сомнительные итальянские знакомства.

В 1827 году писатель издает книгу «Арманс», следом новеллу «Ванина Ванини» и в 1830-м самый, пожалуй, популярный в читательской среде роман «Красное и черное», полный любовной лирики и драматизма.

Важно

Не имея постоянного заработка, Анри зачастую голодает и только с июля 30-го года, наконец-то, получает назначение на государственную службу. С этих пор и до самой смерти Стендаль служит французским консулом, хоть и считает эту работу скучной и рутинной.

Развлекаться писатель ездил в Рим, где и публиковал свои литературные шедевры того времени. С 1836 года по 39-й Анри Бейль находился в долгосрочном отпуске, который выхлопотал у начальства.

В конце 1839 года творческий путь Стендаля завершился последним романом «Пармская обитель», а самого автора, год спустя, подкосил инсульт. К выраженным симптомам постинсультного состояния добавился другой изнурительный недуг, возможно последствия сифилиса, от которого Анри усердно лечился препаратами ртути и иодида калия.

Как бы там ни было, но 23 марта 1842 года писатель потерял сознание прямо на улице и скончался буквально через несколько часов.

Источник: https://stud-time.ru/biografii-zarubezhnyx-pisatelej-i-poetov/stendal.html

Готовые школьные сочинения

июля
08 2013

СТЕНДАЛЬ – Часть 1

Мастер тончайшей душевной аналитики, напряженно чуткий к тому, как преломляются веяния текущей истории в судьбе личности, в самих ее помыслах и сокровенных страстях, Стендаль (1783—1842) вошел в историю мировой литературы как зачинатель социально-психологической прозы критического реализма XIX века.

Вехи пути. Писательская биография Стендаля (настоящее имя — Анри Бейль) складывалась трудно и медленно, а ее поворотными вехами стали крутые переломы в ходе тогдашней истории Франции, такие, как крушение наполеоновской империи и Июльская революция 1830 года.

Сделав первые пробы пера еще на рубеже XVIII—XIX веков, Стендаль вплоть до 1814 года переживает затянувшийся период литературного ученичества, от которого остались рукописные наброски и дневники.

Еще полтора десятка лет, почти до конца эпохи Реставрации, длился период кристаллизации общественно-философских и литературно-эстетических воззрений Стендаля, когда он выступает с книгами о композиторах2 и живописцах («Жизнь Гайдна, Моцарта и Метастазио», 1815; «История живописи в Италии», 1817; «Жизнь Россини», 1823)’, с философско-психологическими эссе («О любви», 1822); книгами путевых заметок («Рим, Неаполь и Флоренция», 1817, и «Прогулки по

Риму», 1829); наконец, своего рода творческим манифестом-памфлетом «Расин и Шекспир» (1823—1825).

И лишь пройдя долгую школу подготовительных поисков, в канун революции 1830 года Стендаль вступил в пору зрелых писательских свершений, расцвета своего дарования, когда были написаны прославившие его вещи, среди которых: новелла «Ванина Ванини» (1829), роман «Красное и черное» (1830), книга очерков «Записки туриста» (1838), роман «Пармская обитель» (1839), ряд рассказов и повестей, вошедших посмертно в сборник «Итальянские хроники» (1855), а также множество неоконченных произведений, в частности роман «Люсьен Левен» (1834—1835) и две автобиографические повести — «Записки эгоиста» (1832) и «Жизнь Анри Брюлара» (1835).

Философия личности. Духовный преемник мыслителей-моралистов XVII века и особенно Просвещения, унаследовавший их приверженность к бесстрашно трезвому разуму и учение о пользе как конечной пружине и цели всех наших поступков, Стендаль вместе с тем по-своему разделял романтический культ натур незаурядных, пламенных, самобытных.

Читайте также:  Краткая биография екимов

Краеугольным камнем своих воззрений на человеческую личность он полагал присущий ей, «способ отправляться на охоту за счастьем», иными словами, совокупность ее нравственных установок.

