Сочинения об авторе веневитинов

Прием обманутого ожидания в творчестве Д. В. Веневитинова

/ Сочинения / Веневитинов Д.В. / Разное / Прием обманутого ожидания в творчестве Д. В. Веневитинова

  Скачать сочинение

    Поэзия Д. В. Веневитинова — одна из самых ярких, но, к сожалению, коротких страниц русской литературы. Войдя в историю как создатель одного из направлений в русском романтизме — любомудрия, Веневитинов не был обойден вниманием критики. Но работ, посвященных его творчеству, совсем немного. Основной интерес исследователей сосредоточен на теоретических статьях поэта.

Обращение к его лирике чаще всего связано со стремлением увидеть художественное воплощение теоретических постулатов. Традиционно в творчестве Веневитинова выделяется ряд тем, наиболее полно отражающих философские воззрения поэта: тайны бытия, человек и природа, высокое предназначение поэта.

    Философский характер лирики Веневитинова определяется страстью к познанию мира и человека, тайн духа и природы, связи времен.

Обратите внимание

Однако целью моей работы является не тематический анализ произведений поэта, а исследование одного из важнейших художественных средств его поэтического арсенала — приема обманутого ожидания, который легко распознается как в области содержания, так и в области формы стихотворений.

Использование данного приема объясняется особенностями философских тезисов Веневитинова, в которых передается картина мира в представлении поэта.

Для хода дальнейших рассуждений необходимо обозначить эти тезисы: всякий человек рожден счастливым, но чтобы познать свое счастье, душа его осуждена к борению с противоречиями мира; неизбежность будущего синтеза современных противоречий, примирения мысли с миром.
    Подобные взгляды определяют движение лирического сюжета многих стихотворений.

Веневитинов часто использует этот прием для того, чтобы держать читателя в напряжении. Как правило, читая первые строки, невозможно предугадать, что ждет нас в конце.
    Наличие оппозиций в окружающем мире определяет контраст как основу композиции большинства произведений поэта.

Можно выделить две основные антитезы Веневитинова: красота и гармония природы противостоит несовершенству человека, или, напротив, мысль о быстротечности жизни, ее изменчивости и неподвластности человеку, предложенная в начале стихотворения, преодолевается в финале, обманывая ожидание читателя и меняя тональность поэтических раздумий.

Действия приема обманутого ожидания можно рассмотреть на примере конкретных произведений.
    Стихотворения “Три розы” и “Жизнь” построены на основе первой антитезы, которую условно можно назвать пессимистической.

    Повествуя о судьбе трех роз, брошенных богами “в глухую степь земной дороги эмблемой райской красоты”, поэт строит свое стихотворение на контрастном взаимодействии аллегорических характеристик. Аллегория трудно поддается расшифровке, исследователи по-разному трактуют образ каждой из трех роз.

По-видимому, правы те, кто считают, что в аллегорических “розах” воплощены природа, искусство и человек. Смысл контраста — грустное утверждение вечной, непреходящей красоты природы и искусства и бренности самого прекрасного произведения природы — человека. Образы первой строфы образуют контрастные пары с третьей строфой: “Лишь только утра луч проглянет…

” — “И тщетно утра луч проглянет…”; “Свежее роза расцветет…” — “Не расцветет опять она”.
    В стихотворении “Жизнь” контраст состоит в сопоставлении молодости и старости, “заманчивого рассказа” и “пересказанной сказки”. В этом стихотворении Веневитинов движется от светлого к темному. Начало не соответствует концу. Этот путь уготовлен каждому человеку.

Важно

    Прием обманутого ожидания в этих стихотворениях продиктован мыслью об обособленности человеческого и природного бытия, но в ряде других произведений Веневитинов ищет возможность преодоления их разделенности. Показательно в этом смысле стихотворение “Веточка”.

На первый взгляд, автор сравнивает человека в океане мироздания с оторвавшейся и утонувшей веточкой (стихотворение построено на фольклорном принципе психологического параллелизма). И человек не может противостоять и сопротивляться “необоримой волне”. Все люди равны перед “дверью гробовой”.

Однако в последних строках появляется мысль о человеке не песчинке, а активном участнике природного движения, идущем к “верной цели”.
    Похожую мысль можно найти в “Послании к Рожалину”.
    Вначале мы узнаем, что лирический герой “изведал жизни море”. В молодости опасности его не пугали. Он думал, что в жизни все очень просто и он преодолеет испытания. Но это не так.

Он не познал жизни до конца. Ее невозможно узнать. Ведь жизнь — “безбрежный океан”, а жизнь человека — “утлая ладья”. Жизнь таит в себе множество тайн и подводных рифов, которые скрываются под волною.

Натыкаясь на эти рифы, не все могут их преодолеть, но это грустное убеждение опровергается в конце мыслью о том, что когда ты преодолеешь все преграды, тогда можно сказать: “Я изведал жизни море”, можно соприкоснуться с мудростью природы и загадкой бытия.

    Если в “Веточке” разочарование преодолевается знанием “верной цели”, то в “Сонете” и “Жертвоприношении” грустная мудрость бесцельности существования преодолевается идеей поэтического служения.
    В стихотворении “Жертвоприношение” поэт поклоняется своей богине, поэзии. Он всецело принадлежит ей. У него есть откуда черпать и любовь, и надежды, и вдохновение.

А это для него главное. Ему не нужны покой, беспечность, радость. Для него в “кубке счастья” нет измены, в “кубке счастья” — вдохновение. Жизнь ему изменяет, а поэзия никогда. Ожидание печальных выводов об обманчивости жизни не оправдывается, так как стихотворение завершается мыслью о верности поэзии.
    В “Сонете” Веневитинов говорит о том, что он пресытился жизнью.

Его разрушили “пламень чувств” и “душевные порывы”. И он живет одними лишь воспоминаниями. Однако он получил от жизни все, что хотел, поэтому не чувствует себя разочарованным и опустошенным. Он жил полноценной жизнью, так как у него были его муза, его творчество, его поэзия.

Совет

И хотя муза убийственна для него, хотя она требует полной самоотдачи, страданья не заслоняют от поэта того, что жизнь, конец которой он остро предощущает, не закончится вместе с его гибелью, что она вечно жива и бесконечна в других (“И, погибающий, тебя
    благословляет”). Такова последняя строка, меняющая ведущую стихотворную интонацию.

Веневитинов воспринимает смерть лишь как оборотную, естественную и неизбежную сторону бытия. Таким образом, эти произведения объединяет одна общая мысль, реализующаяся через рассматриваемый нами прием: только благодаря поэзии поэт может прожить свою жизнь полноценно.
    Реализацию приема обманутого ожидания можно увидеть и на формальном уровне. Финал стихотворений Веневитинова обычно характеризуется использованием фигуры выдвижения как способа организации текста, выделения существенных элементов. В последних строках можно наблюдать либо конвергенцию (скопление изобразительно-выразительных средств), либо смену ритма.
    Так, в последних строках стихотворения “Жизнь” использована градация, синонимический ряд резко противопоставляет эту строку всему остальному стихотворению (“Ее загадка и завязка уже длинна, стара, скучна…”). В последних четырех строках “Элегии” сосредоточены два вопросительных предложения, которых не было в основной части. Смена синтаксических конструкций привлекает внимание к риторическим вопросам, опровергающим рассказ о любовной идиллии. В стихотворении “Импровизация” в двух последних строках используется авторское тире. Являясь разрывным пунктуационным знаком, оно передает напряженность поэтической мысли (“Мне — пеною выкипеть в праведном бое, а вам — для свободы созреть, как вино!”), противостояние восторженности первой части стихотворения.
    Таким образом, контрастность и использование приема обманутого ожидания в произведениях Веневитинова определяются его мировоззрением и доминировавшей в нем идеей закономерности противоречий, из которых рождается гармония. В дальнейшем его взгляды воплотились в творчестве М.Ю. Лермонтова и Ф.И. Тютчева.

    Поэзия Веневитинова — живое, грустное, но не безнадежное раздумье поэта, ищущего смысл жизни, выходящего к человеку с открытым сердцем, переполненным страданием л тысячью мучительных вопросов, на которые нужно искать ответы. Именно поэтому она современна и интересна сегодня.

5668 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Веневитинов Д.В. / Разное / Прием обманутого ожидания в творчестве Д. В. Веневитинова

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00092001184864042530/

Литературное наследие России – Д. В. Веневитинов. Сочинения (указатель)

Сегодня – четвергъ, 28 марта 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей – 11.

Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Дмитрій Владиміровичъ Веневитиновъ († 1827 г.

)

Веневитиновъ (Дмитрій Владиміровичъ) — поэтъ, родился 14 сент. 1805 г., умеръ 15 марта 1827 г.

Несмотря на столь кратковременную жизнь, чрезвычайно богата одаренная натура Веневитинова успѣла развернуться съ такой полнотой, что его имя является тѣсно связаннымъ съ исторіей не только русской поэзіи, но и русской мысли. Происходя изъ старинной дворянской семьи, В.

уже съ дѣтства попалъ въ самыя благопріятныя условія: для будущей карьеры имѣлись въ запасѣ отличныя родственныя связи, а въ настоящемъ, когда должно было совершаться его первоначальное воспитаніе, съ одной стороны — полная матеріальная обезпеченность, съ другой — заботливое попеченіе его умной и образованной матери.

До поступленія въ университетъ В. воспитывался и получалъ образованіе дома: до восьмилѣтняго возраста его учила сама мать, а затѣмъ были приглашены наставники, изъ которыхъ особенное вліяніе оказалъ на В. умный и просвѣщенный французъ-эльзасецъ Дореръ, хорошо ознакомившій его съ французской и римской литературой.

Греческому языку В. учился у грека Байло, извѣстнаго своими изданіями нѣкоторыхъ изъ греческихъ классиковъ. далѣе>>

Д. В. Веневитиновъ († 1827 г.)

  • И. Болдаковъ. «Веневитиновъ Дмитрій Владиміровичъ». (Статья изъ Энциклопедическаго Словаря Брокгауза и Ефрона.) [СПб., 1892].

    Стихотворенія.

  • 16. Поэтъ. («Тебѣ знакомъ ли сынъ боговъ…») [СПб., 1862].
  • 22. Три розы. («Въ глухую степь земной дороги…») [«Сѣверные цвѣты». СПб., 1827].
  • 28. Жертвоприношеніе. («О жизнь, коварная Сирена…») [СПб., 1862].
  • 34. Утѣшеніе. («Блаженъ, кому судьба вложила…») [СПб., 1862].
  • 35. XXXV. («Я чувствую, во мнѣ горитъ…») [СПб., 1858].
  • 36. Поэтъ и Другъ. («Ты въ жизни только разцвѣтаешь…») [СПб., 1858].
  • 37. Послѣдніе стихи. («Люби питомца вдохновенья…») [СПб., 1862].
    Читайте также:  Сочинения об авторе дойль

    Проза.