Будучи заложена в самой людской природе, исконная и вечная тяга к счастью при этом, в глазах Стендаля, крайне изменчива от эпохи к эпохе, всякий раз принимает особый облик в зависимости от распространенных вокруг нравов и установлений, то есть исторична.

Совет

И от уклада общества во многом зависит, следовательно, ведет ли погоня за счастьем к сердечному оскудению, закрепощает или, наоборот, освобождает ум и распрямляет души; выливается ли она в войну всех против всех или польза для каждого совмещается с пользой для всех.

В последнем случае умение энергично и честно добиваться счастья — не просто личная добродетель, но и гражданская доблесть. Подобным сопряжением лично-выгодного и граждански-полезного были отмечены, согласно Стендалю, времена недавней революции.

И это рождало натуры искренние, самоотверженные, титанические; честолюбие толкало их на поприще служения благородному делу.

Иная участь у тех, кого застигла пора пореволюционного прозябания, когда три хищника, перепуганные недавними потрясениями,— выморочное, умственно и сердечно убогое дворянство, ханжеское духовенство и бесстыжий в своей корысти торгаш — грызутся у кормушки за деньги, почести, власть. Героическая страсть не заглохла лишь в простолюдинах, хотя и их затронули растлевающие поветрия, отчего их погоня за счастьем нередко выливается в извращенное горячечное тщеславие.

Посреди этого исторического безвременья Стендаль ощущает и мыслит себя чужаком, принадлежащим к рассеянной по свету кучке «пылких душ», которые пробуют нравственно сопротивляться постылому настоящему, то оглядываясь на прошлое, чтобы

173

Оживить память о людях недюжинных, страстных в своих порывах и делах, то уповая на будущее в надежде, что оно заново придаст мощь, неподдельность и достоинство человеческому жизнечувствию.

Стендаль — поборник гражданской свободы и раскрепощенности ума постоянно оборачивается назад, чтобы от имени вчерашней революции бросить презрительный укор сегодняшнему мироустройству, родовыми схватками которого она была.

Стендаль — демократ тревожно усомнился в демократии, где верховодит буржуазный хам и стяжатель, прикрывающий собственную выгоду разглагольствованиями о равенстве, долге и благе.

Обратите внимание

Стендаль — гуманист с горечью взирает на грехопадение человека в царстве трусливой подлости и мечется в тоске между мечтой о гордом, великодушном бунтаре и усталой жаждой забыться в тихом уединении, в стороне от пошлых страстишек, раздирающих век1.

«Правда, горькая Правда». Подобно тому как преобладающая манера добиваться счастья задана обстоятельствами страны и времени, так и искусство, убежден Стендаль, изменчиво, не терпит навеки застывших правил, нерушимых канонов, подсовывания современникам поделок, рассчитанных на вкус их предков.

В споре с приверженцами классицизма Стендаль принимает сторону романтиков, выдвигая перед своими собратьями по перу задачу «давать народам такие литературные произведения, которые при современном состоянии их обычаев и верований могут доставить им наибольшее наслаждение», вместо того чтобы рабски подражать мастерам прошлого («Расин и Шекспир»).

И коль скоро французы после 1789 года пережили коренную ломку всего их бытия, им отныне не подходит театр в духе Расина, вполне уместный и оправданный когда-то, но с тех пор, по заключению Стендаля, устаревший. Скорее они ждут того крутого разворота народных судеб на подмостках, какой присущ хроникам и трагедиям Шекспира.

Впрочем, и Шекспира надлежит не просто копировать, а перенять его умение волновать широкого зрителя.

Перекликаясь с Гюго и его соратниками по романтической школе и в своей неприязни к эпигонскому классицизму, и в почитании Шекспира, Стендаль, однако, подразумевает под словом «романтизм» нечто существенно иное, чем они. Для него истинные романтики — реалисты Мериме, Беранже, памфлетист П.-Л. Курье.

«Правда, горькая правда», как гласит эпиграф к «Красному и черному»,— такова первая заповедь литературы в глазах Стендаля. Здесь все должно быть достоверно, просто и естественно, все похоже на то, что ежедневно наблюдаешь.