  • 41. Бесѣда Платона съ Анаксагоромъ [СПб., 1862].
  • 42. Скульптура, живопись и музыка [СПб., 1862].
  • 43. Утро, полдень, вечеръ и ночь [СПб., 1862].
  • 44. Нѣсколько мыслей въ планъ журнала [СПб., 1862].
  • 45. Три эпохи любви (отрывокъ изъ романа) [СПб., 1862].
  • 46. Письмо къ графинѣ N.N. (А. И. Трубецкой) о философіи [СПб., 1862].
  • 47. Разборъ разсужденія г. Мерзлякова «о началѣ и духѣ древней трагедіи» и проч., напечатаннаго при изданіи его подражаній и переводовъ изъ греческихъ и латинскихъ стихотворцевъ [СПб., 1862].
  • 48. Analyse d’une scène détachée de la tragédie de Mr. Pouchkin, insérée dans un Journal de Moscou (Московскій Вѣстникъ) [СПб., 1862].
  • Наверхъ / Къ титульной страницѣ

    Источник: http://lib.russportal.ru/index.php?id=authors.venevitinov

    Дмитрий Веневитинов. Скачать или читать новинки и популярные книги автора

    Родился: 14 (26) сентября 1805 (Москва)
    Дата смерти: 15 (27) мая 1827 (Петербург)

    ВЕНЕВИТИНОВ, ДМИТРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ (1805–1827), русский поэт, философ, критик. Родился 14 (26) сентября 1805 в Москве в знатной дворянской семье.

    Отец умер, когда Веневитинову было 9 лет. По материнской линии Веневитинов был дальним родственником А.С.Пушкина.

    Получил прекрасное домашнее образование, знал латинский и древнегреческий языки, изучал философию, русскую и западноевропейскую литературу, живопись, музыку.

    Обратите внимание

    В 1822 поступил вольнослушателем в Московский университет, где посещал занятия профессора М.Г.Павлова и под его влиянием увлекся философией Шеллинга.

    Окончив университет в 1824, Веневитинов поступил в московский архив министерства иностранных дел и стал членом «Общества любомудрия» во главе с В.Ф.Одоевским.

    «Любомудры» придавали большое значение философии, которая, как писал Веневитинов, должна заставить Россию «развить свои силы и образовать систему мышления».

    Романтический характер миросозерцания Веневитинова нашел выражение в понимании им смысла философского познания: «Философия есть истинная поэзия, а истинные поэты были всегда глубокими мыслителями, были философами». Веневитинов воспринял шеллинговско-романтическую идею универсальной органичности мира («абсолютного организма»).

    Задачи философии не ограничиваются, по Веневитинову, только пониманием существенных закономерностей реальности, но предполагают достижение глобальных космических и исторических целей: «Цель всякого познания, цель философии есть гармония между миром и человеком».

    Такого рода «гармонизация» достигается благодаря происходящему в истории процессу философского «самопознания», о котором мыслитель-романтик писал с огромным воодушевлением: «Самопознание – вот идея, одна только могущая одушевить вселенную; вот цель и венец человека».

    В романтическом ключе истолковывал Веневитинов суть художественного творчества, которое в своем историческом развитии проходит три стадии, связанные с особенностями исторических эпох: эпохе гармоничной юности человечества соответствует в искусстве стадия эпической поэзии (Гомер), эпоха «разлада» между человеком и миром находит отражение в лирической поэзии, а будущая вселенская гармония должна вызвать к жизни новые, «синтетические» (эпос и лирика) формы искусства.

    В 1825 Веневитинов опубликовал свою первую статью Разбор статьи о «Евгении Онегине», о которой Пушкин написал: «Это единственная статья, которую я прочел с любовью и вниманием. Все остальное – или брань, или дичь». Веневитинов-критик считал необходимым «оценять словесность степенью философии времени».

    После восстания декабристов 1825 Веневитинова подозревали в участии в заговоре, но обвинение не было доказано и, проведя некоторое время под арестом, он был отпущен. В 1827 он опубликовал свои первые стихи Любимый цвет и Три розы. Поэт переживал безответную любовь к З.

    Важно

    Волконской, и это сказалось в элегически-разочарованном тоне его стихов. Вольнолюбивые мотивы также являлись важной составляющей поэзии Веневитинова (поэма Новгород, 1826, и др. стихи). В его поэзии чувствовалось влияние И.В.Гёте и Дж.Г.Байрона.

    В 1829 он перевел драматические поэмы Гете Земная участь художника и Апофеоз художника, а также несколько фрагментов из Фауста.

    Как и другие бывшие любомудры, Веневитинов сотрудничал в журнале «Московский вестник», основанном в 1827. В 1826 переехал в Петербург и начал служить в министерстве иностранных дел. Одновременно работал над романом Владимир Паренский (отрывки опубл. 1829), который не успел завершить.

    Умер Веневитинов в Петербурге 15 (27) мая 1827. Вскоре после его смерти было издано собрание его сочинений – Стихотворения (1829) и Проза (1830).

    Книги автора Дмитрий Веневитинов

    В книге впервые воспроизводятся рисунки Д.В. Веневитинова.В книге впервые полностью воспроизведено первое издание (в двух частях) сочинений Д.В. Веневитинова (1805-1827) в стихах (М., 1829) и прозе (М.,…

    Источник: https://itexts.net/avtor-dmitriy-vladimirovich-venevitinov/

    К 210-летию со дня рождения дмитрия владимировича веневитинова

    «Проживи Веневитинов хотя десятью годами более – он на целые десятки лет двинул бы вперёд нашу литературу…».
    Н. Г. Чернышевский

    Дмитрий Владимирович Веневитинов (14 (26) сентября 1805 – 15 (27) марта 1827) – русский поэт, переводчик, прозаик.

    Дмитрий Владимирович Веневитинов родился в Москве. Его отец, отставной прапорщик Семёновского полка Владимир Петрович Веневитинов (1777-1814), происходил из богатой воронежской дворянской семьи. Мать, Анна Николаевна, происходила из княжеского рода Оболенских-Белых. Через неё Дмитрий Веневитинов был в дальнем родстве (четвероюродным братом) с А. С. Пушкиным.

    Веневитинов получил классическое домашнее образование, в 1822-1824 гг. как вольнослушатель посещал лекции в Московском университете. Увлекался не только историей, философией и теорией словесности, но и математикой и естественными науками.

    Сдав экзамены за курс университета, в 1824 году поступил на службу в Московский архив Коллегии иностранных дел, но главным его занятием была литература. К этому времени он уже был автором нескольких стихотворений, по преимуществу вольно перелагавших античных и новоевропейских авторов.

    Веневитинов был одним из организаторов московского «Общества любомудрия», которое ставило своей целью изучение идеалистической философии и романтической эстетики.

    В ноябре 1826 года Веневитинов перебрался из Москвы в Петербург, поступив на службу в Азиатский департамент Министерства иностранных дел. При въезде в Петербург поэт был арестован по подозрению в причастности к заговору декабристов. Он провёл три дня под арестом на одной из гауптвахт Петербурга.

    Пребывание вдали от родных и друзей угнетало поэта. Кроме того, Веневитинов сильно простудился, что привело к ранней смерти 15 (27) марта 1827 года, по-видимому, от тяжёлой пневмонии. Тело было отправлено в Москву. Похоронили Веневитинова 2 апреля 1827 года на кладбище Симонова монастыря в Москве.

    На похоронах были Пушкин, Мицкевич и другие друзья поэта.

    В своей литературной деятельности Веневитинов проявил разносторонние дарования и интересы. Его романтическая поэзия насыщена философскими мотивами.

    Совет

    Многие стихи посвящены высокому назначению поэзии и поэта, культу дружбы: «Поэт» (1826), «Поэт и друг» (1827).

    Он посвящал стихи друзьям, близким людям, возлюбленной Зинаиде Волконской: «К моей богине» (1826), «Элегия» (1827), «Завещание» (1826).

    Веневитинов завещал в час кончины надеть ему на палец перстень – подарок Зинаиды Волконской. Когда он впал в забытьё, перстень надел на его палец А. С. Хомяков. В 1930-е годы, при сносе Симонова монастыря, тело Д. В. Веневитинова было эксгумировано и перезахоронено на Новодевичьем кладбище. При эксгумации перстень был снят с пальца поэта и сейчас хранится в Литературном музее.

    Веневитинов был не только поэтом, но и переводчиком, прозаиком, писал литературно-критические статьи, переводил произведения Э. Т. А. Гофмана, И. В. Гёте и других. Также он был известен как одарённый художник, музыкант, музыкальный критик.

    Имя Дмитрия Веневитинова тесно связано с нашим краем. У Веневитиновых были владения в Воронежской губернии. В детстве Дмитрий вместе с родителями гостил в «родовом гнезде» – в Новоживотинном. После смерти отца семья Веневитиновых перестала приезжать в имение.

    Но в августе – сентябре 1824 года вместе с младшим братом Алексеем Дмитрий Веневитинов посетил Воронеж и свое воронежское имение. В Новоживотинном он прожил около месяца, часто вспоминал детство, писал письма матери и сестре Софье, сочинял стихи.

    Сейчас здесь расположен памятник федерального значения – Музей-усадьба Д. В. Веневитинова.

    В 1994 году в окраинной зоне Коминтерновского района Воронежа была образована новая улица – Веневитинская. В 2005 году в честь 200-й годовщины Дмитрия Веневитинова на территории Музея-усадьбы Д. В. Веневитинова был открыт памятник поэту.

    Произведения Д. В. Веневитинова

    Веневитинов Д. В. Полное собрание сочинений / Д. В. Веневитинов ; под ред. А. П. Пятковского. – Санкт-Петербург : Типография О. И. Бакста, 1862. – 264 с.

    Обратите внимание

    Полное собрание сочинений поэта, изданное в 1862 году в петербургской типографии Бакста под редакцией А. П. Пятковского, содержит также портрет автора, факсимиле и статьи о его жизни и сочинениях.

    Веневитинов Д. В. Стихотворения / Д. В. Веневитинов. – Москва : Советская Россия, 1982. – 174 с. – (Поэтическая Россия).

    Веневитинов Д. В. Стихотворения. Поэмы. Драмы / Д. В. Веневитинов. – Москва : Художественная литература, 1976. – 128 с.

    В книги поэта вошли его избранные произведения.

    Веневитинов Д. В. Стихотворения // Антология русской поэзии. – URL: http://www.stihi-rus.ru/1/Venevitinov/.

    Поэты пушкинской поры : избранные стихотворения. – Москва ; Ленинград : Детгиз, 1949. – 286 c. – (Школьная библиотека).

    В сборник вошли избранные стихи шестнадцати наиболее крупных поэтов пушкинской поры, в том числе Дмитрия Веневитинова.

    Русская поэзия первой половины XIX века. – Москва : Слово, 2001. – 765 с. – (Пушкинская библиотека).

    В книге представлено творчество пятидесяти шести поэтов самых разных направлений, в том числе и Дмитрия Веневитинова (с. 379–389).

    Литература о жизни и творчестве Д. В. Веневитинова

    Читайте также:  Краткая биография андреев

    Акиньшин А. Н. Воронежское дворянство в лицах и судьбах : историко-генеалогические очерки с приложением Перечня дворянских родов Воронежской губернии / А. Н. Акиньшин, О. Г. Ласунский. – Изд. 2-е, перераб. и доп. – Воронеж : Центр духовного возрождения Черноземного края, 2009. – 432 с.

    В книге воронежских ученых представлены биографии дворянских родов Воронежской губернии, живших на территории края до 1917 года.

    Веневитиновы и Станкевичи, Раевские и Тулиновы, Потаповы и Сомовы… Поэты и просветители, фабриканты и военные.