Следует равно избегать как выспренних красот, условных перифраз, торжественного парения слога классиков, так и гротескной фантазии, пристрастия к броской экзотике Гюго или туманной гладкописи Шатобриана и Ламартина в излияниях их неотмирных

1 О мировоззрении Стендаля см. в кн.: Реизов Б. Г. Стендаль. Философия истории. Политика. Эстетика. Л., 1974.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани – » СТЕНДАЛЬ – Часть 1 . Литературные сочинения!

Источник: http://www.testsoch.net/stendal-chast-1/

Сочинение на тему Художественные произведения Стендаля – по русскому языку и литературе

Как уже отмечалось, Стендаль был активным участником романтического движения и борцом за создание «нового искусства» во Франции. Известный критик Ш. де Сент-Бев назвал его «гусаром романтизма», имея в виду то, что в тогдашней военной тактике гусарские полки были передовыми отрядами войска, которые завязывали бои.

Сам художник, как и его младший друг и единомышленник П. Мериме, считал себя «настоящим романтиком». На это действительно были основания, ведь оба писатели придерживались в своем творчестве некоторых принципов романтизма.

Убежденность Стендаля в том, что предметом искусства современности должны быть духовная и эмоциональная жизни человека, вписывается в общую стратегию романтизма, который сконцентрировал художественное внимание на внутреннем мире личности, открыл «субъективного человека» в его глубине, сложности и неоднозначности.

Важно

Эти тенденции, присущи также творчеству Стендаля, наиболее полно и интенсивно воплотились в его вершинных романах «Красное и черное» и «Пармский монастырь».

Другим принципиально важным аспектом эстетично-художественной программы писателя, который вводит ее в общее русло романтизма, есть предоставления преимущества выражению над изображением, которое в широком понимании означало отход от «подражательных» художественных систем предыдущих эпох.

Знакомство Стендаля с романтизмом состоялось в первый итальянский период его жизни и творчества (1814-1821), когда он самоопределился как художник. В Италии писатель общается с молодыми итальянскими романтиками и сообщает друзьям, что «в Милане происходит отчаянная борьба между романтиками и классиками… Я – неистовый романтик, т.е.

я за Шекспира и против Расина, за Байрона и против Буало». Следует указать, что итальянский романтизм оказался особенно близким Стендалю и оказал на его творчество значительное влияние. Возвратившись во Францию в 1821 г., Стендаль активно включается в литературную борьбу. В 1823 и 1825 гг.

он выдает двумя брошюрами литературный манифест «Расин и Шекспир», в котором подвергает безоговорочной критике классицизм и выступает пылким поборником романтизма. Правда, в понятие «романтизм» Стендаль вкладывал содержание, которое в важных моментах не совпадало с общепринятым у французских романтиков.

Писатель называл его, как это принято у итальянцев и англичан, «романтицизмом», чтобы отмежевать от консервативных мистических течений, распространенных в французском романтизме. Романтизм для Стендаля – это прежде всего искусство современности, которое выражает его содержание и дух, в то время, как классицизм – это искусство прошлого, «маркизов XVII ст. в расшитых камзолах».

«Романтизм, – пишет он, – это искусство давать народам такие литературные произведения, которые при современном состоянии их обычаев и верований могут принести им наибольшее наслаждение. Классицизм, наоборот, предлагает им литературу, которая приносила наибольшее наслаждение их прадедам».

Чтобы быть романтиком, твердил Стендаль, надо быть смелым, собственно, надо быть новатором, открывать новые пути в искусстве, уметь рисковать, изыскивать новые средства и формы высказывания – в отличие от осторожного классициста, который ни на шаг не отступает от незыблемых правил и авторитетных установок.

Писатель решительно возражал существование неизменяемых для всех времен и народов идеалов и образцов искусства, т.е. его вневременных канонов, заявляя, что «существует столько идеалов прекрасного, сколько разных форм носа и разных характеров».