    Среди иллюстраций можно найти рисунки брата поэта Дмитрия Веневитинова Алексея Владимировича, запечатлевшего в середине XIX века виды села Новоживотинное.

    Будаков В. В. Поэт-философ Дмитрий Веневитинов / В. В. Будаков // Воронеж : Русский провинциальный журнал. – Воронеж, 2003. – Спец. вып. : День славянской письменности и культуры. – С. 118.

    Будаков В. В. «Рано умереть, но жить…» (Дмитрий Веневитинов) / В. В. Будаков // Подвижники русского слова / В. В. Будаков. – Воронеж, 2007. – С. 110–116.

    Книга «Подвижники русского слова» – лирические очерки о писателях и поэтах, жизнью и творчеством породненных с черноземным краем, среднерусской полосой. Один из очерков посвящен Дмитрию Веневитинову.

    Веневитинов Дмитрий Владимирович // Литературная карта Воронежской области. – URL: http://lk.vrnlib.ru/?p=persons&id=66.

    Дмитрий Веневитинов. Усадьбы Веневитиновых. Творческое наследие поэта / [вступ. ст. Е. Г. Новичихина]. – Воронеж : Центр духовного возрождения Черноземного края, 2010. – 215 с.

    Имя поэта тесно связано с Воронежским краем: четыре помещичьи усадьбы рода Веневитиновых находились в Рамони – на живописных донских берегах. Мир дворянской усадьбы удалось сохранить только в селе Новоживотинное.

    Важно

    В этой книге предлагается не только знакомство с биографическими материалами и творчеством замечательного поэта, критика, философа.

    Читатель впервые сможет заглянуть во все четыре усадьбы, узнать их историю и современное бытование, пройтись по залам дома-музея Д. Веневитинова.

    Жихарев В. В плену «царицы муз и красоты» : (Дмитрий Веневитинов и Миньято Риччи) / В. Жихарев // Подъем. – Воронеж, 2012. – № 12. – С. 218–223.

    Очерк Виталия Жихарева привносит новые детали в историю любви двадцатилетнего русского поэта Дмитрия Веневитинова к Зинаиде Волконской, которая, в свою очередь, была увлечена итальянским камерным певцом графом Миньято Риччи.

    Ласунский О. Г. Веневитинов Дмитрий Владимирович / О. Г. Ласунский // Воронежская энциклопедия : [в 2 томах] / [гл. ред. М. Д. Карпачев]. – Воронеж , 2008. – Т. 1. – С. 126.

    Мордовченко Н. И. Веневитинов и поэты-любомудры / Н. И. Мордовченко // История русской литературы : в 10 т. – Москва ; Ленинград, 1953. – Т. 6 : Литература 1820-—1830-х годов. – С. 448–459. – URL: http://feb-web.ru/feb/irl/il0/il6/il6-4482.htm. 

    Статья на сайте Фундаментальной электронной библиотеки (ФЭБ) «Русская литература и фольклор» рассказывает о литературно-философском кружке «Общество любомудрия» (1823–1825 гг.). Веневитинов принимал активное участие в организации и работе кружка. Члены кружка занимались изучением немецкой идеалистической философии.

    Музей-усадьба Д. В. Веневитинова. – http://muzeinikitin.vzh.ru/muzej-usadba-d-venevitinova.

    Музей-усадьба Д. В. Веневитинова // Литературная карта Воронежской области. – URL: http://lk.vrnlib.ru/?p=post&id=4.

    Музей-усадьба Д. В. Веневитинова, открытый в 1994 году, – памятник федерального значения, одна из немногих сохранившихся в России дворянских усадеб XVIII века. Музей расположен в селе Новоживотинное Рамонского района Воронежской области.

    В его экспозиции – убранство залов знатной дворянской усадьбы XIX века и всё, связанное с родом Веневитиновых. Музей включает в себя двухэтажный особняк (1760-1770 гг.), флигель (1887 г.), парковую зону с прудом.

    В 2005 году на территории усадьбы был открыт памятник поэту.

    Новичихин Е. Новоживотинное / Е. Новичихина. – Воронеж : Центрально-Черноземное книжное издательство, 1994. – 114 с. – (Земля Воронежская. Энциклопедия городов и сел).

    Книга рассказывает о селе Воронежской области, берущем свое начало во второй половине XVII века. С историей этого села тесно связана судьба поэта Дмитрия Веневитинова.

    Поэт и философ Дмитрий Веневитинов // Истоки. Этнокультурные особенности Воронежского края. – Воронеж, 2014. – С. 147–148.

    Статья из сборника, рассказывающего об этнокультурных особенностях нашего края, о жизни и традициях наших предков, о людях, связанных с воронежской землёй.

    Удодов Б. Дмитрий Владимирович Веневитинов / Б. Удодов // Воронежцы : знаменитые биографии в истории края. – Воронеж, 2007. – С. 116–120.

    Чернышев М. А. «В душе неразгаданной думы тая…» / М. А. Чернышев. – Саратов : Заволжье, 1992. – 280 с.

    Совет

    Книга рассказывает о жизни и творчестве известного поэта XIX века Дмитрия Веневитинова.

    Источник: http://library.vsau.ru/?page_id=6991

    Дмитрий Веневитинов: первый подступ к созданию русского философского языка

    Конечно, очень трудно определить, кто в истории русской философии делает первый подступ к созданию русского философского языка, потому что вопрос о создании философского языка —  это вопрос о создании самой философии. Но с какого бы события или с какой бы фигуры мы ни начали историю русской философии, мы всё равно будем недовольны.

    Несомненно, и до Дмитрия Веневитинова и любомудров были в России умы, которые задавались вопросом о том, как говорит философия и что следует сделать для того, чтобы она заговорила в России.

    Впервые же задачу создать русский философский язык провозгласили именно любомудры во главе с Веневитиновым — именно поэтому они определённо являются пусть и не главными, но всё же героями дискурса русского философского языка.

    С наивностью и юношеским запалом любомудры взялись за дело русской философии и предвосхитили многие дальнейшие её ходы, привнеся свой вклад как в лексику, так и в саму философию. Но главное то, что они обнажили саму философскую страсть/ведомость и показали, что и в России есть место для философии и что она уже давно силится высказать себя в русском этосе.

    Александр Сергеевич Пушкин сетовал на то, то в России нет метафизического языка. В России конца XVIII-начала XIX вв. и вправду не было собственного философского языка, и наш поэтический гений тонко это подметил. Рецепция античной и европейской философии (французской), которую предприняли классицисты, по большей части оказалась подражанием, к тому же подражанием литературным.

    Не отрицая культурной значимости русского классицизма в развитии русской словесности, тем не менее мы должны признать, что почти ничего ценного в философии русский классицизм не породил. Тем более на этом фоне становится знаменательна попытка Веневитинова создать русский философский язык, который имел в виду Пушкин, называя его «метафизическим языком».

    Пушкин впервые в русской философской мысли употребляет термин «метафизический» в смысле не ироничном, но серьёзном. Виктор Владимирович Виноградов замечает это и подкрепляет примерами: «Это значение у Пушкина шире и глубже, чем у его современников.

    Обратите внимание

    Сравним пояснение слова метафизический у Петра Вяземского: “Писатель в России, когда он не с пером в руках, не в книге своей, есть существо отвлеченное, метафизическое”. Ср. у Карамзина в письме к И. И. Дмитриеву (от шестого июня 1817 года): “Новосильцев излишне мудрит в словах и любит метафизические фразы”, или в письме к нему же от восьмого декабря 1824 года: “Он (Мих. Ив.

    Полетика)… сел с своими обедать, почувствовал дурноту, лег, захрапел и заснул вечным сном. Грустно оставшимся, но такая смерть хороша и достойна метафизика: ты знаешь, что Мих. Ив. написал метафизическую книгу” и др. под.

    » Слово «метафизический», как видим, до Пушкина было синонимом слову «мечтательный», «оторванный от жизни», — оно не употреблялось в собственно философском смысле, и заслуга Пушкина в том, что он вернул слову его собственное значение, и вместе с тем обозначил задачу построения русского философского языка — задачу говорить о предметах метафизических.

    Эту задачу пытался осуществить Веневитинов, для которого уже слово «метафизический» было лишено житейско-бытового обозначения мечтательности.

    И сам Веневитинов был лишен этой мечтательности в смысле оторванности от жизни. Жизнь русской мысли он чувствовал очень хорошо.

    Виссарион Григорьевич Белинский замечал о нём: «…в его стихах просвечивает действительно идеальное, а не мечтательно идеальное направление…»

    Философию Веневитинов видит в мире, мир – в философии. Он видит философский мир, в котором нам не пройти мимо вопроса о собственном бытии

    Владимир Вениаминович Бибихин писал, что «поэзия несет службу мысли в России вернее, чем философия». Ежели вспомнить афоризм Веневитинова «Философия есть истинная поэзия», то всё встанет на свои места. Каков язык философии? — спрашиваем мы.

    Может ли поэзия исполнять роль языка для философии? Философия для Веневитинова больше, чем какая-то конкретная её форма — европейская философия просвещения или немецкая классическая и т.д.

    , и даже выражение Мартина Хайдеггера о том, что поэзия — родная сестра философии, здесь не работает, потому что Хайдеггер под философией всё же понимал форму принимающего познавания (сказывания) мира, которая в чем-то схожа с поэзией, а Веневитинов понимал философию как нечто лежащее в основании нашего мира (хотя в каком-то смысле эта фраза Веневитинова предвосхищает фразу Хайдеггера, быть может, даже содержит в своём синкретизме дальнейшую дифференциацию хайдеггеровской фразы, ср.: «философия и есть поэзия» –> «философия, как и поэзия…»). Философию Веневитинов видит в мире, мир – в философии. Он видит философский мир, в котором так или иначе нам не пройти мимо вопроса о собственной судьбе, о собственном бытии. И как бы мы ни пробовали говорить об этом бытии, вместе с нами будет говорить философия — вернее, она будет говорить через нас: поэзией, религией или какой-либо конкретной философской теорией… И тогда языком философии может быть и поэзия, и, быть может, именно поэзия оказывается самым удачным языком для философии из всех возможных языков.

    Важно

    С этой точки зрения становится понятным не только обращение Веневитинова к поэзии, но также и его пристальное внимание к русской литературе и обращение к литературной критике. В литературную критику Веневитинов идёт как философ, и в своих критических разборах он говорит не как критик, но как философ, исходя из своих философских взглядов.