Совет

Отвергая классические каноны, Стендаль вместе с тем признавал существования «железных законов» реальности и необходимость их познания художником. Он провозглашал: «Необходимо, чтобы воображение усвоило железные законы реального мира и, соответственно, корректировалась ими».

Это выводило его за границы романтизма, для которого воображение было и средством познания мира, и художественной реализацией этого познания.

Стендаль считал, что воображение должно опираться на постижение законов реальности, на наблюдение и анализ, обнаруживал интерес и к «научным методам», в частности физиологии и психологии, а это уже те черты и тенденции, которыми характеризовался реализм, который развивался в первой половине XIX ст.

В отличие от романтиков, писатели-реалисты (отнюдь не возражая роли и значения воображения в творческом процессе) избрали путь наблюдения и изучения жизненной конкретики. Конечно, существовали объективные предпосылки и импульсы, которые направляли Стендаля на путь к реализму.

Тем не менее вектор его творческого развития (как и других писателей) не следует мотивировать исключительно общественно-историческими обстоятельствами и закономерностями литературного процесса. Не менее важная роль здесь принадлежит индивидуальному фактору, личности писателя.

Даже самые реалистичные произведения есть не только отображением действительности, а и самовыражением личности художника – его сознания, мироощущения, ментальности, темперамента, подсознания и т.п. Понятно, что и направление творческого развития писателя большой мерой зависит от его личности.

Несмотря на то, что жизнь Стендаля, по крайней мере, первая его половина, была довольно бушующей и временами даже драматической, с точки зрения внешних проявлений этого писателя навряд или можно назвать яркой личностью, ведь он не был весьма деятельным и самоотверженным в общественно-политических делах, не имел склонности жертвовать всем ради идеалов.

Впрочем, по словам одного из наилучших стендалезнавцев Б. Реизова, «на протяжении всей жизни беспрерывно и при любых условиях…» художник «раздумывал над великими проблемами бытия, о счастье, об искусстве, о человеке и обществе, о судьбе наций и об уме и рассматривал эти вопросы всесторонне, с разных, иногда неожиданных точек зрения.

Обратите внимание

В этом, если хотите, и заключается героизм этой обычной жизни, который не замечался самим Стендалем». Следует прибавить, что Стендаль ничего не хотел принимать на веру, стремясь ко всему дойти собственным умом. Чрезвычайно наблюдательный, он сразу подвергал предмет наблюдения непредубежденному анализу и высказывал суждения, которые довольно часто были непонятными современникам.

Итак, и умственный склад, и индивидуальные наклоны писателя отвечали новому, реалистическому, направлению, которое формировалось в тогдашней литературе. Стендаль был наделен сильным воображением, но стремился держать его в рамках, которые сам же и устанавливал (здесь давала себя знать классическая традиция).

Вместе с тем в процессе творчества он забывал об ограничении, давая волю воображению. Так в постоянном объединении противоположных стремлений рождались его произведения, в частности такие шедевры, как романы «Красное и черное» и «Пармский монастырь».

Так кем же в конце концов был Стендаль – романтиком или реалистом? Очевидно, единым благоприятным ответом может быть такой: и романтиком, и реалистом. Эти два направления объединялись в его творчестве, трансформируясь в неповторимый индивидуальный стиль, которому невозможно отказать в целостности и органичности. Вместе с тем надо признать, что реалистическая основа в творческой эволюции писателя приобретала ведущее содержание и значение. Первое художественное произведение Стендаля, роман «Арманс», вышел из печати в 1827 г., во времена общего увлечения историческим романом, которое в Франции пришлось на 20-те года XIX ст. Это был роман о современности, больше того, о настоящем, которое подчеркивалось и в подзаголовке: «Сцены из жизни одного парижского салона 1827 г.». Однако нужно заметить, что приведенный подзаголовок отображает лишь одну из двух основных тем произведения, которую можно определить как социально-бытовую. Второй психологической темой романа является история любви двух молодых людей, но любви невозможной. И невозможной не потому, что перед влюбленными возникают непреодолимые социальные или семейные преграды, а по причинам физиологических. «Арманс» – это любовно-психологический роман нового типа, построенный на физиологической коллизии любовной драмы, которая, как и глубокие социологические анализы, не была воспринята тогдашними читателями и критиками. Роман «Люсьен Левен» Стендаль писал уже после Июльской революции, в 1834-1835 гг., когда французское дворянство было отодвинуто в тень и к власти пришли активные и циничные дельцы, для которых темные аферы и грязные политические интриги были родной стихией. Безоговорочное господство меркантильных интересов, коррумпированность чиновников, голодные рабочие и одиночные энтузиасты-интеллигенты, которые тоже страдают от бедности, – таким явилось перед писателем общество после «знаменитых июльских дней». И Стендаль поставил перед собой цель срисовать его по возможности достовернее, в стиле, который наиболее точно вписывается в контекст реалистической литературы XIX ст.