    Так, в полемике о «Евгении Онегине» Веневитинов высказывает своё представление о народности, и, как замечает Михаил Александрович Чернышев, он «непривычно для современной ему критики использовал это определение в оценке литературного произведения, расширяя тем самым границы критического анализа, как бы предлагая еще один надежный критерий в определении значимости того или иного явления литературы». Получается так: Веневитинов вносит понятие народности в критический разбор и тем самым даёт критерий для оценки произведения, но ведь это расширение границ литературной критики возможно только посредством предшествовавшего философского рассмотрения понятия народности, которое проделывает Веневитинов. Критика Веневитинова в итоге играет роль пролога к его философии или даже ко всей русской философии вообще. По меткому замечанию литературоведа Цветана Тодорова, литературная критика в лучших своих формах всегда стремится стать литературой. Пример Веневитинова доказывает это: он и критик, и литератор одновременно. И вместе с тем (и прежде всего) он философ. Далее, плоха та философия, которая не просится в поэзию, как говорил Василий Розанов, и вот, пожалуйста: Веневитинов — поэт. Затем здесь уместно вспомнить такое свойство русской философии, как литературоцентризм, который, как правило, делает акцент не только на характеристике русской философии, но и на её генезисе: русская философия рождается из русской литературы. И венчает этот генезис русской философии веневитиновский афоризм —  «Философия есть высшая поэзия». В итоге получается такая картина: философия — критика — литература/поэзия — философия. В смысле: проделанная (интуитивно, т.е. изначально) философская работа, которая используется в литературной критике и расширяет границы её, позволяет литературной критике сделать рывок к литературе, которая начинает исполнять функции философии и в итоге рождает из себя специфический философский язык.

    Читайте также:  Сочинения об авторе гранин

    Задача создать русский философский язык — это задача создать русскую философию. Мало говорить философским языком — надобно, чтобы было о чём говорить при помощи этого языка

    И тем не менее, несмотря на то, что философия положена Веневитиновым в основание мира, он прекрасно понимает, что не всяким языком она может быть высказана. Да и не всякая поэзия будет выражением высших философских напряжений.

    Веневитинов прекрасно понимает, что задача создать русский философский язык — это задача создать русскую философию. Мало говорить философским языком — надобно, чтобы было о чём говорить при помощи этого языка.

    Более того, мы тогда только и можем говорить языком философии, когда у нас есть, о чём сказать. Итак, Веневитинов видел свою задачу в создании русского философского языка и как следствие — в создании русской философии вообще. Но эта задача — задача поколений, задача целой культуры.

    Она не под силу одному человеку, пусть даже философу. И Веневитинов набрасывает стратегию для русской словесности, попутно обвиняя эту словесность в подражательности и в отсутствии правил.

    «У всех народов самостоятельных, — пишет философ, — просвещение развивалось из начала, так сказать, отечественного: их произведения, достигая даже некоторой степени совершенства и входя, следственно, в состав всемирных приобретений ума, не теряли отличительного характера.

    Россия все получила извне; оттуда это чувство подражательности, которое самому таланту приносит в дань не удивление, но раболепство; оттуда совершенное отсутствие всякой свободы и истинной деятельности».

    Совет

    Отсюда задача — вглядеться в свой собственный язык, а не подражать языку чужому; а мы, сокрушается Веневитинов, «получили форму литературы прежде самой её существенности».

    И философ предлагает на время вовсе исключить Россию из движения мировой мысли и поместить русскую мысль в мировой философский контекст как бы без права голоса, дабы она в одиночку заново столкнулась со всеми философскими вопросами в их начале, своими силами дала им постановку и разрешение.

    Сравните, как это созвучно с замечанием Бибихина, которое он сделал спустя почти 200 лет после Веневитинова в своей работе «Язык философии»: «Речь вовсе не о том, чтобы повести русскую мысль и русскую словесность на завоевание каких-то новых рубежей. Наше дело понять (и принять) то, что есть. В принимающем понимании, пусть горьком и растерянном, все равно будет больше философии чем в классификации, проектировании и конструировании».

    Если философия лежит в основе мира, то она одна на всех

    Точно так же и Веневитинов, предлагая стратегию развития русской философии, предлагает в первую очередь не проект, но совет вглядеться в свою собственную мысль через наблюдение за тем, как эта мысль будет самостоятельно ставить и разрешать философские вопросы.

    Бибихин далее пишет слова, с которыми Веневитинов однозначно согласился бы: «Нашей мысли пора быть настолько нашей, чтобы быть мыслью просто. Нашему языку пора уже давно быть языком не русской философии, не философии в России, а философии вообще».

    Но суть в том, что мысль и её язык тогда лишь становятся всеобщими, когда они вполне национальны, когда они вполне вобрали в себя от своих родных просторов и лишь через это стали способны высказать нечто о мире как таковом.

    Веневитинов это прекрасно понимал, и когда он призывал создавать русский философский язык, то свою задачу в пределе он видел в создании философского языка как такового, ибо если философия лежит в основе мира, то она одна на всех.

    Список литературы

    1. Бибихин В.В. Язык философии. — М.: Языки славянской культуры, 2002
    2. Бибихин В.В. Слово и событие. Писатель и литература. Отв. ред и сост. О.Е.Лебедева. — М.: Университет Дмитрия Пожарского, 2012. с.84
    3. Веневитинов Д.В.

      Полное собрание сочинений, изданное под редакцией А.П.Пятковского. С приложением портрета автора, факсимиле и статьи о его жизни и сочинениях. — С.Петербург, в типографии О.И.Бакста, Офицерская , № 4, 1862.

    4. Веневитинов Д.В. О состоянии просвещения в России.
    5. Виноградов В.В.

      История слов.  М.: Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН, 1999

    6. Хомяков А.С. Д.В.Веневитинов.
    7. E. A. Маймин. Дмитрий Веневитинов и его литературное наследие.
    8. Чернышев М.А. «В душе неразгаданной думы тая…». О жизни и творчестве Дмитрия и Веневитинова.

       — Саратов: ИИЦ ГКПО «Заволжье», 1992

    Примечания

    Источник: http://eroskosmos.org/dmitry-venevitinov-russian-philosophical-language/

    Веневитинов, Дмитрий Владимирович, творчество, сочинения, проза, поэзия, издания, библиография

    Поэт умер 15 г. в Петербурге, по-видимому от тяжелой пневмонии, не дожив до 22 лет. Похоронен на кладбище Симонова монастыря в Москве.