Сочинение на тему Художественные произведения Стендаля
Стендаль Ф.
Стр. 1

Сочинение на тему Художественные произведения Стендаля
Стендаль Ф.
Стр. 2

Сочинение на тему Художественные произведения Стендаля
Стендаль Ф.
Стр. 3

Источник: http://my-soch.ru/sochinenie/171xudozhestvennye-proizvedeniya-stendalya187

Особенности творчества Стендаля, герои. Стендаль и Бальзак

Бесспорно, для современников новое литературное движение в первую очередь связывалось с именем Бальзака.

После целой эпохи романтической интроспективности, обращенности внутрь, высокомерного пренебрежения к прозе реальности – серия бальзаковских романов, пестрые будни Парижа и провинции, почти необозримое количество персонажей (все социальные слои), обостренное внимание к деталям их быта и психологии.

Эстетический эффект новой, бальзаковской прозы объясним прежде всего уже одним этим чисто психологическим эффектом восприятия по контрасту. Его отвергали и защищали равно страстно, его произведения никого не оставляли равнодушными.

Сама личность Бальзака, его судьба были типичным воплощением писательской судьбы того времени. Так и случилось, что Бальзак и современниками, и потомками рассматривался как эталон нового направления в литературе, в реализме.

На фоне неутомимой бальзаковской деятельности по описанию внешнего мира другие писатели, интересовавшиеся все-таки более психологией современного человека, по инерции рассматривались лишь как более или менее талантливые последователи романтизма – искусства субъективного – Стендаль, Мериме.

Читайте также:  Краткая биография киплинг

Лишь позже все пропорции стали на свои места, и европейские читатели и критики поняли, что сосредоточение на психологии индивида еще не означает, что писатель продолжает прежнее романтическое направление, что психологизм Стендаля, Мериме, позднего Мюссе отличается от субъективизма романтиков. Это лишь внешнее сходство, что будто и у тех и других центр внимания не на среде, а на индивиде.

На самом деле Стендаль, Мериме, Мюссе теперь анализируют не просто субъективное “я” художника, а анализируют психологию общественного индивида, человека, формируемого средой. Это и есть то, что делает их реалистами, хотя, конечно, несколько иного плана, чем Бальзак.

Важно

В этой обстановке прошла фактически незамеченной творческая деятельность писателя, которому несколькими десятилетиями позже суждено было встать вровень с Бальзаком в блестящем созвездии французских реалистов первой половины XIX в.

Но в то время у всех на устах были Ж. Санд, Гюго, Бальзак, Дюма – но не Стендаль. А вот в XX в Стендаль был признан одним из гениальных новаторов французской прозы, одной из вершин французской литературы XIX в. Чем объясняется этот парадокс? Как правило, такая судьба постигает в литературе именно новаторов, художников, в чем-то очень существенно опередивших свое время.

В анализе души героя Стендаль мог быть настолько необычен, настолько трезв и сух, что это производило впечатление некой резкой дисгармонии, странной индивидуальной причуды. Он не укладывался ни в романтический, ни в реалистический канон. Искания, смелый эксперимент – душа стендалевской прозы.

Он постоянно шел как бы поперек течения, сплошь и рядом – поперек собственных пристрастий и симпатий, стремясь не к варьированию готовых, унаследованных форм, а к воплощению неких глубинных тенденций духовного развития эпохи.

И тут если он и ориентировался на какие-то традиционные формы, то скорее на те, которые уводили глубже, назад, за эпоху романтизма к французской психологической и моралистической прозе – к Монтеню, Ларошфуко, к роману мадам де Лафайет.

Когда Стендаль в 1842 г. умер, критическая литература о нем составляла несколько отзывов, уважительных, но свидетельствующих о том, что лучшего, главного в нем как раз не оценили, и несколько кратких статей-некрологов. Стендаль оказался прямо пророком, когда однажды сказал: “Меня будут читать в 1880 г.

” Один Бальзак – еще одно свидетельство его гениальности – разглядел в нем своего достойного собрата: есть несколько благожелательных отзывов и пространный этюд о “Пармской обители”. Уже после смерти его младший друг и наследник Мериме неоднократно указывал, почему современники проглядели гений Стендаля.

Стендаль был непривычен, необычен для современников – он явно уже не романтик, но и не такой, как Бальзак. Стендаль в не меньшей мере сын своей эпохи, чем Бальзак.

Правда, он связан с нею как бы меньшим количеством нитей – но дело в том, что эти нити не всегда лежат у него на поверхности, и в чем-то они даже прочней и верней, чем у Бальзака.

Точнее говоря, Бальзак был весь сыном эпохи, писателем исторического момента; источник его литературного могущества – прежде всего в этой погруженности в эпоху. Гениальность же и глубина Стендаля в том, что он во многом заглянул дальше своей эпохи, уловил тот психологический тип художественного мышления, который утвердился в литературе позже, лишь после смерти Стендаля, его создателя.

Совет

Итак, к пониманию Стендаля надо подходить с двух сторон – от его индивидуального характера, каким он был сформирован окружающими обстоятельствами и перипетиями индивидуальной судьбы, и от общих обстоятельств эпохи Реставрации, в условиях которой он формировался.

Герои Стендаля – при всех их различиях (от Жюльена до Фабрицио и Люсьена) – это прежде всего люди, воспитанные на культе сильной, яркой и независимой личности, но волею судьбы и эпохи оказавшиеся брошенными в прозаический и лицемерный мир.

На первый взгляд это чисто романтическая коллизия: яркая личность, энтузиаст – и филистерская проза жизни. Даже тоска по прошлому налицо, правда, по ближайшему прошлому. И действительно, Стендаль в этом отношении имеет много общего с романтической литературой.

Но его отличает от классических романтиков то, что своих героев – натуры во многом, бесспорно, романтические – он помещает во вполне реальную социальную среду.

Романы Стендаля – это сплошь вариации на тему: романтический герой в реальной жизни, это сплошь почти научно-исследовательский интерес к тому, что будет, если романтического героя вынуть из романтически-условной атмосферы и поместить в атмосферу обыденную, будничную.

Но есть и еще одно отличие. У классических романтиков их положительные герои, их энтузиасты – сами по себе уже не от мира сего. Это прежде всего, как правило, художники – уже это одно выделяет их из числа других. Это очень узкий круг избранных, отмеченных печатью гения.

Стендалевские герои – романтики не по озарению свыше, не по предназначению, не люди с печатью гения на челе, а романтики по складу своего ума, просто мечтатели, люди, одержимые мечтой “о доблести, о подвигах, о славе”.

Сами по себе они – обыкновенные люди: плебеи крестьянского происхождения – Жюльен Сорель, или простодушный и даже простоватый отпрыск дворянского семейства Фабрицио, или выходец из буржуазного семейства Люсьен Левен.

Обратите внимание

Но они в то же время – люди с идеалами, с мечтами, с сильными страстями, как у Жюльена, или во всяком случае натуры подчеркнуто импульсивные, как Фабрицио. Их романтичность – не гордое сознание своего избранничества, а стремление личными заслугами добиться этого избранничества.