    Он завещал надеть ему на палец в час кончины перстень из Геркуланума – подарок Зинаиды Волконской. Когда он впал в забытье, перстень надели на его палец. Но вдруг Веневитинов очнулся, спросил: «Разве меня венчают?» И умер.

    На похоронах были А. Пушкин и А. Мицкевич. Перезахоронен в 1930-е гг. на Новодевичьем кладбище.

    Творчество

    В своей литературной деятельности Веневитинов проявил разносторонние дарования и интересы. Он был не только поэтом, но и прозаиком, писал литературно-программные и критические статьи (известна его полемика с Н.

     А. Полевым по поводу 1 главы пушкинского «Евгения Онегина»), переводил прозаические произведения немецких авторов, в том числе Гёте и Гофмана (Е. А. Маймин. «Дмитрий Веневитинов и его литературное наследие». 1980).

    Веневитиновым было написано всего около 50 стихотворений. Многие из них, особенно поздние, наполнены глубоким философским смыслом, что составляет отличительную черту лирики поэта.

    Обратите внимание

    Центральная тема последних стихотворений Веневитинова—судьба поэта. В них заметен культ романтического поэта-избранника, высоко вознесенного над толпой и обыденностью:

    …Но в чистой жажде наслажденья

    Не каждой арфе слух вверяй

    Не много истинных пророков

    С печатью власти на челе,

    С дарами выспренних уроков,

    С глаголом неба на земле.

    Ряд стихотворений Веневитинова 1826—1827 гг., написанных за несколько месяцев до смерти поэта («Завещание», «К моему перстню», «Поэт и друг») можно с полным правом назвать пророческими. В них автор словно предвидел свою раннюю кончину:

    …Душа сказала мне давно:

    Ты в мире молнией промчишься!

    Тебе всё чувствовать дано,

    Но жизнью ты не насладишься.

    Веневитинов был также известен как одаренный художник, музыкант, музыкальный критик. Когда готовилось посмертное издание, Владимир Одоевский предлагал включить в него не только стихотворения, но и рисунки, и музыкальные произведения: «Мне бы хотелось издать их вместе с сочинениями моего друга, чудно соединявшего в себе все три искусства».

    Сочинения

    Проза

    • «Скульптура, живопись и музыка»,
    • «Утро, полдень, вечер и ночь»,
    • «Беседы Платона с Александром»

    Поэзия

    • XXXV («Я чувствую, во мне горит…») 1827
    • Веточка
    • Домовой
    • Евпраксия
    • Жертвоприношение
    • Жизнь
    • Завещание
    • Знамения перед смертью Цезаря
    • Италия
    • К друзьям на Новый год
    • К друзьям
    • К изображению Урании
    • К любителю музыки
    • К моей богине («Не думы гордые вздымают…») 1827
    • К моему перстню («Ты был отрыт в могиле пыльной…») 1826
    • К Пушкину
    • К С[карятину]
    • К. И. Герке (В вечерний час уединенья…)
    • Кинжал
    • Крылья жизни
    • Люби питомца вдохновенья…
    • Любимый цвет
    • Моя молитва
    • На Новый 1827 год
    • Новгород
    • Освобождение скальда
    • Песнь грека
    • Песнь Кольмы
    • Песня Клары
    • Послание к Р[ожали]ну (Оставь, о друг мой…)
    • Послание к Р[ожали]ну (Я молод, друг мой…)
    • Последние стихи («Люби питомца вдохновенья…») 1827
    • Поэт и друг («Ты в жизни только расцветаешь…») 1827
    • Поэт
    • Сонет (К тебе, о чистый Дух…)
    • Сонет (Спокойно дни мои…)
    • Три розы («В глухую степь земной дороги…») 1826
    • Три участи
    • Утешение
    • Четверостишие (Я слышал, камены…)
    • Четыре отрывка из неоконченного пролога
    • Элегия («Волшебница! Как сладко пела ты…») 1827
    • Я чувствую, во мне горит…

    Издания

    • «Сочинения Д. В. В.» (1829),
    • «Полное собрание сочинений Д. В. Веневитинова», под редакцией А. В. Пятковского. СПб., 1862
    • «Стихотворения Веневитинова» (1884)

    Библиография

    • Кошелев А. И., Литературные записки. — Берлин, 1884.
    • Барсуков Н., Жизнь и труды Погодина. — СПБ., 1888—1899 (см. по указателю при последнем XXII т.).
    • Пятковский А. П., Кн. Одоевский и Веневитинов, 3-е изд. — СПБ., 1901.
    • Бобров Е., Литература и просвещение в России XIX в., т. I. — Казань, 1901.
    • Котляревский Н., Старинные портреты. — СПБ.

      , 1907.

    • Бобров Е., Философия в России, сб. II и Известия отделения русск. яз. и словесн., т. XV, кн. 1. — СПБ., 1910.
    • Сакулин П. Н., Из истории русского идеализма, кн. В. Ф. Одоевский, т. I. — M., 1913.
    • Шпицер С., Материалы для биографии Веневитинова // «Голос минувшего». — № 1. — 1914.
    • Оксман Ю., Цензурные материалы о Веневитинове // «Лит-й музеум». — I. — П.

      , 1921.

    • Стратен В. В., Веневитинов и «Московский вестник», Известия отделения русск. яз. и словесн. Р. А. Н., т. XXIX. — Л., 1924.
    • Мордовченко Н. И., Русская критика первой четверти XIX в. — М. — Л., 1959.
    • История русской литературы XIX в. Библиографический указатель. — М. — Л., 1962.
    • Каменский З. А. Московский кружок любомудров. — М., 1980. — 327 с.

    Источник: http://www.cultin.ru/writers-venevitinov-dmitrijj-vladimirovich-p2

    Ссылка на основную публикацию