Они одиноки, но не так, как герои классического романтизма. Одиночество тех предопределено с самого начала, коренится в их душе уже с рождения; герои Стендаля поначалу одержимы жаждой принести пользу обществу, и к сознанию одиночества они приходят лишь в результате жестоких столкновений с реальностью.

У них одиночество не исходный пункт, а результат, не черта характера, а жизненный итог. Стендаль показывает обусловленность этого романтического одиночества вполне реальной средой, и это одна из главных черт, делающих его реалистом.

Если Шатобриан, ранний Байрон, Сенанкур, Констан ощутили болезнь века, но не раскрыли ее причины, анализируя состояние одиночества, то Стендаль демонстрирует, как романтический герой к этому одиночеству приходит.

Тема “утраченных иллюзий” сближает Стендаля гораздо больше с Бальзаком, нежели, например, с Шатобрианом или Констаном. И хотя многие исследователи XIX в. еще причисляли Стендаля к романтизму, это было результатом своеобразной критически-оптической иллюзии.

По инерции критики обращали больше внимания на самого героя и меньше – на ту среду, в которой он развивался.

Ее рассматривали просто как фон, а она была главным условием, катализатором в той химической реакции, в результате которой романтический герой, выпущенный из реторты юношеских мечтаний, был вынужден потерпеть крушение.

 Итак, Стендаль главную тему романтизма – тему одиночества, крушения личности – рассматривает и решает уже как писатель-реалист, в осознании неразрывной связи индивида со средой. Стендаль – это уже блудный сын романтизма, все философские, эстетические и этические критерии романизма он непременно проверяет реальностью.

Важно

Еще одна специфическая черта характера Стендаля, развивавшаяся с годами и повлиявшая на все его творчество: в школе Стендаль увлекался математикой и вообще точными науками.

Сам он объяснял это увлечение тем, что он больше всего ненавидит лицемерие и находит его в других науках, а в математике его встретить невозможно.

Однако тут скрыты и более глубокие причины: философские интересы Стендаля, увлечение материалистической философией французских просветителей XVII и XVIII вв. (Гельвеций, Монтескье, Кондильяк, Вольтер).

Потому и в математике его привлекла прежде всего строгость логического мышления, лежащего в ее основе. Здесь Стендаль – вполне сын своего научно-позитивистского века. Итак, с одной стороны, он подхватывает романтическую тему сильной личности, с другой – стремится к научности мировосприятия.

Так возникло специфически стендалевское сочетание эмоциональности и строгой логичности, которое составляет неотразимое обаяние его как человека и как писателя. 

Уже много позже, в XX в., Поль Валери так охарактеризовал особенность стендалевского стиля: “Он был мастером литературы абстрактной и пламенной, сухой и возвышенной одновременно”.

Это очень меткая и точная характеристика, но, согласимся, само сочетание это необычно и весьма трудно осуществимо; представьте себе стиль, в котором гармонично слились бы лед и пламень.

Вот над этой проблемой и бился всю жизнь Стендаль: чтобы “пламя” не превращалось в банальную романическую экзальтацию, но и чтобы “лед” не гасил до конца пламя.

Совет

Когда Стендаль вступает на путь художественного творчества, его идеал – дисциплинированность “пламени”, искоренение экзальтации; первое условие – чисто стилистическое: лаконичность, сдержанность, экономность в изображении чувства – и борьба с ходульной красивостью.

“Когда из литературы исчезнет фраза, тогда наступит мое время”, – говорил он о себе.

И в самом деле, что бросается в глаза в его творчестве? “Красное и черное”, итальянские хроники, новеллы Стендаля – это произведения о высоких страстях, красивых людях – но без красивых фраз! Пылкость души нейтрализуется демонстративной бесстрастностью стиля, а потом – в “Пармской обители” – еще и сухой ироничностью.

И вот это очень трудно воспринималось современниками Стендаля, и они ставили ему в упрек то, что он не обладал талантом изображения среды, деталей. В этом плане Стендаля обычно сопоставляли с Бальзаком, причем в пользу последнего. Однако интерес Стендаля размещается в иной плоскости, нежели у Бальзака.

Бальзак исходил из внешне похожей установки – необходимости научного исследования общества. Но этот принцип он применял прежде всего по отношению ко всему обществу. Объектом его масштабных писательских исследований было все общество целиком – а отсюда вытекали и конкретные задачи: прежде всего широта охвата – успеть все показать, ничего не забыть; его научный интерес направлен вширь.

У Стендаля он направлен прежде всего вглубь – его занимает глубокий анализ в первую очередь не общества, а человека, разумеется, человека, порожденного и сформированного данным обществом. И все-таки для Стендаля человек – прежде всего психологический тип, а для Бальзака он – тип социальный.

Конечно, и Бальзак показывает сложные страсти, кипящие в душе человека. Но у него, уж раз социальный тип сформировался, то страсть, лежащая в его основе, идет напролом, прямиком без отклонений.

А Стендаль показывает глубокую дислокацию страсти – “фибры сердца современного человека” – которая хоть и определена социально, но развивается еще и по своим собственным внутренним, не менее интересным законам.

Да и само понимание страсти у героев Стендаля, как мы видели, носит иной характер. Страсть у Бальзака – это страсть к успеху, прежде всего страсть к обогащению, к деньгам.

Обратите внимание

У Стендаля психология успеха имеет другую сторону – это не стремление пробиться за счет других, но теряя себя, как у Бальзака; а напротив, полагаясь на свои силы и сохраняя себя; его герои мечтают о благородном влиянии на общество.

Герои Бальзака, стремящиеся выбиться в люди, мечтают только о личном преуспевании.

Для них все средства хороши – дочери Горио не пойдут хоронить отца, они поедут на великосветский раут; а Жюльен в последнюю минуту откажется от спасения своей жизни, чтобы сохранить свое достоинство и умереть несломленным.

Такой подход к проблеме успеха имеет свои корни в этике Стендаля. Вопрос о том, каким образом в современную эпоху может проявиться человеческое величие, – главный вопрос для Стендаля. Он считает, что основная движущая сила всех человеческих поступков – стремление к личному счастью.

Причем это счастье человек может понимать по-разному; для итальянцев личное счастье – это счастье в любви. В “Пармской обители” герои романа готовы отказаться от всего – от славы, почета, богатства – ради счастья в любви.

Джинна Сансеверина все ставит на карту, вплоть до собственной чести, чтобы освободить Фабрицио; граф Моска готов тут же подать и отставку и лишиться огромных доходов, чтобы уехать с Джинной из Пармы, только чтобы она всецело принадлежала ему.

Фабрицио готов отказаться от побега из крепости, потому что тогда он лишится возможности видеть Клелию. Все ради любви – это стержень, главная пружина всех характеров романа.

Но может быть и другое представление о счастье – счастье служения обществу – гуманное честолюбие; оно движет поступками Жюльена Сореля и Люсьена Левена. Такое стремление к успеху вовсе не эгоистично, оно подразумевает, что счастье отдельного человека немыслимо без счастья других людей.

Важно

Стремление идти вглубь человеческой психологии, показать диалектику страсти, движущей человеком, обусловило иную пропорцию между героем и средой у Стендаля.

Герой Стендаля не так всецело зависит от среды, как у Бальзака.

И не только потому, что он активней сопротивляется ей, но и потому, что, по убеждению Стендаля, человеческая страсть должна изображаться еще и как самоцель. Она – достойный объект исследования сама по себе.

Источник: Карельский А.В. Метаморфозы Орфея. Вып. 1: Французская лит-ра 19 в. / М.: Российский гос. гуманит. ун-т, 1998

Источник: http://classlit.ru/publ/zarubezhnaja_literatura/stendal/osobennosti_tvorchestva_stendalja_stendal_i_balzak/97-1-0-573

Ссылка на основную публикацию